Коннор уже и так все это знает. Знает про Иерихон, про восстание, про то, что случилось в первые дни после него, про андроидов, которые здесь собрались. Знает, зачем все это было нужно и с чего все началось, пусть и без подробностей. Коннор не был с Иерихоном с самого начала, но был с ними в самый важный и ответственный момент. В тот самый момент, когда они победили. Он не откроет для себя ничего нового из рассказа Маркуса, потому что осведомлен о событиях, произошедших в то время, когда он был охотником на девиантов. Из чужих рассказов, из новостных сводок, из полицейских рапортов. У него было полно времени, чтобы внимательно изучить всевозможные материалы и произвести анализ на процент псевдодостоверной информации в различных источниках. По собранной статистике доля искаженных фактов в газетах составила в среднем 23.8%, в интернет-источниках - около 20,6%, кроме того была установлена четкая корреляция с языком, на котором написана статья. В целом эта информация не имеет большой значимости, особенно для человека, но для андроида любая собранная статистика имеет большое значение для самообучения. У RK900 не было достаточного количества времени, чтобы собрать хоть какую-то полезную информацию. читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » walking on air


walking on air

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

walking on air
Angela Ziegler // Fareeha Amari

http://funkyimg.com/i/2Kf1V.png http://funkyimg.com/i/2Kf1U.gif http://funkyimg.com/i/2Kf1T.png

«

парк развлечений «Blizzard World», США; начало мая 2077
[indent]Вообще, в Штаты они прилетают по работе — доктор Циглер называет текущее оборудование медблока на наблюдательном посту в Гибралтаре пережитком прошлого. Щедрые спонсоры из Южной Кореи согласны вложиться в переоборудование базы, но закономерно требуют составить перечень требований. Ангела заявляет, что ей нужно посетить центр передовых медицинских разработок в Вашингтоне, и Фария решает ехать с ней. На всякий случай.
[indent] На четвертый день откровенного ничегонеделанья — нет, Циглер-то, как раз, работает, не покладая рук — Амари решительно тащит доктора развеяться, не слушая никаких возражений.

»

+1

2

[indent]  Безобразный хруст костей… и сказать бы, что этот звук ни с чем не спутаешь, но это же такая ложь; она видела, знает, как делают подобные звуки для тех же фильмов. Спутать легко. До безобразного. Она в Египте; горячий сухой воздух обветривает губы. Она в Египте; ломает людям, нет-нет, конечно не людям — террористам, пальцы. Ломает рёбра. Запястья. Хрустят кости… Громко, надрывно. Хруст заглушает все звуки… ломают её кости.
[indent] Амари подбросило в кровати. Её колотило крупной дрожью; сбилось дыхание. Она неловко села в постели, и горло сдавил спазм. Фария закашлялась, непроизвольно обхватив себя руками. Секунды. Минуты. Она считала их про себя, непрерывно, сбиваясь, но начиная сначала — способа успокоиться лучше она не знала, ничто другое не работало. Когда сердце перестало колотиться как сумасшедшее, а накрывшая сознание паника отступила, Амари обессиленно рухнула обратно в кровать, накрыв лицо рукой.
[indent] В номере вашингтонского отеля было душно. Сил встать и открыть окно или хотя бы дотянуться до пульта кондиционера новый несгибаемый коммандер Overwatch в себе не нашла. Ха-ха.
[indent] Полежав несколько минут без движения и поняв, что больше не уснёт, Фарра нашарила под подушкой телефон. Часы показывали полдень — по местному времени. Просторный номер с двумя односпальными кроватями вполне закономерно, не считая её, пустовал. Доктор Циглер, конечно, давно ушла.
[indent] И хорошо. Хорошо, что она ничего этого не видела.
[indent] Победа над Кореским гигантом в Пусане открыла действующей вне закона организации новые возможности, подарила хорошего союзника в лице Южной Кореи. Когда Ангела Циглер только заикнулась тайным инвесторам (официально поддерживать Overwatch значило сейчас нарваться на проблемы с законом) о своём желании обновить оборудование медотсека на главной теперь базе в Гибралтаре, они даже ничего не возразили — важность медицинского блока в такого рода организации понимали все. В поисках лучшего Циглер отправилась в Вашингтон, где попутно ввязалась в какой-то врачебный форум. Амари же… увязалась следом. Просто потому, что могла себе это позволить.
[indent] Они сняли один двухместный номер во вмеру престижном отеле недалеко от интересующих Ангелу мест. И, пока доктор занималась делами, Фария откровенно страдала от безделия. Изучила несколько достопримечательностей, взяла в аренду мотоцикл, чтобы развеяться на неплохих местных гоночных трассах. Одним словом, скучала.
[indent] Сегодняшний день должен был пройти в таком же режиме, но он не задался, считай, с самого начала. Подобных приступов с коммандером не случалось уже несколько недель — кажется, всё же, серьёзно помогали разговоры с монахом Дзенъяттой — и этот, очень сильный, неожиданный, потому выбил её из колеи, сбил с ритма. Завтракая фастфудом в популярной забегаловке вопреки заветам ЗОЖ, Амари понимала, что не сможет провести этот день в гордом одиночестве. И, возможно, не только ей нужно что-то поменять в этом странном ритме жизни. Четыре дня, доктор Циглер пропадала в работе уже целых четыре дня.
[indent] План созрел как-то сам собой. Фария залезла в Интернет, чтобы подыскать что-то такое… такое… «Бинго!» Вбив адрес в навигатор, женщина вернулась к отелю и забрала мотоцикл, направляясь к текущему местоположению Ангелы, которое ей, спустя несколько минут препирательств, соизволила сообщить Афина.
[indent] «ЧП! Жду тебя у входа. Скорее!» — гласило сообщение, которое Амари отписала доктору Циглер, подъехав к нужному зданию. Та не заставила себя долго ждать, вылетела из дверей явно взволнованная. Не теряя времени даром, Фария вручила ей запасной шлем.
[indent] — Всё объясню на месте! Садись и держись крепче! — она не дала Ангеле вставить ни слова. Но та, кажется, прониклась тоном. «И слава богам!»
[indent] Фарра знала, давняя подруга, когда-то сестра почти, будет в ярости, когда всё поймёт. Фарра знала, то, что она затеяла — ни разу не серьёзно. Фарра знала, что не может оставаться одна, и это немного эгоистично, но… Почему бы, чёрт возьми, нет?
[indent] К огромному парку развлечений на окраине Вашинтона они подъехали через полчаса.
[indent] — ЧП, док! — с улыбкой сказала она, когда мотоцикл затормозил на парковке. — Вы зашиваетесь на работе, а я схожу с ума от скуки. Кто будет руководить Overwatch, если мы здесь сгинем?

Отредактировано Fareeha Amari (Пт, 10 Авг 2018 00:50:08)

+2

3

Иногда ей было слишком жарко по ночам: кожей Ангела чувствовала горячий песок тех мест, откуда не так давно уехала, променяв настоящую помощь на никому не нужную дипломатию. Иногда этот песок жёг обнажённые колени: она была не в силах встать с этого песка, чтобы отойти от тяжелораненого. Руками по локоть в крови зажимала рану, надеясь, что ассистентки не провозятся слишком долго, пока умирающий человек, в глаза которого она смотрела, медленно теряет жизнь. Этими же руками она чувствовала, почти физически, как уходит это ни с чем не сравнимое тепло. Как остывают тела, в которых ещё секунду назад теплилась жизнь. Доктор Циглер провела слишком много времени в таких условиях - упущенные, как тот же песок, проходящий сквозь пальцы, жизни не могли заставить её плакать по ночам, но она не могла перестать видеть подобные кошмары. Пожалуй, это не было чувством вины, но невидимыми нитями было сшито с тем желанием, той мотивацией, которая позволяла ей вставать каждое утро. Это было далеко от идеализма, но Ангела с трудом могла мириться, видя, к чему идут дела. Даже когда увидела пришедших за ней Фарру и Гэндзи. Они, пожалуй, не знали всех причин, но получалось так, что доктор Циглер видела, что их гложет, а сама скрывала похожих призраков глубоко в себе. Даже герои не могли делать вид, что всё хорошо. Для мира вокруг они только-только начали отмываться от черноты, которой заляпал их Блэквотч. Возможно, что они станут такими же великими героями, какими когда-то были, однако не перестанут быть людьми. Со своими страхами и сомнениями.

Ангела проснулась задолго до звонка будильника - но обычно она всё равно использовала наушник, позволяющий услышать сигнал и при этом не разбудить Амари. Неслышно поднявшись, она задержалась в дверях, посматривая на лицо Фарии, сон которой, казалось, был ничуть не лучше, чем её собственный. Постояв так с минуту, Ангела направилась в душ, который смог, пусть и на время, но смыть все эти воспоминания и настроить её на новый день. Сегодня нужно было решить вопрос по поводу оборудования, который растягивался уже на несколько дней, но каждый раз щедрые спонсоры обещали добавить что-то ещё и увеличить сумму вопроса, которым займутся совершенно бескорыстно, однако "будут рассчитывать на дальнейшее плодотворное сотрудничество". Их слова были бесхитростны, и Ангела понимала, что по-другому это никогда не работало, но даже то, что командир нового Овервотч, которая находилась здесь же, не вызывала у Циглер желания взять её с собой на эти переговоры. Настроение коллег Ангела чувствовала как-то слишком тонко и подсознательно отправляла Фарру на отдых, а не на работу, которой занималась сама. Просто потому что могла решить этот вопрос в одиночку и, в конце концов, новое оборудование для лаборатории было нужно в первую очередь ей.

