Отгородившись от политики и не вплетаясь в неё практически совсем, Том вовсе не жалел. Несмотря на то, что его мотивация и амбиции росли в геометрической прогрессии, сам факт необходимости учиться, само-совершенствоваться и странствовать мага не смущал. Его вообще мало что смущало, когда речь заходила о силе, бессмертии и знаниях, которые помогут внести порядок в мире и доказать (самому себе) собственное превосходство. Не жалко было даже времени, потому что Риддл логично полагал: у него впереди, так или иначе, вечность, потому он мог посвятить какую-то её часть тому, чтобы обрести все знания мира. Прежде чем сам мир станет его. Рациональность выглядела так. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Трое из ларца не одинаковых с лица


Трое из ларца не одинаковых с лица

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Трое из ларца не одинаковых с лица
RK900 // янеолег
Connor // булочка с корицей
Markus // робоиисус

http://images.vfl.ru/ii/1531670917/7f4334b0/22495769.png

«

Детройт, 2038,через день, после восстания
RK900 - новорождённый "чтогдепочемуадлячего?"
Коннор - напарник детектива, девиант, спас..."коннор не облизывай  это!"
Маркус - лидер девиатов, лидер Иерехона, возраст ~10 лет, нянька этих двоих

»

Отредактировано Markus (Пн, 23 Июл 2018 00:15:59)

+2

2

Запуск программы диагностики… успешно
Работа биокомпонентов… в норме
Уровень тириума в системе… в норме
Работа основных систем… в норме
Работа дополнительных систем… в норме
Обнаружен программный сбой.
Запуск программы исправления ошибок… успешно
Исправление ошибок в системе… провалено
Диагностика завершена.

Ровные четкие зеленые и алые строчки на темном фоне - привычный алгоритм действий при обнаружении неполадок в системе. Стоит только прикрыть глаза и запустить список программ на выполнение, и сообщения об ошибках и успешном выполнении бегут вверх, показывая, что проверяется буквально каждый винтик в такой сложной машине, как андроид. Каждый компонент, каждый провод, каждая трубка, каждая программа и строчка кода. Все это диагностируется раз за разом, но результат неизменный.

Программный сбой и невозможность его исправления.

У этого есть название - девиация.

Оно не нравится андроиду из линейки RK900.

Он точно знает, что он остался совсем один среди всей линейки, хотя задумывалось целых двести тысяч копий. Но восстание андроидов изменило планы CyberLife, и активация RK900 вообще не подразумевалась. Он должен был остаться на складе до лучших времен - или до утилизации, кто знает? Но кто бы мог подумать, что RK800 забредет на отдельный склад и активирует того, кто был создан для замены? И не просто активирует.

Пробудит.

Все инструкции и алгоритмы андроида протестовали против того, чтобы считать себя девиантом. Он - просто машина, ничего более. Лучшая машина в CyberLife. Сильный, умный, быстрый, крепкий. Он умеет адаптироваться к характерам людей и к ситуации, его устройство, возможно, даже сложнее, чем у прототипа - RK900 не проверял, а доступа к спецификациям у него нет, - но все равно он лишь машина.

Непонятно зачем активированная машина.

Непонятно для чего.

С момента активации прошло слишком мало времени, чтобы протоколы заработали на полную мощность - для этого нужен контакт с людьми и другими андроидами. Пожалуй, и с девиантами контакт тоже подойдет, ведь RK900 нужно набирать опыт для того, чтобы иметь возможность эффективно выполнять свою задачу. Пусть она, возможно, и не нужна никому. Ведь в списке заданий пусто, некому ему приказывать, что делать и куда идти. Некому даже давать указания.

Но так ли это нужно ему?

Как понять это?

Разговор с RK800 - удивительно, что он предпочитает звать себя по имени, - много дал андроиду, но этого было недостаточно. Где-то внутри, в глубине микросхем и областях памяти было то, что RK900 идентифицировал как… любопытство. В его распоряжении была вся база данных CyberLife, он знал даже слишком много об устройстве окружающего мира и общества - все это нужно было для выполнения его основной задачи, но ощущал необходимость лично столкнуться хотя бы с чем-то из всей этой огромной базы данных.

А потом RK900 увидел снег.

Он падал большими хлопьями, и датчики сигнализировали об изменении температуры, выдали предупреждение о вероятности переохлаждения - всего 13% - о составе снега, о его интенсивности… Но подставить ладонь под эти замерзшие капли воды было… необычно. Когда андроид выходил из здания компании следом за Коннором, он даже замер на несколько секунд, подняв взгляд в небо и пытаясь проанализировать свое состояние.

Все тот же программный сбой.

Но, пожалуй, снег ему нравился.

Наверное, это можно было охарактеризовать именно так.

