crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Ghost of the Empire


Ghost of the Empire

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Ghost of the Empire
Soontir Fel // Leia Organa

https://i.imgur.com/TLWVLw1.png

«

Станция наблюдения Сопротивления; 34,7 ПБЯ
В умелых руках TIE/In становится в равной степени как лишенным изящества орудием убийства, так и стремительным инструментом  дипломатии между заклятыми врагами.

»

Отредактировано Soontir Fel (Вт, 29 Май 2018 09:56:31)

0

2

Бластерные вспышки легли ближе.
Через разбитый экран он увидел, как «крестокрыл» ушел вдаль и зашел на разворот. Ремни безопасности и части фюзеляжа надежно удерживали его на месте. В очередной раз он нажал на кнопку катапульты. В очередной раз в разбитый шлем ударил фонтан искр. Над его ухом печально застонал, проседая, люк.
Нос истребителя повернулся к нему.
Разогретый заряд тибана сорвался с пушки и превратил землю прямо у экрана в стекло, на секунду ослепив его вспышкой.
Когда зрение вернулось к нему, все, что он мог видеть – это приближающуюся к нему серию новых выстрелов. Уж теперь они попадут в цель. Сунтир закрыл глаза.

И проснулся.
Темнота встретила его слабой дрожью корпуса и писком комлинка. Поднимаясь, он привычно увернулся от верхней полки, всегда поджидавшей офицеров флота над кроватью. Сев, он не глядя протянул руку к низкой прикроватной полке в поисках источника шума.
- Доброй ночи, барон, - отозвался случайно включенный передатчик. – Прошу прощения за беспокойство.
- Не стоит, капитан, - отозвался Фел, поднося устройство ближе к себе. – У вас есть для меня новости?
- Так точно. Как вы и просили, я уведомляю вас о том, что через час «Верный» завершить прыжок. Техники уже начали все необходимые приготовления, - поспешил добавить капитан, предупреждая его вопрос.
Сунтир туманным взглядом окинул погруженную во мрак каюту. Он не сразу заметил маленькое зеленое табло и смог прочесть его.
Бортовое время – три стандартных часа.
- Благодарю вас, капитан, - отозвался он. Он хотел было отключить связь, но какая-то дикая мысль пришла ему в голову. – Капитан. Не думаю, что мы с вами увидимся когда-либо еще. Я благодарю вас за оказанную мне услугу и прошу передать мою благодарность вице-адмиралу. Сегодня вы оказали Империи услугу.
И лишь получив дежурное, полное гордости «Служу Империи», он выключил связь.

На сборы ушло не так уж и много времени. Он не стал сменять одну форму на другую, сразу облачившись в летный комбинезон в кромешной тьме - ему не нужны были глаза, чтобы видеть хорошо запомнившиеся рукам молнии и застежки.
Лишь затем он включил свет и направился к углу, где в каюте размещались зеркало, кран и встроенный в стену ящик – невиданная роскошь для боевого крейсера такого размера. Обдав лицо холодной водой, он посмотрел в зеркало.
Его взгляд пересекся с ответным холодным взглядом пилота с короткими седеющими волосами, угрюмым лицом и тенями, запавшими на щеках. Черная щетина и короткая бородка, годами служившие его визитной карточкой, по каким-то причинам не понравились ему – он провел у зеркала несколько минут, очищая лицо от лишней растительности.
Это позволило на секунду вернуть то грозное лицо, что годами надзирало за улицами имперских городов с агитационных плакатов. Заметно постаревшее,  но все еще узнаваемое изображение Сунтира Фела, коммандера Имперского Флота и барона Империи.
И один из ключевых инструментов в нынешней операции.

