Отгородившись от политики и не вплетаясь в неё практически совсем, Том вовсе не жалел. Несмотря на то, что его мотивация и амбиции росли в геометрической прогрессии, сам факт необходимости учиться, само-совершенствоваться и странствовать мага не смущал. Его вообще мало что смущало, когда речь заходила о силе, бессмертии и знаниях, которые помогут внести порядок в мире и доказать (самому себе) собственное превосходство. Не жалко было даже времени, потому что Риддл логично полагал: у него впереди, так или иначе, вечность, потому он мог посвятить какую-то её часть тому, чтобы обрести все знания мира. Прежде чем сам мир станет его. Рациональность выглядела так. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Ночью все кошки серы


Ночью все кошки серы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ночью все кошки серы
Anthony Stark // Steven Rogers

https://78.media.tumblr.com/8e480dd4b1064f386a2df1837f76aba5/tumblr_nvev3pa7Ho1rufr6ro2_500.gif

«

Пентхаус в Малибу, 2018
Тони спас мозги Роджерса от засорения наукой Гидры и даже на пару с Баки узнал, кто это сделал. Но время шло, легче не становилось, жизнь совсем не менялась. Тони честно пытался обрубить все связи, но Стив этого явно не хотел... как и сам Старк.

»

+1

2

Холостяцкая берлога имеет свои плюсы. Да, Тони нравилось жить одному. И не только потому что можно было разбрасывать по всему пентхаусу носки инструменты, не выслушивая нотаций. Что кривить душой, нотации-то были. Иногда забегала Пеппер и намекала на то, что Тони следовало бы ценить труд несчастных уборщиков, которые вынуждены разгребать хлам после недели "творческого кризиса" Старка. Но Тони любил беспорядок, любил главенствовать над хаосом, так что для него вполне нормально было восседать на куче коробок из-под пиццы и смотреть какой-нибудь интересный фильм. Сейчас же у него был не творческий кризис, а, скорее, разбитые душа и сердце. Для всех он был все тем же Старком, который имеет кучу проблем с правительством и общественностью. Все тот же Старк появлялся на людях, перед прессой, оставался самим собой, участвовал в какой-то общественной жизни, но... но потом Тони возвращался домой, игнорируя наличие Башни, которую так и не смог продать, запирался в лаборатории или валялся на диване, то и дело бесцельно щелкая каналы.

Иногда Тони казалось, что такая бесцельная жизнь заставить его все забыть. Последняя его встреча со Стивом, казалось, расставила все точки над ё, решила проблемы. Нет, все-таки не решила. Тони не мог выкинуть из головы Стива, хотя тот точно дал понять, что последние нити, что их связывали, были разорваны. Теперь Стив Роджерс не герой страны, он - Кочевник, какой-то очередной Робин Гуд, под боком у которого есть лучший друг - человек, который ему действительно дорог. А тони остался в своем мире из кривых зеркал, чтобы продолжать в одиночестве решать кучу проблем. Тони даже помог Баки, вернее, они вместе нашли проблему, а дальше уже Щ.И.Т.у воевать с остатками Гидры. Старку оставалось надеяться на то, что больше никто не залезет в голову капитана. По крайней мере, Баки обещал защищать его. А Тони в тот мир путь был закрыт. Да, иногда он хандрил и скучал по команде, от которой так долго отнекивался. Но когда теряешь, начинаешь больше ценить. А еще он скучал по Стиву Роджерсу. Тони прошел долгий путь от отрицания до принятия простой истины - ему было не плевать на Стива. Никто не знал, насколько сложно было Старку осознать факт того, что его механическое сердце все-таки может хоть кого-то любить.

И это сердце можно разбить, а лечить старыми способами, например, с помощью алкоголя уже не удавалось, так что тони просто закрывался дома и проводил остаток дня в бесцельной дремоте, словно таким образом пытался сжечь свою собственную жизнь, которая казалась ему бессмысленной. Так и в этот вечер, когда телефон можно было отбросить в дальний угол, Тони обзавелся парочкой бутылок пива и устроился на диване, чтобы посмотреть какое-то шоу эрудитов по кабельному телевидению. Кажется, он даже задремал, когда, как ему показалось, он услышал шум где-то в гостиной. схватив с низкого столика планшет, Тони на всякий случай проверил протоколы безопасности. Пятница молчала, даже не пытаясь бить тревогу о том, что в дом Железного Человека забрался взломщик.

