Отгородившись от политики и не вплетаясь в неё практически совсем, Том вовсе не жалел. Несмотря на то, что его мотивация и амбиции росли в геометрической прогрессии, сам факт необходимости учиться, само-совершенствоваться и странствовать мага не смущал. Его вообще мало что смущало, когда речь заходила о силе, бессмертии и знаниях, которые помогут внести порядок в мире и доказать (самому себе) собственное превосходство. Не жалко было даже времени, потому что Риддл логично полагал: у него впереди, так или иначе, вечность, потому он мог посвятить какую-то её часть тому, чтобы обрести все знания мира. Прежде чем сам мир станет его. Рациональность выглядела так. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Двадцать тысяч км под землей


Двадцать тысяч км под землей

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Двадцать тысяч км под землей

Милле Кусланд // Герой Ферелдена,
Оливия Коломар // Морриган,
Брюс Баннер // Винн,
Фария Амари // Огрен,
Алистер Тейрин // сырный танк,
Терон Шан // Лелиана

http://sa.uploads.ru/t/BRhUc.gif

http://s7.uploads.ru/t/yxlpj.gif

http://s4.uploads.ru/t/xLQhO.gif

«

9:30 Дракона, Орзаммар, Глубинные Тропы
Поиски пропавших гномок  на глубинных тропах  шли полным ходом, когда грязные, оборванные  люди появились  в городе. Эти чумазые незнакомцы, смогли вернуться из троп с короной для короля и осудили сверхъестественные знания  наших предков об големах и публично предрёкли, что если и возможно найти пропавшие силы легиона мертвых и зачистить нижний ярус от порождений тьмы, то не силами гномов Орзаммара, а силами Серых Стражей. Этот рассказ про поход отряда Серых Стражей и их последователей на Глубинные Тропы.

»

Отредактировано Mille Cousland (Пт, 18 Май 2018 15:14:28)

+2

2

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/28kXG.jpg[/AVA]
Познакомившись поближе с Огреном, девушка вывела для себя очередное новое маленькое правило, гласящее скорей как пословица: «Гном гному рознь». Подобное можно было бы сказать про ферелденцев, сравнивать их с мабари, но стереотипный образ жителей подземелий не раз мешал рассмотреть в сгустках ярости и гордости сей расы, кое-какие близкие человеку качества. Сейчас же, уже некоторое время работая с ним плечо к плечу, Милле могла признать что была неправа, меряя гнома той же линейкой, что и прочих. Да, он был такой же дерзкий, невероятно вальяжный, с хитрой улыбкой и утонченными манерами завсягдаталя сельского кабака, за которыми прятал клыки, но это не мешало ему быть хорошим соратником. Даже больше – из него вышел прекрасный друг, топая за короной, она убедилась в этом. Выступив на тропы в поисках своей жены он закончил на том, что стал частью отряда и начал осваивался среди группы друзей Стража и предавался удивлению от знакомства с небом и достопримечательностью в виде Винн. Редкая птица может выдержать «свежее» утреннее дыхание гнома, но магесса держалась.
Но смятение после первого спуска на Тропы прошло,  отряд Кусланд немного отдохнул и пришел к мнению что вчетвером туда опасно идти и вообще как они смогли в первый раз выжить там? Если и предлагать помощь Легиону Мертвых и новому правителю Орзаммара, то уже в полную силу, ай-да потом аукнется и они тоже подсобят в ответ. Серым нужна поддержка,и заручившись помощью Магов из Круга, стоит задуматься и про гномов. И чем больше в них вложишь, тем больше они предоставят в ответ. Поэтому почти все члены группы решили отправиться вниз. Включительно с Огреном, что вначале дико упирался и матерился как сапожник. Он стал на ноги и вступил в свои новые обязанности личного берсерка отряда, с гордо поднятой головой. Если не считать его пьянства, Милле не могла найти больше в нем явных недостатков и была довольна новым «соратником». Кто угодно лучше Хоу. Хотя самому долгоносику видимо еще предстояло явить себя в будущем. Однажды, она даже слышала слухи, что семейство Хоу поддерживает Логейна и это вызывало у нее приступ чрезмерной радости – убить одним ударом двух мух было верхом счастья сейчас. Но все равно такие проявления эмоций были редкостью, и мысль про вражеское семейство была дополнительным негативным фактором, подпитывающим её желание разгрести все это дерьмо что творилось сейчас в Ферелдене включительно с Мором.
Но речь не об Хоу и даже не об Милле. Речь идет об Глубинных тропах. Давайте похвалим бравый отряд из шести героев, ведь повод есть – ступая за спиной провожатого разведчика из легиона, девица поймала себя на мысли что не смела желать лучших спутников. Команда, собранная для задания, была уравновешена в силе, гармоничная. И как бонус для Кусланд во главе – имела в своем составе невероятных представительниц прекрасного пола и Алистера. Причем, на любой вкус можно было найти себе спутника, если бы пробегающая мимо сваха захотела бы кого-то поженить на одном из героев. Тут была Кусланд-младшая, улыбчивая бард с аристократическим профилем и твердой рукой; тут была Лелиана с копной горящих волос и грустным взглядом; и сдержанная очаровательная Винн бальзаковского возраста, способная на решительные действия и убийства, очень опасная и такая прекрасная; таинственная Морриган с полными искушения губами и томным голосом, за которым крылся железный характер. А мужчины? Ах Алистер,мечта женщины-матери, готовой обнять и накормить малыша и… Огрен, дикий  и необузданный антипод который слегка выбивался из общей картины, это да. Абсолютно разные, как и их специализации. Так что подытожив, можно было сказать, что Кусланд довольна и собой, и компанией и возможностью пойти помочь союзникам-гномам и  размяться. Она даже была готова закрыть глаза на перегар Огрена  и опасность снова наткнуться на кого-то типа Матки  – остальное неважно.
Прибыв к воротам подземного комплекса, разбойница уже ощутила угрюмую атмосферу нависшую над этой областью – если тут и не было порождений тьмы, то в прошлом они точно здесь проходили. Также виднелись руины… ох, как же любят всякие твари в разрушенных местах селиться, это придает некий антураж их жизни и долю романтизма.
«Может мы все зря ненавидим скелетов и тех же порождений, может в их тьме осталась капля поэтической нежной души? Черта с два, тут совсем другое – тут легче спрятаться, стратегическое место эти ваши тропы с бесконечным лабиринтом хитрых ходов»
Легионер уверенно повел отряд в сторону одного из переходов, возле которого не было ни одного опознавательного знака и сверился с картой нарисованной на клочке бумаги – там был вход в тропы.
- Почему именно здесь, - еле слышно спросила саму себя Милле, тупо наблюдая за действиями гнома. – Мы входили ранее через другую развилку, возле гербов, -  Кусланд  оглянулась на друзей, как бы ища поддержки, а потом с отвисшей челюстью увидела как гном ухнул вниз. Клочок карты живописно запарил в воздухе, и его успел схватить кто-то из соратников, в то время как на месте где только что стоял гном зияла дырка. В черной глубине что-то с звяканьем шмякнулось об мраморный или каменный пол – одно известно точно, об твердый пол в темноте, и донесся ироничный зов об помощи.
- Самоубийца, там же могут быть ловушки… - покачала головой девушка, – В следующий раз меня вперед лучше пускать, - чуть громче сказала в зияющий проход девушка и оглянулась на Винн, - там темно, подсветите кто-то, может зажечь факел? У меня с собой есть заготовка, - бард запустила руку в маленький наплечный мешок и достала заготовку для факела, смоченную смолой и вручила Огрену. – Я спрыгну, а ты вниз потом мне скинь. – закончила мысль девушка и порылась в поисках веревки, обвязав себя за талию и доверив другой конец веревки дюжему Алистеру, спрыгнула вниз. Она не видела куда летит и во что летит, но она умудрилась стукнуться головой об какую-то притолоку и в воздухе дернуться – в результате упав на колени, она затормозила об что-то мягкое и гладкое на ощупь, скорей всего кольчугу. Вопрос только в том чья она – трупа лежащего тут внизу или это нога легионера?

+4

3

Ценные бумаги, обязывающие сильных мира сего помогать и объединяться перед лицом страшной угрозы сейчас выглядели как пропуск на дальние земли - только что не в Коркари, куда по своей воле бы точно никто не отправился. Медленно, по капле чёрной вязкой жидкости, мир заполнялся скверной - исчезали с лица Тедаса важные, привычные и родные места. Тяжело болели даже дикие места, страдая от непрошеных гостей, и, казалось, нигде нет спасения от воющей, обожжённой, искалеченной земли, которой невыносимо даже терпеть, вынашивать то, что должно быть погребено как можно глубже. Даже глубже, чем самые нижние ярусы башни магов - того места, к которому Морриган относилась противоречиво. Да, ей не хотелось лишний раз касаться этой темы, но озеро Каленхад было одним из нетронутых грязной рукой порождений тьмы мест. Наверняка, на самом деле это было не так, и кристально чистые воды, которые раскидывались перед отрядом, были осквернены мёртвыми телами, но ведьма чувствовала непривычное спокойствие, когда глядела на них.
А вот Глубинные Тропы выглядели для Морриган местом, которое ей чуждо. Во всех смыслах. Не отталкивало, но вызывало ощущение, мало походящее на то, что она испытывала в Диких Землях. Ведьма была горда, но в Орзаммаре и она прислушивалась к проводнику, который, как нескромно считала Морриган, знал немного, однако при этом обладал природным чутьём. Она была убеждена, что любого можно закинуть в его естественную среду обитания, и этот человек выживет там. Причём не только выживет, но и освоится.
Что нельзя было сказать об их группе, большая часть которой вызывала у ведьмы не смешанные, а вполне себе сформировавшиеся чувства. Названная матушка, чтоб ей жаб есть на завтрак до скончания веков, сослужила добрую службу, отправив своенравную и дикую дочь присматривать за людьми, контролировать которых, скажем честно, Морриган не могла. Она, подобно любой женщине, была обаятельной, а вкупе с необузданной, дикой энергией, которую излучали слабо сияющие янтарным глаза, так и вовсе могла околдовывать одним только голосом, не используя чары, но...
Но весь опыт Морриган сводился только к той мудрости, которую она успела познать. Её речь была преломленной древними оборотами, почти что дикой, но никто не смел сделать ей замечание. К тому же, по давности знакомства с неудачливой поначалу Кусланд (которую вместе с таким же неудачливым храмовником матушка выдернула буквально из объятий смерти) у рождённой в Диких Землях были кое-какие преимущества.
Конечно, посмотреть на остальной мир виделось ей заманчивой идеей, а вкупе с тем, что можно было избавиться от гнёта жутковатой матушки, так и вообще самым лучшим вариантом, на который только была способна Флемет, Морриган всё ещё сопротивлялась. Не показывая никому прямо, но зато была готова спорить и огрызаться в своей излюбленной манере - гонору ей было не занимать. Да и отряд у них подобрался как будто специально для этого - целых два святоши, у которых были какие-то проблемы с магами-отступниками. Морриган обычно только ухмылялась в ответ тем, кто ничего не знал о культуре хассиндов - а ей самой доставляло огромное удовольствие даже находиться там. Она намекнула об этом всего раз – что находится куда выше обычных детей, неспособных контролировать свой дар, но в глазах привыкших жить в рабстве (а также привыкших их контролировать) она мало чем отличалась от отступницы. Тем лучше для того, чтобы потом неожиданно удивиться её умениям.
Конечно, подземное царство тоже претендовало на красоту - и расписные камни, и существование заброшенных и не очень тейгов со своей историей и сокровищами могло привлечь много любителей послушать красивые истории. Быть может, даже достигших апогея своей глупости охотников за сокровищами, но Морриган видела истинную природу вещей. Никакая красота не стоила того, как страдали эти места. Она не испытывала жалости к гномам, но понимала, что с наступлением очередного Мора те страдают как никто другой - вся мерзость, которая вдруг услышала Зов, точно грязь, лезет именно отсюда. Фрески и картины песочного цвета покрывались слоем скверны, которую уже нельзя было отмыть, и грязные, но обладающие своим шармом творения гномов, можно было снова колоть в пыль - настолько они становились бесполезны.
Смотря на всё с неизменным скепсисом, даже отстранённо держащаяся в группе ведьма могла признать, что поход за короной прошёл если не идеально, то куда лучше, чем она ожидала, учитывая разницу взглядов в их группе. Что, кстати, не помешало Морриган выразить как открытое, так и не очень несогласие с планами Кусланд по поводу помощи гномам. Такой, о которой те не просили и должны были разобраться сами. Вокруг шла война, которую нельзя было выиграть, если останавливаться помогать каждому солдату. Конечно, до тактических ходов и планирования ведения войны Морриган было далеко, но это не мешало ведьме считать, что они зря теряют время. Что Легион Мёртвых и сам разобрался бы с этими проблемами. В конце концов, со смертью архидемона (к которой они все, между прочим, шли) должен был исчезнуть и Зов. Остатки порождений тьмы в этом случае утратят самое главное - цель находиться там, откуда они вылезли.
- Сколь безрассудным может быть это решение, - Морриган держалась рядом с Кусланд, чтобы по-своему, но вразумить её. Мнение остальных участников их отряда слабо волновало ведьму. В конце концов, матушка наказала помогать, а наставление на путь истинный Морриган считала ничем иным, как помощью, - Мы помогли, пока они нуждались в этом; нельзя нам оставаться здесь, ты знаешь.
Сейчас это звучало как неодобрение: Кусланд уже всё решила. Конечно, Морриган не осталась в стороне, но она не первый раз поступала против воли. Да, закатывая глаза на иногда чересчур добрые и наивные решения по-детски романтичной Милле, но помогала. И та, похоже, совсем не воспринимала ворчание молодой ведьмы всерьёз.
На фоне почти постоянного раздражения (многие уже успели привыкнуть к скверному характеру ведьмы), гном-суицидник не вызвал у Морриган никаких эмоций. Она схватила карту одной рукой, держа во второй Зимодых и готовясь направить в пустоту что-нибудь разрушительное, чтобы или потрепать порождений тьмы или уж добить беднягу.
- Хоть кто-то думает, похвально, - коротко прокомментировала она действия Милле. Та исчезла так же внезапно, но судя по тому, что не потеряла возможность разговаривать, чувствовала себя явно лучше. Морриган хмурилась, думая о том, что остальным придётся спускать в неизвестность тем же способом. Личина паука была сейчас как нельзя кстати, но ведьма выжидала - вдруг ещё кому-то легкомысленному, вроде Алистера, приспичит спуститься вниз побыстрее.
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/19/6f9992cf1b7ce72c317392341eb53e91-full.jpg[/AVA][NIC]Morrigan[/NIC][STA]Змеюка[/STA]

