Отгородившись от политики и не вплетаясь в неё практически совсем, Том вовсе не жалел. Несмотря на то, что его мотивация и амбиции росли в геометрической прогрессии, сам факт необходимости учиться, само-совершенствоваться и странствовать мага не смущал. Его вообще мало что смущало, когда речь заходила о силе, бессмертии и знаниях, которые помогут внести порядок в мире и доказать (самому себе) собственное превосходство. Не жалко было даже времени, потому что Риддл логично полагал: у него впереди, так или иначе, вечность, потому он мог посвятить какую-то её часть тому, чтобы обрести все знания мира. Прежде чем сам мир станет его. Рациональность выглядела так. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » young and free


young and free

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

young & free
nathalie & gabriel // young gods

http://sg.uploads.ru/3tC1O.jpg

«

франция, париж; 1998 год.
когда вы молоды - нет ничего невозможного для вас.
вам подвластно всё, как вы считаете. и вы бежите на встречу опасности, нисколько не опасаясь последствий.
ведь жизнь дана одна, а в ней нужно абсолютно всё попробовать.

»

Отредактировано Gabriel Agreste (Чт, 7 Июн 2018 01:04:32)

+2

2

Натали не открыта этому миру. Она замкнута в себе, холодна. Она держится в стороне от людей, в то время как её ровесники активно общаются между собой и вместе познают этот мир. Она холодна, сдержанна в проявлении чувств, так как свои слабости, свою боль доверять другим не намерена, открывать свою душу никому не желает. Она словно из льда сделана. И она по-настоящему одинока. Но не смотрит на других с завистью - зачем? Почему должна тратить драгоценное время своей жизни, свои нервы, которые не восстанавливаются, на такие эмоции? Ведь можно направить всё в благое русло, использовать открывающиеся перед ней возможности по полной программе.
А те, кто её поймут, найдутся.
Или уже нашлись.

Габриэль странный, но удивительный. Появился в её жизни много лет тому назад - или не так уж и много, но для молодой девушки прошло очень много времени с момента их встречи - совершенно внезапно, подобно молнии в грозу, когда кажется, что жизнь никогда не будет прежней. И жизнь действительно стала иной. Потому что в жизни её возник тот, кого уже и не ждала.
Друг.
В это слово всегда вкладывала много. Может, даже слишком много, потому что дружба для неё - всё. Эти тонкие, способные в любой момент разорваться нити, связывающие совершенно непохожие, но в то же время близкие друг другу души, берегла, как зеницу ока. Ценила более всего на свете - выше были только семейные ценности, кровная связь с отцом, продолжавшим работать в полиции и защищать людей, несмотря ни на что. Но факт остается фактом: дружба для неё имела огромное значение. И потерять единственного друга - единственного человека, который принимал её такой, какая она есть, человека, который всегда был рядом с ней, если находился в другом конце города, человека, чьи проделки, шутки и несколько наивные представления об этом мире вызывали теплую улыбку.

Санкёр всегда в их паре была голосом разума. Спокойная практически в любой ситуации - по большей части внешне, но всё же, рассудительная, вначале думающая, взвешивающая все "за" и "против", и лишь потом предпринимающая те или иные шаги - воистину воплощение здравого рассудка. Но не всегда у неё хватало сил, чтобы дать в ответ на предложение влезть в очередную авантюру, которая может привести к не самым хорошим последствиям, твердое "нет". Ну как можно отказать парню-солнцу, что смотрит на неё такими глазами и до победного конца отстаивает своё мнение, а иногда для маленькой победы, после которой просто душит в своих объятиях крепких, шантажирует. Но брюнетка ему это всё прощает - не может не простить, вот и всё.

