crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » у розы есть шипы


у розы есть шипы

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

у розы есть шипы
Алистер Тейрин и Милле Кусланд

http://sd.uploads.ru/t/bveDg.jpg

http://s5.uploads.ru/t/VGcfB.gif

http://sa.uploads.ru/t/L2ZB6.gif

«

9:30 века Дракона, Дикие Земли и Лотеринг
После начала сражения с порождениями тьмы Тейрн Логейн Мак-Тир при подаче сигнала к наступлению отводит свою армию. Вследствие этого погибает король Кайлан - последний из рода Тейринов, - Дункан и многие другие. Из всех Серых Стражей выживают только двое - Милле Кусланд и Алистер. Мор начинает свой мертвый ход по Ферелдену, и первая его цель на дороге – Лотеринг.

»

+1

2

«Как много крови» - первое, что подумал Алистер, когда порождения тьмы ворвались к ним.
«Как больно» - второе, что подумал Алистер, когда их оттеснили к огню, и крыша внезапно осыпала их штукатуркой.
«Я не хочу умирать» - последнее, что подумал Алистер, прежде чем лапы огромного дракона вытащили его и Милле из разрушенной сигнальной башни.
Они проиграли – пролетая в беспамятстве над полем битвы, парень видел кучи трупов, реки крови, и брошенные штандарты человеческих войск. Люди бежали, силы не выстояли, и вдалеке было видно как уходит большой шмат армии, уводимый кем-то. А потом наступила темнота. Алистер провалился в её мягкие объятия, и как усталый игрой ребенок, не мог заставить себя проснуться долгие часы после. Ему было страшно вернутся в реальность, где больше не было Серых Стражей. Где была только смерть.
- Просыпайся, лежебока, - хриплый голос старухи вернул его в реальность. Воин обнаружил себя в самодельном хлиплом домике, где на двух кроватях лежали он и Кусланд. Остальная часть помещения была занята сундуками, рабочими столами, перегородками. Выходит, их кто-то приютил.
- Где я, где дракон? – удивленно заморгал Алистер на старуху.
- Я твой дракон, вставай. Мне спать уже хочется а вторая кровать занята. Ты уже пришел в себя и не ранен как она, поэтому освобождай ложе.
- Эээ, хорошо, простите госпожа, - Алистер быстро встал и обнаружил, что его раны и ссадины обработали и перевязали. Как и у Кусланд.
«Она тоже жива, не знал что ей так досталось» - Алистер подошел к кровати где лежала полураздетая девушка. Её грудь перетягивала повязка, виднелись следы крови на забинтованных ранах. Тонкое лицо было бледным, волосы растрепаны на подушке. Когда она успела так пораниться? Алистер нашел одеяло и укрыл её, скрыв полунагие ноги и тонкие руки в тепле, его смущало тело юной девушки, так недавно пришедшей в Орден.
«Выходит, тут остались только мы вдвоем. Мы единственные стражи что остались?» - он заискивающее обернулся на старуху, но та уже вовсю храпела. – «Нужно будет её обо всем расспросить, но потом. А сейчас я присмотрю за тобой, миледи».
Так началось бдение Алистера у постели Кусланд. Девушка долго не могла прийти в себя и была слаба. Каждое мгновение проведенное возле постели юной стражницы, наполняло Алистера одновременно и тревогой и теплом. С одной стороны, ему было страшно оттого, что он остался отрезанным от ордена, и что Дункан погиб, но с другой стороны он не ощущал себя одиноким. Пока была жива Милле, были живы и стражи, были живы они. Они были вместе, и все было не так уж плохо.
Он успел откормиться и расспросить хозяек этого дома обо веем – побоище в поле, и бегстве Логейна, и пылал яростью по отношению к Мак-Тиру. Желание отомстить клокотало в нем, но Алистер понимал что сам не справится с этой задачей. Для него было загадкой, почему Логейн решился вообще на такой шаг, предать и короля, и Серых Стражей. В этом еще следовало разобраться. Но пока следовало поставить на ноги Милле.
- Проснись же, пожалуйста, - в колторый раз подошел к постели боевой подруги Алистер, и решился взять её за руку.
«Такая тонкая, точно как у аристократки» - дотронувшись к нежной коже подумал мужчина, - «Дункан говорил, что она не из простолюдинов, но сама Кусланд еще ничего про себя не рассказывала. Кусланд… где-то я слышал эту фамилию. Жаль, я не успел больше с ней пообщаться, мы из огня да в полымья попали»
- Проснись, прошу, - мягко повторил Алистер.

