Тебе кажется, что удача, наконец, повернулась к тебе. Что, наконец, счастливые моменты воспроизводятся в действие, а не замирают на заднем плане. Тебе кажется. Но, между тем, есть какое-то внутреннее недоверие ко всему происходящему; неужели судьба стала к тебе благосклонна? Не сказать, что ты рассчитывал на её снисходительность в последнее время. Ты думал, что пропал навсегда и исчез с её радаров, растворившись в гнетущей тьме. Ведь за все те поступки, что протянулись кровавыми пятнами через всю твою линию прожитой жизни, ты мог получить по заслугам, лишаясь всего, что любишь. Не хочется утверждать, что ты этого заслуживаешь, но иногда карму не так-то легко очистить. Иногда на это уходят недели _ месяцы _ годы, которых может и не быть вовсе. А, разрушающее изнутри, чувство отвратительной тревоги за самого себя, не отступает. До последнего остаёшься верен себе, словно бы, больше, чем своей семье. Пора бы уже скинуть это 'я', что превыше всего, в пропасть и уступить более благородным начинаниям, что пытался зародить в тебе сын однажды. И чем ты ему отплатил? Изо всех сил постарался обернуть во тьму. Любовь обходится дорого всем, но ты даже не знал, насколько может быть опасна эта болезнь, от которой нет лекарства. Ты молился миллионам богов, ты открещивался от своих грехов под святые песнопения, ты пытался сделать из себя праведника [ на деле являясь безнадёжным грешником ]. Это то, что делает с людьми привязанность. Это то, на что способна любовь — все ужасные вещи, на которые может закрыть глаза человек, лишь бы достигнуть желаемого. Твои изначально благие намерения скатились в тёмную бездну, из которой тебя под силу было вытащить только Адриану. Именно ему. Не Эмили, не Натали, не Нууру. Только твой сын, которому ты предавал недостаточно значения. Которого ты ставил недостаточно высоко, считая свои планы истинно _ единственно верными. И уверяя себя, что делаешь как можно лучше для вас обоих. Отчасти ты был прав, ведь каждому ребёнку нужна мать, но не такими жертвами. Ты сделал своего сына сиротой, при живом-то отце. Заставил чувствовать себя нелюбимым _ нежеланным ребёнком [ он никогда в этом не признавался откровенно, но ты уверен в этом, почему-то ]... ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » ты либо псих, либо дурак


ты либо псих, либо дурак

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ты либо псих, либо дурак
Butch и Tom  // серый и черный кот

http://funkyimg.com/i/2KqUr.gif https://media.giphy.com/media/HtM9QYTp1FGko/giphy.gif

«

ХЬЮСТОН, ЧЕЙ-ТО ДОМ, ГДЕ ВЕЧЕРИНКА.
Все сложилось не так хорошо, как хотелось ребятам. Пришлось немного попотеть прежде, чем получить желаемое. Никто не ожидал, что у шпаны окажется нож, и что лидер подставит себя под удар, чтобы спасти новенького. Серый кот винит себя в случившимся и сердится за то, что, несмотря на серьезную рану, черныш приперся на вечеринку по случаю победы.

»

+1

2

Сложилось всё конкретно не так. Далеко не по плану, мать его. А мать его, точнее, отец — Бутч.
«Херовый план, в следующий раз буду думать лучше», — мысль, когда его вытаскивали под руки остальные ребята со складов, которые в скором времени должны были закидать взрывчатыми коктейлями. Нет, на самом же деле, план был идеальным. В голове у нас всё идеально выглядит, так же как и одежда вся — на манекенах. Где же Бутч так накосячил, если всё пошло через задницу? Это судьба, что, не любит? Или как там говорится в таких случаях, чтобы пожаловаться на жизнь и вытянуть на «ладно, милок, поживёшь ещё пару лет, а не склеишь ласты тут же». Нет, серьёзно, Бутч умирать не хотел. Ну, конкретно сегодня. Он надеялся это будет... нет, это уже где-то проходили. Нож холодом вонзился ему куда-то в левый бок. Вот же, падаль, нож был ещё плохо заточенным, и лезвие буквально рвало, а не резало кожу. От этого было в разы хуже.
Всё начиналось хорошо до безобразия, парень даже ничего не заподозрил, но в какой-то момент (чёрный кот сам этого не заметил) началась перестрелка и поножовщина. Его ребята быстры, ловки и сообразительны. Но было, разумеется, и одно весомое исключение. Серого цвета. Из-за которого это всё, в общем-то, и случилось. Нет, Бутч не винил Томаса в произошедшем. Он выжил, да и тем более шрамы украшают мужчину, говорите, что хотите, но это так. Томас же избегал Бутча, как только мог. А мог он это очень хорошо. Ему везло, у чёрного кота не было возможности вытащить его за хвост на тет-а-тет, чтобы разложить всё по ровным полочкам, чтобы убедить, в своём стиле, что он не виноват, что всё случайность и с каждым могло произойти.
Повезло Бутчу, что латали его знакомые врачи, которые не вдаются в подробности обстоятельств и характера этого ранения. Ножевое? Ну, ok, иглу в вену и на операционный стол. На самом деле? Бутч и думать не мог, что в нём столько крови.

И праздник пропустить он не мог, позвольте. Это всё в честь его ребят и их первого уверенного шага на этих улицах. Кто-то уже начал шептать, что шваль с восточного района уже рассматривать компанию уличных кошаков, как партнёров по их, кхем, «бизнесу». Взаимовыгодное сотрудничество. Не идеал, но это сейчас будет очень кстати. Нужно будет доверить эти «переговоры» кому-нибудь из своих, приближённых. Может быть, Томасу? Чтобы его точно уже прирезали там? Нет, пусть находится рядом и учится всему, чему только может. Тем более... Бутчу будет спокойней и приятней, если серый кот будет рядом с ним, а не где-то на побегушках. Значит, послать нужно будет Молниеносного. Во всех, при чём, смыслах. Он не обидится.