И вновь полезли на поиски приключений на свои буйны головы да на пятые точки, словно в них спрятано шило. У неё, по крайней мере, эта тяга к приключениям-злоключениям не так сильно проявляется. Заметно это лишь в блеске серо-голубых глаз да еле улавливаемых интонациях в голове. Она ведь тоже этой тяги, этого желания оказаться в самом эпицентре событий, найти что-то невообразимое или просто почувствовать, как сердце наполняется необыкновенной и необъяснимой легкостью, не лишена, она ведь такой же человек. Она так же молода, юна и всей душой своей этого жаждет. Просто она немного другая - более взрослая, наверное, более ответственная и понимающая, что за всё надо платить. И за приключения тоже.

И Габриэль это очень хорошо видит.

И пользуется этим в благих целях.

Потому стояла теперь у ворот железных, с ржавчиной, покрывавшей вензеля, созданные искусными мастерами, профессионалами своего дела много лет тому назад. Поправила свой алый шарф, идеально сочетавшийся с алой прядью - снова, кстати, идея Габриэля, утверждавшего, что в каждой женщине должна быть своя изюминка, своя загадка, которую мужчины должны пытаться разгадать, и воротник пальто. На улице прохладно и ветрено, как никак. И время позднее. А они собрались посетить заброшенный дом на окраине Парижа, словно нечем им больше заняться.
Есть, конечно, чем...
Но это намного интереснее учебников и конспектов, коих огромное количество.

Внезапно замечает на горизонте знакомую фигуру и широко, добродушно улыбается, радуясь встрече. Когда оказывается парень совсем близко, все-таки не выдерживает и срывается с места, делая несколько быстрых маленьких шагов навстречу и махая усиленно рукой, а затем обнимая его осторожно, словно боясь поранить или причинить иной вред, хотя это вряд ли было бы возможно.
- Привет, Габс! Как ты?.. - смотрит на него внимательно, с хитринкой в глазах.
И чувствует себя свободно. Не до конца свободной, но даже такой маленький глоток свежего воздуха, даже такая маленькая возможность вырваться из привычного ритма жизни её радуют.

Отредактировано Nathalie Sancoeur (Вс, 3 Июн 2018 20:36:53)

+2

3

Ты черпаешь вдохновение из каждой клеточки мира, вбирая из него всё, что тебе необходимо. Ты не стесняешься, не просишь разрешений, а просто делаешь то, что тебе хочется. Не все ли вы для того здесь, что бы пользоваться любой ценной возможностью изучить этот мир? Что может вдохновлять больше, чем то, что уже существует? Каждая идея строится на том, что уже есть. И ты, будучи студентом юридического факультета, стремишься быть ближе к дизайнерам. В отличие от этих вдумчивых зануд, которые только и читают свои заумные книжки, которые, всенепременно, помогут им в будущем, ты привык к творениям из воздуха. Необычные идеи, зарождающиеся словно с потолка кажутся тебе ценнее тех заветов, что прописаны в известных тебе учебниках по праву. Или математике. Или физике. Ты не очень любишь точные науки, но твои родители подобного даже слушать не захотели.

Ведь тогда они уже договорились с самим сэром ректором, что бы тебя, такого хвалёного _ талантливого _ умного _ активного приняли в университет с блестящей репутацией безо всяких проблем. Да и откуда взяться проблемам? Ты, в принципе, закончил школу с красным дипломом, но знаний у тебя от этого больше не стало. Последние пару-тройку лет тебя просто тянули, что бы не портить то, что ты успел наработать "до". Но родители наивно полагали, что их послушный мальчик до сих пор занимается с репетиторами [ а не просаживает деньги на арт-вечеринки ], готовится к каждому уроку [ а не раскрашивает очередную стену в париже ]. Но их всё-таки пронзила однажды горькая правда, в твоём выпускном классе, показывающая истинное лицо их ненаглядного сына. Когда твоих родителей, например, пригласили в участок, ведь ты занимался "вандализмом", но ты считал это искусством, конечно же. До сих пор считаешь. С тех пор прошла пара лет, сейчас ты на втором курсе университета и тебе только исполнилось девятнадцать. Твои родители не строят о тебе иллюзорных надежд на то, что однажды ты станешь хорошим юристом.

