Иногда ей было слишком жарко по ночам: кожей Ангела чувствовала горячий песок тех мест, откуда не так давно уехала, променяв настоящую помощь на никому не нужную дипломатию. Иногда этот песок жёг обнажённые колени: она была не в силах встать с этого песка, чтобы отойти от тяжелораненого. Руками по локоть в крови зажимала рану, надеясь, что ассистентки не провозятся слишком долго, пока умирающий человек, в глаза которого она смотрела, медленно теряет жизнь. Этими же руками она чувствовала, почти физически, как уходит это ни с чем не сравнимое тепло. Как остывают тела, в которых ещё секунду назад теплилась жизнь. Доктор Циглер провела слишком много времени в таких условиях - упущенные, как тот же песок, проходящий сквозь пальцы, жизни не могли заставить её плакать по ночам, но она не могла перестать видеть подобные кошмары. Пожалуй, это не было чувством вины, но невидимыми нитями было сшито с тем желанием, той мотивацией, которая позволяла ей вставать каждое утро. Это было далеко от идеализма, но Ангела с трудом могла мириться, видя, к чему идут дела. Даже когда увидела пришедших за ней Фарру и Гэндзи. Они, пожалуй, не знали всех причин, но получалось так, что доктор Циглер видела, что их гложет, а сама скрывала похожих призраков глубоко в себе. Даже герои не могли делать вид, что всё хорошо. Для мира вокруг они только-только начали отмываться от черноты, которой заляпал их Блэквотч. Возможно, что они станут такими же великими героями, какими когда-то были, однако не перестанут быть людьми. Со своими страхами и сомнениями...читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » somebody that i used to know


somebody that i used to know

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

somebody that i used to know
Фария Амари, гостья из будущего // Натали Санкёр, призрак прошлого

http://overwatching.ru/wp-content/uploads/2016/03/doc40744613_437326826.gif

«

Париж, Франция, 2018 год; полдень, а дальше - как пойдет
Демоны - создания вредные и противные. В этом убеждается Натали, когда в Париже внезапно появляется новая суперзлодейка, с которой нужно как можно скорее разобраться, дабы мирные жители не пострадали. И, нужно отметить, что либо демон, скопировавший каким-то таинственным образом талисман Баржника, позволил фантазии этой молодой женщины разыграться, либо... Либо эта броня была на ней изначально. И до такого современные технологии не доросли.
А Фария, совершенно не понимающая, что с ней произошло во время очередного задания, сталкивается с той, что до боли похожа на одного супергероя из команды, за которой бегают и Овервотч, и Коготь, но безуспешно...

»

Отредактировано Nathalie Sancoeur (Сб, 9 Июн 2018 10:15:37)

+2

2

[indent]  Водная гладь приближается слишком быстро.
[indent] «Давай же!»
[indent] Неисправный Raptora Mark VI камнем летит вниз.
[indent] «Пожалуйста, давай!»
[indent] Топливо из развороченного бака ракетного ранца смешивается с кровью, сочащейся из пробитой на спине раны; щиплет.
[indent] «Нет, нет, НЕТ!!!»
[indent] Удар. Наотмашь.
[indent] У Фарии темнеет в глазах. Вода заливает глаза и нос. Вода заливает костюм изнутри — он не герметичен. Вода заливает крики отряда. Шипение. Тишина. Воздух пузырьками выходит из-под шлема.
[indent] Неисправный Raptora Mark VI идёт ко дну.
[indent] Амари истерично шарит руками по нагруднику, но слабеет быстрее, чем нащупывает нужные заклёпки. Отщёлкнуть их не получается. Никак. Амари кричит. Про себя. Умирать страшно. Кто бы что ни говорил, умирать — страшно. Лёгкие гудят. Мозг отчаянно ищет пути выхода из ситуации, но их нет. Никаких. Точка. Вспоминается: «в конечном счёте, мы все умираем в одиночестве». Как тонко, чёрт возьми, подмечено…
[indent] Первый вдох под водой самый сложный. После — становится неважно.
[indent] Где-то над головой морские волны преломляют солнечный свет.
[indent] Умирать страшно. И почему-то до безумного красиво. Не больно совсем.
[indent] Сознание меркнет.
[indent] Фария цепляется за него из последних сил — учили так. Не сдаваться. До конца самого. Цепляется, и где-то очень далеко голос слышит. Не человеческий. Не живой. Голос зовёт. Голос предлагает жизнь. Голос звучит жутко, но говорит такие вещи, от которых невозможно отказаться. Амари тянется к нему практически непроизвольно. Только бы успеть. Только бы добраться, пока ещё не…
[indent] А жить-то хочется. До зубного скрежета, до прокушенных губ — хочется. Столько всего ещё не сделано. Overwatch не признан повсеместно, мама и Моррисон не обрели дом и покой, со Жнеца маска не сорвана. Всё так не определённо и не понятно, что бросить их сейчас — значит расписаться в том, что всё это было напрасно.
[indent] …поздно.
[indent] Первый вдох после последнего. Перед глазами — голубое чистое небо. Солнце в зените. Покатые крыши небольших домов. Фария поднимает руки: чёрные наручи Raptora Mark VI. Под её ногами — красная черепица. Она стоит на одной из этих странных крыш. Нетипичных — такие, помнится, только в учебниках истории да старинных архивах и остались. Гудит машина. Фарра, во сне будто, подходит к краю крыши.
[indent] Машины. На колёсах. Какая-то нелепая шутка. Что, так и выглядит жизнь после смерти?
[indent] «Наслаждаешься?»
[indent] Холодный неприятный голос звучит в её голове точно. Амари моргает. Картинка перед её глазами теряет чёткость и яркость. Напоминает о себе рана на спине — больно. Фария закусывает губу и падает на колени. Костюм весит вдруг, кажется, непосильно много. В горле стоит вкус морской соли.
[indent] «За всё нужно платить, Сокол. И вот моя цена…»
[indent] Что-то обволакивает Амари, пеленает, излечивает от ран и сращивает обломки костюма. Что-то проникает в самую душу, поселяется там и мешает думать. «Сокол…»
[indent] «Тсс, моя девочка. Спи. Отдыхай. Всё закончится быстрее, чем ты успеешь понять.»
[indent] Амари находит предложение крайне великодушным. Голос щедр. Как хорошо, что он успел найти её.
[indent]
[indent] Сокол открывает глаза и резко поднимается на ноги. Смотрит на руки: металл Raptora Mark VI отдаёт лиловым. Отлично. Ракетомёт, который та звала её именем, ложится в руку привычным грузом. Сокол взлетает в небо двадцатиметровым прыжком и смеется от души: топливо больше экономить не надо. Та была ограничена в прыжках и передвижении. Та — не Сокол.
[indent] У Сокол всё отлично.
[indent] Она запускает первую пробную ракету в толпу слоняющихся по городу людей. Снаряд попадает в землю и взрывается клубами чёрного тумана. Вдохнувшие его падают замертво.
[indent] У Сокол всё замечательно.
[indent] Та была недостаточно сильна, чтобы выжить. Что ж, Сокол отвоюет им жизнь своими руками. Цена ей: камни чудес. Какая мелочь.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GAME.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

Отредактировано Fareeha Amari (Пн, 21 Май 2018 12:58:35)

