crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » слёзы ангелов.


слёзы ангелов.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[NIC]Rose Tyler[/NIC] [STA]это история о том, как я умерла.[/STA]
слёзы ангелов.
the tenth doctor // повелитель времени; rose tyler // путешественница сквозь время и пространство.

http://sg.uploads.ru/t/s2L3V.gif

http://s9.uploads.ru/t/hg2Zr.gif

http://s4.uploads.ru/t/kg2x9.gif

«

планета ксоракс, 3021 год  от рождества христова по земному исчислению.
настанет время, когда заплачут статуи, вышедшие на тропу войны. и только доктор сможет остановить их, попутно спасая от гибели целую нацию.

»

Отредактировано Chloe Price (Сб, 28 Апр 2018 20:01:38)

+2

2

Это было чудесное, не предвещающее беды приключение, которое мы с Розой Тайлер заслужили. Во всяком случае, так считала Роза. Меня бывало упрекали в том, что я не показываю "чего-нибудь действительно классное". И что же под "классным" может подразумевать девушка двадцати лет, я не имел и представления. Но я делал вид, что имею, поэтому за последние дня три мы побывали как минимум в семи местах. Признаюсь, я пытался впечатлить свою спутницу, возможно безрезультатно, хотя каждый раз, как двери ТАРДИС открывались, я ловил на себе восторженный взгляд Розы, полный восхищения. Она протягивала мне руку и улыбалась, не забыв напомнить о том, как она любит со мной путешествовать. А затем мы просто пытались не попасть в неприятности, чтобы благополучно вернуться в ТАРДИС и отправиться в какое-нибудь новое приключение. Безусловно, порой наши планы рушились и нам приходилось задерживаться более, чем мы планировали первоначально, но это всегда лишь раззадоривало очаровательную мисс Тайлер. Даже если причины отсрочки были и не всегда приятными.
Так, в этот раз я решил показать ей планету с самыми прекрасными песчаными пляжами во вселенной, где морская вода чистейшая и прозрачнейшая, с легким лиловым оттенком, а если попробовать ее на вкус, бьюсь об заклад, вы подумаете о сахарной вате! Песок же там мягкий, совсем не колючий, насыщенного бирюзового цвета. Когда я поведал Розе об этом месте, она мне не поверила, а теперь сама удивляется, как она могла мечтать об отпуске на Лазурном береге, когда в природе существует такая красота?
Пока здесь не очень людно, планету еще не успели превратить в курорт класса "люкс", — рассказываю я своей спутнице тоном местного экскурсовода, провожающего туристов по достопримечательностям, — но некоторые части пляжа все же закрыли для особых гостей.
Мы как раз подошли к такой зоне, охранявшейся не хуже, чем какой-нибудь военный объект на Земле. Хотя даже туда попасть не составило бы труда, в отличии от этого райского уголка для избранных. Здесь стоит не просто стена — защитное поле. Чтобы попасть в его пределы, тебе нужно быть либо бесстыдно богатым, либо до безобразия красивым, либо по-настоящему знаменитым. Ну, или иметь при себе психобумагу, тоже неплохой вариант, когда предыдущие три не подходят. С видом очень важных персон мы с Розой Тайлер подходим к суровым охранникам, вооруженным лазерными бластерами. Неудивительно, что при всей нашей уверенности в себе, парни нас остановили, затребовав пригласительные талоны.
Оу, конечно, — невозмутимо отвечаю я, а затем достаю из внутреннего кармана своего пиджака психобумагу и выставляю ее на обозрение этих оболтусов.
Здесь написано "Ксоракс, 3021", — охранник хмурится, затем поднимает глаза на нас с Розой, — что это означает?