Людей набилось — полный дом. Бутч даже и не знал, что будут приглашены гопники и барыги со всего района, включая и их сучек. Конечно же, были конкретно те, кто приветствовал их банду и был готов содействовать в будущем, стать частью. Внушительная будет команда, такую и не прокормить, если что.

Когда Бутч вошёл в дом, то на него обрушился поток приветствий и подбадриваний. Не обошлось и без дружеских ругательств и хлопков по плечам.

— А вы думали, что я буду на койке отлеживаться, пока вы тут без меня зависаете? Разбежались! Дайте уже кто-нибудь мне пива, иначе точно помру!

Снова хохот. Как же Бутч соскучился. Вечно бы слушал и их ругать, и шутки и перепалки. Всё отдал бы ради такого. Кто-то протянул ему открытую бутылку с пивом, парень сразу же отпил, смачивая пересохшее горло. Как же хорошо, черт возьми! Всё есть — и сучки, и наркотик, и алкоголь. И, если бы не ранение, так жизнь была бы просто замечательной, но Бутчу и так сойдёт. Ради этого он вылез с того света и сейчас просто хочет насладиться моментами. Откуда-то со второго этажа уже раздавались басы ритмичной музыки. Кто-то даже, вроде, танцевал. Здесь, на первом этаже, было веселее вроде бы. Ребята большим кругом устроились перед плазмой и были погружены в какой-то файтинг. То и дело раздавались откровенные ругательства. На всех горизонтальных поверхностях виднелись полупустые, пустые и ещё запечатанные бутылки пива и коньяка (он-то тут откуда?), а так же разные типы закусок. Бутч прошел дальше, постаравшись не задеть ногой уже целующуюся парочку на полу, мешать людям не нужно, что же вы.

А вот на кухне обнаружился один интересный экземпляр. Томас сидел за столом наедине с бутылкой пива и пытался отвязаться от одной привлекательной особы. Бутч отвлекся на её привлекательность минут на три-пять, однозначно. Ну, если было на что посмотреть, ничто не поделать! Только вот эта вертихвостка никак не вписывалась в этот натюрморт под названием «серый кот и выдохшееся пиво».
— Эй, крошка, сделай-ка мне одолжение, — он шлёпнул её пониже поясницы, привлекая к себе внимание, девушка вздрогнула и обернулась к чёрному коту с обворожительной улыбочкой на губах, потянула свои когтистые ручки к нему, а парень приостановил её. Знал Бутч не понаслышке, какие бывают острые ногти у местных красавиц. Острые и ядовитые.
— Найди мне одного рыжего парня. Высокий, рассекает в байкерской косухе. Почти как у меня, только с разными странными значками. Но, главное, он рыжий. Давай-давай, красотка. И пиво захвати.

Это уже было вдогонку удаляющейся особе. Знал он, что искать Молниеносного она будет долго, а в процессе и отвлечётся на что-нибудь другое.
Бутч сел напротив Томаса, пододвинув высокий барный стул, кое-как на нём устроился поудобнее, прижимая ладонь к раненному боку. Бинты плотными кольцами сильно давили, но боль притупилась благодаря этому и той пачке обезболивающих, которых он заглотил по пути сюда.

— Не за что, дружище, — отсалютовал чёрный кот другу пивом, отпивая и кивая. — При условии, что Молниеносный завис с какой-то брюнеткой в ванной на первом этаже, искать она его будет очень долго.

Бутч внимательно, даже пристально посмотрел на Томаса. Тот, похоже, не пытался сбежать. Выглядел напряженным и загруженным, что ли?

— Привет, Том.

+1

3

https://78.media.tumblr.com/ec4b1e0df1eafbe9b7ae76ae47fa65b0/tumblr_p2401k7VBW1qda69uo5_250.gif https://78.media.tumblr.com/2dda6a980fb05df36cd7f544dee64ab6/tumblr_p2401k7VBW1qda69uo3_r1_250.gif