+3

3

Зло не дремлет.
Просто потому, что не может: перед глазами его лица, а в голове голоса тысячи, миллионов и миллиардов тех, кто погиб по их вине, чья жизнь была разрушена из-за их необъяснимого стремления идти к цели, несмотря ни на что, готовности заплатить любую цену ради этого. И необычайной боли, которую скрывают в глубине души. А еще зло постоянно должно находиться в движении, чтобы не задумываться о цене, которую приходится платить, да и другие мысли, возникающие у любого живого существа, не допустить.
Говорят, что кто-то из демонов был ангелом, кто-то - человеком. Но, знаете, всё равно тяжело поверить в то, что у них был когда-то что-то святое, что-то, что заставило их настолько измениться и перейти на сторону тьмы в отчаянии и желании сделать хоть что-нибудь, пока есть порох в пороховницах, не залитый соленой, щиплющей открытые глубокие раны на сердце и по всему телу водой. Хотя Санкёр в глубине души их понимает, пусть и сама того не осознает, потому что у самой на сердце до сих пор кровоточат многие раны, что не торопятся исцеляться под воистину чудесным действием тепла, которые дарят ей близкие и родные люди, и ощущения необыкновенной легкости, словно вот-вот взлетит в небо навстречу яркому жаркому солнцу, когда бежит по крышам парижских домов, сжимая пальцы с черно-зеленым кольцом-талисманов в кулак.

Потому что сама такой же павший ангел, разве что волею судьбы получивший возможность вернуться на свои небеса.
Ангел, коронованный изумрудно-черным венцом, что покрыт тонким слоем инея.
Ангел, чья аура морозная, ледяная, заставляющая кожу покрыться мурашками, но хранящий в себе самое настоящее пламя любви.
Ангел преданный, отдавший всю свою жизнь защите негласных королей Парижа, о которых последние два года как минимум расходится молва не только по всей Франции, но и миру - особенно в свете последних событий.
Ангел темный, но несущий людям свет и улыбающийся им чисто по-кошачьи, и никто не догадывается о том, что он может обратиться в случае необходимости в предвестника несчастий и разрушений, живое олицетворение хаоса и беспорядка, выступающего, однако, на стороне добра и справедливости.

Натали никогда не может позволить себе расслабиться. Раз уж взяла на себя столь тяжелую ношу заботы о семье Агрестов и об их друзьях, так стоит выполнять свой долг не только перед ними, но и перед самой собой тоже с честью. Не ради славы, но ради того, чтобы спокойно вздохнуть свежий прохладный воздух на набережной Сены и улыбнуться, как в детстве, когда с отцом однажды прокатилась по реке на полицейской моторной лодке в такую же, как сегодня, чудную и прекрасную погоду.
И все же надеется она, что не найдут её в первый же день долгожданного двухдневного отпуска неприятности в виде демонов, что вряд ли оставят хранителем Камней Чудес в покое, ибо сила в их руках великая, порою похожая на божественную...

Но нет. Покой ей только снился.

Услышав крики людей, бегущих на всех порах и ничего не замечающих (что Черной Кошке только на руку - раскрываться полиции и журналистами все равно особого желания нет), забегает в соседний тупик, где её никто не достанет и где никто не увидит того, чего видеть простым людям не надо.
- Плагг, когти.
В мгновение ока на ней появляется знакомый и такой родной черно-зеленый наряд. Сразу переходит в финальную стадию не собирается - не дождется враг человечества такой щедрости. Пусть помучится немного да поразмышляет над своим поведением. Но медлить сейчас нельзя: выпрыгивает из своего убежища и бежит по крышам в сторону эпицентра событий, попутно отправляя остальным героям сообщение, что идет на разведку, и передавая им просьбу пока не лезть в прямое столкновение - если нужна будет помощь, скажет. Чувствует, что справится с новым злодеем.

Точнее злодейкой.

А еще уверенность в своих силах немного убавляется, когда видит человеческие трупы. Но ран и других похожих на них вещей не видит. "Может, всё еще не так плохо, как кажется..."

- Не меня ли ты ищешь, дорогуша~? - ухмыляется, возникнув прямо за спиной незнакомки и сказав ей это на ухо, словно доверяя ей самый большой свой секрет, после чего отпрыгивает, дабы не попасть под горячую в буквальном смысле руку, и готовится уворачиваться от выстрелов - даже слепой заметит такие большие пушки, - И не стоило устраивать тут таких сцен ревности, люди тут ни причем.

"Давай, нападай, милочка, каков будет твой следующий ход?"

- А, и еще... - хитро улыбается, глядя противнице прямо в глаза, скрытые под шлемом, - Как можно было забыть про элементарные правила этикета? Моё имя, думаю, ты уже знаешь. А как тебя зовут?

+2

4

[indent]  Та зовёт её именем своё оружие. Сокол находит это в высшей степени оскорбительным. Бездушный кусок металла не обладает разумом, решений не принимает. Не несёт ответственности за отнятые жизни. Бездушному куску металла не нужно имя. Ракетомёт в своих-её руках Сокол ненавидит почти интуитивно, но в то же время понимает, что сейчас они обе в нём нуждаются. Голос даровал им жизнь. Голос потребовал плату. И её не заполучить одними лишь красивыми словами — а говорить красиво та умеет. Сокол помнит, как они падали вниз с огромной высоты в неисправном костюме. Сейчас их жизнь тоже на волоске, но с разницей в том, что теперь они могут за неё бороться. Она, Сокол, может.
[indent] Та спит. Сон её неспокоен. Крики напуганных людей касаются уставшего сознания, вынуждают ту беспокойно ворочаться. Сокол понимает и не винит. Сокол, всё-таки, часть неё. И помнит прекрасно, чем они занимались большую часть жизни. Спасали. Людей. Правителей. Преступников — за деньги. Они отдали себя на защиту мира, охрану покоя. Сокол знает, почему та спит неспокойно, и делает всё, чтобы отголоски того безобразия, которое она творит ради их жизни, не мешали той спать.
[indent] Оружие. Сокол — оружие для неё?
[indent] Она приземляется на покатую крышу высотного — по местным меркам — здания. Сокол не особо волнует, что архитектура этого города отдаёт стариной. Ей нет дела до машин на колёсах, оставшихся — для них с той — в далёком прошлом. У Сокол одна цель — камни чудес. И голос, даровавший им второй шанс, предусмотрительно восполнил пробелы в познаниях касаемо того, что они такое и на что способны.
[indent] …женщина в чёрном костюме появляется за спиной будто бы из воздуха. Из неоткуда. Сокол стремительно разворачивается и отпрыгивает, зависает в воздухе в пролёте между крышами. Точно над дорогой, где столкнувшиеся машины перекрыли движение. Людям хватило ума разбежаться.
[indent] Не просто отказаться от старых привычек. Сокол не зверствовала, выманивая владельцев камней чудес. Не ставила своей целью огромные жертвы среди мирного населения. Та бы не поняла и не простила. Впрочем, сама Сокол тоже.
[indent] — Чёрная… кошка? — у Сокол голос хриплый и совсем-совсем неживой.
[indent] В этом они с той отличаются разительно. У той в голосе перманентная улыбка. Та знает, как подбодрить и даровать надежду и уверенность. Сокол ей завидует. И почти её в этот момент ненавидит.
[indent] Та всё-таки открывает глаза, сон отступает — но лишь на мгновение. Сокол мычит ей на ухо мамины колыбельные совсем не маниным голосом, но навсегда вбитые в память интонации действуют успокаивающе, и та послушно закрывает глаза, оставляя Сокол наедине с Чёрной кошкой. Помнится, они гонялись за Чёрным котом. Там, в их времени, в чёрном костюме бегал кто-то другой. Но голос многое прояснил, и теперь Сокол не думает об этом.
[indent] — Сокол. Меня зовут Сокол. Отдай мне камень, Кошка. И никто не пострадает.
[indent] Сокол готова сдержать своё обещание, потому что от старых привычек отказаться не просто. Её не интересуют жертвы среди мирного населения. Они никому не нужны. И лучше не сделают. Но Сокол хочется жить. Той жить хотелось тоже.
[indent] …а Чёрного кота они несколько раз загоняли в тупик. Та загоняла. Его кольцо часто-часто мигало, и та понимала, что ещё чуть-чуть и увидит его лицо. Это Overwatch действовал открыто. Странные герои с суперспособностями носили маски не красоты для. Несколько раз — но ни разу та не пошла на то, чтобы скрутить его и силой выпытать тайну личности. Та хотела сотрудничества. Чёрный кот — и не только он — действовать предпочитали в одиночку. В конце концов, когда трансформация начинала исчезать, та отворачивалась. И слышала в спину тихое «спасибо».
[indent] Сокол моргает, отгоняя воспоминания. Ракетомёт перехватывает удобнее. Направляет дуло точно в витрину какого-то магазинчика, где, она знает точно, надеются переждать битву обычные люди.
[indent] — Отдай кольцо, Кошка. Моя ракета долетит быстрее, чем ты успеешь что-либо предпринять. Слышишь их, там, внутри? Что сделает газ, когда попадёт в закрытое пространство?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GAME.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