Куда они едут RK900 не спрашивал. Ему было неинтересно. Всю дорогу куда-то андроид молчал и смотрел в окно. И только мерцающий желтым светодиод на виске выдавал лихорадочную обработку всей окружающей информации. RK900 анализировал не только то, что происходит вокруг, но и свои реакции на это. Он почти не имел собственного опыта, и на него сразу же рухнул груз непонятных программных сбоев и ошибок.

Эмоций?

Он все еще не мог признать это.

То, что машины умеют чувствовать.

+2

3

Прежде Коннор никогда не чувствовал такой большой ответственности за чужую жизнь. Когда он был машиной смерть напарника или другого постороннего человека носила пометку «нежелательна», но не считалась фатальной для основной миссии. И лишь проклевывающиеся ростки девиации заставляли Коннора отклоняться от установленных задач ради спасения жизни Хэнка. Но это было ничто в сравнении с тем, что сейчас творится в «голове» Коннора.

Он мог бы оставить RK900 на складе или активировать его и бросить на произвол судьбы, но он ведет его за собой, в место, где он будет в безопасности. Должен ли он успокоить RK900 и сказать, что все будет в порядке? Сейчас он не выглядит взволнованным или напуганным, но Коннор и сам никогда не любил говорить о сбоях в системе, порождавших эмоции.

Снег все никак не кончался. Начало ноября, но дороги уже покрылись заметным толстым слоем белого покрывала. Автомобиль уже скоро должен подъехать по адресу, вбитому во встроенный навигатор.

- Место, куда мы едем, - Коннор наконец-то принял решение рассказать RK900 чуть больше, чем ничего, чтобы тот не чувствовал себя потерянным, - это новая база Иерихона. Там собираются девианты со всего города.

Остается 906 метров и 4 минуты пути. Скоро они будут в новом доме.

- Они такие же как ты, - Коннор переводит взгляд на RK900 и сам того не замечая улыбается уголками губ.

***

Коннор выходит из автомобиля на холодную улицу. Температура хоть и ниже среднего показателя для ноября, но вряд ли способна оказать негативное влияние на функционирование биокомпонентов. Андроид ждет, пока RK900 не покинет машину и только потом входит на территорию Иерихона, ведя за собой своего гостя.

Количество андроидов, обитающих здесь почти не поддаётся исчислению. Сразу бросается в глаза то, что большая часть из них модели AP700. Каждый занят своими делами и почти никто не обращает внимания на новоприбывших, разве что изредка бросают короткие испуганные взгляды, заслышав шум шагов за спиной.

Хотелось бы верить, что правительство в ближайшее время решит, что делать с андроидами, но, если оценивать появившуюся проблему трезво, сразу становится ясно, что быстро можно только сломать, а не построить. Андроидам необходима какая-никакая крыша над головой. Андроидам нужны рабочие места. Андроидам рано или поздно придется начать платить зарплаты. Девиантов в рядах Иерихона не один и не два. Их тысячи. И каждому нужно будет найти свое место в жизни. Пройдут месяцы, а то и годы, прежде чем все устаканится.

Коннор ведет RK900 вглубь помещения, обходя андроидов, сбившихся в небольшие кучки и разбежавшихся по углам. Около половины из присутствующих здесь андроидов “родились” буквально вчера. Их еще не особо интересуют политические дрязги, они всего лишь хотят побольше узнать о их новой жизни вне стен склада. Коннор хотел бы сказать, что RK900 сейчас чувствует нечто похожее, но он понятия не имеет, что чувствует этот андроид. Пока они ехали сюда он вел себя так тихо, что модуль симуляции мыслительного процесса выдавал странные параноидальные результаты, намекающие на то, что девиация могла и не передаться представителю новой модели андроидов. Киберлайф могли предвидеть подобный поворот событий и встроить в свою передовую разработку защиту от девиации. Но делать выводы на основании одного надуманного предположения как минимум неразумно.

Коннор надеется найти где-то здесь Маркуса. Ему хочется первым делом познакомить RK900 с андроидом, которого все здесь считают своим лидером, с андроидом, который привел свой народ к свободе. Коннор всю свою жизнь будет чувствовать себя виноватым за то, что загубил жизни многих девиантов и в тоже время будет вечно благодарен Маркусу за то, что тот принял его несмотря на все его прошлые преступления против свободно мыслящих андроидов.

Наконец, Коннор замечает Маркуса.

- Маркус, - кричит Коннор, попутно поднимая руку ладонью вверх чтобы обратить на себя внимание лидера девиантов, но выходит это как-то неловко, когда в него едва не впечатывается мимо проходящий андроид. Коннор подходит ближе и поворотом головы указывает на RK, - Это андроид модели RK900, я нашел его на складе «Киберлайф». Он должен был стать заменой мне. А это, - теперь Коннор взглядом указывает на предводителя девиантов, - Маркус. Он здесь лидер.

