Каково это — быть богом? Каково ощущать абсолютную власть над собственной и над чужими жизнями? "Это восхитительно!" — ответил бы Лорд Зедд, если бы его спросили. И ведь он действительно знал об этом не понаслышке, поскольку являлся живым примером того, что богом может стать каждый. Более того, своими способностями он опровергал устаревшее, как сама вселенная, мнение, что лишь свет способен даровать жизнь. К своему счастью, Зедд достаточно быстро осознал, что добро и зло, равно как и свет со тьмой, это вещи относительные. В отличие от былых представителей ордена так называемых "защитников жизни", Могучих Рейнджеров, которые считали чёрную магию опасной, император был убеждён в том, что сам факт создания жизни, пусть и при помощи тьмы, это благое дело. В конце концов, считай он иначе, Зедд не занимался бы этим прямо сейчас. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Les Rivières Pourpres


Les Rivières Pourpres

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Les Rivières Pourpres
Katherine & Eric // два очень старых вампира

http://s3.uploads.ru/vioBa.gif http://s8.uploads.ru/g06M2.gif

«

Fangtasia, 2006 год
Кэтрин отправляется в  городок Бон-Темпс в Северной Луизиане, дабы найти вампира, который поможет отыскать ей оборотней. В программе шантаж, манипуляции, подкуп и долгожданная месть. Game on. No rules.

»

Отредактировано Katherine Pierce (Пн, 26 Ноя 2018 18:39:41)

+1

2

https://vignette.wikia.nocookie.net/truebloodspam/images/3/31/Fangtasia_GIF_main.gif/revision/latest?cb=20120710043414http://s9.uploads.ru/t/2GUcQ.gif

“Fangtasia”. Лучшее ночное заведение по версии вампиров города, в котором каждый может найти удовольствие себе по вкусу. По крайней мере, именно такую репутацию пыталась пропагандировать первая помощница хозяина клуба, Пэм, пока её Создатель восседал на троне и наблюдал за его гостями. Приятный полумрак клуба не мог помешать безупречному вампирскому зрению разглядеть самые незначительные детали происходящего на танцполе. Жаркие тела жадно искали близости, двигаясь относительно в такт оглушающей музыке (вернее, им так, должно быть, казалось). Напитки лились рекой, периодически добавляя прохлады ночи, когда очередной из них под влияние бурного танца яркими брызгами заденет безразличных соседей по площадке. Прямо по центру двое вампиров всё никак не могли поделить шею высокой, когда-то явно привлекательной женщины. На её лице застыла отрешённая полуулыбка, как будто она чем-то наслаждалась, но успела позабыть, в чём именно то самое удовольствие. Кардинально противоположные эмоции, наполненные напряжением и подозрительностью, излучала темнокожая девушка у стены. Явно член стаи оборотней. Это должно было встревожить хозяина клуба, древнего вампира и известного нелюбителя расы блохопереносчиков. Но в этот вечер ничто не могло вывести главного блондина в комнате из раздумий. А в голове его крутилась одна единственная мысль. Чёрт, как же скучно! В последнее время вечность стало слишком уж однообразной, похожие ночи сменяли друг друга с невыносимым постоянством. Сложно представить, но идеальным мир Нортмана, продуманный ним самим до самых невообразимых мелочей, абсолютно внезапно до жути надоел. Хотелось сорваться в Чикаго, как раньше, или хотя бы уничтожить всех этих до безобразия скучных тварей, собравшихся в клубе, лишь бы хоть на секунду выйти из этой вынужденной комы. Да, вынужденной. Никогда ранее Эрик не был настолько привязан к одному месту, ещё и обременённый политическими обязанностями перед всем вампирским сообществом, что он уже начинал понемногу ненавидеть. Спасибо, Нора. Да, это будет весело, шерифом же быть круто, ты же любишь командовать, викинг. Мысленно передразнивать сестру (aka политический монстр) уже вошло в привычку, раз уж личные встречи сократились до максимального неприличия. Именно она втянула свободолюбивого вампира во всю эту бюрократическую игру, заниматься которой было максимально скучно и лень. К счастью, Пэм успешно брала на себя всякие бумажки, пока Эрику оставалось разбираться с личными жалобами нежителей 5 округа.
- Ты можешь хоть вид сделать, что не впадаешь в кому? Это же клуб, а не библиотека. Посетители пришли сюда развлекаться, а не смотреть на откровенно скучающий вид хозяина, - напористый шёпот Пэм в миг вывел Нортмана из собственных мыслей.
- Какие развлечения? Эти идиоты сами предлагают свою кровь. Что в этом хоть немного развлекающего? – голос Эрика был максимально скучающим, а если бы выдавали премию за чрезмерное расстягивание звуков, вампир получил бы сразу две. Впрочем, Пэм эта драма не впечатлила, она лишь театрально закатила глаза.
- Ты можешь быть ещё более разбалованным мудаком?
- А что, есть идеи, как это устроить? - даже остроты его Дитя не добавили живости в голос викинга.
- Могу сделать тебе корону из мизинцев младенцев, - недолго думая, ответила блондинка, жадно наблюдая за новой танцовщицей у шеста. Почувствовав удачный момент, Эрик быстро поднял свою идеальную задницу с трона и направился в сторону своего кабинета, жестом давай понять Пэм, что возвращаться уже не намерен, и она может занимать его место.
Оказавшись за закрытой дверью, Нортман, наконец, почувствовал облегчение, вдали от глупых раздражителей и пристального взгляда помощницы. Кожаное кресло было ничем не хуже трона, да и не менее пафосным, уж об этом Эрик позаботился. Оказавшись на любимом месте, вампир достал древний дневник Годрика (да, воровать у отца было нехорошо, что цель всегда оправдывала средства в мире викинга). В нём он уже несколько дней пытался найти хоть малейший намёк на убийцу своей биологической семьи, но большая часть страниц была занята странными головоломками, несущими запутанный смысл. Зачем было скрывать от меня эти записи множество столетий, если они аж настолько бесполезны?! На секунду прийдя в ярость, Нортман запустил дневник в стену, что относительно вернуло викинга в реальный мир, и он смог услышать едва различимый звук приближающихся шагов, явно вампирских. Из представителей кровососов исключительно Пэм смогла бы рискнуть ворваться в кабинет Создателя без предварительного приглашения. Потому Эрик не удостоил вошедшую даже взглядом, а лишь безразлично кинул короткую фразу, упрямо делая вид, что в оставшихся на столе бумажках зашифрован, как минимум, смысл жизни:
- Я туда не вернусь, отстань.