Отредактировано Fareeha Amari (Пн, 21 Май 2018 12:58:54)

+1

5

- Она самая! - женщина отсалютовала своей новой знакомой, подмигнув, и улыбнулась так, как могут улыбаться лишь представители семейства кошачьих. Улыбка её - намек на то, что она не настроена агрессивно и не имеет никакого желания с ней драться, потому что всё равно портить дракой столь замурчательный день просто ужасно, с чем Плагг, наверное, не смог бы не согласиться и не добавить про любимый сыр камамбер, чей запах из дома Санкёр уже просто не выветривается. Улыбка её - предупреждение, если не угроза, что стоит быть крайне осторожным в словах и поступках, иначе придется за них расплатиться полученной от неизвестного, а на деле слишком знакомого существа, весь род которого хочется вернуть туда, откуда пришёл. Улыбка её - неопределенность, непостоянство натуры, непредсказуемость и порою полнейшее отсутствие логики, понятной простым людям, но порою кристально ясной для тех, у кого, возможно, давным-давно крыша слетела с петель, а в деяниях своих руководствуется лишь одной вещью - желанием - и получает от всего этого непередаваемое простыми словами удовольствие от свободы слова, мысли и действия.

И в то же время Кошка, которой режет ухо чужой неприятный голос, вызывающий немедленно ассоциацию со скрипящей дверью, что готова в любой момент развалиться и с грохотом упасть на землю, заставив вздрогнуть, а кого-то и перекреститься со страху, ибо неожиданно это было, скрывает свои истинные эмоции - как и всегда, в общем-то. От привычек избавиться крайне сложно, даже если появляется в жизни твоей возможность пусть немного, но побыть собой и даже наплевать на правила и стереотипы, что установлены обществом "ради всеобщего блага", а на деле для того, чтобы было проще контролировать других и навязывать своё мнение - это она не любила, пусть признавала и уважала всё эти социальные нормы, потому что забывать о своём долге и о помощи тем, кто в этой самой помощи нуждается, нельзя ни при каких обстоятельствах, даже если придется пожертвовать своей жизнью.

Бровь "бессердечной" выразительно изгибается, в глазах читается вопрос, а сама брюнетка фыркает. С какого перепугу эта Сокол, пусть с ней приятно познакомиться, правда, было бы лучше, если бы знакомство произошло при других обстоятельствах, решила, что может ей, кошке, которая гуляет сама по себе (а вот и нет), указывать, что делать и как, про "зачем" уже и не спрашивает даже, и так понятно, что мирные могут пострадать. И это подтверждается направленным в сторону одного из мелких магазинчиков, на которые обычно взор простого человека не обращается, дулом огнестрельного оружия. И гибели людей - ну, или хотя бы того, чтобы они каким-либо образом пострадали в результате столкновения двух противоположностей - не хочется.

- Убьет, - говорит тихо, холодно, старается сохранять спокойствие, но в голосе звучат предательские нотки. Лицо её выражает крайнюю степень обеспокоенности за судьбы других людей, тех, что прячутся в магазинах, ларьках и прочих зданиях, надеясь на то, что всё закончится хорошо и очередная злодейка (ибо до сих пор люди не могу забыть целую серию людей, наделенных способностями волею злого Бражника-Габриэля, а также его сына, вставшего на путь этот не по своей воле) будет повержена... Но в следующую секунду на лице вновь сияет улыбка, словно ничего страшного не случилось - пока что - и можно немного расслабиться, - Я-то кольцо отдам, только вот... - губы, плотно сжатые, изобразили усмешку, а в глазах Натали появились огоньки, и те, кто знают её достаточно хорошо, понимают, что в голове возник какой-то "зловещий план по захвату мира", а это врагам не сулит ничего хорошего, - Можно закидать тебя вопросами? Интересно же!..

Темный ангел - так называет её порою Адриан, да и другие члены семьи Агрест за глаза, искренне полагая, что ничего не слышит и не замечает, погрузившись в свои размышления - подскочила к парящей в воздухе девушке (или молодой женщине? просто по голосу да по внешнему виду вряд ли что-то наверняка можно сказать) и наматывала вокруг неё медленным шагом несколько кругов, делая их всё уже и уже, слегка наклонив голову набок, как бы оценивая облик своей собеседницы, с жезлом наперевес принялась за разговор.
- А ты откуда-то родом будешь? Судя по акценту, уж точно не из Китая, Японии и тому подобных держав. Ближний Восток, наверное... Хотя там таких технологий, - осторожно коснулась пальцем с острым коготочком, чью секретную силу пока не активировала, ибо смысла нет, - Не наблюдается... Да и силой такой оружие моего времени не обладает... - очень резко остановилась прямо напротив лица Сокола, словно вспомнила что-то очень важное, и внимательно на неё посмотрела, продолжая всем своим видом показывать, что драться не намерена. Равно как и отдавать кольцо невесть кому, особенно когда знает, что такого современная наука не добилась, и тут возникает сразу несколько вариантов, ни один из которых особой радости на самом деле не доставляет, - Ты ведь не себе на хранение кольцо оставишь, верно?

