Тебе кажется, что удача, наконец, повернулась к тебе. Что, наконец, счастливые моменты воспроизводятся в действие, а не замирают на заднем плане. Тебе кажется. Но, между тем, есть какое-то внутреннее недоверие ко всему происходящему; неужели судьба стала к тебе благосклонна? Не сказать, что ты рассчитывал на её снисходительность в последнее время. Ты думал, что пропал навсегда и исчез с её радаров, растворившись в гнетущей тьме. Ведь за все те поступки, что протянулись кровавыми пятнами через всю твою линию прожитой жизни, ты мог получить по заслугам, лишаясь всего, что любишь. Не хочется утверждать, что ты этого заслуживаешь, но иногда карму не так-то легко очистить. Иногда на это уходят недели _ месяцы _ годы, которых может и не быть вовсе. А, разрушающее изнутри, чувство отвратительной тревоги за самого себя, не отступает. До последнего остаёшься верен себе, словно бы, больше, чем своей семье. Пора бы уже скинуть это 'я', что превыше всего, в пропасть и уступить более благородным начинаниям, что пытался зародить в тебе сын однажды. И чем ты ему отплатил? Изо всех сил постарался обернуть во тьму. Любовь обходится дорого всем, но ты даже не знал, насколько может быть опасна эта болезнь, от которой нет лекарства. Ты молился миллионам богов, ты открещивался от своих грехов под святые песнопения, ты пытался сделать из себя праведника [ на деле являясь безнадёжным грешником ]. Это то, что делает с людьми привязанность. Это то, на что способна любовь — все ужасные вещи, на которые может закрыть глаза человек, лишь бы достигнуть желаемого. Твои изначально благие намерения скатились в тёмную бездну, из которой тебя под силу было вытащить только Адриану. Именно ему. Не Эмили, не Натали, не Нууру. Только твой сын, которому ты предавал недостаточно значения. Которого ты ставил недостаточно высоко, считая свои планы истинно _ единственно верными. И уверяя себя, что делаешь как можно лучше для вас обоих. Отчасти ты был прав, ведь каждому ребёнку нужна мать, но не такими жертвами. Ты сделал своего сына сиротой, при живом-то отце. Заставил чувствовать себя нелюбимым _ нежеланным ребёнком [ он никогда в этом не признавался откровенно, но ты уверен в этом, почему-то ]... ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Masterplan


