устав проекта знакомство с администрацией роли f.a.q фандом недели нужные персонажи хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

проснулся в восемь утра
думаю: "закрою шторы и поваляюсь еще пять минут"
открываю глаза - ОДИННАДЦАТЬ УТРА, БЛТ
классно пять минут прошли, просто нет слов © Adrien Agreste

Финские пограничники приняли яхту из России за «трехголового монстра» © Dipper Pines

когда вместо "финские" прочитала "филингские" и несколько секунд не могла понять, что ещё за пограничники на филинге и зачем они это делают © Ochako Uraraka

пограничники - это модераторы
а российская яхта - это гэвин и диппер, когда они творят какую-нибудь хрень хд © Dipper Pines

Смотрю на список релизов игр, которые я ПРЯМ ЖДУ.
Надо выкинуть из расписания всякое ненужное.
Ну, типа... СОН.
СОН НЕ НУЖЕН - ТОЧНО. © The Hunter

сижу и облизываю картиночку с коллекционкой сайберпанка77. хочу фигурку. и кейс. и вот это всё. уже готов отдавать деньги. © Brock Rumlow

Судя по грохоту, на потолке кто-то упал.
Кто-то или что-то. © Alice Morgan

зарплата пришла! © Izuku Midoriya

Бартон, а Бартон.
А запусти теперь стрелу себе в жопу самостоятельно.
Я ХОЧУ НА ЭТО ПОСМОТРЕТЬ © James Barnes

доказательство того, что Бартон тянет кота за яйца и сыплет соль на рану: Лена, едва зарегистрировавшись, тут же заинтересовалась, что это там за Бартон и почему он ещё не Бартон, а только вздыхает. © Brock Rumlow

Брок главный палильщик вообще © Yelena Belova

причем бартон появился и быстро слинял, оставив бедную-несчастную наташу с тремя дружочками-пирожочками из гидры.
как же так, бартон? © Natasha Romanoff

Придется спасать Бартона.
Нельзя позволить что бы прекрасная морда Реннера страдала от рук всяких там. © Alice Morgan

Чувствую себя как тот самый розовый гусь, который смотрит в окно © Margot Verger

вампирья арфметика проста и прогрессивна: взамен одного закрытого эпизода создаются два новых.
И куда в нас лезет х) © Herbert von Krolock

гэвин рид отстреливает ведьмачий зад смотреть без регистрации и смс
звучит как неплохое название для офигенной ау © Dipper Pines

кажется, хомуре пора заказывать похоронную процессию под долгами © Dipper Pines

- Что? Ролевые? Это для детей!
Официант! Два бокала говна этому джентльмену! © Margot Verger

ощущаю себя так словно у меня остался 1 из 100 хп. © Izuku Midoriya

О том, что перед ним особа как минимум княжеской крови Геральт понял даже не по одежде и охране, которые окружали хрупкую фигурку плотным кольцом. Он часто бывал на приёмах – чаще тем хотелось бы – вращаясь в кругах императоров, королей и придворной элиты, отнюдь не только на уровне приёма заказа, что было бы порой куда проще. Геральт пил с ними, вёл светские беседы, спорил, а один из них всё порывался, да и до сих пор порывается отрубить ему голову, за дерзость, которую ведьмак отнюдь не стеснялся при нём выражать. Их манеры, повадки, жадные, горделивые взгляды уже давно впились и проросли по телу, точно побеги хищного плюща, и теперь взгляд выуживал монарших особ ещё задолго до того, как ему произнесут все их титулы. Это стало почти таким же рефлексом, как чуять бруксу в обличии простой женщины... читать дальше
GAVIN REED, DIPPER PINES, CIRILLA, GERALT, JACOB // кроссовер, nc-21
Солнце разлито в в воздухе, разбрызгалось золотистыми каплями пчёл по чуть колыхающемуся горячему воздуху, где запах разогретой травы смешался с тёплым дыханием мёда на летнем окне.

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Time to play Gwent!


Time to play Gwent!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Time to play Gwent!
Geralt & Ciri

https://78.media.tumblr.com/d793ae2d3266078bfd06965054b95e26/tumblr_otefawouHQ1qbmv14o3_500.gif

«

Новиград, весна 1273
Иногда хочется расслабиться и просто поиграть в карты. Даже официально из спортивного интереса.
И на очередном турнире по гвинту просто не может не случиться какой-нибудь казус. Только вот почему разгребать его участникам с мечами за спиной?
Когда от "Тыжведьмак" не получается отдохнуть. Вообще никогда.

»

+2

2

- Первоначальный взнос 150 новиградских крон.

- Не слишком ли завышена цена?

По лицу распорядителя было видно, что за день он уже достаточно наслушался подобных вопросов, и отвечать на них имел такое же удовольствие, как от чистки конюшен в разгар знойного дня.

- Мы что на базаре? Это самый крупный турнир во всём Северном королевстве. Сегодня здесь – он обвёл рукой аляписто расписанный дом. – соберутся самые искусные игроки и весьма уважаемые люди города. Высокие чины, знать, посланники соседних земель. – на этой реплике голос мужчины дрогнул, он напрягся, набирая в грудь побольше воздуха, а из-под богато украшенного берета на лоб выкатились несколько капель пота. – К тому же именно на этом турнире мы представим публике то, что изменит закостеневшие устои игры, и уж можете мне поверить только в лучшую сторону. Так что коли вам не по нраву наши расценки, сударь можете занять место в рядах зрителей и наслаждаться представлением со стороны.
Распорядитель выдохнул, мужчина напротив него поджал губы. Между бровей у него залегла напряженная складка, а по лицу прокатилась тень острого размышления. Будущий игрок решал – здесь и сейчас, стоит или нет? Впрочем, его раздумья длились не долго. Новое слово в устоях явно подкупило алчную натуру и на дно призового сундука, обитого полированной медью упал толстый кошель.

- А ты сам-то что думаешь, Золтан? Таким ли громким будет это – новое слово? – Геральт стоял, опершись о деревянную балку корчмы, из которой каких-то пару минут назад они с Золтаном выбрались подышать свежим воздухом, а также по всем законам чести разделить выигрыш, полученный с нескольких партий в гвинт, похудивших кошель приехавших на турнир краснолюдов. Команда итак была не слишком уверена в своих силах, хотя всем своим видом показывала обратное, а теперь после такого поражения и вовсе, кажется собиралась отказаться от участия. Хотя, это было ещё вопросом, краснолюды народ упёртый. Из соображений солидарности к собратьям по азарту, а в случае Золтана ещё и принадлежности родовой, поделить вырученное было решено вне предела взгляда проигравшей команды, да и разбавить хмельной угар свежим морским воздухом было чертовски приятно. Только, пожалуй, всё сегодня в этом городе дышало не прибоем, а гвинтом.

-  Я думаю – краснолюд ловким пинком отправил в полёт курицу, что заимела в своём нутре не дюжую храбрость и принялась клевать его ботинки. – что болтать, только время терять. Геральт гвинт - это не просто красивые картинки и высокие ставки. – и будто в подтверждение своих слов краснолюд подбросил в ладони потяжелевший кошель. – Гвинт игра древняя. Четыре её масти, как отражение порядка вещей.

- И держится этот порядок особенно хорошо крепкой рукой, да дубовой палкой. – На память Геральту как-то сразу пришла та самая первая игра, когда ещё незнакомый с правилами ведьмак внимательно наблюдал за разворачивающимся действом, время от времени уворачиваясь от палки, что лежала рядом с каждым игроком и взмывала в воздух после каждого громкого возгласа.

- Зарождающейся азарт, как отражение инстинкта, силы, скрытой глубоко внутри нас, а его выражение, подобно взрыву вулкана и потоков раскаленной магмы, пожирающей сердце, как заросшие поля. – ловко парировал Золтан, заставив Геральта вскинуть брови.

- Эка тебя понесло, с трёх кружек темерского.

Но краснолюд лишь довольно улыбнулся, выудив из кармана тонкую, длинную трубку.

- Мастерство не пропьёшь. А вот колоду, как нефиг делать. Кстати, куда подевалась Цири. Только что ведь рядом была?

Отредактировано Geralt of Rivia (Пт, 19 Окт 2018 20:46:05)

+2

3

В Новограде теперь спокойнее.
Нет, тут не стало иначе. Все то же самое.
Все же те же толпы на рынках. Женщины в красивой и опрятной одежде из знатных семей ходят бок о бок с кметками в засаленных чепцах и рваных платьях. Кидают на них презрительные взгляды, а кметки мнутся и отводят глаза. Стыдно им за свое тряпье, но ничего с этим не поделаешь.
Пьяные краснолюды хотят следом за реданской стражей, следящей за порядком.
Разница? Да все просто. Больше не слышно предсмертных криков сжигаемых на кострах, да и площадь очистили от кольев, отмыли от крови и под сапогами больше не хрустят горелые остатки хвороста.
Нелюдей тут не сжигают, а вот чародеев… Спорно.
Даже после смерти короля они все ещё здесь прячутся, если им приходится бывать в Новиграде.
Говорят, что королева Адда их тоже не жалует. Говорят, её проклинали дважды. Оба раза она вернулась к нормальной жизни, и потом вышла замуж за Радовида. Переехала из Вызимы в Третогор, позволив обоим королевствам установить между собой дружеское сотрудничество. Да только где была Редания, когда Темерия оказалась обезглавленной? Ха! Вот и вся “дружба”.
Но сжигать королева, что и правит теперь Реданией, никого не спешит. Темерия вассальна Нильфгаарду и моему жадному биологическому отцу. Слышала, что темерцы не слишком этим и довольны. Поэтому и бегут в Реданию, стараясь не тосковать по родине. Импонирует им королевство, когда у власти их бывшая принцесса.
Адда отказывается подчиняться Эмгыру, но до войны у них пока не дошло. Только если до холодной.

