устав проекта знакомство с администрацией роли f.a.q фандом недели нужные персонажи хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

проснулся в восемь утра
думаю: "закрою шторы и поваляюсь еще пять минут"
открываю глаза - ОДИННАДЦАТЬ УТРА, БЛТ
классно пять минут прошли, просто нет слов © Adrien Agreste

Финские пограничники приняли яхту из России за «трехголового монстра» © Dipper Pines

когда вместо "финские" прочитала "филингские" и несколько секунд не могла понять, что ещё за пограничники на филинге и зачем они это делают © Ochako Uraraka

пограничники - это модераторы
а российская яхта - это гэвин и диппер, когда они творят какую-нибудь хрень хд © Dipper Pines

Смотрю на список релизов игр, которые я ПРЯМ ЖДУ.
Надо выкинуть из расписания всякое ненужное.
Ну, типа... СОН.
СОН НЕ НУЖЕН - ТОЧНО. © The Hunter

сижу и облизываю картиночку с коллекционкой сайберпанка77. хочу фигурку. и кейс. и вот это всё. уже готов отдавать деньги. © Brock Rumlow

Судя по грохоту, на потолке кто-то упал.
Кто-то или что-то. © Alice Morgan

зарплата пришла! © Izuku Midoriya

Бартон, а Бартон.
А запусти теперь стрелу себе в жопу самостоятельно.
Я ХОЧУ НА ЭТО ПОСМОТРЕТЬ © James Barnes

доказательство того, что Бартон тянет кота за яйца и сыплет соль на рану: Лена, едва зарегистрировавшись, тут же заинтересовалась, что это там за Бартон и почему он ещё не Бартон, а только вздыхает. © Brock Rumlow

Брок главный палильщик вообще © Yelena Belova

причем бартон появился и быстро слинял, оставив бедную-несчастную наташу с тремя дружочками-пирожочками из гидры.
как же так, бартон? © Natasha Romanoff

Придется спасать Бартона.
Нельзя позволить что бы прекрасная морда Реннера страдала от рук всяких там. © Alice Morgan

Чувствую себя как тот самый розовый гусь, который смотрит в окно © Margot Verger

вампирья арфметика проста и прогрессивна: взамен одного закрытого эпизода создаются два новых.
И куда в нас лезет х) © Herbert von Krolock

гэвин рид отстреливает ведьмачий зад смотреть без регистрации и смс
звучит как неплохое название для офигенной ау © Dipper Pines

кажется, хомуре пора заказывать похоронную процессию под долгами © Dipper Pines

- Что? Ролевые? Это для детей!
Официант! Два бокала говна этому джентльмену! © Margot Verger

ощущаю себя так словно у меня остался 1 из 100 хп. © Izuku Midoriya

О том, что перед ним особа как минимум княжеской крови Геральт понял даже не по одежде и охране, которые окружали хрупкую фигурку плотным кольцом. Он часто бывал на приёмах – чаще тем хотелось бы – вращаясь в кругах императоров, королей и придворной элиты, отнюдь не только на уровне приёма заказа, что было бы порой куда проще. Геральт пил с ними, вёл светские беседы, спорил, а один из них всё порывался, да и до сих пор порывается отрубить ему голову, за дерзость, которую ведьмак отнюдь не стеснялся при нём выражать. Их манеры, повадки, жадные, горделивые взгляды уже давно впились и проросли по телу, точно побеги хищного плюща, и теперь взгляд выуживал монарших особ ещё задолго до того, как ему произнесут все их титулы. Это стало почти таким же рефлексом, как чуять бруксу в обличии простой женщины... читать дальше
GAVIN REED, DIPPER PINES, CIRILLA, GERALT, JACOB // кроссовер, nc-21
Солнце разлито в в воздухе, разбрызгалось золотистыми каплями пчёл по чуть колыхающемуся горячему воздуху, где запах разогретой травы смешался с тёплым дыханием мёда на летнем окне.

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Наше начало никогда не станет концом


Наше начало никогда не станет концом

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Наше начало никогда не станет концом
Граф Эрберто и Древний фон Кролок

https://i.ibb.co/5h6h6G2/1.jpg https://i.ibb.co/T0jThMh/2.jpg
https://i.ibb.co/s95bDx0/3.gif
http://s5.uploads.ru/iGs6J.gif http://sh.uploads.ru/t7a60.gif

«

Австрия и Балканы, 2122 год
Линия Смерти


"Годы мести, слёз и крови не возможно пережить,
Но поверь, что ты способен дальше жить"

Уничтожение Древних вампиров послужило катализатором для новой расстановки сил, среди которых не было места человеку, ставшему лишь кормовым скотом для воцарившихся на земле вампиров. Человечество оказалось на грани тотального вымирания и на помощь людям Небеса впервые за долгую историю существования мира отправляют защитника - архангела Акхазриэля - «Вестника Бога», что своим карающим мечом должен вернуть равновесие на Землю. И его первые цели: единственные оставшиеся Древние вампиры - Граф Эрберто, нынешний Хранитель Балкан и отшельник, некогда бывший этим самым Хранителем. Те - с кого началась когда-то эта кровопролитная война и те, на ком она закончится по мнению архангела.
Вот только союз этих вампиров куда более страшен, чем любой вестник божий.