- Кажется, у меня уже начинается паранойя, - пробормотал Тони, поднимая с пола упавшую из руки бутылку пива.

На любимой майке расплывалось пятно от темного пива, которое начинало раздражать запахом солода. Тони с раздражением потер его и, поняв, что такими методами он от него не избавится, снял майку и потащился в комнату, надеясь найти хотя бы одну чистую из того вороха, что сейчас лежали на постели и стульях. Этому пентхаусу явно требовались уборка и стирка.

+1

3

Решение далось ему относительно легко, и Стив был полностью уверен в его правильности: разбросанные камни лежали по всей Земле, и теперь настало идеальное время для того, чтобы начать собирать их. Испытывал ли он чувство вины за то, что сделал? Нет. И, пожалуй, лишь эта уверенность в собственной непогрешимости давала ему силы идти вперед.

Однако Роджерс знал, что так дольше продолжаться не может. Любой разлад между главными защитниками человечества делал мир уязвимым к внутренним и внешним угрозам. Они просто не могли позволить себе быть раздробленными и слабыми. А, значит, нужно было искать компромисс. Тони сделал шаг навстречу, хотя его гордость и эго никогда бы не позволили признать это открыто.

Свою последнюю встречу со Старком Стив помнил так, словно это был вязкий и не проходящий кошмар. Кажется, все происходило наяву, но было таким зыбким и словно стремилось поскорее ускользнуть из пальцев. Недосказанность, что повисла в воздухе, когда Тони развернулся и ушел, тяготила Капитана. Он хотел бы остановить его, но понимал, что место и время были неподходящими. Не после всего того, что он натворил, ведомый чужой и злой волей.

Немного придя в себя, Стив засобирался в путь. Ему не в первой было тайно пересекать границы суверенных государств, поэтому дорога до штатов прошла относительно спокойно. Баки оставлять в Ваканде было непросто, но у Роджерса была уверенность в том, что там с ним не может произойти ничего экстраординарного и плохого. Истинную причину своего отъезда он другу не назвал, иначе бы его вряд ли отпустили.

Путь был неблизкий, поэтому у Стива было достаточно времени для того, чтобы тщательно продумать, что он собирается сказать Тони. Капитан, с недавних пор, редко когда испытывал нерешительность при разговорах даже на самые щекотливые темы. Предугадать реакцию Старка было просто, если бы вдруг до этого он случайно не стал открываться с неожиданной стороны.

Сказанное в Нью-Йорке до сих пор приводило Стива в замешательство, вызывая неконтролируемый прилив румянца на щеках. Как-то так сложилось, что Роджерс не привык к тому, чтобы его любили. Да, может быть, испытывали восхищение и благодарность за то, что он делал для простых людей. Это было справедливо и равноценно. Однако, чтобы вот так просто – ни за что. Последний раз он ощущал это чувство еще во время войны – с Пэгги.

Прибыв на Манхэттен, Роджерс не обнаружил ни единого следа Тони в Башне. Та, кажется, пустовала с момента раскола Мстителей. Удивительно, что обычно цепкий и предприимчивый Старк не продал ее. Стив лишь покачал головой в ход своим мыслям о том, что, возможно, сердце Железного Дровосека не такое уж и безжизненное, и порой подвержено сентиментальным порывам к непрактичным поступкам.

Какое-то время понадобилось ему, чтобы выяснить, где же в данный момент находится Тони. Сделать это оказалось не так уж и сложно. Учитывая, что излюбленных мест для проживания у Старка было не так много.

Через несколько дней Стив находился на пороге роскошного футуристичного особняка, стоящего на краю обрыва, и настойчиво звонил в дверь. Охраны рядом не наблюдалось. Да и нужна ли Старку была какая-либо людская охрана, если в любой момент его могли защитить его же собственные костюмы.

Когда Тони открыл ему дверь, Капитан с трудом совладал со своим лицом, увидев перед собой далеко не то зрелище, какое ожидал.

- Привет, Тони, - начал Стив с дежурной фразы, не сводя взгляда с мужчины и чуть склонив голову набок. – Разрешишь войти? Я хотел бы поговорить с тобой.