[indent] Огромная серая ошибка.
[indent] Томас ненавидел себя за такое. Просто ненавидел. Какой же он идиот, когда поддался под влияние происходящего и отправился на эту перестрелку. Нет, кто вообще его пустил туда? Почему он сам не понял того, что сейчас натворит самую настоящую катастрофу. Его взяли за своего, пусть и не сразу и пусть это был черный кот, но, тем не менее, перед ним открыли двери и позволили остаться. Идиотизм. Как он мог подвергнуть опасности его? Ладно бы был кто-то другой, - не такая уж и беда! - но чтобы вот так вот натворить бед и стоять, опустив руки, как индюк... Блять, да он просто самое большое недоразумение в жизни, которое только может существовать на свете. Скажите на милость, разве он имел право подвергать опасности главаря этой стаи? 
[indent] Вина была на нем, что бы другие не говорили. Он видел взгляды остальных ребят, и они были ужасны, местами даже отвратительны. Если бы Бутч погиб, то Том бы даже не знал, что ему дальше пришлось делать. Просто бы не знал. Безысходность.
[indent] Почему он пожертвовал собой ради этого бестолкового кота, который только и делает, что все время ноет и ревет? Нет, серьезно. Это ведь в голову даже не лезет. При нем есть целая стая, чтобы поддерживать тех да помогать помаленьку, что уж говорить о нем? Глупый серый, который так ничего и не смог с собой поделать. Все время слоняется и пускает слюни при первой же опасности. Нет, почему-то он даже был готов к ножу. В какой-то момент не хотел сопротивляться собственной судьбе, потому что ему надоело его вечное состояние тупости. Быть может, не стоило его спасать? Только сейчас он был по-настоящему благодарен Бутчу. Тот не просто взял его под свое крыло, но также оберегает, как только может, и даже не жалеет своей жизнью. Ужас.
[indent] Паника нарастала с каждой секундой в ожидании ответа от врачей. Когда сказали, что жить будет, Томас потерял землю под ногами и облегченно свалился на стульчик. Все будет с ним хорошо. А вот ему следовало бы исчезнуть из его жизни, чтобы больше даже не волновать того своим присутствием. Мероприятие – последнее, куда он пойдет. И то только для того, чтобы узнать, как там поживает черный кот. Нет. Точно. Ему только узнать от его состоянии и немедленно сбежать оттуда, дабы не подвергать опасности его окружающих. Опять жалеет себя. Пустой и тупой серый кот. Столько жалости и горести, что аж тошно ему самому.
[indent] Вот только в какой-то момент приходит и сам Бутч. Офигевший от происходящего, Том пытался понять, зачем он сюда вообще пришел? Разве его не ранили? Почему никто не держал его в постели до последнего, что за черт? Одно хорошо: он в порядке. Можно окончательно и облегченно выдохнуть, а после и дальше ненавидеть себя за то, что он весь из себя такой неумеха. Надо уйти.
[indent] Том пошел на кухню. Поставил свое давно открытое пиво на стол и задумался. Выйти ему к нему и поговорить? А, может, выйти через заднюю дверь и исчезнуть? Что-то надо было делать, вот только что именно - он не знал. Ко всему прочему, тут еще появилась одна очень странная особа, которая начала крутиться рядом и прилипла к нему, как банный лист. Нет, Том не грубил, потому что не знал, кто она вообще такая, но всем видом показывал, что парню сейчас совсем не до флирта. Правда, ему никогда до этого нет дела. Он слишком туп в этом плане. Стал. Раньше они бегали за одной мадам. Но когда ты - кот, становится все по другому.  Поздно. На пороге появился Бутч. Все внутри сжалось от волнения. Настолько сильно, что Том ничего не мог сказать в знак приветствия. Очередное его спасение от лап странной особы, которая еще немного, и начала бы прыгать на нем сама. Тому же было плевать на нее от слова «совсем».
«Дура».
[indent] Исчезла.
[indent] Они остались наедине.
[indent] Между ними не было тишины, но он затаил дыхание. Нет, сбежать сейчас он не мог. Это слишком неуважительно будет с его стороны. Тому хотелось с ним поговорить. И извиниться. Сказать, что он - еще тот идиот, но не получалось. А еще он сердился на черного кота, который пришел сюда в таком скверном положений. Сердился. Причем так, что в какой-то момент, после его слов, выпалил:
- Ты сдурел? С такой раной прийти сюда? Тебе лежать надо, лечиться! Я не знаю... Что угодно, но не ходить тут так, словно ничего не было. Скажи уже что-то мне. Не знаю... Отругай, скажи, что я бесполезен, что от меня только одни беды. Да что-нибудь, но не надо делать вид, что ничего не случилось! К сожалению, все обернулось полным крахом. Я не смог увернуться, я не смог быть тебе полезным. Все вышло из-под контроля. Бутч, я не простил бы себе твою смерть. Поэтому, пожалуйста, никогда не лезь под пулю или нож за меня, - последнее он сказал со слезами на глазах. Откуда они вообще взялись? Он перебрал? Сколько бутылок пива до этого выпил? - Тебе надо лечь. Сейчас же. Твои швы. Они должны зажить.

Отредактировано Tom (Чт, 23 Авг 2018 08:51:08)

0

4

Или же эта красотка присоединится к Молниеносному и его брюнетке. Нет, серьёзно. Если девушка проявит удивительную сообразительность и, всё-таки, найдёт этого рыжего ловеласа в объятиях иной красотки, то просьба Бутча у неё из головы вмиг выветрится. Если она уже не покинула эту головушку, в которой ни грамма на извилины не досталось, да. Чёрный кот предпочел отвлечься от этих фантазий, которые достаточно быстро заводили его. Что же, Молниеносному остаётся только позавидовать, пожелать удачи, посоветовать не сломать горизонтальные поверхности, ну и позлорадствовать, конечно же. Бутч не мог по-другому. Жизнь прожита зря, если не получилось хорошенько пошутить про своего друга или стебануть его на глазах у толпы или лично.

С Томасом, например, так не получится. Не мог Бутч, почему-то, сейчас как-то издеваться над ним. Да и вообще не мог. Даже если это было только в шутку. Парень тихо вздохнул, и рана в боку сразу же отозвалась острой болью вниз по телу. Ничего, скоро все обезболивающие до одного подействуют, и ждёт в таком случае его Нирвана долгожданная. Только хотелось бы, чтобы в этой Нирване был ещё и Том.

Стоп.
При чём тут это-то?

Бутч с непроницаемым лицом и лёгкой улыбкой выслушал друга и немного нахмурился, заметив слёзы в глаза напротив и... дрожь в голосе серого кота. Как и думал — Томас винил себя в произошедшем, и опять принялся за самобичевание. Разумеется, никто не ждал от него, что он блеснёт на первой же их вылазке — при условии, что такое серьёзное дело было у них всех впервые! Но хотелось бы, чтобы никто из хвостатых под пули и ножи не лез. Бутча их на всех не хватит и это даже не смешно! От этой мысли плакать хочется. Они уже не дети и все были вскормлены улицами и их законами, а Том... за Томаса Бутч лично несёт ответственность. И если кому-то захотелось поговорить на тему «растяпа-кот» или «вечный нытик», то сначала стоит пройти через самого Бутча. Никто не перечит чёрному коту, который установил одно важное правило: врозь мы никто.