»

[nick]Graf Еrberto von Krolock[/nick][status]Но месть моя жива![/status][icon]https://i.ibb.co/FKL1cHm/buildgif-com-1395565-1-1.gif[/icon][sign]Не мало повидал я. Я сотню жизней прожил.
И долгий путь прошёл я, не веря в чудеса.
[/sign][heroinfo]<DIV style="FONT-SIZE: 12px; LINE-HEIGHT: 14px; FONT-FAMILY: Calibri, Arial, sans-serif; padding: 3px;"><b> ГРАФ ЭРБЕРТО ФОН КРОЛОК, 404 <sup> y.o.</sup> <br> [tanz der vampire]</b></DIV>[/heroinfo][herolz]<div style="padding-right: 0px; font-family: tahoma; font-size: 10px; text-align: justify; line-height: 90%;"> › Древний вампир, Хранитель Балкан ;<br> › Балканы, Австрия;<br> › я тот, кто давно покинул мир живых и остался во тьме, один на один со своими страхами и ненавистью ко всему миру, облачённую в выжигающую месть всему живому.</div>[/herolz]

Отредактировано Herbert von Krolock (Вт, 11 Июн 2019 14:19:27)

+3

2

Первый год - Балканы.

В этот раз всё оказалось труднее, чем в прошлый. У него есть цель, мнимая, слишком расплывчатая и навязанная, совершенно не его - сохранить Балканы любой ценой. И его пустота внутри. Что же, пусть даже и так, но это всё лучше, чем сутками лежать и невидящим взглядом прожигать потолок. А он лежит, никого к себе толком не подпуская и тем самым сам усугубляет своё восстановление. Хотя нет, десяток доверенных вампиров у него есть. Доверенных. Какое наигранно-нелепое слово. Какое наивное чувство. У него просто нет сейчас выбора и эти вампиры, что первыми принесли ему присягу и поклялись в верности, они вынуждены быть подле него и быть исполнителями его воли. Они неплохо справляются. Бьянка даже чем-то отдалённо напоминает Верону. Наверное тем, что видит всё, что происходит с их новым Хранителем. Или потому, что её в скором времени постигнет судьба, от которой пала та, что помогла ему встать на ноги.
В этот раз он встаёт сам.
Графа Эрберто боятся. Не столько боятся враги, которых он грамотно раскидал по миру, заставив их не доверять друг другу, сколько боятся свои же, за спиной называя его сумасшедшим. Он сумасшедший? Всё может быть. Он и сам начинает в это потихоньку верить, раз за разом сидя до полудня с исписанными листами старого никому не нужного дневника и перечитывая строки. Нет, он нужный. Одному единственному существу в этом проклятом мире. Вероятно да, он сумасшедший.
Он вспоминает румынский язык, начисто забытый и ненужный ему доселе. Игнорируя все законы, он делает вид, что не понимает иные языки. Ему тяжело перестроить свою речь с итальянской, и порой он путается в словах. Поправлять его никто не осмеливается. К тому же очень скоро он наверстывает упущенное и поправляет уже сам. Ибо он - смеет.
Он делает свой второй первый шаг.
Балканы расслабились за те месяцы, что их неизвестный, потерянный Хранитель восстанавливал силы, и теперь в ужасе наблюдают за реорганизацией и изменениями. Нет, Эрберто не меняет, он не имеет права менять свой дом, но улучшает. Начинаются многочисленные экспедиции в разрушенную Италию, он заставляет даже нырять водолазов на дно моря, где покоится его любимый остров - Корсика. Он был предусмотрителен и за столько лет накопил достаточно средств и ресурсов, раскидав их по всему континенту, чтобы в случае чего захватить еще одну страну. Не захватить, теперь уже укрепить. К концу года он перевозит в Балканы весь свой арсенал, что сохранился после Ватиканской войны.
Он - Граф Корсиканский, вместе с Хранителем Балкан создали еще одну главу истории, что навеки будет запечатлена в летописях мира. Оба их имени ассоциируются с жестокостью, смертью и уничтожением целых стран. И всё ради Балкан. Всё ради Румынии.