Отредактировано Steven Rogers (Вт, 28 Авг 2018 22:40:01)

0

4

Перебирая вещи, Тони услышал, что в двери настойчиво звонили. Сквозь дурман пива и сна до него наконейц дошло, что разбудил его как раз звонок. Было, конечно, странно, ведь он никого не ждал. У большинства людей, которых он желал видеть в своем любимом бунгало были ключи. Кажется, он даже не аннулировал их у команды Мстителей. Нет, он их не ждал и не думал, что кто-то к нему внезапно заявится, чтобы дать по морде. Было бы забавно увидеть заголовок газет о том, что его во сне придушил подушкой кто-то из команды. Эта мысль не отпускала Старка, поэтому, наверное, ключи он не отключал. Так кто же мог звонить так поздно? Настойчивые жукрналюги, представители правительства и даже торговцы каким-нибудь гербалайфом давно спали. Бросив безуспешные попытки найти хоть одну чистую майку, Старк поплелся к двери, чтобы ее открыть. Признаться, на этом самом поргоге он был готов увидеть, кого угодно, даже Мандарина, но не Роджерса. Кажется, он так и простоял на этом самом пороге с открытым ртом, пока Стив не заговорил первым.

- Где-то я уже это слышал, - пробормотал Тони, наконец приходя в себя. меланхолично растирая на майке след от кетчупа, он шагнул в сторону, позволяя капитану войти. - У тебя был ключ. Зачем трезвонить? И что ты тут вообще забыл?

Тони сделал пару шагов в сторону широкой гостиной, а потом резко остановился, словно с него окончательно сошел хмель. Было такое ощущение, что он действительно проснулся. Стив должен был быть в Ваканде, Баки обещал за ним следить в свете того, чем занималась в последнее время Гидра. А Тони, словно во сне, впустил Стива в свой дом, как в старые добрые времена, когда он иногда приходил до того, как между ними не пролетела та самая канистра с бензином. Это все пиво, нельзя было столько пить. Так сложно было возвращаться в эту реальность, где для Старка уже ничего не было.

- Только не говори, что Гидра опять залезла к тебе в голову? И только поэтому ты приехал сюда опять, чтобы с этой усмешкой на лице говорить мне, какой я мерзкий слизняк. Почему ты не в Ваканде? Барнс сказал, что не выпустит тебя, пока...

Тони осекся, понимая, что мог сболтнуть лишнего. Он не был в курсе, рассказал ли ему Баки о том, что вынужденно со Старком охотился на Гидру не так давно, пока Стива отвезли снова загорать на песочек. Вопрос об охоте на магов был весьма щекотливым, тем более Тони и сам не мог поверить в то, что вынужденно работал с человеком, которого определенное время ненавидел. Но Стив... Почему? Что он опять тут делал? В прошлый раз он прилетел на дипломатическом самолете Ваканды, только поэтому его и не поймали, держали на мушке. После тех дров, что Стив наломал в городе, теперь он в списках тех, в кого стрелять будут исключительно на поражение. А Роджерс, дурак, пересек половину мира, чтобы вот так заявиться на пороге и сказать банальное "Привет!".

- Ты вообще в курсе, что за моим домом следят так, как не следят за унитазом президента, - прошипел Старк и в мгновение ока ввел на одной из панелей код, приказав Пятнице опустить жалюзи и закрыть двери. - Конечно, ты не в курсе, Стив. У тебя совершенно отсутствует чувство самосохранения. Если хотелось поговорить... не знаю, на это есть видеосвязь. Или тебя опять привело что-то очень важное?

+1

5

А чего он, собственно, ожидал? Конечно, Старк был расстроен и рассержен. Горечь глубокой обиды так и стекала ядом с его слов, капая на мраморный пол. Роджерс лишь покачал головой в ответ на словесную тираду Старка.

- Тони, я ведь не ругаться приехал. Не обвинять тебя ни в чем, - он неотрывно смотрел в глаза мужчине. – Я знаю, что, будучи под влиянием Гидры, натворил много ошибок… поэтому сейчас я приехал к тебе извиниться.

Стив чуть помедлил, а затем прошел дальше в комнату, словно давая Старку время на то, чтобы прийти в себя от внезапности своих слов. Не то, чтобы Роджерс когда-либо испытывал проблемы с тем, чтобы попросить прощения. Он не боялся признать себя виноватым. Просто чаще не успевал этого сделать.

Ведь вечно находились какие-то причины: то вторжение инопланетных армий, то сумасшедшие роботы, то призраки из прошлого.

Подойдя к каминной полке, он взял с нее фоторамку. На снимке были запечатлены Мстители на каком-то благотворительном мероприятии. Наверное, один из тех моментов, когда все были счастливы, и ничто не омрачало горизонт будущего. Сердце, словно, сковал стальной обруч тоски по тем временам, которые было уже никогда не вернуть. Продолжая держать фотографию в руках, он повернул голову в сторону мужчины.