Похоже, это сообщение. Я сам взглянул на бумагу и увидел, как под текстом проявляются и координаты. В таком замешательстве я еще никогда не был. Надо же, в какой неподходящий момент пришло это несчастное сообщение! Теперь нам придется узнать, каково это, удирать от стреляющего по тебе солдата из лазерного оружия. Фактически, мы почувствуем себя персонажами "Звездных войн". Но охранники поступают подозрительно гуманно и просто прогоняют нас прочь.
Мы обязательно вернемся сюда в скором времени и посетим закрытую вечеринку, — обещаю я Розе, когда мы возвращаемся к ТАРДИС обратным путем, — а сейчас, кажется, нас ждут на Ксораксе.
Надеюсь, она не слишком разочарована, потому что я уверен, что ничего подобного на этом самом Ксораксе она не увидит. Что это вообще за планета такая, Ксоракс? Я, кажется, впервые о ней слышу. Или я раньше о ней слышал, но слишком давно, чтобы до сих пор об этом помнить. И если я даже не уверен, что знаком с этой планетой, что на ней кому-то нужно от меня?
Во время полета в архивах ТАРДИС мы нашли информацию о Ксораксе, довольно скудную, но проливающую хоть какой-то свет на отправителя послания. Мы узнали о том, что на этой планете все еще поддерживается монархическая форма правления, что довольно старомодно для заданного временного отрезка. Впрочем, исключительно формально, в Великобритании тоже есть монарх, что не мешает заведовать всеми государственными делами парламенту. Либо эти ксораксианцы такие отсталые и никогда не слышали о демократии и свободе слова, либо они просто консерваторы, как их британские коллеги. Что, впрочем, не означает, что и вторые не отстают от естественной эволюции.
ТАРДИС остановилась, и мы осторожно переглянулись: вот оно. Я решил еще раз сверить координаты с теми, что были указаны в психобумаге, и не ошибся — мы точно на месте в то самое время. И опять, открывая двери ТАРДИС и встречая дивный новый мир, Роза Тайлер без слов дает мне понять, как она счастлива оказаться здесь и сейчас со мной, хоть я и испортил ей прекрасный тюлений отдых на бирюзовых песочных берегах лилового моря. К сожалению, пейзажи Ксоракса нас совсем не впечатляют. Скудная, по большей части пустынная местность с гибнущей растительностью. Вы бы никогда не подумали, что здесь кто-то обитает, если бы не заметили, что приземлились в самом центре территории, окруженной стеклянным кольцом, у небольшого кирпичного строения. Зачем кому-то обкладывать территорию вокруг своего жилища стеклом — это большой вопрос. Судя по тому, как через него отражаются солнечные лучи, по ту сторону эти стекла зеркальные, а это значит, что кто-то с их помощью может добывать солнечную энергию.
С предыдущим местом не идет ни в какое сравнение, — говорю я Розе, прекрасно понимая, что сейчас она об этом и думает. — Так давай же поскорее узнаем, что этим ребятам, живущим в стеклянных клетках, от нас нужно, и вернемся обратно? Allons-у!
Очень жаль, что в архиве мы не узнали о том, что ксораксианцы живут отшельниками, а иначе как объяснить тот факт, что зрительно я не наблюдаю на ближайшие метры, возможно даже километры, "соседей" того счастливчика, на чьей территории ТАРДИС материализовалась? Я обязательно сам внесу все необходимые правки, когда миссия будет завершена, чтобы, когда окажусь здесь в следующий раз, не забыть прихватить с собой солнцезащитный крем. Наверняка оно так сильно палит из-за зеркального "забора" вокруг. И как ксораксианцы могут терпеть такую жару? Больше всего на свете я бы хотел сейчас оказаться в каком-нибудь темном и холодном месте, куда не проникают солнечные лучи.