Учишься ты посредственно, но как для себя - ты достигаешь очень многого, просто не в той стезе, которая лицеприятна твоим родителям. Тебе очень помогают люди с дизайнерского факультета, обучая тебя рисованию _ шитью _ крою, но самое главное ты получил давным-давно - талант. Конечно, ты не сомневаешься в том, что на одном таланте далеко не уедешь, но и с его отсутствием не сдвинуться с мёртвой точки. Поэтому ты развиваешь сразу всё - навыки _ талант _ стремления. Различные конкурсы, небольшие показы, шитьё под заказ. Ты стараешься изо всех сил, что бы доказать себе и своим родителям, что ты можешь чего-то добиться и в такой, казалось бы, не выигрышной среде. Ведь найти работу, будучи дизайнером, действительно сложно. Именно поэтому ты ещё не отчислился с этого ненавистного юридического. Иногда тебе помогают безвозмездно с решением каких-то задач _ с написанием курсовых работ и прочим. В основном, девушки. Что тут скажешь - в тебе всегда был какой-то особый шарм, очарование, о котором так часто говорят дамы. А ты просто научился этим пользоваться.

И если с большинством девушек ты общаешься ради собственной выгоды, конечно выставляя всё в несколько ином свете, то есть в твоём окружении и девушка, с которой ты общаешься из удовольствия. Несмотря на то, что она тебе чем-то напоминает спокойных и рассудительных юристов с твоей группы, в ней всегда было что-то такое... неуловимое _ странное. Такая некая толика сумасшествия, которую ты так ценишь в людях. Она всегда была противовесом твоей собственной глупости _ готовности абсолютно ко всему _ отбитости. Ты привык делать поступки, которые красят тебя в сообществе таких же отбитых, как ты, но совершенно не красит в обычном преобладающем обществе. А, к сожалению, нужно быть не от мира сего в меру, что бы было для кого творить, иначе всё усложнится в несколько раз. Ведь твоя цель - стать знаменитым дизайнером, ты её намерен достигнуть. Сначала у тебя совсем не получалось с шитьём, а уж, тем более, кроем, но спустя тысячи испорченных кусков ткани, что-то начало получаться. Твоей моделью, опять же, выступала единственная и неповторимая Натали Санкёр. Впрочем, другие леди тоже просились побыть манекеном, но тебе не хотелось работать с ними. Ты никому из них не доверял в той же мере, в какой доверяешь своей Нат. Конечно, сейчас ты уже работаешь с другими моделями. Иначе никак.

И сейчас тебе нужно вдохновение. Этот огромный пласт, который позволил бы тебе придумать целую коллекцию, что бы показать её преподавателям, к которым ты притёрся за время тусовок в корпусе дизайнеров. Ты уже прошёлся по всем известным местам Парижа, прошёлся по менее известным улочкам, но потом тебя осенило. Тебя очень вдохновляют заброшенные дома. Эта обстановка таинственности _ прошлых лет _ мистики. Это может очень сильно захватить. Тебя мало волную запреты, предписанные законом, потому что ничто не должно останавливать творца. Поэтому на каких-то форумах с лёгкой руки ты нашёл один великолепный домик, фото которого показали и снаружи, и внутри. Даже есть пара видео. Казалось бы, ты мог вдохновиться этим, но этого всегда было как-то недостаточно. Это, ты уверенно можешь сказать, что-то совершенно не то. Нет этого запаха старины, нет полного погружения в обстановку. Через экран невозможно уловить ту атмосферность, которая может быть подарена этим местом. И, естественно, ты не мог не потащить с собой голос совести, которым всегда служит Нат. Ведь если придётся бежать, то только она скажет об этом, а ты так и будешь дальше изучать развалины.

