Тебе кажется, что удача, наконец, повернулась к тебе. Что, наконец, счастливые моменты воспроизводятся в действие, а не замирают на заднем плане. Тебе кажется. Но, между тем, есть какое-то внутреннее недоверие ко всему происходящему; неужели судьба стала к тебе благосклонна? Не сказать, что ты рассчитывал на её снисходительность в последнее время. Ты думал, что пропал навсегда и исчез с её радаров, растворившись в гнетущей тьме. Ведь за все те поступки, что протянулись кровавыми пятнами через всю твою линию прожитой жизни, ты мог получить по заслугам, лишаясь всего, что любишь. Не хочется утверждать, что ты этого заслуживаешь, но иногда карму не так-то легко очистить. Иногда на это уходят недели _ месяцы _ годы, которых может и не быть вовсе. А, разрушающее изнутри, чувство отвратительной тревоги за самого себя, не отступает. До последнего остаёшься верен себе, словно бы, больше, чем своей семье. Пора бы уже скинуть это 'я', что превыше всего, в пропасть и уступить более благородным начинаниям, что пытался зародить в тебе сын однажды. И чем ты ему отплатил? Изо всех сил постарался обернуть во тьму. Любовь обходится дорого всем, но ты даже не знал, насколько может быть опасна эта болезнь, от которой нет лекарства. Ты молился миллионам богов, ты открещивался от своих грехов под святые песнопения, ты пытался сделать из себя праведника [ на деле являясь безнадёжным грешником ]. Это то, что делает с людьми привязанность. Это то, на что способна любовь — все ужасные вещи, на которые может закрыть глаза человек, лишь бы достигнуть желаемого. Твои изначально благие намерения скатились в тёмную бездну, из которой тебя под силу было вытащить только Адриану. Именно ему. Не Эмили, не Натали, не Нууру. Только твой сын, которому ты предавал недостаточно значения. Которого ты ставил недостаточно высоко, считая свои планы истинно _ единственно верными. И уверяя себя, что делаешь как можно лучше для вас обоих. Отчасти ты был прав, ведь каждому ребёнку нужна мать, но не такими жертвами. Ты сделал своего сына сиротой, при живом-то отце. Заставил чувствовать себя нелюбимым _ нежеланным ребёнком [ он никогда в этом не признавался откровенно, но ты уверен в этом, почему-то ]... ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Я не заказывал в номер суицидника!


Я не заказывал в номер суицидника!

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Я не заказывал в номер суицидника!
Dazai Osamu & Nakanara Chuuya // предатель и член портовой мафии

http://s8.uploads.ru/t/NzrfT.jpg

«

Англия, Ковенрти, спустя полгода, после того, как Дазай покинул Мафию.
Накахара никогда не думал, что уход Дазая станет для него таким неожиданным ударом. Когда это случилось, Чуе потребовалось много времени, чтобы привыкнуть, что напарника нет в его жизни и взрастить свою ненависть к этому человеку.
Внезапно, Огай решает поручить Накахаре важное задание, от которого зависит судьба организации. Однако мафиози не знает, что это не только сложное задание, но и испытание для его нервов. Ведь прошлое может настигнуть даже в другой стране.

»

+2

2

Прошло полгода. Всего лишь полгода как Дазай покинул Портовую Мафию. Парень удивлялся как его не искали, чтобы убить за предательство. Хотя может и искали, правда Осаму после ухода из Мафии покинул Японию и поддался путешествиям по миру, а все эти поиски его никоим образом не волновали. Дазаю интересно посмотреть мир, встретиться с эсперами других стран, ну и конечно же познать новые традиционные способы самоубийства. Как бы шатен ни пытался выглядеть веселым и беззаботным, все равно, большую часть жизни из памяти не выкинешь. Он никогда не сможет забыть все, что происходило в пределах Мафии и за ее пределами. Дазай будет всю жизнь помнить своего напарника. Накахара Чуя стал неотъемлимой частью его существования в этом мире. Жаль конечно, что теперь его жизненный путь будет проходить без него, но ничего не поделать. Надо жить дальше.

Англия. Туманный альбион. Дазай как любой порядочный турист в первую очередь побывал в Лондоне. Больше всего ему было интересно, сможет ли он повеситься на одной из стрелок циферблата Биг Бена. Попасть туда конечно не проблема: сливаешься с экскурсионной группой, а дальше все дело в импровизации, избегаешь недалеких охранников, и вот ты уже висишь в петле, а под тобой расстилается шумный и прекрасный город. Правда у Осаму как всегда ничего не получилось. Все расценили как несчастный случай, а этого идиота еще и показывали по всем новостям и писали в газете о суициднике-неудачнике. Нужно было убираться из этого города. Шатен решил поехать в городок, расположенный в 153 км от Лондона, под названием Ковентри. Дазай выяснил, что данное место известно своими шляпными фабриками и подумал, что было бы здорово, если бы Чуя увидел это место, ну а также Осаму решил, что было бы классно, если бы в местной сувенирной лавке он приобрел подарок для своего бывшего напарника. Правда как он потом ему его отдаст? Может они больше никогда не увидятся? Ладно, это все проблемы будущего Дазая, а не настоящего. Сейчас можно наслаждаться глотком свободы. Купив в сувенирной лавке при фабрике симпатичный подарок, шатен отправился дальше изучать местные окрестности.

+2

3

Уход Дазая из организации стал для него громом среди ясного неба. Чуя просто не мог понять, как у этого идиота хватило наглости все перечеркнуть, словно их дружба и работа никогда не существовали для Осаму, так – оторвать и выбросить.
Впрочем, тогда Накахаре пришлось задуматься, была ли вообще эта дружба между ними.
На людях он веселился в тот день, выпивая вино в честь «праздника» и отпуская колкости в адрес бывшего напарника, говоря, что лично расправится с этим предателем, когда встретит. Внутри себя Чуя переживал разрушение, сравнимое лишь с применением Порчи. Только боль носила отнюдь не физический характер.
В тот вечер он вернулся пьяный в их общую квартиру, что встретила его тишиной и холодом. К одиночеству пришлось привыкать заново.
Признаться, честно, Накахара действительно хотел найти Осаму и расправиться с ним, как расправляются с предателями: сломать челюсть и выпустить еще в живое, корчащаяся тело три пули. Однако Мори ответил категоричным отказом на предложение рыжего о поисках Дазая. Чуя недоумевал почему, но пришлось смириться.
Со многим пришлось смириться и переделать себя, взращивая в глубине души ненависть и ставя барьеры, чтобы даже и мысли не возникло спасать этого идиота от самоубийства при встрече. В работе пришлось утонуть, чтобы не давать памяти вырваться наружу. Чуя пачкал руки в крови, убивая тех, кого Мафия сочла ненужными или помехами на своем пути. Казалось, что с уходом Дазая, люди для него перестали быть людьми вовсе. С тем, что ему нельзя использовать Порчу, Чуя почти свыкся, однако не до конца. И вроде бы он должен радоваться, что теперь не надо каждый раз разрушать себя и ждать конца, но только ни радости, ни даже спокойствия, это не приносило. Эспер знал, что истинная форма способности с уходом Дазая никуда не делась, с нее лишь сняли поводок и если он её активирует, то Порча просто поглотит его без остатка. Поэтому приходилось самому держать ее на цепи из своих эмоций, хотя Чуе иногда эта цепь казалась слишком тонкой – одно лишнее мгновение использования Смутной Печали и этот кровожадный зверь вырвется на волю, но ему приходилось работать в одиночку, надеясь лишь на себя.
За шесть месяцев жизни без Дазая Накахара Чуя почти стал другим человеком.

***

Накахара нисколько не удивился, когда Мори позвал его в свой кабинет. Он всегда к нему приходил за заданием, но в этот раз его ждала командировка в небольшой английский городок Ковенрти, где, по словам босса, обосновалась небольшая группировка, что давно пыталась отделиться от организации и начать вести дела самостоятельно.
- Как ты понимаешь, Чуя, я не могу лишится этого источника дохода, - произнес мужчина, держа в руке небольшой конверт. – Конечно, Портовая Мафия обрела довольно крепкое положение, но если мы будем отпускать мелкие организации из-под контроля, то недалеко до развала и здесь. Поэтому тебе предстоит небольшая поездка на несколько дней. Убеди их босса в опрометчивости решения и передай ему вот это, - Огай с улыбкой протягивает Накахаре конверт. Рыжеволосый хмурится, беря его в руки, и решаясь высказать свои опасения:
- А если они не пойдут на договоренности? – Чуя знает возможный ответ, но все же спрашивает.
- Если нет, то тогда уничтожь их. Думаю, мы можем пойти на такие жертвы, чтобы еще раз показать мощь Портовой Мафии. Можешь идти, самолет в семь вечера.
Чуя молча кивает и покидает кабинет, только за его дверью ощущая, как подрагивают руки. Если бы рядом был Дазай, то он бы не волновался, а так… Накахара раздраженно цыкает. Ему больше не на кого надеяться, нужно сделать все самому, не доводя до использования способности. А если они не захотят говорить мирно, что ж, им дорога в один конец.
Чуя выдыхает и покидает штаб, чтобы успеть собрать вещи. До вылета оставалось несколько часов.

***

Ковентри встречает его пасмурной погодой. Накахара хмурится и идет к поджидающей его машине, что должна была отвезти его в местную гостиницу, неся в руке небольшой чемодан.
Мори все устроил, как нельзя лучше, предупредив местного информатора о приезде Чуи. Собственно, от него рыжеволосый получил сведенья о том, что штаб группировки находится на одной из заброшенных фабрик.
Машина останавливается около небольшого здания. Выйдя из нее, Накахара заходит в холл и идет к стойке, желая поскорее избавиться от своей ноши. К его счастью, свободных номеров было еще три и Чуя выбирает комнату под номером 210, поскольку располагалась она на первом этаже. От помощи он отказывается, говоря, что сам разберется с багажом и идет по коридору, ища дверь с нужной цифрой. Найдя нужную дверь, Чуя отпирает ее и осматривает комнату, положив чемодан на кровать.
Номер был небольшим и довольно просто обставленным, впрочем, Накахара не ждал изысков от такого маленького городка.
Чемодан он решает не разбирать, а просто замыкает дверь, отдает ключ на ресепшене и покидает гостиницу, планируя прогуляться по городу несколько часов. Задание подождет, никуда эти ребята не денутся, а вот посмотреть достопримечательности стоит, пока есть время. Однако Накахара никак не ожидал, что эта прогулка принесет ему сюрприз из прошлого.

