Каково это — быть богом? Каково ощущать абсолютную власть над собственной и над чужими жизнями? "Это восхитительно!" — ответил бы Лорд Зедд, если бы его спросили. И ведь он действительно знал об этом не понаслышке, поскольку являлся живым примером того, что богом может стать каждый. Более того, своими способностями он опровергал устаревшее, как сама вселенная, мнение, что лишь свет способен даровать жизнь. К своему счастью, Зедд достаточно быстро осознал, что добро и зло, равно как и свет со тьмой, это вещи относительные. В отличие от былых представителей ордена так называемых "защитников жизни", Могучих Рейнджеров, которые считали чёрную магию опасной, император был убеждён в том, что сам факт создания жизни, пусть и при помощи тьмы, это благое дело. В конце концов, считай он иначе, Зедд не занимался бы этим прямо сейчас. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Masterplan


Masterplan

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Обычно, такой вопрос мог вызвать бы у Сомбры усмешку, но Сатья спрашивает серьёзно, с вызовом. Соврать можно было бы быстро, поэтому Оливия отвечает не сразу, тратя эти мгновения на то, чтобы понежиться в ощущениях. Она несильно зажимает язык Вашвани между пальцев, но, впрочем, ненадолго, поддерживая её темп, и только потом позволяет себе ненадолго подключить к этому занятию вторую руку, контролируя ей голову Сатьи, а вместе с этим и скорость с интенсивностью её движений. Мысль о "покормить, а не трахнуть" снова отзывается какой-то неприятной памяткой, и хакер рассеянно смотрит на Сатью, последний раз вводя пальцы глубже, а после касаясь влажной рукой её щеки. И, наконец, облизывает пальцы сама.
- Если бы не держала, пальцы бы отправились в другое место, - с таким же вызовом произносит она, и ей действительно стоит огромных трудом не начать всё прямо сейчас. Но рядом есть алкоголь, и, чтобы не броситься на эту девушку, ведомую силой инстинктов, Оливия переводит взгляд на этикетку бутылки. Подготавливает оригинальную закуску, хотя понимает, что могла бы обойтись и газировкой, всё-таки и самый популярный коктейль на основе - тоже неплохой вариант.
Ей выдали два "олд фэшна" под это дело. Стаканы удивляют своим узором, и перед первым стаканом мексиканка оглаживает на нём узор подушечкой большого пальца. Ощущения, конечно, не такие, как от огрубевшего соска Вашвани, и остыть не слишком получается, поэтому первые несколько стаканов Сомбра вливает в себя пусть и по привычной схеме. Хорошо, что лимон уже выдали дольками - те немного высохли сверху, но на результат это не влияет. А нарезать так сейчас было бы не лучшим решением.
- Держу в руках? Ха. Единственное, что я ещё могу удержать в руках, это твоё тело.
Сатья куда-то уходит, и на самом деле Оливия очень ценит этот шаг с её стороны, расценивая это как возможность бахнуть ещё и перестать уже оттягивать столь желанный момент. Днём всё случилось по совсем другой схеме, но Сомбре было интересно, как долго они смогут терпеть. У неё почти не было сомнений, что более холодная (по крайней мере, внешне и по тому, как стойко она держит себя в руках) Вашвани сможет это выдержать, а вот в себе Сомбра очень сомневалась.
Возвращается та внезапно - реакция у хакера уже не та, что была несколько минут раньше, но действия Сатьи она всё ещё может воспринимать адекватно. И совсем не против поддержать такой способ распития - по молодости в Дорадо бывало что-то похожее. Сейчас необходимость встать - а пить Оливия любит, сидя на полу - кажется ей совсем лишней, но она всё-таки достаточно держится на ногах. Забавно, но на то, чтобы высунуть язык и облизать ладонь Вашвани, уходит больше времени. Стакан Сомбра находит уже наощупь и опрокидывает в себя так же быстро, как и предыдущие, а после поднимается с колен, чтобы надкусить лимон, пока без помощи рук, которыми мексиканка сначала накрыла плечи Сатьи. Состояние уже не позволяет думать, будет ли такой поцелуй неприятным для Вашвани из-за специфического аромата крепкого напитка, поэтому она разве что выдыхает в губы Сатьи, ожидаемо капитулируя перед её решимостью.
Может, у Сомбры и были причины повторить то, что произошло днём, но это было бы слишком ожидаемо. Сатья ждёт не такого, и сейчас, в этот раз они здесь явно не затем, чтобы дразнить друг друга. Сомбра могла бы - голова уже плывет, и единственная мысль сейчас отзывается чем-то даже немного печальным: "не слишком ли много мне было, пока она отходила?"
Вид обнажённого тела Сатьи не позволяет дать однозначного ответа на этот вопрос. Такая награда за труды, которую мексиканка попросила ещё после спасения Землинского, подходит. Тем не менее, Оливия позволяет себе немного потянуть этот момент - снова наклониться к ней, чтобы поцеловать в шею, губами легонько прихватывая кожу. Она, уже достаточно захмелевшая, тратит немного времени, чтобы поиграть руками с дилдо, дразня Сатью и привыкая к девайсу самой. Затем руки возвращаются на плечи индианки, двигаясь вниз, к ладоням, получая такой желанный контраст от тепла тела и холода протеза, который, в отличие от прикосновений днём не вызывает дискомфорта. Перед тем, как подарить этой девушке то, чего она хочет, Сомбра оставляет на её губах короткий поцелуй, руками спускается с плеч ниже, минуя грудь, прижимая к ней ладони и легонько сжимая. Она устраивает руки на талии архитектора, резко подаётся вперёд, чтобы обозначить темп - все нежности они, кажется, уже оставили, пока позволяли себе разговаривать.
Некоторое время Оливия позволяет себе просто держать Сатью за талию, как будто не давая ей ничего сделать, но сохраняя достаточно быстрый темп, отдаваясь ощущениям. Эта привычка Вашвани раз за разом экспериментировать даже со страпонами почему-то забавляет - хочется вслух подметить это, но она поглядывает на расслабленную партнёршу и... всё-таки молчит, оставляя все неловкие для Сатьи шутки на потом. Во всяком случае, Сомбре с самого начала хотелось этого, и сейчас она не может позволить себе быть менее серьёзной, чем Вашвани. Менее требовательной. Даже менее властной. Она сменяет быстрый темп на глубокие и проникновенные рывки, заставляя прочувствовать каждый новый толчок. Сжимает руки на её талии крепче, теперь уже с силой совершая каждое новое движение.
Продолжение могло бы затянуться, если бы у Сомбры совсем не было никаких идей. Недостаточную подготовку хакер была готова разнообразить многообразием поз, хоть и в них не было ничего нового. Однако сейчас Сатья больше напоминала послушную куклу, чем та, кого нужно было силой принуждать к определённым действиям, поэтому, пользуясь паузой, Оливия позволила себе наклониться вперёд и поцеловать Сатью. Дольше и горячее, чем того требовала ситуация. Подумав, она подползла ближе, позволяя Сатье взять дилдо в рот. Устроив руки в её волосах, Оливия почти не контролировала её, позволяя вести ласки так, как ей самой хотелось, но в какой-то момент отстранилась. Устроившись рядом с Вашвани, Сомбра потянула её за руку к себе, заставляя устроиться сверху, но сразу же потянула ту за руки, чтобы архитектор наклонилась ближе.
- Торопиться ведь некуда, - захотелось произнести ей вслух, но в итоге мексиканка только подумала об этом, плотнее обхватывая спину Сатьи и пока позволяя себе ласкать её руками  и ни о чём не думать. В такие моменты все разногласия, насколько бы большими они ни были, уходили прочь, позволяя им просто побыть наедине друг с другом. Безо всех этих различий и принципов, о которых молчала Вашвани и лишний раз упоминала Сомбра. Занятия любовью делали их ещё более похожими, и хакер бы точно могла ляпнуть что-то такое в разговоре, если бы знала, что Сатья наверняка её поймёт.
- Ну что, всадница? Как насчёт хорошего родео? - не сдерживая ухмылки, прошептала Оливия.