— Во-первых, у меня уже зад онемел находиться вечно в горизонтальном положении, — усмехнувшись и снова отпив пива, выдал Бутч, подмигивая своему собеседнику. Холодный напиток приятно прошелся по глотке в желудок и хорошенько взбодрил, прогнав на время сонливость, вызванную таблетками, принятыми ранее. — Во-вторых, во мне сейчас столько таблеток, что я сомневаюсь, что мне что-то навредить может. Ну, кроме очередного ножа, но на этот раз в другой бок. Но нет, спасибо, и так сойдёт. — Он даже палец за пальцем стал загибать перед пьяненьким лицом Томаса, надеясь, что, может быть, до него хотя бы так дойдёт смысл, который хочет до него донести Бутч. Начал чёрный кот слишком издалека. Мозг Томаса может затормозить и выдать ошибку при обработке информации в самый важный момент.

— В-третьих, закрой свой рот, — тут уже он стал серьёзным. Даже пиво в сторону отодвинул и придвинулся поближе к другу, которого внезапно захотелось хорошенько встряхнуть за шкирку, как нашкодившего. Интересно, а хозяева такое с ним проворачивали уже? Ну, когда удавалась словить момент, то Бутч с ребятами подолгу смеялись, смотря, как отхватывает от хозяйки Томас за проказы Джерри. Именно поэтому Бутч так сильно хочет сожрать этого мыша, даже если придётся в нынешней жизни воспитывать в себе любовь к каннибализму, тьфу ты. — Ты дышишь, шевелишь всеми конечностями, туго, но соображаешь, но я думаю, что это из-за выпитого пива. А главное, чтобы ты понял свою ошибку, и принял вину на себя. Некоторые и этого не делают. Считают, что если их защитили, то так было нужно, что, якобы ценны и прочее. Нет. В нашей семье равны все. Ты на равных, Томас.

Конечно, Бутч не стал говорить, что полез бы так же защищать Обалдуя или того же самого Молниеносного. Зачем? Просто в голове у чёрного хвостатого прочно села мысль, что все его коты смогут постоять сами за себя, проявить смекалку, на худой конец — сымпровизировать. Это было на подкорке, всё. Чего не скажешь о Томасе. Не в обиду, но этот кот был не котов к таким потасовкам. Никто не готов, в принципе-то. Но Томасу удалось пройти курс молодого бойца, в которой он вкус все эти прелести быть похищенным и нести ответственность за травмы своего товарища.

— Том, мы же всё-таки вырвались вперёд. Мы победили, чёрт возьми! — Он засмеялся, испытывая настоящий восторг от этой мысли. Сейчас у них будут открыты двери во многие стороны. Чего остаётся мечтать-то, м? — Я попрошу тебя не винить себя за мой осознанный поступок. Я сам пошёл на это, не был под дурью, не пил накануне. Я был чист.

Хмыкнул и откинулся на низкую полукруглую спинку барного стула.

— Я же не умер, но... я не мог смотреть, как тебя утаскивают от нас, уличив момент, когда ты остался один, — он отвел взгляд. Собираясь с мыслями снова. Всё-таки, принятые лекарства и вкупе с ними алкоголь давали радужный результат. — Тогда и рванул за тобой, ребята потом сообразили, в чём дело. И, знаешь, никто не замешкался. Никто не стал возмущаться в стиле «тогда зачем он нужен, если не сможет ничего сам сделать? давайте его оставим». Никто, Том. Конечно, если бы кто-нибудь подобное вякнул, разговаривал со мной совершенно по-другому. Все подтянулись вслед за мной и метелили этих придурков с жестокостью и азартом, который характерен только им. И сейчас. Сейчас, на этой вечеринке и вообще в нашей семье, никто не осуждает тебя. Да, они могу косо на тебя смотреть, но они проглотили тот факт, что ты свой, и никто не сомневается, что ты бы на моём месте поступил так же по отношению к любому из них. Всё просто.

Посмотрел на Томаса, криво ему улыбнулся и припал к своей бутылке с пивом, утоляя жажду.

— Конкретно я? — Продолжил рассуждать. — Не знаю, но что-то перемкнуло тогда у меня в голове. Когда увидел тебя и ребят, когда меня несли, — стало легко и просто. — Пожал плечами, вздрагивая, заёрзал на месте. Морщился и потирал осторожно пострадавший бок. — Я столько за всю свою жизнь не говорил, чёрт возьми! Том, дай мне ещё пиво из холодильника.

Пустую бутылку он отправил точным броском в мусорную корзину.

+1

5

[indent] Переживал он не на шутку. Причем, все это настолько очевидно, что скрывать было просто бессмысленно. Слезы полностью его выдавали, но сейчас они были уместными. Да, он опять пришел к тому, с чего пытался уйти, но все же пора бы уже принять себя таким, какой ты есть, но вот только это порядком его самого доставало.
[indent] Видеть Бутча Томас был очень рад. Просто этот человек не чужой для него. Близкий. С каждым разом, он все ближе становился для него. Еще немного и он, наверное, не сможет просто уйти куда-либо. Как бы глупо сейчас это не звучало, но если ему позволят, то он будет с ним всегда. Быстро все же серый кот поддался своим чувствам и искушению. Еще буквально пару минут назад он думал о том, чтобы скрыться от него и исчезнуть где-нибудь, как уже думает в точности наоборот. Не оставлять. Не бросать. Не покидать.
[indent] Какие еще мысли могут посещать, когда ты благодарен и понимаешь, что с твоей ориентацией что-то не так? Просто бывает так, что в какой-то момент тебя неестественно тянет к парню. Как так? Томас хочет просто приблизиться к нему и поцеловать. Сладкие губы, которые просто невероятно манят его.