Отредактировано Eric Northman (Вт, 27 Ноя 2018 08:34:33)

+1

3

―Отличное местечко, ― ядом в голосе Люси Беннет можно было отравить пару кварталов. А в не таком уж большом помещении, где располагался клуб “Fangtasia”, концентрация и вовсе приближалась к критической. Владельцу не мешало бы ввести карантин, ведьминский сарказм обычно электризует воздух и тем доставляет неприятности нежити.
―Мы здесь не за развлечениями, ― напоминает вампирша, бросая взгляд через плечо. Точнее не за теми же развлечениями, что и большинство собравшихся. У неё другие планы. Грандиозные, в этом можно не сомневаться. Эта женщина знает толк в веселье и эффектных появлениях. Два факта, которые стоит знать о Кэтрин Пирс каждому. А тот длинный список того, в чем еще она стала профи за более чем пять сотен лет, остается ведом только ей. И постоянно пополняется. ― Осторожнее с кровью, ― предупреждает Кэтрин. ―Она в подарок.
―Ты позвонила мне только за тем, чтобы я помогла пронести бутылку с кровью? ―интересуется ведьма.
―Нет, я позвонила потому что соскучилась по дорогой подруге и захотела сводить её в бар, ― интонация недвусмысленно дает понять – лучше не продолжать этот спор. Последствия того не стоят. ―Мы проводим так мало времени вместе, что я забыла какие места ты предпочитаешь, ― только и всего.
―Точно, ―чем ей нравятся Беннеты (но куда чаще раздражают, конечно), так это сообразительностью. Поняла намек. Умница. И решила, что пора бы к делу переходить. ― На троне какая-то блондинка. На вид младше тебя, ― что ж любительницы садо-мазо прикидов её не интересуют не только сегодня. В отличие от загадочного мистера Нортмана, которого нужно было отыскать. Выспрашивать используя внушение хорошей идеей не казалось, она ведь пришла с дарами, а значит с миром. Пока оный выгоден ей в первую очередь, разумеется. Шатенка чуть прищуривается, после чего отправляется к барной стойке, жестом давая понять, что Люси может развлечься по своему вкусу. Вечеринки она все же любит. а еще любит побыть плохой. Чем очень любят пользоваться злобные стервы, вроде Кэт.
―Бурбон. Чистый, ― как же хорошо, что в этом веке хрупкого виды девица может позволить себе одно из лучших изобретений века восемнадцатого и не выглядеть при этом кем-то из ряда вон. Вскоре перед ней опускается на четверть наполненный бокал с толстым дном и широким горлышком.
―Шикарно выглядишь, детка, ― хвалит её какой-то развязный тип. Кэтрин делает глоток янтарного, находит его вполне сносным и разворачивается к мужчине, сияя и ослепительной улыбкой.
―Наряжалась специально для короля, ―игриво-дразняще, но не зазывно. На него женские чары не подействуют. Но всегда есть другой надежный способ заручиться взаимовыгодной дружбой на одну ночь. Вампирша подзывает бармена, дабы тот наполнил опустевший бокал старины как_его_там. Ни к чему засорять память ненужными именами. Серебристый звон стекла скрепляет сделку. Еще один глоток. И вечеринка начинает казаться не такой уж унылой. А музыка вполне себе терпимой. По крайней мере, для той цели, для которой её крутят.
―Вы с ним разминулись, ― сообщает мужчина, подмигивая бармену. ― Спорю он бы не заперся у себя в кабинете, знай что ты собираешься заскочить.
