устав проекта знакомство с администрацией роли f.a.q фандом недели нужные персонажи хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

проснулся в восемь утра
думаю: "закрою шторы и поваляюсь еще пять минут"
открываю глаза - ОДИННАДЦАТЬ УТРА, БЛТ
классно пять минут прошли, просто нет слов © Adrien Agreste

Финские пограничники приняли яхту из России за «трехголового монстра» © Dipper Pines

когда вместо "финские" прочитала "филингские" и несколько секунд не могла понять, что ещё за пограничники на филинге и зачем они это делают © Ochako Uraraka

пограничники - это модераторы
а российская яхта - это гэвин и диппер, когда они творят какую-нибудь хрень хд © Dipper Pines

Смотрю на список релизов игр, которые я ПРЯМ ЖДУ.
Надо выкинуть из расписания всякое ненужное.
Ну, типа... СОН.
СОН НЕ НУЖЕН - ТОЧНО. © The Hunter

сижу и облизываю картиночку с коллекционкой сайберпанка77. хочу фигурку. и кейс. и вот это всё. уже готов отдавать деньги. © Brock Rumlow

Судя по грохоту, на потолке кто-то упал.
Кто-то или что-то. © Alice Morgan

зарплата пришла! © Izuku Midoriya

Бартон, а Бартон.
А запусти теперь стрелу себе в жопу самостоятельно.
Я ХОЧУ НА ЭТО ПОСМОТРЕТЬ © James Barnes

доказательство того, что Бартон тянет кота за яйца и сыплет соль на рану: Лена, едва зарегистрировавшись, тут же заинтересовалась, что это там за Бартон и почему он ещё не Бартон, а только вздыхает. © Brock Rumlow

Брок главный палильщик вообще © Yelena Belova

причем бартон появился и быстро слинял, оставив бедную-несчастную наташу с тремя дружочками-пирожочками из гидры.
как же так, бартон? © Natasha Romanoff

Придется спасать Бартона.
Нельзя позволить что бы прекрасная морда Реннера страдала от рук всяких там. © Alice Morgan

Чувствую себя как тот самый розовый гусь, который смотрит в окно © Margot Verger

вампирья арфметика проста и прогрессивна: взамен одного закрытого эпизода создаются два новых.
И куда в нас лезет х) © Herbert von Krolock

гэвин рид отстреливает ведьмачий зад смотреть без регистрации и смс
звучит как неплохое название для офигенной ау © Dipper Pines

кажется, хомуре пора заказывать похоронную процессию под долгами © Dipper Pines

- Что? Ролевые? Это для детей!
Официант! Два бокала говна этому джентльмену! © Margot Verger

ощущаю себя так словно у меня остался 1 из 100 хп. © Izuku Midoriya

О том, что перед ним особа как минимум княжеской крови Геральт понял даже не по одежде и охране, которые окружали хрупкую фигурку плотным кольцом. Он часто бывал на приёмах – чаще тем хотелось бы – вращаясь в кругах императоров, королей и придворной элиты, отнюдь не только на уровне приёма заказа, что было бы порой куда проще. Геральт пил с ними, вёл светские беседы, спорил, а один из них всё порывался, да и до сих пор порывается отрубить ему голову, за дерзость, которую ведьмак отнюдь не стеснялся при нём выражать. Их манеры, повадки, жадные, горделивые взгляды уже давно впились и проросли по телу, точно побеги хищного плюща, и теперь взгляд выуживал монарших особ ещё задолго до того, как ему произнесут все их титулы. Это стало почти таким же рефлексом, как чуять бруксу в обличии простой женщины... читать дальше
GAVIN REED, DIPPER PINES, CIRILLA, GERALT, JACOB // кроссовер, nc-21
Солнце разлито в в воздухе, разбрызгалось золотистыми каплями пчёл по чуть колыхающемуся горячему воздуху, где запах разогретой травы смешался с тёплым дыханием мёда на летнем окне.

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » everything is temporary


everything is temporary

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

everything will slide
Элис Смит & ЭфПи Джонс

https://69.media.tumblr.com/451242b8f7f93fa55a70a1adfa0dde77/tumblr_phuqyw3SwZ1qf5hjqo9_r1_400.gif https://69.media.tumblr.com/9ae75b5d134d58916396e87e983ff726/tumblr_phuqyw3SwZ1qf5hjqo10_r1_400.gif

«

РИВЕРДЕЙЛ, ЯНВАРЬ 1994
"I was as tough as nails. But around FP, silly putty" (с) Alice Smith
#sexual tension

»

Отредактировано FP Jones (Пт, 23 Ноя 2018 14:25:41)

+1

2

Он не сбежал, нет, тем ранним зимним утром, когда заря только-только окрасила небо розовым светом. Проснувшись от шума на первом этаже, ЭфПи не сразу понял, что там происходит. Догадаться, в прочем, было не очень сложно. Мистер Смит шумел то ли бутылками, то ли своими заспиртованными костями, однако шум не продолжился долго и чуть позже послышался приглушенный храп старого алкоголика. С этой особенностью отца Элис Джонс уже давно был знаком, и она его ни сколько не отвращала от самой Элис. Мистер Смит просто был ещё одним алкоголиком, поднимающим руку на своих детей — как порой было и в его семье. ЭфПи не хотел такого будущего и для своих детей. Сон как рукой сняло и он некоторое время рассматривал спящую девушку, прижавшуюся к его плечу и мирно спавшую. Не поверит, но Элис Смит порой была сущим ангелочком со светлыми локонами и пушистыми ресницами. И сейчас она была его, сердце радостно сжималось и казалось, будто бы это всё сон, а не реальность. Наверно он был готов сделать ради неё всё что угодно, но ему стоило уйти, пока никто из его домашних не заметил отсутствия младшего Джонса. А если бы они узнали про эту ночь... да, ему бы не поздоровилось и в дело бы пошли не только угрозы.
Он постучал в дверь дома мисс Смит спустя несколько часов, ему открыл пьяный мистер Смит. Вполне возможно, что тот вообще никогда не просыхал, однако было не ясно, от куда у него на все это есть деньги, — Здравствуйте, мистер Смит, я за Элис. Нас ждут ребята, — не то, что бы их ждал кто-то определенный, но не говорить же, что он пришел позвать её на свидание? Это было бы как-то глупо, и возможно, не безопасно. Джонс улыбнулся и остался ждать Элис на улице.

Это был последний день перед окончанием каникул, последний вечер, если быть совсем откровенным. На следующее утро их вновь ждет старшая школа Ривердейла, что за мостом, на Севере. Это не их мир, был не их по крайней мере, и пусть сейчас с каждым новым событием в жизни южной молодежи все перемешивалось, однако ЭфПи всё так же негативно относился к северянам (возможно, где-то в глубине души он им завидовал, только вот никогда в слух об этом не скажем — это не правда), зато он уже не смотрел на всю жизнь волком. Можно было сказать, что он был счастлив и счастливее каждый день его делала юная мисс Смит, что наконец-то сдала осаду и впустила его, сначала в свою спальню, а потом, как надеялся Джонси, и в своё сердце. В прочем, Элис всегда была слишком язвительна и никогда не выражала каких-бы то ни было сентиментальных эмоций. Но ведь за это она ему и нравилась, верно?
Я сейчас вернусь, только пива принесу, а то эти идиоты всё выпили, — со усмешкой во взгляде он кидает взгляд на компанию неблагополучных подростков, стоящих с другой стороны изумрудного стола, к слову, они с Элис так же входили в группу этих самых подростков — все выходцы с Юга, вынужденные учиться в высшей школе Ривердейла за мостом. Парень привлек Элис  к себе, ему нравилось, что она вновь носит куртку со змеей, будто бы тех месяцев не существовало, когда она пыталась быть не собой. Быстро поцеловав девушку, он удалился в сторону подвала. Они не говорили об этом в слух, но Джонс считал её своей девушкой. Прежде, чем спуститься вниз за холодным пивом, он глянул в её сторону и усмехнулся, как же органично она смотрелась в этом месте, и как же прекрасна она была, как королева, над всеми этими мелкими змейками. Заметив, что она смотрит, Джонс подмигнул и скрылся за дверью.
Это заняло какое-то время, потому что у него состоялся разговор с одним из змеев, по поводу его отца. Мистер Джонс крупно рассорился с бандой и сейчас был не самым желанным гостем здесь. ЭфПи не знал, чего не поделил его предок с остальными змеями, но надеялся, что это дерьмо не выльется и на его голову тоже. Разговор происходил не самый приятный, в конце концов у ЭфПи вполне могут быть проблемы, если только... Задание было дерьмовым, но с этим он разберется потом сам. Он пришел сюда за пивом, наверху его ждет Элис.
Поднявшись на верх, прихватив с собой холодную упаковку пива, Форсайт не сразу нашел взглядом Элис, около стола её не было. Зато когда нашел... Мисс Смит стояла недалеко от выхода и разговаривала с каким-то парнишей, явно не местным, судя по одежде и манерам. Приглядевшись, Джонс узнал в непрошеном госте Хэла Купера. Знаете, он был одним из тех, чье лицо определенно просило кулака. Упаковка пива оказалась на всё том же изумрудном сукне, а сам Джонси двинулся в сторону Купера и Элис, явно надеясь прояснить ситуацию.

+1

3

я знаю, что мы с тобой связаны одной судьбой -
только пока ты не знаешь об этом.