Пепел, горсть земли...
Только новый мир
Не построить на старых руинах!
Пусть горит восход,
Нет пути назад,
Есть дорога вперед!

Что-то хрустит под ногами и Эрберто, опираясь на локоть Бьянки, тяжело перешагивает через останки некогда величественной каменной статуи готического ангела.
- Это вторая из ансамбля статуя?  - остановившись, Граф тяжело выдохнул и отпустив руку, опустился на огрызок каменного помоста этой самой статуи, задумчиво постукивая когтями по оплавившемуся камню.
- Да, Граф, она самая. Как вы…?
- Как узнал? Моя дорогая Бьянка, это место было моим домом. Я знал здесь каждый угол, - улыбнувшись, Эрберто снял очки  и прищурился, пытаясь всмотреться в раскинувшийся постъядерный пейзаж. Увы, глаза его совсем подвели и он не увидел сейчас даже теней.
- Тридцать метров на север и затем пять метров на запад. Копайте там. Я не уверен, что Хранилище пережило прямое попадание ракеты, но оно глубокое. Быть может нам повезёт, - откинувшись назад на каменный острый выступ, Эрберто отстранённо слушая, как начинают продвигаться работы, прислушался  к себе и своим собственным чувствам, ведь он сейчас сидит на месте своей бывшей итальянской резиденции. Дома. Но что удивительно, у него нет этого чувства и ощущения, что он дома. Его не было даже на затопленной Корсике.
Но оно вернулось в Румынии” - поймав себя на этой мысли, Граф невольно улыбнулся, откалывая кусок оплавленной до стекла статуи и перекатывая его меж тонких пальцев.
- Что-то хочешь спросить? - напряжённое удивление, исходящее от вампирши он ощутил пристальным вниманием на себе и повернул голову, подняв на неё мутно-голубые глаза. Что Бьянка, что Гастон, что даже суетливый Икар, никто из трёх его приближённых уже не удивляется тому, как безошибочно их Хранитель чувствует настроения и “видит” вампиров рядом.
- Вы редко улыбаетесь. Что вас так обрадовало? - самой Бьянке не сказать, что нравится наблюдать этот разрушенный пейзаж павшей от его же войны Италии и она не совсем понимает, чему Эрберто так улыбается. Это её пугает даже больше, чем когда он достаёт своё оружие.
- То, что я вернулся домой, - задумчиво проведя когтем по стеклянному камню, Эрберто выкинул его и см тихо рассмеялся иронии своего двусмысленного ответа. Бьянка ведь поняла всё совершенно неправильно, в то время как сам Эрберто говорил про настоящий дом.

Второй год - Карпаты.

Климента Граф убил первым. Тот был труслив и до беспамятства боялся Эрберто, считая его дьяволом. Верно считал. Он даже не посчитал нужным объяснять причины столь экспрессивного поступка, просто однажды наведя на него оружие и выстрелив. У него новое оружие, более тяжелое и мощное на замену сгинувшему в Ватикане пистолету - кольт, выполненный по личным эскизам и разработкам. Его верный друг и защитник. За спиной есть еще один, более лёгкий пистолет - Эрберто помнит свою ошибку, как потерял с плащом в ватикане дополнительные патроны и как лишился оружия. Он сам себя страхует. По его заказу восстановили состав его пуль и снабдили Графа. У него в доме всегда хранится освящённая ртуть, серебро и вода. На груди под одеждами новый серебряный крест. Он не изменяет себе и своим привычкам, чем пугает приближённых.
Совет Балкан относится к его вычурной показушности сдержанно. Они ненавидят запах ртути от него, они ненавидят жжение серебра, опаляющее рядом с Графом даже вблизи. Но его уважают - он действительно защищает свои новые земли, укрепляет их, и не терпит возражений. Совет теперь формальность, ведь всё будет так, как сказал Эрберто. У него уже достаточно опыта по возведению процветающей страны - мёртвая Италия - его личная гордость. Никто из них не знает, как было там. Но знает он. И там было действительно хорошо и красиво.
Красоту наводит он и здесь. Румыния становится центром, одной большой столицей Балкан, зелёной, цветущей и благоухающей. Над ним порой смеются. Они знают, что их Хранитель не видит, так зачем ему вся эта красота? Зачем эта никчёмная трата ресурсов и энергии?
Но вместе с зеленью процветает и народ, как вампирский, так и род человеческий. Уж Эрберто как никто знает, как порой влияет окружающая среда на восприятие. К тому же он любит запах цветов. Почему нет?
Он убивает их всех, до единого. Все, кто два года назад причалили в подземный хорватский порт Сплита - умирают. Эрберто объявляет, что они пали, защищая его в одном из рейдов в Италию. Совету Балкан приходится проглотить эту ложь, но ведь они все знают правду. Вот только вслух этому сумасшедшему никто не осмеливается её рассказать. О тех вампирах забывают.
Бьянка умирает последней. Ирония? О да, Эрберто подвержен этому чувству.
Он ненавидит Совет Балкан и их собрания, на которых ему иногда _приходится_ бывать и улыбаться, держать себя сильно и непринуждённо, ведь он внутри - Герберт, а тот был великолепным актёром. Регулярно появляясь на общих собраниях весь минувший год, ныне он почтил их своим присутствием лишь однажды. Теперь он всё решает через представителей и не показывает себя. Такой была его политика раньше, такой она и осталась.
“Он затворник” - шепчут в округе. “Он сумасшедший” - ропщут те, кто слышал о его кровавых похождениях.
Поговаривают, что он похож на своего отца - такой же затворник. Всё может быть. Но у Кролока всегда был рядом  кто-то, он не был одинок по настоящему, но не ценил этого. Сначала его вечность скрашивал сын, затем - Анна. Да даже ворон.
Вечность Эрберто - она пуста и в ней нет никого, абсолютно. Только он сам и его тени прошлого. И его сумасшествие. Он привык, так что не сказать, что ему плохо. Но порой ранними рассветами так не хватает того, с кем можно поговорить. Или не хватает хотя бы книги, которой он не может уже прочитать.
Эберто одинок и совершенно нелюдим. У него нет ни приближенного лица, никого. Он ни с кем не разговаривает. И никому не доверяет. У него есть только его ответственность, ею он и существует, идя вперёд с гордо поднятой головой.