Masterplan

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Обычно, такой вопрос мог вызвать бы у Сомбры усмешку, но Сатья спрашивает серьёзно, с вызовом. Соврать можно было бы быстро, поэтому Оливия отвечает не сразу, тратя эти мгновения на то, чтобы понежиться в ощущениях. Она несильно зажимает язык Вашвани между пальцев, но, впрочем, ненадолго, поддерживая её темп, и только потом позволяет себе ненадолго подключить к этому занятию вторую руку, контролируя ей голову Сатьи, а вместе с этим и скорость с интенсивностью её движений. Мысль о "покормить, а не трахнуть" снова отзывается какой-то неприятной памяткой, и хакер рассеянно смотрит на Сатью, последний раз вводя пальцы глубже, а после касаясь влажной рукой её щеки. И, наконец, облизывает пальцы сама.
- Если бы не держала, пальцы бы отправились в другое место, - с таким же вызовом произносит она, и ей действительно стоит огромных трудом не начать всё прямо сейчас. Но рядом есть алкоголь, и, чтобы не броситься на эту девушку, ведомую силой инстинктов, Оливия переводит взгляд на этикетку бутылки. Подготавливает оригинальную закуску, хотя понимает, что могла бы обойтись и газировкой, всё-таки и самый популярный коктейль на основе - тоже неплохой вариант.
Ей выдали два "олд фэшна" под это дело. Стаканы удивляют своим узором, и перед первым стаканом мексиканка оглаживает на нём узор подушечкой большого пальца. Ощущения, конечно, не такие, как от огрубевшего соска Вашвани, и остыть не слишком получается, поэтому первые несколько стаканов Сомбра вливает в себя пусть и по привычной схеме. Хорошо, что лимон уже выдали дольками - те немного высохли сверху, но на результат это не влияет. А нарезать так сейчас было бы не лучшим решением.
- Держу в руках? Ха. Единственное, что я ещё могу удержать в руках, это твоё тело.
Сатья куда-то уходит, и на самом деле Оливия очень ценит этот шаг с её стороны, расценивая это как возможность бахнуть ещё и перестать уже оттягивать столь желанный момент. Днём всё случилось по совсем другой схеме, но Сомбре было интересно, как долго они смогут терпеть. У неё почти не было сомнений, что более холодная (по крайней мере, внешне и по тому, как стойко она держит себя в руках) Вашвани сможет это выдержать, а вот в себе Сомбра очень сомневалась.
Возвращается та внезапно - реакция у хакера уже не та, что была несколько минут раньше, но действия Сатьи она всё ещё может воспринимать адекватно. И совсем не против поддержать такой способ распития - по молодости в Дорадо бывало что-то похожее. Сейчас необходимость встать - а пить Оливия любит, сидя на полу - кажется ей совсем лишней, но она всё-таки достаточно держится на ногах. Забавно, но на то, чтобы высунуть язык и облизать ладонь Вашвани, уходит больше времени. Стакан Сомбра находит уже наощупь и опрокидывает в себя так же быстро, как и предыдущие, а после поднимается с колен, чтобы надкусить лимон, пока без помощи рук, которыми мексиканка сначала накрыла плечи Сатьи. Состояние уже не позволяет думать, будет ли такой поцелуй неприятным для Вашвани из-за специфического аромата крепкого напитка, поэтому она разве что выдыхает в губы Сатьи, ожидаемо капитулируя перед её решимостью.
Может, у Сомбры и были причины повторить то, что произошло днём, но это было бы слишком ожидаемо. Сатья ждёт не такого, и сейчас, в этот раз они здесь явно не затем, чтобы дразнить друг друга. Сомбра могла бы - голова уже плывет, и единственная мысль сейчас отзывается чем-то даже немного печальным: "не слишком ли много мне было, пока она отходила?"