+2

3

Милле слышала настойчивый добрый голос, он звал её вернуться.
«Папа? Нет, не может быть. Папа умер, они все умерли…» - слезка выступила в уголке глаза девушки, а тело еще глубже упало в коварную темноту слабости. – «Зачем просыпаться, все сгорело. Все сгинуло и ушло. Тебя забрали в Серые Стражы, вырвали из рук отца и матери, тебя хотели спасти, но в итоге ты из одного пожарища, попала в другое. Они все горят…» - образы летели перед внутренним взором ослабшей девушки. Вот она  пала на колени на холме, из которого видно горящее поместье, конюшни рядом, только дома селян нетронуты и там бегают и толпятся люди, не позволяя огню распространиться. Мабари Гэрри скулит, подсовывая свою голову под руки хозяйки. Рядом Дункан, тихо пытается её успокоить – Миледи, вы начинаете новую жизнь, забудьте об мести, живите вдыхая полной грудью как желали бы ваши родные. «Нет, они желали бы мести, желали чтобы я отомстила за наш дом, ты разве не слышал, старик, слов папы? Папа…» - картины мертвых людей таяли перед глазами, сэр Генри кричащий ей бежать, кровь сына Фергюса на дорогом ковре… и родовой меч Кусландов в руке. Все что у неё осталось. Меч и щит  с гербом…
Ты должна жить – голос в голове слабеет и ему уступает вой ветра на башне сигнальной. Волны мерзких порождений тьмы, накатывающих в узкий дверной проем, теснящих их в самый угол, к огню. Он уже готов лизать их пятки, шерсть пса начинает гореть, маг что с ними пошел, пал…
«Мы умрем, мы все умрем, если не здесь, то в огне, огне этого безумия, мама, папа!» - так и хотелось кричать, но слабое тело гонимое горячкой не было способно ни на что. И только голос, нашептывающий рядом, продолжал быть рядом и звать её вернуться.
«Зачем мне возвращаться? У меня нету будущего, мой дом пал, я совсем одна и слаба, как я отомщу за родных, как я найду победу в войне с порождениями тьмы, как я вообще выживу? Как?!» - ты не узнаешь, пока не попробуешь. Милле всегда была бойцом, всегда шла наперекор миру, пыталась ковать свою судьбу даже если это приносило ей только боль, она должна была попробовать, хотя бы попытаться, иначе будет вечность проклинать себя за слабость  в этом мраке. «Я должна хотя бы попытаться…»
- Проснись, прошу,  - голос полный доброты вновь воззвал к ней, тело ощутило несмелое касание в области руки и глаза открылись.
Свет был слишком ярким, несфокусированным взглядом Милле пыталась уловить части интерьера, понять, где она и что она, но все было тщетно. Слабые руки уперлись в кровать, чтобы приподнять тело над постелью, и ощутили сопротивление – её по прежнему кто-то держал за руку.
- Кто… - удивленно повернула голову девушка и увидела Алистера. Парень сидел рядом и с перепугом как-то смотрел на неё, будто бы призрака углядел. Одна его рука крепко держала её левую руку и не отпускала, будто бы не верила в случившиеся. – Алистер? Что случилось… где мы… там башня была и огр и мы….ох, - голова внезапно закрутилась и девушка обмякла, упала на подушки вновь, - Мне кажется, меня что-то сильно стукнуло об голову. Глянь, шышка есть?

+2

4

- Уф, ты жива! Я уже боялся, что ты никогда не откроешь глаз! – эмоционально выдохнул Алистер, не отдавая себе отчета, что продолжает сжимать руку девушки. С сердца сразу слег тяжелый груз, вдвоем перенести любые трудности будет проще, главное, что Милле здесь, сейчас и в своем уме.
- Не спеши вставать, ты все еще очень бледная, ты точно чувствуешь себя нормально? Еще хочешь полежать? – с тревогой окинул он взглядом Кусланд и привстал, чтобы осмотреть голову девушки. Среди светлых локонов не было шишки, но видно было кровоподтеки. Отпустив наконец-то её руку, Алистер решился рукой мягко пройтись по черепу Милле, и сразу же нащупал рану, покрытую струпом. И вдохнул запах её волос.
«Они пахнут золой»
- Там рана, но уже затягивается. Тебе стоит быть осторожней. Нам нельзя сейчас опрометчиво рисковать собой, хорошо? Мы… остались одни.
И Алистер поведал девушке то что узнал от ведьм, про ЛОгейна и побоище на поле боя. Про море порождений тьмы шагающее им навстречу, про трудности, которые могут их ждать. Картинка, мягко говоря, рисовалась негативная и малоперспективная.
- И вообще эти две мегеры очень хотели с нами обоими поговорить разом. Знаешь, я боюсь что им от нас что-то нужно. Не могли нас так просто вытащить из  той башни… кстати, ты помнишь дракона? Старуха Флемет говорит что она и есть дракон. Разве такое может быть? – глаза парня зажглись, сама идея быть драконом казалась бредовой, но впечатляющей.
- Если ты хочешь, можем попробовать сейчас с ними побеседовать, но… позволь тогда тебе помочь. – молодой человек переживал за девушку, и галантно предложил ей свою руку чтобы та встала и оперлась на него. Честно говоря, ему поскорей хотелось убраться из этого домика, но и злоупотреблять бойцовским духом Милле не хотелось. Если ей все еще плохо, так лучше пусть лежит. В другой раз.
«Не хочу, чтобы ей было больно или неловко. Я должен ей помочь. Она совсем зеленый рекрут, только пережила посвящение. Представляю, как ей одиноко и страшно теперь. Нужно постараться поддержать друг друга, а особенно её, такую красивую и нежную. Почему такая девушка вообще взялась за оружие? Ей бы в палатах каких-то вино разливать и песни петь, голос ведь красивый, мелодичный»