+5

4

Когда Винн отправлялась в Остагар, она была преисполнена ожиданием того, что король Кайлан сможет победить. То не была слепая вера в правителя, то была уверенность в правоте их действий. Всех вместе и каждого по отдельности, кто встал под знамена короля. Ей не было дела до политики, точнее Винн просто не осуждала и не советовала. В фереледенском круге, пожалуй, никто не следит за политическими интригами. Маги обучают других магов, заботятся только о том, что магия была под контролем. Ирвинг - хороший чародей, но Винн последнее время стала думать, что он многое скрывает и от нее в том числе. Возможно, все дело в том, что Винн была ближе к матери настоятельнице, чем к нему, хотя кругу была предана всем сердцем и душой.
В общем, именно с того дня, когда маги ферелденского круга прибыли в Остагар, началась история ее знакомства тогд еще с рекрутом Кусланд. Конечно, в день, когда Милле подошла узнать, что делают маги за ее спиной, она проявляла любопытство, а взрослой и опытной волшебнице была уже известна трагедия, приведшая юную леди в стан Серых Стражей. Выбор Дункана был очевиден, всяко лучше того глупого юнца, который отдал свою жизнь, желая помочь магу крови Йовану сбежать из Круга.
После случившегося в Круге, куда Милле Кусланд уже пришла в качестве Серого Стража, Винн изъявила желание отправиться путешествовать вместе с ней. Ирвинг, если и был против, то вслух этого не говорил. Винн не хотела оставаться в Круге, оказавшийся почти полностью разрушенным действиями магов крови и демона, которого они призвали. Винн добровольно отправилась в Отсагар, Винн добровольно отправилась с Серым Стажем и ни одного дня об этом не жалела.
Спуститься в Орзомар было интересным приключением, как любое другое, в котором ей приходилось участвовать вместе с Серым Стражем. Внимательная и отзывчивая ведьма заботилась о каждом члене отряда, была хорошим целителем (варила припарки и лириумные зелья), и могла постоять за себя в бою. Сама маг не считала себя такой уж не заменимой, например, в их группе была Морриган. Если откровенно, то в открытом столкновении у нее было больше возможностей кому-то навредить, но списывать женщину со счетов было бы глупо и неуместно.
Морриган шла рядом с Кусланд. Маг Круга не особенно верила, что ведьма диких земель способна на искренние чувства и прониклась симпатией к Серому Стражу, но в ее характере было давать шанс людям проявить себя. Морриган доказывала свою преданность отряду. Их новый спутник гном Огрен отпускал сальные шуточки не только в адрес молодых людей, но и ее. На многие старой ведьме удавалось не реагировать, но некоторые достигали своей цели, заставляя ее щеки покрыться румянцем. Пару раз ей удавалось поставить его на место, спасибо словесным баталиям с Зевраном. который не уставал шутить на тему ее груди, а так же на тему груди половины населения Ферелдена. Алистер напоминал ей о старых грехах, которые грузов вины тревожили ночи волшебницы. Таким мог быть ее сын, Рис, но она никогда не видела его. Мальчика отняли у матери на второй день после рождения. Его отец обвинил во всем Винн, и в сущности был прав. К Алистеру маг Круга испытывала особенную симпатию и даже не пыталась ее скрыть. Еще была Леллиана, служительница Церкви, по словам которой ей явился сам Создатель, чтобы она присоединилась к группе. Не смотря на снисходительное отношение к ней всего отряда, Винн понимала, что рыжая бард далеко пойдет, имя ее еще прогремит по всему Ферелдену.
Винн зажгла волшебный огонек над группой, который служил не только усилением ее магического потенциала, но и освещал пространство рядом. Не достаточно сильно, чтобы увидеть, что там внизу, но лучше так, чем ничего.
- Страж, возможно, будет лучше, если первым спустится Алистер? - но разум в этом отряде никто не слушает, все действуют, руководствуясь чувствами. Винн не хотелось спускаться еще ниже, тем более, в неизведанность Глубинных троп, но выбора у них не было. Собственно, было понятно, что отряд спустится вниз, вопрос только в каком порядке. Целительница предпочла бы пойти последней.
[NIC]Wynne[/NIC][STA]целитель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Gx3Z.gif[/AVA][SGN]**[/SGN]

+4

5

[indent] — Растудыть твою тудыть! — Огрен подошёл к краю ямы, образованной какую-то минуту назад прямо под ногами особенно неудачливого гнома-легионера, свесил голову в зияющую темнотой пропасть и шумно присвистнул. — Повезло парню, если шею сломал сразу. Если нет — придётся добивать. Или, зная вас, героев, на себе полудохлого тащить. Поди ж разбери, что хуже!
[indent] Кто-то, кажется, тяжёло вздохнул и закатил глаза, но Конрад не обратил на это никакого внимания. Он только отошёл от края ямы и снял с пояса флягу с дерьмовым — даже по его меркам — пойлом.
[indent] Гном не горел желанием, на самом-то деле, возвращаться на Глубинные тропы. После всего произошедшего, после того, что он узнал о Бранке, Огрен вообще не хотел более оставаться в родном Орзаммаре. Его совсем не манила жизнь за пределами огромных каменных залов, и перспектива увидеть бескрайнее небо, о котором любили говаривать наземники, тоже. Но из двух куч дерьма он предпочитал выбирать меньшую, и меньшей здесь была именно та, которая означала выход на поверхность. Возможно, навсегда. И потому снова тащиться в некогда великие тейги, теперь заброшенные, разорённые и разрушенные, имея за плечами сомнительную перспективу не пережить какой-нибудь очередной бой с мерзкими недобитыми прежде тварями, Конрад хотел не особо. Увы, за время их прежнего блуждания по Тропам, гном успел понять, что Серые Стражи, которых ему не повезло встретить в его попытках отыскать жену, редкостные героические идиоты. И компашка им подобралась под стать. Единственная живая душа, которая Огрену импонировала в этом самопальном отряде спасителей мира, увы не имела возможности с ним поговорить — только лаяла. Мабари девчонки Милле Конрада интересовал. Сразу по ряду причин.
[indent] — Опять в ебеня какие-то лезет, совсем ничему жизнь не учит, — глубокомысленно выдал Огрен, запрокидывая в себя несколько больших глотков пойла. — Оп-па!
[indent] Взгляд его зацепился за груду камней слева от места событий. Ничего примечательного, на Тропах и обвалы, как они уже успели выяснить посредством ухнувшего в пропасть легионера, не редкость. Но Огрен покрутил башкой, прикинул, сколько они прошли от последнего поворота и сам себе выразительно кивнул.
[indent] — Слушай, Винн, — протянул гном, закупоривая флягу и цепляя её на место, после чего поднял с земли молот, на который ранее опирался, и им указал магу в нужном направлении: — А вот эту прекрасную кучу камней ты своей охренитительной магией не разбросаешь в разные стороны? Староват я уже в ямы прыгать, да и ты, голубушка, не первого сорта. Нам бы вон того, по лестнице лучше. Клянусь своей бородой, за этим завалом она и прячется. Что скажешь, пёс? Иди, понюхай там, твой вердикт нужен.
[indent] Мабари понятливо посеменил к завалу. Стойкое ощущение, что животина не говорит только потому, что в компании героистых героев ей невыносимо скучно, Огрена не покидало. Он самодовольно хмыкнул, когда мабари издал торжествующий лай. И покосился на Алистера, который всё ещё держал верёвку.
[indent] — Ну-с, кто ещё предпочитает более традиционные пути спуска?
[indent] Мабари пару раз гавкнул. В поддержку, вестимо. Красавчик.
[NIC]Oghren Kondrat[/NIC][STA]dwarf[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2GDxW.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

+5

6

Этот день был особенно долгим. Отправившись в дорогу на рассвете, Стражи с своими друзьями, провели несколько часов в пути, прежде чем добрались до места предполагаемого спуска на Тропы. Щурясь навстречу блеклому свету факелов и гари, Алистер старался никак не выказывать своего дискомфорта. Всё это время он сосредоточенно смотрел вперёд, будто ища что-то впереди себя, и мысленно проклинал себя за то что согласился поддержать решение Милле спуститься вниз снова.
«Мы им уже помогли, помочь снова это широкий жест. И долг Стражей, вычистить при возможности как можно больше порождений тьмы. Но я бы заплатил все золото мира, если бы у меня было, лишь бы не вернуться туда. Как ужасно что наш кровный долг напрямую связан с Тропами»
За время пребывания в этой стране он сумел смириться с многими вещами: с вечно завывающими в широких коридорах Орзаммара сквозняками, с Огреновым перманентным пьянством и даже с Морриган у себя под боком. Но холодные ферелденские зимы по-прежнему были для него лучше подземных туннелей. По его твёрдому убеждению, орзаммарский гномий эль и тот был лучше. И кажется это единственное, что манило его в конце пути – пинта эля и спокойные посиделки в трактире с выжившими.
«Надеюсь, все вернуться на поверхность целыми. Надеюсь, Милле будет цела…» - защемило в груди мужчины.
Прибыв к развилке с каменным завалом, они тут же потеряли своего поводыря. Только клочок карты остался. Провалившись вниз, тем не менее, гном еще подавал признаки жизни, зовя на помощь. Мягкосердечная к товарищам, и злая к врагам, Милле, мигом решила спуститься вниз, причем так что Алистер даже не успел её остановить или воспрепятствовать спуску, и сейчас как полный идиот стоят с веревкой в руках над дыркой, и держал вес девушки, спасая от падения. Веревка несколько раз дернулась. Слышались удары, кажется, она стукнулась об что-то.
- Ты там как? Слушай, Милле, выбирайся скорей, мне все это не нравиться. Винн права, лучше бы я туда полез первым.
«Нельзя рисковать никем в этом походе, тем более ней. Вначале следовало бы осветить путь, возможно там не спуститься и не подняться»
Но Алистер не был уверен и в их маршруте даже с картой на руках - руин в округе было много, и определить, под какими из заваленных проходов таится нужный, было непросто. Кроме того, существовала вероятность оказаться утянутыми в один из провалов как этот гном, коих здесь, несомненно, было великое множество. Поэтому он подал остальным знак рукой, призывая их остановиться, а сам неуверенно топтался неподалеку от дырки, опасаясь увеличить её диаметр благодаря своему. Из-под земли пахнуло сыростью и гнилью, и тонкое облачко пыли вперемежку с клочками паутины взлетело вверх, медленно оседая на полу. Страж оглянулся на свою компанию и пожал плечами.

Скверна дала о себе знать не сразу.
Странный звук пронесся по коридорам, подхватываемый сквозняком. Ту-ту-ту, ту-ту, будто бы кто-то вышагивал, или бежал. Кто-то с музыкальным слухом, мог бы спутать это и с музыкой, музыкой предвещающий бой.  Или, грозящей смертью. К ним что-то приближалось, и это что-то вызывало дрожь земли. Тяжелая поступь ног, больших и малых, вызывала дрожание стен, камни шатались в завалах, а сверху сыпался потолок.
- Из какого коридора? – обеспокоился Алистер, подтягивая веревку к себе.
«Нужно вытащить её оттуда! Выбирайся, Милле!»
Рыжему Стражу медведь на ухо наступил, и он не мог понять откуда доноситься звук и дрожь. Возможно, это из коридора что собирался исследовать Огрен, возможно, это из дальней развилки, возможно это вообще снизу?
«Нет, не снизу, иначе бы пол дрожал иначе. Звук тут странно распространяется, мне кажется, что на нас готовы наступить с двух направлений сразу.» - парень вскинул брови и взглянул на проход заваленный камнями, с верхушки прохода сорвался камушек, подскочил и спустился вниз. Он был первым, за ним уже покатились и другие, все еще маленький, но рвущиеся вперед камушки, готовые присыпать отряд.
А земля все дрожала и дрожала, Алистер припал на колено, пытаясь вытянуть потяжелевший груз – Милле успела взять гнома или зацепилась за что-то?
- Я тебя сейчас вытащу! – пол начал трескаться под ним, пустив огромную трещину в сторону уже существующей дыры, и внезапно, с пронзительным грохотом из глубин заваленного прохода, одновременно с рассыпавшимся в все стороны камнями в сторону отряда, Алистер провалился вниз.

Отредактировано Alistair Theirin (Пт, 25 Май 2018 10:04:15)

+4

7

Смена обстановки иногда идет на пользу. Орзаммар казался чем-то сказочным, а его таинственные залы манили к себе новых искателей приключений. Забавно, что мне довелось оказаться там в не самое лучшее время для этого некогда великого гномьего государства. Распри двух домов заставили нашего предводителя отправится на Глубинные Тропы, чтобы положить конец ненужного кровопролитию. Орзаммар наконец-то обрел своего долгожданного короля, но бесчисленные ходы и сети туннелей все так же манили леди Кусланд. Мы вновь отправились туда. Вновь я удивлялась тому, как хитро переплетается в некоторых местах линия троп. Неудивительно, что гномы всегда предупреждали о количестве участников экспедиции и качестве ее вооружения. Я украдкой бросила взгляд на Огрена. Несмотря на свой мрачноватый взгляд, он был отличным проводником. Я же иногда путала направление. Даже со своим чутьем. В этом не было ничего удивительного. Здесь действуют другие законы и необходимо либо подчиниться им, либо умереть. Последнее слегка не вписывалось в наши планы, потому что еще многое нужно было сделать...
Воздух вокруг постепенно становился тяжелее. Незримо витало присутствие местной фауны, с которой нам уже приходилось иметь дело. В напряжении я держала руку на древке своего лука, хотя осознавала один маленький факт - ближнего боя все равно не получится избежать. Особенно, когда дело касается более крупных представителей. Шаг. Шаг. Шаг. Черт! Когда Алистер остановился перед завалом, то я даже не успела ничего возразить и получила в свои руки карту. Сам же Серый Страж занялся подготовкой веревки. Вот спасибо, дорогой друг! Теперь у нашего отряда будет на две проблемы больше. Одна из них - любопытство леди Кусланд. Слова Винн несколько приободрили меня и я уже почти поверила в то, что Милле и правда передумает. Однако... ее решение осталось окончательным. Я устало выдохнула и уткнулась в карту. Что же, пока суть да дело посмотрим, где мы там остановились... На ней этот проход был абсолютно чистым и это означало, что обвал тут образовался недавно. С помощью магии Винн или Морриган избавиться от него было делом нескольких секунд, но как обычно это бывает в наше дело вмешался чертов случай.
Сначала все шло вполне предсказуемо и спуск вниз Милле осуществила вполне благополучно. Что она там увидела - осталось для меня загадкой, как и дальнейшее поведение Алистера. Не прошло и нескольких минут, как он с силой вцепился в веревку и с силой потянул ее наверх. Я с недоумением покосилась на него, а потом поняла причину. Серые Стражи не даром отличаются от простых людей. Они чувствуют порождения тьмы. Ощущают их присутствие на далеком расстоянии, но сейчас они были очень близко. Об этом возвещало дрожание стен и осыпающийся потолок. Иногда из завала выпадали мелкие камни, что совершенно не располагало к чему-то приятному. Я метнулась к Алистеру, чтобы помочь ему вытащить Милле...но опоздала. Всего на каких-то полсекунды. Проклятый пол пошел трещинами, а затем начал осыпаться в мрачную глубину. Я едва успела разглядеть исчезнувшую рыжую макушку и отползти в сторону. Они ведь выживут, правда? Андрасте, ты не посмеешь забрать их вот так просто? Сейчас определенно не время... Возьми себя в руки, Лелиана. Я встала и повернулась в сторону прохода, который к тому времени уже давно был расчищен порождениями тьмы. На это раз они явно подготовились к своему нападению. Подготовиться к стрельбе было делом всего лишь нескольких мгновений. Несколько секунд - и стрела своим оперением упирается мне в плечо. Затаив дыхание я жду, когда первый доброволец сделает неосторожный шаг вперед. Три секунды. Кто-то выходит вперед. В его руках меч, а лицо закрыто шлемом столь характерным для этих тварей. Две секунды. Он осматривается по сторонам, а затем поднимает руку с мечом и громко рычит на всю залу. Одна секунда. Тетива звенит как нежный колокольчик. Стрела летит точно в цель и попадает в забрало шлема. Если бы меня попросили повторить этот выстрел, то я бы промахнулась во всех десяти случаях. На мгновение глубинные тропы окутывает тишина, а потом...потом начинается бой. Кровавый и жестокий, потому что для этой твари одной стрелы явно мало.
- Благослови, Создатель, детей своих... - тихо шепчу я и достаю из ножен меч. - Дай им сил и храбрости.

