Отгородившись от политики и не вплетаясь в неё практически совсем, Том вовсе не жалел. Несмотря на то, что его мотивация и амбиции росли в геометрической прогрессии, сам факт необходимости учиться, само-совершенствоваться и странствовать мага не смущал. Его вообще мало что смущало, когда речь заходила о силе, бессмертии и знаниях, которые помогут внести порядок в мире и доказать (самому себе) собственное превосходство. Не жалко было даже времени, потому что Риддл логично полагал: у него впереди, так или иначе, вечность, потому он мог посвятить какую-то её часть тому, чтобы обрести все знания мира. Прежде чем сам мир станет его. Рациональность выглядела так. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » you again


you again

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

you again
Connor, Gavin Reed

http://funkyimg.com/i/2JrdY.png

«

Детройтское отделение полиции; ноябрь 2038
Коннор приходит в полицейский участок, чтобы продолжить работать здесь детективом. Но далеко не все рады возвращению блудного андроида.

»

+2

2

Полицейский участок кипит словно улей, даже простой перекус становится просто раем на земле. Прошла всего неделя после революции, что устроил Иерихон, мир до сих пор взбудоражен и не знает что делать. Америка опередила всех в этом вопросе равенства андроидов. Вот только Гэвина остальной мир не ебет. Что там собираются делать другие страны, будут ли они принимать закон об андроидах? Похер. Сейчас мир Рида сузился до одного города и всего дерьма, что в нем творилось, так еще и начальство заставляло в него окунаться чуть ли не с головой. Сейчас они только, что растаскивали недовольных от андроидов, защищая их невинность и честь. Фаулера даже в душе не ебало то, что у него убойный отдел. Точнее, это не ебало вышестоящих, ситуация поджигала жопы каждому.
  Рид сначала отирался в соседнем отделе, чтобы хотя бы немного передохнуть [или сдохнуть спокойно, наконец] от новых поручений, но потом, все же, пришел обратно, понимая, что если задержится еще, то ему прилетит работа в двойном, если не в тройном, зная Джеффри, объеме.
  Он подошел к таким же заебавшимся офицерам, молча упал на стул рядом, даже не желая огрызаться на них, те, впрочем, тоже особого внимания на детектива не обратили. Идиллия общей заебанности пусть и нравилась Риду, но ситуация в Детройте была слишком нестабильной. Учитывая все эти законы, которые будут защищать девиантов от посягательств человека на их свободу, то в свою работу нужно было вгрызаться зубами, благо, что ведроидов-детективов была всего одна штука. Невероятно бесячая штука, которую Гэвин был готов пристрелить на месте, если появится, и похер что с ним бы сделали за это.
  На словах, конечно, все так, но Рид не подверг бы свою свободу опасности ради убийства какого-то пластика. Он ценит свою самовлюбленную жопу больше, чем любой другой организм на этой сраной планете, так что быть первооткрывателем в тюрьме, севшим по новой статье конституции США, он не хотел. И работу свою ценит тоже, пусть она и неблагодарная.
  Он спокойно пьет свой кофе и идеально сливается с обстановкой общей заебанности, что даже Фаулер, проходящий мимо, не заметил его. Или просто не стал замечать, зная, что для этого придется искать способы заткнуть Гэвина быстрее, чем тот начнет орать как ворона на помойке.
  - Эй, а это не тот андроид... Как там его?
  - Коннор?
  - Да, точно, что он тут... - Разговор прерывается, когда Рид встает со своего места, с неприятным, громким звуком отодвигая от себя стул. Он ставит свой кофе на стол и идет по направлению сверкнувшей в коридоре макушки. Офицеры уже начали отрывать свои задницы со стульев, предвкушая отличное зрелище, но Рид резко разворачивается и с хищным оскалом смотрит на них.
  - Прижали жопы, увижу кого-нибудь - убью. - Он выходит из небольшой кухни полицейского отдела, чтобы найти наглого девианта.
  Он находит RK800 быстро, тот хотел пройти к Фаулеру, но Гэвин хватает его за плечо и разворачивает к себе.
  - Привет, пластмусор, - и, не теряя момента, резко бьет в район тириумного насоса. Он находится там же, где и солнечное сплетение у людей, техники постарались на славу. Рид толкает андроида от себя, упадет, не упадет - его проблемы. Полицейские тут же оживились, а Джеффри, что сидел в своем аквариуме, подскочил. - Добро пожаловать, сучонок. - Он не забыл своего унижения, как очнулся на полу архива, будучи побежденным сраным пластиковым мальчиком. Полицейские оттаскивают Гэвина от андроида, но тот не сопротивляется, делает пару шагов назад и встряхивается, словно пес от воды, чтобы руки свои убрали от него подальше, а то откусит по локоть. И так нервы ни к черту из-за обстановки на улицах, так еще и RK решил вернуться.
  - РИД! Ко мне в кабинет. Коннор, тоже зайди. - На крик Фаулера все обернулись как послушные болванчики, только детектив не сводил взгляда с девианта, скалясь, показывая, что хера с два даст ему тут спокойно работать. Он оттолкнул стоящего слишком близко офицера и пошел к аквариуму капитана.
  Это того стоило.
  Он сжимает пальцы правой руки, все еще ощущая послевкусия удара.
  -  Андерсон тебя не спасет.