Отредактировано The Tenth Doctor (Пн, 30 Апр 2018 05:01:14)

+2

3

[NIC]Rose Tyler[/NIC]
Я забыла, что это такое — считать дни, смотреть на часы, бояться куда-то опоздать. Когда у твоего самого близкого человека в мире есть своя машина времени, ты просто перестаёшь думать о таких мелочах, потому что знаешь, что везде успеешь. Конечно, справедливости ради стоит отметить, что Доктор часто промахивается, попадая не в тот год, не в тот город и даже не на ту планету, но это сущие пустяки. Я никогда никуда не тороплюсь. Моя жизнь полностью принадлежит тайм лорду, она подчиняется нашим приключениям и опасностям.
Например, сегодняшнее приключение — лазурное море у бирюзовых песчаных берегов. Доктор говорит, что планету пока не превратили в курорт люксового класса, но меня это мало волнует. В конце концов, какая разница, насколько высока престижность планеты, если на ней попросту красиво? Я с восхищением смотрю по сторонам и совсем не вижу того, что под ногами. От неминуемых падений меня то и дело спасает рука галлифрейца, крепко сжимающая мою.
Ты уверен, что нас пропустят? — Когда мы идём к вооружённым охранникам, стерегущим проход в VIP-зону, я невольно сомневаюсь, хотя всем своим видом скрываю это. — В жизни не видела, чтобы вокруг какого-то пляжа выставляли столько охраны. Там что, песок из золотой пыли?
Вопрос риторический и не требует ответа. Я далеко не первый день путешествую сквозь пространство и время, чтобы разучиться удивляться причудам разных народов. У каждой расы, у каждого вида есть собственные заморочки, сокрытием которых они себя зачастую не утруждают. Видимо, на планете, славящейся лазурным морем и удивительным бирюзовым берегом, правительство посчитало нужным охранять пляж так, будто там, по меньшей мере, хоронится всё достояние населения. Их право.
Здесь написано Ксоракс, 3021. — Обычно те, кому показывают психобумагу, сразу расплываются в почтительных улыбках и пропускают гостей, но не в этот раз. Вместо ожидаемого приветствия сторож хмурится, давая понять, что его не проведёшь никакими шутками и уловками.
Я тяну Доктора за руку, взглядом показывая на бластеры, наверняка заряженные не морской водой и даже не тёплыми солнечными лучами, а чем-то серьёзным и смертоносным. Мужчина обещает, что мы вернёмся сюда скоро, нужно только разрешить проблемы на Ксораксе. Солдаты торопят нас, прося убраться поскорее, пока они не передумали и не проводили нарушителей в один из отделов межгалактической полиции, с которой недавно был заключён договор и которая всеми силами оберегает будущий курорт для самых привилегированных созданий галактики.
Не очень-то и хотелось, правда. — Я говорю с улыбкой, чтобы приободрить Доктора. Мы заходим в ТАРДИС, и я тут же снимаю ветровку, вешая её на поручень. — Найдём что-нибудь получше, где нам никто не будет докучать дурацким наблюдением. Не завидую я тем, кому предстоит купаться под охраной. Как в клетке.
Я почти не врала. С одной стороны, несомненно, это здорово — побывать на бирюзовом пляже и понежиться на лазурных волнах, но с другой, постоянно знать, что за тобой наблюдают вооружённые солдаты… сомнительное удовольствие. Ложка дёгтя, портящая всю волшебную бочку мёда.
Пока Доктор пробивает информацию о Ксораксе, я бесцельно слоняюсь по главной комнате, обхожу кругом консоль, не трогая никакие рычажки и кнопки. Меня мало интересуют факты, это тайм лорд их обожает. Я же предпочитаю историю изучать глазами. Слова редко задерживаются надолго в моей голове, чтобы что-то запомнить, я должна это увидеть. И, к счастью, случаи поглазеть всегда предоставляются.