В Новиграде все как обычно. Возле «Пассифлоры» особенно людно. Можно подумать, будто бы все среди бела дня решились предаться плотским утехам, но…
Именно здесь будет турнир по гвинту. Кто вообще додумался проводить его в борделе?
Хороший вопрос, но какая разница. Новая колода настолько обжигает карман, что я гнала Кэльпи вперёд до самых Третогорских ворот. Кобыла не подкачала. Так быстро шла галопом, заставляя меня вспоминать ту самую, первую. Лучше неё у меня ещё не было.
Иногда пришлось останавливаться, ожидая Плотву Геральта. Я хмурилась, мне не терпелось оказаться в городе.
Но молчала. Геральт не виноват, что его тянет на гнедых с дурным и ленивым нравом.
Да и любит каждую из них, как бы не ругался, когда они особенно упрямились.

У “Пассифлоры” нас встретил Золтан. Он же и помог записаться.
— Сто пятьдесят? Ого! А выигрыш? — однако, распределитель только развёл руками и загадочно сказал, что мы его узнаем в конце турнира. Может быть, даже получим. Если повезёт.
Кривлю губы, подумав, что этот хер явно прикидывается вежливым. В глазах его рыбьих читается — выиграем, если у нас есть мозги. А сам на мою грудь пялился.
Если я приложу его по лысой башке рукоятью меча, меня сразу дисквалифицируют или отделаюсь штрафом?
Соблазнительно проверить. Но все-таки не буду. Курва с ним. Тем более, что их здесь достаточно полно.

Турнир начнется только завтра. А значит, пока есть время отдохнуть и спокойно выспаться с дороги.
Тянет к бадье, но сначала неплохо перекусить. Золтан отводит нас в корчму, где удается найти две свободные комнаты. Редкая удача, на гвинт же съехались со всех Северных королевств. Ну или с того, что от них сейчас осталось…
Когда с едой покончено, в ход идет выпивка и краснолюдские байки. Я слушаю внимательно, не забывая оглядываться по сторонам.
Кругом много тех, кто носит разную символику с тремя королевскими лилиями на синем фоне. Их здесь много. Больше, чем я думала.
Я закусываю губу, отворачиваясь.
Геральт и Золтан поднимаются, чтобы выйти на улицу. В корчме уже достаточно душно, прокурено и слишком сильно пропахло водкой.
Кошусь в сторону других гуляк, некоторые даже на ногах не стоят. Может быть, с утра они даже не будут в состоянии держать в руках карты и победа будет легкой.
А кто запрещал мечтать-то?..

Приятно вдохнуть свежий воздух после корчмы. Я с удовольствием дышу полной грудью, пока ведьмак и краснолюд обсуждают предстоящий турнир.
Оглядываясь по сторонам, я замечаю за углом ребенка. Он сжимает в руках тряпичную куклу с оторванной рукой. По щекам его текут слезы. Едва он замечает мой взгляд, как тут же срывается с места и бежит за угол.
На его белой рубахе вышиты темерские лилии.
Не знаю, что заставило меня тихонько отойти от Геральта и пойти вслед за малышом. Но я это сделала.
Он нашелся через пару кварталов. Все такой же заплаканный, все с той же игрушкой. Словно испуганный зверек, сжимается при виде меня.
— Эй, тихо, не плачь… Кто тебя обидел? — опускаюсь на корточки, протягиваю ему руку. Он дергается, но уже не пытается убежать.
— Ч-ч-ч…
Его речь нескладна, он не может и выговорить слово, захлебываясь рыданиями. Но я хмурюсь. Несложно догадаться, что он хотел сказать.
“Черные”.
Нильфгаард.
Не так уж и хорошо живется вассами, как им хотелось бы. Эмгыр везде все отравит своей тиранией.
Я ощущаю, как внутри меня разгорается злость. Но нужно ее заглушить. Нужно успокоить мальчика.
Я даже забыла, что не предупредила Геральта об отлучке.

+2

4

- Схожу, посмотрю где она.

Само собой, Геральт не таскался за девушкой под каждый куст, поблескивая сталью клинка и выставив вперёд руку для защиты от внезапного удара. Сердце старого ведьмака до сих пор сжималось от воспоминаний и рассказах и о том, что ей пришлось пережить. Но спустя время он свыкнулся, чувство вины никуда не исчезло, но больше оно впивалось клыками в сердце, точно оголодавший катакан, так, скребла где-то в уголке. Он всё переварил, смирился и отпустил. Больше ничего нельзя было сделать. Нельзя порвать пространство и время, приземлиться посреди пустыни или первому вонзить в глотку клинок охотнику за головами. Настоящее гораздо важнее, это пресловутое здесь и сейчас. Цири больше не ребёнок, она запросто разрубит надвое утопца лишь одним сильным финтом, а при встрече с подворотными крысами Геральт уже наперёд знал кому стоит «сочувствовать». Сейчас его вело любопытство. Они покинули трактир уже добрых четверть часа назад, Цири отлучилось почти сразу, а за жаркими спорами и опьяняющим даже воздух вкусом победы оба совершенно потеряли счёт времени и очнулись только когда колокол на городской башне пробил два набатных раза.

Он шёл узкими переулками, ловко маневрирую в толпящемся потоке людей, уворачиваясь от многочисленных котомок, клеток с животными, терпко пахнущими свёртками, объёмных тюков, и даже пару раз пришлось пригнуться, дабы наконечник тяжёлой алебарды не заехал промеж глаз. Стражники даже внимания на него не обратили, не бросили в след едкий комментарий о родовом происхождении, цвете волос или коже, они оживлённо спорили и не нужно было особо прислушиваться дабы понять о чём идёт столь жаркий разговор.

Гвинт. Всё в этом городе дышало игрой.

- Всё в порядке?

Он нашёл их совсем не далеко от корчмы, в нескольких кварталах, петляющих между массивными, но уже просевшими от времени домами. Цири стояла на одном колене придерживая за плечо ребёнка и пусть Геральт не видел её лица уже по одной позе было понятно какие чувства одолевают девушку. Ведьмак сделал несколько шагов вперёд, очень осторожных, дабы не напугать ребёнка, подрагивающего и нервно комкающего полы своей потрёпанной накидки.
Первая мысль пришла банально-житейская. Кто-то из родителей не слишком дорожит своим ребёнком, но зато весьма сильно уважает деньги/темерскую/бордели, а потому путающийся под ногами мальчуган уже с утра заработал пару оплеух – каких-то серьёзных повреждений Геральт не видел – и теперь вынужденно бродяжничает по улице, рыдая от обиды и непонимания.
Вторая более жесткая. Война ещё не достигла пределов Редании, но уже успешно дышала в затылок. Новая власть в лице хорошо знакомой ему дочери Фольтеста – рука невольно потянулась к горлу – не спешила прогибать спину под солнцем, но и холодная борьба выходила какой-то неравной. Он заметил в городе нильфгаардский полк ещё на закате первого дня прибытия. Солдаты ни в кого не тыкали пиками, не расчехляли ножны, но одного их поведения хватало для показательных выступлений, под названием – под кем ходит пол земель.

Мальчишка мог нарваться на их патруль. Что ж это вполне могло бы объяснить особое витавшее в воздухе напряжение.

+1

5

Мальчика жаль. Он не выглядит беспризорным, но одет достаточно бедненько. Он вот-вот перестанет всхлипывать, утирая лицо рукавом выцветшей рубахи.
Я протягиваю руку, аккуратно касаюсь его волос, аккуратно погладив по ним. Он робко улыбается.
Не переживай, малыш. Мне хочется верить, что королева Адда не допустит на своей земле подобной дряни.
Дети всегда будут на улицах, так устроен мир. Они будут даже плакать.
Но все, что в силах сделать ее величество - это не позволить плакать детям из-за нильфгаардских солдат.
Почему они такие? Почему так вышло, что при виде солдат в черных доспехах, с нарисованным на них желтым солнцем, все начинают бояться? Прятать детей и имущество.
Ненавидеть и бояться. Кричать им вслед отчаянно, когда они забирают последнее заработанное, как дань. С такой суммой даже не заметят прибавку к казне, а простым людям несколько дней будет нечего есть.
Почему так? Почему они такие?
Потому что Эмгыр это допустил. Он выбрал такую политику, он выставил своих солдат, как захватчиков. Он получил половину Севера еще тогда, много лет назад, но ему все мало.
Он хочет больше.
Разве мой отец, который жил с моей матерью, действительно такой? Действительно он хочет быть таким?
У Эмгыра вар Эмрейса не было сердца, а все, что я слышала про отца в детстве, видимо, было ложью.
Пусть и немного я слышала-то.
Так не должно быть. Это не должно продолжаться. Война почти закончилась, все так устали умирать и убивать. Но кому-то все еще мало.
Неужели нельзя оставить Север в покое?
Я поджимаю губы, глядя на ребенка, который почти успокоился. Жаль, что мне нечем его угостить и нечего ему подарить. Это бы сейчас не помешало.