Отредактировано Nakahara Chuuya (Сб, 28 Июл 2018 22:28:02)

+2

4

Дазай ушел из Мафии, но Мафия его не покинет никогда. Она всегда будет рядом с ним, как минимум в его душе и мыслях. Парень смотрит на подарочный пакет, в котором лежит шляпа с сувенирной лавки местной фабрики и думает: "Какого черта я ее купил? У меня ведь все равно не будет возможности и шанса подарить ее Чуе. В ближайшее время возвращаться в Йокогаму я не собираюсь, да и если все-таки вернусь, наши пути не сойдутся вновь, а если и сойдутся, то Накахара скорее убьет меня, чем примет такой подарок". Пустая трата денег. Осаму думает о том, что совершил ошибку и лучше выкинуть этот пакет в ближайшую мусорку, но стоит ему только подойти к ближайшему мусорному баку, как руки крепче сжимают подарок и прижимают его к груди. Он не сможет. Не сможет так поступить. Он старался, выбирал, потратил свои деньги и время. Дазай ведь только ради шляпной фабрики и приехал в этот городок. Это странно и как минимум ненормально. Так привыкнуть к человеку. Шатен всегда говорил себе, что Чуя для него всего лишь напарник, он не помнит, когда их отношения, от чисто деловых, перешли на новый, более близкий уровень. Эспер считал мафиози своим другом и до сих пор так считает, а вот его самого теперь сложно назвать таковым... наверное будь он настоящим другом он бы остался в Мафии, ну или хотя бы нормально попрощался с Накахарой, а Дазай просто исчез, будто все эти годы ничего для него не значили.

Наверняка Чуя его ненавидит, Осаму уверен, что рыжик желает ему смерти. Шатен уверен в том, что Накахара спит и видит, как он лично убивает своего бывшего напарника. Что ж.. если парню и суждено умереть именно таким образом, он не против такого расклада событий, он это заслужил. Руки крепко сжимают пакет. С одной стороны Дазай хочет все это прекратить, но с другой, он просто не может. Ну не может он выкинуть из своей души и сердца это рыжее недоразумение. К горлу подкатывает спазм. Осаму прикусывает свою нижнюю губу с такой силой, что на языке остается металлический привкус крови.
- Чертов Накахара! - от злости на самого себя и свою слабость к рыжему мафиози, шатен пинает мусорный бак и идет дальше. Рано или поздно он передаст Чуе этот подарок. Ему плевать, что какие-то местные кричат ему вслед, что он нарушитель порядка, что ему нужно убрать разбросанный мусор. Ему все равно. Он хочет избавиться от всех этих навязчивых мыслей и не видит лучшего способа кроме самоубийства. Если раньше все попытки суицида были просто так, ради интереса, Осаму хотел познать смерть, то сейчас у него был повод. Быстрая смерть не выход. Шатен решил, что хочет погибнуть медленной и мучительной смертью.

Нужно все тщательно продумать. Осаму покупает местную газету и садится на скамейку в парке неподалеку. Может СМИ помогут отвлечься от таких мыслей, либо наоборот наведут на какую-нибудь идею. Увы, сработал второй вариант. На развороте, крупными буквами было написано, что из зоопарка сбежало дикое животное с подозрением на бешенство. Полиция делает все, что в ее силах, чтобы поймать его, и настоятельно просит жителей не покидать своих домов и квартир. Эспер отложил газету и откинулся назад на скамейку, смотря на чистое голубое небо. Помереть от заражения крови, заражения бешенством конечно так себе перспектива, но зато все будет происходить долго и мучительно, как он и хотел. Отлично, теперь остается только понять, где это животное может находиться, был конечно риск того, что зверь не просто его укусит, а разорвет на мелкие кусочки, ну что же... выйдет не так, как он планировал, но достигнет желаемого результата. Чтобы выяснить, где зверушка, Дазай, при помощи обычного мобильного телефона, подключился к частоте, на которой находились рации полицейских. Теперь он мог слушать все их разговоры. Как раз сейчас они обсуждали, куда отправилось животное. Судя по информации из зоопарка сбежал дикий волк. Интересно, весьма интересно. Осаму никогда в своей жизни не видел настоящего волка, и сейчас, он сможет убить сразу двух зайцев.

Чтобы поймать волка нужна приманка, а шатен видел рядом с парком продуктовый магазин. Зверь почувствует запах мяса, начнет питаться, потом заметит Дазая, решит что тот представляет для него угрозу и будет нападать. Дело в шляпе. Все проще простого. Осаму почему-то был уверен в том, что животное появится в парке. Как минимум он хоть немного напоминает его естественную среду обитания. Купив в магазине сочный кусок говядины, парень вернулся в парк и начал мастерить ловушку. Сам эспер прятался в кустах неподалеку и отгонял от аппетитного куска мяса непрошеных гостей. Вскоре по рации полицейские передали, что волк направляется в сторону парка. Бинго! Остается ждать. Не прошло и пяти минут, как Осаму из своего укрытия увидел "короля леса". Животное принюхивалось и учуяло приготовленное для него мясо. Неспешными шагами оно подбиралось к нему все ближе и ближе, а затем приступило к трапезе. Нельзя терять ни секунды. Полицейских в округе Дазай не видел. Это его шанс. Парень вышел из своего укрытия и неудивительно, что животное сразу же переключилось на него. Волк злобно рычал, а в уголках его пасти скапливалась белая пена. Шатен спокойно смотрел на него и не двигался. Скоро свершится то, чего он так долго хотел, свершится то, о чем он мечтал долго лет. Эспер делает шаг вперед, провоцируя животное. Зверь злится и готовится к нападению. Вот он срывается с места и бежит на суицидника. Дазай раскидывает руки в стороны, продолжая держать пакет с подарком, откидывает голову назад и в последний раз смотрит на голубое небо

- Прощай, Чуя - произносит он тихо, шепотом, так, чтобы его никто не услышал. Осаму ждет, он готов к тому, что в его тело сейчас вонзятся клыки и зубы, готов к тому, что его плоть будут разрывать на мелкие куски и его мясо окажется гораздо вкуснее, чем говяжее. Перед глазами молниесно пролетает вся жизнь. Все лучшие моменты, и в основном все они были связаны с Накахарой, но почему-то ничего не происходит, а раздается выстрел. Кто-то жалобно заскулил, а затем раздался еще выстрел и послышался глухой стук. Неужели полицейские успели сюда добраться? Дазай опускает голову, открывает глаза и видит в тридцати сантиметрах от себя мертвую тушку волка. Непонимающе чешет голову, а затем осматривается в поисках виноватого. Кто-то посмел прервать такой замечательный план. Он видит его. Живого. Недовольного. Дазай молчит, а сердце готово выпрыгнуть из грудной клетки. Сказать, что он рад видеть своего бывшего напарника это значит ничего не сказать. История повторяется. В очередной раз рыжий мафиози спасает шатена от грубой и непростительной ошибки. Он не знает, что сказать, поэтому просто решает пройти мимо, засунув руки в карманы. Когда Дазай равняется с Накахарой он говорит единственную, как он считает, верную фразу - Рад видеть тебя живым, Чуя

+2

5

Этот городок ничем примечательным не отличается, по сравнению с крупными мегаполисами. Конечно, Ковентри мог похвастаться достопримечательностями, но стоящим были лишь, по мнению Накахары – шляпные фабрики, на которые Чуя обещает себе заглянуть, как только выполнит задание. В остальном тихий город.
Мафиози вздыхает, идя по одной из улочек, которая вела в местный парк. До встречи оставалось несколько часов и торчать все это время в номере Чуя не хотел, поэтому решил продолжить прогулку несмотря на погоду. Мафиози доходит до парка и останавливается, размышляя, стоит ли идти туда вообще или продолжить шатания по городу. В конце концов, Чуя заходит в парк, надеясь насладится спокойным отдыхом. Увы, он даже не подозревал, что сделать ему этого не удастся.
Стоило ему найти небольшую лавочку, в глубине парка, чтобы отдохнуть от долгой ходьбы, как он услышал рычание. Сначала эспер подумал, что ему послышалось, но рычание повторилось и, судя по звуку, источник шума был недалеко и похоже это было животное. Чертыхнувшись, парень решил проверить свои догадки, идя на звук. Выйдя к месту источника шума, Накахара увидел огромного волка. Зверь рычал и был обращен к кому-то мордой. Рыжий хотел спрятаться, не для того он сюда ехал, чтобы зверей ловить, но посмотрев в другую сторону, он видит причину злобы волка и план действий меняется. В нескольких метрах от животного стоял его бывший напарник. Чуя сразу узнает его, несмотря на то, что Дазай немного изменился внешне. Узнает и ощущает, как рушатся все его барьеры. Накахара стискивает зубы, чувствуя злобу на этого человека. Смерть Осаму, конечно, была бы лучшим подарком для мафиози, тем более такая смерть. Однако Чуя не может допустить, чтобы этот урод умер. Ему плевать, что это – простой отвратительный рефлекс, выработанный за годы работы с этим дибилом, или закон подлости.
Первое, что Накахаре хочется сделать – окликнуть Осаму, но так делать рискованно, потому что зверюга может переключится на него. И тогда он решает прибегнуть к самому простому способу, смотря на разворачивающуюся перед ним картину и доставая пистолет, который был взят просто по привычке. Мысленно молясь, чтобы хватило времени для выстрела, и ругая шатена, Чуя поверяет патроны, целится и жмет на курок, однако пуля лишь ранит животное, останавливая его на полпути к своей жертве. Не дожидаясь, пока волк обратит на него внимания или попытается напасть на Осаму, Накахара делает еще один выстрел, на этот раз убивая хищника, и выходит из укрытия, буравя хмурым взглядом причину своего беспокойства. Похоже суицидник ожидал вовсе не этого, но рыжему плевать и будь его воля, точно бы выпустил в него все пули. Но он навечно связан по рукам и ногам способностью и лишь этот чертов самоубийца может его вытащить с того света, а значит если Чуя хочет жить – надо спасать того, кто этого не желает и не любит жизнь.
Накахара смотрит на Осаму и ощущает себя утопающим в своей же ярости, потому что одного взгляда достаточно, чтобы вспомнить, как с ним поступили и хочется застрелить себя за свою же слабость к этому придурку. На фразу напарника эспер отвечает не сразу, одарив его злобным взглядом, затем хватая за руку и утаскивая подальше от места убийства бедной зверушки, куда-то вглубь парка, потому что скоро здесь будет слишком людно.
- Конечно, жив. Я не пытаюсь умереть по-дурацки, как некоторые! – цедит Чуя сквозь зубы, отпуская руку шатена, когда они оказываются далеко от места событий. – Ты совсем дибил?! Что ты вообще тут делаешь? Решил мне задание испортить, шпала перемотанная?! – произносит Чуя, повышая тон и хватая его за воротник пальто:
- А это что за хрень? Ты что рехнулся совсем, совершать самоубийство с покупками! – наконец, рыжеволосый видит пакет в руке Дазая.