Утро как на качелях – улыбка слетела с губ Элис, стоило ей вернуться от своих мечтаний к реальности. В реальности был отец, который что-то орал ей снизу, в реальности оставался один день до возвращения в школу, которого она так ждала еще пару дней назад, кляня медленно тянущиеся длинные зимние ночи. А теперь? Теперь она не была уверена, что хотела бы, чтобы завтра настало. Что-то неуловимо изменилось. Она смотрела на себя в зеркало как человек, который проснулся поутру и выглянул в окно, еще не зная, что вчерашние зеленые листья запорошило белой пеленой снега, смотрела, и не могла понять. Та же Элис, те же белокурые локоны, которые она с таким трудом расчесала после… вчерашнего. Легкий румянец на щеках не замедлил появиться, стоило ей снова вспомнить.

- Иду! – завопила она в ответ на очередной грохот внизу, смешанный с ее именем. Что ему понадобилось… Ответ сиял на пороге довольной улыбкой, и она не нашла в себе сил удержать ответную, лишь слегка прикусила губу, чтобы она не была такой уж неприлично широкой. Дверь за собой она захлопнула с наслаждением. Да, завтра ее мир в который раз перевернется, но сегодняшняя ночь была только их, и она не собиралась ее терять.

так страшно, что сейчас не повторится никогда

Она не собиралась напиваться, но было что-то отчаянное в том, как она сразу же опустошила первую банку пива под одобрительный свист змеев. Элис будто вернулась назад во времени. Тот же бар, те же люди, ее кожаная куртка, с которой она бережно смела пыль. Она так давно не была здесь, что успела забыть, как раздражало ее все то, что сейчас вызывало приступы ностальгии – бильярд, запах сигарет, повисший в воздухе плотным одеялом, скрежещущая музыка из автомата, знакомые с детства лица. Ее приняли, может быть, потому, что она была с ЭфПи, а может быть по праву рождения, и так легко оказалось вернуться назад. Хотя бы на одну ночь. Весело запрокидывая назад голову, она улыбалась всем и каждому, надеясь только на то, что у них еще есть чуть-чуть времени. Кто знает, когда еще ей выпадет шанс расслабиться и не думать ни о чем в компании таких же безбашенных подростков? Чувствуя, что почти готова повторить какую-нибудь из своих выходок (например, подожженные на северной стороне мусорные баки), она скользнула по людям вокруг весело-сумасшедшим взглядом. Куда запропастился ЭфПи? Он точно оценит.

быстрей время утекай, это счастье напрокат.
слушай, лучше не вникай. слушай, лучше не вникать.

Скользнула и замерла, потому что у порога стоял кто-то, кому совершенно точно здесь быть не следовало. Элис скользнула к выходу, хмурясь. Что Хэл забыл здесь, в ее доме, зачем ему тут появляться? Это было совершенно нечестно, она рассчитывала на эту ночь, думала, у нее еще часы и часы впереди, но время утекло сквозь пальцы, пока она не смотрела, и теперь было поздно. Банки пива было достаточно, чтобы обшарпанный бар стал раем на земле, но недостаточно, чтобы она подчинилась своему желанию послать Купера куда подальше и оставить ее в покое, по крайней мере, до завтра.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2Nbuz.gif[/float]
Элис слегка улыбнулась, заправила волосы за уши в попытке казаться хоть немного приличной девочкой – Хэл еще ни разу не видел ее в кожаной куртке, ботинках и коротко обрезанной футболке. Ему и не следовало видеть. Скрипнув зубами, она изобразила на лице радость.

- Какая неожиданная встреча, - получилось неплохо, хотя невыносимо было смотреть в эти пассивно-голубые глаза и невольно сравнивать.

- Только приехал и хотел тебя удивить, - он приподнял брови, улыбаясь, коротко поцеловал в щеку, отступил назад, окидывая взглядом помещение бара слегка свысока. – Познакомишь меня со своими… друзьями…. – снисходительным голосом и с красноречивой паузой. Его взгляд остановился на бармене, который мрачно косился на них, разминая свои густо татуированные руки – Или лучше… пойдем погуляем?

Элис сжала губы в улыбку. Бесило. Как же бесило, что у нее отбирали эту ночь, но выбора не было – Хэл в любом случае уже все испортил, и остаться в Змее не получится. Оглянувшись в очередной раз назад в поисках предлога, спасения, хоть чего-нибудь, она вдруг увидела ЭфПи с банками, который шел к ним с сумрачным выражением на лице. Не предвещавшим ничего хорошего. Боже. Если он случайно сболтнет хоть что-нибудь Хэлу… Она уже не успевала вытолкать его из бара так, чтобы это не выглядело странно, поэтому оставалось стоять на месте, дергая рукава куртки и надеясь, что все обойдется.

- Хэл, это ЭфПи, - протараторила она прежде, чем подошедший парень успел вставить слово. Или кулак. Судя по его лицу он вполне был на это способен. – Вы наверняка виделись в школе? Мой лучший друг, мы выросли вместе.

Хэл протянул ему руку, и Элис мысленно начала молиться, чтобы эта ночь не кончилась для нее крахом полугода работы.

Отредактировано Alice Cooper (Пт, 16 Ноя 2018 01:16:18)

+1

4

http://funkyimg.com/i/2NeUP.png
sir sly - astronaut // a little love on the tongue

Простой жест. ЭфПи приобнял Элис за плечо, таким образом приветствуя её и, вроде бы как, дает понять, что этой ночью все было замечательно. Даже идеально. Это не могло не быть идеальным, верно ведь? Джонс с трудом сдерживал свою ухмылку, и в попытке её сдержать хоть как-то, чтобы его лицо не было таким нахальным и вызывающим, жевал жвачку и совсем редко (нет) поглядывал в сторону девушки. А потом они поехали в Белого змея и все вновь было так, будто бы начало учебного года в Ривердейл Хай не существовало. Только он — Форсайт Джонс, и она — Элис Смит. А какое чертовски окрыляющее чувство у него внутри!
Они хорошо проводили время вместе, возможно это были лучшие часы за последние месяцы в его жизни. Конечно, ему нравилось тусоваться с Эндрюсом, у них было что-то вроде группы, хотя они и были ужасны, зато у них завязывалась крепкая дружба. Так странно, ЭфПи никогда и подумать не мог, что когда-либо будет дружить с северянином. Но Фред был другим, он отличался от остальных и был хорошим парнем. Конечно, были у ЭфПи ещё и южные друзья, но и с ними он уже давно не чувствовал себя так комфортно и уверенно, возможно одна из причин была в его отце, другая же была ни чем иным, как отсутствие мисс Смит на таких вот тусовках с молодыми змеями. Он смотрел на неё и глаза его блестели, это было видно даже со стороны, если брать в расчет недовольные взгляды Глэдис. Но Джонсу было плевать, что про него скажут или подумают, он был счастлив, что может вот так просто приобнимать Элис за талию, говорить что-то смешной или заигрывающее на ушко и просто наслаждаться своей молодостью, которую ему хотелось бы разделить с мисс Смит.
Поднявшись на верх, в обнимку с дополнительной выпивкой, Джонс далеко не сразу заметил Элис и, кого уж точно тут не ждали, Хэла мать его Купера. Джонси скрипнул зубами, пару секунд наблюдая за ними. Вообще, что этот идиот тут забыл? Чего дома то не сидится? Неужели совсем не боится прогуливаться по страшной и ужасной южной стороне? Ах да, дорожку он сюда уже протоптал, никак иначе — так и продолжит сюда ходить что-ли? Мудак.
Проходя мимо стола, он кинул пиво своим пьяным приятелям, те не без интереса наблюдали за лощеным северянином, который как бельмо на глазу был в этом месте. Кто-то даже наверняка был бы не против его побить. Нот Элис. У ЭфПи ухнуло сердце вниз, она явно не позволит этого сделать. Это он точно знал. Так же как и то, что сегодняшнее счастье останется лишь сегодняшним. Но верить в этом он не хотел, парня мутило, от страха, ревности и ненависти. Что она в нём нашла, черт тебя дери?!
Джонс подошел к входу, на лице его было явное неприятие и недовольство. Как у многих в этом помещении. Возможно, даже у Элис. Джонс её не понимал, глянув на девушку, он выслушивал её слова и это причиняло ему боль. То, о чем он никогда не сможет ей признаться. Так же, как и раскрыть своих чувств. Элис скорее растопчет его и выкинет, чем он сможет признаться ей в своих истинных чувствах. Черт.
Лучший друг.
Тебе лучшей уйти, чувак, — очень холодно и неприветливо отозвался ЭфПи, отвернувшись от девушки и явно не желая лишний раз на неё смотреть. Стоило ли ему раскрыть правду, рассказать про вчерашнее? Про сегодняшнее? Черт, он правда не знал что ему делать, но был уверен — скажи он это, то с Элис можно было бы попрощаться. Он её не понимал, но однозначно знал, что она станет делать. Джонс выглядел слишком агрессивно-пассивно, и надеялся, что Купер сложит два плюс два и свалит по доброму. — Серьёзно. — Он все так же не смотрел на Элис, в упор глядя тяжелым взглядом на примерного мальчика, заблудившегося на Южной стороне. — Вон там, чувак в шапке, это Мустанг. Он обожает бить таких как ты, — эти слова он чуть ли не выплюнул, все так же сверля взглядом нежеланного гостя, — Свали, а?
Жалкий Купер в замешательстве смотрел на Элис, Джонс на неё не смотрел. Он сложил руки у себя на груди, явно давая понять, что он вообще-то не шутит. Хэл опустил руку и помялся, Джонс поднял бровь и чуть наклонил голову будто бы выжидая.
Хм, ну тогда, — Купер в нерешительности глянул на Джонса, потом на Мустанга. Тот и правда любил надрать задницы жителям Севера, но обычно не выбирал таких слюнтяев как Купер, — Тогда до завтра? — Обижающим взглядом, от которого хотелось блевать дальше чем видишь, Хэл глянул на Элис, а после исчез за дверью.
Джонс промолчал, все так же даже не глянув на девушку. Он был сыт этим... этим... он уже и не знал, что это. Что всё это было.
Так ничего и не сказав, Джонс развернулся, чтобы забрать свою куртку и тут же с громким хлопков выйти на улицу. Там было морозно и ветрено, но даже это не могло остудить его гнев и ненависть, возможно не сколько к Элис, сколько в первую очередь к себе — ведь это он как утопающий хватается за последнюю соломинку. Как будто кроме Элис Смит больше нет ни одной девчонки на их округу? С этими мыслями он попытался завести мотор байка, но вышло плохо — байк замерз, а нервные движения Джонса явно не помогали. — Черт, да заводись ты, кусок дерьма.
to wear the crown,
rise up from the ground.