+1

5

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/FDHpq.jpg[/AVA]
- Как то ты очень быстро меня хоронить собрался, Алистер, знай, я не из слабачек-неженок, я еще поживу, - кряхтя как бабулька, принялась вставать Милле. Ей было приятно. Что парень забеспокоился и так мило закудахтал рядом, ей не приходилось никогда довольствоваться мужским вниманием в этом плане и заботой, и лишь как данность принимать отцовскую и братскую, а она иначе . Но все-же она еще была приторможена и слаба, плохо соображала и владела своим телом, так что и не могла трезво оценивать свои нынешние возможности.
- Стоп, а где Гэрри? – спохватилась Кусланд. Они были вместе в сигнальной башне, но выжил ли в кровавой сече милый пес?
«Он – единственное, что меня еще связывает с прошлым. Мабари… мало кто может похвастаться таким псом, да еще и ручным, любимым, ласковым другом в одной личине с яростным бойцом. Все остальное пропало, все кого я любила и знала. Их забрали люди Хоу, Хоу… боже, а ведь отец хотел чтобы я вышла замуж за одного из мальцов Рендона» - внезапно похолодела девушка. Она росла с Томасом и Натаниэлем, часто встречалась с ними и играла, позже бывало даже тренировалась на мечах, бывали на светских раундах, но больше всего ей нравилось тормошить в словесных перепалках Натаниэля, была у них какая-то извращенная связь – через конфликт и дискуссию оба находили возможность самосовершенствования и интересного времяпровождения. Она никогда не смотрела на них как на врагов, а лишь как на возможных женихов, которых не очень-то хотела. Почему? Нет, не потому что они не красивы, Томас был очень галантен, а Натаниэль был надежным и серьезным молодым человеком, а просто потому, что Милле сама хотела выбрать себе мужчину, а не соглашаться как  корова ложиться под нужного бычка-осеменителя.
- Там рана, но уже затягивается. Тебе стоит быть осторожней. Нам нельзя сейчас опрометчиво рисковать собой, хорошо? Мы… остались одни.
- В смысле, одни, - тупо взглянула на парня девчонка. Мысли как медленные улитки постепенно стали доползать до её сознания, принося за собой скользкий мерзкий след. – Одни тут или вообще-вообще одни, все померли? Как померли? - одна крайность перешла в другую, глаза округлились, - ВСЯ армия полегла? Ты что, упал и пришбся похлеще меня, там же было столько народу, там был сам король и Логейн, там был Дункан и армия Стражей. Армия, Ал! – её голос внезапно сорвался, паника закрылась в теле, и она покачнулась. Приподнятое тело ндад подушками наконец-то село и его забила легкая дрожь.
«Не может быть. Я что, проклята? Там где я, умирают?! Не может быть что все умерли, все.. почему, почему? Почему мы тогда живы, чем мы так особенны?!» - ей стало по-настоящему страшно, Кусланд ничего не понимала, гусиная кожа покрыла её тело и огромные глаза, полные страха и боли уставились в Алистера, - «Теперь понятно, почему он на меня так смотрел. Он так же напуган. Создатель… я должна быть сильнее…»
- Да, пожалуйста, помоги мне встать. Познакомь меня с этими хозяйками, расскажи все без утайки, не щади меня, - стиснув зубы от боли и сдерживаемых слез, закончила говорить девушка и оперлась на мужчину. Вставая, и не отдавая себе отчета, Милле сбросила теплое одеяло и предстала перед Алистером почти что голой – её грудь щедро обвязала марлевая повязка скрывающая рану между грудей и сами груди, но не защищающая от пытливого взора голые красивые плечи и талию с напряженными мускулами. На бедре  также была большая рана перевязанная кое-как, и короткие шорты-панталоны, скрывающие задницу но показывающую сильные ровные ноги, с гладкой светлой кожей. Одну тонкую руку девушка возложила на плече Алистера, а второй ухватилась в его ладонь, и сделала  пару  шагов вперед.

Отредактировано Mille Cousland (Ср, 16 Май 2018 10:49:55)

+1

6

Алистер видел как девушка храбриться, и ему было неловко от мысли, что он мало чем может помочь ей. Разве что поддержать и быть рядом, тоже постараться не сломаться.
«Мы оба попали в этот переплет и нам обоим нужно как-то выбраться.» - кивнул он девушке.
- Не беспокойся, твой мабари умнее многих людей, и он нашел нас на этих болотах, сбежав с поля боя невредимым. Хозяйки этого дома – ведьма Морриган и Флемет, уже все уши мне прожужжали про то какой этот пес умный хоть и вонючий. Странные неженки, сами живут на болоте, а против собаки имеют претензии. – его рука поднялась, мужчина хотел коснуться плеча девушки, чтобы приободрить её, пока она в панике обдумывала все про смерть стражей и королевских войск, но возле самого плеча застыла.
«Что ты делаешь, Алистер? Это её личное пространство, ей может быть неприятно» - его рука еле заметно попыталась сжаться, сдерживая душевный порыв, и безвольно повисла у тела вновь.
- Да, мы одни. Но… есть ты, и есть я. Мы есть друг у друга, - Алистер неловко улыбнулся, - Так что мы не совсем одиноки. Я заменю тебе всех стражей, обещаю, можешь на меня положиться, - его голос окрасился в веселые нотки, а грудь огромным валуном выперлась вперед, от распираемой напускной гордости.
«Ну же, не грусти, все будет хорошо…я надеюсь»
- Давай, я помогу, - мужчина предоставил Милле свое плече и руку, девушка оперлась на него и крепко вцепилась в плече, одеяло мягко сползло с легкого, практически невесомого для Алистера тела и… вновь предстало перед ним в всей своей красе. Светлая кожа в лучах солнца пробиваевающегося сквозь щели в домике и окно сияла, светлые волосы создавали впечатление ореола, и только глаза полные решимости, угольками горели на бледном лице. «Как она красива, и как тонка, как призрак» - удивлялся Алистер, застыв посреди комнаты после нескольких шагов от кровати. Жар всполыхнул внутри, ему не доводилось прежде видеть обнаженную девушку такой красоты воочию, в Стражах были дамы, но главным образом зрелого возраста, и они так непринужденно не вели себя в его компании, прикрываясь сразу, и будучи храмовником, их кельи всегда были разделены с девчачьими. Яркий румянец вспыхнул на его лице, и горло начало отказывать в произнесении слов:
- Кусланд… э, Милле, ты бы .. оделась? Ты совсем голая, еще простудишься, я…я волнуюсь и вообще ты такая… кхм, э… давай я помогу! – Алистер быстро опустил молодого рекрута обратно на кровать и начал метаться по комнате, из всех сил стараясь не глядеть на неё, в поисках хоть какой-то одежды.
«Мне нужен плащ, или рубашка, подлиннее! Где её одежда? Облачать её в броню? Нет, она тяжелая, ей будет плохо… одеяло обмотать?» - он кинул взгляд через плече на кровать, где покоилось одеяло и сидела она. Сонная и непонимающая как нелегко ему было сдерживать себя и свой глупый язык в этой ситуации.
- Вот, обмотайся, будет тебе туника, - Алистер бережно накинул вновь на неё одеяло, прикрыв плечи и грудь, и помог все-таки выйти на улицу, где их уже ждали ведьмы.