+1

6

В воздухе царит напряжение, наэлектризованность. Оно чувствуется каждой клеточкой тела, каждым миллиметром кожи. Ждал ли Дазай этой встречи? Конечно ждал. Тоска по бывшему напарнику никуда не делась после ухода из Мафии. Она прочно засела внутри и царапала своими острыми, как лезвия бритвы, когтями. Она съедала душу, как наркотик, она требовала новую порцию, новую дозу, чтобы успокоиться на некоторое время, а потом возобновить свою трапезу. Осаму старался не думать об этом, пытался отвлечься, вот даже отправился в путешествие по разным странам, но без толку. Образ рыжего напарника плотно засел в мозгах. Под коркой. Избавиться от него можно только если делать лоботамию или трепанацию черепа. Хороший способ самоубийства, такого Дазай с собой еще не делал, надо будет как-нибудь попробовать, но не сейчас, потом. Сейчас есть более важные вещи требующие его присутствия и явного вмешательства. Шатен стоит поравнявшись с Накахарой и ждет. Ждет какого-то ответа. Ждет реакции. На языке вертится вопрос: "Почему ты спас меня, если так открыто ненавидишь и желаешь мне скорейшей смерти?" Но эспер не решается его задать, не сейчас. Позже он попытается разобраться в поведении этого рыжего чуда природы.

Чуя недоволен. Он злится. Дазай постоянно умилялся, когда видел Накахару в таком состоянии. Он прекрасно знал, что эта злость напускная. Ее не стоит воспринимать всерьез. Осаму видел рыжего в гневе, и то, что происходит с ним сейчас это пустяк по сравнению с истинной формой его ярости. Парень хочет улыбнуться, прекрасно зная, что тем самым только еще больше разозлит бывшего напарника, и он это делает без какого-либо зазрения совести. Дазай улыбается и слегка склоняет голову набок. Когда рыжий хватает его за руку и уводит подальше от места преступления, Осаму лишь недоуменно хлопает глазами, не успевает что-либо возразить и покорно следует за своим спасителем.  Однако, когда они останавливаются на приличном расстоянии, непринужденный вид сменяется хладнокровием и спокойствием. Чуя не должен знать, что творится в его душе, поэтому эспер вынужден скрыть это под маской.

- Поверь, меньше всего я ожидал увидеть тебя здесь. - парень говорит спокойно, беря рыжего за запястье и отводя его руку в сторону, подальше от своего воротника. Дазай никогда не любил, когда напарник так себя вел, но если раньше ему приходилось терпеть подобное поведение и отшучиваться, прикидываясь дурачком, то сейчас Осаму не собирался терпеть подобное отношение к своей персоне. - Это моя жизнь и мне решать, что с ней делать... не тебе... Шатен говорит спокойно, но он злится. Только вот на кого злится? Непонятно. То ли на себя, из-за все этих слов, которые он говорит, говорил или собирается говорить, то ли на бывшего напарника. Эспер сейчас сам не понимает, что ему нужно.

Накахара замечает пакет с подарком в его руке. Дазай переводит взгляд на сувенир, скрытый за бумажной маской, а затем переводит его обратно на Чую. - Это сувенир, подарок. Подумал, что он может тебе понравиться. Если честно, то я хотел его выбросить, но раз уж ты оказался здесь... Осаму передает рыжему пакет и решает покинуть этот парк, без сопровождения, в одиночку. Сейчас хотелось от души напиться в каком-нибудь баре. Тем более пора покидать это место, поскольку неподалеку лежит разлагающийся труп волка. - Пока, удачи тебе на задании Осаму идет дальше своей дорогой и машет на прощание рукой, подняв ее вверх. - Подарок твой, тебе решать, что с ним делать. Нельзя усугублять ситуацию, иначе внутри станет только хуже. Это неправильно, они не должны были встретиться. По крайней мере так рано. Прошло всего лишь полгода.

Осаму идет вперед, не оборачиваясь. Где-то вдалеке воют полицейские сирены. Значит скоро полицейские окажутся в парке и найдут тушку мертвого зверя. Эспер надеется, что Накахара успеет скрыться. Он всегда успевал. Так что сейчас как-то иначе произойти не могло. Эта внезапная встреча теребит еще не зажившие старые раны. Шатен достает из кармана пачку сигарет и прикуривает. Никотин наполняет легкие. Вообще лучше валить из этой страны куда-нибудь подальше от Чуи. Лучше им больше не видеться. Так будет лучше для них обоих. Дазай заходит в местный бар, заказывает бутылку виски и закуску. Алкоголь помогает отвлечься от проблем. В новостях крутят новости о полицейских, нашедших труп волка. Никаких подозрительных следов. Кому принадлежат патроны, определить не смогли. Отлично. Осаму пьет в одиночестве. Теперь это вошло у него в привычку.

За окном постепенно начинает темнеть. Закуски больше нет, а бутылка виски практически опустела. Парень достает из кармана мобильный телефон и открывает список контактов. Номер Накахары Чуи находится у него в быстром наборе и записан под цифрой один. У него так и не хватило сил удалить его мобильный. Он просто не смог. Дазай тяжело вздыхает и убирает телефон обратно в карман плаща. Бронировать билеты на какой-либо рейс не имеет смысла, уже поздно. Единственное нормальное решение - остановиться на ночь в гостинице, а затем уже лететь прочь. Осаму ловит такси и просит водителя отвезти его в лучшую гостиницу. Конечно еще хотелось спросить Накахару, почему тот его спас? Но видимо не судьба, не сегодня. Дазай обязательно спросит его об этом. А сейчас, сейчас можно насладиться видами ночного городка.

+1

7

Улыбка бывшего напарника бесит, а его слова режут лучше скальпеля в руке Мори. Осознание, что теперь его существование ничего не значит для того, кто был поставлен ему в напарники, ударяет в мозг и прокрадывается в мысли. Накахара не знает, чего ему хочется больше – чтобы порча поглотила его сейчас, прямо на глазах Дазая или хорошенько избить этого идиота, заставить захлебнуться своей кровью вместе со сказанным, а потом оставить здесь, рядом с волчьей тушкой. Чуя не знает, поэтому злится и молчит, поскольку все то, что он хотел высказать суициднику разом утратило смысл. Он лишь вырывает руку из чужой хватки и слушает дальше, едва заметно хмурясь на слове «подарок», а когда ему в руки подают пакет, крепко сжимает его пальцами, молча провожая шатена, не дав себе сказать «спасибо», не отвечая на пожелание, потому что, по мнению Чуи, Осаму поступил как последний ублюдок и не заслуживает никаких слов, не сейчас, по крайней мере.
«Я для него никто», - отстранено мелькает в голове. Накахара трясет головой, отгоняя ненужные мысли, смотрит на пакет, а затем быстрым шагом идет из парка, обещая себе выбросить этот чертов подарок, поскольку ему не нужны подачки от предателя. До встречи оставалось меньше двух часов.

* * *

«По словам информатора они согласились встретиться здесь» - думает эспер окидывая взглядом полуразрушенное здание и благодаря человеческую тупость. Чуя проверяет пистолет, кладет письмо босса в карман плаща и убедившись, что в другом лежат несколько пуль, на всякий случай, проходит внутрь, не забыв осмотреться. Это была старая автомобильная фабрика. Кое-где на конвейерах стояли машины. Значит можно не беспокоится, если что-то пойдет не так, материал для уничтожения у него есть. Накахара выдыхает и проходит дальше, обращая взгляд к столу, за которым сидело человек пятнадцать, а еще десять стояли вокруг стола. Парень тихо хмыкает и подходит ближе, презрительно смотря на всю эту шайку. Двадцать пять человек, а решили отделяться от Портовой Мафии. Смешно.
- Кто из вас главный? У меня приказ от босса, - произносит Чуя, плюя на приличия и то, как это воспримется. – Портовая Мафия прознала про ваше решение и предлагает переговоры, - он вытаскивает из кармана конверт и бросая его на стол. – Передумайте и никто не пострадает, - заканчивает он, ожидая пока один из сидящих читает письмо. Накахара не открывал конверт, но судя по реакции читающего, ему не понравилось, то, что было написано. Он мнет лист и бросает его на стол.
- Портовая Мафия настолько слаба, что присылает щенков для переговоров?! Ты думаешь, что я буду слушать, такого как ты? – рявкнул главарь и Накахара всеми силами старается не усмехнуться. – Твой босс надеется, что ты принесешь ему мою голову. Но что если мы пришлем ему твое мертвое тело? Мои ребята достаточно поплясали под дудку этой организации, больше такого не будет! Проучите эту шавку, чтоб знал, на кого голос поднимать, - обращается он к людям, что стояли около стола.
«Что ж, действительно, больше такого не будет», - размышляет Чуя, зажимая в руке, вынутые из кармана, пули, и отбрасывает плащ в сторону. Приказы босса должны выполняться. Неповиновение им – смерть, и это то, что эти ублюдки заслужили.
Он подчиняет пули гравитации и отпускает их в нападавших. Он видит страх на лицах и ухмыляется шире, выпуская свой гнев наружу. Те, кто уцелел, пытаются напасть даже с пустыми руками, но бесполезно. Сила Чуи, подкрепленная Печалью, ужасна. Однако он не может пользоваться ей вечно и теперь наносит удары своими силами, наслаждаясь кровью на лицах жертв. Справа раздается выстрел, одна из пуль по касательной задевает щеку. Накахара мысленно посылает все к чертям, активируя Смутную Печаль, когда оставшаяся кучка людей, видимо обрадовавшись, начинает стрелять, но пули, коснувшись одежды парня, летят обратно. В голове мелькает мысль, что пора закачивать. Чуя замечает в углу какую-то железку, достаточно большую и тяжелую, чтобы убить нескольких человек. Пока уцелевшие враги собираются с мыслями, эспер подходит к ней и, ослабив гравитацию, поднимает в воздух, нацеливая прямо на стол, за которым сидит босс этой шайки, затем бросает, усиливая гравитацию, и наблюдает, как она с грохотом падает, хороня под собой всех, кто не успел убежать.
Чуя не спеша идет вперед, чтобы осмотреть тела и убедиться, что все мертвы. По дороге он наклоняется и подбирает плащ, который успел испачкаться в чьей-то крови. Рыжеволосый обходит то место, где теперь лежит груда металла и искалеченных тел. Картина настолько отвратительна, что нормальному человеку стало бы плохо. Закончив осмотр, Накахара спешит покинуть это место.
Задание выполнено.