[NIC]Leliana[/NIC]
[STA] Певчая птичка [/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/IPr6K.png[/AVA]

Отредактировано Theron Shan (Вт, 26 Июн 2018 20:46:24)

+6

8

Девушка рвалась вперед, ей не терпелось после недолгого затишья в лагере, продолжить творить добро повсюду. Был у Кусланд такой пунктик – помогать и намыливать глаза своей персоной, желая влезть и помочь даже там где не нужно. Благо дело, наличие пострадавшего позволяло утихомирить странные порывы Милле. Но, не тут то было:
- Помоги…мне
- Где ты? – потирая ушибленную голову, нащупывая  гладкую поверхность перед собой, прошептала девушка. Это была броня, прохладная и …влажная, - Эрни?
- Ты на мне.
- Ой, прости. Что это мокрое? Тут родник?
- Это…я… помоги мне.
- Что?
Упал неверный свет с дырки наверху, и глаза уже почти привыкли к полутемноте и девушка смогла рассмотреть гнома. Чуть выше середины груди, у него через броню высился осколок железной пластины из какой-то плиты. Она прошила его насквозь, уничтожив легкие.
- О нет, - Милле быстро слезла с гнома и отступила на шаг.
«Как ему помочь? Мои припарки не всесильны, он…умрет?»
Девушка вскинула голову наверх, пытаясь докричаться до людей наверху:
- Винн! Ты мне нужна, спустись! -  но ответом ей был лишь неразборчивый шум и возня вверху, и маленькие камушки сыпавшиеся с потолка ярусом выше.
«Что там твориться? Он так долго не протянет. Без магического исцеления, все что я могу… это…»
Бард, спрятанная от взглядов других – и соратника-стража и притаившихся где-то там далеко, недругов, и друзей и самих Богов, дрогнувшей рукой потянулась за кинжалом. Легкая смерть была единственным выходом если помощь не спуститься или волшебнице что-то помешает. Так что разбойница достала из сапога кривой кинжал и сжала его в ладошке. Она не волновалась, нет, она обратилась в слух и … окаменела. Окаменела настолько, что кусочек её головы мог сколоться и отвалиться в этот же миг! Где-то из темной глубины потолка отчетливо слышалось нескладное «ту-ту», будто-бы кто-то на детский манер пародировал какие-то звуки. Она бы умилилась и подцепила бы несложный мотив, но такие звуки в старым туннелях могли означать только одно – поступь врага. А жаль, гномские песни в шахтах всегда были веселыми и задорными, они нравились барду, но это… была не музыка, это был марш смерти. У неё был достаточно тонкий слух и в довеску музыкальный. Она посмотрела вверх, в надежде увидеть в дыре свет факела или спускающегося соратника, но там все так же было темно и шумно.
- Никогда не думала, что первым делом услышу порождений, нежели ощущу скверну в их жилах … - кинула она, давая знать что рядом они, родимые, порождения тьмы. Хлеб да соль их. Кусланд скрывалась в темноте, но её друзей могли уже заметить, теперь прячься не прячься, порождение тьмы будет знать что стоит ожидать удара в район спины.
- Тихо, - обратилась к умирющему гному девушка, как тут шум увеличился и даже стон Эрни никто не услышал бы за грохотом сверху. Посыпались камни просто на них двоих, а вслед за ними свалился Алистер. Он приземлился на Милле и гнома, придавив его сильным ударом и, может добив, кто знает, девушка ничего не видела, ослепленная вспышкой боли. Рука, которая минуту назад держала кинжал, больно вывихнулась от удара об летящую кучу доспехов и плоти, и всполоснув воздух, ранила саму себя.  Мгновение – и они все втроем лежат кучей малой. Алистер, Милле и гном Эрни.
- Аркх, Ал, слезь с меня, мне больно. – засопела под весом мужчины девушка.

+4

9

Морриган была немногословна. Ей было комфортно с устоявшимся в отряде мнением о том, что она открывает рот исключительно затем, чтобы поставить кого-то на место или подпортить с кем-то отношения, ожидая мнения Кусланд по тому или иному вопросу. Но на самом деле (и вряд ли кто-то об этом знал) сказывался недостаток в общении. Достаточно взрослая, ведьма из Диких Земель всё равно часто напоминала подростка принципиальным мнением по некоторым вопросам. Её вёл голос, который привык выживать в суровых местах, заботиться только о себе и не делать никому поблажек. И Морриган было комфортно с этим, пока она не стала частью отряда. Слишком разумной и безучастной по отношению к неоднозначным поступкам других её это не сделало, но порой она сдерживала едкие комментарии, оставляя это всё на более благоприятную ситуацию... если прогулку по Орзаммару вообще можно было таковой считать.
Разумеется, у ведьмы было своё мнение по поводу того, кому лучше спускаться за гномом-неудачником, и стоит ли вообще за ним спускаться. Раз уж они пришли сюда с конкретной целью, то после потери такого важного спутника нужно было действовать согласно плану. Собирая группу, они рисковали потратить не только важные ресурсы, но ещё и драгоценное время. Поскольку никто не поинтересовался её мнением, Морриган оставила это при себе, полагая, что оставить полумёртвого гнома умирать будет слишком жестоко, смотря на всё это через призму общественной морали (скука-то какая). В такие моменты ведьма забывала, почему она вообще соглашалась действовать в интересах всего отряда, а не своих собственных (ну, и, может быть Милле, которая снова не воспользовалась шансом блеснуть интеллектом). Морриган хмурилась: и когда слышала предложение Винн (чёртова старуха совсем мозги потеряла, отправлять гремящего доспехами бывшего храмовника, весящего в два, а то и в три раза больше Кусланд!); и от логики гнома, который успел залить элем из камня и грязи последние остатки интеллекта (видимо, запасы магической силы расценивались как что-то бесконечное, и для очистки пути достаточно было щёлкнуть пальцами или, скажем, поиграть с этой старухой в ладушки); изо всех присутствующих её не разочаровал только Алистер. Хотелось бы назвать его действия слишком типичными и неразумными, но он исправлял чужие ошибки и действительно занимался делом.
... в то время как у остальных появились и более насущные занятия. Порождения тьмы здесь - не редкость, но атакующие организованно и давящие числом и грубой, почти животной силой, они могли быть очень опасными. И хотя для ведьмы типы этих существ не слишком изобиловали интеллектом - даже эмиссар мог рассыпаться в прах перед чародейским могуществом Морриган - она всё равно предпочла быть наготове. Снятый с крепления на спине, Зимодых приятно лёг в ведущую руку, создавая такой важный союз кончиков пальцев с усиливающим навершием посоха, позволяющего творить заклинания с куда меньшими затратами магического потенциала. Переведя взгляд со слабого свечения навершия на Огрена, Морриган, от взгляда которой не укрылось стремительное появление нового прохода, добавила:
- За нас решили выполнить работу, чем не радость? Телами бы не завалить проход, ведь очищать куда сложнее будет.
Надо отдать Алистеру должное - прежде чем провалиться в многострадальную дыру, тот смог оповестить остальных о приближении врагов. Морриган могла почуять их, но не так тонко, как Серые Стражи. Теперь, когда незадачливый храмовник оказался там же, где и предыдущие знакомящиеся с новым проходом, это перестало быть чужим делом. Морриган, правда, избрала бы давно продуманный путь, чтобы спуститься (если бы вообще хотела бежать к другой части отряда, подальше от боя) - паучья личина могла помочь ей и увидеть то, что сокрыто во тьме прохода, и избавить себя от необходимости полагаться на чужую помощь, поскольку она могла бы добраться до Милле и Алистера по стенам.
Но сейчас и здесь была нужна помощь. Ведьма покосилась на Винн, затем на Огрена. Одарила взглядом и Лелиану. Они вполне могли это сделать, но внизу, похоже, пока было спокойно, если там кто-то ещё был жив. Нужно было принять бой, и только потом заниматься остальными.
Тугая струйка льда потянулась от посоха к первому, не слишком скромному гарлоку, желающему рассказать о том, что проход открыт. Лелиана, быть может, и раздражает хвалебными песнями в адрес несуществующего бога, которому всё равно было бы плевать на низменные разборки жалких смертных, но стреляет отлично - гарлок успевает упасть прежде, чем его настигает окутывающее облако. Стоящему сзади генлоку везёт не так сильно, и лёд грубо хватает его, оставляя следы на броне и до треска сжимая незащищённые места на коже. С утробными, почти грудным ворчанием тварь застывает на месте - хороший повод для Огрена помахать своим молотом.
Ведьма помогает и задержать толпу с помощью энтропической магии, трезво оценивая свои силы и оставляя Винн право на то, чтобы уже затем, после боя, затянуть раны пострадавших с помощью лечебной магии. Атакует  - и тонкие нити энтропии, точно ядовитые шипы потревоженного дикого цветка Коркари, устремляются во все стороны. Куда менее хаотично, но порча достигает каждого из порождений тьмы. Во всяком случае тех, кто стоит перед другими. Разрушительную силу Зимодыха ведьма из болот направляет и на более наглых существ, испорченных скверной. Точно карманные звёзды, снаряды Зимодыха поражают тела генлоков, оседая причудливыми снежинками на броне и хватаясь за неё, точно белые пауки. Телам тварей везёт не так сильно - они деформируются. Отлетают куски мёртвой плоти, функциональность суставов нарушается, и иные из тварей падают или останавливаются, представляя собой лёгкую добычу. Другим достаточно удара древком по голове, чтобы упасть и не вставать, но при этом Морриган постоянно наблюдает за остальными, и у неё уже не получается быть такой обособленной и настроенной крайне скептически.
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/19/6f9992cf1b7ce72c317392341eb53e91-full.jpg[/AVA][NIC]Morrigan[/NIC][STA]Змеюка[/STA]

Отредактировано Olivia Colomar (Пт, 25 Май 2018 23:39:42)

+5

10

Для чародейки, которой обещали место во главе круга, события развивались слишком быстро. Серый Страж не удивила, что решила сама спуститься за проводником, хотя Винн и думала о том, что лучше бы туда отправился Алистер. К Милле ведьма была привязана сильнее, кроме того, Алистер был мужчиной.  Где-то справа и снизу раздался голос Огрена. Его манера общаться порой выводила целительницу из себя. Пошлые шуточки обычно были не к месту во время сражения. Но если уже говорить о сражении, то сама Винн предпочитала держаться позади отряда, кастовала руны и зачаровывала оружие. С боевым и не самым приличным криком Огрен же всегда был в центре событий, если не бросался в толпу порождений тьмы, выкрикивая ЛИИИИИИИРОООООЙЙЙ ДЖЕЕЕЕЕЕНКИИИИИИНС свое имя. Надо было так же отметить, что гном в бою был опасен, но в тоже время весьма статен для своего возраста. Можно было простить бесконечные запои и ругательства.

Волшебный магический шар, что парил на Винн, питал ее силой. К духу она не спешила обращаться, чтобы лишний раз не использовать его силы. Это утомляло. Она как будто отдавала духу все свои силы, а потом могла проспать целую ночь, даже не шелохнувшись на лай мабари. Огрен обычно говорил, что у него бывало так же, особенно после нескольких пинт дешевого орзамарского эля. Винн лишь поджимала губы и раздраженно отмахивалась от надоедливого рыжего гнома. Но в этой ситуации она была готова следовать за Огреном, точнее держалась неподалеку от него, хотя, равно как и Морриган, скептически отнеслась к его предложению. У магии есть своя цена, как храмовники, чародеи на прямую зависят от силы лириумного зелья, запасы которого постоянно уменьшались, да и не будешь таскать с собой огромное количество склянок.

- Сделаю вид, что ты попросил вежливо, - раздраженно поджав губы заметила Винн. Все-таки он был прав - она предпочитала традиционный метод спуска. Ее кости, хоть и поддерживлись духом веры, могли бы не выдержать удара после падения. Да и падать ей совершенно не хотелось.
Она даже не задумывалась о том, как это - слышать скверну. Это участь Серых Стражей. Они работали "будильником" предпочитая оповещать своих союзников  о приближении врагов. В этот раз Алистер "протормозил". Не сказать, что они оказались полностью не готовы, Лелиана первая вскинула лук, пустить зазвеневшую стрелу в первого безумного врага. В такие моменты она понимала, что Создатель мог привести рыжую лучницу в отряд Серого Стража. Примерно в это время Алистер под весом своего доспеха свалился к Милле и гному-проводнику.

В бой вступила Морриган. Не смотря на то, что они были взращены в разных условиях, Винн находила абсолютно нормальным восхищаться дикой магией ведь из земель Коркари. В боевой магии ей не было равных, а Винн и не пыталась с ней сравниться. Главное для целительницы было поддержание жизненных сил союзников и их защита. Защитные руны вспыхнул перед ведьмой, оказавшейся одной - только ведь гном был рядом! - порождение тьмы наступило на светящийся знак и замерло в той же позе. Еще пару рун чародейка начертила так, чтобы прикрыть спины своих союзников, а на оружие наложила заклинание холода. Пусть померзнут, адские отродья! (и это она не про свой отряд!).

Каждый раз, когда Винн сражалась, она входила в раж, чувствовала адреналин, закипающий в крови. Порождений Тьмы оказалось слишком много. Их теснили, судя по всему, в ловушку, от того было важно сохранить местоположение, которое они выбрали изначально. Трое ее союзников, оставшихся наверху, сражались, потому что были воинами, а Винн - потому что бы была вынуждена. Заточив эмиссара в духовную клетку, Винн почувствовала, как земля предательски уходит из под ног. Чародейка только успела наложить на Морриган каменные доспехи, как взмыла в воздух и полетела вниз, пытаясь магией смягчить свое падение.

[NIC]Wynne[/NIC][STA]целитель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Gx3Z.gif[/AVA][SGN]**[/SGN]

+4

11

[indent]  Гениальное огреново — на его субъективный, конечно, взгляд — предложение не нашло живого отклика в глазах магической части отряда. Сплюнув, гном поманил мабари к себе и добродушно потрепал того по холке. Кажется, в последнее время между ними начало устанавливаться некоторое взаимопонимание, но ручаться за это гном не мог по понятным причинам. Пёс неожиданно весь напрягся; Конрад этого не мог не ощутить. Нехорошее предчувствие пробежало по спине; откуда-то посыпались камни, на Тропах нарастал гул. Огрен бросил короткий взгляд на Алистера, и ровно в этот момент бравый рыцарь решил, что ему жизненно необходимо тоже полетать. В яму. Другого времени на освоение принципа работы силы притяжения он выбрать, конечно, не мог.
[indent] Огрен живописно выругался. Завал, на который он указывал ранее, неожиданно оказался разобран без участия Винн или Морриган. Порождения тьмы, выступившие из коридора, размениваться на сантименты не стали. Они вообще не были особенно настроены на диалог. Огрену это импонировало.
[indent] — Истину глаголешь, женщина! — запоздало подхватил он реплику Морриган.
[indent] Ведьма уже вступила в бой, и мешкать дальше смысла не было. Гном на выдохе замахнулся топором, снося особенно незадачливого гарлока, уже бегущего на оставшуюся наверху часть отряда. Несмотря на то, что понятия «гном» и «магия» сочетались плохо, Конраду в некотором роде понравилось работать в связке с магами. Ещё бы зависели они поменьше от своих настоек. Это же где видано, чтобы воин, лишившись оружия, становился беспомощным нагом! Вот любой гном бы пошёл в рукопашку, но так этих же магиков переломить напополам — дело секунды.
[indent] — Ату его, ату! — гном без страха ворвался в самое скопление монстров, размахивая молотом, будто тот ничего-то для него не весил. — Давай, мальчик, разнесём этих уродцев!
[indent] Мабари вился под ногами где-то рядом. Стрелы Лелианы свистели в опасной близости от головы Огрена, но находили свою цель почти всегда. Морриган творила крутую магию. От Винн, несмотря на её не самое хорошее расположение, Конрад ощущал реальную поддержку: молот в его руках казался даже легче, чем был на самом деле.
[indent] При таком раскладе, в принципе, у жалких гарлоков не было ни шанса. Огромный огр, закономерно показавшийся за спинами мелких дохнущих монстров, явно разделял это мнение и решил уравновесить баланс сил.
[indent] — Ебать не переебать! — Огрен присвистнул, когда прямо перед него носом очередной гарлок рухнул на землю — кажется, работа Морриган. — Этот красавчик мой! Конфетка, поддержи, будь добра!
[indent] Гном мимолётно подмигнул куда-то в сторону Винн, не обратив внимания на то, что та тоже свалилась вниз, и безбашенно кинулся наперерез набирающему скорость огру. Молот вдарил монстру по колену, безбожно нарушив планы того по убиению бойцов дальнего действия. Несмотря на всё прочее, Конрад прекрасно понимал, что в текущем положении они с мабари играют роль стены, защищающей прекрасных дам от атак ближнего боя. Впрочем, в тылу себя Огрен не видел никогда. Фронт был его стихией. На фронте он оживал. В пылу боя не существовало проблем, лишних мыслей, неприятных воспоминаний. Был он, Огрен, его молот и кровь сражённых врагов. Много крови.
[NIC]Oghren Kondrat[/NIC][STA]dwarf[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2GDxW.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