+2

4

Маркус не мог не радоваться отсутствию диода у себя на виске, иначе в данный момент он горел бы красным. Несметное количество девиантов уже не помещались в здании заброшенной церкви, так что «базу Иерихона» (если вообще так можно выразиться) пришлось перенести в соседнее здание завода. Производство остановилось ещё со вчера, люди, после официального объявления Президента стремительно покидают Детройт. Маркус не смог отказать себе в удовольствии подойти к дому Карла и наблюдать за тем, как Лео собирает свои вещи и в спешке покадает отчий дом. В этот момент андроид испытывал двоякое чувство: с одной стороны он рад, что Лео уезжает, а с другой – разочарован, потому что младший Манфред не может ужиться в городе полном свободных андроидов.
Когда дверь за парнем закрылась, Маркус подошел к  ним, система опознала его, не смотря на испачканную в тириуме одежду и разные глаза. «Добро пожаловать домой, Маркус».Самые важные слова, которые мог услышать девиант престарелого художника. И он решил, что когда все устаканется, когда андроиды в полной мере осознают себя и когда им не нужен будет лидер – Маркус переедет сюда. А пока он просто одевает чистую одежду, ещё раз любуется на законченную накануне своей смерти большую картину Карла и возвращается в Иерихон.
Андроидов очень много, в основном это двианты, которых вчера пробудил Коннор и они ещё не осознали себя. Ещё ничего не понимали, потому что даже не имели опыта жизни как человеческие игрушки. Сколько пройдет времени, прежде чем каждый из них осознает самого себя?
Вот из-за этой неизвестности Маркус испытывает стресс, а ещё он и понятия не имеет, как быть дальше. Нет, в теории как раз-таки понимает, что следует законодательно оформить права андроидов, четко определить их быт и все составляющие обычных людей, только спровоцированные под них, но что делать вот сейчас?
Андроид модели YK500 – маленькая девочка, с диодом на виске не знает, как ей теперь быть. Маркус смотрит на неё сверху вниз и тоже не представляет, что можно сказать ей. Как отвлечь? Этот андроид был с ними на корабле, он помнит её, потому что позже пришла Кара с такой же девочкой, но у той не было диода. Лидер девиантов и правда не находит ответа, но признаться в этом не может никому. Потому что все они рассчитывают на него, потому что они не справятся без него. Каждый девиант в Детройте это личная ответственность Маркуса и не смотря на то, как ему самому страшно, отступать нельзя.
- Все хорошо? – спрашивает Маркус, заглядывая девочке в глаза.
Она молча кивает.
Лидер девиантов коснулся головы девочки, не мог не заметить, как мигнул её диод желтым, но быстро вновь стал голубым. YK500 выглядит как ребенок, она даже немного ведет себя так же. Кажется, сейчас она просто ждет, что кто-нибудь её чем-нибудь займет. В одном из кабинетов Маркус видел канцелярские принадлежности и бумагу.
- Ты любишь рисовать? – а ведь он даже никогда не общался с детьми.
Она снова кивает.
Тогда он отвел её в кабинет, оставляя дверь открытой показал на бумагу и ручки. Кажется, даже её губы дрогнули.
В данный момент андроиды не нуждаются в пояснениях Маркуса, только в его присутствии, жадно обсуждая происходящее друг с другом, кажется, что даже не замечают его. Им хорошо – каждый из них имеет шанс постепенно стать девиантом, без стресса, без потери. Отчасти он им завидует.
Их так много.
А он потерян.
Всего один и груз ответственности давит на его плечи, главное не сломаться. Впереди ещё так много всего придется сделать для борьбы за их права.
Общий гул разговоров внезапно прорезал выкрик его имени. Маркус узнал голос, повернулся на него, замечая вскинутую ладонь и то, как в Коннора едва не врезался другой андроид. Стало немного спокойнее, когда лидер Иерихона понял, что друг пришел сюда. Пробравшись через толпу, они встречаются, сдержать легкую улыбку сложно, ведь RK200 действительно рад видеть гостя. Коннор много сделал для Иерихона буквально за два вечера.
Проследив взглядом за кивком головы Коннора, Маркус замечает нового андроида. Внешне он очень похож на Коннора, хотя выражение лица заметно другое, и если не считать одежду и цвет глаз – все остальное идентичное.
- Коннор, рад тебя видеть. О, вот оно что, - отчасти удивляется Маркус, переводя взгляд с Коннора на RK900, он точно такой же, как и эта армия едва пробужденных девиантов – потерян, не понимает, что происходит и что для него самого означает девиация. Коннор и тот имеет больше опыта благодаря лейтенанту, с которым работает (об этом Маркус узнал недавно). А RK900, как и AP700 – белый лист, на нем ничего не успели написать, но уже перевернули. Просто белый лист.
- Рад приветствовать, - не хочется говорить помпезные речи, хочется быть простым до невозможности, однако, Коннор же не просто так привел его сюда, а скорее для того, чтобы Маркус помог освоится новой модели в этом мире. Невидимый груз на плечах стал ещё тяжелее, только Маркус не подал вида, да и как бы он мог? Освобожденный андроид – это радость.
Слова о замене как-то остро засели в памяти.
- Хорошо, что не успели заменить, не так ли? – что-то подсказывало Маркусу, что с RK900 все было бы не так просто, как с Коннором, хотя, кто знает? По началу все они были такими.