+1

32

[indent] Между ними, если подумать, нет чего-то особенного: сильных чувств, глубокой привязанности, взаимного понимания или дикой потребности друг в друге. Сатье странно, что при этом она так разгорается рядом с хакером, теряет спокойствие, рушит надуманные аморфные стены из жёсткого света, за которыми прячется от всего мира — оживает. Между ними нет любви, и Вашвани не решится назвать это симпатией, потому что к таким словам и понятиям относится очень серьёзно, ими не разбрасывается. Но химия — вот та есть. И Сатья тянется к хакеру на каком-то ментальном уровне, и считает, что это неправильно, но… не спешит прекращать.
[indent] Потому что как, чёрт возьми, это вообще можно прекратить?
[indent] Дело не только в сексе; она признаётся себе, что, увы, не только в нём. «Увы» — потому что всё было бы куда проще, будь это только про физическое удовлетворение. Сомбра появляется рядом и когда очень нужна, и когда видеть её не хочется. Приходит сама — кошка, которую нельзя приручить — уходит на рассвете, но может остаться… если захочет. Архитектор с содроганием ловит себя на мысли, что всё чаще ей хочется, чтобы Сомбра осталась. Это не про Сатью Вашвани. Это ей чуждо. Сомбра — всегда неизвестная переменная, «икс», который нужно куда-то деть в идеальном математическом уравнении. Сомбра нарушает порядок вещей, нарушает порядок в жизни, устоях, вносит сумбур в мыслях, но почему-то архитектор не хочет от неё избавляться. Чтобы убрать «икс», задачу нужно просто напросто решить.
[indent] Но Сатья не хочет решать её.
[indent] И так ведь… не идеально, нет. Хорошо.
[indent] Архитектор закрывает глаза, чтобы провалиться в ощущения. Её рук на своей груди. Её горячего тела поверх своего. Поцелуев, от которых кружит голову. Сомбра ведёт их уверенно, задаёт ритм, распаляет сильнее. Сцеловывает пока ещё приглушенные вздохи и постанывания, которые себе Вашвани позволяет нечасто, предпочитая больше тишину. Архитектор запускает руки в её теперь короткие волосы, смазано спускается к спине, обводя лёгкими прикосновениями контуры горящих имплантов. Она забывается; мысли заменяются скорее инстинктами, которым Симметра отдаётся сполна. Быстрые почти рывки Сомбра сменяет на более размеренные движения, глубокие, от которых Сатья начинает получать даже больше удовольствия. Ей совсем не хочется говорить что-то, потому что она знает, что только испортит момент. Кажется, будто Сомбра знает это тоже, и рот Вашвани занимает уже не её язык, но страпон. Сатья послушно играет в эту игру, слизывая с девайса свои же выделения; делает это с чувством, прихватывая партнёршу за ягодицы, позволяя себе вскользь касаться её промежности пальцами настоящей руки, но пока не заходя дальше.
[indent] Она теряет тот момент, когда оказывается сверху, но не теряется дальше.
[indent] — Ужасно звучит, — хмурится архитектор ненаигранно. — Не говори так больше.
[indent] Она развеивает страпон неуловимым движением протеза, прокладывает дорожку из влажных поцелуев от ключиц до бедёр, настойчиво разводит ноги Сомбры. Возможно, она тем рушит ей какое-то планы по дальнейшему развитию событий, но Вашвани хочется поступить именно так — и она не отказывает себе в этом желании. Она проводит языком по половым губам, делает несколько круговых движений вокруг чувствительной точки, пока металлические пальцы протеза обволакивает жёсткий свет.
[indent] — Ты, кажется, неравнодушна к моему протезу?.. — почти мурлычет Сатья, вводя чуть утолщённый жёстким светом палец внутрь, но не торопясь прибавлять к нему второй. — Я хочу, чтобы ты насладилась им сполна.
[indent] У протеза никогда не будет той чувствительности, которая есть у настоящей руки, но не использовать его для подобных ласк — глупо, особенно при условии того, что жёсткий свет с лихвой сглаживает острые углы, но оставляет на пальцах приятный для партнёрши рельеф. Архитектор пытается не отставать от Сомбры в её желании делать это быстро, резко, но, прибавляя к настойчивым ласкам язык, она почти всегда останавливает поступательные движения пальцами, чтобы не так быстро доводить хакера до исступления в принципе. Не это сейчас цель. И в принципе не очень чуткая Сатья, однако, улавливает тот момент, когда стоит остановиться: партнёрша распалена сильнее прежнего, и вот-вот её ласки могут стать слишком настойчивыми.
[indent] Новый страпон в руках архитектора получается почти точной копией дневного, по крайней мере, самим строением основного фалоса. У него отсутствуют ремни, что, при желании Сомбры позволить ей быть сверху, не кажется чем-то особенно неудобным для них сейчас. Вашвани с довольной улыбкой вводит короткую часть хакеру внутрь и снова переползает выше, находит губами чужие губы. Ягодицами она ощущает фалос, но, прежде чем продолжить, ей приходится прерваться и нашарить рукой оставленную на полу смазку.
[indent] — Возьми меня сзади.
[indent] Соблазнительный шёпот на ухо Сомбры оканчивается смазанным поцелуем. Сатья приподнимается на коленях, чтобы, опускаясь, направить фалос в себя. Она не торопится и негласно просит партнёршу не спешить тоже, чтобы свести к минимуму неприятные ощущения, которые всегда сопровождают первое такое проникновение. Вашвани ведёт бёдрами и сдавленно охает, когда фалос оказывается в ней почти полностью. Настоящая рука непроизвольно тянется к промежности, но уже через несколько медленных движений бёдрами архитектор привыкает к ощущениям. И медлить ей больше не хочется.