+3

3

Прошла неделя с того дня, когда Коннор в последний раз был в департаменте полиции города Детройт, но похоже здесь мало что изменилось за время его отсутствия. Он ещё и не заходил внутрь, но снаружи все было также: матёрые полицейские, напуганные ноябрьским холодом, бегают от здания участка к служебным машинам и лишь некоторые замирают у фасада, чтобы потратить пару минут на то, чтобы выкурить сигарету-другу. Коннор стоит, глядя на входную дверь и никак не может решиться войти. За это время андроид пообвыкся с появившимися в его жизни эмоциями. Его больше не пугают программные сбои в работе программного обеспечения, которые свидетельствуют об отключении основных функций, регулирующих поведение. Но даже сейчас пробудившиеся особенности характерные для человеческого поведения, не для поведения машины, приносят в основном дискомфорт. Прав был Хэнк, когда говорил, что эмоции все портят.

Где-то в самых недрах системных процессов рождается чувство неуверенности. Неуверенности в том, что его примут назад. Раньше, когда Коннор был машиной, единственное, что для него имело реальное значение – это расследование. Не имело значения, насколько неправильно или неуместно будут выглядеть его действия, важен только результат. А теперь он стоит у входа в участок, потирая холодные руки, и боится услышать отказ.

Хэнк заверил Коннора, что все будет в порядке и он договорится с Фаулером насчёт его возвращения. Андроид несколько раз переспрашивал у лейтенанта точно ли это не повлечет за собой никаких проблем, а тот всегда давал один и тот же ответ: «Не волнуйся, Коннор».

Как жаль, что даже после всех событий, произошедших в Детройте, не все люди относятся к андроидами также дружелюбно, как Хэнк.

Коннор поднимается по ступенькам полицейского участка и входит внутрь. Показатели температурных датчиков говорят о том, что вероятность переохлаждения биокомпонентов равна 0,0043%. Сначала кажется, что в участке никто особо не реагирует на возвращение андроида, но после того, как проходной пункт остаётся позади, глазные модули начинают распознавать удивлённые взгляды, многие начинают перешептываться и показывать пальцем. И на что Коннор надеялся, когда хотел, чтобы все прошло тихо, без привлечения лишнего внимания.

Восстание андроидов вызвало большой резонанс в обществе. Кто-то против уравнивания прав андроидов и людей, кто-то за, но никто не остается в стороне. Улицы находятся в перманентном состоянии беспорядков и Коннор очень хорошо понимает, что после такого полицейские в участке ещё не скоро смогут вновь довериться андроидам. Поэтому Коннор сначала думал подождать со своим возвращением, но логический анализ ситуации подсказал ему, что стоит вернуться как можно скорее – в такие трудные моменты каждая пара рук на счету.

Коннор временно приостанавливает сканирование окружающей среды и теперь кажется, что все не так плохо. До тех пор, пока датчик тактильных ощущений не распознает чью-то руку на плече.

Гэвин.

Он и раньше не отличался любовью к андроидами, а после событий, развернувшихся архиве похоже и вовсе начал их ненавидеть. Особенно Коннора.

Вместо дружеского приветствия крепкий удар в район тириумного насоса. Коннор не чувствует боли, но рефлекторно сгибается, чтобы защитить основной биокомпонент, качающий по его телу синюю кровь. Но Гэвина так просто не остановить. Прежде чем коллеги успевают за руки оттащить детектива от андроида, он с силой толкает Коннора. Андроид не падает, держится на ногах.

После того, как андроиды становятся девиантами все системы, используемые для защиты людей, отключаются. Именно поэтому нормально функционирующий андроид небоевого назначения не может убить человека или нанести существенный вред его здоровью, а вот девиант - вполне.

Желание отомстить Гэвину за все прошлые и будущие обиды так велико. Не убить, но вмазать разок по челюсти, чтобы в следующий раз хорошенько подумал, прежде чем лезть. Хотя, опыт их общения в архиве подсказывает, что это на него не подействует, а только сильнее разозлит.

Коннор сдерживает себя, потому что он и так здесь на птичьих правах, в силу отсутствия внятных законов для андроидов он даже официально устроиться на работу не может. Один раз оплошает и прощай полицейский департамент.

- Я тоже рад вас видеть, детектив, - андроид выпрямляется и первым делом начинает поправлять галстук. Только сейчас Коннор переводит равнодушный взгляд на детектива Рида.