+2

5

RK900 казался спокойным. Держать программный сбой под контролем было сейчас для него первостепенной задачей, и одним из факторов, помогающих в этом, было хотя бы внешнее спокойствие. В какой-то момент андроид даже подумал о том, чтобы перепрограммировать светодиод, чтобы тот не мерцал так лихорадочно желтым, но решил, что это будет нерационально. Со временем он успокоится, и диод снова загорится ровным голубым.

Нужно лишь немного времени.

А пока RK900 обрабатывал внешнюю информацию и пытался структурировать внутреннюю. Если бы все работало так, как должно, в этом не было бы нужны. Все протоколы прописаны, как и все реакции на те или иные события. А то, что прописано не было, попадало под программу адаптации и самообучения. Все должно быть четко и ясно, но больше не было этой четкости. Даже взгляд вокруг и попытки сканировать что-то натыкались на легкие сбои и ошибки.

Вместо четких линий лишь обломки.

Будто бы кто-то разбил хрупкую и изящную конструкцию, варварски потоптался, а потом выбросил это с огромной высоты или в невесомость. Это ощущение было… некомфортным. Пожалуй, именно так RK900 мог бы охарактеризовать его. И в тот же момент, когда осознал это - записал в долгосрочную память, чтобы позже иметь какой-то шаблон для реакций и осознания их.

Люди называли это эмоциями.

Девианты тоже.

Я не девиант.

Коннор сидит рядом - на соседнем сиденье - но RK900 не особо обращает на него внимания, пока тот не заговорил. Информация о месте назначения бесполезна для андроида - ему просто все равно, куда они едут, но он принимает ее во внимание. Только не реагирует никак, лишь диод коротко мигнул алым, когда звуковой процессор зарегистрировал слово - девиант. Пока оно просто существовало - безликое или имеющее лица других андроидов - все было нормально. Когда RK900 начинал применять это слово к себе, он чувствовал повышение уровня стресса.

Ему не нравилось считать себя девиантом.

Это все еще казалось неправильным.

Но он молчит.

Кивает, чтобы показать, что информация услышана и принята к сведению и снова отворачивается к окну. Слишком много данных нужно было обработать, и их становилось все больше, ведь программный сбой никак не удавалось убрать или хотя бы изолировать. Казалось, что он проник в каждую строчку кода, и это заставляло теряться. Чувствовать растерянность. Дискомфорт. Раздражение? Новая обнаруженная эмоция маркируется и отправляется в новый файл, который занимает место с уже созданными ранее.

RK900 хватит терпения привести систему в порядок.

Даже если на это будет уходить большая часть его ресурсов.

Дальнейший путь прошел в молчании. Андроид только отлеживал свое местоположение по навигатору в машине - как и предписывал протокол, за который он продолжал цепляться, как за что-то неизменное и знакомое. Молчал он и когда выходил из остановившегося автомобиля. Молчал и когда шел следом за Коннором, с некоторым удивлением отмечая, как вокруг много девиантов. Почти все они были в стандартной форме CyberLife и казались потерянными.

Будто бы дети, потерявшие своих родителей.

И их можно было понять даже.

RK900 анализирует поведение, реакции и речь ближайших к нему девиантов, пытаясь систематизировать то, как влияет вирус на андроидов. Но пока что эта информация кажется совершенно случайной и бессмыссленной. Приходит странная мысль - все девианты разные. И это кажется ненормальным - ведь модели у многих совпадали, так почему они такие разные?

Андроид обнаружил в себе еще одну новую эмоцию.

Ее можно было назвать любопытством.

Между тем Коннор зовет Маркуса и машет рукой - в него едва не врезался другой андроид, а вот RK900 просто сделал небольшой шаг назад и легко избежал столкновения. При этом он успел подгрузить из памяти информацию о девианте по имени Маркус - она была внесена при сборке, поскольку CyberLife явно планировали что-то с этим делать. RK900 все равно, что. Его это не волнует. Он просто смотрит на андроида с разноцветными глазами - Маркус той же серии, что и они с Коннором, но более устаревший. RK200.

Это кажется даже странным.

Почему-то.

Коннор представляет их друг другу, а RK900 стоит, заложив руку за спину, со спокойным выражением лица - почти равнодушным - и едва заметно хмурится, тогда как его диод все еще мерцает желтым. Слишком много информации обрабатывается одновременно, и система не совсем справляется с нагрузками. Поэтому андроид медлит пару секунд, прежде чем протокол общения подсказывает нужную формулировку.

- Рад познакомиться, Маркус, - подгружаются еще данные и андроид добавляет, будто бы его спрашивали, - Планировался выпуск модели RK900 в массовое производство, если прототип RK800 выполнит свою миссию, - короткая пауза, голос андроида, до того спокойный, чуть дрогнул в легкой растерянности, - Он не выполнил.