Поэтому, к назначенным 22.30, ты подходишь к антуражному дому, спрятанному за не очень популярными местностями большого города. Вот теперь ты начинаешь чувствовать то, что описывал автор в посте с выложенными фото _ видео, но ещё не до конца. Конечно этого недостаточно! У тебя с собой фотоаппарат, карандаши и небольшой блокнот для рисования. Ты переводишь взгляд с дома на Нат, и вовремя, потому что она летит к тебе в объятия. Не то что бы это было неожиданно, ты просто увлёкся видом, но успеваешь её поймать. Приподнимаешь её, разглядывая красную прядку. - И всё же, тебе безумно идёт, Нат. Я всегда прав. - говоришь ты без всякого сомнения, опускаешь её на землю. Её вопрос звучит странно, поэтому ты усмехаешься, но всё же отвечаешь. - Круто, что мы смогли выбраться ради такого небывалого удовольствия. Надеюсь, что у тебя те же ощущения. - протягиваешь ей руку, другой толкая старинный забор вперёд, но он не отворяется так просто. Поэтому ты выпускаешь руку Нат, надавливая всем весом своего тела на заржавевшие ставни, вот теперь они подаются вперёд и от неожиданно быстрого вскрытия ты чуть не падаешь, в последние мгновения цепляясь за железные врата. Приглашаешь жестом Нат пройти вместе с ним. Сейчас у тебя нет ощущения, что вы делаете что-то не так, и что у этой маленькой шалости будут последствия. А, может, их действительно попросту не будет. Закрываешь врата за вами, следуя за своей дамой.

- Прошу в дом, мадам. Может он даже с приведениями. - ты рассмеялся, с лёгкостью открывая входную дверь [ эта не такая тяжёлая, да и часто использующаяся всякими любителями полазать где-нибудь в необычных местах. как ты ]. Тут же вас встречает витающая повсеместно пыль, часто попадающиеся паутины и запах старого _ может даже разваливающегося дома. Проводишь рукой по одной из тумбочек, пытаясь нащупать что-нибудь интересное, но находишь только паука, которого тут же скидываешь с криком. - Ам. Что это был за крик девчонки? - неудачная попытка отшутиться перед Нат.

+1

4

Девушка смущенно улыбается, когда слышит комплимент из уст своего друга. Она не была уверенна, что из высказанной совершенно внезапно идеи, которая на определенный промежуток времени стала идеей фикс, ибо уломать её на что-то подобное практически невозможно, получится что-то действительно интересное, но теперь не могла не согласиться мысленно со словами того, кто эту идею и предложил, что он был прав. Она умеет признавать свои ошибки. Это нелегко, но она знает цену многим вещам в этой жизни, а также знает, что она тоже не свободна от ошибок, несмотря на свою внешнюю идеальность в плане взрослого восприятия действительности.
- Ну... Немного страшновато... - ненадолго замолкает, словно задумываясь о чем-то, но затем выдает, - Но жутко интересно!

Рядом с этим солнечным парнем, которого иногда из-за всевозможных шуток, приколов и втягиваний в авантюры хотелось назвать редкостных драгоценным засранцем, потому что не думает о последствиях нисколько, полностью погружаясь в мечтания и грёзы, позволяет себе быть самой собой. Не "льдинкой", как её в свое время прозвали в университете, из-за того, что больше молчит, чем говорит, а если и говорит, то очень сухо, коротко и по делу, ибо особого желания рассказывать о себе и своей жизни, которую можно было бы назвать в определенной степени скучной, не имела. Живым человеком со всеми присущими ему слабостями и недостатками.
А еще чувствовала, что не может его бросить, оставить одного. Не может, и всё тут.