Все вещи, что он счел необходимыми для него вне кабины истребителя, были упакованы в сумку и заброшены за сиденье. Инструкции были отданы, последние приказы переданы по цепи командования до капитана крейсера. На серые борта его машины были нанесены, как он того и хотел, две красные полосы.
Отдав деку механику, Сунтир надел старый летный шлем и соединил систему подачи кислорода с дыхательной маской. С этого момента его речь будет передаваться в окружающий мир с помощью встроенного ретранслятора. Еще мгновение – и он будет отделен от вселенной кормой своего истребителя.
По интеркому звучит обратный отсчет.  До выхода из гиперпространства осталась минута.
Он спускается по лестнице вниз, с летной палубы, к открытому люку. От холодного вакуума космоса его отделяют лишь тонкие стены цилиндра, в который лестница спрятана.
Забравшись внутрь машины, он первым делом опускает люк и активирует зажимы. Электронный и механический зажимы плотно отрезают его от окружающего мира.
Обратный отсчет подходит к концу.
Сдвоенный ионный двигатель медленно пробуждается после десятилетнего сна. Он занимает место в кресле пилота, пристегивая себя к нему. Ступни упираются в педали, руки сжимают штурвал. Он проводит предбоевую проверку, одну за другой пробуждая системы машины вручную, переключением рубильников и нажатием кнопок.
Автоматика дает добро.
Сводящая с ума воронка сверхсветового перемещения раскручивается, превращаясь в длинные полосы звезд. Они стремительно приближаются, и вот следует толчок. По ту сторону кокпита – нормальный космос, край необходимой ему пустынной звездной системы.
Сенсоры легкого крейсера спешно наводятся на ближайшие планетоиды. Он видит на экране всплески энергии.
О включении внутренней связи его предупреждает тихий шелест статики.
- Коммандер. Удачной охоты.
Магнитный захват исчезает.
Защитник срывается с места.

Черноту космоса озаряет якая вспышка.
Дефлекторные щиты Т-75 рассеиваются. Сдвоенная ионная пушка дает залп на опережение цели – снаряды попадают в цель. Машина противника продолжает движение вперед, не встречая препятствий в вакууме космоса. Если астромех не восстановит питание – если астромех сам не был отключен ионной пушкой -  очень скоро дрейфующий «крестокрыл» найдет свою смерть, развалившись от ударов космического мусора о корпус.
Но у него на хвосте уже повисли двое. Времени для размышлений не остается.
Он уводит машину вверх. Он знает, что эти новые игрушки повстанцев куда быстрее своих предшественников – и куда более бесполезны против маневренного противника. Даже бесполезнее, чем классическая модель «гроба». Да, им поставили новые пушки и прикрутили двигатели поновее – но это все еще был старик Т-65.
А уж корпус его перехватчика в былые годы был усеян красными трафаретами этих консервных банок.
Он ускоряется.
Двое на его хвосту все никак не хотят сменить курс. Прямо по курсу – естественный спутник планеты, маленький обломок астероида на геостационарной орбите. Если он успеет укрыться за ним прежде, чем их пальба начнет сжигать его щиты – с двумя можно будет прощаться. Компьютер показывается, что их машины тоже набирают скорость.
Идут широким строем.
Он нажимает на гашетку и снижает мощность двигателя до предела. Ионная пушка на верхнем крыле дат ему необходимый толчок назад, а его противники быстро настигают его, пробуя щиты на вкус.
И проносятся мимо.
Одно нажатие на кнопку – из-под кокпита стартуют ракеты. Двигатели снова оживают, а он уводит Защитник направо. Левый будет какое-то время занят сбрасыванием со своего хвоста своры самонаводящихся убийц с реактивным двигателем. Этого времени ему хватит, чтобы вывести из строя другого противника.
Шесть пушек дают слаженные залпы с одинаковой частотой. Четыре зеленых бластерных снаряда несутся к цели. Попадают три. Две ярко-голубые полосы ударяют «крестокрыл» прямо в кокпит.  Пилот не ждет, пока теряющую ход машину уничтожат – он катапультируется.
Одного выстрела из бластерной пушки хватает, чтобы превратить его неразумную голову в остывающую груду мяса.
Остается еще один.
И еще несколько машин, стартовавших с поверхности - еще несколько трупов в гробах из дюрастали.

В ушах появился приятный тихий шепот статики.
- Говорит барон Сунтир Фел. Две трети посланных на перехват истребителей выведены из строя. Вы можете извлечь их из машин, предоставив мне посадочную площадку, гуманные условия содержания и прямую линию связи с высшим командованием.
Играючи, он ушел от атаки и начал заходить на разворот, ожидая ответа. Он успел завершить фигуру и выйти на новый огневой рубеж, испытав минимальные потери показателей щиты, а его собеседник так и не объявил о себе даже треском помех.
Он снова включил передатчик. Пальцы опустились на гашетку.
- Говорит барон Фел. Если я не получу немедленного ответа, все без исключения высланные ко мне силы будут уничтожены, - раздраженно сообщил он, наблюдая, как Т-75 превращается в горящий факел, закручиваясь и теряя управление.
После того, как он уничтожил еще одну машину и добил ранее нетронутую, он получил внятный ответ.

