crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Однажды в Оксенфурте


Однажды в Оксенфурте

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Однажды в Оксенфурте
Geralt of Rivia, Cirilla, Olgierd von Everec (Robin Hood)

https://i.imgur.com/VGsnRiM.gif

https://i.imgur.com/hwx8n6K.gif

https://i.imgur.com/KgRjz2W.gif

«

Оксенфурт, корчма "Алхимия"; 1273 год, канун Саовины
Говорят, что в канун Саовины просыпается всякая нечисть. Стоит сидеть дома, заперев все двери и не пускать никого на порог.
В канун Саовины холодно. Хочется спрятаться в теплом месте, согреться, поесть горячую еду и выпить чего-нибудь.
Оксенфурт всегда был оживленным. Корчма "Алхимия" чуть ли не самое популярное место.
Никто не мог подумать, что в один вечер в ней соберутся ведьмак, его приемная дочь и атаман ганзы знатного происхождения.
И... Что может пойти не так, если все они там встретятся?
Саовина любит сюрпризы. Но ведь на дворе 13-й век и все давно уже не суеверные? Брехня! Не только монстры могут стать проблемой для мирных жителей.

»

+2

2

Саовина. Очередной заимствованный праздник у культуры, которую люди фактически пустили под меч. Люди вообще по природе своей неаккуратны. Вместо сохранения мы рушим до основания, возводя на изящных руинах своё, смотрящаяся топорно, даже в самых изысканных формах. На смерти не строят прекрасного, в крови не рождают искусства. Кровь спутник войны. Благоухающие сады взрастили на пепелищах, громады укреплённых замков на рухнувших дворцах, плодородные деревья растут на перегнивших трупах, а игриво сверкающие каменья тщательно отчищены даже от духа своих предыдущих владельцев. Так жили многие поколения, несокрушимая река жизни струится протоками времени, бесследно сметая одних, и приводя на их место новую жизнь. Мы не морочим голову, живя по законам, придуманные столетья назад, оправдывая новые действия своими нерушимыми истинами. Все так живут.

Геральт никогда не был последователем всеобщей справедливости. Само его понятие о ней настолько разнилось с общепринятой идеологией, что считать ведьмака даже наполовину адептом мог только полный дурак. Он не оправдывал свою жизнь, а просто жил. Как мог, как умел, как научили. И всё равно, где-то в глубине его души рождалась мимолётная искорка жалости. Жалости за весь человеческий род.

Ветер с Понтара налетал на город остервенелым потоком. Волны каскадом вздымались набрасываясь на берег, с шумом разбиваясь о пристани и камни, отступая в реку угрожающе шипящей пеной. Все купцы, кто только взял смелость остаться на улицах, спешно сворачивали палатки, собственными телами укрывая товар. Меньше страдали мечники и бронники, сильнее мануфактурщики, особенно тканные, чьи изысканные товары так и норовили воспарить в небеса. Геральт и сам успел испытать всю прелесть разбушевавшейся стихии, когда проходя мимо небольшого шатра ему прямо в лицо прилетел тонкой работы платок, с бархатной тесьмой по краям. Ткань закрыла глаза, а бахрома едва не попала в рот, ведьмак вовремя ухватил изделие за край, оттаскивая настырно липнущую к коже ткань.
- Не мой фасон. – Уверенно объявил он купцу, выскочившего наперерез, и в момент побледневшего, завидев испещренную вздувшимися сосудами кожу. Геральт молча вручил дрогнувшему мужчине платок и спешно поторопил идущую сзади Цири, тоже застрявшую у какой-то лавчонки. Ему уже чертовски натерпелось дойти до любого расположенного в квартале трактира и если не уничтожить сразу половину имеющихся в нём запасов, то по крайней мере выпить кружку знаменитого пива, и аппетит притупить и перебить наконец отвратный вкус корабельной похлёбки, коей ведьмак и коня в голодный год не накормит.
Капюшон плясал на голове, то подпрыгивая вверх, то в рваном ритме отскакивая в разные стороны. Ветер не унимался, поэтому путникам постоянно проходилось держаться за края ткань, дабы взбесившаяся стихия не выбила из них последнее тепло. Странно, но снег в этом году ещё не выпал. Промозглые дожди нещадно хлестали улочки благолепного края, но вот разрождаться белыми хлопьями не спешили и в самый канун Саовины.