Отредактировано Satya Vaswani (Вс, 14 Окт 2018 20:46:28)

+1

33

Почему-то такой едва ли важный момент Сомбра в данном случае принимает по-детски обидчиво. Будучи в полной уверенности, что она сейчас ведёт гордого и самодовольного архитектора за собой, попытки Сатьи перехватить инициативу выглядят даже оскорбительно в какой-то мере. Сомбру это удивляет, но такое случается уже не в первый раз - та и раньше пыталась это делать. Да, где-то там днём осталась помощь в одном важном деле и предложение о романтическом вечере, поэтому Оливия не могла напоминать об этом. Говорить сейчас что-то вслух вообще было лишним - уж слишком долго терпели. Но когда все задумки можно было развеять одним только движением руки, это было... даже показательно в чём-то. Может, под влиянием желаний и чувств, но... неуважительно?
Пожалуй, именно это немного смазало происходящее именно для самой Оливии. Тело не могло не реагировать на ласки, но мыслями она была всё-таки больше здесь, чем далеко отсюда. Конечно, уговора не было, это был не заказ и его оплата, но попытки действовать в разных ролях. Сама Сомбра, если подумать, выполнила всё на отлично, говоря о первом сексе днём, но теперь ей хотелось вести самой, до конца, а не смотреть, как эта девушка снова перетаскивает одеяло на себя.
Она рассеянно усмехнулась в ответ на её слова, предпочитая нетипичное ей молчание, которое должно было сказать о недовольстве красноречивее слов. Сатья была, наверное, первой, с кем вопрос сдачи и принятия власти не был принципиальным, но в то же время был глубоко принципиальным в некоторых моментах. Большинство партнёров Оливии (а их было не так уж и много) предпочитали вести и в делах, которые были никак не связаны с постелью, Сатья же была другой. Может, такой же активной, инициативной, прекрасно представляющей, чем и во имя чего она занимается, но... всё же другой. Сомбре тоже хотелось дарить ей ощущения, которые были бы ничуть не хуже, чем те, которые она сам получала от Вашвани.
Оливия отклонилась немного назад, опираясь на локти и наблюдая за ласками Сатьи. Наверное, им не стоило столько ждать, хоть и тело по-прежнему требовало какой-то разрядки, всячески напоминая об ожидании, которому они друг друга подвергли.
Как будто днём ничего не было, хах.
Молчать было удобно. Оливии казалось, что движения тела и непроизвольные стоны говорят всё за неё. Она совсем не была лишена возможности говорить, но именно сейчас предпочла бы быть ограниченной в этом, жалея, что Вашвани, например, не сделала кляп из жёсткого света или что-то такое. Может, ей и нравилось приходить самой, но в этом случае Сомбра рассчитывала не только получать, но и давать, что в этот раз... получилось только отчасти. Хакер была довольна почти всем - сюрприз и этот вечер в номере того стоили. Да, секс получился не таким, каким его себе представляла Сомбра, но сейчас ей и правда хотелось уже покончить с этим быстрее.
Только у Сатьи были на то, похоже, другие планы. Сомбра и правда порой не понимала её желаний, хоть и для неё самой в постели всё становилось крайне бесхитростным. Вашвани, казалось, была достаточно опытна в этом, но её поведение порой нарушало все общепринятые нормы, было... хаотичным, что совершенно не вязалось со строгим и гармоничным образом архитектора.
Сомбра, пожалуй, могла бы взбрыкнуть, но Сатья сейчас удивительным образом держала её на грани исступления, и эти ощущения были приятными. В какой-то момент мексиканка просто решила махнуть рукой на собственные ожидания, но желания и планы Вашвани смешивают всё. Снова. Это сейчас едва ли раздражает, но плавно подводит к мысли о том, что в следующий раз точно нужно хакнуть её протез, чтобы избежать любых попыток пойти против размеренного и долгого акта. И ограничить подвижность.
Новая игрушка почти не доставляет неприятных ощущений - перед этим Сатья постаралась, чтобы проникновение прошло без неприятных ощущений, только вот теперь сама оказывается не в такой же ситуации. Сомбра почти неслышно хмыкает и всё-таки позволяет ответить - это точно должно заверить Вашвани, что на её самоуправство хакер, привыкшая держать всё под контролем, уже не обижается. Почти.
- Это тоже ужасно звучит, gatita.
Она усмехается в губы Сатьи, уделив поцелуям чуть больше времени, чем предполагала сама архитектор и, наконец, отпускает её, снова устраиваясь на кровати. Холод белья непривычно-приятен сейчас, но совсем не мотивирует останавливаться, чтобы немного понизить температуру в номере.
Оливия позволяет себе несколько пробных, неуверенных движений - сейчас основной темп задаёт всё равно Сатья, но ей, так или иначе, хочется отплатить той за эти фокусы, поэтому, как только Вашвани привыкает, Сомбра обхватывает её талию обеими руками и сразу же задаёт быстрый и резкий темп, который приносит ей самой куда меньше подводящих к исступлению ощущений. Несмотря на желание дать Сатье прочувствовать созданный ей девайс полностью, хакер всё-таки делает перерывы между слишком активными подходами и чересчур глубокими касаниями, позволяя немного отсрочить момент оргазма.

Отредактировано Olivia Colomar (Пн, 15 Окт 2018 16:12:29)

+1

34

[indent] В первые мгновения эти ощущения для Сатьи всегда получаются на грани боли, и потому так важно, очень подкупает, что Сомбра с пониманием даёт ей сделать всё так, как архитектор считает нужным. Этот вид секса нравится ей время от времени в качестве разнообразия, но на регулярной основе Вашвани его не практикует, и потому так медлит в начале, позволяя мышцам, с которыми она немного поработала пальцами ещё в прошлом отеле, собираясь съезжать оттуда и уже планируя такое развитие событий с Сомброй, достаточно растянуться перед тем, как показать партнёрше парой уже более уверенных движений, что она готова к дальнейшему.
[indent] — Знаю, — хрипло шепчет Вашвани хакеру на ухо, наклонившись к ней корпусом, чтобы, лизнув мочку, установить руки по обе стороны от её головы.
[indent] Эта дополнительная опора позволяет ей увереннее двигать бёдрами, подстраиваясь под быстрый такт и резкие движения Сомбры, то максимально насаживаясь на фаллос, то практически слезая с него, причём архитектору нравится не только приподниматься и отпускаться, но и вести тазом по кругу, ощущая, как меняется угол проникновения, какие точки внутри неё задевает собственное весьма удачное творение. В её сиплых вздохах поначалу слышится болезненное шипение, но с каждым движением изнутри поднимается какая-то новая волна возбуждения. Хакер иногда подключает к процессу пальцы, дрязня чувствительную точку хаотичными прикосновениями, но каждый раз успевает прерваться прежде, чем Сатья срывается уже на откровенный крик и подходит очень близко к пику. Это выматывает, но делает происходящее более ярким, насыщенным.
[indent] Вашвани, мелко подрагивая, в какой-то момент останавливается вместе с Сомброй; фалос теперь не в ней, но она ощущает его ягодицами. Она снова наклоняется к партнёрше, заполняя возникшую паузу мокрыми поцелуями, бубнит ей в губы что-то бессвязное, но предельно честное. Протез не может дрожать чисто физически, но настоящая рука, которой Сатья вытягивает недлинную прочную голубую ленту, слушается настолько плохо, что создать предмет получается только со второго раза.
[indent] — Руки… — она сглатывает, пытаясь отдышаться, чтобы пояснить, но вместо смазанных фраз просто заводит обе руки себе за спину.
[indent] Хакер проявляет истинные чудеса смекалки, крепко фиксируя их вместе. Она теперь, получается, сидит, но это не совсем то, чего очень хочется архитектору. Вашвани перелезает с её колен вбок, разворачивается спиной и, наконец, находит хоть какие-то слова. Сердце в груди колотится быстро, в ушах стоит шум. Голос дрожит от напряжения.
[indent] — Я люблю, — она резко глотает воздух, потому что внутри по телу проходит дрожь на этих словах, — когда ты делаешь это в своём ритме. Жёстко. Глубоко. Хаотично. Пожалуйста…
[indent] «Я хочу кричать. Не жалей меня. Мне нужен хаос, который ты собой олицетворяешь!» Потому что это, кажется, единственное, что заставляет её чувствовать себя живой. Сатье нравится вести, но не менее легко получается и отдать всё в руки Сомбры. Потому что почти наверняка она сделает так, как посчитает нужным, но это запомнится. И в этом есть что-то особенное.