Голос Геральта за спиной заставляет вздрогнуть.
Едва сдерживаю облегченный вздох, скрывая легкую улыбку. Раз Геральт здесь, все будет хорошо. Вещь, которую я усвоила еще в детстве.
Я давно научилась справляться со всем сама. Еще с тех пор, как портал на Танедде выкинул меня в пустыню. Тогда было нелегко. Но позже - я научилась.
Тем не менее, когда ведьмак рядом, мне намного спокойнее. Человек, что заменил мне отца, да стал мне настоящим отцом! Он и Йеннифэр - моя семья, и это никогда не изменится.
- Не бойся, он со мной, - ободряюще киваю ребенку, указывая на Геральта. Теперь будет проще, теперь мы со всем разберемся вместе. - Больше не дадим тебя в обиду. Где твои родители?
Ребенок что-то шепчет про турнир, где папа обещал выиграть кучу денег. Ах, да, гвинт. Я уже почти забыла о нем с этими нильфгаардскими солдатами.

- Его надо отвести на турнир. Там его родители.
Я киваю Геральту, протягиваю руку пареньку. Обещаю ему, что обязательно поможем найти ему нужное место. Кажется, он немного заблудился, не дошел и теперь потерялся. И наткнулся на грубых солдат империи.
Внутри меня все клокочет от негодования, пока мы снова идем к корчме. Там остановились те, у кого не так много денег на хорошее койкоместо.
Куда все катится, если люди начинают зарабатывать исключительно гвинтом? Хотела бы расспросить этого мальчика про их жизнь. Почему у них нет возможности стабильного заработка. Почему его отец надеется на удачу?
Что ты еще натворил, Эмгыр? Что ты сделал с севером и зачем? Почему нельзя оставить нас наконец в покое?
Я вздыхаю. Тихо, чтобы не услышал мальчишка, который верит в отцовскую удачу. А вдруг у них есть шанс?

Находим его мы быстро. И он даже не пьян, потихоньку перебивается одним стаканом воды. Настолько все плохо, видимо.
Я смотрю на Геральта, пожимаю плечами. Поддаваться я не собираюсь. Но знаю, кажется, куда можно деть выигрыш. Хотя бы часть. Возьмет ли он?..
- Эй, кто хочет тренировочную партию?
Вопль краснолюда, за столиком которого устроился и Золтан, нарушает неловкое молчание.

+2

6

Война затронула всех, так или иначе. Она ощущается в дуновении ветра, пахнущем гарью и пеплом, в воде, окрашенной кроваво-красным, в земле, укрывший под слоем почвы тысячи трупов, поглотив тела на корм червям. Даже в пряничном Туссенте война сквозила в редких пьяных разговорах, а ещё реже в трезвых, не обращённая в шутку или очередную скабрезную песенку. Он слышал о ней несколько раз, и это были те самые исключения, что только подтверждают правила.
Новиград тоже был далёк от войны. В силу расположения, флота, власти своей новой королевы, так или иначе, когда на полях Темерии громыхали орудия, в стенах Новиграда грохотали праздничные фейерверки. Несмотря на патрули люди свободно торговали на улицах и пировали в корчмах, меняли деньги в банке Вивальди и устраивали турниры по гвинту, но который всегда порывались несколько ловцов удачи, просаживая последнее, в надежде на крупный выигрыш.

Геральт ещё раз осмотрел мальчика с ног до головы, стараясь сделать взгляд как можно более дружелюбным и не напугать и без того зашуганного ребёнка. Простенькая, если не сказать бедненькая одежда, чистое лицо, но руки слегка тронуты, даже не грязью, а какой-то дорожной пылью. Ровно, как и колени на стареньких брюках. Кисти спрятаны за длинными рукавами рубахи, но Геральт ставит десять из десяти, что как раз они-то окажутся чистыми. Его толкнули. Отвесили подзатыльник мелькавшей под ногами мелюзге, обдав на последок заливистым, надсадным смехом, и парой унижающий фраз. Солдаты любят подобный финт, впрочем, не обязательно солдаты, любая падаль, чувствующая себя достаточно сильной по отношению к другому.

Геральт молча кивает, ему, нечего сказать. Он не против помочь ребёнку, особенно когда самоцелью перед всхлипывающим юнцом не стоит заманить его по глубже в подворотню, на милость бандитам-подельникам, не против был бы даже помочь незадачливому родителю, если б только деньги могли прибавлять не только достаток, но и ум. Цири ещё молода, ещё наивно опускается на колено перед каждым всхлипывающим ребёнком, стремясь оказать помощь. Это не плохо, Геральт и сам не отличался жестким цинизмом, однако опускаясь на одно колено перед сжавшимся в комок малышом он всегда готов к удару в спину. Сейчас этот удар наносил отец собственному сыну. И отчего-то Геральту не верилось, что в деле замешана одна лишь бедность.
Сто пятьдесят новиградских крон. Где, интересно мужчина собирался раздобыть такой взнос? И сколько тренировочных партий он уже отыграл на последние монеты.

- Геральт, Цири, ну сколько, во имя сисек Мелителе можно осматривать окрестности? Оо… - взгляд краснолюда устремился на ребёнка, робко выглядывающего из-за ноги Цири. – А это кто с вами? – видимо от одного только взгляда мальчишки, у Золтана отпало всяческое желание шутить.

- Он… с нами. – Ведьмак никак не мог подобрать нужные слова и коротко взглянул в сторону Цири, всё ещё пытаясь отыскать в заполненном помещении отца ребёнка.

Взгляд мальчика выдал его, худого, бледнолицего, но со спиной, насколько выпрямленной, будто туда с размаху загнали кол. Мужчина сидел чуть поодаль ото всех, перемещая взгляд от стакана воды к разномастной толпе, облюбовавшей зал и соседние столики. Взгляд его был не пришибленным, значит несколько партий за сегодня завершились удачно.
Он не стал останавливать Цири, прося подождать вместе с Золтана. Геральт молча направился в сторону дальней стены и шаг его был настолько решительным, что под ногами жалобно заскрипели половицы.

- Твой день начался недурно, так ведь? Пара выигранных партий и пополненный кошель на турнирный взнос. А не хочешь поинтересоваться, как прошло утро у твоего сына, или его любовь стоит меньше ста пятидесяти новиградских крон? – его взгляд цепко поймал взметнувшиеся глаза напротив и с каждым словом казалось только сильнее впечатывают мужчину в стену за спиной. Геральт не был зол, Геральт был раздражен. Геральту очень хотелось знать правду, как же всё-таки стоить именовать отца мальчика – беспечным глупцом или азартным кутилой.

- Калеб? Но почему он с вами? – зрачки мужчины расширились, взгляд метнулся к проходу и лишь только завидев отца ребёнок сорвался с места, устремившись к нему быстрее, чем удирают с болот от утопцев.

- Он был на улице. – всё ещё чеканя слова продолжил Геральт. – Попался под руку патрулю, или гвинт настолько затуманил твой разум, что ты забыл, как по городу расхаживают чёрные?!

Он прижимал его к себе как сокровище, как последнюю надежду, мягко гладил по голове, утешая, утирая невыплаканные слёзы.

- Я всего лишь хотел сделать его жизнь лучше. Дать будущее, которого не было у меня. Чтобы он забыл, что такое голод. Чтобы больше не мерз в холода.

- Ты выбрал не лучший способ. – Значит всё же беспечный глупец. Голос Геральта стал несколько мягче, однако глухое, бухающее в груди раздражение никуда ни ушло.

+2

7

Золтан метко говорит. Окрестности осматривать… Ха… Довелось уже раньше. Когда нужно было найти человека, что разберется в филактерии и поможет Аваллак’у снять проклятие Эредина. Когда пришлось вызволять из беды Дуду, убегать от людей Ублюдка-младшего и оставить здесь Лютика.
И выносить казну Сиги Ройвена, разумеется.
И позже, когда мы искали уже с Геральтом помощь в борьбе с Дикой Охотой.
Новиград-то не меняется никак. Все еще достаточно оживленный, будто бы живет своей жизнью.
Сюда не доходит война, только разговоры о ней. Кто-то даже брешет, что видел в небе Дикую Охоту, снова.
Это заставляет только ухмыльнуться. Нет, больше не будет в небе Эредина и его Красных Всадников. Теперь от таких сомнительных предзнаменований - мы свободны.
Но война не перестанет лишь потому, что никто никогда не увидел призрачную эскадру.
Она остается, висит в воздухе, и мы им дышим.
Вдыхаем эту тревожность, настороженность, легкий страх за будущее - что будет дальше?
Каэр Морхен, казалось бы, надежная крепость. Спрятаться от войны там, за тяжелыми дубовыми дверями, которые Эскель запирает так прочно, что даже муха не проскочит.

Это ведь нас не касается, так?
Ведьмаки не вмешиваются в политику, они убивают чудовищ и соблюдают нейтралитет. Но разве можно пройти мимо, когда вот так страдают дети? Когда родители, чтобы хоть немного заработать, идут на отчаянный шаг - турнир по гвинту, чтоб его.
И даже зарабатывают на него подобным образом.
Ох, не нравится мне этот инцидент. Совсем не нравится.

- Геральт… Может, стоило полегче? - шепотом, достаточно мягко. Кладу руку на плечо ведьмака, поворачиваю голову, заглядывая ему в глаза.
Да, я не спорю. Способ глупый. Зато видно, что отец любит сына, пусть и не очень умеет его воспитывать. Во всяком случае, нарываться на нильфгаардскую стражу - оставить ребенка без присмотра, чтобы такое случилось… Это не самый разумный ход. И далеко не самый лучший.
Но кто знает, кто знает.