Отредактировано Fareeha Amari (Ср, 30 Май 2018 10:42:25)

+4

12

Летать Алистер никогда не умел и учится не хотел, и контролированное падение за полет тоже не считал. Поэтому провалившись сквозь землю буквально, ощутил себя больше буравчиком или забитым колом в землю, чем парящей птицей.
«Как, ай, так вышло, ай, что мы все ай-ай, в эту дыру попадаем, ай!» - ощущая каждый камушек той или другой частью брони, думал рыжий Страж, пролетев пару лестничных пролетов, если бы они здесь были, и, упав на что-то мягкое и пищащее. Пищала Милле, от столкновения с Алистером, мужчина выдавил весь воздух из её тела в один крепкий удар, чем и вызвал писк как из  детской игрушки, и уже только потом, погодя придя в себя после столкновения, расслышал где-то в районе своей подмышки хриплое:
- Аркх, Ал, слезь с меня, мне больно.
- Прости-прости, я сейчас, - кряхтя, забормотал Алистер и засуетился, стараясь собраться и подняться. Латная перчатка  куда-то отлетела, меч он уронил, а вот щит все так же крепко держался у руки.
«Как я умудрился все свое добро растерять» - удивился мужчина и наконец-то, вскочив, попытался рассмотреть площадку на которую он упал, на предмет своих вещей. Вот какая-то груда лежала, кажется гном, не выдающий признаков жизни.
- Это… Милле, это же наш проводник? – с опаской сделал шаг вперед Серый Страж и обнаружил неприятность – меч, который он в падении уронил, угодил прямо в бедного гнома. Бездыханная жертва двух случайностей за день уже парила в Тени и не ведала, перед какими несчастьями столкнуться остальные гости Орзаммара. – Кажется, он уже мертв. Прости. – виновато добавил Алистер и поспешил поднять меч, спрятать орудие убийства с неосторожности. – Ты не видела мою перчатку? – оглянулся парень и обомлел. Половина тела Кусланд была залита кровью. В полутемноте зала куда они провалились, она выглядела как черный восставший из мертвых одержимый. – Как ты успела?! Ты же нас на минуту оставила, и уже вся в крови? Умоляю, скажи что это не твоя кровь.
Возня наверху приобрела более агрессивный поворот, судя по звукам и усиливающимся ударам. Сверху полетели новые камни и Алистер подняв голову, вылупился на темноту вверху, где должен быть предполагаемый потолок. Там что-то резануло непонятным светом и посыпалось еще сильнее.
«Я слышу шуршание ткани и свист, кто-то еще летит к нам» - ориентируясь на звук, Алистер потоптался на месте, расставив руки готовый поймать посылку сверху и в одно мгновение аж присел от удара – в руки ему врезалось тело Винн, он оступился, нога скользнула по перчатке на полу, - «О, нашел!» - и обрадовано грохнулся на задницу, крепко держа старушку на ручках. А сверху все рокотало и гремело, посыпались камни еще больше. Пол наверху окончательно пошел трещинами и решил обвалится полностью скрыв под собой гостей внизу.
- Это обвал, бежим! Иначе нас сейчас задавит!– так и не отпуская Винн, Серый Страж бойко вскочил и рванул в сторону, навстречу темноте.

+4

13

Битва - это неотъемлемая часть нашего путешествия. Во время похода противники поражали свои разнообразием. Разбойники, убийцы, одержимые или порождения тьмы. С кем-то нам да приходилось воевать на пути сюда. Повторный поход на Глубинные тропы тоже не обещал быть мирным и в этом я убедилась достаточно скоро. Первая стрела угодила в забрало шлема порождения тьмы. Я хотела выпустить следующую, но подсознание шепнуло не рисковать понапрасну. Противник оказался слишком сильным, чтобы его можно было убить обычным железом. Сейчас как никогда кстати пригодились бы огненные, но после последнего похода я потратила все. Наступил режим строгой экономии. Я взялась за меч и плавным движением рассекла плоть неосторожно рванувшегося ко мне генлока. Своды зала огласил его рев. Да, эти твари не чувствуют боли...но близость скорой смерти. Мгновение перед гибелью от меча или магии делает их такими же обычными солдатами. Железо и кровь - путь любого солдата. Я снова взмахнула своим клинком и на этот раз мимо моих ног покатилась безобразная голова. Я повернулась к следующему, но их было куда больше. В руке у меня блеснула дымовая бомба. Да, я была и остаюсь разбойницей. Когда дело касается выживания в ход идут любые трюки. Пространство вокруг меня заволокло едким дымом, а я извлекла из ножен кинжал и бесшумно нанесла еще три разящих удара. Однако, все это было лишь крохи... Порождения тьмы не убывали. Туннель, который яростно атаковала Морриган с удивительным спокойствием на лице продолжал пополняться новыми добровольцами. Их пока отлично задерживал лед из посоха ведьмы, позволяя лишь некоторым пробиться дальше входа. Винн же куда-то исчезла в самый разгар боя и это очень сильно обеспокоило меня. Несмотря на то, что она могла позаботиться о себе эта женщина была больше целительницей. Ее потеря могла оказаться невосполнимой. Как и потеря Милле и Алистера. Сейчас нас осталось только трое. Плюс мабари Милле. Огрен без устали размахивал своим молотом и матерился через каждый удачный удар. Когда из темноты показался огромный огр, то он первым бросился на него. Безумец!
- Огрен, мать твою! - выкрикнула я, позабыв о всех наставлениях Преподобной Матери. - Опять перепил паленого эля?!
Мгновение на то, чтобы убрать меч. Другое на то, чтобы взять лук. Третье, чтобы выпустить две стрелы. Одна угодила огру в глаз, а другая чиркнула его по уродливым рогам. Проклятье! Мне не хотелось воспевать падение Конрада в своей следующей балладе. Слишком велик был соблазн сохранить его живым. Хотя бы до следующего отдыха. Однако, он справился сам. Снова напомнив мне, почему гномы живут здесь. Под землей. Я выдохнула и сосредоточилась на другом враге. Контролируй свои эмоции, Лелиана... Владей собой... Я обучалась этому, но до сих пор не могла сохранить безучастного выражения на лице в той или иной ситуации. Маржолайн научила меня убивать, потому что так было нужно ей. Я вложила свой меч в ножны, когда нашла покой в церкви маленькой деревни Лотеринг. Теперь я вновь вынуждена сражаться. Не потому что так решил Создатель, а потому что так решила я сама.
Удар. Еще удар. Несмотря на магическую поддержку некоторые все равно прорываются. Наши противники вышагивают по трупам своих же поверженных собратьев и это кажется аморальным с точки зрения человека, но порождения тьмы уже давно не люди. Они нечто иное и разбираться с ними следует только так, как они того заслуживают. Звон стали о сталь высекает искры. Мы еще можем продержаться, но лучше отступить. Удар ногой откидывает настойчивого генлока, а изящный взмах мечом лишает его головы. Дышать становится капельку легче. Сколько еще у нас времени? Где-то вновь слышится треск, а потом слышится шум падающих камней. Снова где-то произошел обвал. Милле и Алистер! Надеюсь, что с ними все в порядке. Как и с Винн, которую по-прежнему нигде не было видно. Beatus es ad filios die...
- Морриган, у тебя ведь есть в запасе что-то помощнее? - крикнула я, едва успевая уклониться от удара одного из противников и метнуть огненную бомбу: мой личный неприкосновенный запас. - Черт, последняя была... Слышишь меня, Морриган! У тебя есть что-то еще?
За многие дни я усвоила: никогда не смейте провоцировать ее. Впрочем, терять было уже особо нечего и даже боязнь быть превращенной в пиявку была не такой уж ужасной. Может у Морриган еще припрятан скрытый талант где-то глубоко внутри...

[NIC]Leliana[/NIC]
[STA] Певчая птичка [/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/IPr6K.png[/AVA]

Отредактировано Theron Shan (Вт, 26 Июн 2018 20:47:24)

+5

14

Её худоба лишь заставляла сильнее мерзнуть и болезненней ощущать удары, как вот этот что пришелся от Алистера, и казалось, даже не смотря на панцирь и  подоспешник ничуть не спасал от приступа боли и сдавленного писка что вырвался из груди. Каждая косточка ныла, и стоило Алистеру подняться с так удобно подвернувшейся на его траектории падения Милле, как девушка не сразу нашлась, чтобы встать, ей нужно было пару мгновений чтобы прийти в себя, собрать все свое мужество и эфемерные мужские яйца олицетворяющее целеустремленность, чтобы взять себя в руки. Мысленно бард  радовалась тому, что есть в этой небольшой группе Винн, ведь идти на Глубинные Тропы без целителя – ровно смерти, и сейчас ей ой как нужен этот самый целитель. Рука вспаренная собственным кинжалом нещадно болела, Кусланд встала, спрятала его в сапог и осмотрела рану – блеск черной крови напоминал больше смолу чем живую субстанцию. Милле  совсем не обрадовалась, услышав от Алистера что гном скончался, и даже не решилась уточнить почему – судя по тому какой камнепад случился сверху, беднягу могло придавить валуном побольше Алистера. То и дело, сверху проскакивал какой-то камень или осколок архитектуры, Серый Страж старалась не попасть под громко летящие снаряды и уставилась на мужчину.
- Меня немного задело, это да, и это моя кровь, извиняй уж. Но ты тоже хорош, зачем ты упал на меня? Что там вверху вообще твориться?!
Ну, она надеялась, что кроме них тут больше никого нет. Но не тут то было. Милле проследила за спуском сначала Винн, затем камушка. Потом еще одного камушка, но уже побольше, он прокатился совсем рядом с Алистером и Винн.  Бросив неуверенный взгляд на обваливающийся потолок, готовый их убить в любую минуту, глубоко вздохнув, быстро помолившись Создателю (примерно сократив до: «Создатель, не дай нам помереть»), Страж прыгнула следом за Алистером и прихваченной старушкой, надеясь, что хотя бы не сломает себе ничего слепо двигаясь в темноте. Как только ноги почувствовали что-то твердое, ахнув, блондинка тотчас порылась в набедренном мешочке с мелочью и раздобыла спички. Маленький огонек, который взлетел над головами жертв гравитации, озаряя светом все помещение, в котором они оказались. Свет был не ярким, мягким, не резал глаза, но его хватало для освещения совсем маленького пятачка где они стояли.
«Ну, по крайней мере здесь есть пол который выдерживает нас троих и потолок кажется не хочет обрушиться. А вот позади судя по звукам закупорило ход. Покойся с миром, товарищ гном»
Недолго думая, девушка раззирнулась в поисках чего-то горящего, и обнаружила на стене канделябр с старой лампадкой, подожгла уже тлеющей спичкой её. Пришло время  проверять в порядке ли спутники, но бард лишь судорожно оглядывала место, стены и потолок. Хоть тут и был слой пыли, казалось, что это место обошло само время.  У гномов все делается на века.
– Вы в порядке? – спросила Кусланд, наконец, поворачиваясь к «спустившимся» ,  тотчас немного испугано ахнув. Оба были в грязи и пыли, на лице Алистера виднелся синяк, видимо при падении треснулся скулой и сейчас красовался с прекрасным фонарем, а Винн вся была какой-то поцарапанной и взъерошенной как сова утром.

+3

15

Хасинды не были дикарями в привычном понимании этого слова. Да, почти весь Тедас считал их такими: их законы и правила были чужды слуху тех, кто уже вкусил самого настоящего аристократического дерьма в местах не столь отдалённых от Ферелдена. Быть может, суровый быт этих племён и отталкивал привыкших к жизни в городе простолюдинов, но хасинды могли многому научить. Если бы хоть кто-то сейчас прошёл через все те опасности, которые подстерегали путников в диких землях, Мор, возможно, не был бы таким страшным событием.
Вести бой на инстинктах - рискованное занятие. Возможно, слишком губительное для отряда: когда глаза затуманивает ярость, перестаёшь различать своих и чужих. Перестаёшь полагаться на то, чем и как лучше убить врага - он просто падает замертво, ведь скорость такого сражения позволяет не думать о способе, только о поражении уязвимых мест.
В изнуряющих сражениях Морриган всякий раз обращала на это внимание. На то, что могла бы делать больше, если бы не так концентрировалась на способе расправы с тварями. И как раз сейчас количество противников и численность их отряда, который уменьшился вдвое, заставляло ведьму идти на крайние меры. Винн предпочла оказать магическую поддержку тем, кто находился внизу (и явно не по своей воле) - впору было благодарить Создателя за подобные подарки, если бы только ведьма в него верила.
Она двигалась уже не так изящно - даже разрушительная магия стала грубее. И фигура огра позади рядовых, проклятых скверной, только мотивировала действовать ещё быстрее. Но Морриган всегда думала о последствиях, какими бы превосходящими не были силы врага. Заканчивается всё, и даже в их ситуации можно было найти плюсы. Даже если этот бой будет последним, тут собрался не весь отряд, а значит хорошие шансы выжить для тех трёх человек, которые сейчас упали вниз.
Меч чиркнул по каменному доспеху, очень кстати наложенному Винн (хоть на что-то эта старушка ещё была способна), напоминая, что не стоит слишком много думать в пылу боя, и атакующий ведьму гарлок почти сразу же застыл, поражённый ледяным дуновением магии из посоха. Вернув навершие оружия в исходное положение, Морриган с силой ударила древком по земле - и гарлок оказался насквозь проткнут ледяными иглами, оставшись так и висеть на них, пока его товарищи не пробили путь через него, опрокидывая ледяную скульптуру и сминая под ногами, облачёнными в латные ботинки то, что когда-то было их товарищем.
В отличие от Лелианы, Морриган никак не могла прокомментировать действия Огрена. Его техника пока ни разу не подводила его, поэтому даже в таких действиях могло скрываться больше, чем есть на самом деле. Они всё равно столкнулись бы с этим огром, раз уж он появился, и гном просто решил разобраться с этим сейчас, пока элитный воин порождений тьмы не подобрался ближе. Если ей и было из-за чего ругаться, то только из-за невозможности использовать энтропию. Магия не делала исключений между своими и чужими, а задеть Огрена не хотелось. Да, это было бы отличной профилактикой для его природного сопротивления магии, но лёд в мощного противника Морриган могла направить куда более точно. Она воспользовалась тем, что Лелиана достаточно серьёзно ранила его, не позволяя слишком уж резво реагировать на атаки, и подморозила ноги чудовища. Один хороший удар по ним сделает всё дело даже быстрее, чем с гарлоками, хоть как-то защищёнными бронёй.
Руны, начертанные Винн, позволили отвлечься от уничтожения менее серьёзных противников. Они не ждали, пока сражающиеся спокойно разберутся с огром, поэтому сейчас их, казалось, стало только больше. Голос Лелианы утопал в гуще боя, но Морриган услышала её.
- Сама ты попросила; не жалуйся потом, Святоша.
Это была совсем другая магия - хасинды смотрели на неё не просто как на дар, который сложно контролировать и ещё сложнее использовать во благо. При высвобождении такой силы, как верили шаманы аламарри, в ход вступало звериное я, свободное от правил и не поддающееся никаким ограничениям. Было очень сложно взять верх над этим - животная личина подталкивала к самым разным поступкам. Но... они мало отличались от того, что ведьма делала сама.
Ледяной круг последний раз окружил Морриган, прежде чем Зимодых пал на землю. Взрыв, похожий на всплеск духовной магии, окатил ближайших противников, но только затем, чтобы отвлечь от превращения - Морриган уже набросила на себя паучью личину. Её было сложно перепутать с теми пауками, которые водились на глубинных тропах, потому что она действительно отличалась от них - как размером, так и другими особенностями, среди которых было и строение тела, и цвет, и более мощные лапы.
Теперь ведьма уже не сдерживала себя и была не ограничена в своих движениях. Дикость с которой она вела бой сейчас, была далека от прекрасного - во всяком случае, так казалось самой Морриган. Мощные мандибулы хватали что попадётся - сминали прочные доспехи, отгрызали головы менее опасных врагов, путая более мощных в паутине и делая их лёгкой мишенью если не для самой Морриган, то для её союзников. Она замерла только тогда, когда почувствовала, что уже не может продолжать этот танец смерти, постоянно прыгая к новому врагу. Неужели они стали заканчиваться?
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/19/6f9992cf1b7ce72c317392341eb53e91-full.jpg[/AVA][NIC]Morrigan[/NIC][STA]Змеюка[/STA]

