Иногда ей было слишком жарко по ночам: кожей Ангела чувствовала горячий песок тех мест, откуда не так давно уехала, променяв настоящую помощь на никому не нужную дипломатию. Иногда этот песок жёг обнажённые колени: она была не в силах встать с этого песка, чтобы отойти от тяжелораненого. Руками по локоть в крови зажимала рану, надеясь, что ассистентки не провозятся слишком долго, пока умирающий человек, в глаза которого она смотрела, медленно теряет жизнь. Этими же руками она чувствовала, почти физически, как уходит это ни с чем не сравнимое тепло. Как остывают тела, в которых ещё секунду назад теплилась жизнь. Доктор Циглер провела слишком много времени в таких условиях - упущенные, как тот же песок, проходящий сквозь пальцы, жизни не могли заставить её плакать по ночам, но она не могла перестать видеть подобные кошмары. Пожалуй, это не было чувством вины, но невидимыми нитями было сшито с тем желанием, той мотивацией, которая позволяла ей вставать каждое утро. Это было далеко от идеализма, но Ангела с трудом могла мириться, видя, к чему идут дела. Даже когда увидела пришедших за ней Фарру и Гэндзи. Они, пожалуй, не знали всех причин, но получалось так, что доктор Циглер видела, что их гложет, а сама скрывала похожих призраков глубоко в себе. Даже герои не могли делать вид, что всё хорошо. Для мира вокруг они только-только начали отмываться от черноты, которой заляпал их Блэквотч. Возможно, что они станут такими же великими героями, какими когда-то были, однако не перестанут быть людьми. Со своими страхами и сомнениями...читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Sub rosa


Sub rosa

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Sub rosa*
Percival Graves & Leta Lestrange

http://s5.uploads.ru/Auq2s.gif

http://s7.uploads.ru/q1tCg.gif

http://s8.uploads.ru/aBsx4.gif

«

ПАРИЖ, ФРАНЦИЯ, УТРО
Тот неловкий момент, когда узнаешь перед свадьбой о том, что у тебя есть брат. Понимая, чем это может грозить, Лета отправляется на поиски брата, но находит не совсем то, что искала.

»

*

Sub rosa — латинское крылатое выражение, дословно переводится под розой, соответствует русским «тайно», «в тайне», «по секрету». Розу как символ молчания древние римляне часто вешали над столом во время пиршеств в знак того, что о сказанном под розой, во время застолья, следует молчать где бы то ни было. Впоследствии, в средние века, с той же самой целью она изображалась на потолке комнат, где проходили важные, секретные совещания, встречи, переговоры, а также в решётке католической исповедальни.

+1

2

Свернутый текст

Тут мне Криденс подсказал, что лучше не записи об усыновлении посмотреть, а магический ритуал провести, ну и я решил, почему бы и нет?)

Вид с холма, на котором стоял белоснежный в свете по-прежнему жаркого сентябрьского парижского солнца Сакре-Кер, и вправду был прекрасен. Грейвзу доводилось бывать в Европе, но лишь во время Великой войны, когда весь Старый свет казался одной большой незаживающей раной – кроваво-черной. Тем сильнее был контраст тех воспоминаний по сравнению с картиной, открывшейся ему этим теплым утром на Монмартре. Казалось, Париж, точно священник-экзорцист, сумел изгнать из тела демонов войны, и предпочитал не вспоминать о том, что творилось тут еще каких-то десять лет назад. Наверное, подумал Персиваль, это было очень правильное решение.

Лета Лестрейндж (вскоре – Лета Скамандер, вот уж как причудливо сплетаются нити, впрочем, чему удивляться, так обычно и бывает у чистокровных) назначила встречу в кофейне, где, как она выразилась в письме, «можно было спокойно поговорить без лишних любопытных». Персиваль по аврорской привычке прошелся мимо места встречи заранее. Заведение было по-парижски уютным, весьма вероятно – не-маговским, а утро не предполагало толпы посетителей, так что мысленно Грейвз выбор мисс Лестрейндж одобрил.

С ее будущим мужем он даже вел рабочую переписку, обсуждая события в Нью-Йорке. Тесей давно заработал себе в Европе отличную репутацию, и, исходя из их общения, вполне заслуженно. Его невеста также проявила спокойствие и благоразумие, судя по ее такому выдержанному ответу Персивалю, но другого он и не ожидал. Что бы ни творилось на душе у представителей семейств, подобным Лестрейнджам, они, скорее, дадут отрубить себе руку, чем проявят ненужные и неподобающие эмоции.

А удивиться британке было, отчего. Сам Грейвз до сих пор не мог поверить в случившееся, хотя оно многое объясняло.
Он сам не помнил, когда именно решил провести тот непростой ритуал, который, впрочем, толковому аврору был вполне под силу. В конце-концов, ему самому было неважно, кем были настоящие родители Криденса. Персиваль рос в любящей семье, его родители были достаточно отважны, чтобы поставить все на карту – и сменить Ирландию на Америку, где у них поначалу не было ни денег, ни связей. Но он прекрасно знал – родись он даже в то время, когда они практически выживали (а не уже жили в достатке), мать с отцом даже и помыслить не могли бы о том, чтобы отдать своего ребенка. Возможно, однажды Криденс захочет посмотреть в глаза своим настоящим родителям – и задать им главный вопрос. И тогда Грейвз скажет ему их имена.