Краснолюд снова кричит про тренировочную партию на интерес. Я оборачиваюсь, вижу, как Золтан машет нам рукой, куда и отошел, едва нас встретил.
- Ты как хочешь, а я сыграю!
Хитро улыбаюсь, лезу в карман за своей колодой и решительно иду к столу, выражая согласие. Сейчас мне необходимо отвлечься, чтобы не думать об этом мальчике и его отце.
Сажусь за стол. Краснолюд снисходительно смотрит, ухмыляется. Представляется Карлом. Не такой, как Золтан. Менее добродушный, кивает сдержанно. У него черный ирокез, черная борода и достаточно жесткий взгляд.
Проглядываю колоду, смотрю на свои карты. Несколько героев, пару погодных, снимающая эффекты, казнь и мелкая сошка.
Ну, в принципе, сойдет.

Партия начинается. Он наседает в первом раунде, я экономлю карты.
- С ведьмаком пришла, девочка?
Только киваю, когда на стол летит мороз, нейтрализуя на доске почти весь его первый ряд. Краснолюд ухмыляется, снимает эффект. Сколько у него в запасе каждого?
- Доводилось как-то с ним сталкиваться. А сама-то ты кто?
- Ведьмачка.
Отстаю от него на пару очков. Тратить ли героя в первом раунде? Прищуриваю глаза, разглядываю доску.
Все-таки - пас.
Краснолюд снова улыбается.
- Не думал, что девочки бывают такими. Хрупкой выглядишь и глаза у тебя нормальные.
- Брось, Тесак, - Золтан сидит неподалеку, следит за партией, подает голос. - Ты ее плохо знаешь. Эта девочка половину твоих уложит и глазом не моргнет. Геральт же воспитывал.
- Эй! Я, вообще-то, все еще здесь!
Подтверждаю сказанное, выложив на стол карту героя. Тесак фыркает, кладет парную к предыдущей карте, удваивая свои очки в осадном ряду.
Казнь.
Краснолюд пасует.
Третий раунд сыграли вничью.
- Молодец. У тебя есть шансы.
Он встает, забирает свои карты и уходит к остальным, где ему уже пододвигают кружку с махакамским элем.
- Ты его знаешь?
Поворачиваюсь к Геральту, бережно упаковываю колоду. Краснолюд заинтересовал. Может, кажется злобным, но в гвинте не жульничал точно.
- Кто хочет поиграть с колодой Скеллиге?
Очередной крик, и…
Мертвая тишина. Неодобрительные взгляды краснолюдов. Даже Золтан прищурился.

+2

8

Может и стоило. Откровенно говоря, вмешиваться не стоило вовсе, но внутри Геральта всё ещё бьётся фонтан сердобольности, не позволяющий ему проезжать мимо избиваемой солдатами женщины, пускать на самотёк нападение ганзы на полумёртвого собрата, пускай и было это всего лишь красиво сыгранным спектаклем. Не всё так просто, стоило догадаться, коль уж дело касается Лето из Гулеты, и оставлять на улице мелко дрожащего ребёнка, едва отошедшего от тычков со стороны городского патруля. Чепуха это всё, а не патруль, ведьмак готов был об заклад побиться, поставить бриллианты против орехов, что выданная им городским советом грамота получена не без вмешательства денег и применения грубой силы. Новиград до последнего будет сохранять нейтралитет, а если понадобиться, вырвет его зубами из солнцеликой глотки, но пока верхушка правления всё же старалась обойтись малой кровью.

- Кажется я никого не обидел. – ведьмак пожимает плечами, переводя разговор в шутку, отвечая ясным взглядом на взгляд Цири. Ему не хотелось бы касаться этой темы, раскрывать мотивов почему поступил именно так, почему начал разговор так резко. Застарелое чувство вины всё ещё кололо под рёбрами, а перед глазами стояла маленькая брошенная девочка, волею судьбы оставленная одна на растерзание всей мерзости мира. И её взгляд отразился в глазах сотен других детей, которых ведьмак никогда не оставлял без защиты на пути. Дети будущее этого мира, и его же самая беззащитная часть. Их проще всего унизит, потешить своё самолюбие, на них проще доказать, что ты сильнее и больше. Из них выходят самые лучшие враги, и проявляется высшая степень безнаказанности. А Геральт это ненавидел, и достаточно насмотрелся, чтобы при одном только поводе к голове бешено приливала кровь.

Он замечает этот взгляд не сразу. Сначала тень, что мелькнула где-то вдали, в самой гуще людского столпотворения, в жажде урвать кружку свежезаваренного пенного. Затем всё отчетливее, перемежаясь с криками толпы, точно пестрая гирлянда на ярморочной площади. Геральт коротко усмехнулся и мягко растёр ладонью макушку Цири, взъерошив серебристые пряди.

- Я чуть позже присоединюсь к тебе. А потом кое с кем познакомлю.

Добродушно обещает он, бросая взгляд на зазывающего на тренировочную партию краснолюда, с бандой которого в своё время ему пришлось обследовать все злачные места Новиграда.

- Не ожидал увидеть тебя в такой толчие. Кажется, тебе всё это доставляло только головную боль.

Онейромантка улыбается, поглаживая указательным пальцем полированное дерево кружки, сквозь обод которой вот-вот перевалит пышная шапка пены.

- Сейчас весь город стоит на ушах, и здесь ничуть ни хуже, чем на рыночной площади или в домике у самого оживлённого квартала города. Выпьем, Геральт?

Он салютует ей любезно пододвинутой кружкой, отпивая сразу добрую половину восхитительно сваренного пива.

- С другой стороны, в твоём доме гораздо уютнее, да и выходить в полдень чтобы выпить пива не слишком на тебя похоже.

Корина улыбается, почти хихикает, хотя выпитое ещё даже не произвело на неё должный эффект. Забавляется, играет. Прямо как её новая подруга.

- Как всегда проницателен. Кое-кто хочет поздороваться с тобой. Представишь нам свою спутницу? Это ведь Цири?

Она должна была сразу узнать её. Вопрос не более чем меры приличия, которыми Корина Тилли никогда не пренебрегала.
Со стороны играющих доносится напряженный вздох. Судя по взгляду Тесака, игра движется в совсем не выгодном ему направлении. Несмотря на присутствие рядом Золтана ведьмак краем глаза посматривает в сторону играющих.

- Это Цири. – не без капли гордости подтверждает Геральт. – Мы с удовольствием навестим вас с Сарой сегодняшним вечером. У вас нет проблем с патрулём?

Интересуется Геральт, всё из того же положения вежливости, уже заранее зная ответ.

- У кого сейчас нет проблем?! Но твой стальной меч сегодня останется в ножнах. До встречи, Геральт.

Что ж ей лучше знать.

Она мягко касается его ладони кончиками пальцев, прежде чем вновь растворится в толпе и гомоне. Ещё какое-то время он наблюдает за игрой издалека, не без удовольствия допивая остатки пива, и давая Цири чуть больше свободы, но когда краснолюд бросает свой последний заинтересованный взгляд широким жестом возвращает кружку корчмарю и пересекает несколькими широкими шагами почти всё расстояние до игрального столика.

- Поздравляю с победой. Тесак более чем достойный противник. Не только в картах. Мы знакомы. Вместе искали логово Ублюдка-младшего.

Геральт вновь шутливо треплет её по волосам, а затем ловким движением руки выуживает из колоды карту героя занося её над самой белокурой головой.

Шутка заканчивается так же быстро, как и начинается. По корче разносится такой вздох обомления, будто в подполе для хранения мяса нашёлся человеческий труп, хотя всё было куда прозаичнее. Как там говорил Золтан, четыре колоды, как четыре стихии, как четыре столпа сотворения мира, на которых держится земля. Кажется, некто хотел привнести в этот идеальный порядок немного хаоса. Реакция последовала незамедлительно.

- Какого рыбьего хрена.

Кажется, Тесак недавно вернулся со Скеллиге. Геральт, уже знакомый с буйным нравом краснолюда мгновенно выступает вперёд, преграждая ему путь. Только кровопролития сейчас не хватало. Мужчина с сыном в углу, желавший заработать на лучшую жизнь крепче прижал к себе мальчика.

- Спокойнее Тесак. Это вовсе не повод для крови.

- А может ты мне ещё скажешь, когда с девкой в кровать ложиться? Отвали Геральт.

Но Геральт и не планировал отваливать. Меч всё ещё оставался в ножнах, но вот серебряные клёпки уже натянулись на костяшках пальцев. Чем хороши краснолюды, они чтили законы поединка. Не один из них не лез под руку, коли между двумя начинались разборки. С условием обоюдной честности, но и Геральт не взял с собой подмогу.

- В конце концов острова тоже имеют своё место на карте, а значит и колода имеет место в иерархии гвинта. Я сыграю. – быстро выкрикнул ведьмак настолько звучно, чтобы это услышала даже последняя дворняга за дверью, оперативно опередив едкий монолог Тесака о правилах и мировых столпах.

+1

9

Не каждая победа может быть легкой. И вовсе не только в гвинте. А ведь так похоже на жизнь, если так подумать!
В гвинте три раунда, если один из соперников не выиграет сразу два. Это по-своему осложняет дело.
И что, как будет лучше? Сдать первый раунд, чтобы взять два других или бороться до конца?
На руках ограниченное количество карт, и это ведь все усложняет. Сдашь все лучше - потом нечем будет отыграться.
Лучшая тактика - заставить соперника сдать свои самые выигрышные карты.
Но не всегда есть вариант, что это получится.