+5

16

Падение было не долгим, но приятным его назвать все равно было нельзя. Женщина в свободном падении не могла произнести даже слова. Ей удалось шепнуть заклинание в самом начала падения, чтобы несколько облегчить собственный вес со склянками, чтобы падение на Алистера оказалось не сильно травматичным. Кстати, как он вообще оказался под ней? Не просто так Алистер привлекал внимание всех: он был молод, красив, силен, что доказал прямо на месте. Оказавшись в его руках, ведьма избежала серьезных травм, которые могли бы испортить дальнейшее пребывание в глубинных тропах, ведь любое целительское колдовство требовало времени.

Она не успела опомниться, как вдруг Алистер поднял ее на руки и понес куда-то. Даже не так, он не просто понес, он куда-то побежал вместе с ней. Обхватив его одной рукой, чтобы не свалиться в таком темпе, она заглянула за его спину, увидев, что обвала не избежать. Зато держа посох во второй, она могла оградить двух друзей от того, чтобы обломки больших камней до них добрались.

- Молодой человек, опустите меня, немедленно, - Алистер с дополнительной ношей на руках, был бесполезным. Ему требовалось обе руки, чтобы в случае необходимости отразить атаку. Это же Глубинные Тропы - порождения тьмы здесь повсюду. Выглядели они плачевно, но в данном случае, даже хорошо, что среди них была целительница. Используя магию чародейка привела всех троих в подобающий вид. - Нужно срочно вернуться к остальным. Там толпа порождений тьмы во главе с эмиссаром и огром.

Не смотря на свое отношение к ведьме диких земель, Винн была уверена, что оставшаяся часть отряда под надежной магической защитой, но все равно надо было вернуться, чтобы помочь друзьям.
- Я так понимаю, карты у нас нет, проводника - то же. Что будем делать? - достав флягу с водой, женщина сделала несколько глотков и передала ее Алистеру. Милле Кусланд была прирожденным лидером отряда, именно ей приходило принимать трудные решения, как было в Башне Магов, оставшейся целой только благодаря ее вмешательству.

Глубинные тропы были похожи друг на друга: такие же стены и давящий потолок.
- Милли, глянь, что там. Кажется, это глубинные охотники, - Винн снова вызвала магический шар над собой, который служил слабым, но освещением. Вместе с огоньком, который вызвала Кусланд, этого света хватало, чтобы видеть все, что происходит рядом. Звук, который насторожил чародейку, усиливался. Глубинные охотники, если это были они, приближались. Винн удобнее перехватила посох. Если надо - она будет сражаться. Ее сил хватить, а если не хватит, то Дух Веры поможет. Она так и не призналась Кусланд, что одержима, потому что не считала, что на самом деле это так. Бои ее изматывают, но чародейке кажется, что она неплохо со всем справляется, Милле не о чем было беспокоиться, потому Винн и не заводила разговоров на эту тему.
[NIC]Wynne[/NIC][STA]целитель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Gx3Z.gif[/AVA][SGN]**[/SGN]

+4

17

[indent] Это лучше любого самого дорогого и выдержанного алкоголя — и не то чтобы Огрен был когда-то ценителем, но даже для него была, есть и будет разница между ослиной мочой и благородным элем. Металлический запах крови пьянит сильнее, голову сносит совсем. Больше не существует Огрена, старого гнома, лишившегося уважения своего народа, преданного женой и собственным домом. Не существует никаких стопов и барьеров. Запретов. Мыслей. Обязательств.
[indent] Есть он. Есть молот. Есть враг.
[indent] Гном замахивается оружием по широкой дуге снова. Молот находит цель, ломает недобитому гарлоку хребет. Замахивается снова — запнувшийся и припавший на колено огр получает мощный удар по предплечью. Слепой на один глаз, уже ранее подбитый его оружием, огр призывно рычит, и на Конрада срывается целая группа монстров. Мабари выбегает вперёд, издаёт оглушающий рёв; Огрен подгадывает момент, и, пока гарлоки приходят в себя, просто сметает их с пути. Огр отступает на два шага. Огрен наступает.
[indent] Глаза застилает кровавая пелена. Сорвался. Окончательно.
[indent] Отсутствие поддержки от Винн гном не замечает даже. Берсерку плевать на то, сколько весит оружие, до тех пор, пока он может сражаться. Им или голыми руками — не важно. Надо будет, так Конрад разорвёт пасть монстру и без помощи со стороны. Он потому-то до сих пор и жив, наверное, что даже после убийства того юнца на Испытаниях никто не решился приговорить его к смерти. Он бы без боя не дался. Просто потому, что не смог бы.
[indent] Ноги огра неожиданно сковывает льдом. Берсерк, несмотря на откровенную потерю во времени и пространстве, понимает: оно. На ухо неизвестный голос шепчет: «бей», «борись», «ты сильнее их всех», «не останавливайся», «убей, убей, убей»… Огрен улыбается совсем дико; по усам и бороде стекает чужая кровь. На его лице кровавые брызги.
[indent] «Убей».
[indent] Он не знает, откуда появляется эта сила. Никогда не пытался разобраться в этом вопросе, не искал на него ответа. Просто очередной замах молотом… другой. Гном вкладывает в него больше себя. Сил. Энергии. Свою боль и ярость, чужую агонию. Какофония эмоций и боли сливается во что-то особенное. Скованные магией ноги огра разлетаются на ледяные осколки. После удара следует какой-то дикий упадок сил, но, закусив удила, Огрен продолжает бой. Более вяло: он устаёт. Начинают щипать раны — их Конрад не замечал в пылу битвы, но теперь организм пытается обратить на это внимание, и у него получается.
[indent] «Люби, убей, люби, убей…»

[indent] Огрен опустил молот на землю и тяжело опёрся о рукоять. Дрожали колени, судорогой сводило ведущую руку. Он дышал, словно загнанный зверь. Поле боя было усеяно трупами. Рядом тяжело дышал мабари. Конрад заметил, как у того дрожат лапы. На боку кровоточило несколько неприятных на вид царапин.
[indent] — Винн, подлечи пса… — глухо попросил Огрен, оборачиваясь назад, и сильно удивился, не заметив седой чародейки. — Какого…
[indent] Яма теперь казалась ещё больше. Наверху вместе с Огреном остались только Морриган и Лелиана. Ведьма выглядела непривычно взъерошенной. Святоша потеряла весь свой возвышенный вид — в разводах крови о Всевышнем не повещаешь.
[indent] — Пропади оно всё пропадом, — глубокомысленно изрёк гном, снимая с пояса флягу. — «Мы пойдём на Тропы, мы пойдём спасать мир» — тьфу!
[indent] Огрен открутил крышку, приложился к горлышку, но вместо середнячкового пойла глотнул… воздуха. Нахмурившись, от отнял флягу от рта и покрутил в руке. Та оказалась пробита.
[indent] — Ну теперь вообще прекрасно! Знаете, нахер такие приключения — вот что я вам скажу!
[NIC]Oghren Kondrat[/NIC][STA]dwarf[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2GDxW.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

Отредактировано Fareeha Amari (Вт, 12 Июн 2018 18:45:38)

+4

18

Подставив руку Винн, чтобы та могла вновь обрести равновесие, Алистер проследил за неуверенными шагами Милле вокруг да около.
- Тебя вперёд лучше не пускать, это правда… - изрёк Страж с улыбкой, принимая флягу с рук Винн. Женщина исцелила их ушибы и царапины, но к сожалению не могла вернуть его утерянную латную перчатку. - Без твоих целительных рук, Винн, мы пропадем.
«Сам виноват» - пожурил себя мысленно Страж и сделав несколько глотков, предложил и Милле воды. Магическую силу Винн стоит поекономить до более серьезных происшествий, к тому же у них ограниченное количество лириума, - «Нам следует быть осторожней»
Жёлтый свет смешивался с холодноватым отсветом волшебного шара, и создавал сказочную атмосферу, пока мужчина быстро, но ловко перемотал руку девушки.
- Я бы тебя не пустил вперед тоже, - еле слышно, чтобы только Кусланд услышала его тревогу, сказал Алистер, когда пальцы девушки коснулись фляги - Хоть ты и легче, и разбойник созданный для разведки, но я тревожусь за тебя, - закончил он и посмотрел в глаза девушки.
Теперь у них была возможность более детально осмотреть комнату, в которой оказались Стражи и магесса. Тут и там лежали разбросанные по полу черепки кувшинов; под ними тёмными пятнами расплывалась частично впитанная камнем чёрная маслянистая жидкость. Прислонённых к стенам табличек с надписями было много, и Алистер даже успел в уме отметить, насколько удачно они все выбежали из коридора: проломись пол под одним из них на несколько метров правее или левее на верхнем ярусе, и сломанных конечностей было бы не избежать.
- Ступай, только осторожно, - добродушным тоном мужчина попытался поддержать Милле и, кивнув в сторону темноты, указал направление. Кажется, там была дверь – в темноте выделялся черный прямоугольник.
Сырой холодный воздух зала сразу обратил внимание Стража на возможность того, что глубинные охотники могли облюбовать это место для своего жительства, также тут где-то должна быть вода, и Винн ощущала их близость, обеспокоенно подгоняя Кусланд.. Должно быть, это место было частью насосной станции, откуда жившие здесь когда-то гномы брали воду для своих нужд. Но, несмотря на то, что вода могла быть совсем рядом, Алистер знал: пить её и даже окунаться, ни в коем случае нельзя. Это место кишело скверной. И пусть её пока не было видно на покрытой коркой пыли поверхности пола, она наверняка раскинула свои чёрные щупальца в глубине коридоров.
«Винн очень рискует, спускаясь с нами» - запоздало подумал Алистер. – «Остальные тоже. Как мы выберемся отсюда?»

+4

19

- Я ваш проводник, - бойко заявила Милле, благодарно кивнув Винн. Магесса мигом исцелила её, и все что осталось после раны – только влага на броне. Мелочи, потом почистит. – Выберемся, мы бывали в ситуациях и похуже.
«Нужно идти на поводу свежего воздуха, в туннелях должны быть вентиляционные шахты, выводящие наверх, пойдем по воздуху свежему – найдем нужный проход на свободу. В такой ситуации объединиться с друзьями будет нереально, у них есть карта и разумней будет с их стороны вернуться в город. Стоит нам всем начать искать друг друга – мы еще больше потеряемся. И никогда больше не встретимся» - холодок прошел по коже Милле, и она встретила взгляд Алистера.
- Хоть ты и легче, и разбойник созданный для разведки, но я тревожусь за тебя.
Улыбка расползлась по лицу девушки, просто таки растаяв на глазах. Как же приятно когда за тебя тревожатся, тем более такого серьезного вида молодой человек. Стоит ему забеспокоиться об Кусланд, как появляется это милое выражение серьезного щенка на лице. Что-то было в этом, его беспокойстве и и взгляде, что цепляло девушку за живое.
- Хей, не боись, прорвемся, не палочкой сделанные – Кусланд легонько толкнула Алистера в грудь, и вернула фляжку. Ей совсем не хотелось пить,  а выдвигаться уже следовало. Не известно как долго здесь будет безопасно, лучше не задерживаться подолгу на одном месте.
Путь предстоял неблизкий, и Страж, прислушиваясь к чувству скверны, то и дело замедляясь, а то и вовсе останавливался, вскидывая руку, чтобы призвать спутников сделать то же. Порождений тьмы она пока не ощущала – но в темноте кто-то таился, и оно было скорее живое чем мертвое. Опасность встретиться с подземными тварями, среди которых были бронто, глубинные охотники и гигантские пауки, всё же сохранялась. Они вышли к темнеющей двери, покинув зал с маслом. Скрежет и лязг созданий в темноте становился все громче, но если здесь и были глубинные охотники, то они чего-то выжидали, предпочитая таиться в мраке.
Открыть дверь было непросто: покосившиеся ржавые петли, а также слой мелких камней и пыли на полу здорово мешали её ходу. Но, преодолев сопротивление, Кусланд всё-таки сумела в несколько рывков отделить одну из её сторон от стены - немного, но достаточно, чтобы образовался проход, в который она протиснулась боком, неся перед собой лампадку.
Оставив друзей позади, Милле продолжила путь вперед.
«Отсюда веет свежестью, я ощущаю легкий сквозняк. Можно ему довериться» - наблюдая за пляской огонька лампадки, думала она.
Настороженно всматриваясь в темноту, девушка задерживалась взглядом на свисающих с потолка густых полотнах паутины и думала, что неплохо было бы устроить здесь пожар. Полыхнуло бы так, что и пауки, и вся прочая живность, которая почти наверняка наблюдала за движением товарищей, в один миг покинула бы насиженные места и бросилась бы наутёк, оставляя дьявольски хохочущую Милле.
«Ах мечты, ненавижу пауков, спалила бы их сейчас. Но мы можем задохнуться, если что-то пойдет не так» - обернувшись, чтобы проверить догоняют ли ее товарищи, Милле вдруг застыла с каменным лицом.
- Впереди, - коротко бросила она и сощурилась.
Сильверитовый меч с мягким шелестом выскользнул из ножен, отражая белый свет магического посоха, и Стражница хмуро посмотрела на Винн. - На рожон не лезть. Я пока не знаю, сколько их, но чувствую какое-то присутствие, - она повернулась в сторону, где её ощущения столкнулись с неким осквернённым, но явно живым существом, и добавила, делая уверенный шаг вперёд, - если тебя зацепят оскверненным клинком в пылу сражения, получится нехорошо.
«Впереди оскверненное создание. Наверняка. Все еще живое, но уже отравленное. И оно не одно»
- Их много - заметив слабое движение в мраке хорошо наметанным глазом сказала девушка, - Алистер, будь готов.