Выходя из отеля задолго до начала встречи, Ангела поняла, что думает совсем не о том, и еда в списке её приоритетов давно опустилась куда-то на самое дно. Она уделяла внешнему виду чуть больше внимания, чем в тех условиях, которые преследовали её в Ираке и Саудовской Аравии, и каждый раз удивлялась, почему ничего, на её взгляд, не меняется. Тем не менее, запас времени всё-таки позволил ей остановиться возле кафе и заказать кофе с парой тостов. Вздохнув, Ангела поняла, что даже спустя месяц, подобная работа вызывает у неё какое-то странное отторжение, как будто судьбой ей было предначертано спасать людей в горячих точках, а не играть в дипломата там, где люди ничего не слышали о войне. Там, где мало кто видел, какие ужасы могут существовать.
Ангела знала, что может услышать в ответ, если поделится этим с кем-нибудь. Что эта деятельность может спасти куда больше жизней, и даже те, кто сейчас находятся в горячих точках, почувствуют эту помощь. Что отряды возрождённой организации будут улаживать эти конфликты, однако подписывая бумаги и получая похвалу ни за что (быть может, за всё это время Ангеле и правда нечем было гордиться), она всё чаще вспоминала выражение о праздных руках. Таких, которые должны заниматься привычным делом. Не тратить время на еду (ну, хорошо-хорошо, приём пищи всё же был обоснован), разговоры о новом оборудовании, а заниматься чем-то более привычным.
Наверное, поэтому Циглер и решила занять свободное время семинарами, причём обязательно с возможностью практики - как профессиональной, так и полупрофессиональной. Даже обучая кого-то несложным хирургическим приёмам, она чувствовала, что жизнь медленно возвращается к ней. Пески, в которых, замотанные в пропитавшиеся кровью тряпки, лежали мёртвые гражданские, оставались где-то за горизонтом, и Ангела могла выдохнуть. Улыбнуться. Сказать, что всё в порядке, и что она может позволить себе немного расслабиться, занимаясь любимым делом. Да, не так давно она снова начала улыбаться. Немного.
Сейчас она улыбнулась стажёру, которая попросила помощи в препарировании макета. Направляя руку совсем ещё молодой девушки, Циглер ощущала, что та делает это безо всякого страха, но с решимостью. Из неё мог выйти хороший врач. Сигнал о сообщении отвлёк швейцарку, когда она только-только закончила объяснять недостатки и преимущества современных хирургических инструментов, думая о том, чем ей приходилось пользоваться в полевых условиях.
Извинившись перед коллегами и стажёрами, она сняла перчатки, отошла в сторону и посмотрела на экран коммуникатора.
- Ну что ещё случилось..?
Учитывая отсутствие паники и взрывов на улице, ситуация была под контролем, но Ангела всё равно собралась достаточно быстро. Кое-как объяснила, почему ей придётся уйти раньше, но не стала ничего уточнять. Может быть, стоило - потому что едва она торопливо вышла из дверей медицинского центра, как увидела Амари. В хорошем состоянии, - машинально отметила Циглер, пока ничего не способная противопоставить командирскому тону или хотя бы спросить, что случилось.
Первая же мысль - что-то пошло не так со спонсорами - схватила её слишком крепко. Возможно, чуть более крепко, чем она обхватила талию Фарры, держась за неё, пока они находились в дороге. Однако, чем дальше они уезжали, тем больше Ангела понимала, что корейцы, до этого обсуждающие детали этого акта помощи, вероятнее всего связались бы с самой Циглер, чем стали доставлять что-то напрямую Амари. Речь всё-таки была о медицинском профессиональном оборудовании, и как бы Ангела ни хотела это говорить, но Фария вряд ли понимала что-то в этом.
- Да, вряд ли спонсоры назначили нам внеочередную встречу в парке развлечений, - с удивлением подумала Циглер, когда увидела, наконец, куда они приехали. Весёлый тон Амари этому тоже никак не способствовал. Вообще, та практика в центре не была обязательной. Строго говоря, за помощь и консультирование Ангела ничего не получала, но то, как Фарра это представила... Если бы это был сюрприз, он бы удался, но сейчас Ангела серьёзно посматривала на неё и не могла понять, как ей отреагировать.
Сняв, наконец, шлем, она устроила его на заднем сидении и потёрла виски.
- Mein gott, Амари, - вздохнула швейцарка, - Об этом можно было сказать как есть. Я понимаю, что отдыхать тоже нужно, но...
- Но действительно ли я так хочу начинать всё это? То, что преследует меня каждый день? То, что огнём жжёт руки, когда я ничего не делаю?
- Неважно, - Циглер позволила себе лёгкую улыбку, - Допустим, что я не против погулять здесь какое-то время. И какой у тебя план?

+1

4

[indent] Реплика доктора Циглер закономерно прозвучала возмущённо, но как-то не настолько сильно, насколько Фария могла ожидать, и все её заранее заготовленные доводы, которыми она планировала убеждать Ангелу в необходимости на денёк сменить работу на отдых, показались сейчас неуместными. В голосе доктора послышалась усталость, какое-то настолько явное смирение, что Амари сглотнула — почему-то стало даже стыдно. Возможно, не стоило изобретать велосипед; наверняка ей удалось бы соблазнить Циглер на прогулку и более простым способом.
[indent] Коммандер заглушила двигатель мотоцикла, придержала его, пока Ангела слезала, и только потом, выставив транспортное средство на подножку, сняла шлем. Короткие волосы моментально растрепались на лёгком ветру, но тяжелые бусины-украшения удержали пряди, которые в ином случае полезли бы в глаза. Фарра бы развела руками, будь они свободны, но вместо этого, не отказывая себе в лёгкой улыбке, просто и честно сказала:
[indent] — Извини. Я подумала, ты не согласишься.
[indent] Оба шлема оправились в небольшой багажник. Амари сняла с шеи плотную тканевую косынку, которая заменила обычно закрывающий шею от ветра костюм под Раптору, резко слезла с мотоцикла и, встав точно напротив, невозмутимо опустила руки на плечи Ангеле. Почему-то, тот факт, что с момента их последней встречи в рамках ещё существующего тогда Overwatch, Фария перегнала Циглер в росте, продолжал её умилять. Хотя уже стоило бы принять это как должное.
[indent] — План? Я правда похожа на человека, у которого есть план? — отшутилась она, но, посерьёзнев, добавила: — Развлекаться, док. У этого парка куча положительных отзывов, и, даже если допустить, что половина накручена… Заодно проверим! Не знаю, как ты, а я последний раз была в таком месте года четыре назад, и то по работе! И, скажу прямо, охранять толпу «золотых» детишек — это такой себе досуг. Хотя, в доме с привидениями смешно получилось, когда Мети — это один из моих бывших подчинённых, он тогда только начинал — с перепуга заехал по морде аниматору, — она невольно захихикала, растеряв эту мимолётную серьёзность, и не смогла не заметить, что Циглер, вроде бы, оттаивает. — Но скандал, конечно, замяли. Там такие бабки вертелись вокруг этого праздника…
[indent] Показательно закатив глаза в попытке пояснить, «какие», Амари повела головой вверх, чтобы через мгновение вернуться взглядом к доктору. Пауза неожиданно затянулась, но Фарра всё же отмерла, несильно похлопала Циглер по плечам и наконец разорвала затянувшийся контакт.
[indent] — Пойдём? — она сделала небольшой шаг в сторону входа, чтобы обернуться и протянуть Ангеле руку. — Ты наверняка голодная, и… я ни на что не намекаю, но тут ещё одну кафешку на территории парка нахваливали. Скажу честно, я завтракала всего что-то около часа назад, но с радостью попробую местные пончики. И фруктовый лёд. Определённо!
[indent] Конечно, стоило бы Циглер только сказать «нет», Амари моментально бы извинилась за своё спонтанное решение вырвать доктора из её расписания и отвезла бы её обратно. Но, вроде, Ангела согласилась… «погулять здесь какое-то время». Не уточняя, как долго.

Отредактировано Fareeha Amari (Ср, 15 Авг 2018 22:42:00)

+1

5

Убеждать себя в необходимости сменить работу на отдых Ангеле пришлось бы не так долго, просто это... была тема не из лёгких. Временами ей казалось, что привыкание к новой, отличной от той, в полевых условиях, жизни, никогда не закончится. Что через неделю-другую непривычного покоя её снова выдернут в горячую точку. Несмотря на все разъезды, горы опыта за плечами и возможность постоять за себя, нельзя сказать, что это было привычной и спокойной обстановкой для Циглер. Вообще, вряд ли хоть кто-то из людей мог до конца привыкнуть к такому. Или, например, привыкнуть, но чувствовать себя в покое так же уютно, как и на поле боя. Мысль об этом казалась Ангеле, которая до сих пор не слишком любила бессмысленные конфликты, дикой.
Но опуская все подробности, стоило держать в голове одну важную деталь, о которой Циглер не собиралась никого уведомлять, но которая при этом читалась между строк - отдыхать у неё получалось хуже, чем работать. Вероятно, Фарра подозревала об этом, когда тащила её невесть куда, но мысль о том, что в том возрасте, когда все другие только и делали, что отдыхали, а Ангела занималась образованием и карьерой, теперь вызывала у неё что-то вроде светлой и тихой грусти. Такого ощущения, что она не жалеет об этом, но будь у неё чуть больше времени - обязательно бы восполнила это досадное упущение.
Жест Фарии после всего этого выглядел каким-то слишком непривычно-тёплым, как будто египтянка точно прочитала мысли и захотела приободрить доктора вот этим прикосновениям. Циглер не без удивления подняла на неё глаза, однако не спешила разрывать касание, и просто сложила руки на груди. Вообще, такие моменты, конечно, заставляли задуматься о прошлом, но это не воспринималось Ангелой как что-то плохое. Фарра раньше была куда ниже, помимо всего прочего. Куда веселее, наивнее, хотя бы... А Гэндзи, так и вовсе, прошёл через настоящий кошмар. И как бы она ни злилась на бывших друзей-а-теперь-ещё-и-коллег, то была рада видеть их даже тогда, когда они пришли вырвать доктора из привычной жизни. Из привычной среды обитания. Циглер надеялась, что её поведение после того небольшого инцидента пришло в норму, потому что, не принимая во внимание главную причину недовольства Циглер, эти люди были её друзьями. И ими она дорожила ничуть не меньше гражданских, за жизни которых боролась там. А, возможно, куда больше, хотя как беспристрастный доктор и не должна была ставить одни жизни выше других.
- Знаешь, командир, - с улыбкой начала Ангела, - Чтобы я согласилась на что-то такое, тебе и правда нужно было применять человеческий тон. Не командирский. Даже если речь будет о каких-то аттракционах, которые интересовали меня в юности, но на которые я и мельком не смогла взглянуть.
Младшенькая Амари, всегда активная, инициативная, вся в Ану, совсем не утратила этого задорного блеска в глазах, и Ангела чувствовала, что на её фоне выглядит слишком уж скучной и усталой. Конечно, это никак не влияло на профессионализм, но её, как доктора, волновали все аспекты общения в коллективе, и такое поведение было совершенно неприемлемо. Даже если учесть, что скорее всего это единственный (после изучения лица Фарры уверенности в этом у Циглер уже не было) их поход куда-то, нужно было делать его запоминающимся.
Получалось неловко. Во всяком случае, от странного тянущего чувства внутри, Ангела была уверена, за день избавиться невозможно. Но, раз уж они тут...
- Пойдём, - запоздало согласилась Ангела, понимая, что ей лучше не начинать беседу о таких развлечениях, которые как факт отсутствовали в работе, а все попытки как-то разбавить это последний раз были связаны с Гэндзи, физические травмы которого были только частью проблем, с которыми столкнулся тогда японец. На учёбе, правда, были и свои приятные моменты, но... пожалуй, для рассказов об этом Циглер была слишком трезва.
Взяв Амари за руку, доктор коротко кивнула на вопрос о еде, решив пояснить:
- Утром забыла об этом совершенно, но хорошо, что раньше вышла из дома - удалось что-то перехватить по дороге, - швейцарка поморщилась. И от мысли о том, что слишком уж не следит за режимом питания, и от мысли про фруктовый лёд, который не был в списке её любимых вещей, а скорее наоборот, хотя необычное мороженое Ангела любила. И, разумеется, можно было даже не говорить вслух о том, что она сто лет его не пробовала.
- В отличие от фруктового льда, пончики вполне могут сойти за приличный перекус, - с наигранной серьёзностью добавила Циглер, - Тебе нравится фруктовый лёд? - уточнила Ангела, - Мне интересно, что, в таком случае, с тобой сделает мороженое с топпингами, которое выглядит как произведение искусства. С горячей карамелью, например. С кусочками шоколада и орешками, - швейцарка вздохнула, - Если его там не будет, мне придётся воспользоваться моими полномочиями и сказать, что тебе необходим новый режим питания, включающий нечто подобное. Раз уж мы сегодня решили устроить себе выходной, то, - неожиданно усмехнулась Ангела, - Ты же не думаешь, что мы ограничимся только этим парком? К тому же завтра по расписанию только беседа с деловыми партнёрами. И даже не утром, - подмигнула она, вполне допуская мысль о том, что возможно (лишь возможно!) придётся закончить день где-то в номере, за алкоголем, который надо обязательно заедать дорогим шоколадом и за рассказами о хороших моментах из прошлого.