Вид обнажённого тела Сатьи не позволяет дать однозначного ответа на этот вопрос. Такая награда за труды, которую мексиканка попросила ещё после спасения Землинского, подходит. Тем не менее, Оливия позволяет себе немного потянуть этот момент - снова наклониться к ней, чтобы поцеловать в шею, губами легонько прихватывая кожу. Она, уже достаточно захмелевшая, тратит немного времени, чтобы поиграть руками с дилдо, дразня Сатью и привыкая к девайсу самой. Затем руки возвращаются на плечи индианки, двигаясь вниз, к ладоням, получая такой желанный контраст от тепла тела и холода протеза, который, в отличие от прикосновений днём не вызывает дискомфорта. Перед тем, как подарить этой девушке то, чего она хочет, Сомбра оставляет на её губах короткий поцелуй, руками спускается с плеч ниже, минуя грудь, прижимая к ней ладони и легонько сжимая. Она устраивает руки на талии архитектора, резко подаётся вперёд, чтобы обозначить темп - все нежности они, кажется, уже оставили, пока позволяли себе разговаривать.
Некоторое время Оливия позволяет себе просто держать Сатью за талию, как будто не давая ей ничего сделать, но сохраняя достаточно быстрый темп, отдаваясь ощущениям. Эта привычка Вашвани раз за разом экспериментировать даже со страпонами почему-то забавляет - хочется вслух подметить это, но она поглядывает на расслабленную партнёршу и... всё-таки молчит, оставляя все неловкие для Сатьи шутки на потом. Во всяком случае, Сомбре с самого начала хотелось этого, и сейчас она не может позволить себе быть менее серьёзной, чем Вашвани. Менее требовательной. Даже менее властной. Она сменяет быстрый темп на глубокие и проникновенные рывки, заставляя прочувствовать каждый новый толчок. Сжимает руки на её талии крепче, теперь уже с силой совершая каждое новое движение.
Продолжение могло бы затянуться, если бы у Сомбры совсем не было никаких идей. Недостаточную подготовку хакер была готова разнообразить многообразием поз, хоть и в них не было ничего нового. Однако сейчас Сатья больше напоминала послушную куклу, чем та, кого нужно было силой принуждать к определённым действиям, поэтому, пользуясь паузой, Оливия позволила себе наклониться вперёд и поцеловать Сатью. Дольше и горячее, чем того требовала ситуация. Подумав, она подползла ближе, позволяя Сатье взять дилдо в рот. Устроив руки в её волосах, Оливия почти не контролировала её, позволяя вести ласки так, как ей самой хотелось, но в какой-то момент отстранилась. Устроившись рядом с Вашвани, Сомбра потянула её за руку к себе, заставляя устроиться сверху, но сразу же потянула ту за руки, чтобы архитектор наклонилась ближе.
- Торопиться ведь некуда, - захотелось произнести ей вслух, но в итоге мексиканка только подумала об этом, плотнее обхватывая спину Сатьи и пока позволяя себе ласкать её руками  и ни о чём не думать. В такие моменты все разногласия, насколько бы большими они ни были, уходили прочь, позволяя им просто побыть наедине друг с другом. Безо всех этих различий и принципов, о которых молчала Вашвани и лишний раз упоминала Сомбра. Занятия любовью делали их ещё более похожими, и хакер бы точно могла ляпнуть что-то такое в разговоре, если бы знала, что Сатья наверняка её поймёт.
- Ну что, всадница? Как насчёт хорошего родео? - не сдерживая ухмылки, прошептала Оливия.