Может, они принцы-Нарциссы? — Предполагаю я, щурясь от палящего солнца. — Им нужны зеркала, чтобы постоянно любоваться собой. В детстве я читала сказку, в которой один юноша не мог насмотреться на себя, поэтому большую часть жизни проводил у водной глади. Зеркал тогда ещё не придумали.
Разглядывая окрестности, я понемногу проникаюсь жалостью к местным. Мало того, что они, бедные, живут в такой жаре, в окружении зеркал, так ещё и природа у них убогая, будто кто-то морит её нарочно. Одинокие деревца с синими стволами и такими же синими листьями испещрены тёмно-красным прожилками, которые неумолимо сохнут от зноя. Вялая трава под ногами напоминает умирающие водоросли, жалобно шуршащие, когда на них наступаешь. Полуразрушенные дома уныло жмутся к земле, обратившейся наполовину горячим пустынным песком. Я непонимающе смотрю на Доктора. Неужели здесь кто-то ещё живёт, вдруг мы всё-таки ошиблись в координатах и прибыли не туда? Прежде чем я успеваю озвучить свои сомнения, почва под нами начинает вибрировать, и скоро в нескольких десятках метрах от нас из-под земли вырастает нечто, похожее формой на медицинскую пилюлю, увеличенную в тысячи раз. Я инстинктивно жмусь поближе к Доктору, однако не бегу. Если тайм лорд стоит, значит, я тоже не должна прятаться. Я не имею права бросать его одного. Я же обещала всегда быть с ним.
Пилюля, разодравшая планету изнутри и вылезшая наружу, всё же выглядит устрашающе. Принятое решение сохранять спокойствие и не рыпаться не мешает мне побаиваться громадину, из которой вдруг выходит приземистый пожилой человек. От землянина он отличается непомерно длинными ушами, похожими на широкие ласты, заботливо покоящиеся на плечах. Хромая, незнакомец направляется к нам, то и дело косясь по сторонам и вздрагивая от любого шороха.
Мы вас так ждали, так ждали, — залебезил он, дойдя, сотрясая в приветствии руку повелителя времени. — Столько запросов отправляли, а ответов не было. Думали, что сгинем здесь. Я так рад… все мы рады, что вы прилетели. Вы гляньте, на этой самой земле был когда-то наш процветающий город, наша столица — Мун. А теперь царствует пустыня. Некому бороться с песками. Некому любоваться каждую ночь на парад десяти лун.
На вас напали? — С сочувствием осведомляюсь я, стыдясь, что испугалась тех, кто наверняка нуждается в помощи.
Нас истребляют, дитя. Выживают. Подниматься на поверхность отныне очень опасно. От населения осталось всего четыреста тридцать два ксораксианца. Среди них господин Эвар и несколько его вельможей. Простой люд пытается что-то сделать, но мало кто возвращался назад после выхода наружу. 
Я закусываю губу, не зная, как утешить старика. Наверняка ему моя болтовня про «всё будет хорошо» не поможет, но я всё-таки бормочу, уверяя, что всякая проблема решаема и нельзя никогда сдаваться и отчаиваться. Он благодарно кивает, хотя видно, что не шибко уповает на светлое будущее. Вещая об обрушившихся на Ксоракс бедах, человечек спохватывается, что не преставился, поясняет, что зовут Ланаэль, а после зовёт нас к своей махине.
— Это лифт, с его помощью мы спустимся вниз, к нашим. — Не без гордости говорит он. — Я сам начертил его план, меня назначали главным смотрителем. Работа, скажу вам, не самая безопасная, но платят хорошо и небо иногда вижу. Боюсь подниматься сюда, — старик обводит взглядом местность, и его глаза увлажняются от подступающих слёз. — Но не могу ничего с собой поделать. Тянет на свежий воздух. Не хочу помереть под землёй. А, чего я болтаю! Идёмте, сами увидите, куда нас загнало судьбой.
Я беру Доктора за руку и вместе с ним двигаюсь следом за Ланаэлем. Должно быть, под землёй, где живёт старик и его друзья, взаправду всё очень плохо, если он, до слёз боясь поверхности, рискует подниматься сюда ради неба.