[indent] Вот зачем надо было ему подмигивать? ЗАЧЕМ?! С этого жеста парень просто сжал кулаки и напрягся. Все внутри в целом напряглось. Его манило. С каждой секундой он понимает, что это влечение становиться необузданным. Вот только как это может принять главарь стаи? Если он расскажет? Нет, не сегодня. Нельзя рассказывать сегодня, потому что это может быть просто мимолетным ощущением, и завтра Томас осознает, что все это будет сверх глупо.
[indent] Том хотел что-то сказать сейчас. Да, он пьяный, но он хотел сказать что-то разумное, кажется, но вот только ему не дали этого сделать. Пальцы гнулись прямо перед его мордой. А шум медленно испарялся и даже те, кто проходил мимо туда-сюда, были незначительны. А, быть может, никого и не было, потому что серый кот не мог оторвать больше взгляда от своего собеседника.
[indent] Сколько прошло времени? Вечность или один миг? Бутч говорил и говорил. Его слова были как бальзам на душу. Так приятно и так легко. Он понял, что в этот раз он стал своим, и теперь нет необходимости убегать от проблем. Нет смысла прятаться, потому что черный кот - это тот, кто полностью его захватил в свой плен.
[indent] Еле заметно выдохнув, парень улыбнулся. Впервые за долгое время улыбнулся так, что ему стало хорошо. Ему понравились его слова. Больше не будет прибедняться и думать об уходе. Он обязан жизнью этому коту и сделает все, чтобы вернуть свой долг или отдаст ему всю свою жизнь.
[indent] - Да, конечно, - он встал с места и пошатнулся. Да, пиво все же вдарило ему в голову. Причем очень даже хорошо. Взяв бутылку с холодильника, он даже завис на какое-то время и насладился холодом. Приятный такой холодок, который должен был его немного привести чувства, но нет. Взяв пиво и закрыв холодильник, парень понял, что опять нагревается. Вернулся он к Бутчу максимально медленно, как ему казалось, чтобы не показать, что его колбасит во все стороны.

[indent] - Держи, - вторую бутылку он взял для себя, но не стал садиться, а остался стоять рядом с черным котом.
[indent] В этот миг ему показалось, что он всегда был человеком, а жизнь среди котов было лишь сном. Просто невероятным сном, который сейчас не имел никакого смысла. Приятно осознавать, что теперь ему не надо тосковать по другому миру. Он здесь. Он сейчас живет. И он рядом с самым крутым парнем на этом свете. Да, круче его не может быть никто. Отпив пару глотков, Томас вовсе опьянел.
[indent] - Бутч, ты вернул меня и заставил полюбить тебя, ой, ну жизнь, - резкая икота. – Я хочу сказать, что ты просто замечательный. Спасибо, что спас и я признаю, что виноват. Мне надо, - последний глоток пива и все, давай плясать.

[indent] - Пошли со мной? Мне надо тебе рассказать кое-что. Позже я не решусь. Пошли, прошу.
[indent] Все, он думает о том, что пора рассказать о чувствах, которые нахлынули на него с головой. Было бы неправильно дергать черного кота, но он не мог, просто не мог.
[indent] - Только будь осторожен. Я думаю, что нам лучше уйти наверх. Хотя… нет, я не смогу. Пошли, - схватив за локоть лидера, парень буквально потащил его за собой. Попытался сделать это аккуратно, но получилось у него совершенно не так, как ему хотелось.

[indent] На улице стало куда лучше, но не надолго. От дома им пришлось отойти недалеко, потому что Том просто не мог контролировать себя.
[indent] - Я не знаю, что будет завтра, но сейчас я хочу тебе сказать, что у меня… что я думаю, что это все не так, то есть неправильно, но прости за это, - Томас не сдержался и поцеловал парня в губы, которые так желал, которые начали уже сводить его с ума.

+1

6

— О, спасибо, — Бутч оставался довольным, как кот, объевшийся жирной сметаной. Парень в который раз попытался удобнее устроиться на барном стуле, чтобы хоть какая-нибудь поза не отдавала болью в пострадавшем боку, но как-то безрезультатно. Остаётся только осторожно глубоко вздохнуть и, вскрыв бутыль с пивом, сделать два больших глотка. Чтобы аж от прохлады этого напитка горло болезненно свело. Он заметил, что прохлада немного помогает в этой... анестезии (правильно ведь сказал, да?). Ему сказали: «остался жив, вот и радуйся», а Бутчу было интересно конкретно, когда уже можно будет лезть в драку. До той поры, пока он не вернётся в строй, его ребятам не стоит высовываться из их тайных мест, чтобы не нагнать проблем ещё больше, чем было до этого. По сути, после произошедшего, всё должно быть нормально какое-то время, чёрный кот надеялся, что время будет продолжительным. Хоть рану зализать успеть.

Тьфу ты, всё эта животная привычка.

А до Томаса, похоже, стал доходить весь смысл сказанных Бутчем слов. Ну, и отлично! Не зря же парень себе мозоль на языке зарабатывает! И не тем самым методом, хах. Просто этому серому хвосту следует прекратить так сокрушаться. Хотя, если повернуть ситуацию другой стороной, то Бутч наверняка бы... нет, не надо об этом задумываться. Брюнет качает головой и быстро восстанавливает дыхание. Отвратительно, если честно. Томаса можно понять, да, но Бутч не хочет вставать на его место и смотреть на всё вокруг его глазами. Бутчу хватает того, что он имеет. И пусть Томас за него на это не обижается.

А ещё Томас начал пьянеть на глазах. Пропала эта зашуганность, которая то и дело проявлялась в любом движении серого кота, хотя он пытался это как то скрывать, корректировать, казаться всем совсем другим. Ну может быть, другие и повелись, но только не внимательный Бутч, который сейчас тихо смеется над другом. Ага, а самого, случаем, не будет шатать, когда встанет на обе ноги? Может быть, конечно, но проверять как-то... не тянет. Ему внезапно на этом стуле стало невероятно удобно.