―Пойду скажу ему, как он был неправ, ― озорно откликается Кэтрин, допивая остатки бурбона и ставя бокал на барную стойку. ― Два бокала для красного вина, ― смотря прямо в глаза бармену, произносит шатенка. Внушение срабатывает, и это мисс Пирс на всякий случай запоминает. Кабинет, значит. Что-то ей подсказывает, что она его не пропустит, достаточно только оказаться за дверью с надписью «Только для персонала». Но сначала нужно отыскать Люси, забрать подарок и попросить об отвлекающем манёвре, чтобы никто не заметил её поползновений. Когда стараниями Беннет гаснет свет, вампирша исчезает, словно её здесь и не было.
Поиски увенчались успехом гораздо быстрее, чем она рассчитывала. Помогло то, что владелец заведения кажется был не в лучшем настроении. До острого слуха донесся звук: что-то прилетело в стену (стараниями Эрика, надо полагать), а потом с глухим стуком упало на пол. Остаток пути пришлось проделать более традиционным способом, чтобы её шаги были услышаны. И вот уже мисс Пирс переступает нужный ей порог, где и обнаруживается хозяин клуба.
―Когда короли скучают подданным лучше поскорее придумать подходящее для них развлечение, ― произносит Кэтрин в ответ на реплику блондина. Опасно было врываться сюда, то видно уже по обстановке, которая для чужих глаз явно не предназначена. Впрочем, риск оправдан. В конце концов, если бы она предстала перед старым знакомым первородным психом по имени Клаус, даже он захотел бы выслушать её, прежде чем вырывать сердце. Любопытство наверняка взыграло бы. Ещё в конце пятнадцатого столетия, в Англии, когда два брата пытались впечатлить юную дурочку Катерину Петрову тем, что могут представить её ко двору самого Генриха Восьмого, она не без сожаления осознала, что с нужными словами и дарами можно зайти в любые двери. Совсем не важно, сколь высокороден находящийся по ту сторону. Тогда она думала, будто дело было в связях и взятках для нужных людей, но оказалось, что Майклсоны ограничивались внушением. Сути это, впрочем, не поменяло. ― Вампиры начинают скучать только в одном случае, ― продолжает Кэт, проталкивая большим пальцем пробку внутрь бутылки не_вина и разливая оное по бокалам. ― Создание ночи – хищники. А хищники должны охотиться. Преследовать жертву, чувствовать её страх и, вонзив клыки в её глотку, ощутить бурлящий в крови адреналин, ― шатенка поднимает глаза и беззастенчиво осматриваем мужчину. Горяч, как о нём и говорили. ― Если хищника кормить даже самым отборным мясом, он разленится и заскучает, ― да, именно это она сейчас и сделала. Намекнула на то, что бары для вампиров не так уж и полезны для их вида. ― К тому же вечность – чертовски долгий срок. Нужно наполнять его чем-то значимым и интересным, ― протягивая бокал своему визави, заключает Кэт. Пока этого хватит. Остаётся только одарить мистера Нортмана улыбкой, что приберегалась для подобных разговоров. Капелька озорства, приправленная щепоткой самоуверенности и фирменного стервозного обаяния, которому противостоять настолько же сложно, насколько пытаться не восхищаться. И можно дожидаться вопросов, которые непременно последуют.
[icon]http://funkyimg.com/i/2tf4M.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/s45bV.gif
avatar by ch-est-er[/sign]