+2

6

[indent]  Кошка показывает характер, той бы понравилось. Сокол неприятно скалится. Той и нравилось, пока они гонялись за странными людьми со способностями по всему миру. В свободное от работы, коего так ничтожно мало было, время. Та бы, конечно, сделала всё по-другому… и ни к чему бы не пришла. Иначе давно заполучила бы желаемое, ведь так? Возможно, они не оказались бы здесь. Или… умерли бы тогда раз и навсегда.
[indent] …об этом сложно сейчас думать. Их одна на двоих жизнь в руках у Сокол, и Сокол свой шанс не упустит.
[indent] Заткнуть Чёрную кошку она не успевает — героиня говорлива сверх меры, вставить слово поперёк не смогла бы и та, не то что Сокол. Это немного злит, но выпускать ракету Сокол не спешит. Не хочет. И голос в голове молчит, позволяет ей действовать по наитию, не требует немедленной казни невинных — Голос на редкость понятлив. Пока что.
[indent] Кошка подходит близко, ближе чем Сокол хотела бы её подпустить. Наворачивает круги, сужает расстояние — Сокол якобы не замечает, хотя военная подготовка не то, от чего можно отречься. Даже если Сокол — не та в полном смысле этого слова, у них одно тело на двоих, и тело это помнит. Тело не забывало; у них война чуть ли не каждый день. Это голые рефлексы уже. Особое понимание противника. Это на всю жизнь. Которую отвоевать бы теперь только.
[indent] — Не важно. Тебя не касается, откуда я, Кошка, но да — оружие и технологии твоего времени — пережиток прошлого для меня, — глухо произносит Сокол, растягивая слова.
[indent] Тянет время неумело, и Голос это замечает. Напряжение повисает в пространстве.
[indent] Сокол всё понимает. Сокол знает, зачем Чёрной кошке подходить так близко. Она знает, что если Чёрная кошка сможет хотя бы изменить радиус полёта ракеты, люди не пострадают. Понимает ли это Кошка? Да, должна. Свазяна ли была её жизнь с армией или нет, Кошка боец. Должна им быть. Чёрный кот в её времени был. Голос Чёрного кота вне трансформации звучал не грубо, немного по-детски. Это не мешало ему сражаться с омниками умело. У Чёрного кота жизнь, скорее всего, была изначально борьбой за выживание. Но что эта Кошка?
[indent] — Меня не интересует твой камень. Или твоя личность. Единственное, что имеет значение — моя жизнь. Твой камень, Кошка — это плата за мою жизнь. Я не могу расстаться с ней сейчас. У меня остались обязанности…
[indent] В воздухе повисает отчётливое «прости» и что-то на грани осязаемого — «действуй!»
[indent] …ловким ударом Кошка попадает точно по стальной броне, закрывающей руку. Точно в тот момент, когда Сокол готовится выстрелить. Руку по инерции она отводит назад — то ли Кошка сильна, то ли Сокол помогает ей интуитивно — не понять до конца ни одной из них.
[indent] Та вздрагивает и просыпается где-то внутри, моментально осознаёт ситуацию, противится. У Сокол разжимаются пальцы — ракетомёт летит вниз. Голос впивается в сознание диким визгом — ту оглушает, она падает на колени и зажимает уши руками всё в том же внутреннем ничто. Сокол хватается за голову и сдавленно хрипит в реальности.
[indent] Ракетомёт ударяется об землю. Голос отбрасывает ту обратно в её дрёму и приказывает Сокол подобрать его. Сокол камнем падает вниз.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GAME.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

Отредактировано Fareeha Amari (Вт, 22 Май 2018 16:51:58)

+1

7

Удивительно, но вся жизнь её после - после раскрытия всех самых сокровенных тайн для Адриана, после его перехода на темную сторону не по собственной воле, но по воле отца, после становления новым символом хаоса и беспорядков ради чего-то нового и прекрасного - строилась ан сплошной импровизации, если так посмотреть. Часто ей просто не хватало времени продумывать все пути отхода, теряя драгоценное время, которого и так ей отведено крайне мало, и летит оно так быстро, что еле успевает следить за событиями, происходящими вокруг. Она научилась незамедлительно реагировать даже на мельчайшие изменения обстановки, не задумываясь над тем, допускает ли какую-то ошибку - гораздо большей ошибкой будет бездействие. И хотя порою она все же продумывала планы, они могли в любой момент поменяться при необходимости вмешаться в очередное приключение и спасение чужих душ, когда готова пожертвовать своей, не раздумывая.
Так было и сейчас. Она делала всё на интуитивном уровне, словно занималась этим всю свою жизнь (и в определенной степени это верно), сужая круг и оказываясь очень, очень близко к своей сопернице, что может в любой момент нажать на курок и выпустить в толпу безоружных и не способных постоять за себя людей, спрятавшихся в одном из маленьких магазинчиков. Она просто делала то, что должна, не думая о том, что будет делать дальше. А еще делала то, что хотела - удовлетворяла своё любопытство всеми возможными способами.
Пока что весьма мирными и неагрессивными.

- Интересно, интересно, - лицо её ненадолго становится серьезным, ибо действительно надо будет, если предоставится такая возможность, мадмуазель Сокол расспросить подробненько о жизни, технологиях, науке, искусстве, короче, обо всём и в то же время ни о чем, когда всё это закончится. А оно просто обязано закончиться, желательно победой сил добра над силами зла, хотя гостью из другого времени сложно назвать злом. Скорее просто той, что оказалась не в том месте, не в то время и попала под влияние не той компании - вряд ли дело обошлось без демонов, черт бы их побрал. Но затем снова внешний облик Кошки становится беспечен, словно ничего только что не случилось. Такова натура кошачья - необъяснимая и не поддающаяся порой логике человека смена настроений. - Жалко только, что до твоего времени я могу и не дожить...

Наклоняет голову набок, и будь она настоящей кошкой задергала бы хвостом из стороны в сторону то ли нервно, то ли заинтересованно, и с огромными зелеными глазами, словно в ожидании какой-нибудь вкусняшки, простого поглаживания мягкой шерстки или доброго слова, смотрела бы на "птичку". Но она не кошка, хотя взгляд её именно такой. И она получает своеобразную вкусняшку: в голове возникает небольшой план действий, который может принести победу и обеспечить хотя бы на небольшой промежуток времени мирным жителям отход в более безопасную зону, да и полностью переключить внимание одержимой на себя - это же неправильно, когда ты пытаешься разговорить другого индивидуума, а он мало того что не особо горит желанием общаться, с этим еще смириться можно, так еще и несколько грубо отвечает, говорит так, что самое настоящее одолжение делает!..
А еще та, что носит имя гордой хищной птицы, словно предоставляет возможность её победить, не желая в глубине души причинять другим вред, просто желая жить - и она будет жить, Санкёр об этом позаботится. Чего нельзя сказать о её "работодателе".

Вначале наносит удар - не особо мощный, но достаточный, чтобы отвести дуло огнестрельного оружия от простого народа, ни в чем не повинного и не желающего новых разрушений, и хочет уже нанести второй, но видит, как чужая душа разрывается, мучится. "Быстрее, быстрее, я должна успеть!" Ускоряется и вовремя подхватывает противницу своими цепкими лапками, из которых если не невозможно, то очень трудно вырваться, активирует "Катаклизм", оставляя на подвергшейся действию темных сил броне следы от когтей, очищая их от дурного влияния таким образом, и покачиваясь с девушкой в своих объятиях из стороны в сторону, тихо произнося слова "Прости", "Потерпи чуть-чуть", "Доверься мне, пожалуйста" и "Все будет хорошо", стараясь подарить ей настоящей веру в себя и свои силу, дать ей понять, что нужно бороться с тьмой, что проникла в её сознание и не хочет никак отпускать, и она готова ей помочь. Только примет ли она её помощь - вот в чем главный вопрос...