Отредактировано FP Jones (Пн, 19 Ноя 2018 12:48:41)

+1

5

Вдох-выдох, вдох-выдох, пожалуйста-пожалуйста, пусть эта сцена закончится мирно, а не кулаками, синяками и перевернутыми столами. Только этого ей не хватало. ЭфПи повел себя предсказуемо, но неожиданно сдержанно – если честно, она почти ожидала, что он попробует сейчас же, на месте, заняться разделением территории. Но он не стал. Боится, что она выберет не его? Поджав губы, Элис уткнула глаза в пол, пока над ними повисло напряженное молчание. Она тоже боялась, тоже не хотела выбирать – выбор был совершенно однозначным, и она сделала его еще в сентябре, когда впервые подвела глаза меньше обычного и сменила свой кричаще-черный на пастельные цвета. Выбор был однозначным. Но как же ей не хотелось его делать снова! Произнесенный вслух, он станет почти приговором, от которого уже не отвертеться, который не преступить (впрочем, зачем ей это? Она же сама только и мечтала о том, чтобы подписать его кровью?) Не хотелось над этим задумываться, но тишина нервировала, заставляла пальцами дергать рукава куртки и кусать губы.

Стоило Хэлу попрощаться и выйти, как губы пришлось кусать уже для того, чтобы сдержать улыбку. Хэл не был идиотом, спорить с полным баром не слишком трезвых южан он не стал. Странно, что он вообще решился прийти сюда. Это ли не знак, что она прекрасно разыграла свои карты и теперь он окончательно и полностью в ее сетях? Но главным было то, что он ушел, попрощавшись так, что сейчас ей нужно было выбегать следом преданной собачкой, садиться к нему в машину и слушать рассказ о том, как весело он провел время на рождество. Ей тоже было, что ему рассказать… но такие вещи не для нежных ушек Хэла. Удовлетворенная улыбка все же прорезалась на лице, как одуванчик, упрямо пробившийся сквозь слой асфальта, но хлопок двери моментально стер ее.

Элис нерешительно запахнула на себе куртку, буравя взглядом дверь. Может быть, он просто вышел, чтобы проверить, уехал ли Хэл. Может, он сейчас вернется. Звучало глупо даже у нее в голове. Она обернулась, кинув еще один взгляд на бар, потом снова вернулась взглядом к двери, не в силах принять решение, выбрать из двух зол, выбрать-выбрать-выбрать. Снова выбор. Мудрым решением было бы остаться, потом вернуться домой с кем-нибудь из своих, лечь спать и забыть обо всем, что случилось в последние дни, прийти завтра в школу с улыбкой для Хэла, для одного него, и перестать терзать себя глупыми детскими мечтами. Но… когда это она принимала мудрые решения?

В лицо ударил холодный ветер и Элис поежилась, но все равно шагнула наружу, в ночь. На сердце длинными коготками скреблось что-то вроде стыда за свои слова. Да, она запаниковала, не знала, что сказать, не ожидала, что в ее вечер вдруг так грубо вторгнется реальность, но все равно не стоило… так. Чертить границу первым же словом, будто кому-то нужна эта граница кроме нее. Она редко видела ЭфПи таким довольным и улыбчивым как сегодня вечером, редко замечала, чтобы он надолго убирал свою вечнохмурую гримасу и по-настоящему, открыто, смеялся. Смотреть, как гаснет в его глазах свет от одной ее фразы оказалось неожиданно больно.

Зачем, зачем ей такая власть, если она пользуется ей только для того, чтобы ранить? Как будто мало им всем ран, как будто и без того их жизнь пастельно-прекрасна. Как будто она не могла найти кого-то другого, чтобы согрел в короткие зимние дни, кого-то, чья боль никогда не тронула бы слишком туго натянутые струны ее души. Элис вздохнула, не зная, как объяснить и что сказать. ЭфПи еще не уехал, хотя она почти ожидала увидеть лишь дорогу и взметнувшиеся вдали клубы дыма, подсвеченные мигающим уличным фонарем, дышащем на ладан, как и все на южной части Ривердейла. Медленно, она подошла ближе, давая ему время все же избежать этого разговора. О чем? О чем ей говорить, чтобы он понял, чтобы не винил ее за то, что она такая, как есть, и поступает так, как поступает? И разве возможно это, если даже она сама не может избавиться от чувства вины, от ответственности за свои поступки, за улыбки и непроизвольный обман? Она действительно обманывала сначала себя, потом Хэла, а теперь и ЭфПи, невольно затянув и его в эту липкую паутину, и запутавшись теперь окончательно.

[float=right]http://funkyimg.com/i/2NpTC.gif[/float]- Заведи его пока в бар, чтобы отогрелся, - негромко предложила Элис, кутаясь в куртку и не зная, что сказать еще. Извиняться она не умела, да и глупо было бы, когда завтра она снова сделает то же самое, без раздумий и промедления. Решила, значит решила, так почему же с каждым режущим легкие вдохом хочется взять свои слова обратно, переиграть партию и сделать вид, что так и было? Хочется, но хочется ей не указ. Это сейчас в груди горячо и больно, но пройдет несколько недель, месяцев, лет, ЭфПи уйдет за какой-нибудь махнувшей хвостиком лисичкой, а она останется у разбитого корыта считать дыры в крыше. В реальности не бывает счастливого конца, ожидающего хорошую девочку, которая наплюет на доводы разума и выберет сердцем. – Я не ожидала что он придет, правда, думала, что только завтра приедет, - Элис прикусила губу, все же начав оправдываться. И не зная как закончить. – В общем… не знаю, как все это получилось, - пауза затягивалась, она так и не придумала, что сказать, и просто передернула плечами. Попыталась поджать губы, чтобы не выглядеть такой расстроенной и растерянной, но вряд ли получилось хорошо. Что могут сказать друг другу два человека, чувствующие, что их пути расходятся здесь и сейчас, но отчаянно не желающие отпускать?