* * *

В отель он возвращается поздно вечером, беря ключ от номера и игнорируя возгласы и вопросы, потому что и так знает, что его вид оставляет желать лучшего. Пройдя в комнату и закрыв дверь, Чуя швыряет испорченный плащ на кровать, отправляя следом жилет, что пострадал от пуль и садится на кровать сам, закрывая лицо руками. Ему кажется, что сегодня Смутная Печаль забрала у него все силы, оставив только оболочку. Стоило признать, что работа в паре с Дазаем была удобна, ведь можно было просто разрушить все Порчей…
«Удачи тебе на задании» - всплывают в голове его слова и Чуя раздраженно фыркает, стараясь не думать о напарнике, но вспоминает о подарке, что достался ему сегодня и решает все-таки взглянуть, что ему подарил этот чертов суицидник. Поднявшись с кровати, Накахара достает из-под нее подарочный пакет, который зашвырнул туда несколькими часами ранее, вместо мусорного бака.
В пакете отказалась небольшая шляпа, однотонной расцветки. Парень повертел ее в руках, затем хмыкнул и кинул обратно в пакет, ставя его на пол.
- Вот же придурок. И не лень же тебе было, - тихо говорит он сам себе, присаживаясь обратно. Стоило признать, что шатен угадал с подарком.

Отредактировано Nakahara Chuuya (Пт, 27 Июл 2018 19:59:06)

+1

8

Ковентри ночью сильно отличается от того городка, который парень видел днем. Ночью на его улицах появлялся весь шлак, все отбросы общества и низшие существа. Пабы, бары и ночные клубы были полны людей, на углу некоторых домов зажигались яркие красные фонари, где местные ночные бабочки были готовы осчастливить любого за определенную сумму. Дазай смотрел на всю эту картину из окна такси и ухмылялся. Две стороны одной монеты. Может зря он решил ехать в гостиницу? Самая интересная жизнь здесь только начиналась. Хотя его день и так полон событий за сегодня, достаточно, отдыхать тоже надо. Откинувшись на спинку заднего сидения автомобиля, Осаму задумался о своем напарнике. Прошло ли задание Чуи успешно, а также что он сделал со своим подарком? Выкинул ли он его или решил оставить себе? Конечно это его решение и выбор. Если рыжик решит избавиться от сувенира, то что же... так тому и быть. Это просто будет для шатена очередным подтверждением того, что он очень хреновый друг и товарищ.

На радио играла какая-то медленная и грустная песня. Дазай не просил водителя ее менять. Такая песня прекрасно подходила под его настроение. Наводила на воспоминания о прошлой жизни. Хоть жить с Чуей под одной крышей было испытанием, были и приятные моменты. Если бы Осаму сейчас спросили с кем бы он хотел жить, то тот не раздумываясь ответил, что исключительно только с этим рыжим чудиком, другого соседа ему не надо. Сейчас нужно было привыкать к жизни в одиночестве. Нелегко, непривычно, но шатену как-то приходилось с этим справляться. Тут уж ничего не поделаешь. Вроде бы эспер уже слышал эту песню раньше. Точно слышал. Они с Накахарой сидели в баре Люпин и отмечали очередное выполненное задание. Тогда они изрядно напились и отправились потом искать приключения на свои головы. Наткнулись на каких-то отморозков, избили их и поехали домой. Да, веселая тогда была ночка.

Машина останавливается рядом с гостиницей. Эспер расплачивается с водителем, и слегка покачивающейся походкой направляется в фойе. Дазая встречает приветливая симпатичная девушка администратор и интересуется какой бы из номеров парень предпочел себе. - Будьте любезны один из самых лучших - произносит шатен и улыбается одной из своих самых лучших и обворожительных улыбок. Если бы он хотел, то эта администратор скрасила бы остаток этого вечера. Но не сегодня. Получив ключ от своих апартаментов, Дазай отправился в свой номер. Его номер относился к категории люкс и был расположен на самом последнем этаже, так что удобнее всего было подняться на лифте.

На девятом этаже лифт останавливается и открывает свои железные двери. Парень осматривается в коридоре в поисках своего номера. Пока Дазай разгуливал по этажу, лифт успел спуститься вниз и опять подняться наверх. Появился официант с тележкой еды, следующий к определенному номеру. Осаму было бы все равно на этого парнишку, если бы не одно но - Мистер Накахара, вы заказывали ужин в номер - именно эти слова произнес официант, постучавшись в одну из дверей. Шатен был уверен, что в номере "210" проживает именно его бывший напарник. Ибо такие совпадения просто нереальны. Эспер решает спрятаться за углом. Его догадки подтверждаются, когда он слышит недовольный голос Чуи. Когда вся эта эпопея с ужином наконец-то закончилась, Дазай попал в свой номер. "203".

Закрыв за собой дверь и облегченно выдохнув, Осаму плюхнулся в кресло, стоящее в гостиной. Видимо судьба все-таки решила с ним сегодня наиграться вдоволь. Ведь неспроста он заселяется в ту же гостиницу, что и напарник. Наверное ему все же стоит задать вопрос, который тревожит его весь день. Только где гарантия, что Чуя станет его слушать? Дазай считал, что рыжуля просто даст ему по морде, стоит только суициднику появиться на пороге его номера. Или выпустит в него несколько пуль на поражение. Эспер вздыхает, достает из бара бутылку виски и наливает себе немного напитка в бокал. Если и идти на разговор с напарником, то Осаму нужно немного храбрости. Допив виски и выкурив сигарету, шатен все-таки решается на важный и отчаянный для себя шаг.

Вот он стоит и смотрит на позолоченные цифры "210". Стучать в дверь он не будет. Также парень надеялся на то, что дверь незаперта. Нужно придумать план как себя вести и как действовать, когда он столкнется с рыжим лицом к лицу. Надо поставить Накахару в тупик, чтобы он не успел прибить его как назойливую муху. В голову шатена приходит дикая мысль, от чего на его лице появляется хитрая усмешка. Парень осторожно поворачивает ручку двери и успешно заходит в номер, закрывая за собой дверь. Отлично. Его присутствие пока не обнаружили. Дазай обладает сейчас явным преимуществом над ситуацией. Эспер тихо ступает в сторону предполагаемой спальни. Как он и думал Накахара не ожидал его здесь увидеть. Ценный кадр. Не каждый день Осаму приходилось видеть своего напарника удивленным и... смущенным? Краем глаза Дазай замечает торчащий из под кровати бумажный пакет. Значит он его не выкинул. Шатен чувствует, как слова застревают в горле словно снежный ком. Резко выдохнув, парень делает несколько шагов навстречу. Надо пользоваться моментом. Что его толкнуло на этот шаг, Дазай сам так и не понял. Эспер наклоняется и целует своего напарника в губы, обхватив его лицо руками. Видимо такой жест скажет гораздо больше чем слова.