Атмосфера в корчме переменилась сразу же, едва зашла речь про пятую колоду. Вижу, как Золтан поджимает губы, но воздерживается от комментариев.
Тесак готов рвать и метать. Минимум, на что он способен, так это взять табурет и швырнуть его в голову предложившего.
И факт, что он явно сидит на другом конце зала - его не смущает.

Пытаться утихомирить краснолюдов? Вот уж что сложно, так именно это! Я лично не собираюсь лезть на рожон, их не остановишь, если они уперлись.
Только что здесь царила атмосфера игры и веселья. А теперь будто бы даже свет потух, будто бы пару свечей договорили. Но все еще достаточно длинные.
Корчмарь, что нес пару кружек махакамского на чей-то стол, остановился посреди зала. С тем же выражением лица, что и Золтан, точно также поджал губы.
Его можно понять, знаете ли. Не на это он рассчитывал, а какой корчмарь любит драку в своем заведении, к которой дело-то, судя по всему, как раз идет?

Только скрещиваю руки на груди, переношу вес с правой ноги на левую. “Пора линять”, подсказывает мне здравый смысл, но я успешно его затыкаю.
Логически, нам тут больше делать нечего. Осталось лишь уйти куда-то в угол, выпить эля, а затем пойти уже куда-нибудь поспать.
Устала с дороги гораздо больше, чем моя кобыла. У нее-то неплохая выносливость, а мне на сегодня достаточно впечатлений.
Только вот скорее язык себе откушу, чем признаюсь в этом вслух. Как бы ни хотелось уже примостить голову к подушке, добровольно пропускать все самое интересное?
Конечно. Нашли дуру!

- Вот видите. Всего лишь партия, нет повода для спора! - рискую ответить вслед за Геральтом, что согласился на партию.
Видимо, краснолюдам неохота спорить. Лишь Тесак отворачивается, бурчит что-то вроде “Стыд и срам, курва мать, играете как бляди”.
Но драться, кажется, передумал. Вот и славненько!
- Я посмотрю, - улыбаюсь Геральту, когда он первым идет в сторону зазывалы, что решился сыграть новой колодой.
- Геральт! Цири! Вот это встреча! А мы с тобой в картишки давно не перекидывались, а, друг! Удачная встреча!
Он улыбается, машет нам ладонью, в которой зажата колода с фиолетовыми рубашками. Прямо в тон его шапочке, в которой он так любит выступать.
- Лютик?! Ну и наделал ты шуму!
Смесь восхищения и легкого осуждения, когда стало ясно, кто же тут рискует межрасовым скандалом. Хотя, стоило бы догадаться.
Кому еще подобное может в голову прийти. Бард, как всегда, не думает о последствиях.

Ловлю за рукав корчмаря, тихонько прошу у него бутылку вина и три бокала. Вряд ли это будет легкая партия, учитывая склонность Лютика к жульничеству. Ну, так, иногда. Остальным это лучше бы не видеть.
И только когда нам приносят напитки, присаживаюсь сбоку от играющих, подпираю кулаком подбородок, готовясь оценивать игру. Краем глаза замечаю, что пару карт Лютик явно спрятал в свой широкий, расшитый серебряным тисением рукав. Геральт заметил, интересно?

Вокруг нас также собираются любопытные, чтобы посмотреть на новую колоду. И даже парочка краснолюдов затесалась где-то сзади.
- Лютик, чтоб у него гриф лютни в гузне застрял… Всю корчму переполошил, и ведь даже петь еще не начал!
Ворчание Золтана сбоку свидетельствует, что он пробился сквозь толпу, чтобы оценить зрелище.
Теперь-то тут снова стало весело. Напряжение ушло во всяком случае. А партия набирает свой ход…

Краем глаза замечаю низушка, что шмыгает мимо собравшихся городских эльфов, что стоят в стороне, наблюдая сдержанно. Почти принимаю его за Дуду, но потом вспоминаю, что тот давно переменил свой постоянный облик, ведя дела покойного стараниями Геральта Ублюдка-младшего. Успешнее, чем оригинал, но кто бы в этом сомневался?
Но низушек почему-то не нравится с первого взгляда. Словно дурное предчувствие колет…
Только возглас Лютика почти над ухом, громкий, тут же отвлекает от таких мыслей.
- Геральт! Ну какого хрена?!

+1

10

И почему если у него на пути оказывается озеро, Лютик обязательно занырнёт туда с головой? Не попытается обойти, не найдёт брод, не перекинет пару досок, что так удачно валяются под ногами. Какая необходимость каждый раз выпячивать грудь вперед, привлекая к себе наибольшее количества внимания? Умный в гору не пойдёт, умный насквозь протаранит?
Тактики Лютика оставляли желать лучшего и в более спокойные времена, а уж, когда поджимало бард и вовсе не чурался пускаться в такие авантюры, от которых только и оставалось что воздвигать глаза к небу и обращаться к старому другу исключительно с приставкой – блять. Ублюдок-младший, казна Дийкстры – Геральт упорно отказывался именовать покойника никак иначе – храмовая стража, теперь вот это. Обязательно было гаркать на всю корчму, забитой подвыпившими и разгоряченными краснолюдами о новой, непредусмотренной изначальными правилами колоде, навлекая на свою голову все заточенные клинки Махакамских гор.

- Лютик. – Геральт воздержался от логичной приставки, садясь за ближайший стул, ни на секунду не отводя взгляда от довольного выражения лица друга, даже когда на столе появилось несколько заполненных кружек. – Менее пафосно нельзя было? – на лице барда возникло привычное выражение – а чего такого? – и тот с широкой улыбкой отсалютовал присутствующим наполненной кружкой.

– Друзья мои, чем скорее свет узнает о новой колоде, тем скорее она войдёт в оборот. А я уверяю вас, со всем весом моего слова – в этот момент мужчина мягко положил руку себе на грудь – эта колода составит достойный паритет игральным представителям гвинта. – кто-то рядом яростно рыкнул.

- Или тебе отвесят тумаков, за то, что пытаешься подорвать столпы равновесия игры. И это если успеешь вовремя ноги унести.

От вина ведьмак не отказался. Эль будто снова и снова напоминал ему о случившимся инциденте и разбавить его терпким привкусом винограда – кажется Туссент, как будто княжество выбило себе монополию на производство – отнюдь не помешает.

- Ты слишком пессимистичен.

- А ты болтлив. Может начнём?

Геральт не спеша выкладывает свою колоду, почти незаметно осматриваясь вокруг. Ещё не хватало потерять контроль над ситуацией и трезвое сознание Лютика. Цири садится рядом, он не против, наоборот, рядом с ней становится спокойнее. Уходит раздражение, ощущение смотрящего ножа в спину. Она тоже бдит, Геральт ловит будто бы случайный взгляд на зал, когда её рука останавливает корчмаря. Ведьмак коротко улыбается и обе колоды взметаются в ловких руках игроков, перемешивая и отсчитывая нужные карты. Карта лидера встаёт во главе.
У Геральта колода королевств Севера, хотя в тайне он всё же хочет собрать полную колоду Чудовищ. Не для того, чтобы на игру хватило, до конца, будто трофеи в своём собственном списке истребления.

Стандартная тактика против Лютика – отдай первый раунд, оставь больше весомых карт – работала, как колесо от деревянной повозки прилаженная к арбалету. Лютик юлил, выуживал ход, обманчиво подставлялся и в конце концов выбрасывал из бархатного рукава пару героев, разбивая всю отлаженную схему. И ведьмаком быть не нужно, дабы заметить его пасы в сторону края стола.

Первыми выступают пехотинцы, прощупать почву на наличие критических эффектов. Лютик выкладывает на стол красиво обрисованного воителя уравнивая очки и отдавая следующий ход Геральту. В защиту уходят несколько требушетов, в подкрепление осаднику, на что бард отвечает военным дракаром, в паре с молодым берсерком и только на третьем ходу сковывает ряд морозом, на что Геральт молниеносно реагирует снятием. Только тогда он понимает, что оказывается загнан в ловушку. Лютик отдаёт ему раунд, но по очкам выходит в лидеры. У Ведьмака не так много карт, дабы подниматься сейчас, а Лютик уже ждёт заветного паса, легонько касаясь расшитым рукавом грубого дерева кружки.
Геральт рискует, но удваивает очки лекарем бурой хоругви и сдаёт раунд. Ничья! Откуда-то сбоку раздался тяжелый вздох.

Следующий раунд пронесся вихрем и Геральт сам будто ощутил себя на поле боя, против воинственных островитян. На стол летели баллисты, пожираемые штормом, пираты вгрызались в глотки воинам, герои скрещивали мечи, а бард Бон-Дху играл им свою погребальную песню.

- Партия.

Торжественно произносит Лютик, выбрасывая на стол лидера, подкреплённого недавним героем, на что ведьмаку остаётся только контратаковать последним эффектом, выкладывая на стол верного союзника Севера.

- Геральт! Ну какого хрена?

- Почти в кармане, да?

Ведьмак ухмыляется, залпом – совершенно по-варварски – допивая остатки вина, будто подчеркивая свой счёт, обходящий барда всего на два очка.

- Может поделишься теперь, откуда у тебя эта колода? И почему тебя вечно так и тянет нарваться на крупный скандал? И чем крупнее, тем лучше.