Хочет уже подойти и помочь ему с дверью старой, которая открываться совсем не хочет, как бы давая понять, что не стоит в этот красивый, но заброшенный и стоящий вдали от прочих зданий дом заходить, но Габриэль с поставленной негласно задачей справляется на отлично, позволяя пройти внутрь, что, собственно, и делают вместе.
В доме витает запах старины, чем-то напоминающий запах книги с пожелтевшими от времени страницами, которые могут в некоторых случаях при одном неосторожном прикосновении превратиться в пыль, который, будучи частым посетителем городской библиотеки и антикварных магазинов, любит безумно, и царит гробовая тишина, заставляющая кожу покрыться мурашками. Осматривается, стараясь заметить какие-то детали, которые могли бы рассказать о бывших владельцах этого дома - у него, как и у многих других предметов, есть своя история, большая, маленькая, не столь важно. И знакомиться с их историей Натали нравилось - и нравится до сих пор, правда, в настоящее время себе подобной роскоши не позволяет, даже обладая силой хаоса и разрушений.

Первые несколько секунд после крика Агреста просто стоит и смотрит на него удивленными глазами - никогда не видела его таким. Но затем не может сдержать свой громкий, звонкий смех, эхом прокатившийся по всем помещениям этого забытого всеми силами, что правят человеческим миром незримо, дома.
- Всё в порядке, - говорит, начиная потихоньку приходить в себя после взрыва положительных эмоций, ибо лицо друга нужно было видеть, это было нечто поразительное! - Но это было мило! - кладет ему руку на плечо, улыбаясь во весь рот, давая понять, что никоим образом обидеть его не хотела своим честным ответом, а затем подмигивает ему шутливо, мол, идем дальше, берет парня за руку и ведет за собой вглубь особняка, руководствуясь искренним желанием разгадать его тайну, ведь она просто обязательно должна быть.

И она действительно будет. И даст о себе знать совсем скоро.

Отредактировано Nathalie Sancoeur (Сб, 9 Июн 2018 10:53:57)

+2

5

В тебе всегда была заядлая порция самоиронии на случай, если кто-то неудачно подумает для себя, что ты облажался. Ты всегда умело выкручивался из глупых ситуаций, из-за которых многие клеймили тебя странным и недалёким. Но все понимали, что не смогли задеть твоё достоинство комментариями. Да и как они могут задеть струны твоей души, являясь для тебя никем? Плюс ко всему - твои родители кинули столько негативных комментариев в твою сторону, что будь здоров. Одним меньше, одним больше - не имеет значения для тебя теперь. Ты привык к оскорблениям, на которые реагируешь только положительно. Значит, на тебя обращают внимание. Дурная, в каком-то смысле, слава - та же слава, только приправленная тухлыми комментариями со стороны недалёких людей. Хэйтеры всегда находятся - каким бы талантливым ты не был, поэтому ты всегда относился к такому с почтением. Главное, что бы находились те, кому твои работы кажутся интересными. Те, кто подмечает, что твой талант распускается, словно цветок под яркими лучами солнышка. И ты больше доверял этим людям, но принимал так же и критику. Если она достаточно конструктивная. А что-то из разряда вот ты лох, канешн пропускаешь мимо ушей, потому что на вполне ясное обоснуй следует лишь грустное молчание. Грустное для тебя, потому что понимаешь, что перед тобой истинный лох, который не представляет что будет делать со своей жизнью в ближайшие несколько лет [ а то и десятилетий ]. Но это помогает тебе отсеивать людей. Тех, кто может стать важным от тех, кто таковыми для тебя никогда не будут.