+3

20

- Если ты не спасешь нас, то я буду лично навещать тебя из могилы... Слышишь меня, Черника! - мрачно проговорила я и вонзила кинжал в бок ближайшему порождению тьмы. Несмотря на то, что происходило вокруг Морриган оставалась верна себе и продолжала слегка иронизировать над ситуацией. Нашла же время! Казалось, что бою не будет конца... Я мысленно приготовилась отдать свою жизнь подороже, но именно в этот момент пространство вокруг заволокло льдом. Я никогда не видела, чтобы она использовала эту и магию и вид огромного паука внушал страх. Даже несмотря на то, что нам уже доводилось сражаться с представителями этого семейства на пути сюда. Мощные жвала, клейкая паутина и едкий яд внушали уважение. Не прошло и мгновения , как доспехи порождений тьмы смялись под воздействием мандибул и стали быстро разрушаться. Остальных постигла более печальная участь. Что бы сейчас не использовала Морриган - это было эффективно. Я нисколько не жалела о своей просьбе. Иногда в ход надо пускать все средства. Даже потайные. Я выдохнула, когда увидела что в тоннеле медленно начал заканчиваться поток противников. Оставшихся я добивала быстрыми ударами меча пока они еще не успели опомниться и быстро осмотрелась. Все было бы хорошо, но глубокий провал указывал, что трое членов нашей команды сейчас находились где-то далеко от нас. Отыскать их стало нашей приоритетной задачей. Я проводила взглядов последние остатки порождений и устало прислонилась к стене. Только сейчас я почувствовала как все-таки ноет у меня все тело. Руки дрожали. Я давно не испытывала подобного. Лишь со второй попытки меч наконец-то попал в ножны и я вдохнула затхлый подземелий. Мы справились...Неужели мы все-таки справились? Неужели, она все-таки справилась? Я слабо улыбнулась.
Огрен тоже выглядел помятым. Несмотря на свой буйный нрав и ярость он был далеко не бессмертен. Его ранами тоже следовало заняться. Я подошла к гному и вручила ему припарку. Я - не целительница, но она хотя бы немного облегчит боль. Сама же занялась своими. Это стало мне очередным напоминаем, что Глубинные тропы - не место для прогулок. Я зашипела, когда на уязвимое место попал спирт и закусила губу. Черт!
Сейчас определенно не помешало бы выпить крепкого эля, чтобы восстановить моральный дух. Но...наши запасы утекли вместе с последней фляжкой Огрена. Зато была вода. Я сделала глоток и задумалась. Огрен постоянно говорил, что сети туннелей пролегают над другом. Следующее поколение строило новые шахты, а старые предавались забвению. Глубинные тропы никогда не были одинаковыми для следующего поколения. Каждый раз где-то происходил обвал. Где-то возникал новый ход. Прямо как сейчас. Я взглянула на мабари, который тяжело дышал после столь жаркой битвы. На его теле было несколько неприятных борозд и от этого малыш ощутимо страдал. Я мельком взглянула на Морриган и вздохнула. Ей определенно надо было взять несколько уроков у Винн. Одной атакой сыт не будешь. Рана на теле еще раз неприятно дернулась и я поморщилась.
- Итак, положение у нас незавидное...Прошу прощения, что констатирую очевидное, - я встала и посмотрела на оставшихся товарищей. - Разыскать нашего командира - это ключевая задача. Вне всяких сомнений. Однако, сеть туннелей настолько обширна, что нам остается лишь предполагать куда она могла пойти вместе с Алистером и Винн. После того, как оказалась внизу...
Если бы с нашим четвероногим другом все было в порядке, то мы смогли бы отыскать ее по запаху. Однако, теперь нам приходилось рассчитывать лишь на собственные силы. Конечно, мабари были выносливее обычных собак и пара ран для них была пустяком...но какова была вероятность, что наш дружок прямо сейчас не умирает медленной мучительной смертью от крови порождений тьмы? Я хотела отмести этот вариант, но правда слишком колола глаза. Естественно, я не забыла про Огрена. Он хорошо знал местные тропы и мог нам подсказать правильный путь. Вот только куда он мог нас завести? К порождениям тьмы? В заброшенную сокровищницу? Или древние руины? Это никто не знал. "Я найду вас...Я обязательно вас найду..." - подумала я и взглянула на Морриган.
- Тебе ведь явно есть что сказать. Как и тебе, Огрен. Я - не ваш командир и учту оба мнения, - проговорила я.

[NIC]Leliana[/NIC]
[STA] Певчая птичка [/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/IPr6K.png[/AVA]

Отредактировано Theron Shan (Вт, 26 Июн 2018 20:46:53)

+5

21

Более мощные противники, которые вызывали какое-то опасение, тоже оказались погребены в пылу битвы. Огр нашёл свою смерть без участия Морриган, хотя ей, в какой-то момент переставшей следить за ним, потому что она начала этот смертельный танец в личине паука, было любопытно, доковырял ли его только Огрен или же он всё равно не справился бы без помощи Лелианы. Эмиссар, показать превосходство над которым она так хотела, и вовсе не составил проблем - над ними поработали мощные жвалы самой ведьмы, принявшей более удобную форуму для победы над превосходящими силами врага. Бой был закончен... но надолго ли?
Всплеск тайной магии позволил ей принять настоящее обличье, бросившись вперёд, к последнему поверженному противнику. В пылу боя ведьма не замечала мелких ран, а сейчас постаралась залечить их сама. Даже если бы Винн ещё была с ними, позволить кому-то ей помочь было для гордой Морриган совершенно унизительным проявлением своих слабостей. Ни перед кем, включая и свою мать, она не желала быть слабой. Компания для поиска второй части отряда ей подобралась не самая плохая. Возможно, что Морриган предпочла бы кого-то другого вместо Лелианы, поскольку разговоры о Создателе действовали ей на нервы, но Огрен так или иначе был далёк от всех этих святых штучек. Да, у гномов тоже было во что верить, но даже вера в Камень и Совершенных (или что там популярно нынче у гномов?) казалась ей более логичной и обоснованной, чем некто Всевышний, который пришёл в этот мир, потому что допустил грубую ошибку где-то там у себя. Потому что не стёр Тевинтер с лица Тедаса. И потому что, цинично замечала ведьма, захотел себе девку. Во время своих вылазок, которые всё равно не заходили слишком далеко, она как-то повстречала секту, участницы которой были убеждены в том, что Создатель был женщиной, но все доводы не самых старых послушниц с треском сломались о приведённые факты. Снять пелену с их глаз оказалось настолько забавным занятием, что Морриган ещё долго вспоминала эту встречу. Припомнила её и сейчас, подходя к коллегам по несчастью.
Даже мабари оказался ранен, и в случае с ним оказание первой помощи почти не вызывало у ведьмы вопросов. Да, она могла почти серьёзно (но на самом деле пошутить) сказать, что собака куда полезнее, но в чём-то так и было. Мабари чувствовал порождений тьмы, не испытывал присущих им, людям, сомнений и страхов, а поэтому был незаменимой поддержкой на поле боя.
Лечебная магия давалась Морриган плохо. Это была единственная школа магии, которая разительно отличалась от остальных. Грубая разрушительная магия и хаотичная магия проклятий была слишком не похожа на мягкую созидательную магию, которую представители этой школы даже творили иногда с улыбкой на лице. Влюблённые в жизнь идиоты.
Ведьма присела рядом с псом и постаралась сосредоточиться - в который раз за сегодня. Она видела, как это делает Винн, но даже добрая старушка (зануда и старая карга, - хмурилась молодая ведьма) не могла никак повлиять на то, какой сама Морриган воспринимала эту магию. Какой она была для самой ведьмы по ощущениям. Тем не менее, мабари послушно давал себя исцелять, точно зная, что ему хотят помочь. Раны пса затягивалась, потому что Морриган всё же умела созидать. Умела вовремя сменить гнев спокойствием и сосредоточиться на чём-то менее разрушительном. Это была незнакомая ей магия, но если она работала, если её можно было подчинить себе, значит можно было заставить действовать себе во благо.
- Подойдите ближе, - не попросила, скорее приказала ведьма, теперь занявшаяся ранами товарищей. На это уходило время, но Морриган ни разу не подумала о том, как бы справился кто-то другой на её месте. Сейчас им могла пригодиться любая помощь, и в мире не было такой магии, которой ведьма могла бы пренебречь, потому что это было для неё сложно или неправильно. Даже если это была магия крови. Наверняка, Лелиана бы удивилась, узнав, с какой лёгкостью Морриган вычисляла за личинами людей демонов и насколько её не интересовало то, что они могут предложить.
Раны Огрена оказались серьёзнее, поэтому над ним ведьма колдовала значительно дольше, в то время как Лелиана не слишком пострадала и её вообще можно было оставить без лечения, принимая во внимание командирский тон. Но об этом Морриган подумала только после того, как закончила.
У ведьмы было вполне сформированное решение по этому вопросу. И согласно ему, дальнейший путь, как и его формирование, были за Огреном. Да, он не был идеальным проводником по этим местам, но в любом случае знал их лучше. Знал, какой именно путь может привести к остальной части отряда.
- Какое рвение, - с лёгкой улыбкой прокомментировала Морриган, одарив взглядом Лелиану, - Ты хочешь очевидное услышать? Искать нам надо остальных. И Огрен мог бы путь нам указать, коль постарается.
Из этой залы, где ещё недавно было жарко, у них было всего два пути - и из обоих пришли порождения тьмы. Морриган считала, что оба пути могли привести их на нижние уровни, где оказались их товарищи, по неосторожности (или по собственной глупости - ох уж этот Алистер!) провалившиеся вниз. Теперь от Огрена зависело, какой из путей они выберут. Тон Лелианы ей не понравился, но эта девушка привыкла рваться вперёд, поэтому командирские нотки, которые всё-таки промелькнули в её голосе, ведьма пока решила оставить без внимания.
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/19/6f9992cf1b7ce72c317392341eb53e91-full.jpg[/AVA][NIC]Morrigan[/NIC][STA]Змеюка[/STA]

+5

22

Что уж говорить, в передрягу они попали знатную. Старая чародейка не плакала, не просила остановиться и подождать, пока усталость отпустить ее ноги, и она сможет продолжить свой путь дальше. Дух Веры в ней диктовал, что необходимо идти вперед, просто делать свое дело. В конце концов, она сама приняла решение идти вместе с Серым Стражем. Милле Кусланд была не только способной разбойницей, смелым Стражем, но и флюгером в том, что происходило. Она чувствовала опасность Порождений Тьмы и направляла своих союзников.

- Дитя, даже не пыталась. Для этого у нас есть Алистер и ты, - она не была смелой чародейкой, способной броситься в пучину сражения, не подстраховавшись. Да даже, если бы подстраховалась, то не факт, что бросилась бы. Она не воин. Маг-целитель, способный поддержать, но не атаковать в полную силу. Вместо всех слов, чародейка только наложила героическую ауру на Алистера, на себя - каменный доспех, на всякий случай. Винн также наложила чары, заставившие мечи воина и разбойницы дополнительно жалить холодом. Не так много, в ее арсенале отнюдь не много боевых заклинаний, но в обиду себя и своих друзей она точно не даст. Ирвинг бы ею гордился. Точно! - Алистер, ради всего святого, вспомни, что ты воин и пойди вперед. Ты же тоже слышишь их зов.

Винн была научена вести сражения несколько иначе. Она знала, что впереди должен идти воин, который будет оттягивать на себя внимание врагов. Маг будет либо атаковать, либо поддерживать воина на расстоянии, а разбойник должен наносить колющие удары точно в цель, чтобы убивать врагов. Такая система работала испокон веков. Ее придерживались и простые разбойники, и короли. Только почему-то не всегда она срабатывала их маленьком отряде. Кусланд была главой отряда и руководила ими всеми, а они подчинялись.

- Осторожней, - предупредила чародейка, когда двое остальных союзников все-таки решились пойти вперед. Она следовала за ними, сохраняя расстояние, достаточное, чтобы вовремя наложить исцеляющую магию или обновить героическую ауру. Винн не диктовала своих условий, охотно принимая правила игры, которые диктовали Серые Стражи. Винн зажгла магический шар над ними, давая тусклый свет, чтобы они не дрались в слепую. А дальше будет сложнее. Их всего трое, но обычно на задания они отправлялись вчетвером. Невелика разница, просто нужно действовать спокойней и сосредоточенней. Нельзя отвлекаться, нужно внимательно следить за каждым движением. Ледяная хватка заставила замереть одного гарлока, выскочившего из темноты на Алистера. Ее магия стихий была не такой сильной, как у Моориган, но старушка была способна на многое. В ее дряхлом теле еще теплилась жизнь и сила. Она могла быть полезной. И она будет полезной для них. Не оставит их в беде и не бросит помирать. Она отдаст все силы, чтобы защитить их. Милле и Алистер стали ее семьей, а за семью Винн была готова бороться до последнего вздоха. В дополнение к ледяной хватке Винн пустила каменный кулак в замороженную тварь, отчего та разлетелась на осколки.
[NIC]Wynne[/NIC][STA]целитель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Gx3Z.gif[/AVA][SGN]**[/SGN]

+4

23

[indent] Саднящие раны немного притупили его искренне возмущение вселенской несправедливостью. Огрен запальчиво метнул бесполезную теперь флягу в яму, не боясь попасть кому-то из их спутников по голове — потому что было совершенно очевидно, что те уже сменили своё местоположение… или погибли под завалом. Зашипев от того, что резкий жест болью отозвался в боку, гном топнул, смачно сплюнул куда-то в бок и просто сел на землю, недовольно пытаясь стянуть с себя один из наручей, в который затекла чужая кровь. Он не был сторонником частых водных процедур, но сейчас не отказался бы от ванны — кровь порождений тьмы была не тем, что хотелось ощущать на собственной коже.
[indent] Рыжая богослужительница подошла к нему и поделилась целебной припаркой. С трудом выпутавшись из кольчуги, Конрад косо прилепил её на ноющую рану на боку, буркнув какие-то слова благодарности. Пожалуй, даже для него состоявшаяся схватка была тяжёлой.
[indent] — А что тут говорить, рыжуля? Мы в дерьме, — констатировал Огрен, хмыкнув.
[indent] Недружелюбная ведьма, оказывается, тоже умела лечить. Если бы Конрад придавал этому больше внимания, он бы, наверное, знал об этом, но магические штучки-дрючки интересовали его не настолько сильно. Однако, Морриган вылечила пса и, пусть это и заняло много времени и ощущалось не так приятно, как лечебная магия Винн, его раны она затянула тоже.
[indent] — Ладно, это… спасибо, — во второй раз за короткий промежуток времени разразился благодарностью он, возвращая все части доспеха на законные места.
[indent] Огрен понимал, что дальше ему предстоит принимать решения о том, куда им всем идти. Он бы предпочёл обойтись без этого — нести ответственность за чужие жизни не было его призванием, но ввиду того, что среди присутствующих только он более-менее понимал устройство Глубинных Троп, выбора у него не было.
[indent] — Будь моя воля, дамы, мы бы прямо сейчас развернулись и потопали в город той же дорогой, которой пришли. Потому что никто здесь не может гарантировать, что те трое ещё живы, — непривычно рассудительно произнёс гном, не спеша подниматься на ноги, чтобы куда-то там дальше бежать. — Другой вопрос в том, что… В общем, та дорога, который мы пришли, не единственная ведёт обратно в Орзаммар. Можем пойти прямо, — Конрад ткнул пальцем в проход, из которого на них ранее и повалили порождения тьмы, — и рано или поздно доберёмся до Легиона Мёртвых, что тоже вариант. И, возможно, где-то по пути нам встретится ещё лестница на нижний ярус, где мы — о чудо! — пересечёмся со Стражами и Винн. Возможно, этот путь поможет нам найти дорогу в город даже быстрее, чем обратный.
[indent] Но Огрен не был в этом уверен, и не пытался этого показать, как-то обмануть лучницу и ведьму.
[indent] — А, может, там мы найдём свою смерть, — жизнерадостно заключил он под возмущённый лай мабари. — Что такое, Красавчик?
[indent] Пёс недовольно покосился на гнома — данная Конрадом кличка ему явно была не по душе — резво вскочил на лапы и неприятно ощерился в сторону прохода, из которого они пришли.
[indent] — Но там, видимо, нас теперь тоже ждут гости, а?
[indent] Мабари вторил ему согласным лаем.
[indent] — Тогда, катись оно всё. Я голосую идти дальше. Какую-то часть порождений тьмы мы уже разнесли. Какую-то наверняка разносят легионеры.
[NIC]Oghren Kondrat[/NIC][STA]dwarf[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2GDxW.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