Отредактировано Nathalie Sancoeur (Пт, 18 Май 2018 21:58:55)

+2

8

[indent]  …но Кошка хватает её под руки, неожиданно сильная, сжимает пальцы-коготки на наплечниках брони, и Сокол это чувствует. Та бы не ощутила, та — лишь человек внутри костюма. Сокол — это всё вместе. И когда Кошка хватаёт её за руки, Сокол почти кричит от злобы и неожиданного бессилия: ей не вырваться. Голос в голове переходит на ультразвук, требует немедленно освободиться, предпринять что-то; бессвязно стонет в навязанной дрёме та. Сокол ей помочь не может. Сокол себе помочь не может. Обещала же, что вытащит их, но… не может.
[indent] Что происходит дальше Сокол не понимает. Просто вдруг становится очень больно.
[indent] Что-то непонятное, сильное, неумолимое исходит от рук Кошки, и Сокол горит — медленно; невидимое пламя распространяется по броне, жжёт, плавит очертания. Сокол захлёбывается собственным криком, от него закладывает уши — и Голос больше не слышен, и бояться его не надо. Потому что боль реальнее, боль занимает всё внимание, от боли Сокол сама проваливается в серое ничто, падает на колени, жалко хватается за плечи той, что пытается прийти в себя… и приходит.
[indent] Под протестующий визг Голоса Сокол заглядывает той в глаза.
[indent] И перестаёт существовать.
[indent]
[indent] Амари приходит в себя резко, судорожно оглядывается — место странное, неприятное, сплошь серое, и не понятно, где пол, где стены, где потолок. Место будто вне времени. Вне пространства. Но под ногами у неё горстка пепла. И нечеловеческий визг оглушает — кто вообще может так кричать? Боль накатывает волной. Фария сгорает заживо несколько томительно долгих мгновений-минут-часов — она не может сказать точно — а потом неожиданно серое место идёт трещинами, раскалывается на части. Она непроизвольно зажмуривается и закрывает лицо руками.
[indent] И когда Амари открывает глаза в следующий раз, она видит перед собой… небо. Голубое, яркое очень, с перистыми облаками и безобразно ярким солнцем. Оно слепит; Фарра рассеянно смаргивает слёзы и надрывно кашляет, попытавшись сделать вдох. Болит развороченная снарядом спина. В глотке противный вкус солёной воды — она падала в океан, верно? И где она теперь?
[indent] Надо бы сесть, осмотреться, но Амари не может пошевелиться; ей и дышится-то с трудом. Где-то над её лицом мелькает тень. Фария чуть отклоняет голову, цепляет взглядом знакомый чёрный костюм.
[indent] — Эй… — слабо и сипло тянет она, надеясь привлечь внимание Чёрного кота. — Как ты меня… вытащил?
[indent] Кот оборачивается. У Амари плывёт перед глазами, и она не сразу понимает, что что-то не так. Чёрный костюм, ушки эти характерные — похоже на правду, но Чёрный кот, которого она помнит, казался ей более внушительным, высоким. Фигура в костюме похожа на женскую.
[indent] — Кто ты?.. — Фарра задыхается; говорить тяжёло и больно, но нужно. — Мм… мне нужна помощь. Ты можешь?..
[indent] Очертания не-Чёрного-кота совсем плывут. Кровь из раны сочится на плоскую крышу: Амари чувствует, как начинает терять сознание. Пытается сжать пальцы, но сил не хватает даже на это. Если бы рядом была Циглер, всё было бы хорошо. Но интуитивно Фария понимает, что Циглер нет. Где она? Где доктор? Где, в конце концов, МакКри? Ведь он был не бросил её умирать в одиночестве, верно?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GAME.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

+1

9

Кошка уже на пределе. Кошке тоже страшно. Кошка хоть не чувствует чужой физической боли, чувствует боль душевную - такую, что, сколько бы лет ни прошло, никогда не исчезнет - и потому прекрасно понимает, что та испытывает, но пальцев своих, с которых срывается сила Катаклизма, разрушающая броню, не разжимает и из объятий бедолагу не выпускает до тех пор, пока та не успокаивается, прекращая биться в судорогах и безуспешно пытаться вырваться.
И лишь тогда Кошка делает облегченный вздох, опускает Сокол на более-менее ровную поверхность крыши и садится рядом на колени, разглядывая, как изменяется костюм, приобретает, вестимо, свой прежний облик, а вместе с ним в относительную норму приходит и его обладательница. Относительную, потому что состояние её не самое лучшее - хорошо её таки потрепала, да и до этого, вероятно, столкнулась с чем-то серьезным.

Вслушивается в чужой голос, улавливает его интонации и понимает, что поставленный перед ней вопрос совершенно искренен, что девушка (или молодая женщина) не помнит, что случилось несколько секунд назад. "Да, демоны хорошо поработали, комару негде и носа подточить. Однако мчаться на поиски виновника случившегося нельзя - не имею права оставить её здесь, без ответов и помощи". Потому внимательно осматривает её с головы до ног еще раз и, замечая краем глаза, как на крыше появляется еще один персонаж - Горилла, которому доверяет, как самой себе, не рассказывая ему, правда, абсолютно всех секретов в целях безопасности, начинает спешно искать застежки костюма.
- Меня зовут Натали, - говорит спокойно, однако проскальзывают интонации, выдающие её волнение с потрохами. - И я могу.

Горилла оказывается рядом вовремя и быстро находит то, с чем женщина могла очень долго провозиться, теряя драгоценное время, расстегивает костюм, вытаскивает из него пострадавшую и находящуюся, возможно, на грани жизни и смерти его владелицу, а затем передает её "бессердечной", сам же забирая костюм и выдвигаясь в сторону подъехавшей и стоявшей теперь внизу машины. Он знал, что делал - он работал долгое время в горячих точках, лечил военных, потому, хоть и удивился столь странному стечению обстоятельств, не растерялся и принялся за то, что он умеет лучше всего. Оставалось ему только довериться.
- Потерпи немного, пожалуйста, - осторожно помогает ей подняться на ноги, подставляет своё плечо, придерживая на всякий случай другой рукой, чтобы не упала по дороге до машины, а там уже быстро доберутся до дома Натали - или же до больницы, в которой работал после не совсем гибели Адриана. Понимает, что нужно делать всё быстро, однако причинить еще больше болезненных ощущений женщине. - Как тебя зовут?
Старается попутно как-то отвлечь женщину разговором, но не покидает ощущение, что за ними кто-то следит. Может, тот, из-за кого и случилось то, что случилось, тот, кто скопировал весьма своеобразно талисман Мотылька и теперь использовал его в своих корыстных целях во имя геенны огненной. Может, кто-то другой из демонической братии. Сейчас это не имеет особого значения. Гораздо важнее разобраться с Сокол (или уже не Сокол?) и оказать ей первую медицинскую помощь, а там уже будет смотреть по ситуации.

Потому что времени слишком мало.