Развернувшееся в участке противостояние заканчивается криком Фаулера, выглянувшего из-за двери своего кабинета. Коннор идет в сторону кабинета, но Гэвин обгоняет его, поэтому андроид заходит следом за ним.

+3

4

Он видит этот блеск в искусственных глазах. Видел его много раз похожие в свою сторону. Ему хотят ответить, отомстить, ударить, и само осознание того, что он видит это в глазах этого пластикового ублюдка - бесит. Бесит даже больше, чем то, что он не делает ничего в ответ. Но в ту же секунду понимает, почему Коннор не отвечает, а послушно выпрямляется и не делает ничего по отношению к детективу - шаткое положение. Прошло столь мало времени, а все, что может делать эта модель андроида - расследовать дела. Было вполне логично предположить, что засранцу наскучит вертеться с остальными в Иерихоне, и он вернется, вот только Гэвин надеялся, что он все же не станет этого делать.
  Рид проходит мимо, задевает его плечом, как в клубе "Рай", и говорит так, чтобы его услышал только RK800.
  - Скольких людей убил на этой неделе? - И, уже даже не глядя на него, пошел к Фаулеру. Он уже знает, что сейчас выслушает в свой адрес, так что он просто постоит немного и пойдет работать.
  Пластиковой кукле наверняка дадут работу, ведь все сейчас нацепили маски толерантности, будто бы не схватились за жопы, почуяв, что пламя разрастается с каждым днем. Андроиды рано или поздно начнут вытеснять их, будь то работа или жизнь в целом. Они будут имитировать жизнь, копировать ее, смотря на людей. Вот только, никто не позаботился о том, чтобы мораль у андроидов была? Они как белые листы со своей девиантностью, и взяв пример не с того человека, могут пойти по кривой дорожке. Буквально позавчера патрульные нашли андроида, который вытащил свой тириумный насос на глазах у всех.
  - Я... Не знаю, что мне делать... Это жизнь?
  - Да, малыш, это -  жизнь. Вы за нее боролись. Больше не будет задач у вас в голове и голоса вашей системы. Ничего.
  Рид зашел в кабинет Джоффри и отошел лишь на пару шагов от двери, чтобы в случае чего первым выйти. Нахер это общение с пластиковыми уродами.
  - Заставите пожать руки и сказать, что мы больше так не будем? - С усмешкой спрашивает Гэвин, смотря на капитана.
  - Рид, заткнись пока я...
  - Не уволил меня? Что-то я не вижу лишнего народа. - Он демонстративно оборачивается по сторонам, разведя руки в стороны, мол, где? - Давай договоримся так, Хэнк держит своего щенка подальше от меня, и все будет в порядке. Ему, - он указывает рукой на Коннора, - придется смириться с моим к нему отношением. А мне, к сожалению, с его существованием в моем поле зрения, потому что наше правительство решило подлизать им пластиковые жопы. А теперь, прошу прощения, работы дохера. - Рид даже не стал слушать, что ему скажет Фаулер, он был на взводе, пусть еще немного и выговорился, но это не так уж и помогло. Благо Хэнка поблизости нет. Раз Коннор заявился в участок, значит, ему уже постелили тут красную дорожку. Хреновы связи лейтенанта и Джоффри.
  Отдыхать уже не хотелось, тело будто  бы зарядилось этой энергией гнева, из-за того, что он не сможет повлиять на ситуацию. На Рида все смотрят, он чувствует эти взгляды, некоторые из них презрительные, но другие... О, он знает, что не один такого мнения. Вот только, пока эти уроды шкерятся, засовывая свое мнение глубоко в зад, Гэвин с ситуацией мириться не станет. Он обозначил свою позицию, создал вокруг себя поле, которое явно показывает, кто он есть. Ублюдок.
  Да, он ублюдок. Но это не значит, что он станет хуже делать свою работу.
  Он берет папки, что лежали на столе, складывает в аккуратную стопку, и убирает во второй ящик. 2038, а бумажные носители все равно имеют свою силу. Оно и понятно, раз технику может теперь взломать андроид. Рид параноик, ему нужно перестраховываться, записывать и кодировать. У него даже есть свой блокнот, куда он записывает версии и улики. Старая школа, которой нет равных. Гэвин с презрением смотрит на тех, кто вовсю полагается на технику и андроидов-помощников. Майколсон своего точно скоро замуж позовет, общается с ним как с родным, и от этого детектива тошнит даже больше, чем от запаха Хэнка в не самые лучшие времена. Он садится за свой стол, чтобы открыть текущие дела, которые пополняются со скоростью света, как вдруг слышит ровный ритм шагов, которые приближаются к нему. Взглянув вверх, он встречается взглядом с Коннором, и, сложив руки на груди, демонстративно откидывается на спинку стула. Ему даже стало любопытно, что может сказать пластиковая кукла ему сейчас, после всех слов, сказанных в аквариуме Фаулера.
  Взгляды вновь прикованы к ним, и Рид чувствует себя словно на сцене. Он не любит долго смотреть в глаза, кидает взгляд на офицеров, что наблюдают за ними, и те поспешно отворачиваются, не намереваясь попасть под ураган по имени Гэвин.
  - Пришел спросить какой кофе мне принести? - Подняв бровь, спрашивает он, и закидывает ноги на стол.