Возможно стоило подождать. Ещё немного покрутиться по улицам, выждать, пока действие эликсиров, принятых после охоты на волколака спадёт, а лицо приобретёт более-менее человеческий вид, но Геральт слишком вымотался, дабы подвергать себя подобным жеманствам, к тому же сегодня он путешествовал не один, и держать Цири дольше положенного в подобной атмосфере доводов тоже не прибавляло.
«Алхимия» вызывала внутри ведьмака спектр весьма интересных впечатлений. Место памятное, можно сказать почётное. Геральт придерживает дверь, а в голове сами собой рождаются строчки куплета про развязных девиц Виковаро. Внутри тепло, что само по себе является причиной разномассной толпы, собравшейся внутри. А ещё внутри весело, что только накаляет градус подпитых горожан, внимательно уставляющихся на вошедших. Геральт натягивает на лицо привычное выражение безразличие и аккуратно толкает Цири в сторону скамьи у единственного свободного стола, тогда как сам удаляется в совершенно противоположном направлении, в сторону тщательно полирующего кружки корчмаря.
- Два пива и ужина. Подать как можно скорее. – Хозяин оживает только при виде нескольких блестящих монет, призывно звякнувших на деревянной стойки. Они как-то перекинулись парой слов, поэтому мужчина почти не пялится на его бледное, точно полотно лицо, а лишь раздаёт указания кухне, одновременно сгребая геллеры в свободную руку.

+2

3

После странствия по другим мирам, легко подзабыть, что в Саовину бывает холодно. Со стороны островов Скеллиге дует холодный ветер, почти превращаясь в ледяной.
Саовина заставляет ежиться, выкладывать только что заработанные деньги на новый меховой воротник поверх небольшого кафтана из белого меха, что прикрывает рубашку, а снизу подпоясан корсетом, все тем же.
Может быть, для охоты за чудовищами это и совершенно непрактично, и ничуть небезопасно, но привычно и удобно.
Очередной неодобрительный взгляд Геральта я лишь принимаю пожатыми плечами и задранным носом.
Несмотря на то, что я так и не проходила Испытание Травами, которому уже много лет не подвергали молодых ведьмаков, у меня были свои козыри в рукаве, что позволяли мне выполнять ведьмачью работу ничуть не хуже Геральта, Ламберта и Эскеля.
Более теплая одежда защищает от наступающих холодов, но это не так уж и надолго.
Ведьмаки из Школы Волка давно привыкли скрываться от того, что несет на Континент Саовина за стенами замка в Каэр Морхен.
Зимой прячутся все, стараясь не умереть от холода. Даже чудовища. Тоже ведь жить и не мерзнуть хотят!
В этот раз на общаке пришлось задержаться. Сразу несколько заказов, с которыми я не справилась бы так быстро в одиночку, поэтому работали с Геральтом на пару.
Тем не менее, прежде чем ехать на зимовку, почему бы не провести в Оксенфурте еще вечер и ночь? Чем меньше морозить кобылу на ночь глядя, тем лучше, а до Каэр Морхен ехать примерно неделю.
Пусть лошади отдохнут.

На Саовину всегда холодно. Даже отсутствие снега вовсе не повод обманываться. Оно, возможно, и к лучшему. После того, как мне удалось остановить Белый Хлад и не позволить ему проникнуть в наш мир вслед за вторым Сопряжением Сфер, кажется, снега я уже достаточно нажралась. Хватит с меня пока!
Но когда ветер поднимается, заставляя подниматься и воду, биться ее волнами на берег, щедро обдавая собой тех несчастных, кому не повезло оказаться на берегу в это время, когда ливень заменяет собой снегопад, и это заставляет продрогнуть настолько сильно, я невольно думаю, что лучше бы был снег.
Хотя бы не настолько неприятно.
Морщусь, машинально запахиваю меховой кафтан, пока мы с Геральтом идем в сторону корчмы, пересекая рыночную площадь, где купцы сворачивают лавочки. Настолько поспешно, что даже не заботятся о сохранении собственного товара.
Оксенфурт - достаточно милый, аккуратный и спокойный городок, даже когда по нему ходят стражники.
Но, очевидно, что не сегодня.