<..>

Брюнетка тихо, практически бесшумно закрывает за собой дверь, когда заходит в комнату, где теперь видела десятый сон гостья из будущего - почему-то другого определения для этой странной женщины, её ровесницы, что управляла мастерски костюмом железным своим и являлась достаточно грозным противником, что отрицать было бы очень глупо, и садится на стул, расположенный с левой стороны от кровати. Боится нарушить чужой покой, однако должна же она присмотреть за тем, чтобы с той, за кого теперь ответственность чувствует, всё было хорошо, чтобы не было никаких осложнений. Чтобы быть рядом в нужную минуту.
Нет, конечно, доверяет Горилле и его товарищам, не сомневается в их профессионализме и положительных прогнозах - говорят, что пациентка быстро идет на поправку и через два-три дня будет на ногах стоять, выглядеть будет, как огурчик. Но всё же самой убедиться в том, что всё в порядке, просто обязана. Потому и зашла в помещение - с разрешения врачей, понятное дело...

Долго ждать момента, когда лежавшая на кровати придет в себя, не пришлось. Даже пришлось немного придержать её от того, чтобы перешла в сидячее положение.
- Осторожнее, вестибулярный аппарат еще не восстановился до конца, так что лучше немного полежать, - укладывает её обратно, после чего, тяжело вздохнув, садится обратно на своё место и слегка наклоняет голову свою набок, не спуская глаз с новой знакомой. - Как ты? Как самочувствие? Ничего не болит?.. - во взгляде читается обеспокоенность, а пальцы сжимаются и разжимаются на нервной почве. Нервная система скоро будет ни к черту, удивительно, что до сих пор держится молодцом. - Врачи говорят, что ты достаточно быстро приходишь в норму, так что, наверное, сегодня уже выпишут из больницы. Будешь под моим присмотром, - уголки губ чуть-чуть приподнимаются, и в результате на лице появляется слабая улыбка, - И мы толком даже не познакомились. Меня зовут Натали Санкёр, а тебя?

+2

10

[indent] «Натали». Что-то в этом имени кажется Фарии неправильным, но мысли в голове путаются, и поймать нужную она не успевает. Тупая ноющая боль в спине отвлекает большую часть внимания на себя; жжёт открытую рану топливо. Амари старается даже почти не дышать, никак лишний раз не шевелиться. На крыше появляется ещё кто-то: боковым зрением она замечает размытую фигуру. Терять сознание нельзя, не сейчас. Фарра, сцепив зубы от боли, терпеливо позволяет Чёрному коту и кому-то ещё — его помощнику? кто это? — разобраться с заклёпками брони. Она не сдерживает стона, когда нагрудник Raptora разъединяется с боковинами, когда плывущие перед глазами силуэты спешно, и потому не особенно аккуратно, сдирают наручи и пластины на бёдрах и ногах. Чёрный облегающий комбинезон под бронёй давно уже пропитался кровью, топливом и солёной водой. Фарии кажется, она её чувствует на губах.
[indent] «Натали»… Чтобы совсем не потеряться сейчас, нужно думать. Цепляться за реальность, за что угодно: боль, отчаяние, какие-то воспоминания. «Натали»? Точно. Амари понимает, когда Чёрный кот с силой поднимает её на ноги, поставляет плечо и медленно ведёт куда-то к лестнице с крыши. Женское имя. И не Чёрный кот, а Чёрная кошка. Это совершенно точно не мужское плечо. И голос. Это не тот Чёрный кот, который отказывался стать частью Overwatch, но периодически содействовал отряду на территории Франции. Это кто-то другой.
[indent] В машине Фария почти отключается, но на какой-то голой силе воли тянет вплоть до больницы. И только почувствовав на своей шее уверенную руку — пульс прощупывают, не верят, что она жива? — позволяет себе провалиться в забытье.
[indent] Сон её спокоен. В этот раз — спокоен.

[indent] Она в комнате не одна.
[indent] Осознание этого факта выбивает Амари из какой-то сладкой полудрёмы. Она вроде бы уже просыпалась, но, видимо, снова склонило в сон? На больничной койке она пытается подняться почти непроизвольно, слишком поздно вспоминая наставления доктора Циглер; женщина, которая настойчиво укладывает её обратно, потому почти не встречает сопротивления. Фария расфокусированно скользит взглядом по её лицу. Не доктор, нет. Лицо симпатичное. На вид — ровесница или вроде того. Ассоциация в памяти всплывает сама собой, но незнакомка подтверждает её предположение, сама того не ведая.
[indent] — Натали?.. — подозрительно уточняет Амари вместо ответа, смотрит на женщину оценивающе, голос понижает почти до шёпота: — Чёрная кошка?
[indent] Пауза. Фарра тяжело ведёт шеей по подушке — затекла. Решает дать собеседнице возможность обдумать свой ответ. Не то чтобы он был нужен: это, конечно же, Кошка. Голос Амари помнит плохо, но помнит.
[indent] — Меня зовут Фария Амари. Жить буду, и… тебе о чём-нибудь говорит название «Overwtach»? — глаза в глаза получается скорее непроизвольно; она так и так особо по лицам не читает, не умеет. Но интуиция подсказывает ей, что нет.
[indent] Амари уже просыпалась. Лежала, не шевелясь, чтобы ненароком не сделать хуже. Вслушивалась в звуки, доносящиеся из приоткрытого окна. Вдыхала запахи, в том числе очень явный — бензина. Во Франции воздух считался едва ли не самым чистым. Но, более того, никаким логичным и объяснимым образом, оказаться в этой стране она не могла. Так что же произошло?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2H9py.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

Отредактировано Fareeha Amari (Чт, 14 Июн 2018 15:46:12)

+1

11

Слегка наклонив голову набок, женщина не спускаает глаз со своей подопечной - если можно так сказать, конечно. Хоть и является её ровесницей, но всё равно чувствует груз ответственности за то, что будет с ней дальше. Почему-то возникает в голове ассоциация с брошенной на произвол судьбы птицей - не хищной, нет, хотя называла её Соколом во время первой встречи, не самой приятной, но всё же. С птицей, которую использовали в своих целях, а затем повыдергивали перышки да сломали крыло одно, чтобы никогда в небо больше не поднялась.
Но она не сдается, она хочет жить. Это не столько видно, сколько ощущается на интуитивном уровне - внешний вид её не самый лучший, отрицать это бессмысленно.

И это желание жить вызывает искреннее уважение.

- Да, это я, - медленно кивает головой, как бы подтверждая чужие слова. Знает точно, что их разговор работники больницы не подслушают - давний знакомый её, тот, кто всегда оставался в тени, но обладал талантом спасать чужие жизни не только в прямом, но и в переносном смысле, не позволит подобному случится. А демоны ничего нового из этой завязавшейся беседы не узнают. Разве что еще раз убедятся в том, что Кошка взяла гостью из времени другого под свою защиту до тех пор, пока не поможет найти путь домой - вряд ли та захочет остаться здесь навсегда, там, откуда она пришла, наверняка осталась семья, друзья и просто люди, которых любит всем своим сердцем и которых оставить не может.