И эта девушка всегда играет чуть ли не ключевую роль. Кажется, без неё ты теперь совсем как без рук. Боишься только, что однажды вам придётся разойтись по разным путям, потому что, как ни крути, у вас совершенно разные планы на жизнь. А ты знал, что она со своим логическим мышлением может действительно много добиться, поэтому ты не хочешь удерживать её силой при себе. Как бы ты не хотел. Наверное, это одна из причин, по которой ты проводишь с ней настолько много времени. Некоторые твои друзья / знакомые даже всерьёз думают, что вы встречаетесь. На что ты лишь смеёшься, да отнекиваешься. А сам думаешь может и стоит, девушка-то действительно хорошая. Не мудрено, что все вас считают парой, учитывая, насколько вы друг друга дополняете. Вы словно два кусочка паззла, которые смогли отыскать друг друга и идеально подойти. Такое действительно редко случается. Но... стоял какой-то барьер, препятствующий даже мысли о том, что бы действительно быть с этой девушкой. Может, она слишком идеальная для тебя? Или ты настолько привык думать лишь о том, что вы лучшие друзья? Но иногда тебя словно переклинивает мыслью о том, что вы должны создать этот прекрасный и нерушимый союз ради вашего общего будущего. Иногда - например, сейчас. Когда вы снова вместе оказались в странном местечке, когда вы ходите везде за руку, когда она всё-таки смеётся над твоими шутками [ или над твоим криком ]. Так и теперь ты вдруг задумался о том, что она хороша... чертовски хороша. Что внешне, что внутренне. Тогда почему тебя что-то останавливает, если ты это осознаёшь так же ясно, как люди осознают, что настало утро? Неужели тебя настолько пугает её идеальность? К этому же все стремятся. Хотят найти того, кто будет для него идеален. А найдя, что же получается, боятся?

И вдруг ты понял. Да, ты боишься. Боишься всё испортить своими умелыми, но не для того, руками. Боишься сделать так, что вы больше не сможете дружить. Боишься, что отношения испортят эту дружбу навсегда. А это тебе очень хочется сохранить до конца своих дней, потому что такая дружба тоже редкость. И так, у нас есть мальчик, боящийся ответственности за свои возможные действия / слова. И девочка, которая даже не представляет, что мальчик думает о ней в таком ключе. Только не подумайте, что мальчик мечтает о ней днями и ночами напролёт, потому что это не пришло к нему как внезапное озарение к нему, но как то, что давно подарено ему судьбой. Это скорее прозрение, нежели ослепление. И поэтому ты мог рассуждать здраво в этом случае, не топя себя пустыми надеждами и рассуждениями. Это был тот вид отношений [ которых нет в общепринятом понятии ], который все хотят в будущем. Тот вид, при котором оба уважают друг друга и то, чем они занимаются; где они могут смотреть вместе всякие хреновые фильмы и ржать над ними, чуть не давясь поп-корном; быть отличными родителями и, конечно, оставаться друзьями. Лучший вид отношений, к которому ты был не готов. Мысль про Нат в качестве твоей супруги сразу же отходит на второй план, возвращая тебя к привычной реальности.

- А я вообще милый! - уверенно заявляешь ты, проводя рукой по волосам и смотря горделиво в одну точку. Ты любил комплименты, как и все нормальные люди. И, как все нормальные парни, любил комплименты от девушек. Даже если они происходят вот... в такой момент. Не сразу осознаёшь происходящее, когда она без разрешения попросту хватает тебя за руку и ведёт куда-то. В смысле, ты ещё был не готов, мало ли что в этом ящике было! Но возразить не успеваешь, да и в конечном итоге думаешь лишь о том, что это тебе и не нужно вовсе. Она знает точно где вам нужно быть теперь, ведь с тебя было достаточно и того, что вы вообще пришли сюда. Вы оказываетесь в просторной комнате, которая радушно бы встретила вас лет тридцать тому назад, когда тут ещё обитали владельцы [ а куда они делись? ]. Они бы обязательно устроили для вас ужин, да рассказали бы о том, что так сильно гложет их души, вы бы вместе отведали вина. Но теперь... Ты провёл пальцами по столовым приборам, словно подготовленным к трапезе, тут же смахивая пыль. - Довольно странно, не находишь? У них всегда столовые приборы разложены? - спрашиваешь ты у своей спутницы, подходя ближе к большому окну, занавешенному плотными шторами. Стремительно раскрываешь их, чуть не давясь пылью, открывая обзор на улицу.