+1

6

Джонс знал, кого она выберет. Не было нужны усугублять все кулаками и ненужной кровью.
Возможно, он и правда просто не был её достоин. Возможно, она и правда заслуживала чего-то большего, лучшего. А он? А он попросту не мог ей этого дать. Форсайт не был богат или хотя бы маломальски обеспечен, он не был умен или хотя бы изворотлив по жизни. В конце концов он не жил на пресловутой Северной стороне, которая так манила мисс Смит, предлагая ей возможности и светлое будущее, о котором она мечтала, кажется, всю жизнь. ЭфПи ничего из этого не мог ей дать, а его собственные чувства обесценились лишь одним её словом — друг. Значит и любить он был её не достоин, и Элис лишь развлекалась, проводя время беззаботно и ничем не обязывающе. Ни себе. Ни ему. Но странно все было не это, а тот факт, что Джонс даже не был уверен, что когда либо был так же счастлив, как за последние сутки. То, что он испытывал было по истине ново для Форсайта. Он никогда прежде не улыбался так часто и открыто как этот день. Он ещё никогда прежде не чувствовал так же глубоко и спокойно как сегодня. Возможно, все это была лишь ложь, вызванная всплеском подростковых гормонов. Возможно.
А возможно он просто обесценивал свои чувства, так как никто его не научил их ценить и понимать.
Хлопнувшая за ним дверь явно должна была дать понять Элис, что он не хочет более с ней находиться в одном помещение. Его это достало, то, что она раз за разом выбирает Купера, а об него лишь вытирает ноги. Как тогда, когда он был её личным водителем, как сейчас, когда она столь легко отбросила прошедшую между ними ночь. Джонсу казалось, что Элис, с каждым своим поступком и словом унижает в нём личность, обесценивая его чувства. Выбрасывает их в корзину как если бы это был лишь ненужный клочок бумаги с ненужной на нём информацией. Все это так четко встало перед внутренним взглядом Джонса, будто током прошибло, давая ясно осознание того, что он для неё абсолютное ничто. А если это так, то свои неясные чувства лучше зарыть поглубже, что бы не было ещё больней. Забыть Элис Смит и найти себе того, кто бы смог его принять таким каков он есть.
[float=left]https://69.media.tumblr.com/cb333564cd77830986e48115787655db/tumblr_phw9hdgd2m1qeey9xo1_400.gif[/float]Мотор не заводился и в моменты тишины между попытками его завести, Джонс услышал как к нему подошла Элис. Он не видел её, однако был уверен что это именно она. Больше некому. Он ещё пару раз пытался завести визжащий хриплый мотор, когда Элис предложила ему решение проблемы. Но проблема была не в моторе или глохнувшем байке, проблема была в них. В ней, если быть точнее. ЭфПи не ответил, не повернулся, лишь разогнулся и достал сигареты из внутреннего кармана куртки. Закурил, возможно чтобы привести мысли в порядок, возможно что бы не было необходимости что-либо отвечать.
А ещё ему было плевать, что она знала и не знала. И на оправдания её было уже наплевать. Возможно, не скажи она того уничтожающего слова, не повесь на него весьма определенный ярлык "лучший друг", возможно тогда бы он лишь отмахнулся от Купера и того факта, что ей не нужен. Ведь если не сказано, значит ещё есть надежда. Верно? Но все было сказано, выбор был очевиден и проигравший должен исчезнуть. Так тогда казалось задетому за живое Джонсу, не то же самое он будет думать спустя пять, десять или двадцать лет. Но все придет с возрастом, с умом, которого он достигнет наступая раз за разом на одни и те же грабли. Тусклый огонек мерцал в холодном воздухе, было даже сыро и невероятно холодно. Руки плохо слушались — то ли из-за холода, то ли из-за внутреннего бессилия.
Откинув недокуренную сигарету, Джонс ещё раз попробовал завести мотор, так и не произнеся ни слова, не ответив на попытку Элис оправдаться. В этот раз все получилось, мотор наконец таки заурчал сытым зверем, предлагая хозяину унестись вдаль и забыть о произошедшем. Будто бы километры дорог могли помочь ему в этом.
Зато я знаю, — как-то туманно ответил Джонс, наконец таки косо глянув в её сторону. Ему была больного от того, что он собирался сделать — забыть последние сутки, выкинуть их из головы вместе с мыслями и мисс Элис Смит. Он медлил некоторое время, сражаясь с внутренним змеем который просил один единственный, последний поцелуй, будто бы он мог спасти от того, что будет дальше. В этом не было смысла, и сделай он так, то лишь в очередной раз унизился бы перед девушкой, которая не уважает его и его чувств.
Ни сказав более ничего, Джонс привычным движением оказался на своём байке и через пару секунд в высь взмылся звук мотора и серый дымок, Форсайт умчался быстрее чем она могла бы ему что-то сказать, ответить. Он не поехал обычной дорогой, он даже не был уверен, что поедет домой.
http://funkyimg.com/i/2NqCU.png
imagine dragons — b i r d s
birds fly in every direction

Отредактировано FP Jones (Пт, 23 Ноя 2018 21:21:12)

+1

7

Coldpaly – the Scientist

Элис дернулась было следом, когда байк все же завелся – удержать, вернуть, объяснить, не дать так просто, одним нажатием на педаль перечеркнуть последние сутки, не дать –

Но он уже умчался, поднимая за собой злые клубы пыли, скрывая, скрадывая в них этот день, а может и всю неделю, ставшую одной из самых странных и чудесных в ее жизни. И рука, готовая схватить за плечо, как поднялась, так и опустилась, губы поджались в молчаливом оцепенении. Ей нечего было сказать, не было таких слов, которые бы взяли и исправили, стерли из памяти последние несколько минут, ее неловкие, неверные попытки объясниться, ее промахи, панику и страх. Не было? О нет, слова были. Выход есть всегда, и даже под дулом пистолета у тебя останется несколько мгновений, чтобы решиться, но Элис никогда бы не смогла откинуть голову назад, доверяясь судьбе и надеясь, что сработает предохранитель или случится осечка. Разве для того, чтобы потом просто надеяться, она так методично собирала камни весь сентябрь, пряча их за пазуху и не отвлекаясь ни на что другое? Нет. Она не собиралась отступать, как бы не рвало душу безнадежным осознанием. Неожиданным, право, она никогда бы не подумала, что это будет действительно больно. Она ошиблась – не стоило заигрываться.

nobody said it was easy
no one ever said it would be this hard

Тыльной стороной руки стерев с щеки злую, прожигающую кожу слезу, она решительно направилась обратно в Змея, запрещая себе оборачиваться. Хотелось разрыдаться от того, как все неправильно, как неизбежно и закономерно, и от этого еще больнее. Она знала, вчера, отвечая на поцелуи, что именно так, на холодной и пыльной дороге все закончится, не успеют пройти и сутки. Знала, что каждая секунда, каждое прикосновение, длящееся на мгновение дольше положенного, через день превратятся в болезненные осколки, сжимающие сердце в тисках, режущие и не дающие просто тряхнуть волосами и двигаться дальше, в светлое будущее. Знала, но все равно сделала свой выбор.

И сейчас снова.

Два выбора, и измени она любой из них, сейчас не было бы так безнадежно больно. Но она была Элис Смит, она не искала легких путей, и она не собиралась переставать быть собой. 

В бар она зашла уже с улыбкой и высоко поднятой головой, стараясь не искать взглядом знакомую растрепанную макушку, не думать, не вспоминать.

i’m going back to the start

Утро встретило ее немилосердно; голова болела от вчерашних бутылок пива на голодный желудок, которыми она пыталась заглушить неприятно напоминающее о себе в груди сердце. За окном сигналила машина, уютная и теплая, гораздо практичнее байка, который то не заводится на морозе, то оскорбляет ледяным ветром в лицо. На первом этаже что-то привычно орал отец. Все было по-старому, будто и не было зимних каникул, их медленной и вязкой тоски, их стремительного и яркого конца. Будто она заснула и проснулась, и теперь беспощадное солнце в глаза заставляет задуматься о том, была ли вообще ночь.

Была ли?

Поцелуй в щеку, мерное урчание мотора, школа, в которой тоже все по-прежнему, те же заботы, те же проблемы, та же канитель, в которую ныряешь с головой и забываешься. Газета, подготовка к выпускному, тест по математике, ланч за одним столом с Хэлом, который неловко говорит что-то про ее вчерашний наряд и она невольно расплывается в снисходительной улыбке. Парни. Как мало им нужно для счастья – кусочек обнаженной кожи и дело в шляпе. Эту деталь стоит запомнить и она запоминает, а взгляд между тем мечется по кафетерию пойманной птицей, ища кого-то, кого здесь нет. Кого-то, кто так сильно выделяется из толпы, что будь он тут, ей бы не пришлось его искать. Кого-то, кого хочется найти несмотря ни на что.

Хэл раздражает. Элис никогда не замечала этого раньше, но теперь она сравнивает, все время сравнивает, каждый миг, каждое слово и движение, каждый шаг – и от этого можно свихнуться. Как Ева, укусившая раз запретный плод, она теперь не может украдкой не задумываться о том, что было бы, если бы. О том, как сладко будет укусить еще раз. О том, что укус не считается, и яблоко еще большое, никто и не заметит. Она старается пресекать эти опасные мысли, ведущие к опасным действиям, она старается с головой нырнуть в эту, другую жизнь, в ее настоящую, реальную жизнь, но раз за разом проваливается. Раз за разом ловит себя на задумчивых мечтах, отводит взгляд от голых ветвей за окном и старается не вздыхать. Она сама выбрала, верно?

tell me you love me
come back and haunt me

Верно.

Отредактировано Alice Cooper (Сб, 1 Дек 2018 13:08:02)

+1

8

Что ему попытки Элис оправдаться? Она сделала ровно то, чего хотела. Сказала ровно то, о чем думала. А хотела ли она чего-то с ним? ЭфПи всегда сомневался, но был слишком упрям, чтобы признаться в этом самому себе, в первую очередь. Он был увлечен свое подругой детства, хотел проводить с ней время и испытывать все то, что было между ними в эту ночь. Ему хотелось, что бы она была его — а не какого-то глупого северянина, который даже понять не мог, кто обратил на него внимание. Элис могла бы заслуженно стать королевой змеев, если бы только не возжелала корону старшей школы Ривердейла. Более статусно? Больше перспектив? Для ЭфПи было все едино, разница была лишь в честности с самим собой. Элис с собой честна не была, но и другого выбирать бы уже не стала. Все они, уроженцы бедной южной стороны, были упрямы по своей природе — а иначе здесь и не выжить. Простил бы он её, вернись Элис в его объятия и в его мир? Возможно, только вот врядли это случится.
Следующий день начался серо, но хотя бы не мучительно было смотреть за окно. Знаете почему? Потому что за окном он не увидел дом, где на втором этаже получил желаемое и несколько больше, пусть это больше и причиняло ему боль. Проснулся он в доме своего друга, новоприобретенного друга, а потому жизнь хоть и была паршивой, но все же чего-то да стоила. Форсайт пообещал себе, что перестанет слепо и с восхищением смотреть на девушку, которой он не был нужен. Ведь нуждайся в нем мисс Смит, стала бы она говорить и делать всё то, что делала? Джонс сомневался, даже точнее — он полностью был уверен в том, что с Элис их более ничего не связывало. С одной стороны мучительно больно осознавать данный факт, с другой это учило его жизни и тому, что в ней нужно сражаться, а если это не помогает, то принимать удары судьбы с высоко поднятой головой. Так он и поступил — первый день после зимних каникул он шел в школу с высоко поднятой головой, не обращая внимание на ту единственную. Уже нет.