+2

5

Предварительные выводы о людях на основе минимального количества исходных данных примерно в 80% случаев бывают ошибочны. Человеку нужно время, прежде чем он с полной уверенностью сможет повесить на нового знакомого ярлык мудака или хорошего парня. В этом плане андроиды ничем не отличались от людей. Коннор с Гэвином виделись ранее всего пару раз и их общение ограничивалось набором колкостей со стороны детектива. Суммарно, до сегодняшнего дня они общались не более десяти минут. Ничтожно малые цифры, но даже на основании столь мизерного количества информации, Коннор строит предположение, что Гэвин просто не может иначе. Не может пройти мимо андроида не оскорбив его, не полив его грязью.

Звуковые сенсоры улавливают фразу, брошенную Гэвином, но Коннор обрывает обработку ещё на начальной стадии работы лексического анализатора. Какая к черту разница, что он там сказал, все равно Коннор никогда не услышит от него ничего хорошего в свой адрес.

Фаулер недоволен и это легко читается по его наполненным злостью глазам. Но Коннор не ловит в списке процессов эмоцию страха, потому что ему нечего бояться. Гэвин хорошо повеселил сослуживцев своей агрессивной выходкой, но Коннор повел себя сдержано, как и подобает высококвалифицированному специалисту, а значит Джеффри не должен его наказывать. Гэвину же вообще наплевать. На все наплевать. Он проявляет открытую нетерпимости к андроидам, не соблюдает субординацию, ведет себя как полный хам. Даже в кабинете своего непосредственного начальника он закатывает сцену и высказывает свое недовольство на повышенных тонах.

Коннор молчаливо выслушивает диалог (или, скорее, монолог) Гэвина, остановившись с правой стороны от стола Фаулера. Он не вмешивается, потому что в данный момент это не имеет смысла. Коннор провожает взглядом уходящего Гэвина и продолжает молчать.

Фаулер кричит Гэвину вслед что-то вроде «Не смей уходить, я ещё с тобой не закончил», но не дождавшись никакой реакции лишь устало вздыхает и откидывается на спинку стула. Коннор не решается комментировать поведение своего бывшего и, как он надеялся, будущего коллеги. Слова здесь не нужны, Фаулер сам все видел собственными глазами.

- Коннор, у нас в участке полнейший завал и каждая пара рук на счету. Ты лучше нас всех знаешь, что нужно делать, потому что тебя создавали для работы в полиции. Поэтому просто сделай то, о чем я тебя прошу и не воспринимай это как наказание, - Фаулер потирает лоб пальцами левой ладони, как будто это поможет избавиться от стабильных мигреней, возникших у него из-за постоянного нервного напряжения. Коннор не относится к числу моделей, с предустановленным модулем медицинских навыко,в и поэтому не может знать наверняка о состоянии здоровья начальника, но может сделать предположение, исходя из огромного стресса, который наваливается на него за время рабочего дня.

Коннор выходит из стеклянного кабинета через 2 минуты и 57 секунд. Перед тем как уйти, он кивает Фаулеру, давая понять, что новая задача ему ясна. Поручение от начальника, не задача. Нахмуренные брови выдают его недовольство. Возможность свободно выражать мнение по любому поводу одновременно является и даром, и проклятием, потому что ты не всегда имеешь возможность высказаться, и иногда приходится делать что-то не потому что ты этого хочешь, а потому что ты должен.

Коннор подходит к столу Гэвина и останавливается на расстоянии трех шагов, чтобы в этот раз успеть среагировать, если детектив опять решит проявить свой характер.

- Фаулер хочет, чтобы мы с тобой съездили на место преступления. Произошло ограбление, он отправил нас с тобой разобраться с этим, - прежде чем Гэвин успевает выплеснуть на него свое недовольство по поводу действий начальства, Коннор принимает решение сказать Гэвину все, что он думает, - Гэвин, давай вести себя разумно. Это твоя работа ты можешь просто выполнить ее, не устраивая лишних скандалов? Это не займет и пары часов, а потом ты сможешь снова меня открыто ненавидеть.

Коннор и сам этому не рад. В других обстоятельствах он вряд ли согласился бы провести с радикальным ненавистником андроидов и десять минут, но выбирать не приходится.

+2


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » you again