- Мне очень жаль, что все так закончилось, Тони. Ты, наверное, не слушал те сообщения, что я посылал тебе на мобильный для экстренной связи, но я повторю тебе их еще раз лично. Мне жаль.

Поставив рамку обратно, он вновь направился в сторону Старка. Такая уж привычка – Стиву было проще размышлять и говорить, когда он курсировал по помещению.

- Помнишь ты как-то сказал, что не веришь людям, что не имеют внутренних демонов? А я ответил тебе, что ты просто пока не видел моих, - он слегка поджал губы, не отрывая проницательного взгляда от Тони. – Я не хотел, чтобы ты видел их при таких обстоятельствах, но бремя было слишком тяжелым, почти неподъемным. И, тем не менее, я не снимаю с себя ответственности за то, что делал. Хотя я считал, и до сих пор считаю, что поступал правильно, просто… иногда «правильно» идет вразрез с общим благом.

Закончив фразу, Роджерс посмотрел в сторону.

- Я знаю, что прошлого не вернуть, и мы вряд ли когда-нибудь сможем официально защищать этот мир плечо к плечу, но я хочу, чтобы ты знал – я всегда считал тебя лучшим из нас. Умным, с нестандартным мышлением, не совсем командным игроком, но в последнее время, ты и на этом поприще добился больших успехов, - Стив мягко усмехнулся, уперев руки в бедра. – Продолжай делать то, что ты делаешь. У тебя это прекрасно получается.

Роджерс понимал, что его слова звучат, как прощание. И, возможно, по сути им и были, поэтому чтобы не растягивать неизбежное, он выдохнул словно единым звуком то, что давно нужно было сделать. Ради них. Ради обычных людей. Попытаться искупить свою вину и начать все заново, если вдруг страна, символом которой он когда-то являлся, вдруг решится дать ему второй шанс.

- Тони, я хочу сдаться.

+1

6

Когда Стив вернулся первый раз после своего отсутствия, Тони показалось, что вот и наступил тот миг, когда все изменится к лучшему. Но с трапа самолета сошел другой Стив, а он, Тони, даже не заметил разницы, не заметил подмены, потому что был все еще обижен, потому что в сердце все еще была боль. И Стив был опасным, холодным, он бросал в его адрес все эти слова, словно бы между ними ничего не было, будто бы Роджерс в одно мгновение вывернулся своей самой плохой стороной и сказал Тони правду. Да, Старк был не идеален, с кучей пороков и грехов. У него не было друзей, а те, кого он называл близкими, часто закрывали глаза на пороки Старка. Стив был таким же. Но, с того самого момента, как те маги залезли в его голову, Стив высказал ему все, что копилось в нем долгие годы, о чем тот молчал. Так что, когда он сам лично отправил Баки и Стива в Ваканду, Тони понял, что готов поставить на всем этом крест: на Мстителях, на Стиве, на этой бесполезной игре в гражданскую войну. Тони Старк устал, был разбит. Тони Старк признал факт того, что устал и стал разбитым. Пара вечеров в родном бунгало с изобретениями, пивом и пиццей чуть привели его в чувство, но...

Вот оно то самое "но" сейчас стоит в его гостиной, забыв о всякой безопасности, снова перелетев через половину земного шара. А Тони пытается делать вид, что собирает по гостиной мусор, а на самом деле он боялся посмотреть Стиву в глаза. Ему не хотелось видеть ту же самую сталь, что и тогда в Нью-Йорке, когда Роджерс убивал и был сам не свой. Тони боялся посмотреть и снова услышать слова обиды. Но сейчас перед ним был старыйРроджерс, который на эмоциях решил в очередной раз наломать дров.

- Что ты там решил? - Тони наконец обернулся и отшвырнул свою рубашку под диван, где до этого только что ее нашел. - То есть сначала ты играешь в благородство, наводишь шороху на весь город и весь мир, уводишь почти всю команду, делая их преступниками. И теперь... ты решил сдаться? А как же остальные, Стив?

Как же я?