+1

11

Геральт, разумеется, злится.
Почему-то это вызывает легкую улыбку, что я пытаюсь спрятать. Стоит лишь подмигнуть барду, когда ведьмак не видит.
Все мы знаем, что всерьез Геральт на него не злился ни разу. Ну… Я во всяком случае такого не помню.
Но порой эксперименты Лютика способны доставить свои проблемы. Обычно - ему самому. Но всегда все заканчивается одинаково - именно мы вытаскиваем его из этих проблем.
Да на кой тебе сдалась эта колода, Лютик?..

- Лучше бы ты спел.
Не удерживаюсь от легкой усмешки. Но Лютик только отмахивается, погружаясь в игру с Геральтом.

За партией смотреть всегда интересно. Можно многому научиться. Не то, чтобы Лютик был виртуозным игроком, у Геральта получается лучше. Но кто знает, чему он мог научиться, пока мы с ним не виделись.

Новиград непредсказуем, даже с тех пор, как здесь перестали сжигать чародеев. Новая королева - жена покойного короля, пока только начинает здесь наводить порядки.
Есть уже ощущение, что от новой власти что-то изменилось. Меньше тревоги и страха в глазах местных жителей. Но больше волнения от нильфгаардских войск, что смеют ходить по городу.
Об одном воспоминании хмурю брови и сжимаю руки в кулаки.
Империя велика, почему ему все еще мало?
Почему Эмгыр так хочет подчинить себе весь Континент? Зачем ему такая власть? Что она ему даст?
Дурацкие вопросы, на которые никак не могу найти ответы. И это напрягает, серьезно.
Он хотел отдать мне все, но мне это не нужно.
Пусть со своими землями разбираются те, кому они принадлежат. А войн и страданий уже хватит.

И снова глоток вина, пока я прогоняю от себя эти мрачные мысли, которым не место в кантине, где все пьют, веселятся, играют в гвинт и тренируются перед завтрашним турниром.
Не так уж часто бывают нормальные праздники, почему бы сейчас не окунуться в один из них? Ну, хотя бы попробовать.
Надеюсь, у Лютика больше нет неожиданных колод, которые непременно захочет продемонстрировать.

Бард явно расстроен проигрышем. Конечно, ловится каждый раз на одно и то же, выкидывая все карты перед финалом.
- Тебе бы поработать над техникой.
Лютик только рукой машет, поправляет шапочку и выпивает половину вина залпом, махая корчмарю, чтобы принес еще.
- Геральт, скажем так… Я ее нашел. И решил, что она вполне пригодится. На турнире, конечно, она не заявлена и там я ею играть не буду, но почему бы не попробовать? Не понимаю, почему так на меня злобно косятся. Не выспались, что ли?
Бард хохотнул, уже не обращая внимания на немного сердитых краснолюдов и пропуская мимо ушей крепкое слово, что вырывается у Золтана.

А вот идиллию разрушает Тесак, что вновь появляется подле нас.
- А ну иди сюда, певун ощипанный, я тебе покажу, как воровать!
В три шага Тесак настигает Лютика, хватая его за ворот красивого камзола.
- Куда награду дел? Куда вот ее дел?! Или кто ее дел? Отвлекал тут своей фальшивой колодой всех, да?!
Поднимаюсь на ноги, с трудом оттаскиваю не без помощи Золтана возмущенного краснолюда.
- Да успокойся ты! Что случилось-то?
- Трофей за турнир сперли! Вот так взяли и сперли! И деньги победителю, и взносы! И что теперь будешь делать?
Я только перевожу недоуменный взгляд на Геральта. Если не найти трофей, и не найти деньги…
Турнир-то не состоится!
И снова думаю о мальчике, отец которого надеется на гвинте заработать. И о тех, кто решил просто приехать и провести приятно время. Заплатив за него.
Да это же скандал! Я вопросительно смотрю на Лютика, но он только качает головой.
Ну да. Это же не казна Дийкстры, столь необходимая.

+1

12

Час от часу не легче. И не то чтобы Геральт к такому не привык, уже чего не случалось на охоте за вилохвостом, да только сейчас, в обстановке, где хочется исключительно облизывать с губ густую пену эля и поддерживать разговоры с друзьями не слишком манит перспектива вмешиваться в воровство, да ещё и в особо крупном размере. Сто пятьдесят новиградских крон и это только взнос. С одного человека. А сколько было заявлено на турнир?! Казна ныне покойного Радовида могла бы подавится, а сам король схватить удар ещё до того, как в переулке его подкараулила Филиппа Эйльхарт.

Взгляд смещается на Лютика. Взгляд недобрый, хмурый, но уж никак не подозрительный. Он конечно бывает совершеннейшим олухом, да и в краже казны уже был замечен, но тогда бард болел за правое дело, а теперь какой смысл? Раздобыть себе денег, да побольше? Несмотря на отъявленное сибаритство и желания кутить на широкую ногу, он всё-таки не отличался тем, чтобы добывать на это деньги при помощи воровства. Поужинать за чужой счёт – да, но руки Лютика были определённо чисты от алчных краж. На это Геральт готов был поставить оба своих меча.

- Подожди с обвинениями, Тесак. – ведьмак выставляет руку вперёд, смещая вектор взгляда краснолюда от греха подальше. – Это как минимум не вежливо, обвинять человека в преступлении, во время которого он был на виду у всей корчмы. Или ты думаешь люди вокруг стали слепы, а мы его покрывает, поскольку Лютик наш друг?
Кожа Тесака в несколько секунд от просто красной стала пунцовой. Кулаки сильнее сжались, да так, что казалось вот-вот грозят раздробить древко топора.

- Да ты…

- Спокойно. – Геральт снова прервал готовящуюся тираду размеренным голосом, одновременно окидывая взглядом помещение, оценивая обстановку. Кто в данный момент окажется на их стороне, а кто поддержит Тесака? А сколько из них вооружены и представляют угрозу? Взгляд встретился с мужчиной, который сжимал руку маленького мальчика. Его звали Калеб.

- Расследовать подобное работа храмовой стражи и других компетентных в таких вопросах господ, а поскольку Лютику не предъявлены обвинения, твой посыл я могу рассудить не более чем злость, из-за предложенной им новой колоды.

Рука нащупала ладонь Цири и быстро сжала. Пора было убираться и Геральт точно знал в каком направлении стоит идти.

- Пожалуй стоит разобрать в ситуации более тщательно.

Святой пророк Лебеда, проще заговорить зубы Василиску.

- Для начала место преступления.

Геральт встал из-за стола, надеясь, что его примеру благоразумно последуют и остальные.

- Думаешь, если у тебя зрачки-щелки и две железяки за спиной эта курва избежит наказания.

- Я этого не говорил. – взгляд в последний раз впивается в краснолюда так, что если б мог уже давно высек бы из его башки пару искр. – Если Лютик виноват, наказание будет исполнено. – Он не хотел так громко закрывать дверь. Само получилось.

- На этот раз ты серьёзно вляпался.

Геральт даже не смотрел в его сторону, пересекая главную площадь, наскоро пытаясь выстроить наилучший маршрут, и так, чтоб ещё в переулке не дёрнули.

- Это ж надо такую несуразнь нести, да ещё и в корчме полной краснолюдов. Лютик, ты случайно не любитель садиться жопой на бочку со змеями?

А вот это сравнение вышло у Золтана весьма иронично, у Лютика аж перо на бок съехало.

- И утопец задери, Геральт, куда мы идём? Прёшь как кабан, почуявший трюфели.

- К одной онейромантке. Кстати, она бы очень хотела увидеться с тобой Цири.

+1

13

Конечно, Лютик ничего не крал. Это точно знает каждый, кто с ним общается хотя бы дольше пяти минут.
Часто говорят, что внешность обманчива. И это правильно. Почему бы под ликом легкомысленного барда, не пропускающего ни одной юбки, не скрываться хитрому и расчетливому негодяю?
Это ведь так естественно. Когда везде напряженная обстановка, а местами в переулках светится черное солнце вместе с хамоватыми солдатами, что не удосужились даже выучить общий язык, пребывая на территории Северных королевств, везде видится подвох.
В каждом видится жулик.
Но это точно не про Лютика.

Он на самом деле такой, каким кажется. Иногда опрометчивый. Часто - легкомысленный. Изредка - даже трусливый и эгоистичный, себя-то он любит, тут не поспоришь.
Даже женщина его, та, которой он уже ни с кем не изменяет, на него чем-то похожа и также талантлива.
Мне доводилось слушать голос Присциллы до того, как она серьезно была ранена. Интересно, она восстановилась?
В последний раз Лютик говорил, что она идет на поправку, правда, очень медленно.
Но о Присцилле поговорить мы еще успеем.
Ну, как только разберемся с этой проблемой, разумеется.

Тесак обвиняет Лютика. Обвинения его достаточно категоричны. А он сам слишком вспыльчивый и точно не знает Лютика также, как его знаем мы.
Геральт начинает говорить. Я не вмешиваюсь. Не настолько хорошо я знаю всю эту компанию, чтобы разбираться - кто тут прав, кто виноват, и как с ними разговаривать вообще.
И понаблюдать интересно. Золтану, кажется, тоже.

Геральт берет меня за руку неожиданно. Я только поднимаю голову и смотрю на него вопросительным взглядом.
Договорив, он уводит меня, Лютика и Золтана из этой корчмы.
Приятно снова вдохнуть свежий воздух, насколько он может быть свежим в Новиграде.
Вот подобное - уже серьезно. Уже понятно, что просто так не получится выбраться из этой истории.
А увязли-то мы все! Так бывает, когда в чем-то замешан Лютик.