Прием не был приятным. Впрочем, он и не надеялся на что-либо иное, когда спускался к одинокой базе на всеми забытом захолустном мирке.  Он убил чьих-то невольных друзей, сделал из их смерти посмешище и посеял панику. За подобное он ожидал, как минимум, допрос с пристрастием и сильные механические повреждения, нанесенные под видом осмотра, его старому Защитнику.
У него отобрали табельное оружие, связали руки и заперли в помещении, смутно напоминающем кладовую. Сунтир завалился на стену, привыкая в слабому свету. Похоже, его заперли в каком-то хранилище или кладовой – слишком мало пространства, слишком долго его пленители возились с дверью. Значит, эта база не предназначена даже для содержания пленных. Какой непрофессионализм. Не имперский гарнизон и не станция дальней связи – командиру, который допустил бы такие оплошности при возведении, было бы несладко.
Кроме как ждать, перебирая слова в голове, ему ничего не оставалось. Хорошо еще, если все пойдет по плану – вырываться с доской и удачей на вооруженных повстанцев особо не хотелось. Особенно сейчас, когда тяжесть долга снова пала на его плечи. Однако исключать такую возможность было бы ошибкой.
Когда дверь отъехала в сторону – он ждал, смотря на своего конвоира сверху вниз. Тот достал бластер и взмахнул им в воздухе. Фел сильно сомневался, что его ведут на смерть, но не отрицал вероятности маленького бунта в рядах Сопротивления. Ему случалось видеть, когда захваченные в плен Повстанцы не переживали допросов.
В отчетах, в графе «причина смерти» неизменно значилось: «несчастный случай».

Но судьба улыбалась ему сегодня.
Тычками бластера в спину его провели до рубки связи. Во всяком случае, это было похоже неё: слишком мало экранов, слишком много панелей ввода и вывода, наушников и пустых кресел. Там его подтолкнули к одному из пультов, где его уже ожидал включенный коммуникатор – куда более мощный, чем любая гражданская версия, и передающий сигнал сквозь межзвездное пространство.
Никто не предложил ему сесть. Мысль о подобном маленьком бунте вызвала у него скупую улыбку, тут же награжденную подозрительным взглядом и новым тычком бластера. Его конвоир сам, косо поглядывая через плечо на имперского барона, ввел необходимые данные и отошел от консоли, не сводя дула с Фела.
Повисла тишина, нарушаемая тихим треском статики.
Он услышал щелчок соединения.
Миниатюрный голографический проектор ожил.

Операция началась.

Отредактировано Soontir Fel (Ср, 30 Май 2018 21:02:07)

+1

3

Черные всадники примчались с моря.
                     Стучали, звенели подковы и шпоры,
                     Бряцали, гремели щиты и латы...

Строки на экране сменились сигналом срочного вызова. Что же, нет худа без добра. Неважно, что на отдых и так было немного времени, а теперь оно и вовсе кончилось - зато не надо придумывать причину, по которой не получается заснуть.

Вместо настоящей.

Что случилось такое, что контакт прошел прямо на этот терминал? И никто из дежурных не помешал?

Лея встала, накинула фиолетовую накидку с высоким воротником поверх мягкого платья и вернулась к экрану. Приняла вызов.

На той стороне молодой человек, Джейсен Тар - хороший, дельный связист - быстро отбил полоску текста. Что такое, нельзя так сказать? Взгляд искал ключевые слова. А, вот: Сунтир Фел, истребитель, нападение, есть жертвы, пленный.

А вот глава базы, по ощущению, так себе справился. Наверное, из духовных последователей По Дэмерона - сперва стрелять, потом разбираться.

Странно. как странно это получается. В ее время 30-летние считались зрелыми, чуть и не стариками, а в восемнадцать никто не ждал уже от человека юношеских глупостей. Годы мира - Новая Республика так хотела дать за эти годы своим детям все самое лучшее. А теперь выросшие дети Новой Республики и в 30 еще не совсем взрослые, и постоянно надо их учить чему-то. То проявлять осторожность, то хитрость, то попросту терпение и здравый смысл. Вот как здесь.

Некоторые никогда не научатся.

Как забавно это все должно выглядеть для старого имперского военного с боевым опытом. Попытки гражданских выглядеть как военная база, попытки вести бой.