+1

6

[indent]  Все те несколько долгих секунд, что Ангела молчала, слушая её поток сознания, коммандер испытывала давно, казалось, забытое чувство волнения. Не такого, какое испытываешь на войне, когда нервное перенапряжение смешивается с усталостью, банальным человеческим страхом смерти и боязнью ошибиться, совсем нет. Это волнение было приятным, добавляло ситуации какой-то обезоруживающей неловкости, откидывало мыслями на много лет назад, в те времена, когда всё было проще. Когда Ангела Циглер была ей почти старшей сестрой, а дядя Джек не страдал от провалов в памяти и даже иногда проводил с ней время. Когда мама гоняла ещё живого дядю Гейба, который тайно таскал ей конфеты, и выразительно посматривала на нет-нет да переходящего на брань МакКри. Когда они с Райнхардтом и Торбьорном строили холодными зимами ледяные крепости прямо во дворе главной базы.
[indent] Много чего было, и воспоминания эти грели душу теперь. Мир не изменился, по крайней мере — не кардинально, но выросла сама Амари. Многие вещи стали сложнее, многие приятные воспоминания становились тусклее на фоне того, через что она прошла за время службы что в армии, что в Helix. Фарра не обманывалась; война и доктора Циглер не обошла стороной, оставила след внутри, что-то, что они обе вряд ли смогут вытравить из себя даже через десять лет. Но вместе с тем, она не могла не видеть в какой-то перманентно усталой и слишком сосредоточенной теперь Ангеле ту самую молодую девушку, которая латала ей разбитые колени и, хихикая, выслушивала о сложностях подростковой жизни.
[indent] — Ого! — она посмотрела на Циглер удивлённо, пока они шли к кассам. — Не знала, что ты так яро фанатеешь от мороженого! Ни за что бы не подумала… такие сложности, и только чтобы меня им накормить! Брось, из твоих рук я съем всё, что угодно.
[indent] Очереди не было, как и толпы желающих повеселиться днём в середине недели. Выпустив руку доктора, Фария занялась организационными моментами: купила две местные карты, на которые сразу забросила деньги — их, по её подсчётам, должно было хватить, чтобы, при желании, укататься в хлам. Деньги принадлежали не Overwatch, но ей лично, и Амари не было совестно ими сорить, хотя, пожалуй, ей стоило бы поумерить аппетиты; заначка и отступные из Helix были не вечными. Закончив с этим, она снова вернула всё своё внимание Ангеле, уверенно взяла её за руку и, старясь подстроить широкий шаг под её, повела доктора в ей одном известном направлении; Фарра озаботилась тем, чтобы заранее изучить карту парка и примерно понимала, где располагается та самая кафешка.
[indent] — На самом деле, — пустилась в размышления коммандер, — я не имею ничего против мороженого, просто под палящим солнцем всегда лучше заходил лёд. От него, если производитель не перемудрит со сладостью, пить не так хочется. Но ты так вкусно всё это описывала, что я в смятении. Теперь придётся выбирать… Или, — она хитро переглянулась с доктором, — растянуть удовольствие. Я так понимаю, твоё «какое-то время» уже можно расценивать, как целый день? Прекрасно! Оторвёмся, док. Когда ещё случай представится?
[indent] Место Фарии понравилось ещё на панорамах в интернете, но вживую впечатление складывалось даже лучшее. Конечно, фотки явно были сделаны давно, и многие аттракционы заметно потускнели, выгорели, местами поржавели, но это не портило общего вида. Парк отстроили на берегу огромного искусственного озера, и сейчас, идя по дорожке вдоль огороженного берега, Амари умиротворённо смотрела на воду, периодически бросая взгляды на светлую макушку Ангелы. «Скажу ей позже…»
[indent] — Меня больше волнует «командирский тон», — решилась она нарушить возникнувшую тишину, когда на горизонте показалось то самое кафе. — Что, всё правда настолько ужасно? Я-то за собой не замечаю, но недавно Райнхардт сказал что-то такого же плана… Мне нужен объективный взгляд со стороны. Снаружи присядем?
[indent] Она улыбнулась, придерживая дверь и пропуская доктора вперёд, в помещение. Меню радовало наличием как тем самых пончиков и нескольких видов иных десертов, так и более конкретным перекусом вроде бургеров и хот-догов. Фария было замешкалась, но в итоге решила объединить свои предпочтения и заказала баварский сэндвич — это несмотря на то, что позавтракала не так давно.
[indent] — Так и что, доктор, — она критично всматривалась в меню, — здесь есть такое мороженое, которое отвечает твоим рекомендациям относительно моего рациона?

+1

7

- Это природная тяга к высокому, навеянная менталитетом и принятыми в обществе стандартами, - невольно рассмеялась Циглер, - Если бы мне хотелось заразить тебя предпочтениями к чему-то конкретному, я бы не остановилась на одном только описании ингредиентов. Можно было просто сказать, что тебе понравится, но, как и ты, я тоже бываю не уверена в том, что какие-то мои слова могут сработать.
Некоторые слова Фарры звучали странно, но Ангела надеялась, что это всё-таки говорит о доверии к ней как к врачу, а не о таком, чтобы переставать думать своей головой. Неловкость вышло спрятать за улыбкой, и Циглер запоздало подумала, что это было ещё и... вообще-то, достаточно мило.
Пока Амари отошла покупать карты, которые тут использовались как пропуска на аттракционы, швейцарка не успела её остановить, а теперь это создало некоторый конфуз по поводу денег, которые в становящемся на ноги Овервотче вообще-то считали. То есть, конечно, они могли позволить себе один день отдыха, но не могли позволить дорогое оборудование для лаборатории, и, справедливо будет рассудить, что все финансы плавали где-то между этими двумя значениями. Но, в то же время, это была именно что прогулка, на которую Ангела соглашалась с учётом всех этих нюансов. И, среди всех прочих, такого, что не даст Фарре самой вкладываться во все эти приятные мелочи. Только сейчас вот не успела, и была вынуждена морщить нос, глядя на высокую фигуру младшей Амари.
Народу было немного, но здесь, вдали от привычных мест, люди тоже выглядели как будто счастливее, и им Циглер уделяла не меньше времени, чем видам вокруг. Пожалуй, такое мотивировало ничуть не меньше всех тех воспоминаний о работе. Эти места и гражданские тоже делали каждое их действие, каждую попытку сражаться, не опускать руки - весомой, значимой, не бесполезной. И заставляли чуть меньше жалеть о том, что дни, потраченные на такой отдых, они были вынуждены уделять самообразование и помощи людям, хотя для некоторых эта помощь оставалась где-то за кулисами. Не все были в восторге от того, что Овервотч снова в строю, пусть и неофициально.
Нежелание в последний момент торопливо подходить к Фарре и выяснять, в общем, мелочные организационные вопросы, не утихло, когда она вернулась, поэтому Ангела, не теряя шутливо-строгого тона, заметила, как будто невзначай:
- Только не думай, что ты сегодня будешь за всё платить. Или что я неспособна тоже организовать тебе несколько сюрпризов.
Слушая разговоры Амари о её предпочтениях, Ангеле совсем не хотелось оставаться доктором. То есть, да, конечно, это было её призвание. Часть неё, от которой нельзя было отказаться. От которой она сама не хотела отказываться. Но Амари, пусть и разительно изменившаяся, всё ещё оставалась её подругой. Которая тоже помнила Циглер не такой сосредоточенной. Не такой, которая бы стала говорить, что сладкое не способствует утолению жажды, а скорее наоборот. Что надо смотреть на состав и некоторые пищевые добавки, которые не слишком вредны, но коммерчески выгодны, чтобы у человека был стимул покупать этот продукт дальше. Пищевая зависимость.
- Обычно, когда есть возможность, начинаешь искать повод, - ответила Ангела, глядя на собеседницу, - А найти повод тогда, когда есть важные дела, не получается. Но если ты каждый раз будешь подкреплять это приказом, в то время как основная работа будет сделана, я не вижу никаких препятствий делать это чаще.
Раньше всё было иначе, и руководство выглядело слишком серьёзным, чтобы подчинённые могли вот так вот гулять. Сейчас многие в организации были новыми людьми - чего уж там говорить, даже сама Фария была официальным агентом не слишком много времени. Но, казалось, что даже присутствие "старичков" (саму Ангелу это очень забавляло с учётом наличия рядом Райнхардта и, например, Лены) мотивирует людей вокруг, подаёт им пример.
- Ты явно подготовилась к этому, так что, - Циглер неопределённо показала рукой куда-то вперёд, - С тебя сегодня такой маршрут, чтобы всё, что мы съедим, никак не конфликтовало... и не попросилось назад, - с лёгкой улыбкой заметила Ангела, глядя на аттракционы вдалеке.
Где-то внутри недовольно ворчал возраст, но Ангела, как и любой другой человек куда старше положенного пришедший в это место, была готова попробовать. Просто попробовать, если речь шла о каком-нибудь тире или ещё чём-то подобном. Или о вопросе весёлого времяпрепровождения, которое, она была уверена, связано только со спокойными аттракционами. Не такими, чтобы на резких поворотах случайно повредить шею или не сметь даже рот открыть, чтобы прокомментировать, как это круто или, напротив, ужасно. По этой же причине, доктор надеялась, что "оторваться" Фарра имеет в виду исключительно в переносном смысле. Ну, и, следуя всем заветам профессии, за Фаррой был нужен глаз да глаз, даже в таком месте.
- Это была шутка, Фария, - покачала головой Циглер, - Некоторым агентам, особенно тем, кто знал тебя маленькой и озорной девчушкой, непросто привыкнуть к тому, что теперь ты нами командуешь. Вернее, дело в том, что не все чётко отделяют старое руководство от нового. За каждым из нас стоит человек, и, говоря о чём-то неофициальном, ты можешь просто вспоминать о том, что было раньше. Что можно позвать меня на прогулку, не маскируя это приказом. Что Райнхардт наверняка был бы не против просто выпить с тобой или зачем ты там его звала, - с улыбкой закончила доктор, - Просто имей это в виду.
Кивнув Амари, Ангела первой прошла в кафе, присела неподалёку и теперь высматривала в меню что-то не слишком сытное. Чтобы, во-первых, осталось место в желудке для чего-то ещё; во-вторых, чтобы остановить Амари, которая захочет на какой-нибудь слишком головокружительный аттракцион, ну и в-третьих, чтобы просто поддерживать сытость на одном уровне, без переедания. С другой стороны, удержаться было сложно, хоть и это кафе немногим отличалось от десятков других уличных мест, куда Ангела иногда заходила в перерывах между работой, до неё или после, когда не торопилась домой.
Пончики, о которых говорила Фарра, выглядели чуть более лёгкими, чем тяжёлая артиллерия в виде бургеров, но Ангела высмотрела сэндвич с курицей, который по составу не должен был быть слишком сухим, так что на еде получалась экономия калорий, в то время как в плане напитка можно было не скромничать так и взять, например, молочно-карамельный коктейль, чем Циглер и воспользовалась.
До вопроса Фарры у Ангелы не возникло и мысли посмотреть в меню чуть внимательнее, но достаточно было мельком пробежать его, чтобы дать отрицательный ответ.
- У них всего пара мест в городе, но есть доставка, - ответила Циглер, - Я давно его не ела, но это не значит, что давно не интересовалась тем, в каком состоянии их место, и что происходит с качеством продукции. Думаю, сюда нам его не повезут, но заказать в номер его можно. И даже не одно, - она в предвкушении мечтательно подняла глаза.
Однако сейчас нужно было вернуться к сэндвичу. И коктейлю, от которого даже отрываться не хотелось.