Крест - на душе, крест - на груди,
Время секреты свои сторожит.
Где здравый смысл? Привкус вины…
Здесь от свободы пьяны!

Снег опадает мягкими белыми хлопьями, хрустит под ногами и оставляет за собой следы. Белоснежно чистый, непорочный, но такой опасный. Ведь концентрация радиации слишком высока даже здесь, на вершине Карпатских Хребтов. Весь мир отравлен и их дикий закуток сохранившейся величественной и дикой природы - тоже. Конечно Эрберто не видит этого, осторожно ступая по скользкой тропе наверх, но он легко и мгновенно представляет, как это выглядит. За столетие запахи изменились, но в тоже время в этой дороге в горы не поменялось ничего.
- Мы могли ведь проехать на машине, - Икар, имея отличную координацию и пару здоровых глаз, снова поскользнулся и ухватился за вовремя подставленную руку Гастона.
- Под ноги смотри, а не витай в мечтах, - крепкий черноволосый вампир с короткой стрижкой сокрушённо вздохнул, сетуя на свою судьбу. С одной стороны ему надо защищать слепого Графа, который поднимается в родовому замку Кролоков с такой точностью, что ни разу не споткнулся, в то время как его напарник, который также должен страховать Графа, уже в десятый раз чуть не срывается в ледяное ущелье пропасти. Вот и выбрал же местечко для работы поуютнее, а?
Граф же, остановившись, шумно втянул воздух и нахмурился, обернувшись на своих сопровождающих.
- Дальше я сам. Заберёте меня чрез три ночи.
- Но Граф!
- Я сказал оставьте меня, - когда Эрберто говорит таким тоном - никто не смеет ослушаться. Голос идёт словно изнутри, низкий, глубокий и предостерегающий.
- Хорошо босс, как скажете, будем тут по времени, - желание начальства - закон. И Гастон развернув за шиворот уже открывшего было рот Икара, столкнул того вниз по протоптанной снежной тропе. Это было всё безопаснее, чем он начал бы надоедать Эрберто.
- Как думаешь, что он будет там делать? - потирая ушибленную задницу, Икар расстроенно вздохнул, - я хотел изнутри замок посмотреть.
- Нечего там смотреть, - Гастон подпихнул товарища в плечо, поторапливая, - особенно когда там бродит этот сумасшедший.