+3

24

Они все продвигались глубже в коридор, и тревога одновременно с ощущением скверны, возрастала.
- Мы здесь не одни. – тихо добавил к словам Милле очевидную ремарку мужчина.
- Алистер, ради всего святого, вспомни, что ты воин и пойди вперед. Ты же тоже слышишь их зов.
- Простите, - неловко извинился он, с опаской посмотрев на девушку. Она далеко зашла вперед, проверяя пол на прочность и наличие ловушек. Милле рвалась вперед как разведчик, готовая рискнуть собой, чтобы облегчить дальнейшее продвижение спутников. Эта жертвенность и самозабвенность девушки всегда нравилась Серому Стражу, но и тревожила, ведь он беспокоился об ней. Меньше всего ему хотелось видеть её кровь на клинках врагов.
«Винн права, я должен не отставать, осторожно, шаг за шагом» - наставительно подсказывал сам себе как ступать вперед Алистер. Он обернулся назад, весело улыбнувшись Винн, и заметил как отстала женщина.
- С тобой все в порядке? – встревожено спросил рыжий мужчина. Винн была прекрасным магом, добрым спутником в ихнем походе и мудрой женщиной в которой он видел мать-наставительницу для неразумных детей как он. Поэтому переживания за седую голову были в пирамиде ценностей на почетном месте среди Милле и головки сыра.
Он отвлекся, и в первую очередь ощутил эхо скверны бегущей ему навстречу и уже только потом встретил гарлока, выскочившего на него сбоку, из-за вуали паутины.  Но он не смог поразить Алистера, ведь покрылся ледяной коркой посланной Винн.
- Спасибо! – весело крикнул Алистер и ударив щитом, разбил руку и ногу гарлока в множество кровавых кристаллов, а махнув мечем из всей силы, отрезал потрескавшуюся голову от  тела. – Ну, кто на меня, вас здесь много, ничтожества? – проорал Алистер сходу, привлекая внимание новых порождений тьмы, чтобы они не напали на женщин.
Порождений тьмы в этом зале осталось не так уж и много. Судя по всему, основной отряд натолкнулся на кладку пауков, им пришлось отбиваться ценой жизни,  и тут остались либо раненые выжившие, либо особо голодные твари. Алистер пронёсся между двумя генлоками, разя их  в ноги и корпус. Ему наперерез моментально бросились три генлока. От их ужасных, перемазанных кровью пастей, стынула кровь в собственных жылах. Мощными ударами щита он вмазал одной из тварей в рыло и  рубанул сверху вниз, поперёк рассекая генлоку голову. Высокий рост и крепкое телосложение позволяли превосходить рядовых и слабых тварей, но с крикунами и эмиссарами было намного сложнее.  В любой момент могла подскочить под руку Милле, и помочь, однако Алистер опережал женщин на несколько шагов, вырвавшись вперед, в гущу событий. Он смело пошёл вперёд, туда, где сквозь ошметки паутины виднелась здоровенная фигура, закованная в грубые угловатые латы. Двое оставшихся генлоков хотели смять Серого, однако тот, словно не обращал на них никакого внимания. Когда противники поравнялись, сверкнула вспышка белого света – в этом зале была система зеркла, позволяющая освещать следующие залы вглубь по коридору, и Алистер как раз вошел под луч бегущего света, чистого, дневного, и на мгновение ослеп.. Тело Алистера сжалось, ожидая возможного удара. Он шагнул вперёд и просто прошёл сквозь испуганных порождений тьмы и продолжил атаковать, однако, он не стал и просто двинулся дальше, оставляя генлоков на напарниц. Его интересовала одна, конкретная тварь. Гарлок в латах был не самым большим из тех, что за свою жизнь встречал Алистер. Бывали и побольше. Этот, наверняка, даже не был вожаком. Просто очередная шестёрка на подхвате у начальства, командующая ещё более слабыми тварями. Тем не менее, сейчас он был самым сильным в округе, страж это явственно ощущал. На правом наплечнике гарлока кто-то из жителей подземелья оставил большую часть своего лица. Вообще весь его доспех был заляпан кровью и с него, то тут, то там свисали куски окровавленной плоти. Здоровенный грубый меч говорил о том, что это порожденье тьмы любит врываться в толпу противников, крошить их тела своими доспехами и довершать дело жуткими размашистыми ударами. Заметив приближенье Алистера, тварь беспокойно вскрикнула. Визг этот выражал то ли испуг, то ли гнев, то ли и то и другое вместе. Стражу было плевать. Перехватив меч поудобней, он принял боевую стояку, глаза источали целеустремленность, сильно отвлекающее и пугающее тварь, которая явно не до конца понимала, с кем ей придется иметь дело. Ещё одна вспышка под пересекающимися лучами, и противники схлестнулись. Алистер бил быстро, вкладывая в удары всю свою мощь. Его клинок был легче оружия гарлока, лезвие короче – это давало стражу дополнительное преимущество. Он рубанул дважды, наотмашь, один раз резанув по плечу, другой в левый бок. Второй удар лишь гулко звякнул о латы твари, не причинив ей особого вреда. В ответ гарлок размахнулся, шибанул мощным ударом наотмашь, используя меч словно дубину. Страж блокировал щитом, в опасной близости от себя спустив вниз защитное орудие. Он не стал отступать, а напротив, протаранил гарлока левым наплечником с щитом, ломая ему лицевую кость. Из-за этого манёвра порождение тьмы потеряло правый глаз и большую часть зубов. Оно жутко верещало от боли, однако на этом Серый не остановился. Пригнувшись и избежав ещё одного взмаха двуручника, страж виртуозным ударом подсёк твари ноги, повергнув её на землю и лишь затем, с противным чавканьем опустил свой клинок ей на голову, завершая её жалкое существование.

+4

25

Не почуять порождений тьмы было невозможно. Их присутствие ощущалось, как зазубрина под подушечкой большого пальца на лезвии клинка: нечто столь же резкое, чётко осязаемое и как будто чужеродное, способное родиться лишь из внешнего воздействия. Однажды их "нащупав", это присутствие уже нельзя было спутать с чем-либо иным. Когда Алистер попытался нагнать её, вслушиваясь в тишину, Милле кивнула ему, дав понять что дальше идти можно и стражи мгновенно поняли, в чью пользу расстановка сил. Легендарное чутьё Серого Стража сигнализировало о приближении к месту скопления скверны, и если это были порождения тьмы (а в этом можно было быть уверенным), они должны были поторопиться. Несмотря на свою численность и физическую силу, твари действительно боялись Серых Стражей, о чьём приближении всегда знали заранее, и потому, как правило, старались либо сделать ноги, либо устроить им засаду. И хотя чутьё, которое они делили, лишало эффекта неожиданности обе стороны, в данном случае у последних всё же было преимущество: здесь, под покровом паутины и теней, справиться с отрядом людей, даже будучи ослабленными после стычки с пауками, было куда проще, главное захотеть.
Бард коротко кивнула и, позволив Алистеру после встречи с заледеневшим гарлоком-жертвой Винн, рванутся вперед навстречу опасности, принялась тихонько напевать, увеличивая громкость и сама себя накручивая и друзей рядом. Зрелище, которое они застали буквально несколько минут спустя в зале с паутиной, было удручающим: горящие призрачным светом глубинные грибы окрашивали стены в мертвенные цвета, лежащие прямо на земле в лужах крови мерзкие порождения тьмы и пауки – почему это всегда должны быть мохнатые пауки, аркх?! - режущий глаза и ноздри едкий запах кишок и яда, что хлынул из ран падших. И посреди этой картины - гарлок, судя по всему, командующий кучкой сучьих потрохов, решивших напоследок влепить и Стражам с Винн оплеуху.
Неудивительно, что Алистер, едва разобравшись в ситуации, направился именно к нему. В глазах Серого здоровяка полыхала ярость и желание воздать твари по заслугам, и потому, видя такую целеустремлённость, Кусланд решила сделать единственное, что было правильно в подобной ситуации: максимально обезопасив своему напарнику подход, дать ему учинить свою расправу и прикрыть магессу от возможных посягательств. И только после этого присоединиться, если будет нужно. Трудно, однако, не невыполнимо. Заметив вдалеке двух генлоков, которые натягивали луки, целясь в спину Алистера и второй – на Винн, девушка не стала терять времени почём зря, и не сбавляя хода, подбежала к этой парочке, в прыжке мечом снимая голову одному из гадов и сбивая с ног второго ударом локтя в челюсть, когда тот выставил лук в качестве защиты. Впрочем, его это не спасло: Винн не дремала, и помогала как могла. Третий генлок, которого Милле не заметила сразу, попытался было сбежать, однако не успел. Клинок настиг его недалеко от того места, где только что был Алистер, и тварь, сделав кульбит в воздухе, рухнула на спину, обагряя пол чёрной кровью. Трое. И ещё двое, которых Серый оставил за собой, видимо, посчитав их мелкой угрозой, желая оттянуть внимание основного лидера. Как он это сделал, Милле так и не поняла - пройти в этом месте, не вступив с ними в битву, было практически невозможно. Неужели он настолько устрашающ был, топая закованный в железе к лидеру, метая молнии глазами, что генлоки решили искуситься жертвами по своему размеру? А что, их можно понять. Кусланд бы тоже не решилась выступить против рыжего Стража, они вместе даже спаррингом не занимались, понимая, что мужчина легко может пришибить девушку даже если они обойдутся лишь палками. Слишком большой был перегиб в массе тела и мускулах, как бы не была ловка Милле, Алистер своими габаритами мог придавить кого угодно. И еще броня сверху!
Однако, если бы у порождений тьмы были эмоции и они могли их выражать, она бы могла поклясться, что увидела неподдельное устрашение, на несколько секунд застывшее на их уродливых лицах. Но рассуждать сейчас об их возможных чувствах было не досуг. Девушка прыгнула на каменный уступчик и ускорившись от небольшого спуска вниз по скользкому полу,  молниеносно оказалась возле них, и столь же короткая, сколь и яростная схватка довершила оставленное Алистером позади дело. Генлоки ещё были живы, когда Кусланд, отирая окровавленные клинки об запасенную для этого тряпку, приблизилась к напарнику со спины. Суча ногами и царапая пол, моровые твари испускали дух, но Милле продолжала идти вперёд и не оборачивалась. Она знала, что нанесённые им раны были смертельны. И когда они, наконец, перестали шевелиться, Серый Страж из Хайевера глубоко вздохнула, осмотрела поверженного гарлока с ног до головы и, возвращая по очереди клинки в ножны на спине, перевёла взгляд на Винн.
- Обыщем это место, - она кивнула в сторону нескольких уцелевших от обвалов проходов, похожих на вентиляции – Я ощущаю дуновение свежего воздуха, мы отсюда можем найти выход на поверхность или в более большое помещение, одно из главных, ведущее на основные улицы Подземных троп. Но будьте осторожны, это ещё не конец.

Отредактировано Mille Cousland (Пт, 15 Июн 2018 14:14:18)

+3

26

Когда бой затихает - наступает время передышки. Можно залечить раны, обсудить дальнейший путь и просто отдохнуть. Я осмотрелась вокруг, где еще совсем недавно шла битва не на жизнь, а насмерть. Уродливые тела порождений тьмы в разных позах медленно остывали в темных уголках этой залы. Я устало выдохнула и прикоснулась к помятому доспеху, который был обагрен чужой кровью. Эту атаку мы выдержали, но что теперь? Трое из нашего отряда пропали и их следует найти. Я взглянула на Морриган и слегка поморщилась.
- Я знаю, что это очевидное решение... И все же меня интересовало нечто конкретное, а не то что я и так бы сделала. С тобой или без тебя.
Я повернулась к Огрену и кивнула. Он выразился как нельзя точно. Мы в самом настоящем дерьме. Мне следовало быть ближе к Кусланд и не отдаляться от нее ни на шаг. Я допустила ошибку. Взывать к Создателю тут совершенно бесполезно. Сейчас важны поступки, а не молитвы. Я выслушала варианты нашего проводника и закусила губу. Итак, один проход - закрыт. Через него нам не пройти и поэтому спуститься вниз мы не можем. Возвращаться назад без Алистера, Милле и Винн я не намерена. Остается лишь довериться Огрену и последовать туда, где окажется либо Легион Мертвых либо лестница на нижний ярус. Черт! Лучше бы все так и было.
- Я приняла решение, Огрен... и думаю, что ты прав. Стоять на месте не имеет смысла, - тихо проговорила я и сделала несколько шагов вперед к проходу. - Если этот путь сейчас единственный, то мы пойдем по нему. Я пойду первой. На разведку. Огрен ты слишком хорошо знаешь тропы и не можешь рисковать собой, а что касается тебя Морриган... - я вздохнула. - Ты и так все понимаешь.
Вопреки выбору, мабари Кусланд нервничал. Игнорировать это было бы преступлением, но я решила довериться своим инстинктам и шагнула в темный туннель. Света было чертовски мало и его едва хватало на то, чтобы смотреть по сторонам. Странно это все... и непонятно. Я пошла дальше, прислушиваясь к любому шороху и держа руку на рукояти меча. Ожидать можно было чего угодно - засады, мелких  хищников или случайно оказавшихся искателей сокровищ. Еще шаг. Шаг. Шаг. По шее скатилась капля пота и на секунду остановилась, чтобы вытереть ее. Никак не привыкну к тому, что здесь так жарко. Между тем туннель постепенно начал расширяться и вскоре перед моими глазами забрезжил свет. Выход или просто обман зрения? Я сделала несколько шагов и увидела заброшенные руины. Когда-то здесь определенно жили гномы, но сейчас это место пришло в упадок. О былом великолепии напоминали лишь избранные постройки.
- Это не то, что я хотела найти... - тихо сказала я, спускаясь по грубо выбитой лестнице. - Определенно не то. Может в темноте я пропустила поворот? Было бы печально...
Я хотела взглянуть на карту, но той не оказалось у меня за пазухой. Черт! Я же сама выложила ее, когда доставала припарку. Осознание этого хладным морозом обожгло мозг. Значит, я предоставлена сама себе и теперь мне лучше вернуться обратно пока еще есть время. Руины были несомненно привлекательны, но умереть возле них не входило в мои планы. Однако, прежде чем я успела подняться по лестнице обратно наверх в тишине раздались чьи-то шаги. Я достала меч и спряталась за одной из колонн. Теперь, Лелиана, без резких движений... Полная сосредоточенность. Шаги становятся громче и я слышу лязг металла. Снова  порождения тьмы? Нет...ясно слышно человеческую речь. Похоже, что это и есть тот самый Легион Мертвых. Все закованы в тяжелую броню и с оружием наперевес направляются куда-то вглубь. Просто так они бы туда не пошли. Значит, там определенно притаился враг. Я ждала, когда стихнет звук последнего шага. Ждала, когда исчезнет за поворотом последний боец в тяжелой броне и только после этого медленно сползла вдоль каменной колонны. Нужно идти назад... Мне повезло. Туннель еще не был облюбован разными существами. Несмотря на темноту я все-таки добралась до Огрена с Морриган и рассказала им о заброшенных руинах.
- Я не ходила дальше, опасаясь заблудиться... но если маршрут верный, - проговорила я, рассматривая вновь обретенную карту, - то именно там будет тот самый спуск, о котором ты говорил. Теперь нам нужно лишь добраться до тех руин и уповать, что остальные будут там же.
"И не забыть про Легион Мертвых, который может оказаться где-нибудь поблизости..." - мрачно подумала я, когда закончила свой маленький рассказ.