У одного из купцов слетает с прилавка несколько листков. Наверное, с торговой сметой.
Их относит в сторону, а я успеваю среагировать, оказавшись возле них за секунду. Подбираю, аккуратно сворачиваю в трубочку, чтобы высохшие чернила не размазались от этой стихийной влаги, иду к владельцу и помогаю ему упаковывать их в кожаный тубус. Ну, там им точно не станет хуже. Может быть, у него есть и копия. Не знаю.
Купец сдержанно благодарит меня, вручает простую, но достаточно красивую брошь в виде ласточки, украшенную парой-тройкой драгоценных камней.
Вот же холера! Символы собственного имени буквально преследуют меня везде!
Не сдерживаю легкого смешка, поймав удивленный взгляд лавочника, объясняю ему про это забавное совпадение.
Он улыбается мне в ответ, накидывая куртку из плотной кожи поверх своей рубахи с длинными рукавами и желтого цвета. А вот головного убора на нем нет, удивительно. Неужели ему совсем не холодно?
Выражает радость по поводу того, что подарок мне понравился. Говорит, что его зовут Гюнтер, желает приятного вечера… И в ответ момент меня зовет Геральт.
- Иду! - успеваю краем глаза увидеть, что он кому-то возвращает платок, бросаю последний взгляд в сторону лавочника, но…
Как он успел уйти так быстро? А, впрочем, хер с ним. В такую скверную погоду тут любой научится бегать также быстро, как и я пользуюсь своим природным даром.

Бережно кладу брошь-ласточку в карман, нагоняю Геральта в пару шагов, и беру его под руку, чтобы не отставать.
Осталось только дойти до корчмы, там же поужинать и, видимо, переночевать. А завтра с утра можно отправляться к горам и осесть в замке до самой весны.
Интересно, Ламберт и Эскель уже там или тоже задержались? Сопряжение Сфер, несмотря на отсутствие угрозы Белого Хлада теперь, все равно добавило проблем. И новых чудовищ, как старых, так и новых.
Говорят, что в Саовину воскресают мертвые. Надеюсь, хотя бы к убитым нам чудовищам это не относится. Пусть и за повторное убийство нам наверняка заплатят снова, да вот только возиться лишний раз неохота, и так уже замудохались чистить окрестности Оксенфурта в последние дни.
Да, я сама выбрала такую жизнь. Да, мне это нравится! Но могу же и я захотеть в конце концов отпуска? Вдалеке, в месте, где прошло мое детство, где меня учили сражаться, где мы с Геральтом провели много времени вместе, и там, где не надо прятать лицо от каждого нильфгаардца, встреченного на улицах или тавернах. Так, на всякий случай.

Тепло из “Алхимии” почти сшибает еще с порога, едва Геральт открывает дверь, пропуская меня внутрь. Я машинально передергиваю плечами, сбрасывая с себя остатки холода с улицы, и с удовольствием расстегиваю меховой ворот…
Бесполезный меховой ворот, который только можно сейчас выжимать. Снимаю верхнюю одежду, вешаю ее сушиться над камином в углу корчмы, кое-как отыскав свободное место. И там же, поблизости, нахожу свободный стол, пока Геральт делает заказ.
Устраиваюсь на стуле, с наслаждением вытягиваю ноги и оглядывая посетителей.
Их сегодня много, почти все столы заняты. Люди и нелюди пьют, веселятся, празднуют канун Саовины.
Краем уха слышу, как кто-то травит байку. Мол, несколько лет назад пустили старого бродягу погреться в какую-то таверну, а тот как сел у камина, да и давай травить байки про смертоносную девицу, что приходит на Саовину, возвращаясь из мертвых, да и карает своих обидчиков. Никто ему не поверил, а девица-то и впрямь пришла, никто не пережил ту страшную ночь!
Сначала вздрагиваю, а потом давлю смешок. Сейчас, когда все это давно осталось в памяти, так и выглядит забавным.
Так и рождаются легенды. К слову, преувеличенные. Досталось исключительно тем, кто это заслужил!
Я дожидаюсь сначала Геральта, а потом и нашего заказа. Снимаю перчатки, кладу их на стол, и принимаюсь за еду.
Утолив первые порывы голода, беру в руки кружку с пивом. Оно не холодное, но и не теплое. Бросаю взгляд на соседний стол, где идет оживленная партия в гвинт.
Краснолюды подбадривают своего, который играет против…
Я отмечаю облик мужчины в татуировках с пышными усами и одним лишь чубом на голове. За него тоже болеют свои, а неподалеку вижу еще одного, который выделяется среди них.
- Кто они?.. - спрашиваю вполголоса Геральта, заставляя себя не пялится в сторону этих причудливых типов. Видимо, какая-то ганза.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Однажды в Оксенфурте