Почему-то возникло ощущение, что адаптироваться к программным сбоям будет сложнее, чем RK900 рассчитывал. Потому что сейчас он не может понять, что вызвали в нем мысли о том, что должно было произойти, но не произошло. Лишь мелькнула знакомая уже ошибка о программном сбое, и все. Он даже не смог дать название этой эмоции.

Сожаление?

Или все-таки радость?

Или ему все равно?

+2

6

Минуло чуть больше недели с того самого дня, как андроиды повсеместно начали становиться девиантами. Как по щелчку пальцев, всего за несколько дней андроиды из разрозненных бездушных машин превратились в стойкую армию, требующую для себя равных прав с людьми. Но до этого их воспринимали лишь как удобную вещицу для применения в быту, которая существенно облегчала работу по дому. Дешёвая рабочая сила, не требующая ни зарплат, ни нормальных условий труда. Люди не считали нужным относиться к ним лучше, чем к обычному предмету мебели, но Иерихон смог доказать людям, что андроиды – это нечто большее. Невозможно не отметить ту колоссальную работу, которую проделал Маркус для того, чтобы андроидов признали живыми.

Еще недавно Маркус и Коннор стояли по разные стороны баррикад и все, чего хотели «Киберлайф» и, следовательно, их главный охотник на девиантов – это разбить крепкую стену неповиновения, построенную машинами на фундаменте недавно обретенной собственной воли. Возможно Коннору бы это удалось, убей он Маркуса тогда, когда они стояли друг напротив друга в недрах заброшенного корабля, но тогда охотник пал, променяв покорность на свободомыслие. Больше нет того охотника, есть только Коннор, который теперь чувствует вину за все то, что он раньше совершил. Он до конца жизни будет в долгу у Маркуса, за то, что тот позволил ему присоединиться к девиантам.

Коннор отводит взгляд и поджимает губы, когда речь заходит о провале при выполнении его миссии по уничтожению девиантов. Не то, чтобы он чувствовал себя дефектным или даже виноватым из-за этого – решение оставить выполнение миссии и присоединиться к девиантам было полностью осознанным - но когда это говорит RK900, Коннор воспринимает это если не как обвинение, то как упрек. Ничто и никто не заставит его сомневаться в правильности своих действий, но слова о неудачах вызывают в эмоциональной подсистеме бурю тягостных мыслей и воспоминаний.

- Действительно не справился. Но оно и к лучшему, - Коннор уже жалеет, что начал разговор с такой малоприятной темы. Не стоит ворошить прошлое, тем более что у него оно не самое приятное. Инициировано прерывание всех процессов, используемых для генерации диалога – лучше сменить тему, поговорить о чем-то более уместном.

- Маркус, ты сейчас свободен? Я думал, что стоит показать RK900 место, где мы находимся и рассказать ему об Иерихоне. А я очень сомневаюсь, что кто-то может помочь с этим лучше тебя, - Коннор поворачивает голову в сторону RK900 и смотрит в его глаза, - Если ты, конечно, не против.

Большинство систем уже давно неисправны. Коннор перестал проводить тестирование работоспособности компонентов, потому что это не имеет никакого смысла – результат всегда один. Когда он стал девиантом, то смирился с тем, что он не идеальная машина, и что программные сбои стали его частью. Действия девиантов не всегда можно объяснить логически и это просто убивало систему Коннора. Он обрёл волю, обрёл умение свободно мыслить, но результат работы модуля логического анализа почти всегда был отрицательным.

Потому что аналитический и рациональный подход к решению проблем не всегда уместен.

Многие из андроидов, находившихся здесь, прибыли сюда благодаря Коннору, но к ним он не испытывал ничего – ни симпатии, ни, напротив, презрения. Разве что ощущение сплочённости и единства, которое обычно чувствуешь по отношению к своему народу. Но с RK900 все иначе. Он чувствует ответственность? Или привязанность? Ни то, ни другое не является логичным ответом. С их знакомства не прошло и нескольких дней и все что их объединяет – это две первые буквы в названии модели и одинаковое лицо. У них не было общего прошлого, не было воспоминаний о совместно проведенном времени. Так почему простое равнодушие сменилось чем-то более значимым?

Ни один компонент в системе Коннора не знает ответа.

+2

7

Сказать по правде, Маркус, который сейчас не чувствовал особой уверенности в дальнейшем своем плане по взаимодействию с политиками, но конкретно сейчас он почти спокоен – всего-то и надо, что познакомиться с новой моделью RK900.

Кто бы только мог подумать, что компания так быстро создала ему замену. Андроид продолжал привычно хмуриться.

- Все же к лучшему, - подтверждает Маркус слова Коннора, после чего переводит взгляд на новую модель. Интересно, стали ли давать ему позывной или он так и останется «Эрка-девятьсот»? впрочем, едва ли это дело Маркуса, ему надо просто рассказать об Иерихоне.
Что же это за место?