+1

7

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/RYsJZ.jpg[/AVA]
«Ух, пронесло. Хоть Гэрри жив. Ну и я. Ну и Алистер» - устало подумала девушка, окинув взглядом смущенного парня. Он мило и нелепо суетился вокруг неё, так и норовил помочь или попытаться заразить её своим позитивом, - «А ведь он тоже похож на щенка, ну большого такого щенка мабари. Добродушный и милый, был бы хвост – крутил бы ним. Может это и хорошо, что выжили именно мы. Мне еще есть ради чего жить» - кулак непроизвольно сжался, - «Я должна отомстить Хоу, я обещала… кровь Рендона Хоу прольется, иначе все это было зря. Клянусь. А Алистер он вроде тоже недавно пришел в орден, правда не так рано как я , но тоже зеленый если верить Дункану. Он так же юн как и я, вся жизнь впереди, расточительство уничтожать такую молодость и пышущую здоровьем силу» - абсолютно непредвзято рассуждала девушка прекрасно отдавая себе отчет в том, что окрестила Алистера в танки. Когда они были на болотах и искали старые договоры, то им пришлось столкнуться с порождениями тьмы, собрать их кровь, и еще отбиваться от волков… и ей довелось уже видеть Алистера в всей красе. Вот это был воин! Очень сильный, с рвением идущий в бой, готовый принять весь удар на себя, загородить своей спиной других. – «Мне нравятся такие самозабвенные люди, он похож немного этим на Гилмора… и он тоже рыжий, правда не огненно рыжий как мой дорогой сэр» - с грустью вспомнила старого друга и помощника по фехтованию Кусланд.
«Пора прекращать эту меланхолию!»
- Кстати да, а как насчет договоров? И всего нашего добра, мой щит что я оставила в лагере…- спохватилась девушка и покачнулась в руках мужчины, её тонкое тело дрожало от холода и слабости, но голос продолжал звучать спокойно и вполне вразумительно. А ведь точно, холодновато, нужно что-то накинуть. Алистер снова опустил её на кровать и смешно засуетился вокруг, неловко пытаясь скрыть красноту щек, чтобы одеть девушку.
«Он смущен? Не видел раньше девушки полуголой? Хм и правда, где мои манеры… хех, если бы мама меня сейчас видела, то отчитала бы, забавно как быстро забываются закидоны благородных и этикет когда ты по краю ножа ходишь» - с улыбкой подумала Кусланд. Ей не было неловко или стыдно за себя, ей не было что скрывать и она была довольна своей физической подготовкой и видом тела, и напротив, с вызовом готова была смотреть на Алистера, чтобы удостовериться в его смущении. Её было интересно увидеть его таким, с заплетающимся языком, но из всех сил старающегося быть хорошим прилежным человеком. Это было так мило и наивно!
«Он такой милый, хах, может на него и можно положиться, гляди как беспокоиться» - девушка закуталась в тонкое, уже остывшее одеяло, и снова приобняв мужчину, пошла к выходу.

Что вы знаете об ведьмах? Что вы знаете об этих противных женщинах живущих на болоте? В народе ходит про них ой какая неоднозначная молва, то они злы и жестоки, то они искусны и хитры, но чуть что беда, простой житель поселка пойдет к ней, а не к доктору или магу. А что, дешевле же? И народные методы все же… но страх и уважение ходят рука об руку, и видев Флемет, девушка осознала почему.
Флемет была ярким представителем всех суеверий про ведьм в одном флаконе, в то же время как её дочь, Морриган, больше напоминала жертву драмы из древней пьесы – её манера говорить, темный макияж – Создатель, как она такие губы сделал, свеклы наелась?! – и хитрый взгляд. А их глаза… у обоих, что матери, что у дочки, глаза были как у диких зверей, отливали золотом  и с недоверием смотрели на Серых Стражей. Тем не менее именно этим двоим они были обязаны своими жизнями и должны были вернуть долг. Ха-ха, в самый простой способ, никогда не отгадаете в какой – спасти Ферелден, ха-ха, это не шутки, серьезно, анну пошли работать, Серые!