+1

35

Сомбра находит некоторое необъяснимое удовлетворение и в том, чтобы отвлекать себя от того, на что просто не получается не обращать внимание. Сатья не позволяет ей забыть об этом, ни на минуту, совмещая ласки там образом, чтобы созданный ей фалос нет-нет - да двигался, раздражая промежность. Заставляет слушать - и её нескромные стоны и своё сбившееся дыхание, которое Сомбра иногда дополняет такими же стонами, дразня и возбуждая больше, хотя тоже не хочет обращать на это слишком много внимания. Даже сейчас ей хочется дождаться партнёршу, позволяя себе избавиться от напряжения внутри только после неё. Только после того, как она будет уверена, что Сатья получила всё это в полной мере и запомнит эту встречу надолго - а других визитов, которые совсем не запомнятся, Оливия не хочет ей дарить.
Она по-хозяйски вольготно сжимает бёдра архитектора, легонько царапая их, почти контролирует этим её движения, но всё-таки не мешает, позволяя себе двигаться в такт только когда та опускается на девайс, но не когда водит бёдрами, доставляя себе и самой Сомбре другие ощущения. Чувствующиеся не так ярко, но оттого и интересные.
- Надо будет начать именно с них в следующий раз.
Избавленная от необходимости самой поддерживать темп, Сомбра уделяет время ласкам руками, водя по телу Сатьи и то слишком нежно, почти неуловимо проводя по коже, то позволяя себе чуть ли не царапать её, впрочем, никак не доставляя слишком болезненных ощущений. Она смотрит на Вашвани с прищуром, думая о том, что точно бы позволила себе легонько прикусить сосок, если бы сама находилась сверху. Медлит больше обычного, проводя рукой вдоль её тела и подводя к промежности, без резких движений, плавным касанием двух пальцем раздвигая половые губы и дразня промежность третьим.
У Сатьи получается почувствовать медленный темп, так нужный им для перерыва, хотя смысла в том, чтобы оттягивать этот момент давно нет, но Сомбра и сама никуда не торопится - понимает, что пока они избавлены от такой роскоши, чтобы заниматься этим сколько угодно и когда угодно. Конечно, самодовольная и уверенная мексиканка уже не раз думала, что может принудить Сатью к этому, но ей нравится, когда та делает что-то по своей воле. Приятно, когда люди признают твой авторитет и склоняют головы, но лучше, когда ими движет не страх. Когда такая гордая и всегда безупречно держащаяся в толпе Вашвани кардинально меняется, стоит просто немного пошалить с ней.
- Сегодня я и правда заслужила нечто подобное.
Вынужденный перерыв снова затягивает её поцелуями и, наконец, Сомбра позволяет себе не слишком нежно ласкать грудь Сатьи, перед этим отстраняя её от себя небрежным и достаточно сильным рывком за волосы. Не до такой степени, чтобы та вдруг вскрикнула, но чтобы поняла, чего хакер больше хочет в этот момент. И при этом осознавала, что всё это тоже часть игры. Что, насытившись, Сомбра снова с удовольствием вернётся к её губам, иногда забывая дышать и затем будет шумно, обжигая дыханием, утыкаться носом в её шею, пока невесомые, на уровне ощущений поцелуи касаются её лица. Она закрывает глаза, когда губы индианки щекочут веки, улыбается ей в губы, касаясь их пальцем и обозначивая мимолётную паузу, чтобы ненадолго просто взглянуть на неё - растрёпанную, разгорячённую, с блестящими от возбуждения глазами. Порядком взмокшую, изнемогающую от желания и готовую исполнить любую прихоть.
- Ты прекрасна, Сатья.
Сомбра не мешает созданию ленты, но не ограничивает ласки - кажется, своими властными движениями она уже дала понять, что прервать это у Вашвани не получится, но та хочет просто разнообразить процесс. Говорит - едва слышно, но хакер догадывается о дальнейших действиях без слов. Ей, на самом деле, нравятся более привычные для фиксации предметы  - хотя бы потому, что Сатье надо будет просить о том, чтобы её развязали, а не просто развеять ленту по своему желанию. Но, тем не менее, Оливия без слов помогает ей, подаваясь вперёд и крепко связывает, не оставляя шансов для того, чтобы как-то выбраться, кроме развеивания ленты или вежливой просьбы. В таком состоянии руки Сатьи скоро начнут затекать, и подобный тревожный звоночек игнорировать не получается. Сомбра с интересом, пряча лёгкое волнение, поглядывает на архитектора: как та находит в себе силы слезть, поворачивается спиной. Оливия реагирует, возможно, даже быстрее, чем могла бы подумать Сатья - поддерживает за ноги, чтобы та не упала, но пока не занимает позицию, предложить которую Вашвани куда сложнее, чем может понять сама Сомбра.
Оливия поднимается на коленях, подползает ближе к повернувшейся спиной Сатье, проводит по связанным рукам, надёжнее фиксируя ленту, выжидает несколько мгновений. Наклоняется к ней, прижимаясь грудью к спине индианки, прикусывает мочку уха в ответ, словно подстёгивая к ожидаемым словам.
- Значит, ты не будешь умолять прекратить, - выдыхает она на ухо Сатье, но позволяет себе немного поиграть перед этим. Ей и правда хотелось бы уделять больше внимания этой девушке, но собственные желания заставляют её и трепетать, и недовольно хмуриться. Сатья делает её слабой. Зависимой от таких визитов. Конечно, в некоторых местах можно получить что-то похожее, но секс по обязательствам никогда не будет таким же - симпатии не появляются в ходе слияния двух обнажённых тел.
Она несколько раз резко ударяет по ягодицам Вашвани, после чего позволяет себе несколько лёгких шлепков и, наконец, прижимает руки к её бёдрам, решая не начинать всё с самого начала. Подаётся вперёд, направляя фалос к промежности, но какое-то время двигаясь плавно, чтобы Вашвани, наверное, даже успела заскучать.
Сомбра, как и её работа, пожалуй, были хаотичными. Не поддающимися логике, когда нельзя было сказать, куда придётся следующий удар. Возможно, для простых людей или для любителей порядка, среди которых и располагалась её любимая Сатья, это было неуловимо и загадочно, но на самом деле вирусы действовали по отработанный схеме; любой хакер придерживался определённого, может только известного ему одному, но алгоритма. Как и любая хаотичная болезнь захватывала организм систематически, по пунктам. Любой хаос в конце концов подчинялся контролю. Признавал власть порядка. Как и Сомбра позволяла Вашвани быть такой, какой ей хотелось. Устанавливать правила. Не решила сделать это по-своему, а позволила ей обозначить то, каким должен быть хаос. И следовать её словам, а не творить, что хочется. Но... вряд ли она ждала сюрпризов. А может, только надеялась, пытаясь подавить возбуждение, клокочущее внутри.
Сомбра почти не останавливалась, сохраняя быстрый, иногда даже предельно быстрый темп, то позволяя неглубокие касания, то вжимаясь в Сатью до предела, сопровождая каждое новое поступательное движение шлепком. Держа её руки, Сомбра отводила их назад, заставляя архитектора выгнуться, то вдруг отпускала, сама подаваясь вперёд, но не забывая двигать тазом, сохраняя заданный ритм. Она заставляла Сатью чувствовать каждое прикосновение, и, в какой-то момент, зажимала её рот и нос ладонью, чтобы ненадолго перекрыть ей такой необходимый сейчас воздух и, убирая руку, слышать рваное дыхание, уже совсем ярко выраженные крики, часть из которых Вашвани по-прежнему старалась подавлять. Старалась удивлять, то совсем не делая пауз, то позволяя себе остановиться и, проводя девайсом по половым губам, вдруг резко вводить его в задний проход.
Сомбра была грубой. Пальцами залезая в рот Сатьи, она заставляла её то посасывать их, то находила язык Вашвани, затем стремясь быстрее извлечь пальцы, оставляя след слюны на её щеках. Чередуя грубые ласки, в какой-то момент Сомбра так и поддерживала предельный темп, не вынимая пальцев, пока не почувствовала, что Вашвани совсем завалилась вперёд. Устроившись на ней и заставляя её ощущать фалос внутри, Сомбра, впрочем, не шевелилась ещё некоторое время, просто поглаживая архитектора по голове и молча наблюдая. Прислушиваясь к её дыханию, поднялась, неторопливо сняла ленту, освобождая затёкшие руки и накрыла их своими ненадолго. Позволила себе, наконец, отстраниться и плавно вытащить девайс из себя, сопроводив это долгим выдохом. Прижала было ладонь к ягодице Сатьи, но потом просто легла рядом. Дождалась, пока та повернулась к ней лицом, небрежно провела по растрёпанным волосам, приглаживая их.
- Стоило того, чтобы начать день со скучного семинара, да?
Она разорвала этим тишину, которая теперь начинала давить со всех сторон. Сказала совсем не в упрёк и, чтобы Вашвани не подумала лишнего, поднялась и потянула её за руку в сторону душа, полагая, что у обессиленной Сатьи есть ещё возможность подняться.
- До утра ещё есть время. Не хочешь просто... поговорить? О чём угодно?
- Ясно же, что не о Вишкар и моей работе.