Вот и сам пьянеть начал. Да, это всё отличалось от того как они все веселились раньше. Алкоголь, порошок, девочки... Девочки. Боже ты мой, Молниеносный там, похоже на двоих старается! Внезапно, да, но что поделать. Пьяный мозг моментально переключается с мысли на мысль, без финальной части предыдущей, это сильно грузит, но, почему-то легко. Бутч снова усмехается, посматривая на Томаса.

— Ты сядь, сядь, а то я не могу понять: это у меня в глазах уже всё начинает качаться из стороны в сторону, или это уже ты перебрал, — парень даже предпринял попытку усадить друга. Потянул к нему одну руку, постарался схватить за локоть, но не вышло, и Бутч практически растянулся на столешнице, отпихивая подальше полупустые упаковки из-под сухариков и чипсов. Те с шуршанием повалились на пол, рассыпая содержимое по лакированной поверхности кухонной напольной плитки.

Бутчу было всё равно. Алкоголь и наркотические анальгетики сделали своё дело. Ему сейчас было очень и очень хорошо. Но могло быть ещё лучше, если Томас прекратит уже качаться туда-сюда, как грёбанный маятник. Не ровен час и Бутча может вывернуть наизнанку. Он голодный сюда пришел вообще-то!

— Да не за что дружище, согласен, меня невозможно не любить, — раздухарился парень, снова отпил пива, замечая, что осталось от полной бутылки всего ничего. Что, блять, происходить сейчас, а? Неважно, Бутчу становится хорошо, что останавливаться не хочется вовсе. Он смотрел на Томаса, который, казалось, мнётся, и пытается что-то сказать. Старается всеми силами, но выходит у него не очень, на самом деле. Это снова заставляет смеяться.

— Что? Куда? — Вот тут Бутч, правда, растерялся, но честно, заинтересовался. Что Томас хочет ему такого сказать, чего нельзя услышать тут, в доме. Парень покивал с важным видом, глядя на лестницу, мол, да, дружище, ты точно не сможешь подняться на второй этаж. Да и смысла нет, там сейчас все комнаты заняты! Бутч неровной походкой следовал за внезапно торопящимся Томом, прижимал ладонь к боку и чуть морщился. — Это что, что-то настолько важное, что ты вытащил меня на улицу? Ни одной души вокруг. Ага, я догадался, ты хочешь меня убить, а труп выбросить в реку!

Шутит, конечно, и Томас это понимает. Просто Бутч не знает, что и думать даже.

Они отходят от дома недалеко. Со стороны кажется, что в помещениях на первом и втором этаже разворачиваются не хилые гулянья! Ох, как же Бутчу хочется присоединиться к ребятам, но, помня слова Томаса о собственном состоянии... в общем, да.

— Приятель, я честно пытаюсь понять, что ты хочешь мне сказать, но давай притормози, у меня мозг уже... — тут-то и начинается терминальная пауза, мать её. Бутч её ждал и опасался одновременно. Из-за неё желудок делает кульбит, а сердце падает куда-то далеко вниз. Раньше такое он испытывал едва ли. Не хочет знать первопричин пока что. Момент неподходящий. Из-за чрезмерного количества алкоголя в крови на голодный желудок и лишних таблеток за весь период лечения... в общем, Бутч чуть наваливается на Томаса. Да-да, именно поэтому, а не потому, что хотел и почувствовал, что тепло, исходящее от тела друга казалось таким притягательным (а это было именно так, да).

Парень прижимает горячую ладонь к щеке Томаса, поглаживает большим пальцем по щеке и, кажется, отвечает на этот поцелуй. Странно, но так и есть. То есть странно Бутчу, а не сам поцелуй странный.

Впрочем... сейчас всё странное. Голова Бутча идёт кругом. И, пытаясь устоять на ногах, он сжимает плечо Томаса. Сейчас серый кот — тот самый круг, за который Бутч вынужден и хочет цепляться, пока его уносит куда-то далеко. Через поцелуй Бутч понимает. Он понимает всё, что говорил ему приятель. Может быть не так, как надо, но в общих чертах он всё усвоил. И, неверное, может признаться в одном — он не знает, что делать в таком случае. Совсем не знает. Но Том же поддерживает. Он не требует ответов сейчас, ведь сам ещё не «высказался», сколько в нём накопилось.

— Сейчас ты мне всё объяснишь, — тихо проговорил брюнет, находясь в непосредственной близости с Томасом, практически губами к губам, а своим лбом упирался в его. Вторую ладонь, которой он сжимал его плечо, плавно перекочевал и резко ухватился, за его шею, придерживая, чтобы не вырвался и не убежал куда-нибудь — дурную привычку нужно искоренять сразу же. Ещё и провел по загривку вверх, взъерошивая отросшие спутанные пряди тёмных волос, и обратно, на прежнее место, осторожно погладив пальцами кожу под воротом футболке со спины. — Иначе я врежу тебе, насколько мне позволит это сделать моё состояние.

+1

7

[indent] Целовать губы, которые тебя манили все последнее время – это как получить заветный приз, которого добивался продолжительное время. Ходить вокруг да около, отгонять свои мысли куда подальше, стараться быть таким же, как и все. Парень действительно пытался быть обычным рядовым в группировке, но получалось очень и очень плохо. Ему бы стоило больше приложить усилий, но последний подвиг черного кота все изменил. Особенно изменил его восприятия и дало волю чувствам, которые находились за тысячу замками. Капля алкоголя, спасенная жизнь и подмигивание кота – все, все замки в одно мгновения раскрылись и не оставили после себя ничего. Кажется, что он никогда ничего и не скрывал, а ведь так отчаянно пытался это сделать. Быть может, стоило все же быть куда сдержаннее? Сколько он продержался молча? Неделю? Две? Все. И то чувство сначала было не таким уж и ярким. Еще когда ребята сидели на пляже и говорили ни о чем, но, в тоже время, о главном, парень понимал, что тянет его так неестественно к нему. Как бы это было не глупо, но все же он не искоренил свои чувства на полпути. Смотреть на то, как он сейчас находится рядом и не иметь возможности прижаться к нему – это ужасно. Томас пытался, честно, по-настоящему так пытался все закончить, толком не начав, но не мог этого сделать. Ему было тяжело перебороть самого себя.