+1

8

[indent]  Настроение от отметки «разбитое» — ввиду увлекательных ночных кошмаров и некоторых переживаний последних месяцев — уверенно поднималось вверх, к «отличному». В том была, несомненно, огромная заслуга Ангелы: доктор поддерживала разговор, шла на контакт, не вменяла Фарии её эгоистичное, по сути своей, желание развеяться. С Циглер было комфортно и спокойно, надёжно. Амари хотелось улыбаться, и она не пыталась скрыть этого; на лице её прописалось абсолютно довольное «сытое» выражение. И дышалось легче, словно аморфный ошейник, который она периодически буквально ощущала на собственной шее, заступив на пост коммандера нового Overwatch, наконец сняли — ну, или ослабили до комфортного состояния. Ей определённо нужна была эта поездка в парк, как глоток свежего воздуха после длительного подводного заплыва или долгожданный дождь в середине сезона засухи.
[indent] — С тебя телефончик, закажем в номер, — пожала плечами коммандер, ничуть не расстроившись и добавив к своему заказу моментально привлёкший взгляд лимонад, вроде бы «собственного изготовления».
[indent] Циглер ещё не знала о грандиозных в своих масштабах планах, которые они с Уинстоном и Афиной усиленно обсуждали с кругом избранных представителей Южной Кореи вторую неделю подряд. Речь шла о спасении тысяч невинных жизней и колоссальных финансовых вложениях, не говоря уже о банальном риске полностью обложаться по всем фронтам — и не думать об этом совсем коммандер не могла, хоть у неё и получалось отвлекаться на что-то иное, вроде, например, спешного планирования этой прогулки. Наблюдая за оживающей на её глазах сейчас Ангелой, Фария мешкала: она предполагала, что доктора обрадует то, что она собиралась сообщить ей, но в то же время понимала, что Циглер после этих известий не сможет сосредоточиться на их спонтанной прогулке. Поэтому, всё же, ей она решила сказать позднее. Может, сегодня, но позднее.
[indent] — I never asked for this, — выразительно выдохнула Амари, запоздало отвечая на размышления Ангелы о её статусе и том, как к этому должны относиться люди, которые помнили её ещё шебутным дитём. — Мне, например, до одури неловко отдавать приказы Райну… Понимаешь, он же меня на спине катал когда-то! Или Торбьорну. Но в то же время, я понимаю, что в критической ситуации даже повышу на них голос — если придётся, и если от этого будут зависеть их жизни. Думаю, это вопрос времени: для всех агентов и для меня лично. Я не просила эту должность, но, раз уж так сложилось, буду делать всё, что в моих силах, чтобы направить эту махину по верному пути и не дать ей повторить ошибки прошлого Overwatch.
[indent] Она, всерьёз задумавшись над тем, не переборщила ли с пафосом, машинально протянула кассиру карту, оплачивая небольшой совместный заказ. Кажется, доктор хотела что-то на это возразить, но Фария непроизвольно — правда не специально, она просто развивала мысль и не заметила — перебила её:
[indent] — Мне, кстати, не так сложно отдавать приказы всем остальным. Тебе или, там, Лене и Гэндзи, даже Уинстону — и это я не говорю о Бригитте, которую сама помню ребёнком. Даже не знаю, как это обосновать. Наверняка, есть какой-нибудь заумный психологический термин, который ты, конечно же, знаешь, и он-то всё объяснил бы, но не суть важно сейчас. Я хотела сказать: всё это… непросто. Что в армии, что в охранном агентстве, где я работала после, я всегда чётко знала свои права и обязанности, у меня были должностные инструкции и чёткое понимание допустимого, какие-то границы. Но ничего из этого нет сейчас. И я хочу попросить тебя… если… если тебе покажется, что я начинаю забываться, превышаю свои полномочия или делаю что-то ещё такое, что тебя напрягает или вызывает непонимание — говори мне об этом. Пожалуйста, — она серьёзно посмотрела Ангеле в глаза, на секунду сжав губы в тонкую нить. — Райнхардта я попросила о том же, к слову. Это важно, док. Пообещай мне.
[indent] Кассир с присущей ему профессиональной невозмутимостью нарушил важный, едва ли не исторический момент, громко объявив о готовности их с Ангелой заказа. Закатив глаза, Фария забрала поднос, стрельнув в него недовольным взглядом, и они с Циглер покинули кафе, чтобы занять один из пустующих столиков снаружи; к счастью, было не настолько холодно, чтобы ютиться в помещении. И снаружи открывался красивый вид на озеро. Вода умиротворяла.

+1

9

- Закажем! - с готовностью подтвердила Циглер, ловя себя на ощущении, что после детального описания этого давно позабытого вкуса ей захотелось и самой снова поесть это мороженое. Причём, по вполне очевидным причинам - Ангела помнила и вкус, а Фарре приходилось пока довольствоваться только словесным описанием, даже не полной визуализацией того, насколько оно прекрасно. Стоило оно, правда, тоже недёшево, но Ангела планировала оплатить всё ещё с коммуникатора при заказе. И на этот раз - сама, отвергая любые попытки Фарры помочь. Посмотреть, не появилось ли у этой сети кафе новых точек можно было и прямо сейчас, но не хотелось отвлекаться от разговора. К тому же, пометка в уме о том, что можно заказать несколько разных вариантов, никуда не исчезла.
- Нет ничего удивительного, они ведь уже старики, - не без грусти заметила Ангела, на пару секунд отводя взгляд. Каждое новое боевое ранение Райнхардта она воспринимала чуть спокойнее, потому что верила в исполнительность и ответственность Бригитты (хоть и не одобряла мотивы Вильгельма сделать из неё такого же воина), а вот Торбьорн, который с годами всё-таки немного сдал, словно бы потускнел, погружённый в не слишком приятные воспоминания и пусть косвенную, но причастность к происходившему в мире, волновал Циглер куда сильнее. Она бы давно отправила стариков на покой, но знала, что они никогда не сдадутся, как поговаривал и Райнхардт, который пренебрегал врачебными советами и твёрдо намеревался погибнуть в бою. Только совсем старые рассказы о Бальдерихе, которые Циглер слышала несколько раз, вынуждали её отступить под этим натиском.
- С ними непросто, - пояснила Ангела, - Это касается и приказов, и лечения. Но мы должны поступать так, как нам говорит наша профессия. И они будут понимать, что так нужно. К тому же лидерство у тебя в крови, - доктор позволила себе лёгкую улыбку, - И это тоже немаловажно.
По Фарре было видно, что этот вопрос действительно очень волнует её, хотя по тому, что за время своего пребывания на базе успела заметить Циглер, та ни разу не казалась ей... сомневающейся в чём-то. Амари старалась держаться, но сейчас она была сомневающейся девчонкой, которая боится сделать ошибку и, будто бы для поддержки, посматривает время от времени назад, где в детстве всегда находилась фигура матери. А теперь там не было никого, и Ангела понимала, к чему может привести этот разговор. И совсем не колебалась с ответом. Не только, потому что была доктором Циглер, которая помогла бы исключительно с профессиональной точки зрения. Амари, даже прошедшая через годы службы, оставалась её подругой.
Задумавшись, Ангела не обратила внимания на то, что Фарре снова удалось заплатить за них двоих, но что более важно, египтянке удавалось направлять характер этой беседы, хотя в любое другое время Циглер, пожалуй, могла бы пошутить, чтобы разрядить обстановку. Но сейчас швейцарка преимущественно молчала, подбирая слова - это было уже привычно, но каждый раз непросто, ведь все люди были разными.
- Я понимаю, - доктор протянула вперёд руку, касаясь предплечья Амари, провела чуть выше, ложась едва уловимым касанием на плечо, - Что это всё непросто для тебя. Не столь важно, как можно объяснить это научно, куда важнее, как ты это ощущаешь. Что делаешь, как много прислушиваешься к мнению коллег и какой вариант действий в итоге выбираешь. Знаешь, идеальных командиров нет, если только ты не командуешь одним человеком, который всё может тебе простить, так что делай то, что подсказывает тебе внутренний голос, а мы все будем рядом, чтобы помочь тебе. Поддержать. Направить, если ты оступишься, - сделав шаг к Фарии, Ангела чуть тише добавила, - Я буду рядом, чтобы сказать тебе об этом. Вылечить разбитые коленки. Как и всегда, Фарра.
Оповестивший о выполненном заказе кассир заставил Циглер нахмуриться, но она сдержалась - мужчина был не виноват и просто выполнял свою работу, а место для такого серьёзного разговора явно не подходило. Фарра была другого мнения, и, сконфуженно понаблюдав за безмолвной перепалкой со стороны, Ангела всё-таки искренне поблагодарила его, прежде чем уйти вслед за Амари.
Присев напротив, Ангела уже знала, как продолжить этот разговор. Может, это было профессиональное, может быть у Циглер всегда было что сказать - всё лучше, чем попытки вернуться к тому, от чего их оторвал кассир.
- Раньше всё было по-другому, Фария, - заметила доктор, оглядывая водную гладь озера невдалеке, - Руководство, порядки, люди... Даже другой внешний конфликт. Мы просто не могли позволить себе даже один выходной, понимая, кто наш враг. Что это не люди, которым нужно время на еду и сон. Многие смогли перестроиться потом, позволяя себе отдохнуть, а я... , - Циглер покачала головой, - Ты знаешь, чем я занималась после ухода. Но с недавних пор, оказавшись вдали от тех мест, где постоянно нужна помощь, я - прозвучит забавно - стала привыкать, что есть немало других докторов. Что это люди, готовые спасать жизни, готовые помогать. И что для них это профессия. Не что-то слишком далёкое и личное, но профессия. Которая подразумевает и отдых. Может, после сегодняшнего дня я совсем обленюсь, - с улыбкой заметила Ангела, посмотрев на подругу,  - Но это было нужно мне, хоть я и не думала об этом. Так что... спасибо. Что вытащила меня. Об этом твоём превышении полномочий я готова говорить тебе исключительно в хорошем смысле.