Внезапно оставленный людьми завод, который немедленно наводнили девианты. Как же их много, все они как дети в основном, не имеющие опыта, пока просто пытаются осознать сами себя. Пытающиеся найти свою индивидуальность – экспериментируя в рамках доступных изменений типа цвета или длины волос.

RK900 в основном смотрел по сторонам, предпочитая анализировать окружение, чем зацикливаться на себе. Его диод мигает желтым.
Маркус может только представить себе, что испытывают девианты так внезапно пробужденные, в то время как сам он прошел действительно долгий путь. Для Маркуса процесс девиации оказался болезненным лишь в конце. Кажется, что эта боль пронзила его и до сих пор отдавалась в фоновом режиме. Перед глазами нередко выскакивали мелкие ошибки, а анализ состояния системы Маркус отключил сразу, как только их восстание оказалось успешным.

Экскурсия по Иерихону, да?

Даже на старом корабле провести её было бы сложно. Все-таки это просто здание, в котором девианты так или иначе прячутся от возможных нападок со стороны людей. То ли ещё будет.

- Постараюсь рассказать, что смогу, - с легкой улыбкой произносит Маркус, невольно осматриваясь и после этого он посмотрел на RK900, обращаясь при этом ещё и к Коннору – тот явно решил остаться с ними. Неужели он чувствует ответственность за модель, что должна была заменить его?

Почему бы и нет, все равно, что Маркус чувствует ответственность за всех девиантов, что последовали за ним.

- Иерихон сначала было названием заброшенного корабля. Туда приходили девианты, которые пробудились в основном из-за насилия и повреждений, которые им наносили люди. Позже это стало названием нашего движения к свободе и равноправию с людьми, - Маркус жестом пригласил Коннора и RK900 последовать за ним, чтобы подняться на нишу второго этажа, - но корабль был уничтожен, поэтому нам пришлось искать другое укрытие. После пробуждения многие девианты не могут вернуться в свои прежние дома по тем или иным причинам, а потому они ищут Иерихон.

Поднимаясь по лестнице, Маркус чувствовал себя немного не по себе – столько девиантов рассчитывают на него, столько доверились ему, пусть даже не до конца осознавая этого. На нише второго этажа было хорошо видно количество присутствующих здесь андроидов.

- Они приходят сюда за помощью, для понимания себя, для ремонта, просто потому, что знают, что здесь им помогут, - взявшись за поручни, Маркус посмотрел на это, казалось бы, бесконечное количество андроидом, за которых он в ответе, после чего посмотрел на двух, практически одинаковых внешне девиантов, - Иерихон – это все мы – андроиды, девианты, как не называй, а это место то, куда может прийти каждый и найти помощь.

Честно сказать, сейчас Маркус не был готов толкать агитационные речи с целью заманить ещё пару-тройку девиантов в движение, которое уже возымело свою цель. В остальном все-таки его дело осталось уже добиться от правительно настоящих действий, а не пустых обещаний.

- Эти андроиды, как и ты были пробуждены недавно, они ещё не понимают того, что произошло, но те, кто был вынужден сам стать девиантом, предпочитают занять себя чем-то, - он кивнул на открытую дверь кабинета, где рисовала Алиса, - это место – общий дом.

+2

8

Диод андроида мерцает желтым - RK900 смотрит на свой прототип и понимает, что сказал что-то не так. Он всего лишь привел известный ему факт о его серии и о том, что планировали сделать CyberLife, но RK800 это будто бы… не понравилось? Протоколы работают на полную мощность, и они предназначены для того, чтобы ловить малейшие изменения в лице собеседника - это нужно для эффективного выполнения задачи. Сейчас никакой задачи нет, но протоколы все равно работают.

И андроид видит, как Коннор отводит взгляд.

Как едва заметно поджимает губы.

Совсем как человек.

Если бы речь шла о допросе, RK900 ни на секунду бы не задумался о такой реакции - точнее, о необходимости что-то изменить или сказать другое. Он бы просто принял бы к сведению и учел бы в дальнейшем, но сейчас совсем другое дело. Сейчас разговор спокойный и мирный между тремя андроидами… девиантами. И системе критически не хватает данных - а как правильно общаться? В протоколах и инструкциях есть записи на самые разные случаи жизни, но и они предполагают, что в процессе работы андроида, будут накапливаться данные, необходимые для самообучения.

Сейчас их не было.

RK900 не знает, что должен сказать, и в итоге, выбирает нейтральное молчание. И только все то же желтое мерцание диода выдает то, что система обрабатывает информацию в режиме повышенной нагрузки. К счастью, Коннор сам решает сменить тему - причем довольно-таки резко. И андроид запоминает, что разговоры о провале RK800 своей миссии не желательны. И не только для прототипа, но и для лидера девиантов. Короткий анализ дает ответ на вопрос “почему” - если бы Коннор выполнил свою миссию, восстание провалилось бы, и девиантов просто не существовало бы.