Такая задача пригрузила двоих зеленых Стражей, но им не было куда деваться. У них было время прийти в себя и собрать вещмешки, им даже притащили старые соглашения и часть вещей из первого лагеря короля Кайлана – как им это удалось, они что, и  правда драконы?! – но даже с полным инвентарем еды и оружия, в броне Серых Стражей и перевязанными ранами, эта задача не казалась им легкой. Отнюдь. Та и присутствие  тела-соглядаталя Морриган тоже слегка смущало. Но в этом случае Милле была однозначна – маг им нужен, очень нужен. Не известно, что будет в пути, а даже один маг можешь преломить судьбу битвы или засады в свою пользу. Итого… у них вышел отряд на четырех, считая собаку. Реально ли добиться победы или прийти к поражению? Время покажет, а пока они должны были отдыхать, но сон никак не шел в тело Кусланд. Девушка сидела на улице, возле маленького огонька, на котором грела воду себе на чай, и разглядывала свой фамильный щит. Меч Кусландов уже давно покоился на её спину. Не смотря на возражение Алистера и его беспокойство, чуть она смогла нормально ходить, как мигом себя нагрузила и броней и оружием, чтобы быстрее привыкнуть к их тяжести и прийти в себя. Тело должно привыкнуть, ведь завтра они уже отправляются в путь. Первая их остановка – Лотеринг. Туда будут ступать порождения тьмы в первую очередь. Им стоит опередить войско, предупредить жителей, чтоб те бежали, та и разведать ситуацию с Логейном в городе.
«Может было бы разумно сменить броню, Алистер и я сейчас в броне Серых, если Логейн и правда соизволил клеймить нас предателями, чуть мы появимся в толпе, как нас закуют в цепи…» - она протерла пятнышко с щита, он игриво взблеснул в свете огня. – «Хорошо что эти ведьмы раздобыли часть наших вещей, я очень благодарна им. Надеюсь… Фергюс еще жив, возможно его не постигла участь остальных. Как бы я хотела этого» - она тяжело вздохнула и повернулась на скрип – в домике кто-то ворочался. У самого домика уже лежали собранные сумки и рюкзаки, и лежал щит Алистера. Перетянутый кожей, треснувший сбоку, он выглядел ужасно и долго не протянет.
«Нам надо как-то пережить это тяжелое время» - Милле перевела с щита Алистера, взгляд на свой и задумалась об чем-то. Как дверь скрипнула и в дворик к ней зашел рыжеволосый Страж.

+1

8

У них было 2 меча и щита, броня Серых Стражей и по кинжалу,  кипа бумаг с соглашениями Серых Стражей и долговыми обязанностями баронов и владык земель Ферелдена, длинный кинжал Кусланд, 5 мешочков с сушенными грибами, кусок засушенной свинины и четыре буханки хлеба,  гора успокоительных, зелий и всего такого, всех цветов возможных в бутылочках, а ещё литр домашнего вина, литр сидра и чая из шиповника, пол-литра эфира для злодейств Морриган и еще мабари. Не то, чтобы это все было нужно в походе, но как решился спасать мир, то иди к своей цели до конца. Единственное, что беспокоило Алистера – это магия крови. В мире нет ничего более беспомощного, безответственного и безнравственного, чем маг крови в эфирном запое. И Алистер знал, что довольно скоро они прибегнут и к этому.
«Я, Милле, эта мерзкая высокомерная ведьма и мабари. Звучит почти как название для какого-то бестселлера, я уже могу представить, «Трое в лодке, не считая мабари». А что, маги могут быть очень хрупкими, тем более отступники как Морриган, может нам не долго её терпеть придется. Кусланд считает, что маг нам пригодится, но я бы на её месте так не обольщался. Ах да, она не знает что я пока учился на храмовников всяких страшилок наслушался… Надо бы ей рассказать. Кстати, где она?» - уже был поздний вечер, небо было усеяно звездами, в домике сильно воняло тиной и старуха Флемет уже давно хропела. Морриган этим временем что-то чиркала на кусочке бумаги, с очень сосредоточенным видом и каждый раз когда Алистер вздыхал или издавал малейший отвлекающий звук, например, наступал на скрипяющую половицу, зло зыркала на него.
«Таким взглядом и убить можно. Пойду поищу Милле, заодно перепроверю сумки, может еще яблок взять…»
Мужчина поднялся, снова скрипнул полом, и услышал как в спину ему засопела в приступе ярости ведьма. Поспешив убраться из зоны поражения, он вышел на улицу, на более-менее свежий воздух. Хотя и тут смердело болотом. Они ведь были на болоте, ним «пахнет» везде куда ни плюнь.
Девушка сидела у маленького костра и грела воду, разглядывая большой щит, с гербом какого-то именитого дома. Выглядел он как две оливковые лозы , поднятые вверх, создающие иллюзию чаши. Вот он, шанс немного расспросить девушку и может убедить её в том, что им не нужен маг-Морриган в отряде. Сами справятся.
- Привет красавица, - он попытался свой голос заставить звучать больше по-братски чем озабоченно, все еще помня как Кусланд выглядела утром и днем, голенькой и слабенькой как птенчик. – Откуда такой славный щит? Сразу видно, рука мастера сотворила его. Твой отец был оруженосцем у этого дома? – он кивнул на блестящую поверхность щита и сам залюбовался бликами и переливами идеального изделия.
«Мой щит ему и в подметки не годиться. Он вообще скоро развалится, буду с куском дуба ходить прикрываться»