Отредактировано Chloe Price (Пн, 30 Апр 2018 16:06:42)

+1

4

Предположение Розы, что местные жители очень любят смотреть на себя в зеркало, не могло не вызвать моей улыбки. Только она горазда придумать такую очаровательную чушь, чтобы хоть как-то объяснить наличие стеклянной клетки, усиливающей губительное ультрафиолетовое воздействие солнечных лучей.
— Я бы скорее подумал, что зеркала здесь для сохранения солнечной энергии, но мы оба можем ошибаться, — отвечаю я своей спутнице, крепко взяв ее за руку и смело потянув за собой. Вперед, к приключениям.
Продолжая изучать местный колорит, я все больше убеждаюсь в том, что даже если координаты и были верными, мы оказались где-то не в том месте. Возможно, не в то время. Может, мы опоздали? Прибыли слишком поздно? Очевидно, что здесь я ничем не смогу помочь, фауна планеты гибнет. И, по-моему, местное население очень этому посодействовало. Невольно вспоминаешь Землю и человечество, неумолимо уродующее место, которое подарило им жизнь и предоставило уютный дом. Мы с Розой Тайлер оглядываемся вокруг и не видим ничего, что можно было бы назвать живым. Чтобы убедиться в этом, я решаю пустить в ход звуковую отвертку, просканировав местность на наличие живых организмов. Кто знает, вдруг мы случайно оказались в необитаемой части планеты, как, например, Арктика на Земле? Хотя даже там, при самых суровых климатических условиях, можно обнаружить целый перечень удивительных видов животных, проживающих только в этой местности. Воспользоваться звуковой отверткой я не успеваю, и как только я достаю ее из кармана своего пиджака, земля начинает под нами содрогаться. Блестяще, Доктор! Хорошая новость только в том, что никакого вулкана поблизости нет, а значит, это не может быть сейсмическая активность. Загадка разрешается довольно скоро, потому что источник земной вибрации возникает недалеко от нас.
Обтекаемой формы капсула, по своим габаритам не уступающая вагону метро, если бы он был поставлен вертикально, буквально "вырастает" из земли, являя нам и первого представителя живого мира. Я чувствую напряжение Розы, поэтому сжимаю ее руку чуть крепче, чтобы ей стало спокойнее, когда местный направляется прямиком к нам. У него довольно забавный внешний вид, в целом даже схожий с человеческим, за исключением непомерно выдающихся ушей. Если бы мы с Розой оба не были сейчас в таком замешательстве, я бы что-нибудь пошутил на сей счет, но момент я упустил, и ксораксианец уже подошел достаточно близко, чтобы услышать мое замечание.
О, значит мы все же не напутали с координатами и прибыли именно туда, откуда пришло послание, — я отвечаю на его рукопожатие.
Теперь все понятно, местное население обитает под землей, оттого на поверхности так пустынно. Поселенец с гордостью и горечью рассказывает о блистательном прошлом Ксоракса и Роза интересуется, что случилось. Такое масштабное истребление населения немыслимо! Чтобы от всех ксораксианцев, населяющих целую планету, осталось всего четыреста тридцать два индивида — это же самое настоящее варварство.
Мне очень жаль, — говорю я совершенно искренне, хоть и понимаю, что эти слова ничуть не облегчат страдания целого народа.
Ксораксианец приглашает нас проследовать за ним в нынешнее место обитания его расы, и мы с Розой не смеем ему отказать, хотя и идея оказаться под землей не видится мне такой привлекательной. Ланаэль кажется очень дружелюбным, судя по его манере не замолкать ни на минуту, и очень напуганным, поэтому мне так не терпится узнать, что же находится на поверхности, раз оно держит в страхе всех ксораксианцев. Тем не менее, рассказать об этом он не торопится. Очевидно, это право их предводителя, который и отправил мне послание на психобумагу.