"Фария..." Имя красивое. Необычное. Иноземное. Все эти три характеристики были абсолютно точны. Хотела бы попробовать это имя на вкус, но пока не решается, сама не до конца осознавая, почему. Кажется ей просто, что сейчас не стоит, сейчас не самый подходящий для этого момент. И потому ненадолго она погружается в свои размышления, из которых возвращается в реальность, услышав новый вопрос, на какие-то доли секунды поставивший её в ступор.

"Overwatch".

Душа откликается на это название трепетно, словно услышала что-то родное, до боли знакомое. Радостно. Но разум весьма доброжелательно напоминает, что ни с чем подобным не сталкивалась. Такой организации - скорее всего, именно организацию и подразумевала под этим словом Амари, хотя кто ж её знает - просто не существует. Или пока с ней еще не познакомилась, однако это мало вероятно. Потому в ответ лишь пожимает плечами.
- Нет, я подобного названия не слышала... - несколько виновато смотрит на брюнетку, поправляя попутно свою алую прядь, а затем осторожно, словно боясь спугнуть, нарушить покой чужой, пусть покой на самом деле таким, как они, только в снах доступен и то не всегда, спрашивает, - Ты из будущего, да?.. У нас на дворе весна 2018 года.

+2

12

[indent]  Фария ждёт ответ Чёрной кошки, затаив дыхание. Медленнее, и это подтверждают приборы у её постели, бьётся сердце. Чуть-чуть кружит голову. От ответа Натали зависит слишком многое. Наверное, она это понимает. Или нет? Неважно. Важно, что до того, как слова оказываются произнесены, у Амари остаётся призрачный шанс на то, что она ошиблась. Что, даже будь это Франция, всё остальное она себе придумала. Показалось, что в больницу её везли на машине с колёсами. Показалось, что пахнет выхлопными газами. Показалось, придумалось в бреду… что угодно.
[indent] Но Натали говорит, что название ей не знакомо. И что-то внутри у Фарры обрывается.
[indent] — 2018?.. — тупо переспрашивает она сипло, ладонями закрывая лицо, с силой сжимая голову.
[indent] Дышит. Глубоко и медленно, не позволяя себе потерять контроль над эмоциями, которых на фоне всего произошедшего и теперь известного — с лихвой. Не до истерик сейчас. Сорваться — значит проиграть. Нельзя. Фария себе позволить не может. Нужно успокоиться и найти этому логическое обоснование. «Пропасть в шестьдесят лет, блядь, это вообще возможно обосновать хоть как-то?!» Она трёт глаза почти зло. Тело отзывается на любые движения ноющей болью. Медицина этого времени, что с неё взять…
[indent] — 2078. Я из 2078, — говорит Амари чётко, злобно — она не злится на Кошку, конечно нет, но с голосом совладать не может почему-то от слова совсем. — Как… Как это вообще могло произойти?
[indent] Хочется вскочить на ноги, вылететь за дверь палаты, покинуть больницу, чтобы посмотреть на улицу, чтобы окончательно убедиться: это не шутка. Подставить голову под ледяную воду. Выкурить пару сигарет, запить всё это чем-нибудь, лучше бы алкогольным. Нужно время, чтобы осознать сказанное. У Фарии Амари, коммандера Overwatch в мире, который завис на пороге очередной войны, нет этого времени. У неё вообще времени нет. Слишком многое стоит на кону там, у неё дома.
[indent] — Чёрный кот. Я знаю Чёрного кота из своего времени, — она отняла ладони от лица и снова посмотрела на Натали, во взгляде мешался испуг вперемешку с решительностью. — Я примерно знаю, что ваши способности и костюмы — это некая сила, которую невозможно объяснить с точки зрения науки. Тем не менее, я видела её в действии. Эта сила… она может быть причиной того, что я сейчас нахожусь здесь? Если да, может ли она помочь мне вернуться домой?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2H9py.png[/AVA][SGN]× × ×[/SGN]

+2

13

Санкёр в определенный момент становится страшно. И до этого было страшно за свою новую знакомую - значение её настоящего имени не знает, к превеликому сожалению, но прозвище Сокол ей подходит идеально, очень точно передает её суть, даже если знакома с ней очень непродолжительный промежуток времени. Но сейчас становилось страшнее. Потому что, судя по реакции, Амари может просто-напросто совершить какую-нибудь роковую глупость.

Для неё сказанное ранее - самый настоящий шок. Оказаться в прошлом, переместиться на шестьдесят лет назад, оказаться в другой стране, в другом времени, где никого не знаешь, где всё незнакомо и не совсем понятно, да еще и не ясно, сможешь ли вернуться в родное время - это воистину ужасно. Это не одиночество, оно страшнее, но очень близко.
Кошка уже попадала в подобные передряги, хотя успешно из них возвращалась, потому прекрасно понимала, что в данный момент испытывала новая знакомая. Однако не факт, что ей так же повезет... И в этом вся проблема.
А еще было бы просто замечательно понять, каким образом её перекинуло вот так вот в прошлое. Хотя ответ напрашивается сам по себе - демоны, черт бы их уже побрал и забрал в Ад обратно, но не захотел, теперь разгребают последствия. Но на сто процентов быть уверенной не может - сталкивалась и не с такими сверхъестественными вещами.

- Я не понимаю. Но ты в 2018 году, это факт, - старается произнести как можно спокойнее - только ей не хватало сейчас начать терять самообладание и показать другому человеку свою слабость, на что права никакого не имеет, хотя нет, имеет, но сейчас воспользоваться им не может - однако не может. Она должна сохранять спокойствие и непоколебимость, должна присмотреть за гостьей из будущего, должна защитить город и вычислить демонюгу, что преподнес чудесным - хранителям Камней Чудес - такой "приятный подарочек". - Как вариант. Сила моего талисмана - хаос, разрушения и уничтожение, но, по логике вещей, должен существовать и талисман, чей обладатель может управлять временем, останется только его найти в таком случае. Второй вариант - демоны. Может, это звучит как бред сумасшедшего, но всё же с демонами у нас сейчас не самые лучшие отношения, - "И это очень мягко сказано", - Так что, вполне вероятно, что кто-то из демонов и переместил тебя во времени. Причем ко второму варианту в силу определенных причин я склоняюсь больше... В любом случае, ты должна прийти в себя после случившегося. Тебе нужно набраться сил - они тебе еще необходимы будут. На мою помощь - да и на помощь со стороны других хранителей талисманов - ты можешь рассчитывать.