+1

32

[indent] Между ними, если подумать, нет чего-то особенного: сильных чувств, глубокой привязанности, взаимного понимания или дикой потребности друг в друге. Сатье странно, что при этом она так разгорается рядом с хакером, теряет спокойствие, рушит надуманные аморфные стены из жёсткого света, за которыми прячется от всего мира — оживает. Между ними нет любви, и Вашвани не решится назвать это симпатией, потому что к таким словам и понятиям относится очень серьёзно, ими не разбрасывается. Но химия — вот та есть. И Сатья тянется к хакеру на каком-то ментальном уровне, и считает, что это неправильно, но… не спешит прекращать.
[indent] Потому что как, чёрт возьми, это вообще можно прекратить?
[indent] Дело не только в сексе; она признаётся себе, что, увы, не только в нём. «Увы» — потому что всё было бы куда проще, будь это только про физическое удовлетворение. Сомбра появляется рядом и когда очень нужна, и когда видеть её не хочется. Приходит сама — кошка, которую нельзя приручить — уходит на рассвете, но может остаться… если захочет. Архитектор с содроганием ловит себя на мысли, что всё чаще ей хочется, чтобы Сомбра осталась. Это не про Сатью Вашвани. Это ей чуждо. Сомбра — всегда неизвестная переменная, «икс», который нужно куда-то деть в идеальном математическом уравнении. Сомбра нарушает порядок вещей, нарушает порядок в жизни, устоях, вносит сумбур в мыслях, но почему-то архитектор не хочет от неё избавляться. Чтобы убрать «икс», задачу нужно просто напросто решить.
[indent] Но Сатья не хочет решать её.
[indent] И так ведь… не идеально, нет. Хорошо.
[indent] Архитектор закрывает глаза, чтобы провалиться в ощущения. Её рук на своей груди. Её горячего тела поверх своего. Поцелуев, от которых кружит голову. Сомбра ведёт их уверенно, задаёт ритм, распаляет сильнее. Сцеловывает пока ещё приглушенные вздохи и постанывания, которые себе Вашвани позволяет нечасто, предпочитая больше тишину. Архитектор запускает руки в её теперь короткие волосы, смазано спускается к спине, обводя лёгкими прикосновениями контуры горящих имплантов. Она забывается; мысли заменяются скорее инстинктами, которым Симметра отдаётся сполна. Быстрые почти рывки Сомбра сменяет на более размеренные движения, глубокие, от которых Сатья начинает получать даже больше удовольствия. Ей совсем не хочется говорить что-то, потому что она знает, что только испортит момент. Кажется, будто Сомбра знает это тоже, и рот Вашвани занимает уже не её язык, но страпон. Сатья послушно играет в эту игру, слизывая с девайса свои же выделения; делает это с чувством, прихватывая партнёршу за ягодицы, позволяя себе вскользь касаться её промежности пальцами настоящей руки, но пока не заходя дальше.
[indent] Она теряет тот момент, когда оказывается сверху, но не теряется дальше.
[indent] — Ужасно звучит, — хмурится архитектор ненаигранно. — Не говори так больше.
[indent] Она развеивает страпон неуловимым движением протеза, прокладывает дорожку из влажных поцелуев от ключиц до бедёр, настойчиво разводит ноги Сомбры. Возможно, она тем рушит ей какое-то планы по дальнейшему развитию событий, но Вашвани хочется поступить именно так — и она не отказывает себе в этом желании. Она проводит языком по половым губам, делает несколько круговых движений вокруг чувствительной точки, пока металлические пальцы протеза обволакивает жёсткий свет.
[indent] — Ты, кажется, неравнодушна к моему протезу?.. — почти мурлычет Сатья, вводя чуть утолщённый жёстким светом палец внутрь, но не торопясь прибавлять к нему второй. — Я хочу, чтобы ты насладилась им сполна.
[indent] У протеза никогда не будет той чувствительности, которая есть у настоящей руки, но не использовать его для подобных ласк — глупо, особенно при условии того, что жёсткий свет с лихвой сглаживает острые углы, но оставляет на пальцах приятный для партнёрши рельеф. Архитектор пытается не отставать от Сомбры в её желании делать это быстро, резко, но, прибавляя к настойчивым ласкам язык, она почти всегда останавливает поступательные движения пальцами, чтобы не так быстро доводить хакера до исступления в принципе. Не это сейчас цель. И в принципе не очень чуткая Сатья, однако, улавливает тот момент, когда стоит остановиться: партнёрша распалена сильнее прежнего, и вот-вот её ласки могут стать слишком настойчивыми.
[indent] Новый страпон в руках архитектора получается почти точной копией дневного, по крайней мере, самим строением основного фалоса. У него отсутствуют ремни, что, при желании Сомбры позволить ей быть сверху, не кажется чем-то особенно неудобным для них сейчас. Вашвани с довольной улыбкой вводит короткую часть хакеру внутрь и снова переползает выше, находит губами чужие губы. Ягодицами она ощущает фалос, но, прежде чем продолжить, ей приходится прерваться и нашарить рукой оставленную на полу смазку.
[indent] — Возьми меня сзади.
[indent] Соблазнительный шёпот на ухо Сомбры оканчивается смазанным поцелуем. Сатья приподнимается на коленях, чтобы, опускаясь, направить фалос в себя. Она не торопится и негласно просит партнёршу не спешить тоже, чтобы свести к минимуму неприятные ощущения, которые всегда сопровождают первое такое проникновение. Вашвани ведёт бёдрами и сдавленно охает, когда фалос оказывается в ней почти полностью. Настоящая рука непроизвольно тянется к промежности, но уже через несколько медленных движений бёдрами архитектор привыкает к ощущениям. И медлить ей больше не хочется.

Отредактировано Satya Vaswani (Вс, 14 Окт 2018 20:46:28)