+1

9

Возможно, он бы так долго просидел, погруженный в свои мысли, если бы не стук в дверь и голос официанта. Накахаре хочется рявкнуть, чтобы он убирался вон, но он сам же просил принести ему еду в номер. Просто сказал об этом, когда проходил мимо стойки администратора, поэтому он выходит из спальни, отпирает дверь, забирает тележку с тихим «спасибо» и просто захлопывает дверь, не запирая ее на ключ, ведь кому придет в голову наведываться к нему в этот вечер.
Через несколько минут Чуя сидит перед тележкой, скептически глядя на тарелки. Ему кажется, что в данный момент кусок в горло точно не полезет, однако он все же принимается за еду, ведь способность отнимала немало сил и нужно было как-то их восполнять. К тому же, Мори точно не обрадуется, если Накахара вернется обратно измотанным.
«Возьму билеты завтра вечером», - думает эспер, заканчивая свой ужин. Ведь точных сроков не было, а так он еще успеет отдохнуть и пройтись по достопримечательностям. Будет, о чем рассказать Акутагаве или Коё, когда Чуя вернется в Японию. А еще он точно пройдется по шляпным фабрикам и узнает, где эта мумия ходячая покупал ему подарок. Ну вот опять он возвращается мыслями к этому придурку. Что за наказание?! Накахара приказывает себе об этом не думать и откатывает тележку подальше в комнату, надеясь, что не забудет выставить ее в коридор. Он подходит к окну, жалея, что не взял с собой сигареты. Они бы сейчас точно избавили бы его от лишних мыслей о том, кому он безразличен.
«Значит твоя жизнь и тебе решать? Да и пошел ты к черту, со своей жизнью!» - раздраженно думает Чуя, смотря на ночной город. И пусть такой злобы больше не было, то что переживал Накахара, было не самым приятным чувством. И он уже тысячу раз пожалел, что спас этого идиота от волка. Надо было позволить разодрать в куски. Да, так было бы лучше. Хотя, где-то на задворках сознания, Чуя понимает, что ни черта не стало бы лучше, поэтому он сделал то, что сделал.
За своими мыслями рыжеволосый не сразу понимает, что в номере он уже не один и оборачивается только, когда слышит шаги. Чуя ожидает увидеть, кого угодно, но только не его. Он вовсе не думал, что у Дазая хватит наглости заявится к нему в номер, поэтому первые несколько секунд Накахара выглядит ошарашенным и растерянным, однако он возвращает себе самообладание и уже готов выставить наглеца из номера, только Дазай вовсе не был бы самим собой, если бы не ставил в тупик своими действиями.
Чуя не успел понять, в какой именно момент чужие губы накрыли его собственные, а руки обхватили лицо, вовлекая в поцелуй. Он только смог приоткрыть рот от шока, потому что такого развития событий не предугадывал. Мысли путаются в голове и Накахара лишь отстранено замечает, что губы бывшего напарника горчат от виски. Впрочем, он вовсе не задумывается о том, что уже отвечает на поцелуй, в то время, как что-то внутри буквально кричит, что надо прекратить это безумие. И только, когда наваждение проходит, он отталкивает этого наглеца от себя, злясь то ли на него, то ли на себя за слабость.
- Какого черта?! – с этими словами Чуя ударяет его по лицу – удар выходит не слишком сильным, так, чтобы лишь привести в чувства. – Что ты здесь забыл, да еще и пьяный? – спрашивает он, хмуро смотря на Осаму, отмечая про себя, что в его голосе больше усталости, чем злости. Мафиози обходит шатена и садится на кровать, желая провалиться под землю от своих недавних действий, потому что это не мысленно. Потому что еще днем эта бездушная тварь, вела себя так, словно он никто, а сейчас… Бесит. Боже, как же это бесит.
- Сколько ты выпил? – осведомляется Чуя, как бы между прочим, прикрыв лицо рукой и чувствуя, как саднит правую щеку. Он пытается перевести тему, только бы не разбираться в себе, только бы не дать слабину, наступив гордости на горло и позволить Дазаю завершить начатое.

Отредактировано Nakahara Chuuya (Вс, 29 Июл 2018 13:53:02)

+1

10

Что мы делаем? Что я делаю? Такие мысли лихорадочно крутятся в голове шатена. Парень считал, что это правильно. Считал, что он правильно поступает. Такой порыв чувств мог объяснить гораздо больше слов. Но с другой стороны, разве все это правильно? Это ненормально. Это самое настоящее безумие. Они ведь напарники, они бывшие друзья, как минимум они одного пола... но с другой стороны, хоть раз, Дазай испытывал такую бурю чувств хотя бы к одной представительнице прекрасного пола? Нет. Такого никогда не было. Именно это рыжее безумие по имени Накахара Чуя заставляло его чувствовать себя по-настоящему живым. Только к этому человеку Осаму испытывал такую бурю самых разных эмоций. Губы Чуи были немного шершавыми, но мягкими. В какой-то момент Дазай понял, что парень сдался под его напором и лишь усилил поцелуй. Хотелось, чтобы этот момент мог продолжаться вечно, но все хорошее имеет свое окончание.

Рыжий отстраняется от своего напарника, удивленный, ошарашенный и злой. После чего Дазай получает неплохой удар по лицу с правой. Что же... он вполне это заслужил. Сам в этом виноват. Не нужно было этого делать. Из-за удара Осаму сделал несколько шагов назад и почувствовал металлический привкус крови во рту. Удар был несильный, но не будем забывать, что шатен был не совсем трезвым. Эспер потер щеку и усмехнулся. Да, сейчас он был совершенно не прав в своих действиях. Спустя пару секунд лицо парня приняло серьезное и задумчивое выражение. Действительно, зачем он сюда пришел? С какой целью? Имеет ли до сих пор смысл задавать Накахаре вопрос о спасении? - Зачем я здесь? Думаю, что ответ "соскучился" тебя не устроит, да и это будет не совсем правдой...

Дазай осматривается, в поисках места, куда он мог бы приземлиться. Не придумывает ничего более умного, как усесться на пол, вытянув ноги и облокотиться спиной о дверной косяк. Шарит в карманах плаща в поисках сигарет и не торопится отвечать дальше. Осаму выдерживает паузу. Знает, что столь затяжное молчание будет только в очередной раз выбешивать бывшего напарника. Наконец-то находит пачку сигарет и закуривает. Протягивает рыжему вскрытую пачку, предлагая взять одну. - Я выпил целую бутылку виски, литровую и еще немного.... я хотел задать тебе вопрос... Шатен затягивается, выпускает кольца дыма и ненадолго переводит взгляд на бумажный пакет под кроватью. - Видимо с подарком я правильно угадал, раз ты его сохранил... Эспер улыбается и делает очередную затяжку. - Я хотел спросить тебя... Осаму поднимается, тушит сигарету в пепельнице, подходит к Накахаре, склоняется, чтобы видеть его глаза, опираясь руками о кровать. - Почему? Почему ты пристрелил волка и не дал ему разорвать меня на куски?

+1

11

Чуя немного устало смотрит на напарника, стараясь не замечать его усмешку и тихо хмыкает, когда этот наглец, усевшись на пол, заговорил. Конечно, он не поверит в простое «соскучился», потому что так просто не может быть. Увы, недавний поцелуй лишь окончательно запутал мысли Накахары, пробудив в нем память о прошлом. Он удивляется, когда бывший напарник предлагает сигареты, но все же берет одну. Когда суицидник отвечает на вопрос, у парня чуть ли не сжимаются кулаки, а мозгу мелькает мысль о том, что надо врезать этому уроду еще разок, но рыжеволосый держится.
- Так вот почему…Идиот! Неужели, чтобы спросить меня, надо напиваться в стельку, а потом еще и целовать, кретин, - Накахара выпускает часть эмоций, ощущая себя паршиво. Конечно, это же Дазай. Он мало делал решающих шагов на трезвую голову, разве что умереть пытался точно ни по пьяни.  Мафиози цыкает, вертя незажжённую сигарету между пальцев. – Я выкину этот чертов подарок, когда прилечу в Йокогаму. У тебя все равно дрянной вкус, - нагло врет, понимая, что рука поднимется только зашвырнуть этот дурацкий сувенир поглубже в шкаф, чтобы не видеть.
Он настораживается, замечая, что его гость тушит сигарету, поднимается и идет к нему, однако не двигается с места, лишь поднимает голову и смотрит на Осаму немного задумчиво. Почему убил волка? Чуя хмурится, понимая, что его бывший напарник еще тот идиот. Неужели сам не додумался до ответа? Можно было бы соврать, сказав, что это приказ босса, только вот ни Мори, ни Чуя не знали, что он здесь будет и уж тем более полезет к волку в пасть. Ситуация складывалась для Чуи дерьмово, придется говорить, как есть, а там этот придурок пусть хоть обхохочется.
- А сам не смог додуматься почему, да? – наконец, выдыхает он, стараясь смотреть шатену в глаза. – Когда-то ты прямо блистал своим мышлением. Помнишь ведь, почему именно тебя босс приставил ко мне напарником? Потому что Порча не поддается мне и лишь ты можешь помочь усмирить ее. Возможно, именно поэтому Мори не стал тебя искать, когда ты сбежал, - Накахара как-то не весело усмехается, вспоминая, как сам просился на поиски и как получил отказ. – Потому что ты можешь понадобится мне, как половина Двойного Черного, - он замолкает, размышляя, стоит ли вообще пускаться в откровения этим вечером и перешагивать ту черту, которую едва не перешел бывший напарник. Хотя, что он теряет уже.
- Знаешь, меня очень бесит тот факт, что я все еще зависим от тебя… - цедит Накахара сквозь зубы и резко притягивает Дазая к себе за галстук свободной рукой, уже шепча ему в губы, - за это тебя убить мало. Правда я сам это сделаю, когда-нибудь, а не какие-то волки, - с этими словами он целует его в губы, послав к чертям все. Хотя бы один раз можно нарушить свои же рамки.

+1

12

Остановите!
Снова так тянет к тому, что давно не магнитит.
История двух ненормальных, и кто же подскажет как быть им?

Дазай молча смотрел на своего напарника и ждал ответа. Терпеливо ждал. У него еще впереди вся ночь, а ответа на свой вопрос от Чуи он все-таки добьется. Дазай конечно догадывался, почему его не убили. Несмотря на количество выпитого алкоголя, своих мозгов он не лишился. Убивать шатена для Мафии, как минимум, невыгодно. Тем более, только Дазай может остановить влияние Порчи.... а терять такого ценного сотрудника, как Накахара Чуя, Мори явно не собирался. Когда понадобится, Мафия обратится за помощью к нему, потому что у них просто не будет иного выхода. Осаму должен жить. Хоть порой ему и охота уйти из этого мира. Ирония судьбы. Просто вот хотелось ему услышать эти слова из уст бывшего напарника. В принципе долго ждать не пришлось, тем более Чуя практически озвучил его мысли вслух. Эспер внимательно слушает его и улыбается. За столько лет они похоже действительно научились читать мысли друг друга. Но каждый из них мог удивить своего напарника поступками или действиями...

Дазай уже хотел было вернуться к своему насиженному месту на полу, но то, что произнес впоследствии Накахара, заставило его не шевелиться, а лишь молча вслушиваться, а дальнейшие действия рыжего поставили Осаму в легкий ступор. Парень был шокирован, удивлен, обескуражен. Шатен чувствовал как каждая клеточка его тела натянулась как струна, которая вот-вот лопнет. Главное не сорваться. Не упасть в эту бездонную пропасть. Если они сорвутся, обратной дороги не будет. Нельзя, нельзя, нельзя! Мозг кричит о том, что надо прекращать это безумие. Они сейчас не в тех отношениях, чтобы вести себя настолько безрассудно. Иначе будет больно. Они сломаются. Последствия нельзя будет стереть или как-то починить. Так почему если мозг так все прекрасно понимает, почему тело его не слушается и живет как будто отдельной, собственной жизнью?