Время мчится быстро, когда жизнь начинает бить ключом. И совсем не важно, что ты сам сделал её такой — насыщенной, быстрой, занятой. Так было легче справиться с дурацким наваждением и держаться подальше от предательницы Смит. Кажется, они больше ни разу и не пересеклись с того вечера в баре. У каждого была своя жизнь и интересоваться чужой не хотелось. Конечно же страстное желание увидеться вновь, обнять и страстно поцеловать, порой его накрывало с головой. С другой стороны он нашел чем себя занять, пусть и не все занятия ему нравились.
Для начала стоит отметить, что Джонса пригласили в команду по футболу, не без помощи Эндрюса, конечно. Но это было не важно. ЭфПи правда не сразу решился на такой отчаянный по меркам южной стороны шаг, но знаете, дружба с Фредом делала его чуточку лучше, хотя он все так же недолюбливал северян, особенно тех, кто задирал нос повыше. Но с Фредом он них была настоящая мужская дружба, которой так не хватало Джонсу в своей старой компании, где у него была лишь Элис да пара приятелей. Спорт ему нравился, задор соревновательного духа взбадривал его и делал так, что он потихоньку забывал про девушку, которая ему чертовски нравилась. В школе они делали вид, что не знакомы. Живя в соседних домах они почти никогда не пересекались. Джонс все так же злился на неё и не мог простить, что Элис выбрала не его. Возможно именно поэтому он и согласился на футбол, что бы показать ей кого она упустила.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2NX4p.gif[/float]Конечно же, Джонс был жесток в этом с Элис, но и она причинила ему было. В конце концов они так и оставались змеями, хоть и пытались натянуть на себя чужую шкуру. Кто-то более успешно, кто-то менее. В конце концов у него появилась девушка, симпатичная лиса из группы поддержки, пусть она и уступала по всем параметрам мисс Смит, однако была не так строптива как последняя. Форсайта это устраивало.

Был конец февраля, обеденное время и то самое время года, когда было ещё холодно, но ученики потихоньку начинали вылазить на улицу во время обеденного времени. Джонс сидел в компании той самой Лисы, что распушив хвост сидела рядом и во всю с ним флиртовала, показывая чудеса и изобретательность в этом чудном занятие. Джонс же в свою очередь всегда был с ней несколько отдаленным, в прочем как и с большей частью людей вокруг него. Единственной с кем он мог поделиться всем (хотя за исключением самого важного и болезненного) была девушка, что пыталась пробиться в "высший свет" и одеть на свою голову корону школы. Они и правда редко встречались взглядами и старались не быть рядом, что бы ни произошло. Но сегодня был тот самый день, когда навеянный сладострасным сном, Джонс не мог игнорировать её существования на этой планете. Форсайт искал девушку взглядом, игнорируя ту, что была рядом с ним.
Они были змеями, что пытались нацепить на себя чужую кожу — они были похожи, даже слишком.

Отредактировано FP Jones (Пт, 7 Дек 2018 14:03:00)

+1

9

Время шло, словно во сне. Элис старательно убрала воспоминания о своем странном рождестве в дальний уголок памяти, припорошив для верности пылью – думать об этом не следовало. Элис старательно улыбалась и снова затолкала змеиную куртку в шкаф, теперь уже насовсем. Элис старательно изображала из себя хорошую девочку, так старательно, что маска начала понемногу прирастать к коже. Никаких больше перекуров на перемене, никаких рисунков на стенах туалета и стенах школы, никаких ночных прогулок по городу в компании полупьяных друзей, никаких сумасшедших поступков. Без этого жизнь стала… сонной. Корона прочно увенчала ее голову и никакие стервозные комментарии Пенелопы или презрительные взгляды Гермионы уже не могли спихнуть ее с пьедестала – школа покорно склонилась у ее ног. Скучно. Скучно-скучно-скучно, но она находила яркие эмоции в рассказах о чем-то более интересном, чем ее жизнь, она строчила статьи в школьную газету, придумывая половину фактов на ходу, чтобы развлечь читателей, и этого было достаточно. Наверное. Должно было быть.

Зима подошла к концу незаметно, но с приходом весны приходилось беспокоиться об экзаменах, об организации выпускного, о колледже, о будущей жизни, и Элис едва ли находила время, чтобы лежать в темноте, смотреть в потолок и мечтать о чем-то, чего у нее не будет никогда.

Нет, она совсем не думала о том, что окошко светится совсем рядом – рукой подать. Не думала о том, что фонарик – вот он, под подушкой, и сигнал она помнит лучше, чем таблицу квадратов. Не думала о том, что могло бы быть, если бы она разрешила себе довериться. Не думала, потому что это было бы глупо, ЭфПи не был тем человеком, который пойдет в колледж, который добьется чего-то большего, чем новый дом в южной части Ривердейла, такой же обшарпанный как предыдущий. ЭфПи не был тем человеком, который нуждался в чем-то большем. Можно было позавидовать – его не терзала ежедневно ядовитая обида на тех, кому по праву рождения не нужно было думать о своем будущем, его не жгли амбиции и желание доказать им всем, что она другая, что она достойна большего. Что она не мусор под ногами. Да, было бы намного проще жить, если бы она довольна была тем, что имеет, но жизнь в болоте – это не жизнь.

С такими мыслями в голове Элис была удивлена, впервые увидев ЭфПи в школе в форме футболиста. К чему это ему, привыкшему свысока смотреть на тех, кто гонял мяч по полю? Вопрос, на который могло быть несколько ответов, но ни один из них ее не интересовал, потому что ей было целиком и полностью плевать на ЭфПи Джонса, на то, чем он занят, с кем проводит время и как.

Абсолютно.

Поэтому то, как ее взгляд моментально остановился на нем, стоило ей выйти из душного школьного коридора на улицу, было по меньшей мере странно. Элис опасно сощурилась, рассматривая девушку из группы поддержки, которая так махала ресницами, будто собиралась взлететь (синицею) и уже практически залезла ему на колени. Вот уж кого можно без зазрения совести назвать мусором. Раздраженно фыркнув, она собиралась пройти мимо, но ее звонкое, невероятно противное хихиканье разлеталось на всю улицу. Как тут спокойно готовиться к урокам? Элис вздохнула, пытаясь успокоить упрямую злость внутри, так и норовящую выплеснуться – да, у нее всегда были проблемы с самоконтролем, нет, она научилась с ними справляться. Сжала и раздала кулаки пару раз, рисуя на лице приятную улыбку. Глупая девица пропищала еще что-то совершенно бессмысленное, и удержаться стало слишком сложно.

- Детка, милая, говори погромче, а то тебя кажется только половина школы слышит, - сладко пропела она, быстрым решительным шагом подходя к парочке и ослепительно улыбаясь. Змеиные клыки не выглядывали из-под краев губ, но их можно [float=left]http://funkyimg.com/i/2P6Bg.gif
[/float]было легко вообразить, как и медленно, опасно покачивающуюся из стороны в сторону голову кобры. Опасно. Очень опасно. – Мелли? Долли? – попыталась она угадать имя девчонки, по оскорбленному выражению лица поняла, что даже не близко, и дружески похлопала ее по плечу. – Ну, неважно. Надеюсь, у тебя нет проблем со слухом.

Элис с быстрой улыбкой перевела взгляд на ЭфПи, который не успел сказать ничего в защиту своей (своей ли?) дамы (точно не дамы!).

- Джонс, курточку застегни, простудишься, - нежно посоветовала она, красноречиво опуская взгляд на толстовку в школьных цветах, расстегнутую шаловливыми пальчиками лисицы. Ох уж эта униформа футболистов, маркирующая их как элиту. Эта дурочка бы и краем глаза на него не посмотрела бы, будь он не в сине-желтом, а в черной коже. Нет, ну не идиотка ли?

Отредактировано Alice Cooper (Ср, 12 Дек 2018 02:43:30)