Отредактировано Katherine Pierce (Вт, 4 Дек 2018 20:35:43)

+1

4

Вампиры не так далеко ушли от смертных, как им бы хотелось думать. Такие же социальные существа, нуждающиеся в спутниках на своём пути вечности. Единственная причина, по которой Нортман кое-как терпел наглые выходки Пэм, лишь в тайне иногда восхищаясь этой поразительной женщиной. Естественно, ещё можно было бы добавить связь между Создателем и вампиром, сильнейшую из всех на свете. Но и она со столетиями слабеет, заставляя каждого идти своей собственной дорогой.
В данный конкретный момент настроение у Эрика было, мягко говоря, отвратительным. Потому он был вполне готов послать ко всем чертям даже его обожаемое Дитя, которое сам же когда-то импульсивно создал, в первый и в последний раз поддавшись женской манипуляции. Но раздавшийся голос принадлежал явно не родной блондинке, что заставило викинга мгновенно поднять взгляд вверх, лишь по привычке умело скрывая удивление на лице. Что за чёрт? Убью нахрен охрану. Да и чёрт с ними, Пэм куда вообще смотрит? Пока мысли неспешно проносились в голове Эрика, незваная гостья уже начала вести себя чуть ли не как хозяйка кабинета или, как минимум, его старая подруга. Подобное поведение заставило Нортмана присмотреться к девушке на предмет знакомства, ведь за тысячу лет он успел с многими подружиться и забыть навек. Но нет. Такую чертовку было бы непросто выкинуть из памяти, даже не столько из-за одной красоты. Было что-то в её взгляде, что заставило викинга откинуться на спинку кресла и выслушать вступительную речь незнакомки до конца.
Она, как будто, читала мысли хозяина кабинета, произнося вслух его личные размышления практически слово в слово. Ещё и пришла подготовленной, с бутылкой крови, которая явно должна была сделать беседу намного приятнее. Только вот все эти пункты указывали лишь на одно – вампирше было что-то нужно от Нортмана. К тому же, незваным гостям был сюда вход строго запрещен, даже чертовски привлекательным и с дарами. Конечно, Эрик любил нарушать правила, чем довольно часто активно и занимался, но это не касалось его собственных, от которых не откупиться обаятельной улыбкой и третьей отрицательной (даже в этом незнакомка угадала). Кто же ты?
Без спешки Нортман встал с кресла (все же, не вежливо сидеть в присутствии дамы, пусть и не приглашённой), обошёл стол и медленно приблизился к гостье, всё это время не сводя с неё своего пристального взгляда. Приняв бокал, вампир плавно поставил его в сторону, ведь зачем пропадать качественной крови, верно? И уже в следующую секунду Эрик резко прижал незнакомку к стене, накрывая её нежную шею своими пальцами в практически стальной хватке. Впрочем, ни злости, ни гнева в его глазах не было. Скорее уж, любопытство и легкий намёк на азарт. Да и к чему скрывать, в другой ситуации его пальцы сжимались бы гораздо сильнее. Но это не отменяло серьёзности голоса мужчины, когда он, наконец, перешёл к очевидным вопросам:
- Кто ты? Что тебе нужно? И как, чёрт возьми, ты сюда прошла?
Нортман и сам не до конца понимал, какой из ответов был для него в приоритете. Но вот почему-то ему казалось, что каждый из них сделает его ночь куда более увлекательной, чем он мог надеяться в самом начале вечера.
Может, Пэм подослала её? Да нет, незнакомая вампирша была вовсе не похожа на шлюх, которые начали бы раздеваться ещё в коридоре, а тут строили бы из себя последних дурочек. Впервые Нортман на самом деле терялся в догадках, и это по странной причине лишь больше заводило викинга. Хм... А может, времена скуки закончились?