[indent] Сейчас были только его губы и больше ничего. С привкусом пива. Чего еще можно было желать? Сначала он даже не мог понять, что именно случилось и как именно ему пришло такое в голову, но парень не мог остановить самого себя. Поцелуй унес его совершенно на иную планету, вселенную или же даже в параллельный мир. Все переживания по поводу того, что он стал человеком, словно улетучились. Он был рад стечению данных обстоятельства. Не важно. Все стало не важным. Только эти губы, которые принадлежали тому, в кого он влюбился не на шутку. Даже если это неправильно или же неестественно, все это не имело никакого значения. Все это было совершенно неуместным и ненужным. Хватит уже прогибаться под мир. Надо писать свою историю.

[indent] Когда он потянулся, то боялся, что Бутч его пошлет куда подальше, но нет. Он не послал его. Наоборот, кажется, что он все же поддался ему и поцеловал в ответ. Это все, что ему было нужно, чтобы взлететь в небо без крыльев. Глупая романтика, которая сейчас сводила с ума. Глаза закрылись. Сердце бешено билось в груди. Внизу живота что-то горело так сильно, что даже стало слегка некомфортно.

[indent] Почему-то все оборвалось в какой-то миг, и он полетел на землю со скоростью света. Ему было страшно смотреть в глаза парня, который сейчас стоял напротив него. Ему было не по себе от одной лишь мысли, что придется рассказать что и как. Просто  невероятно страшно. Почему наступают такие моменты, когда надо отвечать за свои поступки? Ему снова хотелось убежать, но парень не мог себе такого позволить, потому что его крепко держали, а он придерживал его. Рана все же была значительной, поэтому отпустить на полпути он попросту не мог его. Не мог оставить здесь, заставив выйти из уютного места. Дом буквально «горел» от вечеринки. Даже страшно становилось за него, но что поделать – это был образ жизни этой стаи.
- Бутч, я, наверное, сошел с ума. Мы с тобой знакомы еще с прошлой жизни и я раньше даже не задумывался об этом. Но, став человеком, все мои чувства обострились. Еще тогда, сидя на песке, я понял, что меня тянет к тебе слишком неестественно. Не как к лидеру. Не как к другу. Глупо, соглашусь, и очень опрометчиво. Я буквально влез во все это, но если не сейчас, то я бы не смог этого сказать вообще. Показать свои чувства, которые пытаюсь все время засунуть куда-нибудь глубоко и подальше.

[indent] Язык все еще заплетался. Рука непослушно куда-то все время соскальзывала, а равновесие он держал только по одной простой причине, - потому что придерживал друга. А еще, все это время он не мог открыть глаза. Лишь закончив свои мини-монолог, все же раскрыл их и уставился прямиком в глаза черного кота, которые были невероятно близко. Он слышал его дыхание и ощущал его у себя на губах. Привкус поцелуя все еще заставлял подрагивать все это тело. Гормоны счастья вместе с алкоголем в крови ликовали. Ему не хотелось, чтобы сейчас на этом месте все закончилось. Не хотелось, чтобы Бутч сказал что-то резкое в ответ.
- Я понимаю, все понимаю. Ты так добр ко мне и вытащил из самого огромного дерьма, а я так поступаю. Хочешь, мы можем все скинуть на то, что я был пьян, и всего этого не было.

[indent] Рискнуть дружбой ради чувств не просто. Сто раз надо подумать прежде, потому что если это окажется не взаимно, то по итогам остаешься ни с чем. Таков закон жизни. Как бы ты не старался все сделать по-правильному, но в конце-концов все будет именно так. Неважно, какими вы были друзьями до этого. Порой это оказывались даже те, кто рос вместе с детства. Конечно, каждый может сказать, что все можно исправить и просто вычеркнуть из жизни и остаток памяти, но нет. Один из них уже испытывает чувства и они не угаснут в одно мгновения по мановению волшебной палочки. Ревность. Алкоголь. Депрессия. Жизнь перестает быть прежней и ты не можешь поделиться с другом со своими переживаниями, потому что в этих переживаниях он и виноват. Не можешь написать ему, что тебе плохо посредине ночи, потому что это воспримется, как что-то совершенно иное. Дружба не остается после отношений. Нет. Никогда. Это не сериал-ситком, где это практикуется с завидной частотой. После чувств не остается ничего.

[indent] Том рискнул. Сам того не понимая он рискнул всем. Если не Бутч, то он исчезнет и не останется от него ничего. В буквальном смысле. Не сможет он прожить и дня в одиночестве и от этого становилось еще противнее, что если именно по этой причине черный кот не прогонит его.
- Бутч, ты для меня не просто друг.

[indent] «Пожалуйста, только не гони куда подальше».

+1

8

Страх.

Это одно из того многого, что чувствовал на данный момент Бутч в Томасе. Смесь эмоций, повышенная концентрация... всё это в какой-то момент даёт сбой, и серого кота уже не остановить. Страх Бутч ощущал подушечками пальцев, когда касался шеи Тома. Пульсация сосудов на самом уязвимом для любого живого существа месте — тук-тук, чёрный кот сдерживается, чтобы не провести пальцами с ощутимым нажимом по пульсирующему месту. Слишком соблазнительно. Губы уже сильно горят после этого недолгого поцелуя, и парень рефлекторно облизывается, запоминая хорошо привкус губ своего друга.

Друга, да.