+1

14

[indent] Дышать. Фария говорит себе дышать, запрещает панику, запрещает вскакивать, чтобы случайно не потревожить и без того саднящие раны. Она где-то в шаге от того, чтобы упасть в истерику, но сказывается военная подготовка; сказывается характер. «Выхода нет только из гроба», и как бы тривиально это не звучало сейчас, Амари хватается за идею руками и зубами, потому что только это может её удержать. Она с этим всем справится. Всё хорошо.
[indent] — 2018 год. Не думаю, что на фоне этого что-то ещё может показаться сумасшествием, — смеется она, но это слишком явно нервное, и вместо того, чтобы сразу вернуться к серьёзному тону, Фарра смеяться продолжает, а потом прячет лицо в ладонях. Накатило просто, глаза запотели. А Амари не плачут, слишком гордые.
[indent] Шестьдесят грёбаных лет.
[indent] Фария душит в себе порыв вскочить и что-нибудь свалить, разбить, куда-то выместить то бешеное смятение, которое в ней поселилось после слов Чёрной кошки. Демоны? Это имеет смысл, как бы абсурдно не звучала эта теория.
[indent] — Я падала, — глухо рассказывает она, не уверенная, что эта информация может что-то дать новой знакомой, но тем не менее. — В меня попали, костюм отказал. Я падала в море и не смогла выплыть, по видимому. Что не объясняет, как я могла оказаться здесь, в Париже, в шестидесяти годах от своей жизни. Хорошо, что мне не нужно спрашивать, веришь ли ты в мою историю. Сложно не верить, когда сама обладаешь способностями за гранью понимания, верно?
[indent] Хмыкнув, Амари медленно приподнимается на койке, жестом остановив возражения Натали.
[indent] — Не нужно, я знаю свои возможности. И не имею никакого желания задерживаться в больнице. Просто не могу воспринимать информацию лёжа, — она пожимает плечами. — Хорошо. 2018 год. Допустим. И ты — Чёрная кошка. Значит, это звание переходящее, верно? Талисманы… Демоны. Чёрт возьми, от этого, если честно, едет крыша.
[indent] Женщина распрямляет спину, делает глубокий вдох, до отказа в лёгких, игнорируя боль в ранах. Ей нужно подумать. Систематизировать информацию, выработать план действий. Нельзя сразу сдаваться и опускать руки. Приоритетная задача — найти путь домой. Каким бы абсурдным не был способ. Фария считала себя скептиком долгие годы, но наличие таких людей, как Чёрный кот в её времени просто не могло не заставить её… расширить взгляды.
[indent] — Все проблемы надо решать по мере их поступления, — бубнит она себе под нос рассудительно, а после поднимает голову и смотрит на Натали. — Начнём с простого. Больница. Здесь должны были спросить документы, но даже если бы они у меня были — в смысле, при себе — кажется, в 2018 ещё не использовали ID-карты? Как долго я могу здесь оставаться прежде чем мной заинтересуются ваши стражи правопорядка? Есть идеи, куда я могу пойти после? Может, заброшенное здание или вроде того?
[indent] Ей приходилось уже выживать когда-то давно, во времена службы, и перспектива остаться без ничего пугала не так сильно, как перспектива застрять в мире прошлого на всю жизнь.

+1

15

Натали не особо умеет успокаивать людей, кто бы что ни говорил. Она имеет представление о том, что такое отчаяние - знает это по себе. Но борьба с отчаянием у каждого своя, так что любое сказанное слово может иметь не самые благоприятные последствия для всех - и для того, кто отчаялся и жаждет в глубине души помощи, и для того, кто просто хотел помочь этому человеку. И пусть поведение новой знакомой было похоже на то, что она сама делала в минуты отчаяния и полной растерянности, когда в голове всё мешается и не желает складываться в единую картинку, не предпринимала какие-либо шаги касательно успокоения лежавшей на кровати и более-менее пришедшей в себя после всего случившегося - боялась навредить.
Это, конечно, очень глупо - бояться, потому что лучше, правильнее будет хотя бы попробовать помочь, но иногда страх оказывается сильнее.
А еще оказывается, что люди, с которыми столкнулся буквально несколько часов назад, тоже обладают своеобразной военной закалкой - по-другому объяснить то, как быстро темноволосая сумела взять себя в руки и начала делать какие-то попытки разобраться в происходящем, не могла.

Кивает головой, после чего всё-таки не удерживается от того, чтобы добавить:
- Это да. Особенно когда всё то, что находится за гранью понимания, сваливается на голову в самый неожиданный момент, - хотела было задать вопрос о том, слышала ли она чей-то голос, когда упала в море, или перед потерей сознания видела кого-то, но не стала. Не стоит в данный момент сразу закидывать человека, переместившегося в прошлое не по своей воле - в этом сомнений не возникало - и теперь пытавшегося придумать, как вернуться в своё время, дабы продолжить делать то, что должен, вопросами. Пока стоит просто отвечать на чужие вопросы - это будет лучший способ помочь.
Хотя небольшое лирическое отступление, которое себе позволила, возможно, было не совсем уместным... Но ведь это действительно было так. Если бы кто пару лет назад сказал ей, что будет бегать по крышам города и бороться со злодеями, прямо как герои всевозможных комиксов, будоражащих богатое детское воображение, мысленно обозвала бы этого кого-то сумасшедшим и идиотом.

Видя, как Амари медленно, но верно переходит в сидячее положение, вот-вот встает со стула, дабы вернуть обратно, однако, замечая жест, мол, всё в порядке, не надо беспокоиться, села обратно и сложила руки перед собой в замок, волею-неволею сжимая и разжимая пальцы - нервная система идет коту под хвост со всеми этими приключениями, ибо практически каждую секунду в голове прокручивается мысль: "Если хочешь лучшего, будь готова к худшему", - как следствие, нормальной возможности хоть немного расслабиться, считай, и нет вовсе.
- Да, верно, - старается сохранить внешнее спокойствие, так как атмосфера накаливается так, что не дай боже, только вот это слабо удается: в голосе слышны интонации, дающие понять, что тоже испытывает растерянность и не знает толком, что делать дальше, - Понимаю. Когда впервые со всем этим... Сверхъестественным столкнулась, испытывала то же самое.
- Но ты достаточно неплохо с этим справилась, дорогуша~, - зеленоглазое создание, похожее на небольшого кота, материализовалось рядом с пациенткой словно из ниоткуда и осмотрело её с головы до ног, а затем мягко приземлилось ей на голову с таким видом, словно там его законное место для отдыха и наблюдения за всем происходящим, - И да, меня зовут Плагг, хотя периодически милая Натали называет меня "редкостным засранцем".
- Потому что кое-кто есть очень много камамбера, и его запах из моего дома просто не выветривается, - усмехнулась в ответ на высказывание квами, а затем, улыбаясь добродушно, погладила его по голове, отчего котяра тоже заулыбался, прикрыв глаза.

Однако проблемы надо таки решать, в этом Фария была права. И решать как можно скорее.
- ID-карты еще не применяются, у нас пока всё пациенты забиваются в электронную базу данных... По правилам в больнице пациенты, если они идут на поправку, могут находиться не более трех дней, после чего их выписывают и ставят соответствующую отметку в документах. Однако тебя намерены выписать сегодня в связи с более-менее стабильным физическим состоянием. Поскольку у тебя документов нет, мой друг сказал врачам, что ты - моя знакомая из другого государства, однако потеряла все документы, и мы будем их в ближайшее время восстанавливать - проблему с документами мы сможем решить в случае, если не сможем отыскать способ отправить обратно, - делает небольшую паузу, после чего продолжает, - Куда пойти после... Можешь поселиться в моем доме. Либо могу договориться с кем-либо из своих коллег по геройской деятельности, чтобы пожила у кого-либо из них - так, по крайней мере, сможем обеспечить твою безопасность, если предположение с демонами оправдается и они придут тебя забрать - такое вполне возможно, уже с нашими происходило несколько раз, правда, зачем тебя могут забрать, не знаю. Что касается заброшенных зданий, их в Париже достаточно, однако хранители правопорядка любят устраивать там проверки на наличие бездомных и прочих ненадежных личностей, так что этот вариант рискованный.

+1


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » somebody that i used to know