- Но, Геральт! Я ни сном, ни духом! Я всего лишь хотел испытать новую колоду, я ж не виноват, что они такие ранимые! Золтан, между прочим, нужно быть проще!

Лютик выглядит оскорбленным. Я кидаю на него любопытный взгляд. Даже, кажется, перо на шапочке дрожит, губы поджаты, а в глазах такая театральная вселенская обида, что я едва сдерживаюсь, чтобы не расхохотаться.
Ну до чего же забавно, когда он строит из себя подобное! Да вот только получить по голове от Тесака явно неприятно.
И это значит, что нам самим придется искать виновника.

- Коринна? Неожиданные методы, Геральт.

Только легко улыбаюсь, едва ведьмак вспоминает старую знакомую. Она помогла нам показать истину одному из Aen Elle, Ге’эльсу. Тогда он увидел, кто на самом деле убил их короля.
Я и так догадывалась, что именно Эредин приложил к этому руку. Он же дал ему какое-то средство, чтобы… Но переборщил. Случайно ли? Намеренно?
Сон, что показала нам онейромантка, расставил все точки на свои места. Жаль только, что потерянную чужую жизнь это уже не вернет.
Как и все жизни.
Давно я ничего не слышала про них. И пока не уверена, что хочу.

Коринна открывает нам дверь, впуская всех четверых внутрь. Золтан смотрит на нее с любопытством, Лютик - изо всех сил старается не смотреть ей в декольте.
- Геральт… Как она сможет увидеть, кто украл это все?
Я плохо разбираюсь в их природе, но должна же быть какая-то связь. И не проще ли было привести сюда Тесака? Ему же видеть надо.
Только он скорее бы свою бороду сожрал небось.

+1

14

- Ранимые.

Геральт фыркает, перепрыгивая через торчащий камешек брусчатки, стремительно удаляясь вперёд. Гораздо ранимее окажется его задница, когда Тесак доберётся до неё своим… тесаком. Зная Лютика, он таки выберет момент отколоться от группы и пойти собирать доказательства в одиночку. Жаль, что Присциллы не было рядом. Она была одним из тех редких людей, что способен удержать барда в узде. К слову об опыте с чудовищами, но даже у такого опытного охотника, как ведьмак не всегда получалось уследить за неуёмным, точно ретивая кобыла парнем.

Солнце слепит глаза, а на улицах как-то подозрительно становится меньше народу. Геральт старается смотреть перед собой, одновременно переваривая поступающую информацию и следить за периметром, дабы не получить камнем по голове. Получается удачно, да только половину слов говорящих ведьмак пропускает мимо ушей.

- Кочан тебе в гузно, Лютик с этой колодой. Не мог не устраивать из этого представление, а просто принести и показать старым друзьям. Геральт, говорю тебе, Тесак ещё долго будет пар из ноздрей выпускать.

Как будто он и сам этого не знал. Тишина всё больше давила на уши, заставляя чутьё напрячься из последних сил, будто все четверо шли по следу вертлявого катакана.

- Она уже помогла нам однажды.

Геральт даже поворачивает голову, но взгляд уже инстинктивно соскальзывает с глаз Цири, осматривая улицу позади. Он не зря оставил их с Золтаном позади, никто во всём Новиграде не был способен так мастерски прикрыть тыл, как объединившаяся в тандем молодость, ловкость и опыт. Они услышат всё, даже необычное дуновение ветра, коснувшееся плеча. Успеют не только атаковать, но и защитить новоиспеченного обвиняемого.

- Стоит хотя бы попытаться.

На самом деле, это первая мысль, что пришла в его голову, с тех пор, как краснолюд во всеуслышание объявил о краже. Никто не пустит их на площадку турнира, по крайней мере до тех пор, пока там не оботрут все углы шпики Храмовой стражи. Потом ещё будет охрана, к вечеру заклюющая носом и непонимающая, зачем охранять место, в котором было больше нечего красть. Сидеть сложа руки до этого времени вывернет наизнанку кишки, а то и родит в голове «виновника» порцию свежих компрометирующих идей. В магии Корины у Геральта не было сомнений, а также в том, что она не пойдёт на сговор с более высокими положением чародеями. Сколько бы последние не твердили о равенстве, на онейромантов смотрели и будут смотреть с высока.

Корина приветствует их милой улыбкой. Золтай роняет что-то на манер – Зарасти. Лютик – моё почтение, - хотя глаза у самого давно утонули в откровенном декольте.

- Геральт.

Тоненький голос раздаётся где-то над самым ухом, а после маленькое, юркое тельце бросается на шею, крепко стискивая ведьмака в объятьях.

- Сара.

Геральт сдерживает удушливый кашель и слегка морщит нос от запаха пряных трав, ударивших прямо в нос.

- Смотрю вы с Кориной обжили этот дом.

Он перехватывает девочку-прибожка под коленки, чтоб было удобнее держать, а та в свою очередь ловко устраивает руки на его плечах.

- Корина очень хорошая. Мы вместе играем в иллюзии, а ещё она заплетает мне косы.

Сара гордо продемонстрировала косичку, перекинув её с плеча на плечо.

- Это твои друзья?

Сара хмурит высокий лоб и сужает огромные голубые глаза, внимательно рассматривая присутствующих.

- Познакомься, это моя дочь – Цири. – Геральт чуть смещает девочку влево, к фигуре Цири. – А это мои хорошие друзья – Золтан и Лютик. – попеременно Сара перемещается в пространстве, встречаясь глазами с представляемыми.

- Лютик поёт песни?

Прибожек сразу замечает за спиной барда лютню.

- О, и ещё какие. – В голосе Геральта ни капли сарказма. Ему действительно нравилось, как поёт Лютик. Особенно, когда баллады не касались подробностей его личной жизни. – И он обязательно споёт тебе, но сейчас нам нужна ваша помощь.

- Вы попали в беду?

Прибожек снова хмурит свой высокий лоб.

- Скажет так, в очень неприятную ситуацию.

Корина слушала внимательно, и даже попросила посмотреть карты из колоды только тогда, когда Геральт закончил рассказ.

- Интересно. – Сара тоже вытянула шею вперёд, пытаясь разглядеть рисунок. – Я попробую узнать всё, что получится об этой колоде, но не уверена, что это прояснит ситуацию с кражей. Мне нужно нечто с места преступления, и это что-то обязательно должно быть связано с турниром.

Кто бы сомневался.

- Мы достанем, что требуется, но и сведения о колоде нам пригодятся. Спасибо Корина.

- Пока не за что Геральт.

+1

15

Да. Геральт прав. Однажды Коринна нам уже помогла. В тот момент, когда это было слишком важно.
Я ведь этого не видела, тогда, в Тир на Лиа. Все, что я застала - пузырек с чем-то стимулирующим и умирающего Ауберона. Он так и не рассказал мне, кто дал ему это “чудодейственное” снадобье.
Но и без слов все было понятно.
Эредин сам признался в этом. Но уклонился от ответа - намеренно или умышленно он убил собственного короля.
Дальнейшие события говорят сами за себя. Эредин Бреакк Глас стал новым королем эльфов Ольх, оставаясь предводителем Красных Всадников.
А после видения…
Одно дело было смотреть, как умирает Ауберон и не видеть, что этому предшествовало.
И совсем другое - наблюдать в видении, как Эредин поит его этой гадостью. Сволочь. Надеюсь, где-то там, на том свете, он мучается после всего, что натворил.

Геральт явно опасается засады. И ничего удивительного. Судя по тому, что я узнала о Тесаке за этот вечер, что увидела собственными глазами, он не успокоится, пока не раздерет Лютика на тряпочки.
Сам бард тоже рядом, мнется, кусает губы. На лице еще написано “Я же хотел как лучше!”.
Это вызывает снисходительную улыбку. Лютик не был бы собой, если бы подумал перед тем, как делать. Но сердиться долго на него просто невозможно.

Золтан ворчит, скрестив руки на груди. Как обычно.
Геральт разговаривает с какой-то маленькой девочкой-прибожком, что живет в этом доме. Я только коротко киваю, когда ведьмак меня ей представляет.
Сейчас не до этого.

Коринна аккуратно раскладывает карты, хмурится. Говорит, что ей нужно что-то с места преступления. Обещает сведения о колоде.
Кажется, пока нам здесь делать нечего.
Золтан машет рукой, говорит, что будет в “Хамелеоне”, если понадобится. Хватает Лютика за локоть и насильно выводит из дома. Присмотреть на ним придется, говорит.
Логично. После того, что натворил бард и как реагировал на это Тесак, эскорт Лютику явно не помешает.
Мы же выходим на улицу, и дверь за нами аккуратно закрывается.
- Ну, что? Придется пока расследовать это вдвоем? - скрещиваю руки на груди, нацепив на лицо снисходительную улыбку. Мы-то справимся. Наверное. Будет легче, когда никто не путается под ногами.

В корчме давно уже все разошлись. Что и помогло подняться на верхний этаж, чтобы осмотреть полку с трофеем. Точнее, место, где он стоял.
Вокруг на полке много пыли. Даже там, где должен быть след от трофея, ею присыпан. И тут что-то…
- Геральт. А ведь его не сегодня украли.
Многозначительный тон не выходит, подкрепляю его чихом. Тьфу ты, зараза! Пыли тут на самом деле слишком много.