Друга ли? Врага ли? Это, наверное, последнее, что хотел бы сейчас обсуждать Бутч. В своём-то состоянии! Однако пострадавший бок уже не беспокоил так сильно. Точнее — вообще не беспокоил. Томас для него — это личная анальгезия? Тогда дайте ещё одну порцию, чтобы можно было отказаться от роли живого трупа и уже встать на ноги и стоять долго и сколько угодно, а не просто от первого стула ко второму. Прошедший в один миг поцелуй всё ещё греет губы чёрному коту и внезапно захотелось замурлыкать. Как когда-то давно, когда Бутч мог хорошо потянуться, подрать когтями какой-нибудь мягкий угол и замурлыкать. Громко-громко, привлекая к себе одному внимания. Честно — он даже постарался, но человеческий организм под такой финт не приспособлен, иначе бы Том уже понял, что чувствует его друг на данный момент. И слова стали бы не нужны.

Оставалось как-то неопределённо рыкнуть из-за новой вспышки боли в боку. Бутч поморщился и вперил взгляд в Томаса, который всё не умолкал. По мере того как серый хвост чесал языком, иногда заикаясь, иногда запинаясь или просто не следил за своим голосом — тот дрожал, лицо Бутча вытягивалось от удивления. Он продолжал смотреть на Томаса, начав уже понемногу хмуриться, мол, не совсем понимает, куда ведёт вся эта... исповедь.

Да так и было, черт возьми! Поэтому никак по-другому нельзя интерпретировать всю эту словесную рвоту от серого кота. Его, блять, серого кота. И пусть Бутч не скажет этого вслух, но Томас уже перестал быть сам по себе, теперь он не только часть стаи, но и под крылом Бутча — их лидера. Конечно, чёрный кот мало чем походит, как пернатого, но аллегория сойдет.

— Нихера ты не понимаешь, — он качает головой, низко опустив ее, почти уперевшись лбом в плечо другу. «Нихера он не понимает!» — Мысленное восклицание внутри самого себя. Бешеная мысль тут же бьёт по вискам, рикошетит куда придется. Кажется, что голова совершенно пустая после всего этого, а эта мысль бьётся об стенки на манеру металлического шарика в абсолютном вакууме. Бутч держит Томаса за плечо, вцепился больно, нервно перебирает пальцами и тяжело дышит. Боль от бока поднялась к лёгким, и следом на ней — приступ влажного кашля. Чёрный кот прижал ладонь к своим губам, закашливаясь. «Чёрт возьми». Хорошо, что прошло быстро, иначе... задумываться не хочется. А то ещё швы разойдутся чего доброго.

— Ты, блять, выливаешь это на меня сейчас, — Бутч шипит, нехотя вытирая свои губы, но не отступая от друга, кажется, даже наоборот, он встал настолько близко, что и носы касались друг друга, а губы были в «опасной близости»... снова. — Что ты хочешь от меня услышать? Что мне сказать тебе?

Может быть, он этим даже спугнёт Томаса, отвратит от себя настолько, что он не захочет больше его видеть, разговаривать, дотрагиваться за него. Бутч этого не хочет, именно поэтому до сих пор не отпустил его, крепко держит — одна рука на плече, вторая на шее.

Просто интимное немое «не отпущу», «только не сейчас».

Чёрный кот обращает внимание на дом, на ребят, которые мелькали в окне. Никто, однако, не выходил, чтобы освежиться или просто передохнуть от всего того, что там творилось. Бутч не хотел бы, чтобы их сейчас увидели в таком виде. Тем более, что горящий взгляд вожака стаи может рассказать о многом, а ещё о том, что посторонним сейчас в «это» не вмешиваться. Наверное, именно так Бутч себя чувствовал, когда в той потасовке увидел, как Томаса потащили в сторону складных помещений, чем-то даже стукнув по голове — серый кот не так уже и сопротивлялся. Парень как вспомнит, так злость накатывает с новой силой. Наверное, поэтому он рванул за ним, чтобы вытащить из передряги и даже не подозревал о ноже или, что хуже, пистолете.

— Пиздец, откровения, — тихо выдохнул парень, притягивая Томаса к себе, заключая в крепкие объятия, не смотря на новую порцию боли в боку и подреберье. Поморщившись, Бутч постарался сильно не дергаться на волн эмоций и будучи подгоняемый алкоголем и наркотиками. Страшно подумать, что будет с ним завтра утром. Бутч хотел бы проснуться в беспамятстве. А точно ли Томаса в той драке ничем не приложили по голове? Ну, тогда было бы объяснение всему тому, что он только что наговорил другу. При этом, даже не опасаясь словить по физиономии в лучших традициях улиц и переулков. — Ты боишься. Ты, чёрт возьми, меня боишься, Том! Не отнекивайся, я это чувствую...

И в доказательство своих слов, ступил ещё ближе, практически вжимаясь в Томаса и вынуждая его отступить немного назад. А затем провёл всё-таки большим пальцем по бьющейся артерии на шее. Снова — тук-тук, а этот взгляд... боже мой, он скажет всё, что не успел сейчас наговорить его обладатель. Может быть, Том даже пахнет страхом, Бутч на пробу ведёт носом по воздуху. Толком ничего не улавливает, кроме прохладного ветра, сырого асфальта и напряжения — Томас готов в любой миг рвануть в сторону, но это у него не получится, — Бутч держит его крепко. Даже слишком, учитывая его положение. Нет, он не отпустит то, что добровольно плывёт ему в руки. Не в этот раз.

— Не надо бояться, — шепот прямо над ухом серого кота, прижимается своей щекой к его, чуть трётся, ластится.

Бред, бред, это полный бред. Несёт сейчас бред, но отдаёт себе отчет. Полный и по всем параметрам. Вновь поднял ладонь к его щеке, напоследок ещё раз проведя пальцем по пульсирующему участку на шее.

— Только не меня, хорошо?

0


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » ты либо псих, либо дурак