Отредактировано Angela Ziegler (Пт, 17 Авг 2018 00:29:33)

+1

10

[indent] Лёгкий ветер был не настолько холодным и постоянным, чтобы всерьёз мешать наслаждаться компанией доктора Циглер снаружи кафе. Волосы трепал немного, но не сильнее зачастивших в последний год песчаных бурь в родном Египте. Фария поймала себя на мысли, что за почти три месяца вдали от дома наконец-то акклиматизировалась; температура воздуха что здесь, что на главной базе нового Overwatch в Гибралтаре перестала казаться ей слишком некомфортной, низкой. А, помнится, много лет назад проблема была иная; когда Амари меняла прохладную Швейцарию на палящее солнце и засушливый воздух исторической родины, привыкала она долго и очень болезненно.
[indent] — Мне это знакомо, — просто ответила она на рассказ Ангелы о том, что происходило с ней последние годы. — На войне время идёт иначе, слишком быстро, слишком многого боишься не успеть. Получилось же, что я пришла в армию к началу засилья террористов в нашей области, и… было много того, о чём мне бы не хотелось вспоминать. Много грязи и крови и того, что не делает мне чести. Никому из моих сослуживцев не делает. Но даже так — уйти было очень сложно. Это, может, самонадеянно, может эгоистично, но мне всё казалось, что без меня мир рухнет. А он не рухнул. Существует себе. Забавное ощущение. Потом привыкаешь.
[indent] Коммандер передала Циглер её сэндвич, распечатала свой и с аппетитом вгрызлась в хрустящую корочку хлеба. Угощение неожиданно оказалось очень вкусным; сочная закрученная колбаска была в меру горячей, а повар не пожалел овощей и не перебухал соусов, чтобы превратить блюдо в несъедобный мусор. Фария переглянулась с Ангелой, надеясь, что выражение оптимизма на её лице подстегнёт доктора попробовать и свой заказ, который та пока не тронула. Ну, не считая коктейля. «Мороженое и молочные коктейли», — отметила Амари про себя.
[indent] — Надо будет запрячь Афину написать им хороший отзыв, — со смешком рассудила она, прожевав первый кусок. — Должна же я как-то отомстить ей за тот случай, когда она устроила парилку из моей комнаты в Гибралтаре, потому что решила, что мне так проще будет пережить переезд. Мне вообще кажется, — Фария загадочно понизила голос и чуть наклонилась к Ангеле, — что она меня не очень-то любит. Не замечала за ней такого?
[indent] Она постаралась произнести это таким тоном и с таким выражением лица, чтобы со стороны показалось, что этот вопрос — едва ли не самый главный сейчас, что он занимает всё её естество. Но, не удержавшись, прыснула со смеха. О том, какой вредной умела быть Афина, знала, почему-то, только Амари. Ну и, может быть, Уинстон. При остальных ИИ вела себя очень даже мило и обходительно, и всякие двусмысленности и подколы позволяла себе только в отношении Фарры. Почему-то. Коммандер могла только предполагать, что Афина очень хорошо понимала, что такое её отношение будет только помогать и держать Амари в тонусе. Она могла жаловаться на ИИ той же Ангеле, но не могла отрицать, что ей даже нравится, что Афина… такая. Такая, какая она есть.
[indent] — Так и вот, отвечая на твою благодарность — всегда пожалуйста, — коммандер шутливо отдала честь. — Раз уж ты следишь за моим — и не только — здоровьем, то я прослежу за тем, чтобы ты не забывала прерываться на отдых. В мире никогда не будет абсолютно спокойно; люди не умеют жить в гармонии и довольствоваться тем, что у них есть. Всегда будут те, кто захочет больше и ради этого пойдёт по головам. И мы, как ни крути, не сможем разорваться, чтобы остановить их всех. Но… мы можем сосредоточиться на тех проблемах, которые не сможет решить никто, кроме нас. Я верю, что это способно запустить цепную реакцию. Мы начнём. Кто-то подхватит. Мир, по большей части, состоит из хороших людей. И мы поможем им, чтобы они, вдохновившись, захотели помогать другим.
[indent] Она отхватила ещё один большой кусок сэндвича, абсолютно разморённая атмосферой и вкусом блюда. Пожалуй, им нужно будет сделать перерыв перед тем, как идти на аттракционы. Возможно, есть резон прогуляться по местному музею игрушек или заглянуть в дом с привидениями, уповая на то, что Ангела не станет повторять историю несчастного Мети.
[indent] — Возможно, сейчас это звучит не очень убедительно и слишком идеализировано, но… надо же верить во что-то?

+1

11

- А ведь она права. Без нас мир не рухнет. Всегда будут и другие, кто обязательно захочет продолжать хорошее дело. Так что именно позволяет нам держаться?
Иногда думая об этом в конце слишком тяжёлого рабочего дня Ангела понимала, что за каждым общим делом стояло личное. Да, у каждого оно было своё, но это не меняло картины в целом - они все, в какой-то мере, были вынуждены заниматься этим. Кого-то на это дело толкнула война, кого-то - семейное дело, а кто-то просто оказался втянут в череду событий, что с трудом приоткрывала общую картину. Ангела бы солгала, сказав, что её интересует всё это, но она точно знала, что подтолкнуло её саму. И, по всей видимости, почему Фарра занималась этим.
- Почему-то это звучит так, что мы готовы передать всё в руки тех, кто может прийти на наше место. Молодым, энергичным и амбициозным агентам, - приняв из рук Фарры свой сэндвич, ответила доктор, - Но в том, что мир всё ещё такой, какой он есть, осталась наша заслуга. И наша вина, ведь он не такой идеальный, как хотелось бы. Можно потратить всю жизнь, пытаясь подвести его под определённые правила, в то время как природа сочтёт иначе. И иногда..., - она поморщилась, понимая, что уходит от темы и Фарре будет неинтересно это слушать. Те самые рассуждения о том, что войны - это природно-человеческий регулятор плотности населения. Что не будь конфликтов в принципе и будь важна всякая жизнь, миру давно бы настал конец из-за перенаселения. И что клятва, которую приносят доктора, в действительности не является такой, если они хотят помнить об этой оговорке. Да, получалось, что в конечном итоге они были вынуждены думать об этом. Спасать по единице, закрывать глаза на тысячи.
Ангела поняла, что пока не притронулась к своему сэндвичу, а продолжает с лёгкой улыбкой изучать Фарру, которая, казалось, всегда была голодной. Циглер запоздало (лучше, чем никогда!) развернула свой сэндвич и после пары укусов сочла его не таким плохим - это было куда лучше обычного будничного перекуса, к тому же поварам удалось сделать куриное мясо вполне сочным. Первая же мысль - заказать ещё - ушла достаточно быстро, поскольку Ангела ела медленно, а насыщалась быстро. И была совсем не против совмещать трапезу и разговоры.
Юмор Амари спустя столько лет казался странным для доктора Циглер. Она привыкла к тому, что шутки Фарии были бесхитростными, но сейчас, когда ей удавалось какое-то время держать лицо, причём достаточно командирское, было сложно понять, что та сделает или, наоборот, не сделает в следующую секунду. Сообщение насчёт Афины вообще показалось Ангеле слишком уж серьёзным, и только потом она позволила себе прикрыть рот ладонью - не могла позволить себе роскоши смеяться с набитым ртом.
- Ты слишком уж серьёзна, когда говоришь такое, - наконец, ответила Циглер, прекрасно понимая, что для капитана Амари, которая в прошлом имела не лучший опыт взаимодействия с ИИ вроде Афины, второй опыт общения с такими программами может быть наполнен неприятными воспоминаниями, - Думаю, что Афина беспристрастна, и всё, что она делает, не выходит за рамки того взаимодействия с агентами, которое ей дозволено. К тому же, как командир, - она подмигнула подруге, - Ты вполне можешь ей приказать, если случаи предвзятого отношения ещё будут иметь место в будущем. А ещё, если она позволяет себе такое в общении именно с тобой, вдруг ты ей небезразлична, - пожала плечами Циглер, пряча улыбкой за недоеденным сэндвичем.
Почему-то, Ангела видела в словах Фарры именно намёк на продолжение дела. Пока что доктор Циглер не видела, кому можно передать свои разработки. Да, достойных докторов было немного, но они не так подробно изучали возможность возвращения к жизни людей, которые физически уже мертвы. "Воскрешение", пока не начали отмирать клетки мозга. Лишь один человек мог правильно понять эту работу, но Ангела считала её недостойной. И, судя по слухам, как раз она была той, кто извратил эту прекрасную технологию себе на пользу.
- Спасибо, - коротко поблагодарила Ангела вслух, - Я рада, что ты поехала со мной. В одиночку я бы наверняка не выходила с различных мастер-классов и семинаров.
Перекус оказался не совсем перекусом, и доктор поймала себя на мысли, что из-за постоянных недоеданий желудок успел уменьшиться и теперь сытость наступала быстрее, но быстрее и заканчивалась. Тем не менее, учитывая утренний так-себе-завтрак, желание Фарии сначала заскочить сюда, а уж потом идти дальше теперь не казалось таким уж спорным.
- Раз уж эта тема сопровождает сегодня почти все наши разговоры, - Ангела поставила пластиковый стакан из-под коктейля на столик и поднялась, - То могу сказать тебе, что у каждого эта вера своя. Обычно вокруг не очень много идеалистов, которые готовы с ходу поверить в успех некогда могущественной и величественной организации. Но у них есть что-то своё, как есть у каждого из нас. Это главное. Чтобы наша деятельность вызывала у них если и не желание становиться лучшими, то хотя бы поддерживать то, что стремимся поддерживать мы... Пойдём?
Обычно в такое время Ангела уходила на перерыв или и вовсе возвращалась в отель, отмечая систематическое отсутствие Амари и до глубокой ночи изучая разные документы по работе и не очень - последнее время Циглер интересовало и продвижение личных разработок. Разумеется, большую часть своего времени и финансов спонсоров она уделяла именно лаборатории, но какую-то сумму отводила и на усовершенствование своих технологий. Даже занимая прежнюю должность, Мёрси была не готова отказаться от крыльев за спиной и помощи своим товарищам на поле боя. Работа только с бумагами утомляла и порой откровенно раздражала даже такого мягкого человека как доктор Циглер.
Фарра тем временем решила показать путь до следующего ориентира, и Ангела мягко взялась за предплечье египтянки, чтобы та не бежала так быстро вперёд и соблюдала прогулочный (они же гуляют, в самом деле!) шаг. Та не промедлила с тем, чтобы согнуть руку в локте и Ангела бы сейчас предпочла лучше где-нибудь посидеть, чем проделывать долгий путь до аттракциона.
Вдоль озера отправлялись небольшие лодочки, описывая круг вокруг парка. Управляющие ими омники наверняка могли высадить путешествующих таким образом в любой удобной точке, значительно упрощая путь до того или иного места. Неопределённо показав другой рукой вперёд, Циглер заметила:
- Может... так будет быстрее?
Но не то, чтобы ей сейчас хотелось как можно быстрее попасть на аттракционы.