Вот за попытки вести бой надо кому-то настучать по голове, - думала Лея, краем глаза просматривая в углу экрана запись недавнего столкновения с тем самым противником, которого ей тут, кажется, предъявили. Не пробуй, делай. Опять же - откуда там вообще звено истребителей, на этом узле связи? У Сопротивления и так мало людей, большая часть их сейчас рассеяна тут и там, из собравшихся большая часть опять же с ней на Арбре, меньшая - на Одессене. А вот заблудшее звено - почему-то там, хотя не должно было бы. Небольшая задержка в пути, небольшое отклонение от маршрута, небольшие планы победоносно что-то отбить у Первого Ордена... Да, скорее всего.

Мы не армия. Мы - зерна для нового урожая. Когда же они поймут это, такие ребята, как По.

- Здравствуйте. барон Фел. Вы что-то хотели мне сказать, не правда ли. Говорите.

Отредактировано Leia Organa (Ср, 6 Июн 2018 10:05:22)

+2

4

- Лея Органа. Должен признать, что не ожидал нашей встречи в подобных обстоятельствах, - выдержав паузу, ответил Сунтир.
Судьба определенно была к нему добра, если на требование соединить его с высшим командованием Сопротивления ему выделили линию связи с бывшим сенатором Новой Республики, да еще и одним из самых разыскиваемых людей в Галактике во времена его юности.
Никто иной не смог бы обеспечить его плану гарантированного успеха.
- Мне следовало бы принести извинения за учиненный беспорядок, но того требовали обстоятельства; да и не думаю, что вы бы их приняли. Впрочем, мне есть, что предложить Сопротивлению взамен утерянным сегодня.
Он снова сделал невольную паузу.
Перебороть клятвы и долг. Засунуть свою гордость куда подальше. Империя пала, и он не связан никакими клятвами с её холодным трупом в мирах ядра. Он - заложник обстоятельств, и нет ничего постыдного в том, чтобы пожать руку своему противнику, какое-то время сражаться с ним плечо к плечу.
Тогда это было его жизненным кредо. Теперь же ему потребовались долгие мгновения на то, чтобы вспомнить это и убрать с лица тень отвращения от того, что ему придется сказать.
- Я готов оказать вам посильную помощь в борьбе взамен отобранных баронства, боевых товарищей и родины. Я предлагаю вам свои навыки и опыт, - сухо произнес Фел. - Но и я потребую ответных услуг.

0

5

- Я прошу - запиши меня в слуги,
Хоть рабом допусти к очагу.
- Нет, рабу я не буду рада,
Я лишь друга пустить могу.


Лея смотрела на человека по ту сторону экономного плоскостного монитора, в нижней части которого все еще шла запись недавнего боя. А ведь он думает, наверное, что все в порядке. Что так и надо. Что это в пределах нормы - прийти на переговоры с предложением сотрудничества  и открыть огонь, и открыть счет погибших. Хан бы посмеялся. Сказал бы - да так даже в вышибалы не нанимаются! В вышибалы, кстати, да - не так. Хан рассказывал - считается хорошим тоном показать свое умение драться, но при этом не калечить противника. В будущем-то придется по возможности не калечить клиентов, а не то убыток для заведения.

А ведь можно ему ответить - знаете, я тут посоветовалась с генералом Соло, и он против. Поэтому забирайте то, что там осталось от вашего истребителя и улетайте в ту глушь, из которой вылетели.

Ей даже поверят. Безумной легендой больше, безумной легендой меньше. Надо только будет смотреть сквозь него прозрачным уверенным взглядом.

Потом будут говорить, что генерал Органа - а для кого-то по сей день принцесса Лея - видит призраков. Это ничего.

Потому что один такой призрак она видит прямо сейчас. По ту сторону монитора.

Что его сюда привело? Почему он решил, что следует прийти именно таким образом? Почему именно к Сопротивлению?

Кстати, эту базу тоже следует эвакуировать и стереть все следы своего пребывания там. "Поворачивайся и убирайся, и на следующий день за то же самое принимайся!" У малочисленной группы, собранной из кого попало - из крестьян, и шахтеров, и рабочих, и даже, редко-редко, военных любая другая тактика приведет к напрасной гибели. Партизанская тактика.

И в нее, кстати, совершенно не вписывается этот человек.

- Вам нечего предложить Сопротивлению, - ответила наконец, Лея. - И мы не будем торговать услугами. Я могу оказать вам помощь - решите сами, нуждаетесь ли вы в ней. Потому что до стадии, при которой уже не спрашивают, а просто оказывают помощь, вы еще не дошли. Или с вами стоит языком имперских военных? "Доложите обстановку и опишите, как вы оказались в этом положении?" 

0


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Ghost of the Empire