+1

33

Почему-то такой едва ли важный момент Сомбра в данном случае принимает по-детски обидчиво. Будучи в полной уверенности, что она сейчас ведёт гордого и самодовольного архитектора за собой, попытки Сатьи перехватить инициативу выглядят даже оскорбительно в какой-то мере. Сомбру это удивляет, но такое случается уже не в первый раз - та и раньше пыталась это делать. Да, где-то там днём осталась помощь в одном важном деле и предложение о романтическом вечере, поэтому Оливия не могла напоминать об этом. Говорить сейчас что-то вслух вообще было лишним - уж слишком долго терпели. Но когда все задумки можно было развеять одним только движением руки, это было... даже показательно в чём-то. Может, под влиянием желаний и чувств, но... неуважительно?
Пожалуй, именно это немного смазало происходящее именно для самой Оливии. Тело не могло не реагировать на ласки, но мыслями она была всё-таки больше здесь, чем далеко отсюда. Конечно, уговора не было, это был не заказ и его оплата, но попытки действовать в разных ролях. Сама Сомбра, если подумать, выполнила всё на отлично, говоря о первом сексе днём, но теперь ей хотелось вести самой, до конца, а не смотреть, как эта девушка снова перетаскивает одеяло на себя.
Она рассеянно усмехнулась в ответ на её слова, предпочитая нетипичное ей молчание, которое должно было сказать о недовольстве красноречивее слов. Сатья была, наверное, первой, с кем вопрос сдачи и принятия власти не был принципиальным, но в то же время был глубоко принципиальным в некоторых моментах. Большинство партнёров Оливии (а их было не так уж и много) предпочитали вести и в делах, которые были никак не связаны с постелью, Сатья же была другой. Может, такой же активной, инициативной, прекрасно представляющей, чем и во имя чего она занимается, но... всё же другой. Сомбре тоже хотелось дарить ей ощущения, которые были бы ничуть не хуже, чем те, которые она сам получала от Вашвани.
Оливия отклонилась немного назад, опираясь на локти и наблюдая за ласками Сатьи. Наверное, им не стоило столько ждать, хоть и тело по-прежнему требовало какой-то разрядки, всячески напоминая об ожидании, которому они друг друга подвергли.
Как будто днём ничего не было, хах.
Молчать было удобно. Оливии казалось, что движения тела и непроизвольные стоны говорят всё за неё. Она совсем не была лишена возможности говорить, но именно сейчас предпочла бы быть ограниченной в этом, жалея, что Вашвани, например, не сделала кляп из жёсткого света или что-то такое. Может, ей и нравилось приходить самой, но в этом случае Сомбра рассчитывала не только получать, но и давать, что в этот раз... получилось только отчасти. Хакер была довольна почти всем - сюрприз и этот вечер в номере того стоили. Да, секс получился не таким, каким его себе представляла Сомбра, но сейчас ей и правда хотелось уже покончить с этим быстрее.
Только у Сатьи были на то, похоже, другие планы. Сомбра и правда порой не понимала её желаний, хоть и для неё самой в постели всё становилось крайне бесхитростным. Вашвани, казалось, была достаточно опытна в этом, но её поведение порой нарушало все общепринятые нормы, было... хаотичным, что совершенно не вязалось со строгим и гармоничным образом архитектора.
Сомбра, пожалуй, могла бы взбрыкнуть, но Сатья сейчас удивительным образом держала её на грани исступления, и эти ощущения были приятными. В какой-то момент мексиканка просто решила махнуть рукой на собственные ожидания, но желания и планы Вашвани смешивают всё. Снова. Это сейчас едва ли раздражает, но плавно подводит к мысли о том, что в следующий раз точно нужно хакнуть её протез, чтобы избежать любых попыток пойти против размеренного и долгого акта. И ограничить подвижность.
Новая игрушка почти не доставляет неприятных ощущений - перед этим Сатья постаралась, чтобы проникновение прошло без неприятных ощущений, только вот теперь сама оказывается не в такой же ситуации. Сомбра почти неслышно хмыкает и всё-таки позволяет ответить - это точно должно заверить Вашвани, что на её самоуправство хакер, привыкшая держать всё под контролем, уже не обижается. Почти.
- Это тоже ужасно звучит, gatita.
Она усмехается в губы Сатьи, уделив поцелуям чуть больше времени, чем предполагала сама архитектор и, наконец, отпускает её, снова устраиваясь на кровати. Холод белья непривычно-приятен сейчас, но совсем не мотивирует останавливаться, чтобы немного понизить температуру в номере.
Оливия позволяет себе несколько пробных, неуверенных движений - сейчас основной темп задаёт всё равно Сатья, но ей, так или иначе, хочется отплатить той за эти фокусы, поэтому, как только Вашвани привыкает, Сомбра обхватывает её талию обеими руками и сразу же задаёт быстрый и резкий темп, который приносит ей самой куда меньше подводящих к исступлению ощущений. Несмотря на желание дать Сатье прочувствовать созданный ей девайс полностью, хакер всё-таки делает перерывы между слишком активными подходами и чересчур глубокими касаниями, позволяя немного отсрочить момент оргазма.

Отредактировано Olivia Colomar (Пн, 15 Окт 2018 16:12:29)

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Masterplan