Он разложил листочки бумаги с фамилиями чистокровных семей, скорее, на всякий случай. Жизнь аристократов в мире волшебников, равно как и в мире не-магов, обычно рассматривали, словно диковинных существ под микроскопом, не пропуская ни малейшего события. Появление ребенка и его отдача на усыновление, да куда – за океан! – могли, конечно, остаться незамеченными, но осуществить это было довольно сложно.
Тем сильнее было удивление Персиваля, когда во время ритуала ярко-красным, как артериальная кровь, огнем, вспыхнул листок с фамилией «Лестрейндж».

А дальше дело было за малым – прикинув возраст Криденса, можно было сделать вывод, кем он является мисс Лете Лестрейндж. Ходить вокруг да около Грейвз не стал, так и написал: у меня есть информация о вашем родственнике. Поставил свою подпись с должностью – как ни крути, глава американского аврората – это уже определенная степень доверия. Лета ответила незамедлительно и предложила встретиться во Франции.

И вот он тут, вдыхает парижский воздух, жалеет, что не оставил пальто в отеле – солнце-то пригревает не так, как в ветреном Бостоне; идет по Рю дю Шевалье, чтобы прийти в кофейню первым и не заставлять леди ждать. Ирландцы и американцы, конечно, не славятся английской пунктуальностью, но в этом отношении Персиваль, скорее, был как британец.

+1

3

Ей пришлось прибегнуть к помощи прытко пишущего пера, из тех, что пользуются большим спросом и популярностью у журналистов. Браться за ответ самостоятельно леди Лестрейндж не решилась, ибо каждый раз, когда вожжи контроля над ситуацией выскальзывали из её хватки, руки Леты словно свинцом наливались. Ей требовалось некоторое время, чтобы в голове прояснилось, а мысли и чувства перестали играть в чехарду.
Перечитав послание и убедившись в том, что тон выбран верно, будущая миссис Скамандер отправляет оное американцу, после чего комкает пергамент, полученный от него и бросает на небольшое серебряное блюдце. Изящная палочка уже нацелена на желтоватую бумагу, её хозяйка пытается припомнить заклятие помощнее, дабы не столько не оставить даже воспоминания о письме, сколько отдать ему побольше сил и дать схлынуть волне сумбура, тревожившего душу. Вид мгновение спустя догоравших листов и правда подействовал умиротворяюще. И пусть после накатила слабость, зато мыслить трезво стало проще. Теперь можно начать думать над тем, как вернуть в свои холеные, ухоженные ручки, облаченные в лучшие перчатки, что можно сыскать, те узкие, длинные кожаные полоски, позволявшие управлять движением дивной красоты лошади, впряжённой в её прекрасную, чудесную, изготовленную на заказ карету.
Откровенно говоря, новость о наличии родственника, пришедшая незадолго до её свадьбы с волшебником, которого она искренне считала даром как минимум Мерлина и Морганы, как максимум той самой судьбы, не могла не насторожить. Такие вещи в принципе не могут случиться в подходящее время, но перед одним из главных событий в жизни каждой ведьмы, выглядят более зловеще, чем обычно. Чем больше она думала о предстоящем разговоре, тем чётче понимала – быть не пустенькой светской беседе, но сражению. Возможно, кровопролитному, ведь речь пойдёт о родственных узах. Дело сильно усложняло ещё и то, что битва ожидается с аврором. Которого известный тёмный волшебник держал в заточении и использовал его личину, чтобы проникнуть в американское Министерство Магии. Такая близость неизвестности тревожила. Нельзя сказать, что военные действия пугали её, вовсе это не так. Большинство чистокровных родов магической Британии находятся в состоянии перманентной конфронтации просто потому, что аристократам тоже нужно хобби. Но то знакомая и привычная война, правила которой досконально изучить приходится к четырнадцатому дню рождения. Грозившая же разразиться на континенте и поглотить ни в чем неповинных, была куда менее предсказуемой и более кровавой. Уже не говоря о том, что ещё более бесполезной, чем ведшаяся испокон веков лордами и леди в салонах и на вечеринках. Лета справедливо считала, что ей с бесполезным явлениями, людьми и вещами не по пути. И очень надеялась и на сей раз разминуться с оными. Впрочем, ей достаточно слова Тессея, уверившего, что Персиваль Грейвз какой угодно человек, но уж точно не бесполезный. Лестрейндж предпочла поверить жениху на слово, нежели подтвердить свои догадки путем логических измышлений. Выводы могли снова вернуть её к мыслям о назревающей войне, может даже отказаться от встречи. И в пекло загадочных родственников, даже если те при смерти и желают завещать ей золотые горы галлеонов, да к тому же половину какой-нибудь европейской державы в придачу.
Ведьма является на порог назначенного ею места, по-светски опаздывая на пять минут, не более. Кофейня на Рю дю Шевалье встречает Лету фирменным европейским умиротворением (тишь да гладь!) и окутывающим ароматом напитка, известного вот уже тысячу лет как. Нужный ей волшебник обнаруживается сразу. Есть у американцев умение сразу бросаться в глаза. Юная леди легким уверенным шагом прокладывает дорогу к выбранному столику и встречает мужчину обезоруживающей улыбкой.
― Мистер Грейвз, ― приветствует она аврора. ― Прошу прощения, что заставила Вас ждать, ― произносит Лестрейндж, позволяя гарсону забрать легкий плащ и опускаясь в любезно предложенное кресло. ― Фраппе, ― заказ сделан, осталось только жребий бросить. ― Надеюсь, Вы не будете против перейти сразу к делу. Уверена, Ваше время ценно и тратить его понапрасну означает подвергать жизни обычных граждан опасности, ― ладная речь, даже сама ведьма удивляется тому, как гладко начался разговор. Кто знает, если оный продолжится в том же русле, они, чем Мерлин не шутит, могут стать даже друзьями.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Sub rosa