+1

36

[indent] Воздух дрожит от напряжения; холод давно уже не ощущается вовсе, по крайне мере, внимания на него Сатья обращает ровный абсолютный ноль. Она снова ловит себя на мысли, что Сомбра отлично понимает её практически без слов. Ей иногда кажется, что именно слова им только мешают, потому что у Вашвани с детства и в силу особенностей восприятия явные проблемы с ведением диалога, и хакер нет-нет да понимает её совсем не так, ищет в её словах тот смысл, который Сатья туда не вкладывает. На счастье, текущая ситуация не подразумевает двойных толкований, и услышать что-то иное в пусть и не очень членораздельной, но конкретной просьбе не может даже Сомбра.
[indent] И она делает. Именно так, как Сатья и просит её срывающимся от напряжения и возбуждения голосом.
[indent] Берёт её сзади, грубо и рвано, вжимает в сидение, хватает руками за бёдра и талию. Новый угол наклона фаллоса делает всё немного ярче, горячее. Вашвани утыкается лицом в подушку, потому что её руки за спиной связаны, и использовать их в качестве опоры она не может. Практически не сбавляя темпа, Сомбра то сосредотачивается на более привычном ей виде секса, то резко выводит фаллос, чтобы на следующем движении ввести его в задний проход, и от этих совершенно спонтанных смен архитектора буквально выворачивает наизнанку, потому что каждое такое действие отзывается в раскалённой ей спазмом, вынуждающим мышцы непроизвольно сжиматься — и конечно не почувствовать этого партнёрша не может.
[indent] Сатья изнывает. Мечется лицом по сидению. Послушно прогибается в спине, когда Сомбра тянет её руки назад, чуть ли не заламывает. Когда накручивает волосы на руку и тянет на себя. Когда вводит фаллос совсем до упора, так, что это было бы даже больно, не будь она настолько возбуждена. Когда бьёт по ягодицам, отчего Сатья снова непроизвольно сжимается. Когда наклоняется, подаётся вперёд, и Вашвани чувствует спиной её грудь. Она стонет в голос потому, что держать в себе всё это просто больше не получается. Смазано сосёт пальцы, которые Сомбра подносит к её рту. Жадно глотает воздух, когда партнёрша убирает руку с носа и губ.
[indent] Яркий оргазм накрывает ей лавиной. Всё тело напрягается до предела, Вашвани натурально колотит и она заходится сиплым стоном. Сомбра ещё несколькими движениями поддерживает в ней это состояние, пока всё же не замирает, не спеша выводить фаллос и отстраняться. Архитектор обессиленно падает лицом обратно на сидение. Между ног течёт, и она ощущает это очень хорошо. Сил сменить позу у неё, кажется, нет, и, когда партнёрша всё же отстраняется, она ещё несколько долгих мгновений стоит на коленях, совсем не желая шевелиться, пока просто не позволяет себе завалиться на бок, пытаясь вытянуть затёкшие ноги.
[indent] Сомбра устраивается рядом; её короткие теперь волосы щекочут настоящее плечо. Архитектор, всё ещё не выровняв дыхание и не до конца придя в себя, лениво поднимает на них взгляд. Короткие… слишком короткие. Она молчит, мыслями витая где-то очень далеко отсюда. Пока голос хакера не заставляет её словно очнуться от наваждения.
[indent] — Семинары не должны быть весёлыми, люди приезжают на них, что получи… — начинает было лекцию архитектор, но быстро себя обрывает — об этом ли ей хочется сейчас разглагольствовать? — Это того… стоило. Спасибо тебе.
[indent] Она кладёт ладонь протеза на затылок Сомбры, чтобы притянуть её лицо к себе и поцеловать. Нежно, не очень горячо, благодарно. Со вздохом понимает, что просто полежать так несколько минут хакер ей не даст. Она поднимается на ватные ноги и, стараясь пошатываться не очень явно, следует за ней к душу. Вопрос Сомбры заставляет её серьёзно задуматься, и Сатья молчит, позволяя девушке помочь ей с гигиеной: её пальчики вымывают лубрикант, и иногда хакер явно давит ими чуть сильнее, чем следовало бы, почти проникая внутрь.
[indent] Сатья резко опускается на колени и обхватывает руками её бёдра, настойчиво давит, толкает вперёд, чтобы Сомбра упёрлась спиной в стену, разводит их в стороны и почти припадает губами к её промежности, но всё же замирает и поднимает на неё взгляд.
[indent] — У нас есть время, чтобы поговорить. И будет, если мы проведём здесь чуть больше, чем ты закладывала, — говорит она медленно, наслаждаясь тем, с каким выражением лица Сомбра смотрит на неё в ответ. — Я хочу сделать тебе приятно. Хочу, чтобы ты стонала. И кончила для меня тоже.