Эспер отвечает взаимностью на поцелуй напарника, чувствует на кончике языка легкий привкус никотина. Он не может оставаться равнодушным. Разве это не говорит об отношении его напарника гораздо больше всех этих слов? Чуя может сколько угодно говорить о том, что Дазай помрет исключительно от его руки. Может сколько угодно кричать о том, что ненавидит Осаму каждой клеточкой своей души. Его действия говорят далеко об обратном. Парень подается вперед, навстречу, сжимая правой рукой бедро рыжего мафиози, заставляя того подвинуться на кровати. Здравый смысл стучал по мозгам словно тысячи маленьких молоточков. На несколько секунд Осаму решил отстраниться от столь притягательных и манящих губ. Ему нужно было перевести дыхание. Слишком душно. Сердце колотилось как бешеное. Нужно успокоиться. Он должен сказать. Пока не стало слишком поздно. Хотя вид приоткрытых губ, разметавшихся рыжих волос по белоснежному покрывалу, огонь в голубых, словно небо, глазах, все это кричало о том, чтобы Дазай в очередной раз сорвался со своих внутренних тормозов. - Мы не должны... это неправильно каждое слово давалось с трудом. Но лучше сказать об этом сейчас, чем потом страдать. Шатен и так принес в жизнь своего напарника слишком много боли, и ему не хотелось увеличивать этот список.

+1

13

Накахара ощущает себя так, словно падает в пропасть, но ему уже плевать. Он отбрасывает, так и не зажжённую, сигарету куда-то на пол комнаты, обхватывая руками шею напарника, притягивая его ближе, чувствуя, что Осаму отвечает на поцелуй и углубляет его сам. Здравый смысл давно уже послан далеко и надолго, ведь об этом никто не будет знать, а значит сегодня можно плюнуть на все свои запреты и представить, что между ними нет этой чертовой пропасти, и что этот идиот не покидал Мафию вовсе. Сегодня Чуя хотел отбросить этот раздражающий факт куда подальше. Плевать насколько далеко они зайдут. Плевать, что завтра он, возможно, будет проклинать себя и этого придурка.
Сегодня он точно не отпустит своего бывшего напарника так легко, как полгода назад.
Накахара призывает все свое самообладание, чтобы не застонать, когда ощущает, что шатен подается вперед и сжимает его бедро, отодвигается назад и падает на кровать, утягивая Осаму за собой. Увы, как бы Чуя не перекраивал себя, чертову зависимость он никуда деть не смог. Мори Огай мог бы смело получить премию в области манипулирования людьми и их чувствами.
Когда Дазай отстраняется, мафиози удивленно смотрит на него, не совсем понимая причину такого поведения. Разум включается запоздало и с трудом анализирует слова напарника, а когда до Чуи доходит смысл, он резко меняется в лице, раздраженно глядя на суицидника. Ведь он видит, что этот кретин сам еле держится, но зачем-то роняет фразу про то, что это неправильно и они не должны. Черт, когда он так изменился, что его волнует правильность решений?
«Какая сейчас разница, черт тебя дери?!» - проносится в голове, пока Накахара решает, что ему делать – отослать его подальше или довести начатое до конца. В конце концов, он приходит к мысли, что второй вариант лучше, ведь довести напарника до крайней точки сейчас легче всего.
- Просто заткнись! Не хочу от тебя слышать что-либо про мораль сегодня, - шипит мафиози и притягивает его к себе, шепча на ухо. – Не надейся, что сегодня уйдешь от меня так же, как полгода назад, - он слегка касается губами губ напарника и отстраняется, словно дразня.
«Может хотя бы на эту ночь забудем, что ты для меня теперь враг?».

+1

14

Чувствами на душу накричали мгновения.
Мысли не напишу их заткнули сомненья.
Выпью до дна любовь до опьяненья -
Может и глупо, но мне пох... на их мненье

Парень смотрит на Накахару, продолжая над ним нависать. Изучает карими глазами, старается запомнить каждую деталь, каждый миллиметр кожи. Прикусывает нижнюю губу, а правую руку крепко сжимает в кулак, сминая под ним кусок белой ткани. Он видит его раздражение после произнесенных слов, и из-за этого желание усмирить этого дикого кота, а по-другому Чую и не назвать, никуда не делось. Эспер чувствует как его сердце продолжает стучать в бешеном ритме. По идее надо бы успокоиться, но у Дазая это ни черта не получается. Накахара причина, из-за которой он так себя ведет. Благодаря адреналину, который до сих пор гулким эхом стучал в висках, весь выпитый ранее алкоголь будто исчез. Сейчас Осаму был опьянен совершенно другими вещами. Он так долго терпел, так долго себя сдерживал, но вдруг решил остановиться. Раньше его сдерживало то, что они были напарниками и работали в Мафии...Сейчас... сейчас его держит абсолютно то же самое. Шатен не может так поступить со своим бывшим, хотя нет, не бывшим лучшим другом. Накахара стал для него единственным близким и родным человеком, а совершать очередное предательство... это слишком жестоко. Даже для него. Хоть эспера многие и считали последним уродом, но какие-то крупицы совести остались в его черной прогнившей душе.

Он дал рыжему мафиози шанс все прекратить, но тот, к огромному удивлению Дазая, не выгнал его пинком под зад из номера, а, наоборот, решил продолжить все это безумие до конца. Хотелось спросить Накахару трезвый ли он или может шляпа слишком мала и передавила ему последние мозги, но шатен решил помалкивать. Своими шуточками он только испортит всю прелесть момента. - Поверь, меньше всего я сейчас хочу уйти отсюда - тихо произносит эспер, скидывая бежевый плащ куда-то на пол. - Сейчас... - Дазай приближает свое лицо максимально близко к лицу Чуи. - Сейчас мне хочется совершенно другого... - правая рука медленно поднимается вверх от бедра к шее. Проводит большим пальцем по нижней губе напарника. Осаму внимательно смотрит за его реакцией. Взгляд останавливается на шляпе, которая каким-то чудесным образом еще находилась на голове Накахары и на чокере, который украшал его бледную шею. Если честно, шатен считал эти аксессуары сейчас лишними. Считал, что они будут только мешать.

- Надеюсь, ты не будешь возражать, если мы уберем это... - парень осторожно снял шляпу с головы напарника и отложил ее на прикроватную тумбу, чтобы не дай бог не помять - И это... - следом за шляпой на тумбочке оказался чокер. Странные пристрастия в одежде, но это была одна из причин, по которой шатен полюбил этого рыжего чудика. Дазаю просто был необходим доступ к его шее. Хотелось оставить на этой бледной коже засос, своего рода метку, как знак того, что Накахара может принадлежать только ему одному. Эспер вновь склонился над рыжиком, улыбнулся, заправил за ухо выбившуюся прядь волос и поцеловал его в губы, слегка укусив его нижнюю губу, а затем, совершив плавную дорожку из поцелуев переместился к шее Чуи, дразня его. Запоминая его запах и вкус. - Не жалеешь, что не выгнал меня?

+1

15

Чуя смотрит на своего бывшего напарника с легкой усмешкой на губах. Ему интересно, как долго шатен сдерживал свои порывы. Судя по дальнейшим действиям это кретина, держал он их давно. Накахара не отвечает, лишь едва слышно цыкает, наблюдая, как отвратительный светлый плащ летит на пол. Отвратительный, потому что совершенно не идет этому ублюдку. Ведь светлый означает чистоту, а Дазай погряз в своем прошлом, и оно будет идти до самой смерти, только вот рыжеволосый будет уводить её от суицидника раз за разом.
Накахара смотрит в карие глаза, словно видя в них желание своего напарника и окончательно осознает, что их мысли совпадают и коротко усмехается, тут же прикусывая губу, почти отдаваясь медленным прикосновениям и выдыхая с тихим стоном немного раньше, чем нужно. Стоило признать, что Дазай умел изводить любого, а не только тех, кто ему в жертвы попадался.
Эспер совсем не возражает, когда партнер избавляет его от шляпы и чокера. Да даже, если бы мог возразить, то вряд ли бы захотел. Чуя лишь смотрит на Осаму из-под полуприкрытых век, ловя себя на мысли, что его тоже не мешало бы избавить от части ненужных вещей. От бинтов, возможно, тоже. Впрочем, вряд ли ему это позволят…
Мафиози отбрасывает все ненужные мысли, стоит бывшему напарнику коснуться его губ, лишь тихо стонет и сжимает пальцами его плечи, чувствуя легкий укус. Только шатену этого мало, похоже Осаму решил подразнить его. Накахара сдавленно выдыхает, откидывая голову на простыню, и прикусывает губу, ощущая касание к шеи. Действия бывшего напарника заставляют мысли путаться. Однако эта заноза внезапно задает вопрос, что кажется Чуе совершенно неуместным. Не сейчас.
«Осаму, как же ты задолбал…» - отстранено проносится в мыслях, и он сжимает одной рукой простыню.
- Я передумаю прямо сейчас и выпну тебя отсюда, если ты не перестанешь болтать об этом, - чуть ли не шипит на ухо шатену, пытаясь справиться с собой. – Неужели, прошлые мои действия не убедили тебя в обратном? – раздраженно произносит Чуя, глядя на бывшего напарника.