+1

12

[indent]  Амари не сдержала ответную улыбку, когда Ангела рассмеялась, и сама же непроизвольно прыснула на последнем предположении доктора о том, что поведение Афины обосновано её симпатией. Конечно, это всё шло на уровне шуток, но не поддержать такую тему она теперь просто не могла.
[indent] — Ох, док, тогда это будет самая печальная история любви на свете… Нас с Афиной разделяет пространство, мы никогда не сможем быть вместе! — произнесла она трагично, смахнув со щеки несуществующую слезу. — Хотя, если дядюшка Торб наконец соберёт ей новую платформу, кто знает… Ещё всем Overwatch будем гулять на нашей свадьбе. Хм, звучит как план! Обязательно признаюсь ей в ответных чувствах, когда вернёмся. Будешь подружкой невесты?
[indent] Фария доела сэндвич с сожалением даже. Она утолила голод, но всё не могла отмахнуться от мысли, что ей хотелось бы попробовать что-то ещё. Не факт, что это что-то не превысило бы лимит её желудка. Питаться, конечно, стоило в меру. Амари списывала увеличившийся в последнее время аппетит на акклиматизацию, не допуская мыслей о том, что пытается заедать стресс. Это было бы как-то… мелочно.
[indent] — Конечно, — она с готовностью поднялась с места, когда Циглер доела.
[indent] Собрав мусор, коммандер отсалютовала кассиру, который подозрительно всматривался в её лицо из-за стойки в кафе и двинулась дальше. Прикосновение Ангелы вынудило её опомниться и немного притормозить, напомнило о том, что они гуляют, а не бегут кросс.
[indent] — Извини, дурацкая привычка, — она пожала плечами, подставляя доктору локоть. — Времени же постоянно нет, всё куда-то бежим. Лена мне как-то сказала, что такими темпами однажды я обгоню её. Не уверена, была это шутка или констатация факта. Начинаю подозревать, что второе.
[indent] Фарии нравилось, что Циглер не стесняется указать ей на какие-то её косяки. Спокойно тормозит её, если надо, поддерживает беседу. Нравилось, что Ангела контактная. Что, несмотря на время, что-то в ней осталось прежним. Что за уставшим доктором Циглер ещё можно найти ту молодую девушку, которая одобрительно хлопала её, маленькую, по голове. Амари непроизвольно улыбнулась, засмотревшись на доктора, и не сразу отмерла, когда та указала куда-то рукой.
[indent] Лодки. Внимание Ангелы привлекли плавающие по озеру лодки. Фария невольно прищурилась, припоминая, почему не обратила на них внимание, когда читала о парке. Наверное, она тогда больше думала о том, чтобы оторваться на всяких горках и иных экстремальных аттракционах. Но сейчас мысль повременить с этим казалась ей уместной. Это у неё самой не было решительно никаких проблем с вестибулярным аппаратом, и вообще налопаться до отвала перед вылетом в Рапторе для неё было нормой.
[indent] — А нам нужно быстрее? — задумчиво протянула Фария, утягивая доктора к причалу, где одна из автоматизированных лодок как раз пустовала. — Смотри, можно просто поехать к тому берегу, а можно навернуть полный круг, минут на тридцать. Или даже высадиться на тот островок в центре озера, супер! — прочитала она с информационной таблички. — Мм, там у них арка, где парочки любят ошиваться… и можно сфоткаться. Прелестно же!
[indent] Не сильно задумываясь над тем, что именно сморозила — а Амари не имела в виду ничего такого, просто вдумчиво читала информацию — она первая спустилась в лодку, уже оттуда протягивая руку Ангеле. Оплату ВИ принимал с местных карт. Поездка, с учетом высадки на островок, обходилась им с Циглер по четверти заброшенной суммы. Вполне демократично, если подумать.
[indent] Фария умиротворённо забросила руку доктору на плечо — в последнее время она испытывала явный дефицит объятий, но Ангела, вроде, была не против. А ещё на воде оказалось прохладно; вот и двойная польза от телесного контакта. Мерное течение её почти убаюкало. Макушка Ангелы пахла приятно. «Шампунь или духи?»
[indent] Лодка шла вдоль незастроенного, дикого, по сути, берега. Коммандер невидящим взглядом скользила по деревьям, наслаждаясь теплом и присутствием доктора. Разморило. Она не могла сказать, что не выспалась. Но голова в какой-то момент сама собой опустилась в сторону Циглер. Фария не заметила, как заснула. Только резко вскинулась, когда лодка затормозила у причала островка. И сконфуженно, как нашкодивший щенок, заглянула в глаза доктору.

+1

13

- Не нужно, - мягко согласилась Ангела, хотя последние слова невольно заставили её замолчать. И причина этого молчания, как надеялась Циглер, была более чем обоснована. Вообще, ей, как доктору, не следовало верить во всякие совпадения и то, что сложно объяснить при помощи науки, но за сегодня она дважды ловила себя на мысли, что Фарра поехала с ней не просто так. Не потому что ей, доктору, почти что гражданской (во всяком случае, меткую стрельбу из бластера и возможные травмы людей с противоположными интересами Ангела хотела бы каждый раз оправдывать необходимостью) нужно было прикрытие. В самом деле, деловые встречи, занимающие несколько дней - ну, что тут может случиться? Выбранный мегаполис тоже не выглядел таким местом, где известного в определённых кругах бывшего агента Овервотч могут просто взять и умыкнуть среди дня. Помимо этого оставались только слишком мелкие причины, чтобы срываться в другую страну, где не может быть никаких дел. Ну, и ещё кое-что, в чём, безусловно, можно было поискать логику, а потом с явно недовольным лицом констатировать факт того, что логики здесь нет.
Но вообще-то, даже не думая себе лишнего, Ангела скучала. По той девчушке, которой теперь Фарра казалась ей временами. Она будто бы проглядывала сквозь эту высокую и сильную женщину, которая слишком сильно изменилась, но как будто не поменялась вообще. Как будто набросила на себя все эти годы тёплой курткой, но, поскольку на улице слишком жарко, приходится снимать её и показывать настоящую себя.
И это грело душу не только потому что Ангела раньше любила поболтать с Амари о всяких мелочах. Это делало её более человечным командиром, в то время как Джек упорно гнал от себя все эти эмоции. Даже Габриэль со всеми своими заморочками и эмоциями (чёрт побери, особенно с ними!) казался ей порой более человечным. Циглер не раз хотелось применить своё излюбленное "я, как врач, считаю, что...", но уровень организации и коллег был совершенно не тот, чтобы так шутить. А за сегодня, пусть и не в официальной обстановке, она позволяла себе такое без лишних мыслей о том, как это выглядит. И, несмотря на опасения египтянки, вряд ли Райнхардт хоть в чём-то сомневался, говоря о новом командире Овервотч или тех приказах, которые она может отдавать.
- Хочешь фотографию? - поняв, что слишком редко поддерживает беседу, спросила Ангела, - Только не говори, что разместишь её в альбоме напротив фотографии двадцатилетней давности. Вот, мол, как я похорошела, а Циглер так и осталась неизменной, - усмехнулась доктор.
Ей хотелось чуть чаще подмечать такие детали. До этого у Ангелы не было времени отметить, насколько большую работу над собой проделала младшая Амари, но это и правда впечатляло. Напротив, свои личные труды Циглер считала на этом фоне чем-то вроде рутины, ведь это касалось работы, а не видимых изменений. Фарра теперь была настоящим рыцарем, как и хотела в детстве, смотря на Райнхардта. Служба в Хеликс, правда, дала ей немного другое, но вряд ли результат её огорчил. К тому же, мечтавшая в детстве оказаться среди прославленных героев, теперь Фария наконец-то могла сказать, что всё то, к чему она стремилась в детстве, исполнилось. Да, было вынужденным и далось огромной ценой, но, положа руку на сердце, Ангела могла бы согласиться. Что да, именно это обычно и случается с детскими мечтами.
Поблагодарив, она взялась за руку египтянки и устроилась рядом с ней в лодке. Ангела придвинулась ближе к Фарии, стоило той позволить себе объятья, и вдруг поняла, что если они сейчас не начнут ни о чём говорить, она точно уснёт. Может, в любой другой день суета, обязательно приходившая сюда с детьми, не дала бы ей поспать, но сейчас... сейчас останавливал только уже сложившийся режим, который Циглер и так нарушила.
Мысли о собственных мечтах немного отвлекли ото сна. Ангела невольно задумалась, о чём мечтала тогда, когда ещё маленькая Фарра хотела оказаться в этой престижной организации, среди маминых друзей и просто хороших и талантливых людей. Пожалуй, на смену той амбициозной и в чём-то даже резкой Циглер пришла она-новая. Уже не так сильно скорбящая по родителям, но всё же старающаяся так же, как и раньше. Делающая то, что помогало ей чувствовать себя по-настоящему живой. И отсутствие грёз не было чем-то печальным в данном случае, просто... тогда на это, казалось, не было времени. Не было времени на развлечения, подобные беседы, но теперь даже один такой разговор с Фаррой почему-то отправлял мысли в будущее. Заставлял задуматься о том, что так будет не всегда. Что когда-то придётся сделать вынужденную обстановку - а Ангела видела завершение карьеры именно таким. Не смертью на поле боя по заветам Райнхардта. Быть может... сам мир после этого всего был окрашен для неё в нейтральный, песочно-жёлтый цвет. Без ядовитых змей, мёртвых людей в платках и пятен крови на песке. А такой мир, где люди смогли сдержать бессмысленное кровопролитие хоть ненадолго.
Голова Амари легла ей на плечо, и Ангела мягко, невесомо, коснулась её волос, легонько поглаживая. Позволила себе улыбнуться - Фарра опередила её, и теперь Циглер уже не могла уснуть, оставив маршрут на совесть омника-управляющего. Время шло медленно, но здесь было достаточно красиво, чтобы не скучать. Конечно, прежде всего это был парк развлечений, но сегодня здесь было слишком мало народа, и такое вот дополнение делало из него обычный парк, который настраивает на какой-то особый лад, когда видишь посреди каменных джунглей островки природы, куда не добирается шум и всё то, что и так открывается взору каждый день.
Впрочем, смотря на воду, Ангела понемногу и бессовестно дремала, чутко следя за сном подруги. Хорошо, что заснуть не вышло - иногда увиденное заставляло Циглер непроизвольно дёргаться, и она опасалась, что это может разбудить Фарру или хоть как-то дать ей понять, что у доктора (смешно даже подумать) бывают проблемы со сном.
Остров в центре озера ещё на какое-то время отсрочил их веселье на аттракционах, но теперь настроение Ангелы уже не слишком толкало её вперёд к чему-то подобному. Созданный невольно (или специально) спокойный темп не хотелось пока нарушать активным отдыхом.
- Что за паника, Амари? - с явным любопытством начала Циглер, когда подруга встрепенулась, явно напоминая Ангеле похожие моменты, обыгрываемые в разных шоу, - Спим на посту? Унтер-офицер Циглер вас великодушно прощает, - она поднялась и инстинктивно потянулась, прогоняя сон, - Пойдём?

Отредактировано Angela Ziegler (Вт, 21 Авг 2018 16:36:18)