+1

5

Кэтрин предпочитала всегда быть на шаг впереди. Не так важно, о врагах шла речь, о старых знакомых, о временных союзниках или напарниках в очередной забаве (друзей у вампиров быть не может по определению, а уж у неё так и подавно). Совсем не плетение изящного кружева интриг было сложным: за пять сотен лет коварные планы она научилась генерировать, не отвлекаясь от выбора дизайнерских туфель в Милане. По-настоящему непростым делом было узнать того, с кем собираешься танцевать. Предугадывать реакцию, понимать образ мыслей, словом, смотреть на мир чужими глазами, умело это используя. Так уж вышло, что самую честную и искреннюю реакцию на происходящее можно было заполучить лишь с помощью провокации. Что и говорить, выводить из себя вампиров, тем более тех, кто старше, а значит и сильнее, было рискованным предприятием. У каждого – свой предел, а нащупать тонкую грань, за которую выходить не стоило, нужно было до того, как сердце окажется вне её шикарного тела. К счастью, инстинкт самосохранения служил исправно, даже несмотря на то, что поиграть мисс Пирс обожала и правила для очередной устанавливала сама. Чтобы не было скучно. 
Нортман поднимается и, обойдя стол, берет у неё бокал. Пристальный взгляд и точно выверенные движения того, кто привык получать все, что ему хотелось. Что за этим последует Катерина догадывается. В следующее мгновение, вампирша оказывается впечатанной в стену. Что-то хрустит (судя по звуку, перегородке потребуется более серьезное восстановление, а вот её позвонки уже почти что целы), бокал с кровью с серебристым звоном разбивается, а шея её оказывается в стальном захвате. В голубых глазах Кэт видит зажжённый ею огонек любопытства. Оставалось только раздуть его посильнее.
― Нелегко, наверное, быть королем, ― получается почти сочувственно, хотя и отдает приторностью, сарказмом и иронией. Хорошо, что несмотря ни на что, сжавшие горло пальцы говорить ей почти не мешали. ― Подданные следят за каждым шагом, успели выучить привычки, вкусы и угадывать настроение. И спешат похвастаться всем и каждому, что именно они знают своего господина лучше, чем все остальные, ― ответ на вопрос, как она узнала, где его искать и как смогла попасть внутрь. Выболтали. А она просто сообразила. ― Любопытство может и сгубило кошку, но после всего, что я услышала, страсть как захотелось убедиться во всем самой, ― шатенка дразняще проводит ноготком указательного пальца по внутренней стороне предплечья мужчины. Губы расплываются в довольной улыбке, пальцы ныряют в декольте и извлекают из-под одежды медальон размером с монету. ― Он серебряный, ― и да, она держит его в руках. А еще пока что не вонзила оный в одну из жизненно важных артерий блондина. Странная, конечно, слабость, но Катерина живет на свете достаточно долго, чтобы не удивляться. В конце концов, они с Эмили довольно долго были в одной связке, и та утверждала, что у каждой ведьмы свои уникальные фокусы. У той, что породила род, к которому принадлежал Нортман, тоже были свои. И в результате, они получили иные ограничения. Первородная ведьма, создавшая Клауса, его сестер и братьев, обратилась к солнцу за жизнью и древнему белому дубу за бессмертием. Но вряд ли она была первой, кто додумался до чего-то подобного. Во все времена жили жаждавшие вечной жизни. Как и те, кто мог оную даровать, обратившись к духам, что были в настроении ответить, и силам природы, в руках ведьм послушным и пластичным. Даже любопытно, что могло быть спрошено с серебра?
Петрова чуть склоняет голову к плечу, насколько чужая рука, все еще сжимающая её шею, позволяет ей. Эрик может запросто проверить, лжет ли она. правда, в процессе немного обожжется. Но такова судьба всех, кто связывался с этой чертовкой. Справедливости ради, оные получали по заслугам. Они всего-то вонзала нож в спину прежде, чем тоже самое могли сделать с ней.
― И это не все мои таланты, ― шепотом добавляет она. То, что она может появляться на улице днем и при всем не при этом не поджариться до румяной корочки – следующее, что она сообщит. Не все козыри сразу. Самый лакомый – так и вовсе напоследок. Что может быть желаннее для создания ночи, чем перестать быть заложником солнечного света? Разве что… А, нет. Ничего. Совсем. ― Подумала, что тебе будет интересно обменять свою помощь на мою.
[icon]http://funkyimg.com/i/2tf4M.png[/icon][sign]http://s7.uploads.ru/s45bV.gif
avatar from ch-est-er[/sign]