Добравшись же до своего настоящего дома, Эберто долго бродил по пустым коридорам и залам, витая мыслями не здесь, а где-то там, так далеко и глубоко, что никто и не мог представить. При нём танцевали ряженые вампиры на величественных балах в пустой зале, где он раскрыв руки, провернулся на месте,  при нём терзали красивых девушек в ярко-алых платьях, которые считали, что были украшением бальной залы, а на деле лишь главным блюдом. Он читал уже несуществующие книги в опустевшей фамильной библиотеке, проводя подушечками пальцев по осиротевшим полкам, покрытым слоем паутины и пыли. А вот и стол в кабинете, на котором он сидел, непринужденно болтая длинными ногами и мешая отцу работать. Тот смешно хмурил брови, выбирая наиболее удобное положение, приобнимая одной рукой светловолосую занозу, которая всё равно не сдвинется с места и пытаясь свободной рукой продолжить работу, но сына не прогонял.
Остановившись в кабинете, Эрберто устало опустился в старое кресло у камина и закрыл глаза, вспоминая, как это место было одним из самых его любимых. И как он проклинал этот кабинет после, когда здесь произошло то, что навеки изменило их и развело их дороги.
Отец сожалел, что прогнал тогда от себя сына.
А Герберт сожалел, что всё так произошло.
- Мне всегда тебя не хватало, Граф. И не хватает и теперь, - никто никогда не видел слёз Эрберо и не увидит. Ведь Эрберто не плачет. Но плачет Герберт, который пришёл сюда в тоске по былому, ловя тени прошлого и прощаясь с ними.
Он любит это место, но жить здесь не может. Он действительно сойдёт с ума окончательно, если задержится в замке. И потому на третью ночь Граф спускается с гор и с привычной ухмылкой идёт вперёд, к процветанию вверенной ему страны, ставя крест на своей собственной душе.

Третий год - Австрия.

Ядерное оружие. Эрберто его ненавидит, настолько, насколько вообще можно ненавидеть. Но у него в кармане благодаря бывшему Хранителю и его сделки с русским есть приличный запас ракет Джимма Оппенгеймера. И почему-то ни у кого не возникает и тени сомнения, что если Графа фон Кролока разозлить - он применит свой козырь. Они ошибаются. Эрберто не использует это оружие, но держит на виду, как предостережение. Правильно, пусть боятся. Чем больше страх, тем меньше его достают. Балканы уважают и с ними считаются. Его начинают уважать те, кто раньше шептался за спиной. А некоторые видят в нём порой тень прошлого Графа. Его сын - достоин. Его сын - любит эту землю и свою родину, любит так рьяно, что готов защищать её до последней капли своей крови. Ведь она всё, что осталось ему от того, кого он любил. Она пропитана Его духом.
Все считали, что ему мало его власти, раз он укрепив и утвердив окончательно союз с Германией, которая поддерживала его и раньше, ощерил клыки на Австрию. Ему нужна была Австрия целой, невредимой и в его личное пользование. Но то была не жадность, как и прежде - власть Эрберто не интересовала. Ему нужно было там лишь одно озеро, что принадлежало лишь им. Ему. Отец давно мёртв, теперь уже по настоящему. Но жива память всеми забытого и забитого изгоя. Австрия сдаётся ему добровольно и тихо. Их Древнего он всё равно убил давно, а несчастную страну пытались все разорвать на куски. Теперь же она в составе Балкан, сильная и процветающая. Вот только Граф Эрберто всё медлит и не спешит покидать Румынию. Он боится, что если ступит на берег того озера, то уже больше никогда не вернётся. Он боится, что не сможет остановить собственную руку с кольтом, взметнувшуюся к виску.
Он очень сильно устаёт. Нет прошлой устойчивости, которой он добивался более десяти лет, его походка снова тяжела. Эрберто знает, что только время поможет ему восстановиться и вернуть навыки. Но сейчас он очень быстро устаёт и не отправляется в длительные прогулки - тяжело.
Где та его сила, когда он мог часами терзать Верону танцами? Где то упорство и упрямство, что вели его вперёд и заставляли совершенствоваться? Восстановление идёт медленнее, так как сам Граф менее упорен. Он очень устал.
И в тоже время он упорно идёт вперёд. Назад дороги всё равно нет.

Только вперед!
Разум зовет.
Снежные бури, янтарный песок.
Вечное небо, голос веков...
Там высоко!