Последний вопрос Тони проглотил, хотя он почти сорвался с его языка. Тони много раз прокручивал в голове подобную сцену. Он не ожидал, что Стив вернется или извинится за все, что произошло, хотя Старк всегда ждал его возвращения. Только вот суровая реальность говорила Тони, что уже ничего не изменится. Знаменитый Старк снова остался у разбитого корыта, потеряв в один миг практически все. И этот удар был таким сильным, что Тони больше ничего не хотел, кроме того, чтобы его оставили в покое. С того самого момента, как он остался один на один со своими демонами, не было и дня, чтобы он не думал о Стиве Роджерсе. но время шло и что-то внутри словно зарастало. Потом Стив вернулся и снова, словно вилкой, расковырял старую рану. Сначала он появляется и бросает оскорбления в лицо, потом заваливается в его дом и пытается... просить прощения?

- Я не слушал твои сообщения, - честно признался Старк и сел на диван, посмотрев на Стива. - Не хотел делать себе больнее, чем было. Все надеялся на лучшее, что все исправится само. А потом просто вспомнил, что я все-таки рационалист и перестал верить в чудеса. Хотя я много раз думал о том, как ты вернешься... наверное, что-то такое я и представлял. Будешь с порога давить на мою жалость.

Можно ли вернуть все назад? Уже нет. Мир поломался вместе с командой Мстителей. Тони варился в этом дерьме слишком долго. Он знал ненависть Росса, знал реакцию общественности - он сам прошел через это дерьмо в свое время, когда остался один, когда принял весь удар на себя. В те дни он даже завидовал Стиву, что ему удалось сбежать и удобно устроиться со своим дружком в Ваканде, когда Старк остался разгребать общее дерьмо. Сейчас Тони смотрел на Стива с какой-то грустью и даже подвинулся в бок на диване, уступая тому место рядом с собой.

- Как ты себе это представляешь, Стив? Решил пойти и сдаться этому мудаку Россу, чтобы добавить мне еще седых волос на висках? Я устал терять друзей... и тебя.

0

7


Every moment, every second, every trespass
Every awful thing, every broken dream

Стив опустился на диван, садясь рядом с Тони и внимательно рассматривая носки своих ботинок, как будто они были седьмым чудом света.

- Разве я давлю на жалость? – спросил он как-то отстраненно и почти безразлично, а затем сделал паузу, словно задумавшись и пытаясь вспомнить. Если бы Роджерс, на самом деле, мог забыть хотя бы малую часть пережитого, что рано или поздно все равно превращалась в кошмары, которые неотступно следовали за ним. – Вообще давил ли когда-нибудь? Мне казалось, что разного рода манипуляции – это скорее к Фьюри.

Помедлив немного, Капитан потянулся в сторону и взял руку Тони в свою, крепко сжимая. Как будто этим жестом давая ему почувствовать, что рядом с ним не призрак, а живой - из плоти и крови - и пока еще вполне вменяемый Капитан Америка.

- Не просто пойти и сдаться Россу, а предстать перед Сенатом. Должен быть суд. В конце концов, должно же в этой стране остаться хоть что-то от демократии.

Он снова поджал губы, смотря куда угодно, только не Тони в глаза. Силился и не мог. Сам не знал, отчего, и это лишь усиливало висящую между ними в воздухе неловкость. Может быть, все дело было во внезапном признании Тони в Нью-Йорке. А, может быть, в голове все еще звенело: «И я тоже им был». Откровенно говоря, Стив не знал, как ему правильнее поступить в отношении Старка… лишь сердце до сих пор было не на месте, сбивая голову с толку.

- Помнишь, что сказал нам Земо в бункере тогда? Он хотел подорвать нашу силу изнутри, - Роджерс опустил голову и горестно покачал ею. – И ведь ему удалось. Ты лучше меня понимаешь, что в ситуации, когда мы разрозненны – любая опасность извне может стать фатальной для мира. Кто-то должен взять на себя вину за то, что произошло, чтобы попытаться воссоединиться вновь. Если есть шанс оправдать остальных через мою вину – пусть будет так.

Капитан никогда особо не дорожил собой, считая себя полезной, но расходной единицей. Именно поэтому некогда накрыл животом гранату и был готов упасть в Потомак вместе с последним геликэрриером Гидры. В этом не было бравады или неуместного пафоса, просто Стив всегда знал, что любой солдат существует для того, чтобы в нужный момент сделать все, от него зависящее. В том числе, отдать свою жизнь ради победы и спасения мира. Это было для него также естественно, как для Тони процесс постоянного изобретательства.

- Кажется, в Берлине ты предлагал мне помощь с адвокатами. Я с радостью приму ее сейчас.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Ночью все кошки серы