+1

16

Местное заведение, что открыло свои границы для самого крупного городского турнира выглядело ровно так, как должно было выглядеть заведение, в котором соберётся прорва народу, самого разношерстного происхождения, но с превалирующим числом высоких имён.

Большое. Полтора Золотых осётра, если мерить привычными величинами, или, к примеру, дом посла вар Аттре. Аляпистая роспись вензелями оплетала рыжий кирпич, змеилась по балкам, поднимаясь подобно плющу к самой крыше, и так же стремительно падая к фундаменту, сливаясь красно-желтыми росчерками. В тусклом городском освещении смотрелось даже завораживающе, чем-то напоминая лучи солнца, запутавшиеся в каменных узорах и постепенно увядающих в темноте, изо всех сил цепляясь за слабые отблески костров. Ну прямо не бордель, а летняя резиденция императора. Забор – частокол струганных досок, слитых воедино настолько плотно, что кажется будто выстругали его из цельного куска древесины. Выглядит солидно, но вот с размером не угадали. Только детей и отгонять. Геральту достаточно было подпрыгнуть и подтянуться, а Цири и на своей Кельпи без проблем преодолеет.

Вор проник именно так, или… ? Или он уже находился внутри.

Геральт смотрит на полку, покрытую слоем пыли. Он прекрасно знаком с ситуациями, когда воры намерено путали следы, брызгали кровью, убивали мелкую дичь, дабы сбить со следа, но чтобы сыпать пылью. Да и не похоже это на суррогат. Вполне себе обычная пыль, прикрывающая ровный эллипс от стоящего когда-то трофея.

- А долетела новость только сейчас. Думаешь, здесь служат тугодумы?

Под аккомпанемент остроты, ведьмак проводит пальцем по полке, стирая след грубой полоской кожи перчатки, рассматривая на свету.

- Если же нет, это первое, что на нужно понять.

Десятки свечей в высокой люстре давали отличное освещение, так что даже без ведьмачьего зрения не сложно было догадаться, деньги находились в другом месте. Это логично, учитывая, что в комнате не было ничего напоминавшего надежное хранилище, или хотя бы маломальский след охраны. Значит вор сначала стащил его. Можно было бы не отвлекаться на безделушку, но картёжники народ суеверный. Кто-то плюёт три раза через плечо, кто-то на сиськи пялиться, кто-то отпивает три глотка эля. Без трофея на турнир придут поглазеть разве что те самые дети.

- Держу пари, комната с деньгами на другом конце.

Кто-то должен был быть главным, хотя бы потому что держать такие территории без надзора просто невозможно. Кто-то должен был дать им больше информации, вот только у Геральта в голове не было ни одной связной причины, почему их вообще должны допускать до суверенной территории, да ещё и посвящать в детали. На такие случаи являлась городская стража, действующая топорно и не всегда эффективно. Может сыграть на результате? Один следопыт хорошо, два лучше? Вот только никто их не звал, и заказа не размещал, а значит и спустить с лестницы могли на раз-два. Да и дружба с «главным подозреваемым» по мнению краснолюдских уличных банд тоже на руку не сыграет. Оставалось только одно.

- Цири, мне нужна будет твоя помощь. Точнее, твои лицедейские навыки.

Ну в самом деле, не зря же воспитывалась Йеннифэр и вела дружбу с Лютиком.

В коридорах было пусто, но с нескольких сторон, то слева, то справа, доносились звуки оживлённых бесед, ну и собственного того, что происходит после пары пьяных шуток в борделе. Происходит чаще всего. Это заведение ничто не способно вывести из равновесия.

Самые ценные сведения, это вовсе не донесения, написанные на гербовой бумаге, и не тайные записки, передаваемые в кулуарах под складками юбок. Геральт давно приметил, хочешь узнать нечто действительно ценное – обратись в бордель. Уж там под юбками чего только не прячут, даже целые тайные общества.

- Нам нужно привлечь внимание, но до того, как сюда доберется стража.

Внизу почти никого не было, корчмарь скучал за стойкой, обводя взглядом наполовину опустевшие полки, несколько девушек уже собирались покидать свои места и ожидать посетителей в более удобном месте. Это они удачно зашли.

- Надвинь капюшон, будто вот-вот собираешься уходить, и подойти к корчмарю, купить еды в дорогу, и веди себя так, будто путь будет длинным. А когда уже будешь уходить, мелькни в сторону вон тех девушек этим – Геральт достал из кармана карту колоды Скеллиге, которую одолжил у Лютика во время разборки с Тесаком. Если уж в дело вплетается такая улика, грех не иметь её при себе первое дело. – Постарайся сделать это ненавязчиво, и осмотри всё потом подозрительным взглядом, а после уходи. Я последую за тобой.

И за тем, кто пойдёт следом.

+1

17

Цири только скрещивает руки на груди, глядя, как Геральт смахивает пыль. Усмехается, легким дуновением убирает от лица пепельную прядку и только потом хмыкает.
- Можно подумать, здесь идеально вытирают пыль и следят за порядком.
Если бы сарказмом в голосе ведьмачки можно было бы травить людей, то вся таверна полегла бы во время турнира по гвинту. И корчмарь, и зрители, и участники, и даже случайные прохожие.
“Культурная столица, сука.”
Вот что чаще всего она слышала в любой корчме, едва стоит переступить ее порог и стать свидетелем драки или простой ругани. Иногда уж в таких местах было совсем некультурно, особенно если там заседали краснолюды типа Тесака.
Но даже у него есть какие-то правила приличия, надо же!

Вот и с пылью там то же самое. Геральт, разумеется, прав. Если трофей украли не сегодня, должны были заметить, что пыли-то прибавилось.
Но полка выглядела совершенно нетронутой, возможно, даже неделями. Цири не так уж сильно разбирается в пыли, пусть и доводилось порой останавливаться в совсем уж диких местах.
Например, с теми же Крысами. Это было настолько давно, что ей кажется, будто бы случилось с кем-то другим.
Так ведь, по сути, и есть.
Тогда она называла себя Фалькой, усиленно отрицая свою “прошлую жизнь”. Цири внушала себе, что все, что было раньше - не более чем иллюзия и притворство.
Что это была маска, не настоящая жизнь, а настоящая здесь, с Гиселером, его бандой и…
И Мистле.
Так это помогало ей не думать о боли потери и одиночестве, которые преследовали ее после Танедда.
Цири ведь была уверена, что Геральт и Йеннифэр не выжили в той бойне на острове. Она ведь видела…
Но что она, по сути, видела? Предпочитала об этом не задумываться. И не давать себе надежду лишний раз.
Только вот от себя не сбежишь так просто. Никуда. Ни в другую жизнь, ни в другой мир.
Паскудное прошлое обязательно напомнит о себе. Или в лице Лео Бонарта, что вывел ее на чистую воду через пытки и издевательства. Или в лице высокомерного эльфа, что угрожал ее близким, выманивал через них ее.

Теперь Цири не бежит. Теперь она наконец-то на своем месте. Нет больших проблем, чем найти дурацкую статуэтку для турнира по гвинту.
В котором, кстати, ей все-таки хочется поучаствовать! И от нахождения приза зависит, состоится ли он вообще.
- Думаешь, деньги тоже стибрили? Хочешь проверить?
Перед ними сплошной глухой тупик. Кого искать, где искать, с чего начинать? Даже Коринна Тилли им ничего не сказала толкового. Порой онейроманты могут принести ценную информацию, но в этом случае Цири совсем ничего не понимает.

Цири кивает и слушает Геральта. Внимательно, не упуская ни одной детали. В зеленых глазах на секунду сверкнул блеск азарта и вызова.
Сумеет ли она изобразить то, что просит ведьмак? Конечно, сумеет. В лучшем виде. И это определенно должно что-то спровоцировать. Или кого-то.
- Задам жару, не сомневайся, - подмигивает Геральту, забирая карту и кладя ее в карман, как раз рядом с деньгами. Это будет естественнее некуда!

Спектакль начинается с девушки, что идет в сторону корчмаря, засунув руки в карманы куртки. Голову девушки скрывает капюшон, и если очень приглядеться со стороны - можно разглядеть пепельную прядь. Но кто в полутьме определит цвет ее волос? Да и нет никому до нее дело.
Девушка подходит к стойке, просит упаковать ей с собой несколько пирогов и баранину, предварительно порезав ее на не слишком большие куски. Объясняет, что в дороге так будет проще и удобнее. Девушка просит к заказу добавить кожух с медовухой и еще один, уже с водой. Для себя и своей кобылы, на случай мест, где водоем далеко.
Корчмарь понимающе кивает и называет цену.
Девушка достает из кармана карту для гвинта, вертит ее в руке, будто бы недоумевая, как она попала к ней в карман. Затем откладывает в сторону, пока отсчитывает деньги. Потом убирает ее обратно.
Девушка понимает, что некоторые взгляды обращены на нее и до этого - на карту, что она держала в руке. Но не обращает на это внимания.
Получает свой заказ, упаковывает его в тюк и, благодарив корчмаря, идет к выходу.

Цири довольна. Все прошло достаточно гладко. Разумеется, она оценила, кто именно заметил карту. Пусть и не разглядывала их. Это она оставила Геральту.
Повесив тюк на седло Кельпи (а ведь пригодится же), Цири делает вид, будто бы что-то вспоминает и идет в сторону узкого переулка.
Готовая в любой момент оказаться за спиной своего преследователя.
Кем бы он ни был.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Time to play Gwent!