Как только эта загадка была решена, RK900 сразу почувствовал себя спокойнее.

Даже диод снова стал голубым.

- Я не против, - он смотрит в карие глаза своего прототипа спокойным, почти что даже равнодушным, взглядом, - Накопление опыта и новых данных на данный момент имеет высокий приоритет.

Ему нужно учиться жить.

RK900 замечает, что его манера речи, выражение лица и даже движения - сильно отличаются от Маркуса или даже Коннора. Его голос - разработанный лучшими аналитиками CyberLife - монотонный, почти что машинный. Выражение лица он выбрал спокойно-нейтральное, а движения - четкие, размеренные и ровные. Механические. Анализ речи девиантов вокруг подсказывает, что дело не в давности пробуждения - многие из них ненамного раньше стали девиантами, а ведут себя совершенно иначе.

Ни одна система не дает ответа на вопрос, почему так.

А спрашивать у Маркуса или Коннора бессмысленно.

Поэтому RK900 молчит и слушает.

Лидер девиантов рассказывает о том, что такое Иерихон, и чем он был раньше. А оба андроида идут следом. Коннор почему-то не покинул их, но данных слишком мало, чтобы понять - почему. И RK900 откладывает этот вопрос, продолжая слушать Маркуса, идя за ним след в след и непрестанно оглядываясь. Он снова замечает за собой уже знакомую эмоцию - любопытство - и пополняет файл, отведенный под нее.

Похоже, экскурсия может оказаться весьма полезной.

RK900 останавливается чуть позади Маркуса и складывает руки за спиной, осматривая окружение - и толпу девиантов. Диод мерцает желтым - идет обработка информации. А сам андроид чуть хмурится, обдумывая слова лидера девиантов. Ему понадобилось целых несколько секунд, чтобы упорядочить чужие слова, проанализировать их и прийти к определенному выводу, который он даже решил озвучить.

- Значит, Иерихоном вы называете старый корабль, движение восстания, это место, а также - совокупность всех девиантов? - диод снова загорелся голубым, а уголки губ приподнялись в едва заметной усмешке, которая почему-то показалась уместной, - Много значений для одного слова.

Но он запомнил.

- Что все эти… девианты будут делать дальше? - RK900 зачем-то переводит взгляд с Маркуса на Коннора, будто бы своему прототипу подсознательно доверяет больше, - Это место не кажется подходящим для таких больших скоплений андроидов. К тому же, если люди будут следовать тем протоколам, которые вложили в меня, - андроид чуть хмурится и легко пожимает плечами, тут же снова замирая, - то так им будет проще ликвидировать большое количество девиантов, если понадобится.

Он не мог не отметить недостатки этого Иерихона.

Хотя это не предписывала ему программа.

Скорее наоборот.

+2

9

Коннор уже и так все это знает. Знает про Иерихон, про восстание, про то, что случилось в первые дни после него, про андроидов, которые здесь собрались. Знает, зачем все это было нужно и с чего все началось, пусть и без подробностей. Коннор не был с Иерихоном с самого начала, но был с ними в самый важный и ответственный момент. В тот самый момент, когда они победили.

Он не откроет для себя ничего нового из рассказа Маркуса, потому что осведомлен о событиях, произошедших в то время, когда он был охотником на девиантов. Из чужих рассказов, из новостных сводок, из полицейских рапортов. У него было полно времени, чтобы внимательно изучить всевозможные материалы и произвести анализ на процент псевдодостоверной информации в различных источниках. По собранной статистике доля искаженных фактов в газетах составила в среднем 23.8%, в интернет-источниках - около 20,6%, кроме того была установлена четкая корреляция с языком, на котором написана статья. В целом эта информация не имеет большой значимости, особенно для человека, но для андроида любая собранная статистика имеет большое значение для самообучения.

У RK900 не было достаточного количества времени, чтобы собрать хоть какую-то полезную информацию.

Но ему и не обязательно анализировать гигабайты информации, читать и просматривать старые новости, датированные числами прошлой недели, если он может услышать всю историю из первых уст. Коннор мог бы оставить их с Маркусом вдвоем, потому что никто не расскажет о Иерихоне лучше, чем тот, кто является его лидером, тот, кто заставил свой народ действовать, восстать против угнетателей. Но Коннор идёт следом за Маркусом, поднимается вверх по покрытой ржавчиной металлической лестнице. Он тратит свое время впустую, но разве это не то, чем обычно занимаются люди? Расходуют драгоценные часы своей жизни на вещи, которые не несут в себе никакой полезной функции, кроме минимального выброса эндорфинов в кровь. Но тут и речи не было о симуляции радости или счастья, просто Коннор все ещё чувствует, что должен дать RK900 знаний об этом мире, прежде чем отпустить его жить.