+2

16

Дазай привык играть со своими жертвами, привык издеваться над ними, привык изводить их практически до бессознательного состояния. И это касалось не только тех, кто мучился под его пытками. Накахара Чуя сейчас был именно жертвой. Этот рыжик привык всегда быть на стороне победителей, а сейчас, подминая собой белую простыню, он больше всего был похож на проигравшего. Осаму усмехнулся. Он поймал себя на мысли, что похож сейчас на змея искусителя, из-за которого человечество навсегда было изгнано из райского сада. Запретный плод сладок. А Накахара точно вписывался под это определение. Это ещё кто кого искушает.... Хотя разницы никакой, результат по итогу будет один и тот же. Дазай тихо смеётся. Чуя сейчас явно не в том положении, чтобы угрожать ему. Рыжик не сможет его выгнать. Сил не хватит, по крайней мере сейчас. Да и судя по блеску его глаз, выгнать Осаму - находится на последнем месте в его списке желаний. - При всем желании, ты меня отсюда не выгонишь... Шатен усмехается в очередной раз и оставляет на шее напарника яркую отметину. Позже на этом месте у Чуи появится синяк, но эспера это нисколько не волновало.

- Я должен был убедиться... В твоих желаниях... Дазай продолжает исследовать губами нежную бледную кожу, аккуратно расстегивая пуговицы на жилетке Накахары, а следом пуговицы на рубашке, открывая плечи и ключицы. Его кожу украшало множество шрамов, но это нисколько не уменьшало его привлекательности. Осаму шумно выдыхает и целует выступающие ключицы, освобождая руки Чуи от тёмных перчаток. Столько ненужных элементов одежды. Но все вместе составляло уникальный образ напарника. Этот рыжик был единственным и неповторимым в своём роде. Его неровное дыхание, приглушенные стоны были для шатена, словно музыка. На мгновенье парень задумался было ли ранее Накахаре так хорошо рядом с кем-то? Может ему было также хорошо рядом с прелестной девушкой. А был ли рыжик в отношениях вообще? Была ли у него интимная связь? Хотя, разве сейчас это имеет какое-то значение? Куда важнее, что сейчас он лежит перед ним такой... Такой беззащитный. Дазай улыбается и целует напарника в губы, прижимая его одной рукой максимально близко к себе, а второй ослабляя на собственной шее галстук и расстегивая верхние пуговицы. Если уж и продолжать эту игру, то на более менее равных условиях.

+2

17

Чуя слышит тихий смех, видит усмешку, исказившую губы напарника и понимает, что проиграл. Вот так просто. Наверное, больше всего, в этом перебинтованном кретине, мафиози ненавидел проницательность. Этот бесило, поскольку вводило в ступор. Накахара не понимал, что это за навык – знать все наперед и так нагло об этом заявлять, оказываясь потом правым. И сейчас Дазай, черт его побери, прав, говоря, что эспер его не выгонит. Сил и желания не хватит это сделать, слишком далеко они зашли. Он только хочет ответить бывшему напарнику, как-нибудь съязвить и поставить его на место, однако с губ срывается лишь стон, когда Чуя чувствует чужие губы на шее. Он ловит себя на мысли, что этим поцелуем его словно клеймят, а дальше мысли превращаются в сумбур.
Накахара почти забывает, как дышать, когда шатен целует его, расстегивает рубашку и целует ключицы. Мафиози рвано выдыхает и слегка выгибается, совершенно не замечая, что на руках уже нет перчаток. На реплику Осаму Чуя пока ничего не отвечает, только наблюдает за ним. Уже не имеет смысла кричать или угрожать – все его действия говорят об обратном. Его податливость говорит об обратном. Сейчас не нужно играть этот спектакль вечной ненависти. И этот суицидник об этом знает, Накахара видит по его глазам, улыбке и, в который раз, посылает все куда подальше, жадно отвечая на поцелуй. Прижимается ближе, слегка касаясь пальцами броши на галстуке и бинтов на шее, обнимая бывшего напарника за плечи, сминая ткань его рубашки руками.
- Надеюсь, теперь ты убедился в моих желаниях, - тихо выдыхает Чуя, на мгновение оторвавшись от его губ.

+1

18

Любовь, ненависть. Эти понятия так близко, но в то же время так далеко. Сложно понять, когда между ними стирается определённая грань. Недаром существует пословица «от ненависти до любви один шаг», но бывает и наоборот. Дазай не помнит, когда между ним и Чуей стерлась эта грань. Ему казалось, что граница исчезла настолько давно, что и не сосчитать. Но ведь существовали какие-то нормы, пределы допустимого, теперь их нет. Сейчас ничто и никто не может их сдерживать. Они находятся достаточно далеко от родного дома и оба достаточно сообразительны, чтобы молчать об этой встрече, а ещё лучше никогда о ней не вспоминать больше, но они не смогут забыть то, что происходит между ними сейчас. Напарники это прекрасно понимали. Осаму казалось, что он просто сходит с ума. Казалось, что он спит и ему это снится, или же он нажрался таблеток в своем номере до такой степени, что его посетили галлюцинации, ну или он наконец-то смог совершить самоубийство и находится в раю… или аду. Шатен, если честно, никогда не задумывался, где бы он хотел оказаться, эспер считал, что рай, что ад, все это одинаково. Ни в одном из этих мест после смерти не сможешь обрести счастье, поэтому даже если ты ненавидишь жизнь, то надо ценить каждый момент. И сейчас Дазай откровенно наслаждался предоставленным судьбой шансом.

Сейчас Чуя выглядел таким хрупким.. Несмотря на то, что на самом деле мог с одного удара пробить прочную бетонную стену. Бывший напарник, предатель, скумбрия, действовал осторожно, боясь спугнуть Накахару. Хотя все действия и поведение рыжего говорили об обратном, говорили о том, что он не собирается отступать. Да и отступать, если честно, уже было некуда. – Ты бываешь весьма убедительным, если захочешь – шатен усмехается и вновь накрывает губы напарника поцелуем, расстегивая его рубашку до конца и касаясь пальцами новых, ранее ещё неизведанных участков кожи. Лёгким движением руки, белоснежная рубашка Чуи летит куда-то в сторону. Дазай выпрямляется, и, продолжая прижимать рыжика к себе, вынуждает его принять сидячее положение. Заправляет прядь волос ему за ухо и мягко улыбается. Окидывает бывшего напарника немного оценивающим взглядом

А ты в весьма хорошей форме Опять улыбается, вновь целует до боли родные губы, снимает со своей шеи проклятый галстук, который сейчас больше напоминал удавку и только мешал доступу кислорода в лёгкие. Сердце колотилось так сильно, что казалось сломает грудную клетку изнутри. Хм, неплохой способ умереть. Осаму делает глубокий вдох, пробегает пальцами по спине Чуи, зарывается рукой в его волосы и слегка оттягивает их назад. Позволяет напарнику расстегнуть его рубашку и снять её. Шатен чувствует, как Накахара нервничает, чувствует как дрожит его тело. Эспер берет рыжика за руки и целует его ладони с внутренней стороны. – Не нервничай, все хорошо Дазай протягивает вперед свои перебинтованные руки и указывает на них кивком головы. – Поможешь? И вновь на его лице появляется добрая и мягкая улыбка, а затем его взгляд устремляется прямо в глубину голубых глаз Чуи. Когда-то давно напарнику приходилось уже снимать с него бинты, но тогда ситуация была совершенно другой. Тогда они просто завершили очередную миссию и Дазай не избежал ранения. Конечно эспер был непротив того, чтобы его рана загнила и стала причиной его смерти, только вот Накахара не мог допустить его гибели. Сейчас все было иначе. Эта просьба была своего рода откровением шатена. Только Чуе он мог доверять также, как и себе.

+1

19

Накахара чувствует осторожность в каждом действии напарника, словно он до сих пор не уверен, что все это взаправду. На реплику суицидника мафиози лишь хмыкает, отвечая на поцелуй. Ему кажется, что он сходит с ума и находится уже на грани, когда пальцы напарника расстегивают рубашку и касаются кожи. Чуя прикусывает губы, вновь выгибается, позволяя избавить себя от рубашки. Приходится ухватиться за плечи Осаму, когда он садится, увлекая за собой и вынуждая мафиози принять сидячее положение. Когда рыжеволосый ловит на себе оценивающий взгляд, то краснеет. Чуя не особо любил, когда восхищались его внешностью и терпел это лишь от Коё.
- Прекращай мной восхищаться, - шепчет он едва слышно, однако не успевает сказать что-нибудь еще, его слишком вовремя затыкают поцелуем, на который Чуя отвечает и тут же отстраняется, позволяя напарнику вдохнуть. Прогибается, когда шатен пробегается пальцами по спине, мысленно проклиная его за эту пытку, что длится слишком долго. Накахара в очередной раз прикусывает губы и сдавленно стонет, когда ощущает чужие пальцы в волосах, пытаясь справиться с волнением. Но видимо подрагивающие пальцы выдают его, когда мафиози расстегивает пуговицы на рубашке и снимает ее, открывая своему взору бинты.
«Что же ты под ними прячешь?» - теперь уже он окидывает Дазая оценивающим взглядом, не сопротивляется, когда эспер берет его руки и целует ладони, лишь рвано выдыхает.
- Тебе легко говорить, ты же меня изводишь, - Чуя беззлобно усмехается, - иногда я ненавижу, что ты был лучшем в пыточном деле, - и сейчас было за что. Сейчас этот идиот бессовестно доводил Накахару до предела
Когда напарник протягивает к нему свои руки, прося снять бинты, парень недоуменно смотрит на него, словно спрашивая «ты уверен?», однако увидев улыбку, тихо фыркает и коснувшись пальцами его запястья начинает разматывать ткань. За бинты Осаму тоже стоило ненавидеть, слегка.
- Только такому идиоту, как ты, придет в голову носить на себе столько ткани, - он сбрасывает белую материю на пол, рассматривая шрамы. – Не боишься, что, когда я закончу тебя разматывать, у меня пропадет все желание и тебе придется начинать все сначала? – усмехаясь, тихо шепчет Чуя, наклонившись вперед и смотря в карие глаза. Хотелось просто сорвать все это, но он терпеливо снимал слой за слоем, припоминая, что уже делал так раньше. Но тогда они еще были напарниками, и ситуация была иной.
Интересно, сколько новых шрамов оставил на себе этот придурок, с тех пор, как ушел из Мафии?