А кто такой этот ваш господин Эвар? — интересуюсь я, когда я, Ланаэль и Роза Тайлер оказываемся в лифте. — Я читал, что на Ксораксе монархия является единственным действующим политическим режимом. Выходит, он и есть ваш монарх? Это он допустил то, что случилось?
Пожалуй, мой вопрос был действительно бестактным, поэтому наш проводник слегка смутился, пытаясь объяснить, что все произошло не по вине их управленца. Но как раз из этого я и понял, что ответственность за трагедию, постигшую его народ, лежит именно на нем. Подданные не в праве обвинять своего монарха, не так ли? Они должны ему верить. Теперь я еще больше захотел познакомиться с господином Эваром, лишившим своих людей возможности видеть небо, по которому они так тоскуют.
Сейчас нас начнут упрекать за то, что мы так поздно отозвались на их послание, — шепчу я Розе, уже представляя, кого перед собой увижу. — Он скажет, что помощь шла слишком долго, и что уже нельзя ничем помочь. Он нарочно так скажет, чтобы снять с себя вину за то, что происходило с населением все это время. Но я все равно помогу ему.
Мы оказались на месте довольно скоро, я не насчитал и двух минут спуска. Очевидно, поселение расположено в земле не так глубоко. Ну, или лифт Ланаэля такой скорый. Двери капсулы открываются, и мы оказываемся в туннеле, стены которого покрыты хромированным металлом, напоминающим зеркало. Неужели они действительно помешаны на собственных отражениях, как легкомысленно предположила Роза? Наш проводник ведет нас вперед, открывая оказывающиеся на пути двери при помощи электронного ключа, расположенного в браслете на его руке. Несмотря на хромоту, Ланаэль оказывается очень шустрым, поэтому я велю своей спутнице не отставать от меня ни на шаг, чтобы не заблудиться в этом зеркальном лабиринте. Как я понял, мы проходим жилой корпус. Очевидно, раньше ксораксианцев было больше, поэтому многие отсеки пустуют, это следует из открытых дверей и голых стен за ними, и зрелище это довольно жуткое. Вообще, двери — это единственное, что не дает здесь отражение. Видимо, вариант хромировать и их оказался нерентабельным. Благодаря отражающейся поверхности стен, освещение здесь кажется вдвое ярче, чем оно есть на самом деле. А я-то думал, что под землей будет полутьма. Но даже светодиодные лампы, при взгляде на которые слепит глаза, не могут заменить несчастным людям солнца. Затем мы проходим столовый корпус, откуда доносится восхитительный запах свежей выпечки. Мы с Розой, не сговариваясь, обмениваемся взглядами — мы давно не ели. После столового корпуса мы оказываемся в инженерном, а за ним — в правительственном, где располагается господин Эвар. Как и везде, стены здесь отделаны хромированным металлом, но обстановка все равно кажется совершенно другой. Роскошной! Если в предыдущих корпусах мебель была в основном металлическая, и у людей явно складывалось ощущение, будто они живут на космическом корабле, напоминающим консервную банку, то тут мы увидели мягкую мебель из дерева, перетянутую бархатом, небольшую картинную галерею, а также растения в горшках, которые несомненно оживляли все вокруг. Зал, в котором восседал монарх и его вельможи, был совершенно не похож на отсеки, в которых жили его подданные. Восседал буквально, на троне. Но, несмотря на всю помпезность обстановки, Эвар сам вышел к нам на встречу и очень радушно поприветствовал меня и Розу Тайлер.
Здравствуйте, господин Эвар. Я Доктор, и я очень рад нашей встрече, — говорю я монарху, пожимая его руку. — Нам сообщили, что ваш народ в беде. Скажите, что мы сможем для вас сделать?
Предводитель ксораксианцев оказался совсем не таким, каким я его себе представлял. Он вовсе не был надменным, скорее таким же дружелюбным, как его главный смотритель Ланаэль, и он был крайне обеспокоен сложившейся ситуацией в его владениях.