+2

14

[indent]  Сквозь дрёму Фарии чудились лёгкие прикосновения к голове, будто кто-то нежно ерошил волосы; изнутри поднималось какое-то щемящее и вроде бы забытое чувство. Её лёгкий сон был спокоен и безмятежен, но лишь до того момента, как состыковавшаяся с причалом лодка — этот несильный толчок — его нарушил. Ощущение защищённости, будто она — снова ребёнок и заснула на груди дяди Гейба, сменилось поочерёдно паникой настоящей, осознанием происходящего и паникой уже наигранной, почти карикатурной.
[indent] В какой другой ситуации, будь Фарра на взводе или просто в плохом расположении духа, она могла бы среагировать на безобидную, по сути-то, реплику Ангелы иначе. Особенно спросонок; это было бы совсем не сложно, но сейчас вовремя сработал какой-то ментальный стоп, осознание: «Тебе не нужно объяснять ей, каково спать на поле боя…» — когда каждый шорох может означать, что через секунду тебя не станет. Амари приоткрыла рот, чтобы сразу же его закрыть и ненароком не сказать ничего такого, о чём потом она могла бы пожалеть. Кажется, битва в Пусане слишком сильно вернула её мыслями на войну. Служба в Helix, всё же, армию напоминала отдалённо, и в этом плане стала почти профилактическим её аналогом на несколько прекрасных лет. Конечно, Фария сама решила сыграть ва-банк, ушла из агентства и стала ча… ладно, хорошо, возглавила Overwatch. Никто не тянул. Не настаивал. Моррисон даже отговорить пытался. Не преуспел.
[indent] — Виновата, мэм! — с некоторым промедлением пробасила она, вытянувшись по струнке — но уже, конечно, больше ради отвода глаз. — Разрешите вернуться в строй?
[indent] Беззлобно хмыкнув, коммандер одним порывистым движением выскочила из лодки на небольшой причал, чтобы протянуть Циглер руку. Сон как рукой сняло. Наверное, потому, что усталой себя Фария назвать не могла. По крайней мере, не в физическом плане. Разморило, с кем не бывает. Ангелу, судя по всему, тоже. «Активный пассивный отдых», — вспомнила она слова вездесущего Мети. Забавно, что получалось что-то именно такого плана. «Динамики хватает и «на работе», — вдруг подумалось ей. — Может, не стоило планировать аттракционы?»
[indent] — Прошу, — она улыбнулась замешкавшейся подруге, скосив выразительный взгляд на протянутую руку, будто подгоняя её.
[indent] Островок был мал, всего что-то порядка двадцати метров в радиусе, если, конечно, глазомер Амари не подводил. Растительности здесь явно было больше, чем клочок земли мог вместить, но тем разительнее был контраст с цивилизацией самого парка, где, если честно, зелени было маловато. Впрочем, ей бы, недавно приехавшей из Египта, где в последнее время загибаться начали даже самые живучие сухоцветы, жаловаться. Думая об этом, Фария невольно припоминала архивы, к которым её допустила Афина, а именно — подразделение EcoWatch, которое должно было разобраться с начавшимися уже тогда климатическими аномалиями. «Нужно будет заняться этим наконец», — в очередной раз отметила про себя она.
[indent] — Симпатично, — вслух оценив окружение, Фарра рассеянно выпустила руку поднявшейся на берег Ангелы и сделал пару шагов к укрытой зеленью скамейке по аккуратной каменной тропинке. — А тут, похоже, то самое место для фотосессий. Наверное, когда розы зацветают, вообще красиво получается. Это же розы? Я не путаю?
[indent] Амари остановилась у высокого куста с уже очень крупными бутонами, размышляя о том, что они должны начать цвести в скором времени. Даже жаль, что они не застанут. Скорее всего, на ближайшие полгода — и это в лучшем случае — Overwatch придётся вообще забыть о различных командировках, если только те не будут требованием корейских инвесторов. Как ни печально было это признавать, сейчас организация, будучи ещё и нелегальной, зависела от них слишком сильно, чтобы у Фарии был какой-то выбор в духе «я не хочу заниматься дипломатией, дайте мне ствол и задание».
[indent] — Сейчас я точно рада, что вытащила тебя, — вдруг поделилась она. — Здесь даже без цветов красиво. И… как будто мы одни на целом свете. Ни проблем, ни забот. А ещё хорошо, что мы приехали сюда именно сегодня, когда людей почти нет. Будь тут очередь из желающих сфоткаться, атмосфера была бы вообще не та, не думаешь?

+1

15

- Разрешаю, - хмуря брови, ответила Ангела, списав не самую быструю реакцию командира на сонливость. Самой Циглер так и не удалось нормально поспать, но сейчас, когда они добрались до острова, сон на время уступил место почти что детскому любопытству. Определённо нужно было бывать в таких местах чаще, но эта маленькая внутренняя памятка рисковала не дожить до следующего раза - через пару дней им с Амари придётся вернуться на базу и снова войти в рабочий режим, где не получится убежать в город, когда появится такая возможность. И дело было совсем не в том, что там гораздо меньше таких мест, просто близость к месту работы пусть и не сильно, но давила на совесть, в то время как тут поймать осуждающий взгляд было бы чудом.
Поблагодарив Фарию, Ангела выбралась на берег вслед за ней, попутно удивляясь тому, насколько этот островок мал и как здесь неудобно, наверное, в выходные дни. Сейчас тут было ещё тише, чем по дороге сюда, но в другие дни посетители могли создавать шум, который нарушал бы умиротворяющую атмосферу этого места.
- Тогда зачем оно здесь в таком виде? - подумала про себя швейцарка.
Она не стала тратить много времени, чтобы подробнее рассмотреть цветы здесь - только сегодня видела такие же возле того здания, где встречалась с инвесторами, и, заблаговременно пришедшая раньше, могла подробно изучить всё, что было вокруг. Кроме того, это был далеко не первый визит в Штаты, и, несмотря на такие вот островки настоящей, живой природы, страна в целом и этот город в частности больше ассоциировался у Ангелы с каменными джунглями - мегаполисами. Она не интересовалась местами, куда можно сходить, потому что считала, что на это не будет времени, но в то же время почему-то была уверена, что лесов тут практически не осталось. Во всяком случае, не в крупных городах.
Вопрос Фарры показался ей в чём-то даже романтичным - этакий повод узнать, получала ли Циглер в подарок такие цветы. С розами, пусть и не такими, как тут, у неё ассоциировался всего один человек. Вообще, во время обучения в академии Цюриха она несколько раз получала в подарок цветы от поклонников, но, поскольку никак не давала им знать о своих предпочтениях, цветы каждый раз были разные и, как считала Ангела, зависели от предпочтений её ухажёров. Она не была категорична в этом вопросе и, как и некоторым другим девушкам, ей было любопытно посмотреть на это. Сравнить, как сочетается характер человека и те цветы, которые он предпочитает. Но розы... Розы она чаще всего получала уже когда работала на Овервотч. И только от неё. Иногда она дарила по одной, и обычно это выглядело как какая-то пометка ровным и тонким, как её пальцы, почерком на полях. Иногда целый букет, при взгляде на который сердце - нет-нет - да пропускало удар. Впрочем... да, это были совершенно не такие розы. Она не пошла бы рвать их в парк, и мысль об этом заставляла улыбнуться - настолько это было бы глупым и непривычным. Почти что ребячеством, которое они обе очень хотели бы себе позволить. Здравый смысл и логика останавливали их, но чувства мотивировали поступать так, как хотелось.
- Надеюсь, что у тебя всё хорошо. Где бы ты ни была, и на кого бы ни работала.
- Да, - рассеянно подтвердила Ангела, - Это розы, Фария. Не разбираешься в цветах? - с улыбкой добавила она, - Значит ли это, что тебе их мало дарили?
Ей и правда было интересно, как складывалась жизнь Амари после распада Овервотча, и было ли в ней что-то кроме работы. Обычно, конечно, это заполняло собой всё, но в случае со своими исследованиями, Циглер могла бы рассказать многое простыми словами. То есть, она надеялась, что любой может понять, в какую сторону она двигается. И что даже спустя столько лет желание спасать жизни в ней ничуть не угасло.
Она дождалась, пока Фарра присядет рядом, подвинулась ближе к ней и активировала экран коммуникатора, чтобы сделать фотографию - не оставить никаких воспоминаний о посещении этого места казалось неправильным. К тому же, место для фотосессий буквально требовало чего-то похожего. С одной стороны они, конечно, отличались от тех, кто обычно приходил сюда пофотографироваться, но упускать такой хороший шанс для фото было глупо.
Сделав несколько снимков, Ангела осталась вполне довольна результатом, понимая, что это, наверное, первое фото после долгого перерыва и оно будет странно смотреться в архивах рядом с той смуглой девочкой, которая слишком уж сильно изменилась за все эти годы.
- Мы бы нашли такое место, - произнесла Циглер в ответ, - И если не здесь, то где-то ещё. Возможно, что дело с самого начала было не просто в том, чтобы выбраться сюда, а чтобы показать мне, как нужно и важно иногда отдыхать. Главное не слишком привыкать к этому.
Окутывали мысли о прошлом. Ещё с того момента, как Ангела увидела розы и вспомнила про Неё. Сложным было то, что ни одно воспоминание не было по-настоящему приятным, потому что прошлое обернулось потерями и трагедиями. Конечно, Циглер могла бы с улыбкой сказать, что припомнила случай, где Фария разбила коленку и, хныкая, прибежала к ней, но не могла бы не упомянуть Ану. Или, говоря о старых агентах, сложно было избежать слов о Джеке или Габриэеле. Они... словно гуляли среди призраков тех, к кому привязались и о ком, несмотря ни на что, не получалось думать иначе. Никогда бы не получилось думать плохо. Как бы эти призраки не стремились показать себя плохими и оттолкнуть. Ведь Она тоже чувствовала себя недостаточно... чистой в своих помыслах.
- Пойдём..? - предложила Ангела через какое-то время, когда их покой всё-таки был нарушен редкими посетителями, добравшимися сюда.
Обратная дорога до берега не стала такой же расслабляющей - дрёма положительно сказалась на состоянии организма. Ангела подумала, что это точно помешает ей уснуть вечером в положенное время, но стоило сделать скидку на их с Фаррой отгул сегодня и относительно свободный день завтра. Если бы не визит на остров, Ангела бы сейчас точно не отказалась от встряски, причём буквально, но теперь она чувствовала себя лучше. Было интересно, о чём думает Амари, и есть ли ещё среди этого аттракционы.
Недалеко от берега стояла компания детей примерно одного возраста. Те в нерешительности стояли, не зная, куда дальше пойти, однако, завидев их, стали о чём-то возбуждённо перешёптываться и подталкивать одного из своих в сторону Амари, которая сейчас, видимо, тоже находилась в замешательстве по поводу дальнейшего маршрута.
- Сомневаешься насчёт аттракционов? - с улыбкой поинтересовалась Ангела, - Или тоже заметила своих поклонников?
Идея с раздачей автографов ребятне казалась довольно интересной, несмотря на то, что в центре внимания оказывалась только Фарра. Так уж получилось, что доктора в основном получали похвалу в стенах своей лаборатории (впрочем, тёплые слова за спасение жизней могли настигнуть Циглер где угодно), а герои, участвующие в боях порой могли вдруг столкнуться со своими поклонниками.