+1

10

Быть может эта лисица, а так же и форма футболистов, появились в его жизни лишь для того, что бы лишний раз уколоть Элис? Показать ей, что и без нее он вполне себе не плохо живет. А Лисица, эта девушка была симпатичной (даже смазливой), но скучной до ужаса. По крайней мере когда она открывала рот и начинала что-то рассказывать. Лучше уж ради другого его открывала. В прочем, ЭфПи почти не жаловался, лишь пыталась выжать из последних месяцев своей школьной жизни максимум. И желательно как можно реже сталкиваться с мисс Смит.
Помимо лисицы и футбола в его прежде неспешном и однообразном графике жизни появилось кое-что еще. Та встреча со скверно настроенным Змеем в подвале бара, куда он спускался в последний день каникул за пивом, обернулась чем-то совсем невеселым. Продажа наркотиков все таки дело серьезное, и ЭфПи не горел этим заниматься. Учитывая особенно то, что он был вынужден этим заниматься. Хотя вступление в футбольную команду явно помогала с этим грязным делом, делало его более подходящим для данной роли. Но иногда Джонс думал от том, что это, черт возьму, очень опасное предприятие и он ходит буквально по краю, занимаясь продажей наркотиков в школе. Но знаете как бывает, от судьбы не сбежать — и ей приходится подчиняться. Правда почему именно такую он себе судьбу выбрал и мог ли он что-то изменить, Форсайт старался об этом особенно не думать. Он и правда погряз во всем этом дерьме глубже некуда.
Джонс тянется, что бы поцеловать губки симпатичной лисички, которая смеется слишком громко и болтает о какой-то ерунде. Ток хотя бы она перестанет болтать и займется тем, что у нее и правда не плохо получается. Но не тут то было. Знакомый голос гремит совсем близко, ЭфПи хмурится и смотрит на Элис, что от чего-то решила, что ее приглашали. Парень выпрямляется, и смотрит на мисс Смит, которая в очередной раз тренируется в язвительных ремарках, на этот раз с бедной и ни в чем не виновной лисичкой. Джонс мысленно вздыхает, но ничего не говорит. В прочем миловидная лисичка так же не нашлась что ответить злющей стерве Смит (она так пару раз уже называла Элис в присутствие Джонса, и знаете, он то был с ней солидарен!).
Надеюсь у тебя тоже никаких проблем нет, Смит, — прохладно огрызается Джонс, хотя был готов отпустить еще пару отвратительных ремарок или вроде того, даже стукнуть по столу был не против. Вместо этого лишь сжал зубы и исподлобья смотрел на Элис, которую будто бы буквально лишь пару месяцев назад боготворил и был готов носить на руках. Сейчас оставалась лишь какая-то злость и раздражение, и что-то более сильное, спрятанное глубоко внутри собственной души. Он одновременно ненавидел её и любил, хотя пытался врать себе о втором.
Думаю я и без тебя разберусь, где там твой подхалим? Может стоит за ним присмотреть, дабы не простудил свою голову? — Парень смотрел мимо Элис, однако замечал изменения в ее лице. А что? Разве он не имел права злиться на неё после того, что она сделала? Разве имела она какое-то право мешать ему наслаждаться жизнью? Пусть и "наслаждаться" слишком высокое слово и наврядли применимо к реальности. Как бы там ни было, его очень злил тот факт, что она могла вот так просто подойти и вновь влезать в его жизни, топтаться в ней, будто бы не успела уже наследить там достаточно.
И ему было абсолютно плевать, что Элис Смит думала по поводу футбольной форме, что красовалась на его возмужавшем теле. Хорошо, почти плевать, но это уже не её чертово дело.
Что тебе надо Элис? Скучно стало? — Он вновь возвращается в созерцанию её недовольно лица, смотрит на эту хищную ухмылку, что разрезала губы, эти горящие недоброжелательным огнем глаза. Господи, он так ненавидел её за это! Но так же сильно хотел, возможно даже сильней, чем прежде. Это сводило с ума, и он был бы рад, уберись она со школьного двора прямо в эту же секунду. Или намекни она ему, что не против повторить их маленькое приключение в последнюю ночь каникул. — Думаю тебе пора, Купер заждался, а у нас другие планы, — на этой ноте бы отвернуться и заняться своей примолкшей девушкой, но не тот то было, Джонс все так же продолжал сверлить своим тяжелым взглядом стоящую над ним Элис.

+1

11

Судя по мрачному взгляду, ЭфПи не слишком-то рад был ее видеть. Стоило заранее подумать о том, что в отличие от нее он не станет прятаться за фальшивыми улыбками, лживо-сладкими фразами, колющими хуже издевок, и непроницаемым взглядом. Стоило, но она, кажется, вообще ни о чем не думала, когда поддалась импульсу, развернулась на каблуках и сказала настырной лисице пару ласковых – этой девчонке стоило напомнить ее место. Но теперь… теперь ей приходилось кожей чувствовать злой, напряженный взгляд ЭфПи, и это было так неправильно, так непривычно, что хотелось сбежать и расплакаться. Или извиниться и попытаться починить все, что было, потому что годы дружбы нельзя просто так замести веником под ковер, нельзя просто взять и забыть все, что их связывало. Даже если бы захотела, она не смогла бы – вместе с ЭфПи пришлось бы забыть и себя.

Но Элис не была бы Элис, если бы показала, как нехорошо ей становится от повисшего в воздухе неприязненного напряжения, от того, что они (она?) сотворили с взаимным доверием. Она вздернула подбородок, снизу вверх снисходительно рассматривая лисичку, которая попеременно выглядела довольной, что ЭфПи встал на ее защиту, и готовой провалиться под землю от испуга. Она прекрасно понимала, чем ей грозит неудовольствие будущей – и настоящей – королевы школы.

- У меня? О, так мило, что ты спрашиваешь, - она сахарно улыбнулась, делая шаг вперед. Ближе, ближе, как будто он притягивал ее по нити натянутых взглядов, повисших в воздухе опасно напряженными струнами. – У меня все сказочно. Все, как я хотела, - что-то в этих словах неприятно укололо фальшью, что-то пробилось даже сквозь безразличный тон, и Элис с досадой поджала губы. Ей не всегда удается сохранить маску, когда эмоции внутри бурлят и сносят крышу, заставляя добавлять в голос все больше яда, делать слова все более жестокими. Год, о, еще год назад она бы просто стащила эту идиотку со скамейки, чтобы хорошенько оттаскать ее за волосы под крики и хлопки благодарных зрителей, а потом бы отбывала свое наказание с гордо поднятой головой, но теперь… теперь остается сдерживать цунами внутри себя и бессильно сжимать кулаки. – Подхалим? А, ты про моего парня? Нет, он в отличие от, прекрасно знает, что не стоит по весне сразу обнажаться, чтобы привлечь… - она кинула ядовитый взгляд на сжавшуюся еще сильнее лисицу, - сомнительное внимание.

На самом деле форма футболиста ему очень даже шла. И заставляла снова задуматься о том, в чем она еще ошиблась, когда за ЭфПи решала, как он проживет свою жизнь и чего достигнет. Элис не любила признавать свои ошибки, и когда эти ошибки пялились ей в лицо сине=желтой тканью, натянутой на широких плечах, это не могло не бесить. Какой же неудачный день! Чего ей стоило пообедать внутри или выйти на пять минут раньше, чтобы не наткнуться на эту сладкую парочку.

- Всего лишь забочусь о твоем здоровье… раз ты сам не можешь, - она пожала плечами и собиралась отойти. Правда. Отойти куда-нибудь подальше, забыть с концами этот неприятный эпизод, зарыться в свою учебу и ждать, пока Хэл заберет ее на машине. Но ЭфПи не отвернулся первым, не разорвал эту дуэль разозленных взглядов, и она не смогла. Что-то было в его выражении лица, не совсем ясное, полускрытое очевидной злостью, что-то уязвимое, словно выжидающее. Что-то, на что с такой готовностью откликались ее собственные мысли. Что-то без названия и определения, и у нее не было сейчас ни времени, ни желания разгадывать загадки – только обжигающая изнутри кипятком ярость. Другие планы у них, как же. Продолжать раздеваться посреди поляны, под любопытными взглядами, так демонстративно, как будто кому-то что-то доказывая? Прекрасное занятие, ЭфПи, но мог бы найти себе что-нибудь поинтереснее. (Или кого-нибудь.)

Элис мысленно скомандовала себе отойти – ей ведь плевать, верно? – но этот приказ затерялся где-то в процессе, подхваченный бурными волнами ее злости, и вместо этого она шагнула вперед, боком усаживаясь на скамейку рядом с ЭфПи, с противоположной стороны от лисицы, но ближе, почти вплотную. Такое незначительное прикосновение, такое мимолетное, но от него – огонь под кожей, и она сразу же потянулась дальше, нарываясь, неизвестно зачем и неизвестно чего добиваясь.

- Придется помочь тебе немного, - пальцы сами по-хозяйски скользнули к молнии куртки, медленно и аккуратно застегивая.