Будущее видится для Балкан перспективным и сильным. Но есть угроза со стороны Америки. На него лично щерит клыки Британия. Даже Исландия пыталась вставить свою крохотную лепту. Но пока что все обламывают клыки. Но это пока. Он - защищает Балканы. А Совет теперь думает, как им защитить своего Графа - единственного Древнего, у которого нет ни наследников, ни преемников. Он - единственная белая фигура на шахматной доске и ему даже советуют озаботиться этим вопросом, на что Эрберто отмахивается. Сейчас его куда больше интригуют совершенно иного рода слухи: якобы небеса разверзлись и с них сошёл архангел, что занёс свой карающий меч над нечестивыми вампирами, захватившими и опорочившими мир и род человеческий. Среди людей этот ропот особенно сильно распространился. То, что это именно этот треклятый человеческий род уничтожил свой мир, а вампиры пытаются его восстановить, сторонники ангела как-то опускали, как несущественную деталь.
Эрберто так веселил этот миф, что он лично явился на совет, удивив всех своим присутствием и с жадностью расспрашивал о последних новостях, нахально улыбаясь и скалясь на столь безумные истории.
- Вы правда считаете, что это ангел? - веселясь, Эрберто закинул ногу на ногу и расслаблено покачиваясь на кресле, откинулся на спинку.
- Граф фон Кролок, Китай и Япония утверждают, что они видели крылатого ангела и он принёс им предзнаменование, - барон Милорад, представитель Боснии и Герцеговины не был столь скептически настроен, впрочем как и весь оставшийся совет, обеспокоенный этими слухами.
- Нельзя игнорировать вероятность того, что небеса решили всё исправить по своему усмотрению, - представитель Австрии, многоуважаемый Ван дер Беллен, потёр седую щетину, качая головой. Настрой Эрберто ему особенно не нравился, поскольку он лучше всех тут знал этого вампира еще Гербертом, как и знал о том, что тот может затеять очень опасную игру, не думая о последствиях для их страны. Лишаться Лидера никому не хотелось.
- Ерунда, я в это не верю, - всё еще веселясь, Эрберто поддался вперёд и ударил ладонью по столу привлекая к себе внимание.
- Но у него крылья! И святая сила! - а вот и Болгария в лице наследницы Страцимиров подала голос. Девушка была молода, огневолоса и, говорят, хороша собой. Эрберто оценить не мог, но вот мощь истинного представителя рода, а не названного, помнил хорошо. Поединок с Золтоном был впечатляюще мощным и сложным. Впрочем вся эта дикая варварская сила Золтону не помогла.
- И что, леди Страцимир? Вы ни разу не видели крылья? - прищурившись под очками, Эрберто поднялся, вальяжно обходя огромный стол, и останавливаясь за спиной девушки, - Помнится мне, крыльями обладал Граф Дракула. Крылья были и у прошлого Хранителя Балкан. Разве это показатель?
- Но святая сила? - и Хорватия туда же? Уж наместник Гордон то не должен был вестись на подобную чушь.
- Вот мы и проверим, у кого крепче иммунитет к церковной к святой атрибутике, - усмехнувшись, Эрберто по привычке коснулся своего серебряного креста под рубашкой, - а то, кажется, я пропустил одного Древнего. Надо завершить работу, - и, рассмеявшись, резко развернулся на каблуках и вышел из кабинета, оставляя совет в немом молчании.
- Нам конец, - простонал Милорад, закрывая глаза ладонью в удручённом жесте отчаяния, - кто его остановит?
- Знаете, мне кажется, что если кто и способен остановить архангела, так это Граф Эрберто, - наконец-то подал голос герцог Вучич, представитель Сербии, который всё это время тихо наблюдал за раскинувшейся перепалкой, - в конце-концов нам выгоднее его поддержать. Это благоразумнее.

Спустя две недели Эрберто, преследуя слухи, впервые встретился с архангелом и от этой встречи пострадала часть Албании и самомнение Графа. Но даже личная встреча не убедила фон Кролока в том, что это некий ангел, спустившийся с небес. Ведь если он сам преодолел барьеры невозможного и смог противостоять воздействию освящённой воды и серебра, то почему к подобному не мог прийти иной вампир, еще куда более помешавшийся, чем сам Эрберто? По крайней мере по предостерегающим карающим речам Граф понял только то, что он ещё не настолько поехал с катушек, как этот тип - Акхазриэль. Вот только настоящий поединок так и не состоялся, а “ангел” улетел облитый ведром святой кипящей ртути руками Эрберто и обстрелянный ракетами Албании.
[nick]Graf Еrberto von Krolock[/nick][status]Но месть моя жива![/status][icon]https://i.ibb.co/C5rNZPL/image.gif[/icon][sign]Не мало повидал я. Я сотню жизней прожил.
И долгий путь прошёл я, не веря в чудеса.
[/sign][heroinfo]<DIV style="FONT-SIZE: 12px; LINE-HEIGHT: 14px; FONT-FAMILY: Calibri, Arial, sans-serif; padding: 3px;"><b> ГРАФ ЭРБЕРТО ФОН КРОЛОК, 404 <sup> y.o.</sup> <br> [tanz der vampire]</b></DIV>[/heroinfo][herolz]<div style="padding-right: 0px; font-family: tahoma; font-size: 10px; text-align: justify; line-height: 90%;"> › Древний вампир, Хранитель Балкан ;<br> › Балканы, Австрия;<br> › я тот, кто давно покинул мир живых и остался во тьме, один на один со своими страхами и ненавистью ко всему миру, облачённую в выжигающую месть всему живому.</div>[/herolz]