[NIC]Leliana[/NIC]
[STA] Певчая птичка [/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/IPr6K.png[/AVA]

Отредактировано Theron Shan (Вт, 26 Июн 2018 20:46:11)

+5

27

Первые слова, озвученные Огреном, очень понравились ведьме. Вообще, строго говоря, так и нужно было сделать с самого начала. Милле поступала по совести, стараясь помочь всем и каждому и не хотела превращаться в тех, кому плевать, но это была борьба с последствиями. С теми, кто и так будет атаковать и брать измором. Только на Глубинных Тропах можно было встретить слишком много порождений тьмы, но это было не единственное место, откуда они могли атаковать. Им следовало поторопиться, заключая союзы с теми, кто мог бы справиться с Мором.
Про Легион Мёртвых Морриган знала немного, но они слабо походили на так нужных Стражам союзников: держались обособленно и выполняли вполне конкретные задачи. Пожалуй, их участь была ещё более незавидна, чем у Стражей, которые были на виду, когда начинался Мор. Легион же был лишён такой привилегии, но их воины внушали уважение, отдавая свои жизни Камню ещё задолго до того, как наступал их смертный час. Добровольно или под воздействием каких-то причин, но они многим жертвовали, и это делало их хорошими воинами.
- Чего ж тогда ты спрашивала? - с ухмылкой осведомилась Морриган, которую начинало раздражать такое взаимодействие с Лелианой. Было бы куда лучше, если бы она снова ушли в какие-то свои церковные дебри и избавила ведьму от необходимости растолковывать ей прописные истины. Которые заключались в том, что принимать решения в незнакомой обстановке было для жительницы пустошей Коркари довольно сложным делом. Она привыкла спасать свою шкуру и ей было плевать на других. Если сейчас рыжая ждала на редкость циничного ответа, у Морриган получилось разве что разочаровать её - Глубинные тропы вынуждали действовать осторожно. Морриган не склонялась ни к чему конкретному ещё и потому. что важно было держать всех участников этого похода живыми. Три пары рук были куда лучше, чем одна. Других рычагов, заставляющих идти вперёд, а не возвращаться, ведьма не смогла бы назвать. Она, как и Огрен, мыслила трезво в этой ситуации и не строила иллюзий по поводу другой половины отряда. Безусловно, им уже несколько раз везло, но ничто не длилось вечно.
Поэтому Морриган разве что удостоила Лелиану не самым приятным взглядом, сворачивая заведомо раздражительную дискуссию.
- Поскольку наши цели совпадают, могли бы мы держаться подле них, - заметила ведьма, говоря о том, что Легион Мёртвых мог бы на какое-то время дать им уверенность в дальнейшем изучении Троп и поиске тех, кто провалился в яму, - Но вряд ли можем мы рассчитывать на это.
Лелиана решила пойти вперёд, чтобы разведать местность. Опрометчивое, по мнению Морриган, решение, мало вязалось с её реакцией. Впрочем, желая сохранить их часть отряда в целости и сохранности (зря исцеляла, что ли?) не противоречило здравому смыслу - втроём они много не разведают, а отправлять мабари, который мог почуять надвигающуюся угрозу было сродни тому, чтобы закрыть глаза и перестать видеть в таком опасном месте.
- Оплакивать тебя не буду, Птичка, - холодно заметила ведьма, - Но вылечу, коль уж убьёшься где-то.
Бард уже успела уйти, когда Морриган заметила ту самую карту, которая когда-то принадлежала их проводнику. Подняв её с земли, ведьма посмотрела вслед ушедшей Лелиане, в зияющий тьмой проход, и нахмурилась.
- Что ж, будем верить, что голова ещё при ней, в отличие от внимательности.
Новые порождения тьмы не торопились сюда - мабари не нервничал, и Морриган верила его интуиции. Она считала, что они справились с отрядом, который занимал какое-то место и давно искал, где бы поживиться. Отдельные порождения тьмы, как правило, были не опасны, а отряды формировались долго. Быть может, где-то глубоко, рядом с Архидемоном, их была целая армия, но следуя по своим путям, такие армии превращались в крупные отряды, затем в мелкие, кто-то и вовсе отставал и сюда добирались немногие. Было бы неплохо убеждать себя этим, если вдруг они наткнутся на бесчисленное множество тварей, рыскающих по Тропам с одной единственной мыслью, так чуждой живым людям.
- Сколь много можешь ты сказать о Легионе?
По тому, что Огрен говорил до этого, простые жители Орзаммара не слишком ладили с этими изгоями. С теми, кто на самом деле защищал их. А может, тем, кому было плевать на всё, кроме главной цели и просто случилось так, что их работа совпадала с тем, что было нужно Орзаммару. Что поиск и убийство порождений тьмы давали так нужную городу защиту. Тем не менее, если им придётся взаимодействовать с этими воинами, нужно было знать больше.
Огрену нужно было рассказать об этом и Лелиане, но Морриган решила использовать время, которое разбойница тратила на вылазку. хоть с какой-то пользой. К тому же, когда она наконец вернулась, её рассказ дал отряду не так много. Они могли бы заняться этой разведкой втроём, не привлекая к себе лишнего внимания. Огрен, правда, был не так, чтобы слишком неприметен и беззвучен, но им бы не пришлось тратить впустую столько времени.
Пожалуй, именно это Морриган и сказала бы, но предпочла обойтись одним только взглядом, передавая карту Лелиане.
- Не верится, что можно быть такой рассеянной.
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/19/6f9992cf1b7ce72c317392341eb53e91-full.jpg[/AVA][NIC]Morrigan[/NIC][STA]Змеюка[/STA]

+5

28

Винн была взрослой, а по меркам развернувших баталий, так вовсе старой. еще добавляла трудности то, что Винн была не совсем живой. Нечистью и нежитью ее, конечно, не назовешь, но и назвать себя человеком чародейка тоже не могла. Дух Веры отдавал ей свою поддержку и свои силы. Именно они помогали Винн сражаться и поддерживать своих союзников. Пожалуй, битвы не просто так называют искусством войны. Стражи, оказавшиеся с ней в одном отряде, подтверждали истину этих слов. Они оба обладали искусством сражения, демонстрируя его повсеместно. Порой Винн предпочла бы грязную и кровавую бойню той красоте, что выписывали клинки Милле, но кто послушает старуху?

Чародейка привычными жестами лечила раны и накладывала волшебные повязки, которые должны были помочь утихомирить боль. Может, им досталось не так сильно, и в этом, по мнению воинов, вовсе не было нужды, но Винн знала, что лучше унять начинающуюся боль, чем бороться с той, которая уже пустила корни.
Предложение Милле осмотреться, чародейка приняла не без энтузиазма. Не смотря на то, что это были тела Порождений тьмы, они не отличались умом и сообразительностью, повергали своих противников в ужас и убивали их, но им хватало ума прихватить с собой что-то, что принадлежало наземным воинам. Уже не раз на телах убитых тварей они находили сильное оружие, которым они не умели пользоваться.

- Думаешь, один из этих путей выведет нас обратно к оставшимся сражаться наверху? - Винн была уверена, что у Леллианы, Морриган и Огрена не было трудностей с боем против врагов, но все равно переживала за них, как курица-наседка переживает за своих цыплят. Она бы может и хотела сделать вид, что ей все равно, но с того момента, как Винн покинула Башню Магов, именно этот отряд стал ей настоящей семьей. Пожалуй, она переживала бы даже за то, случись Морриган получить тяжелую травму хоть ведьма диких земель и не отличалась дружелюбием. Винн оправдывала и это. Признаться, ей сейчас не хватало сальных шуточек Огрена и бардовских песен Леллианы. Конечно, чародейка понимала, то это не конец, и они еще свидятся с остальными членами отряда, но почему-то было не по себе.

Привыкшая к подобному рода мародерству, Винн осмотрела несколько тел, что лежали совсем рядом. Собрала с них все, что может пригодиться. Бросила Милле несколько склянок со смазкой для клинков и пару бомбочек, что могли пригодиться разбойнице. В свою сумку она сложила лириумные зелья, без которых ее магическая сила была слабовата. А еще она подобрал посох. Потом посмотрит, какие у него свойства. Пока его можно было сложить в скарб. - Итак, куда идем?

Честно говоря, даже с картой в руках можно было заблудиться по бесконечным проходам Глубинных Троп. Винн не понимала, как гномы могут ориентироваться в них и не теряться, создавая свои тейги  трудно доступных местах. В прочем, это была особенность гномов. Ее осталось только принять и использовать себе во благо. Наземным воинам и магам приходилось трудновато под давлением невысоких потолков и сводов.

[NIC]Wynne[/NIC][STA]целитель[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Gx3Z.gif[/AVA][SGN]**[/SGN]

+4

29

Алистер тяжело выдохнул, ещё несколько мгновений не сводя взгляда своих пристальных глаз с поверженного противника. Порождения тьмы коварны, многие несчастные во время Мора поплатились своими жизнями за беспечность и неразумность. Тела «убитых» тварей вообще полагалось сжигать, особенно это касалось поверженных огров, чья способность к самозаживлению иногда казалась просто немыслимой. Гарлок, впрочем, валялся изрубленным на земле и, кажется, подниматься не собирался. Только убедившись в том, что тварь испустила дух, Серый бросил взгляд на девушку. Видела ли она, как Алистер сражался? «Я хотел бы, чтобы она видела. Милле, как тебе?» - искал одобрения и восхищения Алистер.
- Обыщем это место, - Милле проявила инициативу. Впрочем, идея была вполне разумной и Алистер спорить не стал, ответив согласным кивком и двинувшись вслед за Милле. Его напарница убрала меч в ножны, а Винн принялась осматривать тела, на предмет полезных вещей. Держа руку на рукояти меча, Алистер же, не имея возможности отереть острие собственного клинка хоть чем-то, держал оружие в опущенной руке, чтобы тяжелая кровь густыми каплями стекла вниз. В случае чего именно он первым бы среагировал на опасность, дав другому стражу время нанести удар а магессе перегруппироваться.
На подходе к одному уцелевшему проходу, рука его непроизвольно сжалась – внутри была скверна, он это явственно ощущал. Алистер напрягся, молча переглядываясь с со-партийцами, затем кивнул в туннель:
- Туда нам точно не стоит идти, оттуда смердит за версту скверной.
Оправдались самые страшные опасения стража – внутри было не порожденье тьмы, там был гном… Он вышел им навстречу.
«Создатель Милосердный, как же больно смотреть этому бедняге в лицо. Он отравлен и скоро погибнет, наш долг уничтожать зараженных скверной, но это не отменяет тяжести в моей руке» -  Мужчина был напуган, он не замечал грифонов на нагрудных пластинах Милле и Алистера, он искал помощи. А может быть, ему не было никакого дела до геральдики. Чудом спасшийся от смертельной опасности он всё ещё прибывал в состоянии ужаса. Последние десять лет для Ферелдена были тяжёлыми, однако встреча с порождениями тьмы до сих пор была для местных жителей ужасным испытанием, к которому невозможно было подготовиться. И вот, когда Алистер думал, что хуже и быть не может, незнакомец заговорил.
- Где они, где они, куда ушли остальные? Может быть, он знает, куда ушли все остальные. И пусть покажет, где они, он его убил,  убил… кого он там убил, - страж посмотрел на магессу и с мольбой прошептал ей:
- Ты можешь его успокоить? Волшебством? Нам бы выведать что он бормочет и откуда он тут взялся.

+4

30

[indent]  Решение было принято почти единогласно, хотя, что там, даже Красавчик гавкнул — в знак согласия. Обратный путь им теперь был заказан, по крайней мере там враги были гарантированно, а Огрену пока не особенно хотелось снова пускать в ход молот, да и что-то подсказывало ему, что Морриган с её магическими штучками нужно больше времени на то, чтобы прийти в себя. Хотя, пожалуй, Лелиане отдых не помешал бы тоже. В общем, им бы отсидеться где-нибудь, а не стремглав мчаться дальше, но они, конечно, не могли себе этого позволить. Не в той степени, в которой хотелось бы.
[indent] — Под ноги не забывай смотреть, разведчица, — назидательно хмыкнул он в спину удаляющейся девушке.
[indent] Правда, сплоховать та умудрилась, даже не успев уйти далеко — Морриган подняла с земли оставшуюся при них карту. Огрен покачал головой и устало выдохнул. Без порции выпивки ему было совсем печально. Перспектива дождаться новый отряд порождений тьмы в этом зале его тем более не радовала.
[indent] — А что о том Легионе говорить? Они все, фактически, уже трупы, — пожал плечами гном. — Сброд вроде бывших преступников с вкраплениями, ну, знаешь, тех, кому в жизни не повезло, да каких-нибудь на голову больных благородных, решивших, что это их святой долг — сражаться на Глубинных тропах. Знаешь, как они отмечают вступление в Легион? Похоронами. Символичная херня одним словом. Но чего у Легиона не отнять, так это навыков, конечно. Они ж этих трупаков каждый день мочат. Или трупаки мочат их, но суть одно: выхода из Легиона Мёртвых нет. Только через смерть. И, говорю тебе, жизнь свою они продают дорого.
[indent] Вопрос Морриган мыслями вернул Огрена в прошлое. Он ведь вполне мог пополнить собой Легион, когда убил того парнишку, но судьба распорядилась иначе. И вот он здесь. Конрад в принципе не был склонен к философским рассуждениям, но от нечего делать задался вопросом, а есть ли у него вообще будущее где-нибудь на этом свете? Потому что совершенно очевидно было одно: оно не в Орзаммаре.
[indent] — Тащемта, лучше бы вместе сразу пошли, — непроизвольно вторил он мыслям Морриган. — Чего ты от легионеров-то спряталась? Они бы тебя не покусали, нужна ты им.
[indent] Они двинулись вперёд. Красавчик перестал перманентно дыбить шерсть, из чего Огрен сделал закономерный вывод, что пока они в относительной безопасности. Благодаря тому, что Морриган как минимум подлатала их раны, гном ощущал себя намного лучше. Физически. Сделать его счастливым в моральном плане могло только одно, и достать это на Глубинных тропах было априори невозможно.
[indent] — Ну да, говорил же, будет спуск! — хмыкнул Конрад, когда они замерли у зияющей дыры прохода куда-то вниз; лестница была крутая. — Кости, главное, не переломайте. Красавчик, ты тоже давай осторожно.
[indent] Они спускались долго и медленно, и Огрен в какой-то момент усомнился в том, что лестница ведёт именно на тот уровень, куда провалилась часть их отряда, а не глубже. Но, когда они оказались внизу, он понял, что его смутило: дорога нижнего яруса сама по себе была под наклоном.
[indent] — Интересненько, — прокряхтел он, подходя к стене и проводя рукой по гладкому камню. — Знаете, где стоим? Здесь когда-то давно вода текла, как река такая получалась. А там, — он махнул рукой в сторону подъёма дороги, — может быть то место, куда делись наши спутники. Здесь дорога под наклоном. Упади они с такой высоты, можно было бы разворачиваться прямо сейчас. Но там, может, было не так высоко.
[indent] Мабари с интересом осмотрелся, принюхался, одобрительно гавкнул и первым засеменил наверх. Конрад закинул тяжёлый молот на плечо и, оглянувшись на спутниц, просто двинулся следом.
[NIC]Oghren Kondrat[/NIC][STA]dwarf[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2GDxW.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

+3


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Двадцать тысяч км под землей