+1

12

И все таки, чувства к Элис никуда не девались, как бы он ни пытался. Хотя сейчас, смотря назад и размышляя над тем, что происходило в его жизни, ЭфПи думал, что не было никакой любви. К черту любовь, её не существует! И сопливой «влюбленности» так же нет — все, что было между ним и Элис Смит лишь подростковые гормоны и влечение, которое ударяло не только в голову, но и ниже, заставляя думать лишь об одном. Цинично, но так и правда все могло объясниться вполне логично и складно. Он хотел её, она хотела его, к черту чувства — если ей удобно «встречаться» с Хэлом Купером, то пусть к нему и катится. А он найдет себе другую, в чем проблема?
Конечно, проблемы и прорехи в этой логике присутствовали. Например, почему он так переживал из-за их ссоры в начале года, или почему ему было так важно её внимание, не только тело. Или почему сердце так сжималось, когда он встречал Смит в обнимку с Купером. Ему ведь все равно, верно? И все же обманывать себя было проще, описывая все произошедшее гормонами и не более того. Да, дружба между ними была, но то время прошло — они изменились и можно было уже забыть о прошлом, каким бы приятным и теплым оно ни было. Джонсу казалось, что он достиг предела своего развития, что он взрослый и сам все прекрасно знает и не нужны ему ничьи советы и тем более компания девчонки, которая предпочла родному народу чужаков. Пусть так. Никогда не стоит переживать о предателях. А Смит, конечно же, была именно им.
Рыженькая лисичка, что жалась к нему — то ли из-за отвратного поведения стервы Элис, то ли от внезапно холодного порыва ветра, то ли от искренней симпатии к Джонсу — несколько раздражала в этот момент самого Форсайта. Не потому, что она ему не нравилась, скорее потому, что его вообще буквально все в этот момент раздражало. Парень с трудом сдерживался, чтобы не вспылить и не разнести к черту эту школу, которую он честно ненавидел. Даже неожиданная популярность и форма футболистов его раздражала, но делать нечего — полез в бутылку, терпи. В конце концов он не ради популярности нацепил эту форму, что бы там Смит себе не думала. И тем более не ради неё. Хотя конечно, малая доля правды во всем это и была. Но, все же не из-за этого, а из-за отца. Сложная история, которая так же его ужасно бесила. Можно было сказать, что ЭфПи Джонс это большой недовольный сгусток, который однажды все же взорвется и, вполне вероятно, заденет все вокруг. Пока этим всем обещала стать мисс Смит.
Тогда может тебе стоит свалить, что бы не портить себе сказочность? — Он все так же смотрит мимо неё, едва-едва разжимая челюсти, чтобы выплюнуть эту фразу. Что ей от него надо было?! И конечно же, он воспринимал каждое её слов чистой монетой, и подумать бы не мог, что Элис Смит может страдать от своего выбора. Казалось бы, не это ли она хотела? Это. Так вот пусть и светит своим довольным оскалом где-нибудь подальше. Когда она начала язвить, Джонс все же бросил в сторону блондинки неприятный, колючий, почти уничтожающий взгляд. Глаза его сузились, и он сплюнул. Как же он её ненавидел. Ненавидел и чертовски хотел.
Оставалось лишь промолчать на эту её «заботу», ведь похоже было более на издевку, не более! Он так же сидел и буравил её взглядом. А она его. Лисичка нервничала рядом, но так же молчала как и эти двое. Никто ничего так и не сказал. Джонс вновь отвернулся, то ли в надежде что она так быстрей уйдет, то ли потому, что смотреть более на Смит сил уже не было. В любом случае это не помогало — она так же стояла над душой и продолжала гневно смотреть с высоты своего роста и явно раздутого самомнения.
От неожиданности соседства его явно пробила дрожь, как от особенно резкого порыва ветра. Глаза Лисички округлились и она с какими-то неразборчивыми фразами встала и стыдливо удалилась. Что это с ней? В прочем ЭфПи не стал провожать её взглядом, вместо этого попытался еще раз спровадить Элис — она буквально испытывала его на прочность. А Джонс не был уверен в том, что эта прочность вообще в нем была.
Отвали, Смит, — но он не двинулся, не пытался как-то её оттолкнуть, или уйти самостоятельно. Нет, он лишь слушал её слова и ловил каждое движение, каждое прикосновение, ведь ему и правда было не все равно. Черт, он ненавидел себя за эту слабость.
Он продолжил сидеть, только вот взгляд его наконец таки уперся в лицо блондинки, тяжелый, невыносимый взгляд стальных глаз. Он буквально мог придавить хрупкую блондинку, только вот Элис Смит никогда не была хрупкой. Джонс стиснув челюсти молчал, продолжая наблюдать за ней, за тем, что она сделает дальше. Его пробирало такое чувство, гадливое, проникало внутрь и отдавало вибрациями внизу живота. Дышать было сложно, чтобы не выдать своих ощущений, говорить что-либо вообще было нереально.

+1

13

ЭфПи ощутимо злился, так ощутимо, что раздражение расходилось от него волнами, а взгляд горел смесью ярости и чего-то неясного, но не менее привлекательного. Элис невольно прикусила губу, вглядываясь в его лицо, знакомое до самой мельчайшей черты, но все равно притягивающее взгляд магнитом, не оторвать, не отвести. ЭфПи редко позволял себе выйти из себя, и раньше, до того, как закрутилась история с новой школой и их размолвкой, она и вовсе никогда не знала, каково это, быть целью его огненного взгляда, прожигающего насквозь чистой, неразбавленной злостью.

Будоражаще. Опасно. Как прыжок с моста в ледяную воду, страшно, так, что перехватывает дыхание в груди, так, что первые несколько секунд думаешь, что совсем не выплывешь. Останешься навсегда в светящейся синим бездне, которая пробирает до глубины души, не давая ни на мгновение оторваться, влечет к себе, на верную гибель. Затягивает в водоворот.

Ее передернуло, может быть, от порыва ветра, но мурашки по коже вовсе не из-за холода, ведь ей вдруг стало жарко под этим взглядом. Пальцы остановились на молнии, без сопротивления застегнув ее до конца, и теперь вдруг стало немного жаль, что больше нет повода дотрагиваться. Что нужно убрать руки. Но Элис убрала не сразу, пользуясь тем, что ЭфПи так и не остановил ее, убрала заодно за ухо сбежавшие волосы, небрежно коснувшись кончиками пальцев лица. Хотелось продолжить эту линию, провести ими ниже, погладить по щеке, может быть, коснуться губ… но они были не вдвоем, да и в любом случае, он бы не позволил. У всякого терпения есть предел.

Мгновение прервала девчонка, которая вдруг вспомнила про срочные дела. Как же приятно было наблюдать, как она убегает, поджав метафорический хвостик. Интересно, она решится еще хоть раз подойти к ЭфПи, или придется преподать ей еще один урок? Элис почувствовала, как от этой мысли губы сами разъезжаются в хищной усмешке, совершенно не идущей той хорошей девочке, роль которой она так старательно играла в последнее время. Розовые пиджачки, скромные юбки, вежливая улыбка и плавные жесты – как же ей надоело это все, как же надоело прятать себя за маской и вписываться в чужие ожидания. Хотелось немного хаоса, немного огня, чтобы вырваться из тесной паутины приличий, которой она сама так умело себя оплела, дать себе волю. Съездить рукой по испуганному лицу воровки-лисицы просто потому, что хочется, потому, что она может. Промчаться на мотоцикле по хлипкому мосту, сжигать мусорные баки, убегать от полицейских сирен, смеясь, как в последний раз, когда они оказываются далеко позади.

Не так-то сложно теперь признать, что ей не хватает этого. Но она сделала свой выбор, расставила приоритеты, как прилежная отличница, заранее обдумав все плюсы и минусы. Сознательно выбросила в корзину все, что не вписывалось в ее новую жизнь.

Думала, что выбросила. Но как, оказывается, мало было нужно, чтобы заставить ее соскользнуть с пути истинного на опасную дорожку – всего-то ЭфПи, обнимающий какую-то смазливую дурочку, - и вот, она уже здесь. И ее бросает то в жар, то в холод, от напряжения между ними, которое вот-вот взорвется, так или иначе. Ударит ли он девушку? Может ли она довести его до такой степени злости, что ударит? Но Элис не хотела проверять, она ждала, ждала все это время, что ее руки перехватят, запрещая и дальше не то провоцировать, не то дразнить их обоих.

Но ЭфПи молчал и молча прожигал ее взглядом, словно до души пытался пробуравить. Молчал и разрешал, ни делая ни малейшего движения, чтобы ее остановить.

Элис быстро облизнула пересохшие губы, так легко поддаваясь соблазну, что это пугало. Пара минут – и все ее выстроенные стены, все ее тормоза слетают к черту, и вот она уже снова на полпути к бездне, глядящей на нее насмешливыми темно-серыми глазами ЭфПи.

- Не приказывай мне, - мягко сказала она, чуть склоняясь вперед, приближаясь к его лицу. Плевать, как это выглядит со стороны. Плевать, она и так уже устроила превосходную сцену. Ну и что с того? Она королева, она может позволить себе многое, пока не сорвется вниз. – Ты же знаешь, это бесполезно, - блеф, наглый блеф, но ЭфПи так редко сомневается в ее словах, с чего ему начинать сейчас? – но почему бы нам не перенести нашу… беседу, - Элис сделала паузу, подчеркивая последнее слово очередной провокационной улыбкой, - в менее людное место? Где, может быть, будет не так прохладно, - она дернула снова за застежку куртки, никак не дававшую ей покоя. Теперь вниз, намекая на то, что будет. Может быть. Если ей не показалось, если он не побоится. [float=left]http://funkyimg.com/i/2ReQy.gif[/float]

В любой другой момент побоялась бы сама Элис, но сейчас все мысли куда-то улетели, вытесненные эмоциями, вспыхивающими ярко, как искорки тока по коже от их прикосновений. Сейчас она не думала, она просто жила, упиваясь каждым мгновением этого восхитительного противостояния взглядов. Которое легко можно было перенести в другое противостояние, верно, ЭфПи? Направить весь этот огонь в другое русло.

- В женской раздевалке через пять минут, - прошептала Элис, бытро окидывая взглядом поляну. Она так увлеклась, что и думать забыла, что их может кто-то подслушать, но, к счастью, все были увлечены своими делами. – Опоздаешь – уйду.

Она встала, удаляясь также стремительно, как и пришла, напрочь забыв про свои планы и свои занятия, пока в крови горела непонятная жажда.