+1

37

Казалось, ничуть не измотанная, Сомбра на самом деле хочет уделить время чему-то ещё, кроме постели. В этом смешивается и её желание иногда просто, по-человечески поговорить, не скрывая всё за уловками, недомолвками и профессиональным враньём, но... не только это. Даже после такого секса ей важно знать, что её незримая, иллюзорная, едва-едва осязаемая - так, что не ощутить - хватка на горле Вашвани стала ещё крепче. Несмотря на эти неожиданные приезды время от времени, в причине которых Сомбра и сама не до конца разобралась, эта девушка нужна ей, чтобы использовать Вишкар. Нужна, чтобы продолжать давить на Санджая. Нужна затем, чтобы заставлять её делать что угодно, и чтобы она не испытывала угрызений совести от этого. "Я над этим работаю", - могла бы заявить хакер несколько месяцев назад, но настолько склоняя Сатью к отношениям, она уже сейчас была готова признать, что победила. Что может нашептать ей что угодно, и та сделает это. Потому что архитектор привыкла выполнять приказы. Привыкла доверять людям, которые ей небезразличны. Сомбра бы не спросила, в каком статусе уже находится, потому что всё было очевидно. Нельзя было сыграть настолько сильное вожделение, настолько неподдельно изобразить страсть. Сама Оливия падала во всё это, так и не решившись отключить личные интересы, необходимость разрядки и влечение к этой девушке. Она знала, что это всё может кончиться очень плохо, но была готова войти в зависимость от такого наркотика, чтобы получить желаемое. Информация и деньги, конечно, требовали меньших затрат на получение, но они не грели душу так, как получение человека в личное пользование. И поэтому Сомбра сейчас была довольна любым результатом, даже если Сатья вдруг удивляла её нетипичными и неожиданными действиями. Была довольна победой, не зная о том, что проиграла. Или что её огромная личная победа в действительности не так очевидна, как кажется ей самой.
Оливия задумалась об этом, легко касаясь архитектора в душе, почти позволяя себе лишнего. Она бы могла, пожалуй, занять Вашвани до самого утра. Сделать что-то пугающее, вроде принудительного удерживания её тут. Не было большой проблемой создать видимость того, что человек пропал. Отменить рейс. Сделать что-то ещё, пусть даже это бы означало взлом протеза Сатьи и ещё что-то до ужаса хулиганское. Оливия была практически уверена в том, что Вашвани простит её за эти вольности, потому что их чувства в чём-то настолько сходились, что это... пугало даже Сомбру. Она любила подарить Сатье чувство покоя, любила заставлять её думать, что она руководит процессом. И это было такое чувство, которое приносило удовлетворение и самой Оливии. Ей доставляло удовольствие знать, что Сатья останется с ней, потому что сама этого хочет, стоит только сказать ей об этом или применить немного силы или убеждения. Поэтому сейчас она как будто показывала, что ей не хотелось бы всё заканчивать, но выбирать за двоих она не может. Во всяком случае, пока Вишкар ещё значит для архитектора больше, чем её собственная нескромная и неуловимая персона.
Она не слишком удивляется внезапным действиям Сатьи, послушно отступает назад, в нетерпении закусив губу. Просить об этом Сатью она бы не стала, но оставила это на её уровень понимания ситуации. На её ощущения, которые в последнее время, не без участия Сомбры, стали куда более яркими. Цепкими. Может, Сатья и не была подкована в ведении разговора на том уровне, на каком привыкла вести его хакер, но она научилась чувствовать и понимать всё это на этом уровне.
- Я тебя надрессировала.
Она устраивает обе руки на голове Сатьи, приглаживая мокрые волосы. Смотрит на неё сверху вниз, отмечая, что в этом есть нечто крайне возбуждающее, на что Вашвани порой давит, то ли прекрасно знающая об этих предпочтениях Сомбры, то ли просто сама любит такую позу. Вдруг понимает, что пока у неё есть возможность ответить. Быть может, взять всё в свои руки, не позволив себе так быстро сдаться. Но после того, что она сделала с Вашвани, хочется передохнуть. С явным удовлетворением принять пассивное положение, позволив ей ответить.
- Неужели ты ещё не наслушалась? - сбивчиво замечает Сомбра. Чуть громче, чем заполняющий тишину шум воды. Но в одном Сатья, наверное, права - время поговорить будет, даже если это всего лишь слова. Всё самое главное на сегодня Сомбра услышала, даже не заставляя архитектора говорить. Та нуждалась, отчаянно нуждалась в помощи, пусть и не для себя, а эта просьба не была формальностью или чем-то, за что можно было спросить ответную услугу. Даже этот вечер Оливия считала логичным продолжением проявленной на семинаре инициативы. Она бы ушла без объяснения причины, если бы Сатья не просила её остаться так нежно, так... жалостливо. А теперь ещё и так горячо.
Вернуть до конца не ушедшее вожделение у Сомбры получилось быстро, то выгибаясь навстречу ласкам, то настойчиво и властно прижимая к себе голову Сатьи, иногда даже слишком плотно обхватывая её бёдрами и совсем нескромно дёргая за волосы. Продолжение вышло неожиданным, но ярким, и Оливия, поначалу никак не выражающая эмоций и думающая откровенно симулировать, чтобы досадить, неожиданно легко позволяла себе слабо контролируемые стоны, когда уже не могла ровно дышать. Ноги подкашивались, напоминая голове о том, что лучше за что-то схватиться, чтобы не упасть, но изнеможённо опуститься на колени рядом с Сатьей хакер позволила себе только тогда, когда оргазм, пусть и не столь яркий, как у Вашвани, настиг её. Напротив, теперь счёт, как и раньше, видится ей равным, а внезапное желание Сатьи уже не кажется чем-то раздражающим. Не кажется игрой на счёт, которую они ведут время от времени. Сомбру забавляют такие мысли, на самом деле - она уверена, что архитектор уж точно не стала бы соревноваться в чём-то с никогда не ведущей честную игру мексиканкой, но оказалась в это втянута.
Уже одевшись и просто сидя рядом друг с другом, они всё-таки говорят, а Сомбра всё-таки делает, что хотела, и это тоже выглядит для неё достаточно интимным процессом. Она позволяет себе отключить протез под пристальным и даже немного недоверчивым взглядом Сатьи, чтобы оставить внутри нечто вроде отслеживающего жучка, который, пусть и позволяет контролировать и отслеживать перемещения, но Сомбра понимает, что не будет заниматься этим постоянно. Она, конечно, умалчивает, что могла бы, например, добиться синхронизации движений протеза со своей рукой, но сейчас это совсем не нужно.
Проводы не слишком затягиваются, поскольку весь багаж был заблаговременно направлен в аэропорт, и последние полчаса Оливия предпочитает просто находиться рядом. По большей части молчать, слушая спокойное дыхание Сатьи и время от времени позволяя себе поцелуй-другой. Внутренний таймер подгоняет её чуть раньше, чем Сатью, и она нехотя поднимается, выбираясь из объятий.
- Я тебя провожу, - с улыбкой замечает хакер, говоря очевидные вещи. Но при этом сначала оставляет архитектора и забирает тёплые вещи из подсобки - временного пристанища, которым она воспользовалась, чтобы слинять, если что-то вдруг пойдёт не так на семинаре.