Отредактировано Herbert von Krolock (Чт, 13 Июн 2019 14:57:41)

+3

3

[nick]Graf Еrberto von Krolock[/nick][status]Но месть моя жива![/status][icon]https://i.ibb.co/C5rNZPL/image.gif[/icon][sign]Не мало повидал я. Я сотню жизней прожил.
И долгий путь прошёл я, не веря в чудеса.
[/sign][heroinfo]<DIV style="FONT-SIZE: 12px; LINE-HEIGHT: 14px; FONT-FAMILY: Calibri, Arial, sans-serif; padding: 3px;"><b> ГРАФ ЭРБЕРТО ФОН КРОЛОК, 404 <sup> y.o.</sup> <br> [tanz der vampire]</b></DIV>[/heroinfo][herolz]<div style="padding-right: 0px; font-family: tahoma; font-size: 10px; text-align: justify; line-height: 90%;"> › Древний вампир, Хранитель Балкан ;<br> › Балканы, Австрия;<br> › я тот, кто давно покинул мир живых и остался во тьме, один на один со своими страхами и ненавистью ко всему миру, облачённую в выжигающую месть всему живому.</div>[/herolz]
Третья годовщина Ватиканской войны. Австрия. Озеро Гёссельсдорф

Лгали себе, врали судьбе,
Тысячи лет, как будто во сне!
Капли росы, крохи любви
Птицы склюют по весне.