Отредактировано Katherine Pierce (Ср, 5 Дек 2018 21:17:00)

+1

6

Внимание древнего вампира было не так просто привлечь, он сам выбирал, на что потратить каждую драгоценную секунду своей вечности, крайне редко позволяя чему-либо манипулировать его планами. Тем интереснее была его реакция в данный момент. Будем честными, любого другого незваного гостя Нортман уже отправил бы в мир иной, не боясь гнева Пэм за испачканные кровью стены только после её глобального ремонта. Ему как раз таки хотелось выпустить пар и ощутить в стальной хватке пальцев рук ещё горячее сердце, пусть и не человеческое.
Но этой темноволосой вампирше удалось чем-то зацепить внимание Эрика, пусть он и не совсем понимал, чем именно. Она пока не сказала ничего слишком уж примечательного, лишь озвучила мысли любого бессмертного существа, который побродил по свету достаточное количество веков. Одно это уже намекало, что девушка вовсе не так молода, как кажется на первый взгляд. Два? Три столетия? Нортман дал бы больше. Чтобы осознать основную проблему вечной жизни, прочувствовать единственное неудобство, необходимо гораздо больше времени. Это уже первый пункт, который мог заинтересовать викинга. Настолько взрослых вампиров осталось не так уж много, заочно все друг друга знали, что вполне логично в их слишком уж организованном сообществе (на его вкус). Не говоря уже о том, что большинство из них была, мягко говоря, двинутые на всю голову или скучные до тошноты.
Впрочем, определенный огонёк безумия в этих шоколадных глазах определённо просматривался, что почему-то лишь добавляло очарования незнакомке. Что сказать, прижимать к стене столь привлекательную девушку было в каком-то смысле приятно, особенно в подобных непредсказуемых обстоятельствах. Пусть она и несла какую-то чушь. Её слова были какой-то странной игрой, вкрадчивой и лишь наполовину понятной. Вроде бы, и дала ответ, но концентрация конкретики сводилась к абсолютному нулю. И вот это уже слегка выбесило Нортмана, шериф 5 округа ведь привык к чёткой реакции на свои приказы.
- Не нужно со мной играть, - негромко практически прорычал Эрик, одновременно сильнее прижимая незнакомку к стене.
А вот следующий поступок гостьи побил рекорд непредсказуемости этого вечера. Серебро? Инстинктивно Нортман напрягся, готовый в любую секунду выбить неприятную вещицу из её рук. Да, секунду попечёт, но кожа вампира склонна к крайне быстрой регенерации. Хм. Вампира. Что за чёрт? Вполне возможно, что на лице викинга отразилась какая-то часть удивления. Не каждый день увидишь подобный фокус. Впрочем, объяснить его было относительно возможно, если допустить вероятность сотрудничества с ведьмой. Только вот какая ведьма опуститься до такого? Она настолько хороший дипломат? Или манипулятор?
- Милый фокус, - без особого впечатления в голосе прокомментировал Нортман. Но девушку все же отпустил. Ей явно было что-то нужно, а значит опасности пока не представляла, да и убить её Эрик всегда успеет. К тому же, незнакомка представляла собой хоть какое-то развлечение на этот вечер, отличное от уже столь надоевшего привычного графика. Пусть её слова и казались более забавными, чем адекватными. Ну вот какую помощь она могла предложить тысячелетнему вампиру? Хотя, кто знает, какие ещё секреты скрывают эти азартные глаза, они уж точно не казались глупыми или наивными. Вряд ли, незнакомка заявилась сюда без серьёзных аргументов и козырей. Можно позволить ей, как минимум, высказаться. Кто знает, вдруг её предложение окажется тем самым, от которого невозможно отказаться.
Викинг сделал шаг к столу, чуть отодвинул гостевое кресло, не убирая рук со спинки, кинул настойчивый взгляд на вампиршу, предлагая ей занять место, обычно предназначенное исключительно для Пэм (единственной с доступом в святая святых).
- Можешь попробовать меня заинтересовать, - кинул вызов Нортман, обходя стол и опуская свою божественную задницу на любимое кресло. Вновь пронзая незнакомку взглядом (Красивая чертовка), добавил лишь короткое: - Я слушаю.

+1


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Les Rivières Pourpres