+1

38

[indent] Быть может, Сомбра не до конца была согласна с её планами и желаниями, но она не говорит однозначное «нет»; её тело тоже. Сатья позволяет себе ухмылку на её словах: не наслушалась. Она как будто никак не может насытиться этим телом и человеком, и такие реакции ей, на самом деле, чужды. Потому что это не совсем про Вашвани, холодную и рассудительную. И пусть в постели это почти всегда уступало место чему-то более откровенному и честному, для неё обычно не было проблемой почти сразу вернуться мыслями к насущным делам, полностью подавив в себе возбуждение. С Сомброй так не получается, не работает. Как будто всё, чем архитектор живёт, в присутствии хакера сбоит и не хочет выполнять свои обязанности.
[indent] Смешно.
[indent] И глупо.
[indent] Новому процессу Вашвани отдаётся с душой, внимательно следит за реакциями тела партнёрши на те или иные её прикосновения, потому что до конца, кажется, так и не может понять, что именно доставляет ей большее удовольствие. Она касается её чувствительных точек языком, чтобы опуститься ниже и толкнуться им внутрь, снова после возвращаясь наверх. Руки хакера иногда ложатся на её голову, направляют сами, подсказывая, и Сатья не скрывает довольную улыбку от осознания того, что Сомбре нравится то, что она с ней делает. Когда девушка в её руках сжимается, кончая, и с её губ слетает финальный стон, Вашвани поднимается с колен и просто обнимает её на несколько долгих секунд: по ним обим струится тёплая вода из душа.
[indent] Архитектор только теперь, кажется, удовлетворена окончательно. Она не знает о том, что желание делать каждую их встречу незабываемой или, хотя бы, непохожей на что-то обыденное и серое, принадлежит не только ей, но и Сомбре, но это не мешает Вашвани желать того же. И ей хочется, чтобы эта встреча запомнилась им обеим не только спасённым Землинским, как бы незабываем сам по себе тот не был, но и чем-то пусть бы даже таким простым, как хороший секс.
[indent] Душ Сатья покидает будто бы нехотя, долго вычесывает мокрые волосы и почти что медитирует под шум фена. Она меняет старую одежду на менее официальные брюки и тонкую шерстяную кофту с широкими рукавами, которые не обтягивают протез, тщательно проверяет собственный небольшой чемодан и идёт к Сомбре, тоже одевшейся, которая как будто пребывает в том же непонятном состоянии: они слишком мало времени провели вместе. «Мало?» Сатья цепляется за эту мысль, но сердце неприятно ёкает, и она решает отложить её на потом.
[indent] Она аккуратно присаживается рядом, позволяет хакеру завернуть рукав с протеза и отключить его, смотрит за её действиями внимательно, с толикой недоверия, от которого просто не может ещё избавиться, когда дело касается ненастоящей руки, которая ей самой-то, по сути, не принадлежит. В этом слишком много от Vishkar, это им принадлежит — равно как и Сатья. Так было и так есть. И Вашвани страшно ловить себя иногда на мысли, что этот ошейник слишком сильно давит на горло.
[indent] Они говорят. О чём-то неважном и чём-то честном. Немного о детстве. Немного о предпочтениях в фильмах и музыке. Сатья, конечно, преимущественно отмалчивается, но на какие-то темы Сомбра разводит и её, и тогда она пускается в суховатые, но оттого не менее искренние рассказы. Время то замирает, то бежит слишком быстро. Вашвани глубоко вдыхает запах волос хакера, играючи вырисовывая протезом голограммные образы. Ночь переходит в утро, и от усталости немного ведёт, но она давит в себе зевоту. Расставаться, кажется, не готова ни она, ни Сомбра. Та уходит, чтобы быстро вернуться, но прежде, чем они покидают номер, то же самое делает архитектор. Она возвращается с аккуратной подарочной квадратной коробкой.
[indent] — Мне очень понравилось, как на тебе сидел тот бюстгальтер, но… я сделала и другой вариант, он попроще, если вдруг тебе захочется надеть что-то… — она не решается сказать, «что ассоциировалось бы со мной»; не может. — Там, на самом деле, комплект получился. Хочется, чтобы такое было только у тебя, и Vishkar этот эскиз не получат. Немного… эгоистично? Наверное. Там ещё кое-что, надеюсь, это станет тебе приятным сюрпризом. А если нет, ты всегда можешь просто выкинуть всё это.
[indent] Она топчется на месте, как-то даже неловко, пока Сомбра не забирает подарок. Утеплённое пальто Сатья застёгивает у выхода из отеля, пока Сомбра сдаёт ключ-карты, а портье убирает чемодан в багажник такси. Архитектор выходит на холод, но не спешит садиться в машину.
[indent] Ждёт.
[indent] Оборачивается, когда слышит, как закрываются за кем-то дверь. На выдохе поднимает взгляд, чтобы встретиться им с хакером. И пропадает. Совсем. И уже не понятно, он это хотела поцеловать Сомбру или наоборот. Потому что этот порыв у них единый.
[indent] Несколькими минутами спустя она сядет в такси, и за пятнадцать буквально минут окажется у нужного терминала. Узнает, где хранится весь багаж их делегации и заберёт его до того, как к терминалу привезут коллег. Землинский будет бодр, несмотря на бессонную ночь, и немного взволнован — ведь теперь он знает немного больше, чем должен был. Но мыслями Сатья будет слишком далеко от всего этого.
[indent] На её губах останется горячий поцелуй.