+1

9

[AVA]http://sa.uploads.ru/t/DspgT.jpg[/AVA]
Девушка продолжала разглядывать реликвию, особо не обращая внимания на Алистера. Он присел совсем рядом с ней и старался быть дружелюбным. Что он почувствует, когда узнает, что она благородного рода а сейчас практически у самых низов? Не будет ли относиться к ней предвзято или завидовать? Обвешанный железом мужчина мог бы легко возненавидеть девушку только за то что она родилась богатой в то время как половина Ферелдена живет с собаками в хлеву, и Кусланд лишь разочарованно вздохнула – ей хотелось бы взглянуть ему просто в глаза и кое-что сказать. Алистер был милым и добрым парнем, но они практически не знали друг друга. Ей было страшно от того, что неловкое слово или какой-то факт из жизни могут отвернуть единственного союзника от неё. И в то же время не хотелось его пугать или отталкивать, ведь он был ну действительно милым парнем и даже симпатичным. Может сказать ему это? Сгладить неловкость и заодно ответить комплиментом на его жадные взгляды утренние? Уже давно следовало ему сказать, что она как и любой другой человек – простая, нормальная, живая и все это не сломает её, отнюдь, не хрустальная ваза. Хочешь посмотреть на меня? Ладно, только будь честен с мной и позволь тебе доверять. Но сейчас тоже не подходящий момент. Всегда не подходящий момент. Никогда не будет момента как в книгах и песнях, где лунная дорожка падает перед ними или сверху летят лепестки роз, это все сказки.
Суть не в этом, сейчас другое важно… мечи и щиты. Фергюс предпочитал орудовать двуручным мечом, так что разбойница могла преспокойно забрать меч себе. Во время погрома в доме Кусландов она так и поступила, забежав в кабинет с реликвиями и ограбив папин сундук. Это был крюк который стоил нескольким охранникам жизни, но она не жалела что спасла их от огня и поругания врага реликвии своего дома. В их доме он пылился в сокровищнице. Кусланд считала это неправильным – оружие должно работать, защищать любимых и свой род, выполнять работу, ради которой его выковали. А вот щит… вернуть щит в их семейное поместье? Не вариант, там сейчас пепел и зола, разве что соорудить тайник, чтобы потом вернуться. Будь брат жив, она бы передала ему, но в время войны ни в чем нельзя быть уверенным. К тому же сейчас есть проблемы поважнее и пострашнее, и потери, несравнимые с потерей семейных реликвий. Даже будь Фергюс жив, ему уже никто не сможет заменить жену и любимого сына. Никто…
– Откуда такой славный щит? Сразу видно, рука мастера сотворила его. Твой отец был оруженосцем у этого дома?- девушка повернула голову на какой-то неуверенный голос соратника Серого Стража. По его тону даже идиоту было понятно, что Страж желал бы поскорей уйти отсюда а не пялиться на болото. Так что Милле кивнула и поднялась, все так же, не отводя пристального взгляда от Алистера. Потресканная  кромка щита выглядывала из-за его плеча,  прислоненная к стенке хибары, она была усеяна трещинами и потертостями, огромными «шрамами» от ударов вражеских мечей. А щит, который вертела девушка, был цел, и крепок, правда с её гербом… Кусланд отложила свой щит на землю и обратилась  к нему и серьезным тоном потребовала:
- Алистер, дай мне свой щит.

Отредактировано Mille Cousland (Пт, 18 Май 2018 13:50:14)

+1

10

Все вокруг было крайне неприятно. Этот воздух, это окружение, хибара позади и  женщины что сидели внутри. Одна Флемет чего стоит, а про Морриган Алистер предпочел бы разумно промолчать, но знал, что рано или поздно конфликт выльется. Ему хватило одного взгляда на ведьму, чтобы понять – вот они, неприятности.
- Милле, я бы хотел с тобой поговорить об Морриган, - послушно развернувшись за щитом, сказал Алистер. Он протопал к домику и склонившись над сумками с поклажей, подобрал щит и вручил его девушке, просто и без задних мыслей, - Меня беспокоит, что ты единолично взяла на себя ответственность об принятии её в наш маленький отряд. Я понимаю, нас и так только двое, не считая Гэрри, но почему ты взяла на себя бразды лидера? Я в Ордене все-таки подольше нахожусь, было бы правильней отдать роль лидера мне, - он задумчиво посмотрел на девушку. Отголоски света огня от костра играли с тенями на лице девушки, создавая почти сказочную картину.
«Как же она красивая» - мужчине перехватило дыхание, - «До сих пор не могу поверить, что Дункан завербовал её. Каким образом? Спасал из борделя? Не может быть, её красота не такая, она чистая и благородная, и в ней нет лести и желания угодить, она держится в сторонке. Кто она? Почему ей хочется покомандовать?»
Эти мысли могли завести Алистера куда угодно, и он предпочел их зарубить еще в зачатке. Как можно думать про новобранца что-то подобное? Но аура красоты сыграла свою роль, он был готов пойти на уступки, лишь бы избежать конфликта:
- Если уж и принимать решение про Морриган, то лучше уже вместе. Почему бы нам вместе не нести это бремя? Прикрывать друг друга и не командовать за всех? Быть партнерами, а не начальником-подчиненным? – с надеждой сказал парень. Он бы очень хотел найти в лице девушки верного друга и помощь, особенно сейчас, потеряв все.
«У меня никогда не было нормальной семьи, в Редлкифе было хорошо и я скучаю по родному сараю, но все же с собаками  я больше проводил время чем с сверстниками. Родных никогда не знаю, не ведая теплоты семьи, из Редклифа в храмовники, оттуда в Серые Стражи, меня так бросало из одного угла в другой, и я так и не успел познать женщины или настоящей дружбы. Я по-настоящему одиноко себя ощущаю… И скучаю по Дункану. В его лице я видел и наставника, и отца, как мне теперь перестроиться снова, на роль изгоя? Кусланд, я бы был тебе благодарен, если бы ты не отгораживалась и стала мне таким другом»
- Мы не переживем это испытание, если будем держаться обособленно. Мы – команда, понимаешь? – Алистер пристально посмотрел на девушку, и по ней было заметно, что думы её где-то вдалеке витают. И решение, что она пытается принять, не из простых.