Отредактировано Nakahara Chuuya (Ср, 12 Сен 2018 05:44:46)

+1

20

Шрамы… Шрамы покрывали все его тело. Боевые шрамы, шрамы от попыток покончить с жизнью самоубийством. Дазай знал истории их появления, всех до единого и мог с легкостью об этом рассказать. Осаму помнил как получил свой первый в жизни шрам. Он его заработал еще в детстве. Мальчишка загляделся на небо, споткнулся и проехался животом по асфальту. В итоге на колене образовалась кровоточащая рана. Ногу пронзила острая боль, а на глазах навернулись слезы. В тот же день маленький Дазай получил первый и самый главный в жизни урок от своего наставника – Мори Огая. Ты должен превозмогать свою физическую и душевную боль, а также никто не должен видеть твоих слез, ни близкие люди, ни тем более враги. Никто не должен догадываться о твоих слабостях. В тот день шатен получил оплеуху от наставника и вовсе забыл думать о боли в колене. Так появился его первый шрам. Если ты являешься одним из лучших мафиози в Йокогаме, твои нервы должны быть прочными и холодными, как сталь. Со временем ты достигаешь своего предела, а затем совершенствуешь, оттачиваешь навыки и умения. Постепенно Осаму научился терпеть боль, точнее, не обращать на нее ни малейшего внимания. Он не позволял самому себе или кому-либо еще жалеть себя. Ни капли сострадания, и это чувство выработалось в отношении остальных людей, не важно, были это враги или коллеги. Однако сейчас все это хладнокровие исчезло совсем.

Дазай улыбается, наблюдая за аккуратными действиями своего бывшего напарника. Казалось будто шатен и не уходил из Портовой Мафии вовсе. Все казалось таким привычным, до боли знакомым и родным. В памяти воскресали, словно феникс из пепла, образы, когда их дуэт возвращался с очередной миссии, и зачастую одному из них требовалась медицинская помощь. Накахара уже видел Осаму без бинтов, только вот сейчас ситуация была совершенно другой. Постепенно ткани на теле эспера становилось все меньше. – Нет, я не боюсь. Потому что знаю, что никуда твое желание не денется Шатен был уверен в своих словах. Он прекрасно знал этого рыжика. Если Чуя желал что-то заполучить, то он не успокоится, пока не достигнет результата. Эспер видел огонь в его голубых глазах, и этот огонь не так-то просто погасить. Да…. Наблюдая за ним, Дазай еще раз убедился в том, что Накахара выглядит прекрасно. Недаром говорят, что шрамы украшают мужчин. Напарник четко вписывался в это определение. Касательно самого себя, Осаму считал, что его шрамы это какое-то уродство, но избавиться от них он никогда не сможет, шрамы его жизнь, их будет только больше. Когда последний бинт упал на пол, парень почувствовал смущение. Нужно было что-то предпринять и действовать быстро. Шатен делает рывок вперед, опрокидывая рыжика обратно на кровать, целует его в губы и закидывает его левую ногу себе на бедро, прижимаясь максимально близко. Разве желание может пропасть в такие моменты?

+1

21

Накахара не считает нужным сейчас отвечать на слова бывшего партнера, потому что Осаму вновь был прав, его чертова проницательность работала всегда. Чем больше Чуя смотрел на шрамы, что проявились из-под бинтов, тем сильнее ему хотелось коснуться их. Забрать всю боль этого идиота и сделать ее частью себя, чтобы у этого придурка и мысли о суициде не возникало. Ведь Чуя, как никто другой, знал, что шатену очень больно. Не физически, душевно. Чуя знал, но не мог никак помочь, даже если очень хотел. Так же он знает, что стоит им на утро расстаться, все вернется на круги своя. Один будет играть со смертью, другой – пытаться оборвать свою жизнь. И тем сильнее желание помочь забыться, не только себе, но и напарнику, пускай теперь и бывшему.
Когда последний бинт падает на пол, Накахара окидывает быстрым взглядом Дазая, прекрасно зная, что произойдет дальше и нисколько не противится, когда его опрокидывают обратно на кровать.
- Осаму… - такое ненавистное и одновременно родное имя тонет в поцелуе. Накахара стонет в губы напарника, когда чувствует, что он прижимается ближе, сжимает ногой его бедро, пробегается пальцами по коже [даже сложно поверить, что сейчас он прикасается именно к коже Осаму, а не к этим чертовым кускам ткани] и слегка впивается ногтями ему в плечи, будто тоже хочет оставить подобие метки.
Он отрывается от губ напарника, чтобы вдохнуть немного воздуха, потому что, кажется, что Накахара сейчас задохнется от желания, сгорит от этого внутреннего пожара, что совсем не утих, пока он снимал с шатена бинты.
Все это слишком разрушительно сейчас.
- Ненавижу, - выдыхает в губы суициднику, прекрасно осознавая, что это ложь. Они оба это понимали. – Надеюсь, ты не будешь тянуть, - тихо шепчет Чуя, потому что умолять эту сволочь будет выше его сил, но, возможно, это случится, если Дазай продолжит эту пытку дальше. Одно радовало и успокаивало – случившиеся будет известно лишь им двоим. И никто не раскроет эту тайну, ради своего же блага. Все останется в этих стенах и в этой ночи.

+2

22

Дазай медленно, но верно сходит с ума. От каждого прикосновения, от каждой мелочи. Внутри все горит. Если бы парень был вулканом, то давно бы взорвался. Учащенный пульс стучит в висках, будто молоток по наковальне. Губы жадно целуют напарника, а рука на бедре сжимается с такой силой, будто хочет сломать кости рыжику. Осаму всего мало. Ему хочется большего. Дремлющее все время желание просыпается и движется рука об руку с нарастающим возбуждением. Еще немного и шатен окончательно потеряет контроль над своими действиями и чувствами. Эспер ощущал себя хищником, который наконец-то смог поймать свою жертву. Накахара с силой впивается ногтями в плечи парня, но Дазай не чувствует боли, лишь легкое покалывание, приятное чувство. Сквозь поцелуй было слышно его приглушенное рычание. Он совершенно непротив, если Чуя оставит на его теле несколько новых шрамов. Эти шрамы будут его любимыми. От этого рыжика шатен был готов терпеть любую боль. Хоть моральную, хоть физическую, неважно. Осаму простит ему все что угодно, да и ради него он готов идти на жертвы. Румянец на щеках с головой выдавал бывшего напарника. Дазай мысленно надеялся на то, что в этом отеле стены были звуконепроницаемыми. Ему не хотелось в дальнейшем объясняться с другими постояльцами или еще хуже с администрацией. Лучше всего повесить на дверь табличку не беспокоить. Здравая мысль приходит запоздало, но спустя секунду в памяти вырисовывается еще один факт: табличка уже висит на двери. Будто тогда шатен уже знал чем закончится для них эта ночь.

Эспер в очередной раз усмехается словам своего бывшего напарника. – Знаешь, это взаимно, я тебя тоже ненавижу. Да, мучить тебя столько времени это настоящее издевательство… я хоть и изверг, но не до такой степени. По бледному лицу парня пробегает хищная улыбка. Его губы опять целуют рыжика, оставляют на белоснежной коже следы от укусов и засосов. Дазай действует умело, его отметки никто не увидит…. Чуя ведь не планирует в будущем раздеваться перед кем-либо еще… или у него кто-то есть? Опять всякая ерунда лезет в голову. Хватит. Осаму целует ключицы, а руки тем временем расстегивают пряжку ремня на брюках напарника, пуговицу и молнию. Проводит пальцами по коже, едва касаясь кромки нижнего белья. Хотелось, чтобы рыжик продолжал его «ненавидеть». Хотелось вытащить из него всю эту накопившуюся злость. Хотелось, чтобы Накахара наконец-то избавился от этой ненависти. Оттянув резинку белья, правая рука ловко оказалась ниже пояса. Твердый, пульсирующий, горячий. Да, с такой стороны эспер еще не видел своего напарника. Пальцы пробегаются по всей длине и сжимаются у основания, начиная массирующие движения. Поцелуи с ключиц опускаются ниже. Шатен не покинет этот номер пока не доведет рыжика до исступления.

+1

23

Чуя протестующе стонет в губы напарника, когда его хватка на бедре становится почти невыносимой. Неосознанно он сильнее впивается пальцами в его плечи, нисколько не задумываясь о том, что Дазаю может быть больно. Накахара сейчас вообще не думает, полностью отдавая себя в руки этого суицидника, отдаваясь ощущениям и наплевав на последствия.
Когда бывший партнер отрывается от его губ, отвечая на реплику, мафиози несколько секунд вглядывается в его лицо, словно пытается понять, куда же делся тот придурок, что вечно его бесил лишь одним своим видом. Чуе кажется, что Дазая резко подменили, за какие-то считанные секунды. Таким его Накахара вообще не видел, а от улыбки, что на мгновение появилась на губах Осаму, стало не по себе. Неужели, он столько времени ждал такого момента? Впрочем, Чуя отбрасывает эту мысль, стоит ему встретиться глазами с напарником. С губ срывается стон, стоит Дазаю пройтись губами по коже. Нет, все-таки его напарник садист, чтобы про себя ни говорил. Накахара вцепляется пальцами правой руки в простыни, уже не задумываясь о том, что имя этого придурка уже бесконтрольно слетает с губ. Ему плевать, услышит их кто-нибудь или нет, он слишком быстро терял самообладание от умелых действий шатена.
- Черт...тебя даже убить мало… - рвано выдыхает Накахара в адрес бывшего Исполнителя, когда ощущает его руку ниже пояса. Хочется сказать что-то еще, но он лишь прикусывает губу и двигает бедрами. Однако попытка хоть как-то сдержаться проваливается, когда Дазай перемещает поцелуи ниже. Кто там говорил, что не настолько изверг? За это можно возненавидеть троекратно, однако Чуя сейчас был не в том положении, чтобы сыпать угрозами. Сейчас он был полностью во власти бывшего напарника, что так бессовестно доводит его до крайней точки. И уверенность, что он точно не будет молить о чем-то большем, тает с каждым поцелуем, с каждым движением, по мере того, как Накахара теряет последние остатки контроля. Оставалось надеяться, что эта зараза сама все поймет, до того, как придется просить.

0


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Я не заказывал в номер суицидника!