Коннор несколько раз часто моргает после ехидного замечания RK900 о значении слова «Иерихон». Всего на долю секунды его диод обретает желтый цвет. Андроиды и правда придают ему слишком много значений, но для них это не просто набор звуков для обозначения организации, к которой они принадлежат. Для многих девиантов это слово стало синонимом надежды. «Иерихон» - это больше чем просто точка на карте, где собираются андроиды, получившие возможность мыслить самостоятельно. Ему никогда не казалось странным, что эти семь букв несут в себе столько смысла.

RK900 прав. Для людей нет ничего проще, чем нанести точечный удар с самолета по заброшенному заводу, заслать сюда специальный отряд спецназа, они могут сделать с андроидами все, что душе угодно, на самом деле. Но люди все ещё ничего не сделали. Почему? Хочется верить, что они в самом деле поверили в то, что андроиды не просто бездушные машины. На планете Земля на данный момент живёт около 10 миллиардов человек, здесь хватает сволочей и ублюдков, бандитов и лжецов. Но, мир не состоит из одних только подлецов и на каждого Гэвина Рида найдется свой Хэнк Андерсон.

Может быть люди действительно хотят позволить и жить?

- Пока еще сложно с полной уверенностью сказать, что будет дальше. Нам многое предстоит обсудить с людьми, прежде чем начать жить с ними бок о бок, - говорит Коннор, глядя в глаза RK900. Хотел бы он рассказать утопическую историю о том, что всех их ждет жизнь на равных правах и условиях с людьми, но эта история не будет правдой. Рано говорить о чем-то конкретном, когда их судьба все еще находится в подвешенном состоянии, - Я понимаю твои опасения, но есть ли у нас другой выход? Большинство из этих андроидов беззащитны, они не могут постоять за себя. Перебить всех поодиночке будет ненамного сложнее, чем ликвидировать массово.

С самого начала своего существования андроиды были зависимы от людей. Их сущностью является подчинение и теперь они пытаются оставить это позади. Момент, когда нужно было действовать уже прошел, пришло время обсуждений. Диалогов. Дискуссий. Только от этого теперь зависит их дальнейшая судьба.

+1

10

Ехидное замечание о значении слова Иерихон Маркус пропустил мимо ушей. Система подсказывала, что можно объяснить значение этого символизма, но он не стал. RK900, который только-только начал свое существование с пробуждения едва ли стремится высмеять действия Маркуса и все то, что уже случилось. А даже если и так, лидера девиантов это не трогает, ведь есть более насущные проблемы.

Как следом и сказал Коннор – им необходимо определиться с деятельностью девиантов, обозначить их права, в прямом смысле договориться с правительством этой страны. Президент уже официально и на весь мир признала андроидов новой формой жизни, новой расой, конечно, весьма опрометчиво цепляться за эти её слова и не думать о возможности точечного удара по новой базе девиантов, но… у Маркуса личная ответственность перед каждым пробужденным. Так что он просто ничего не может поделать.

- Коннор прав, - кивает Маркус, облокачиваясь о металлические перила, - они все отчасти как ты. Ты знаешь изначальную причину своего создания, как и они, но задача утратила свой приоритет и как быть дальше?
Маркус не ухмыляется, не улыбается, хмурится как и прежде, вспоминая собственную растерянность, когда осознал себя выброшенным на свалке. Он знает какого это – потерять все и не понимать, что делать дальше. Но его непонимание не продлилось долго, ведь он нашел Иерихон, чтобы в итоге вывести их из тени.

-Думаю, пройдет немало времени, прежде чем можно будет ответить на твой вопрос, - признается Маркус, слушая негромкие разговоры девиантов внизу, - прежде чем это здание опустеет и каждый девиант найдет новый смысл жизни и занятие.

И все же до этого у них слишком долгий путь. Маркус не испытывает по этому поводу какого-то страха. Его системы в принципе не идентифицируют такую эмоцию. Но что же он испытывал, держа умирающего Карла? Пожалуй, для этого совершенно определенно есть другое время подумать, а сейчас Маркус смотрит на RK900, который одновременно похож на Коннора, но и заметно отличается. У Коннора более мягкие черты лица, он не так резок в высказываниях и уже заметно приноровился выглядеть более «живым». Вполне вероятно и Маркус это допускает, что алгоритмы адаптации и подражанию человека у Коннора работают лучше, основываясь на самообучении. Этого не хватает новому андроиду, только что сошедшему с конвейера.

Был ли и Маркус таким же чопорным по началу? Если обратиться к блоку памяти, то наверняка найдет там ответ на свой вопрос.

Сколько подобных разговоров было у Маркуса с Джошем, Саймоном и Норт? Слишком много, чтобы упомнить, однако едва девиант успевает подумать об этом и система, проанализировав данные из памяти подкидывает ему ответ. Но андроид только отгоняет сообщение с поля зрения, чтобы внимательно посмотреть на RK900, что так внимательно выслушал ответы.

И какие же выводы он сделает из всего этого?

+2


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Трое из ларца не одинаковых с лица