+1

6

"Ты неиправим, Габс".
Но это даже к лучшему. Натали в этот момент просто не может себе представить серьезного, одетого в деловой костюм, да и в целом подходящего к своему делу, как к какой-то гипер важной дипломатической миссии или военной операции Габриэля. Ну как может этот солнечный, светлый человечек, которого практически никогда не покидает улыбка добродушная стать таким? Ну не может, и всё тут! И её никто в этом не переубедит!
По крайней мере, в этот миг никто. Но жизнь затем всё расставит по своим местам.

Но Натали как была, так и осталась ангелом-хранителем Агрестов и всех, кто с ними связан. Этот факт уже никто и ничто не изменит.

Девушка улыбается ему слабо, но тепло. Она всегда мечтала о таком друге. О человеке, с которым может говорить обо всем, что душенька пожелает, и не бояться осуждения или непонимания. Человеке, который поймет и простит, а в некоторых случаях будет и тем, кому можно поплакаться в жилетку о своих бедах и несчастьях - она ведь тоже живая, и в её жизни тоже случаются неприятности, большие и маленькие, а поделиться эмоциями просто не с кем, не отца же своими проблемами и душевными переживаниями пригружать, у него и так этих проблем выше крыши. О человеке, который примет её такой, какой она есть, и позволит ей порою быть слабой.
И как хорошо, что он у неё в жизни появился.
И пусть в будущем, возможно, ей самой придется быть для этого человечка быть жилеткой для слез, ей не будет жаль своих сил и нервов. Потому что это будет всё делаться ради дорогого сердцу, родного человека, которого никогда не бросит.

- В этом вообще никто не сомневается! - смеется громко, а затем ведет за собой. И в глубине души радуется такому неожиданному предприятию. Ей жизненно необходимо было проветриться, отвлечься от серых будней. Не понимала этого, не осознавала, не хотела в этом признаваться, но факт оставался фактом, который невозможно - ну, или практически невозможно - опровергнуть. И испытывала из-за этого неимоверную благодарность тому, на чьей одежде красуется брошь в виде павлина - иногда действительно бывает самым настоящим павлином, в хорошем смысле слова, правда.

Тащит за собой в самое сердце здания, а затем, оказываясь в столовой - достаточно скромной, если так посмотреть, но всё предметы интерьера подобраны с невероятным вкусом. Снимает с обоев толстый слой пыли, и взгляду предстает красивый мятный цвет, с которым великолепно сочетаются такие же покрытые пылью стол, стулья и шкафчики из благородного черного дерева. И тоже внезапно задается тем же вопросом, что и лучший друг.
- Действительно... Может, здесь кто-то живет, только не зарегистрировался? Или кто-то до нас был? - ведь такое вполне возможно. Уже неоднократно подобные инциденты случались - отец рассказывал, в полицейском участке уже сталкивался с индивидуумами, которые приезжали из других городов, иногда из других стран и останавливались в заброшенных домах, переезжали из одного дома в другой до тех пор, пока не оседали где-нибудь. А дальше уже жили без регистрации - совершенно спокойно, но периодически вызывая у соседей законных множество вопросов.

Только вот внезапно в спину словно втыкают тысячу, если не больше, иголок. И чувствует чей-то пристальный взгляд в спину. Оборачивается, но никого не видит, кроме блондина. Втягивает жадно воздух, как будто принюхиваясь и пытаясь понять, есть ли в здании еще кто-нибудь, но тоже ничего не улавливает. Хотя... Запах крови.
- Габс... Тебе не кажется, что в здании еще кто-то есть?.. - смотрит на него пристально, серьезно, нервно сжимает и разжимает пальцы. И ощущение взгляда в спину не теряет.

"Здесь точно кто-то есть. Стоит на всякий случай чем-то вооружиться. Или уйти отсюда как можно скорее. У меня очень нехорошее предчувствие..."

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » young and free