+1

39

Оливия внимательно слушает, как Сатья, которая едва ли казалась ей человеком, способным уделять внимание таким мелочам, преподносит ей подарок. От того, каким до этого момента казался Сомбре её образ, что-то личное становится в несколько раз ценнее. Она слушает неловкие объяснения, недовольно хмурится на моменте, когда архитектор как будто бы решает подчеркнуть неважность этого подарка, хотя сама как будто бы не хочет этого говорить. Мексиканка уже знает, что не избавится от него, просто не выбросит, что бы там ни было - и результат колдовства этой чародейки в первый раз ей понравился. Кроме того - Оливия, конечно, не говорит - но ей нравятся эксклюзивные вещи, а что-то, созданное по технологии Вишкар, но уникальное и принадлежащее только ей одной, она, вне всякого сомнения будет хранить. Разница сейчас в том, что если бы этот подарок достался ей, скажем, от Санджая, то Сомбра в конечном итоге могла бы его продать. Из рук Корпала что-то уникальное выглядело бы оплатой дела, но из рук Сатьи... это был действительно подарок. И, обычно безразличная к таким мелочам, Сомбра понимает, что это, наверное, первый подарок, который она сохранит. Хочет возмутиться по поводу того, как мало при этом вкладывает в него Сатья, но решает промолчать - уж больно наиграно звучали эти слова. Та и сама наверняка хотела проверить реакцию, поэтому хакер дарит ей в ответ разве что нахмуренные брови - и ничего больше.
Но принимает подарок и, как бы ни хотелось заглянуть внутрь, Сомбра прячет его подальше от глаз, в лёгкую сумку, с которой приехала. Она заканчивает собираться уже тогда, когда Сатья покидает отель, но решает, что просто так убегать в этот раз не будет. Хакер умеет быть благодарной, а этот отель, который приютил их на эту ночь и сделал её прекрасной, заслуживает нормального отношения. Камеры она, конечно, отключает, но в условно-необходимый диалог с персоналом, чтобы сдать ключ-карты, всё-таки вступает. Тратит совсем немного времени на то, чтобы застегнуть тёплую куртку, надетую поверх брони, получше и только надеется, что это небрежное отношение к мелочам никак не свяжет бандитов в другом отеле с ней или с Вишкар. Вообще с чем угодно, что хотя бы в теории может навредить Сатье. За себя хакер, как обычно, не переживает - выкарабкается, как и всегда.
Стеклянные двери, покрывшиеся снежным налётом из-за мороза, всё равно дают возможность посмотреть сквозь них и увидеть Сатью. Осознание того, что она ждёт, хотя и могла уже уехать, отзывается внутри непривычным теплом, поэтому Сомбра не медлит. Она сразу же выходит на улицу, в рассветный туман, который с каждой минутой становится всё менее заметным. Полумрак российского утра, так или иначе, не мешает ей найти Вашвани, уверенной походкой сокращая расстояние. Она властно берётся за её талию, притягивая к себе девушку, чьим телом за целую ночь у Сомбры так и не получилось насладиться в полной мере. Склоняет к себе голову Вашвани, едва слышно выдыхает - и только холод выдаёт её действия, клубами пара обозначивающий горячее дыхание. Рука Оливии находит подбородок Сатьи, легонько сжимая его, когда губами она, наконец, касается её губ - поначалу не слишком уверенно, как будто холод между ними слился в тонкую стену, которую перед горячим поцелуем надо растопить.
Приятное тепло, как и прежде, разливается внутри, и Сомбре становится плевать на всё то, что происходит вокруг. Она, конечно, позаботилась о том, чтобы никто не смог потом перехватить такие кадры, но даже она не может следить за всем и вся. Случайные снимки, возможно, снятые на любительские камеры, когда-то и попадут в сеть. Она найдёт себя, предающуюся поцелую с этой девушкой, улыбнётся лишний раз и удалит фото отовсюду, откуда только сможет. Быть может, потом найдёт загрузившего фото человека и удалит все данные с его файловых накопителей.
Но сейчас она просто предпочитала не думать об этом, по-хозяйски склоняя к себе голову Вашвани и просто целуя. Не мелкими дразнящими поцелуями, а одним долгим, почти не дыша, не перемежая это всё ненужными словами. Решившая отказаться от хаотичного поведения, но всё-таки выражающая свои чувства, хакер была непривычно чутка и нежна в этот момент. Без лишнего лукавства, но с определённой целью, просто... сейчас это было одно и то же. Сомбра делала то, что хотела, и её чувства никак не мешали тому, чтобы отобрать у Санджая поводок, принадлежащий этой девушке. Чтобы, в конечном итоге, без тени сожалений, но с завидным упорством, сделать его своим. Она отстранилась не скоро, но плавно, при этом не показывая, что ей было тяжело прервать этот поцелуй. Рука хакера коснулась её губ, прежде чем Сомбра повернулась спиной и пошла прочь. Но всё-таки продолжала наблюдать, стоя поодаль, пока такси не унесло Сатью в туманную даль утра - куда-то к аэропорту.
Заканчивая свои дела здесь, Сомбра всё-таки собирает все материалы по Вольской, когда убеждается в том, что Вишкар покинули город. Ещё раз проверяет места, где были они с Вашвани, проверяет зацепки бандитов по сомнительному делу, уничтожает те хвосты, которые могли бы сказать Алексею больше. И только после этого решает уехать сама - теперь уже точно домой. В свой второй дом, который не отличается ни безопасностью, ни близкими друзьями, зато даёт ей так нужную информацию и ресурсы. В организации её улов воспринимают достаточно тепло, чтобы оставить кошку, которая гуляет сама по себе, в покое вплоть до следующего задания. Уже в своём отсеке, заблокировав дверь и на всякий случай обновив блокировку камер, она наконец позволяет себе открыть подарок, полученный от Сатьи. Усмехается чему-то, ожидая чего-то подобного и что-то прикидывает, прежде чем ей в голову не приходит интересная идея.
***
Коммуникатор Сатьи беспокоит очередное сообщение. Без специфичного сигнала, который та могла выставить номеру Сомбры. Неизвестному номеру вторит и отсутствие темы сообщения, а также максимально неприметный прикреплённый файл. Стиль оформления напоминает Сомбру лишь отчасти, а первые кадры видео кажутся непроглядной тьмой. Но...
Но спустя несколько секунд в нём появляются отдельные детали. Тьма сменяется полумраком, в котором видно скрещённые светлые линии-полосы тусклого и мягкого света, уже хорошо знакомого Сатье. Среди них - яркий фиолетовый, который светящимся мечом уходит ниже, к новым скрещённым полосам жёсткого света. Освещение вдруг становится чуть лучше, позволяя разглядеть очертания смуглого тела и идущий вдоль спины знакомый имплант. Неизвестная фигура поворачивает голову, демонстрируя импланты на одной стороне головы. Снова поворачивается, совершая несколько движений, будто танцуя в кромешной тишине, хотя видео прекрасно передаёт звук, который будто бы увеличен до предела - можно услышать дыхание и шорох тканей, но ничего другого. Сомбра подходит ближе, оттягивая момент кульминации, как будто действительно хочет показать нечто особенное. Поворачивается, демонстрируя надетый подарок, по которому проводит руками, соблазнительно сводя груди вместе и как будто проверяя бюстгальтер на прочность, затем оттягивая чашечки. Отходит немного назад, чтобы взяться обеими руками за закреплённый страпон, методичными движениями водя по нему одной рукой и, то задавая совсем быстрый темп, то вдруг переходя на медленный. Снова подходит ближе, прислоняя его чуть ли не к объективу камеры, прежде чем выключить её. Запись обрывается. Никакой подписи или пояснения к ней хакер не оставляет. За то недолгое время, что оно шло, она не сказала ни слова, позволяя себе только дышать и зная, что её дыхание будет слышно на записи слишком хорошо. Зная, что её прикосновения к подаренному белью Сатья будет слышать лучше, чем что-то другое. Зная, что скользкий звук её прикосновений и ласки девайса Вашвани прочувствует буквально своей кожей. И будучи уверенной, что в полумраке едва ли будет видно её лицо. Как и задумывалось - это подарок только для неё. Такой подарок, который она, возможно, хотела получить, но никогда бы не попросила.
- Полагаю, тебе тоже будет чем заняться этой ночью, Сатья.

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Masterplan