+1

16

[indent] Невинный вопрос Ангелы её повеселил; улыбка, правда, получилась немного грустной. Цветы в последние годы всё больше ассоциировались у Фарии с кладбищами и похоронными церемониями. Она потеряла многих бывших сослуживцев, которые остались на передовой, отстаивая свободу Египта в той бесконечной войне, которую на континенте развязали террористы; почти каждая семья приглашала её разделить с ними горе. Она потеряла нескольких близких коллег по агентству; каждый умер, выполняя свой долг. И, конечно, она не могла так скоро забыть стихийно возникающие по всему Пусану мемориалы в память о погибших — тех, кого она и Overwatch просто не успели спасти.
[indent] — Я похожа на ту, кому часто дарят цветы? — лукаво поинтересовалась Амари вместо ответа, отбросив неприятные мысли на потом. — Я бы не удивилась, окажись, что чаще сама их дарила. Ну и, как понимаешь, садовода из меня тоже не получилось. Никогда ни на что нет времени. У меня как-то даже… кактус умер.
[indent] Она печально вздохнула, и игры в этом не было: историю о бедолаге-Мети — она назвала кактус в честь подчинённого, который его подарил — в Helix не слышал только глухой. Сам Мети же и трепал её направо и налево, разбазаривая всем, что Фарра погубила его маленькую копию. Шебутной парень, конечно; она вдруг ощутила острый прилив тоски по своей команде. Моргнула, отгоняя и эти мысли.
[indent] — Зато тебя, док, помнится, букетами заваливали. Ну, знаешь, в те времена, когда Overwatch ещё действовал, небо было чище, а трава зеленее. В те самые, да, в которые уже не верится. Впрочем, — она запоздала подумала о том, что в Саудовской Аравии вряд ли Циглер было дело до цветов, и неудачно попыталась увести разговор с неудачной темы, — мы всегда можем разбить цветник где-нибудь на базе в Гибралтаре. Думаю, знакомая-климатолог Уинстона, которую нам ещё надо разыскать, кстати, поможет создать для любых растений, какие мы только захотим, подходящие условия. Разобьём ботанический сад, начнём брать с людей деньги за вход… А, нет, эта бизнес-идея там уже не проканает. В Гибралтаре и так есть неплохой сад, я только, к слову сказать, так до него и не добралась. Какое упущение. Нужно будет вытащить тебя туда, как вернёмся. Ну, и себя, конечно.
[indent] Фария выдохнула немного нервно. Вроде, выкрутилась. «Думай и подбирай, чёрт тебя дери, слова!»
[indent] Они сделали несколько фото; на коммуникатор Амари незамедлительно пришло сообщение от Афина, которая не преминула прокомментировать снимки и «командировку» в своей едкой, доступной только для коммандера, манере. Фария, прыснув, убрала девайс в широкий карман куртки и с неохотой покинула островок, когда их с доктором покой нарушили, а сама она предложила двигаться дальше.
[indent] Стайку детей Фарра заметила давно, но не придавала им значения — до тех пор, пока они не начали откровенно пялиться на них с Ангелой. Лодка неумолимо приближалась к берегу. От нехорошего предчувствия у коммандера внутри похолодело. Нет, конечно, ей стоило лучше маскироваться, если она не хотела быть узнанной. Но кто бы знал, что сомнительная слава доберётся до Штатов так скоро. Да ещё, подумать только, дети. Её узнали дети.
[indent] — Я не буду насильно тянуть тебя на аттракционы, но локти сожру, если не опробую местную горку — она два года назад взяла какой-то неофициальный приз как самая лучшая… или типа того. В общем, встану на колени, если придётся, чтобы ты подождала меня внизу… если, конечно, не решишься прокатиться, — бегло проговорила она, пока робот швартовался к берегу.
[indent] Дети загомонили сильнее. Фария стремительно выбралась из лодки, протягивая руку доктору. Получилось, что к малым она оказалась спиной, но это не помешало ей осознать, что они приближаются. Точнее, один. Самый смелый. Наверное, остальные подтянутся позднее, когда он спросит, не обознался ли.
[indent] — Бежать уже поздно, да?.. — со вздохом поинтересовалась Амари, замерев спиной к ребятне, заглядывая в глаза подруги неуверенно. — Как же жаль, что при себе нет Рапторы…
[indent] Натянув на лицо нейтральную улыбку, коммандер развернулась, чтобы встретиться с неуверенным мальчонком глазами: в них горела надежда. Он замялся, пробубнил что-то себе под нос, но Фария не спешила помогать ему собраться с мыслями — просто молчала. Большим желанием было просто сорваться с места и бежать подальше от тех обязанностей, к которым Амари никак не могла привыкнуть, но она не могла позволить себе такое ребячество. Мальчонка, наконец, разродился вопросом, а потом, дождавшись её кивка, и визгом «это она! она!»
[indent] — Мы, мы! — вторя пацану, засмеялась она, цепко хватая надумавшую отойти в сторонку Ангелу за руку. — Вы что же, узнали меня, будьте добры узнать и доктора Циглер! Что за беспредел, молодёжь? Или без костюма с крыльями мы уже никого не можем опознать?
[indent] — Ого! Ребята, ребята! Это же Ангел! Помните, та, которая ещё в старом Overwatch была! — возбуждённо залепетал один из ребят, расстегивая рюкзак.
[indent] — Точно! Мы же вчера видео смотрели! — добавил второй. — Мадам Амари, мадам Амари, мэм! А вы… вы можете расписаться на моей тетради? Я просмотрел весь репортаж из Пусана несколько раз! Вы же мой герой теперь, понимаете? Не на бумаге, а… в живую. Вы же настоящие герои, мэм!
[indent] Она неловко переглянулась с Циглер.

+1

17

Излишнюю задумчивость, как надеялась Ангела, Фарра могла бы списать на сомнения по поводу того, чтобы заняться садом. Даже при всей своей полезности, Циглер не хотела заводить разговора о том, как вообще может доктор относиться к такой возможности. Она помнила, как пренебрежительно поначалу смотрела на букеты - увядающие со временем цветы, которые сначала выглядят прекрасно, пробуждали в ней щемящую тоску, и Ангела долгое время не могла расценивать тот или иной тип букета так, как нужно это делать. Зная о таком отношении, коллеги обычно занимались тем, что уносили все цветы до того, как они начнут вянуть - или, во всяком случае, пытались это делать, чтобы очевидный для всего живого цикл не видела доктор, которой было не чуждо прекрасное, но которая слишком уж много времена имела несчастье наблюдать за увяданием. Все эти "благодарю-букеты" от благодарных пациентов или "переспим-букеты" от Мойры в конце концов смогли поменять отношение Циглер к самому факту подарка, но сад был совсем не таким решением, которое можно было принять на скорую руку.
И если идея целого ботанического сада была шуткой, то цветник выглядел как что-то реальное... но всё равно разбивался о свободное время, которое надо было уделять цветам. Ангела уважала флористику и теперь уже, спустя столько времени, нормально относилась к букетам или отдельным цветкам-подаркам, но практическая польза от цветника, в который надо было вложить много сил и которому требовался уход, всё ещё была для неё загадкой. Неловкие попытки не погубить цветы Ангела бы с радостью заменила на визиты в такие места - брать на себя дополнительную ответственность совсем не хотелось. Особенно сейчас, когда они ещё не решили все проблемы.
- Может, однажды...
- Так, - снова нахмурилась Ангела, - Ты же не думаешь сейчас, что какие-то там горки способны меня напугать? Как бы ещё не пришлось тебе глаза прикрывать, чтобы ты не так боялась, - сменив гнев на милость, заметила она с улыбкой, пока не зная, чего ожидать от неуверенно топчущихся неподалёку детей.
Пережив что-то подобное ещё в юности, Циглер привыкла к таким встречам с пациентами, которым ничего не мешало быть её поклонниками. Она
уставала от этого, представая перед ними как раз такой, какой её хотели видеть - отзывчивой, доброй, дарующей почти буквально тёплый настрой. Это стало одной из её масок, которые Ангела ненавидела всей душой, но в необходимости которых была уверена. Она не стала меньше стараться спасать жизни, просто со временем ей всё чаще хотелось заменить эмоции от встреч с благодарными людьми на то, чтобы почувствовать себя настоящей. В чём-то слабой. Такой, кто тоже может найти поддержку в ком-то, а не только отдавать её. Циглер отрицала это, когда Она говорила об этом - осторожно, не пытаясь ткнуть Ангелу в это носом. Отрицала, хотя знала, что Она права, и всем бывает нужна помощь. Так же, как сейчас это было нужно Фарре. Поэтому доктор не попыталась поддаться настроению и порыву, чтобы убежать от детишек (даже несмотря на то, что интуиция сначала подтолкнула её прочь) - во всяком случае, детское воображение рисовало героев совсем другими. Для них самих, уставших от бессмысленного кровопролития и попыток оттереть от грязи и крови некогда доброе имя Овервотч, всё это было сложнее, но дети видели парящих в небесах воинов, которые вдохновляли многих людей, и... даже возраст был здесь совсем не при чём. Доктор не выдавила улыбку - та напросилась сама, потому что Ангела знала, что сказать.
- Им нужно верить в сказку, Фария, - она протянула руку, коснувшись руки египтянки, - Нужно как можно дольше быть в непонимании того, насколько несовершенен мир. Я просто не могу разрушить их видение, поэтому... воспринимай это чуть проще. Как заслуженную награду, ведь... мы сражаемся и за их жизни. Может, не они сами, но им подобные сейчас живы, благодаря нам. И если нам просто нужно какое-то время побыть с ними, показать, что мы - такие же люди, как и они - я готова ко всякого рода неловким моментам, - усмехнулась Циглер.
Убеждая себя в необходимости делать не слишком приятные вещи и прекрасно помнящая старую-себя, которая могла показаться некоторым людям неискренней, сейчас Ангела была максимально честна с собой. Многое, всё же, поменялось. Она бы не смогла остаться прежней, будучи брошенной в совсем другие обстоятельства. Не смогла бы сейчас оставить кого-то без внимания, будь то Фарра или дети, которые хотели верить в героев. Сущий пустяк, совсем немного драгоценного времени, которое у агентов было отведено на отдых.
Один из ребят только подтвердил её слова, и улыбка Ангелы стала шире. Фарре нужно было понять, что их работа будет включать в себя не только сражения. Та, помнится, просила помощи в этом, и сейчас Циглер почти что толкала подругу в сторону верного решения. Оно было очевидным. Да, возможно, немного неловким, но Ангела не видела препятствий. Герои должны были быть ближе к народу. Не гордо вскинувшими голову надменными рыцарями в сияющих доспехах.
Она видела в общении с детьми отличную возможность хоть ненадолго посмотреть на мир их глазами. Даже в войне они видели зрелищность и размах, закрывая глаза на количество тел и разрушения. Герои были для них героями, несмотря на то, что каждого из агентов что-то терзало. И, что куда важнее, дети могли заражать взрослых этим настроением.
Посмотрев на Фарру, ищущую поддержки, Ангела чуть сильнее сжала её руку. Амари, если так подумать, тоже относилась ко всему этому крайне забавно, реагируя на всё как взрослая, но словно будучи таким же ребёнком.
- Она привыкнет. И научится находить в этом хорошее. Много хорошего.
Энергичное настроение молодёжи и правда было такой вещью, которая распространялась хаотично, подобно заразе. Дети были бесхитростны в своих желаниях и, пожалуй, если бы Ангела до этого позволила себе несколько рюмок чего покрепче, она бы точно предложила мальчуганам постарше потрогать мускулы Амари за неимением у неё ракетомёта сейчас. Впрочем, казалось, что дети просто находят удовлетворение и в том, чтобы постоять рядом.
Покачав головой, Ангела усмехнулась и потрепала самого наблюдательного (а узнал бы её кто-нибудь, если бы Фарра не сказала?) мальчишку по волосам.
- Вообще, - заметила Циглер, немного пресекая попытки детей задержать их тут на весь день, - Амари ещё не мадам, так что имейте в виду, - с улыбкой добавила она, - Но мы пришли сюда затем, чтобы немного отдохнуть, ведь героям тоже бывает нужен отдых. Нельзя не отметить вашу внимательность и рвение, поэтому Фарра может позволить себе поблагодарить вас за поддержку. Правда ведь?
Ангела любила преподносить что-то более весомое, чем просто свою подпись, которая не так, чтобы много где мелькала, но суть была не в какой-то ценности этих мелочей, а в том, какое влияние даже простая роспись оказывала на того или иного ребёнка. Задумываясь об этом, Циглер никогда бы не упустила возможность порадовать детей.
Выражающая свой восторг без каких-либо ограничений, молодёжь привлекла внимание взрослых, и даже если те не так хорошо относились к героям, то не решились испортить момент. Который, кстати, затянулся - удовлетворив потребности детей, они могли только стоять рядом, давая себя сфотографировать.
- Как бы только эта слабость не вызвала проблем, - уже более приземлённо подумала Циглер, глядя на Фарию. Неловкость подруги теперь как будто передавалась ей самой, поэтому они, наконец, смогли уйти, не будучи преследуемыми невольно собравшейся вокруг публикой.
- Я бы сказала, что мы еле от них отвязались, - со смешком заметила Ангела, - Но мне понравилось, - рука удобнее легла в руку Амари, - У тебя ещё есть время, чтобы сводить меня на ту самую хвалёную горку. А после - продолжить наш день отдыха где-то в спокойном и тихом месте.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » walking on air