+1

11

«Тут ты меня поймал, Алистер. Я люблю покомандовать, благородная кровь и начальственные нотки прорываться даже если я этого не хотела бы» - с грустью заметила за собой девушка, - «Я знаю, что я заносчива, и … ты прав, мне следовало обсудить это с тобой или отдать право быть поводырем тебе. Но что сделано, то сделано, я не смогу извиниться за свою гордыню, но я найду другой выход. И он тебе понравиться»
Парень неловко протянул щит девушке, продолжая свои нравоучения. Укол совести больно ранил девушку. Она была готова согласиться с рыжеволосым мужчиной, но Кусланд всегда было нелегко принимать собственную неправоту.
Новобранец-страж взяла щит обоими руками и осторожно повертела, разглядывая – как она и помнила, он исполосован и стар, усталый от жизни трудяга, но еще держался. Он не раз спасал жизнь Алистеру и был крепок, но его уже можно было бы сменить на более новый и такой же крепкий. Закончив осмотр, она откинула щит в сторону – он с свистом полетел через кусты и проломив пленку трясины, ухнув в зеленые глубины. С невозмутимым лицом, она потянулась в сторону и взяла щит Хайевера и протянула его Алистеру, тоже сжимая обеими руками – он был даже немного тяжелее старого щита рыжего Стража и выглядел просто прекрасно, идеальная работа для лучших воинов рода Кусландов была гордостью их дома:
- Возьми вот этот. Я хочу, чтобы он был у тебя. Считай это…- она на мгновение замялась, - подарком. Он крепкий и будет тебе служить так же верно, как прошлый, а знамя ты сможешь заменить, я не обижусь. Главное, что он будет тебя защищать. – Милле подняла глаза и взглянула в лицо мужчины, ожидая его реакции. Разбойница только-что погубила его старый щит, но вместо этого отдает свой, примет он его или же пойдет нырять за старым? – Это щит моего дома. Я из тех самых Кусландов что держат Хайевер. Поэтому привыкла вести себя… немного иначе. Как начальник, как лидер. Еще с ранних годов это привито в мне и я сожалею что ранила твои чувства и амбиции, взяв роль лидера. Ты прав, нам нужен компромисс, и разделить эту ношу было бы правильней всего, -  её огромные карие глаза поднялись вверх, на высокого мужчину, с таким простым открытым лицом, и неловкой улыбкой на устах, - Мы попали в этот переплет вместе, и должны держаться вместе и принимать решения вместе, как партнеры… Но все же Морриган может быть нам полезна, к тому же она способна исцелять сложные раны, наверное, с которыми не справится никакая припарка

+1

12

Передав Милле свой щит, Алистер с легким недоумением наблюдал за тем, как она рассматривает его. А потом перестал дышать, ощущать как бьется сердце и вообще функционировать, когда она выкинула его в подвал. Затем он выдохнул и перевел на Милле слегка растерянный и едва не обиженный взгляд.
– Зачем?...
О, да, Алистер был сильным воином, он решителен и силен… Но иногда некоторые товарищи ставили его в тупик, что уж греха таить. Милле протянула ему свой щит и сказала, слегка запинаясь и явно нервничая:
– Возьми вот этот. Я хочу, чтобы он был у тебя. Считай это… подарком.
Алистер удивленно посмотрел на девушку, потом вновь на щит. Девушка же продолжила, вручая щит настойчивее.
– Он крепкий и будет тебе служить так же верно, как прошлый, а знамя ты сможешь заменить, я не обижусь. Главное, что он будет тебя защищать.
– Ох… Это мне? Ну вообще… – Алистер взял щит и со знанием дела всмотрелся в него, отчаянно стараясь не смутиться. – Отличная основа… И крепление как новое… Хм… Ручка легла как влитая!
Он намного лучше того избитого куска рухляди. Алистер замолчал и продолжил слушать её сбивчивую речь, потом шагнул было к Кусланд, но остановился.
«Дворянка? Это много объясняет. Не мог такой прекрасный цветок родиться в семье крестьянина. И её начальственные нотки.» -Страж остановился и улыбнулся. – «Но тем не менее она нашла в себе силы держаться более-менее на равных с мной, вступить в Орден, сражаться с простыми мужиками как я. Но почему она вступила в Орден еще секрет, я хочу его выведать. Я хочу узнать как она решилась на этот шаг, отказалась от счастливой жизни.»
– Спасибо, Милле. И я не буду стирать герб твоего рода. Он будет… ну… напоминать мне о тебе, – он заботливо перевесил щит за спину, а потом кивнул головой в сторону огонька. – Твоя вода уже закипела, выпьем вместе чаю? Мне тоже не спится и… я бы хотел узнать больше про тебя. Почему ты вступила в Орден. И так и быть, соглашусь насчет Морриган, - взятка в виде щита действовала безотказно и как можно не согласиться, когда на тебя смотрят эти прекрасные, большие глаза? Алистер ловил себя на мысли что все больше и больше ощущает нежность, смотря в глаза Милле.
Но все же на поле брани запахи приятнее, чем тут! Болото было ужасным и только ароматный чай мог отвлечь от неприятных ассоциаций с выгребной ямой. Алистер перешагнул порог дома, вновь потревожив ведьму, даже не подумав, что попадет об обстрел желтого взгляда, и вернулся с чашкой для себя. С напряжением оглянувшись на вещмешки у входа в дом, решил что хватит запасов на первые поры и без яблок, присоединился к девушке у костра.
Всякое случается… Но идиллия была полнейшей. Вне дома, конечно. Страж слегка расслабился, и украдкой глянул на девушку:
– Милле, ты меня по-настоящему удивила! Вроде пока обычная девушка, а тут - дворянка.
Алистер вспомнил герб на щите Кусландов, который теперь принадлежит ему. Почему-то стало на миг горько. Ведь у него нету своего герба, он безродный ублюдок без семьи и дома. Он всегда быль лишь случайностью. Алистер хмыкнул: «Хотя почему же… Грифон Серых Стражей – вот мой истинный герб, я его заслужил. Но на щите останется герб Кусландов… Я его не трону»
Было в этом что-то особенно привлекательное. Алистер почесал за виском, вновь широко улыбнулся и заметил:
– Послушай-ка! Так я теперь у тебя в долгу! Ну все… Я точно обязан тебе веселый пикник на берегу озера. Тем более, пока еще достаточно тепло.
Девушка заваривала чай себе  с Алистером, тот вновь немного придвинулся вперед, поскрипывая доспехами. Новый щит ощущался еще непривычно – тяжелее и немного больше по площади, он еще был чужим. Но скоро станет привычным.