Высокая фигура, закутанная в простую широкую чёрную шинель без каких либо украшений и излишеств, словно призрак прошлого, показалась вдалеке густого леса, осторожно пробираясь сквозь заросшую пустошь к берегу озера. Машина с водителем были оставлены так далеко позади, что ему понадобилось несколько часов на то, чтобы добраться сюда, так как Эрберто не хотел нарушения его уединения и покоя.
Тяжелые шаги и не менее тяжёлое дыхание - он был всё ещё не в форме, всё ещё слаб и вымотан недавней встречей с сумасшедшим “ангелом” - были предвестниками его появления.
Озеро Гёссельдорф. То самое место, где начался его истинный пусть. Он должен был умереть здесь, в душной комнатке старого трактира, которого уже не существует, а  на его месте давно раскинулся густой лес, но вместо этого он выжил, там, чуть левее, на берегу у холодной кромки льда. Тогда, в объятиях отца, когда клыки вампира пронзили его тело, он был как никогда близок с Графом и един с ним духом. Тогда отец подарил ему своё бессмертие и… всё то, что было после. Три сотни лет жизни. Столетие смерти.
Место, где всё началось и где однажды всё кончится. Эрберто не единожды уже думал об окончании своего пути и оно непременно должно было произойти здесь. Пусть даже если в следующий раз его сюда привезут в состоянии праха и развеют над озером. Или пусть он сам войдёт в эти воды и пустит себе пулю в висок. Между прочим, подойдя к берегу, он усмехнулся своим мыслям, заходя в воду по колено и поднимая к голове свой кольт. Даже курок взвёл, что оглушительно щёлкнул в дикой тишине природы и замер, вслушиваясь, как ветер гоняет по кромке берега запах лаванды. Интересно, что Эрберто не помнил, чтоб она тут росла. Но тогда была зима и канун Рождества, земля была проморожена до самых недр, а сейчас здесь всё цвело. Как же он любил этот терпкий безумный запах, перекрывающий все остальные. От него пахло почти так же, ведь Граф и по сей день пользовался лавандовой водой, перекрывая запах своей крови.
- Ты слабак, Герберт, - опустив оружие, Эрберто убрал его в кобуру и с трудом наклонившись вперёд - это движение вызывало у него ровно такие же затруднения, как и прыжки с высоты, зачерпнул воды и плеснул себе в лицо, освежая и смывая наваждение. В свете луны, освещающей как никогда ярко это озеро, тускло блеснул чёрным камнем массивный перстень - символ Хранителя Балкан, что был надет поверх кожаных перчаток без пальцев. Кольцо было еще одним атрибутом, наравне с кольтом и крестом, с которым Граф никогда не расставался. А ещё было письмо. И вот с ним пришло время расстаться.
Достав из-за пазухи измятый блеклый некогда сиреневый конверт, Граф поднёс к нему зажигалку и чиркнул кремнем. Пламя быстро схватило иссушенную временем бумагу, на которой почти стёрлись его юношеские и такие искренние и по сию ночь слова, и осыпало её пеплом. Последний кусочек догорел в когтях и был развеян по ветру, опускаясь тёмными лепестками на водную гладь. Эрберто же, вернувшись на берег, сорвал сухую веточк лаванды, случайно вместе с ней выдрав из земли целый куст с корнями, на что тихо посмеялся и уселся возле кромки воды, задумчиво покусывая горький стебель, что непривычно щипал язык - вампиры не могут употреблять иную пищу кроме крови и организм её отвергает. Трава - не исключение.
Но умиротворение, которого сегодня желал Эрберто, длилось недолго, поскольку он резко соскочил с земли и, вскинув в небеса оружие, несколько раз выстрелил в пустоту. Казалось, что в пустоту, но только уже после отгремевших выстрелов послышалось мощное хлопанье перьевых крыльев и над озером раздался чужой смех.
- Именем Господа, я исполню твоё желание и развею тебя прахом, Граф. Первого из Начавших! - архангел величественно завис на высоте над вампиром, с высокомерным презрением взирая на целящегося в него Эрберто. Едва тот стрелял, чёрные крылья взмахивали, уворачиваясь от пуль и ангел быстро менял дислокацию, насмехаясь над слепым противником и дразня его.
- Что, не видишь меня, вампир? Тем мне проще.
- Это моя судьба - уничтожать Древних и для этого мне не нужны ни глаза ни чьё-то там имя! Догадываешься, что ждёт тебя? - отмахнувшись от крылатого психопата парой выстрелов, Эрберто отступил назад, намереваясь скрыться за ближайшими деревьями, которые должны были лишить противника его превосходства - крыльев, которыми в густой чаще особо не помашешь, как тот, резко взмыв наверх, опередил его, первым настигая кромки леса. Застонали_затрещали сильные стволы вековых деревьев, когда крылья по касательной ударили по деревьям, обламывая их и повергая на землю величественных гигантов. Ели со скипом обрушились, преграждая путь для отступления слепого вампира и обнажая сокрытый в глубине старый дом, когда несколько массивных стволов проломили ему крышу и обрушили балконы.
- Я - архангел, а не Древний. Но ты можешь считать меня кем угодно. Твоё богохульство и пренебрежение привело тебя к гибели, калека.
- Что-то ты больно уж сквернослов для ангела, - ощерившись, Эрберто сменил направление и отбежал обратно к озеру, двумя руками вскидывая пистолет и прислушиваясь. Крылатая тварь двигалась слишком непредсказуемо и быстро, а сверху звук от крыльев распространялся эхом по округе, мешая прицелиться. Но Эрберто всё же попытался, и снова мимо.
- Славный домик, к слову. Решил уйти на пенсию? - звук вынимания меча из ножен не сравнить ни с чем, это та музыка, которую поёт оружие, обнажая своё острое естество и эта музыка врезалась в уши Эберто, когда ангел вынул свой меч.
Твою же! “ - ближнего боя с физически более сильным противником стоило избегать. А то, что крылатый сильнее - сомневаться не приходилось, он одними крыльями положил целый ряд деревьев, в то время как если бы Эрберто разбежался в дерево, то дерево бы повалил. Одно. Но вероятнее всего аппликацией на этом дереве бы и остался, соскрябывая себя после вместе с протезом оттуда.
То, что поваленные деревья обрушились на какое-то здание - для самого Кролока было удивительно, в сохранение гостиницы он не верил, она была уже в те века ветхой и повидавшей жизнь. Но тогда откуда здесь в лесу чему-то было возвестись? Если только не… “да быть того не может”.
Но, вероятнее всего не только Эрберто влекло это место и когда-то тут думал обосноваться его отец, еще во времена, когда разум древнего не вытеснил остатки его души. То-то ему померещился знакомый запах.
Сентиментальные идиоты. Оба.
- Прекрати рушить это место! - высадив в архангела целую обойму, Эрберто поспешно перезарядил кольт, вновь направляя дуло в сторону ангела, но было уже поздно. Воспользовавшись секундной передышкой, тот устремился вперёд, нанося удар мечом, который Эрберто лишь чудом перехватил дулом своего пистолета, но вот на удар ногой под дых он не успел отреагировать и послышался глубокий плюх - пинался ангел хорошо. Столь хорошо, что тяжёлого и мощного вампира отбросило назад и он рухнул в воду.

Отредактировано Herbert von Krolock (Чт, 13 Июн 2019 13:30:08)

+3


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Наше начало никогда не станет концом