Отредактировано Alice Cooper (Вт, 12 Фев 2019 17:00:01)

+1

14

Конечно же он был зол на нее — но не потому, что она «отшила» лисичку и не потому, что проявила «заботу» и застегнула ему куртку. Нет, он злился за нее за то, что она была рядом и в тоже время столь далека. Водь именно так он смотрел на нее с начала нового полугодия в школе. Элис всегда держалась за ручку с Хэлом, а если и не была рядом с ним, то выглядела как прилежная девочка, где общество кого-то с Южной стороны могло ее оскорбить. И в первую очередь общество ЭфПи. Было ощущение, что она поставила точку, где он бы предпочел видеть запятую. Предала, растоптала и унизила. Как такое не ненавидеть?
А она играла с ним, сначала с такой хозяйской уверенностью застегивала куртку, а потом прикасалась к волосам и лицу, едва-едва ощутимо, только вот внутренний огонь полыхал с каждым новым прикосновением все сильнее. Она была жестока с ним и сейчас ЭфПи не понимал, издевается ли она над ним это это пробивается что-то искренне? Но думать об этом он не хотел, предпочитая дать четкое описание происходящему, где Элис играла роль последней стервы, а ему нужно было встать и уйти. Только вот он не мог ни встать, ни тем более уйти. Она приковала его к себе взглядом, действиями. Он одновременно желал её и хотел убить. Но так ничего и не сказал. Не сделал. Лишь продолжал смотреть, ожидая её действий.
Напряжение, что было между ними, на столько густое и ощутимое, казалось бы только подними руку и пальцы в нем увязнут, так же как вязли они сами. Джонс глубоко дышал, стараясь совладать с минутами вожделения и зависти, ведь чертов Купер мог прикасаться к ней сколько угодно, быть с ней рядом, а он — не мог. Зависть ли, ревность ли, они убивали его и сложно было найти хоть что-то, что могло его отвлечь. Даже лисица его не отвлекала, разве что едва-едва создавала видимость «нормальности». Джонсу было тяжело признавать, но он мог думать и мечтать только лишь об Элис и ни одна другая девушка и рядом с ней не стояла. Черт.
Его пробирает дрожь от ее голоса и неожиданной близости. Сердце начинает стучать сильнее, не от волнения, ни от каких-то высоких чувств — нет, от томного желания внизу живота. — Я много что знаю, Смит, — вторит ее голосу, чуть прикрывая глаза, приближаясь ближе. Казалось бы вот-вот и он был готов поцеловать ее и плевать, что она сделает — сама вынуждает его переступать через себя и вновь бежать к ней. Чертова стерва, но он так сильно хотел ее!
Все было ясно как день, делать вид что они друзья или пара она не хочет, зато не против оказаться под ним как в ту ночь на каникулах? Это уже не злит, напротив, возбуждает! Он даже не против сделать это все таким образом, в конце концов не он ли сам себя убедил, что не любит ее? Если она хочет только секс — он хочет того же и проблемы в этом точно не будет.
Джонс ничего не ответил, естественно он будет. Взор все еще затуманенный, но холод, вновь проникающий в открытую куртку отрезвлял, к счастью не так уж и сильно. Когда Элис ушла, прозвенел звонок и полянка очень быстро опустела, оставив его одного. И он поспешил на зов, не пытаясь остановить себя, вразумить — ему было абсолютно все равно, что он будет думать после этой интрижки. С другой стороны, это просто секс и он возьмет лишь то, чего хочет и после этого они вновь будут никем друг для друга. До очередного такого раза. Это могло бы стать неплохой привычкой, он ухмыльнулся, спешно открывая дверь нужной ему раздевалки и оказываясь внутри. Там было пусто, но его уже явно ждали.
Ни одного слова, все очень сумбурно, торопливо и без единой мысли о возможных последствиях. На ходу Джонс стягивает с себя ту самую желтую куртку, впиваясь в губы Элис, чтобы и та ничего не решилась сказать — зачем говорить, когда действовать так приятно? ЭфПи оглядывается, вдруг кто-то решит явиться? Они в небольшом укромном закутке раздевалки, но кто знает… руки Элис отвлекают его от этого, расстегивая теперь и рубашку. В этот раз все было иначе — несколько нервно и довольно быстро, без долгих прелюдий и глупостей. Они оба этого хотели, горели от сжигающего их желания. Она стонала так низко и горько в его руках, от чего внутри все трепещало и хотелось больше, быстрей, жестче. Форсайт крепко сжимает ее в своих объятиях, а когда она стонет особенно громко, чтобы никто не услышал, накрывает девичьи губы своими.
В конце концов они были подростками, которые редко думают о последствиях, наслаждаясь моментом здесь и сейчас. Им же наслаждались и эти двое, забыв обо всем, что существовало за закрытой дверью раздевалки.
Джонс облизал опухшие от произошедшего губы, что говорить он не знал, а потому молча надевал разбросанную по полу одежду. Мерзко за себя не было, но какой-то осадок явно отложился, вместе с четким желанием повторить это еще раз, — Если станет скучно, ты знаешь, где меня найти. — Быстро глянув на девушку, Джонс первый покинул раздевалку, что бы в случае чего их не увидели вместе. Кажется, но он все таки принял правила ее игры. Как и всегда принимал.

+1

15

Thirty Seconds To Mars - Love Is Madness
you are insane, my desire
violent daydream

Безумие. Самое настоящее безумие, не поддающееся никакому контролю. Быстрыми шагами, на чистом адреналине, Элис почти добежала до женской раздевалки. Ни мгновения на то, чтобы опомниться, ни момента, чтобы схватиться за голову и спросить себя – что ты творишь? Зачем? Нет, в эти короткие пять минут она мысленно уже вздыхала от удовольствия, ощущая на себе руки ЭфПи, его прикосновения к ее коже. Не к той дурочке, которая так поспешно сбежала, едва в воздухе начали летать искры. Впрочем, ничего удивительного – не каждая способна вдыхать воздух, напитанный напряжением, с удовольствием, не каждая будет трепетать в нетерпеливом ожидании от предвкушения взрыва. Взрыва безумия.

Не было ни одной рациональной причины, способной объяснить почему вместо урока она оказалась здесь и сейчас, зато с полмиллиона нерациональных, но таких весомых. Горящий уже совсем не злостью взгляд ЭфПи, пробирающий до костей, заставляющий пульс быстрее биться под кожей, не дающий опустить глаза ни на секунду. Его усмешка, теряющая свое нахальство с каждым движением. Его руки, наконец-то осмелевшие, наконец-то вспомнившие, как расстегивать пуговицы, как двигаться, безо всякой нежности прижимать ее к чьим-то жалобно звякающим шкафчикам с одеждой. Его решительность, как будто Элис своим приглашением-приказом на лужайке дала повод сорваться с цепи. Его хриплые вдохи, рваные и нечастые, едва успевающие ухватить воздух между поцелуями. Его поцелуи, о да, терпкие и быстрые, такие же безумные, как и все происходящее и кружащие голову сильнее, чем стопка текилы в Змее. И такие же обжигающие. Его губы, в этот раз настойчивые и требовательные, растерявшие всю трепетность и сладость за два месяца холодного отчуждения, за пару секунд и много часов боли, когда она выбрала не его.

Но сейчас, сейчас она выбирала его, признавала без слов, что это именно тот выбор, который она сделала бы не задумываясь, не пытаясь обыграть жизнь в шашки и выйти в дамки на первых минутах партии. Тот выбор, который она сделала бы сердцем. Но какой смысл об этом рассуждать, если она не сделала и теперь только и может, что ловить украденный момент за хвост, забывать обо всем на каких-то полчаса. Чтобы потом, когда кровь перестанет кипятиться в венах, сжимать пальцы в бессильной злости и корить себя за временное помешательство. За безумие, которое наркотиком по венам, и которому она никогда не разучиться поддаваться.

- Посмотрим, кто кого будет искать, - усмехнулась она вслед ЭфПи, но, стоило ему выйти, как улыбка сползла с лица усталой гримасой. Элис поправила одежду, рассеянно двигаясь от одной вещи до другой, подбирая с пола браслеты и сумку, полетевшие на пол с самого начала. Адреналин выветрился как не бывало, и теперь на сердце было тяжело, а кожа саднила, намекая, что завтра на бедрах и запястьях могут появиться синяки. Безумие прошло, оставив за собой воспоминания о том, как хорошо было пару минут назад, и горькое послевкусие. Слишком неприятное, чтобы тряхнуть волосами, проигнорировать его, и идти дальше проторенной тропой. С тяжелым вздохом, медленно, чтобы не свалиться, потому что ноги все еще держали ее плохо, Элис осела вдоль стены на пол. Бездумно посмотрела на противоположную стену, раскрашенную все в те же раздражающие сине-желтые цвета. Закрыла лицо руками, очень надеясь, что сюда никто не зайдет в ближайшие двадцать минут, в которые ей придется собрать себя обратно по кусочкам. Вспомнить, как это – быть Элис Смит, королевой школы. А потом выйти с гордо поднятой головой, найти Хэла и помочь ему с математикой, потому что завтра тест, и ей стоит думать об учебе, а не о том, как нелепо и странно ее раздирают противоположные желания, и не о том, когда в следующий раз ей снесет голову от никчемной ревности.

В этот короткий солнечный день, предвестье весны, Элис поняла одну простую истину. Она не может получить все, что хочет. ЭфПи не будет вечно ждать ее, как какая-нибудь барышня из романов Джейн Остин. Он найдет себе еще одну лисицу, и третью, и четвертую, а ей останется только наблюдать со стороны, кривить губы в усмешке и делать вид, что это нисколько ее не трогает. Сжимать кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в кожу ладоней. Может быть, не давать уйти окончательно, снова и снова затаскивать за собой в раздевалки и туалеты, потому что это, пожалуй, единственное, что им осталось. Пока не найдется та, кто не даст ей так просто взять его за руку и увести с победоносной улыбкой.

А она найдется.

i never said that i would be you lover
i never said that i would be your friend
love is… madness

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » everything is temporary