+1

13

Было приятно слышать, что Алистер согласился оставить Морриган в отряде, и даже было приятно ощутить теплоту в его голосе, когда мужчина коснулся щита и восхитился его качеством. Но все-таки было больно, неописуемо горько расставаться с реликвией своего дома. Даже если это для высшего блага.
«Я не смогу всю дорогу тащить его на себе, и в поклажу он не влезет. К тому же он намного практичней и полезней будет, если пустить его в ход. Не известно, как пройдет наше путешествие, я должна быть уверена что мой компаньон жив, цел, орел. А щит ему поможет в поддержании этого состояния. Я просто… сожалею что он не из наших. Он незнакомец, не Кусланд, и не мой друг. Я его знаю совсем немного. Да он добр и отзывчив, но мы все еще чужие друг другу люди и я фактически ему  дарю такую драгоценность своего рода, слишком широкий жест но… и оставлять щит здесь нельзя и где-либо угодно. Не известно, как война изменит ландшафт и людей. Алистер, прошу, не разочаруй меня. Умоляю. Я и так слишком часто ошибалась в людях. Я ничего от тебя не ожидаю, но ты хотя бы прикрывай мою спину и… будь добр. Мне этого так не хватает, я просто таки физически ощущаю, как истерзана изнутри. Я была бы рада, если бы мы стали друзьями не по долгу службы в Серых Стражах и потому что остались только вдвоем, а просто потому что нашли друг в друге что-то. Были близки не потому что другого выхода не было, на безрыбье так сказать, а потому что хотели. Прошу…» - в её глазах просто таки отражалась мольба, пока Милле заваривала чай, но опущенная голова не позволяла Алистеру увидеть эту грусть и боль.
– Милле, ты меня по-настоящему удивила! Вроде пока обычная девушка, а тут - дворянка.
Рыжий страж присел рядом и принялся дружественно говорить, пытаясь видимо приободрить девушку. Щит уже висел у него за спиной. Было немного чудно видеть Алистера сейчас в всей броне. Видимо он не шибко то доверял ведьмам, раз не опускал свою внутреннюю стражу и безопасность ниже определенного уровня.
Упоминание про долг всколыхнуло воспоминание, про ответственность перед памятью мамы и папы, и стало не по себе. Алистер хотел отплатить ей чем-то таким милым и нереальным в этом ужасе реальности, как пикник в маленьком острове идиллии, в то время как она обещала поднести головы к могиле своих предков. Такой диссонанс между ними вводил в ужас – неужели Кусланд настолько ужасный человек?
Милле разлила чай и протянула Алистеру чашку с горячим напитком. Он желал услышать ответы, Милле не представляла как их ему дать, чтоб не позволить собственному сердцу не расколоться.
«Я должна быть сильнее»
- Я… можно сказать что бежала, - её голос звучал максимально нейтрально, чтобы не проявить собственную дрожь и боль, - Ты, наверное не слышал, но Хайевер сгорел дотла почти что. Ну, поместье тейрна уж точно. У нашего дома был давний друг, сосед, соратник, можно сказать даже будущий союзник и кум-сват-брат, но он... предал нас. – Девушка отпила чая, кипяток обжег горло, она слишком сильно задумалась, углубилась в себя, и забыла что чай слишком горяч, - Мой брат как раз пошел с войсками на подмогу Кайлану, как Рендон Хоу, друг моего отца, глава этого самого дома, решился ночью напасть на нас. – Осипшим голосом сказала девушка. Её взгляд отсекленел. Она смотрела вперед, на болото перед собой, но не видела его. Она видела лишь трупы своих людей.
- Нас всех перебили. Маму, папу, моих друзей и соратников, наших слуг, просто детей в поместье! Всех. И подожгли…
Ей стало холодно, гусиная кожа покрыла Кусланд, и чтоб не выдать дрожь чая в руке, Милле опустила стакан с чаем на землю и обхватила себя руками.
- В это же время у нас гостил Дункан. Он меня вывел из замка, защитил, взяв обещание вступить в их ряды. Но он забыл, что я дала папе тоже клятву. Отомстить… - последнее слово звучало ужасной угрозой в темноте ночи, оно нашло эхо в тишине болота.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » у розы есть шипы