Отредактировано The Tenth Doctor (Вт, 1 Май 2018 22:01:05)

+2

5

Лифт спускался очень быстро. Не знаю, что чувствовал Доктор, а мне казалось, что мои внутренности остались наверху и вот-вот плюхнутся на голову. Ланаэль же, видимо, привыкший к подобному передвижению, поездку перенёс неплохо, и когда мы, наконец, вышли в коридоры подземелья, хромающий, будто забыв о своей хромоте, засеменил вперёд. Судя по всему, несмотря на любовь к небу, под землёй он себя чувствовал спокойнее. Ведя нас по переходам, сделанным сплошь из металла, напоминающего зеркала, коротышка, с видом бывалого экскурсовода, давал нам возможность наскоро оглядеть все помещения, встречающиеся на пути.
Если бы мои близкие оказались в беде, — прошептала я Доктору, от которого старалась не отставать ни на шаг. — Я бы не стала размениваться на экспресс-туры для спасателей.
Проводник, наверняка услышав мною сказанные слова, сконфузился и ускорился. Теперь мне приходилось почти бежать, и скоро я пожалела о том, что не держала язык за зубами. Если бы я смолчала, вероятно, Ланаэль позволил бы нам с тайм лордом задержаться в столовой и перекусить. Но, увы, встречающий целенаправленно несся вперёд и замедлился только у широкой двухстворчатой двери, похожей на те, какие показывают в кино про всяких власть имущих. Я ожидала, что этот проход строитель лифта откроет без помощи браслета, выполняющего роль не только украшения, но и электронного ключа, однако мужчина приложил запястье к замочной скважине и двери, приветственно скрипнув, распахнулись. Правда, скрип был неправдоподобно громким. Ланаэль объяснил, что это такая система оповещения, встроенная во все проходы в правительственном корпусе. Да уж, дела. И как обитатели правительственного корпуса ещё не стали заиками при таком-то «музыкальном» сопровождении?
Впрочем, рассуждать о выдержке местных долго у меня не получилось. Отвлёкшись на окружающую обстановку, я залюбовалась картинами. Почти каждая из них отображала десяток разноцветных лун, выстроенных в ряд. Эти луны отбрасывали от себя сияние, точь-в-точь такое же, как северное, только в сотни раз ярче. Запечатлённая природа терялась на фоне свечения, но если присмотреться внимательнее, то можно заметить, что прежде Ксоракс был гораздо красивее, чем есть сейчас. Будь у меня возможность, я бы добрых три часа простояла напротив работ неизвестных художников, изучая каждую поочерёдно, но мои спутники настойчиво утягивали меня вперёд и я, сдавшись, вслед за ними ступила в зал с величественным троном в центре. На троне восседал мужчина, огромные уши которого украшало множество золотых колец. «Повезло вам, господин Эвар, — подумала я, разглядывая его побрякушки. — Окажись здесь моя мама, она бы перебила всех ваших врагов голыми руками, лишь бы в награду потребовать эти блестящие штуковины». Не догадываясь, о чём я размышляю, господин Эвар, заприметив нас, встрепенулся и поспешил навстречу. Как и Ланаэль, он чересчур бодро потряс руку Доктору и радушно поприветствовал меня и галлифрейца, попутно предложив нам присесть, перевести дух после долгого путешествия. Поблагодарив, я опустилась на перетянутый бархатом диванчик, внимательно слушая рассказ Эвара, последовавший сразу после вопроса космического путешественника.
Начал правитель издалека. Он говорил долго и нудно, вспоминая детство и отца, мечтавшего стать исследователем звёзд. К сожалению, господину Эвару-старшему бороздить просторы вселенной не удалось, и он однажды пришёл к умозаключению, что его планы осуществит сын. На совершеннолетие Эвар-старший подарил отпрыску звездолёт, готовый унести своего капитана в любую точку галактики.
Я тогда, — ностальгически вздохнул нынешний монарх. — Обрадовался. Подумал: ну, заживём! Вы ведь понимаете, Доктор и Роза Тайлер, моя родная планета маленькая, неприметная. Никого не удивишь парадом десяти лун, в наши дни народ предпочитает другие развлечения. Мы, ксораксианцы, нищали. Более крупные планеты и более развитые нации предлагали нам колонизацию, говорили, мол, снабдят всем необходимым, сделают Ксоракс туристической столицей, туристы повалят, прибыль пойдёт. И чего? А ничего! Колонизировали, а проку нет. Ну я и принялся своими силами поднимать на ноги Ксоракс. Решил летать по планетам, искать реликвии, чтобы потом сделать в Муне крупнейший в галактике музей, объединяющий истории всех, кто когда-либо жил и что-то имел. И вот однажды, — Эвар передёрнул плечами. — Попал я на одну планету — Аланбиль. Слышали о ней? — Я отрицательно покачала головой. — Аланбиль, значит… — Как ни в чём не бывало продолжил господин. — Попал я на Аланбиль, а она ещё беднее, чем Ксоракс. Припарковался как положено, пошёл на их рынок. Народ от безысходности всё подряд продаёт, я иду, смотрю, а у самого глаза разбегаются. И радостно, вроде, что выбор большой, и грустно, что люд обеднел и отчаялся. Постарался к каждому прилавку подойти, какую-нибудь мелочь купить, чтоб торговца порадовать. Уже собирался улетать, но засмотрелся на старика. Он статуэтками торговал. Среди прочих безделушек стояла крупная статуя каменного младенца. Ладная статуя, добротная. Ну, думаю, будет у меня хороший экземпляр в музее, поставлю в одном из залов, подпишу: «Приобретено на Аланбиле, работа неизвестного мастера». Старик на радостях мне цену скинул, уверял, что статуя какая-то проклятая. Куда ни сунь, говорит, она потом в другом месте отыщется. Я-то в проклятья не верю, купил скульптуру, домой повёз. И всё, впору музей обустраивать, а тут началось. Стали появляться эти… — Мужчина опять передёрнул плечами и золотые украшения в его ушах несколько раз клацнули, задевая друг друга. — Большие статуи. Взглянешь на них, моргнёшь, и хлоп, тебя нет. Пропадает человек бесследно. Как ни ищи, ни за что не найдёшь. Пришлось под землю уйти. Благо, что бункер у нас тут огромный, на случай войны давно выстроенный. Один путешественник, залетавший к нам, сказал, что статуй лучше зеркалами сдерживать, они их боятся до жути. Вот мы и наставили зеркал. Но ни одно живое существо, сами понимаете, не может взаперти сидеть. Большинство, кто поднимается, теряются. Статуи нас осаждают. Берут измором. Никто понятия не имеет, как их прогнать. Я и впрямь начинаю верить в проклятья. Вдруг тот младенец проклятым был? Хоть бей его на малюсенькие осколки, — удручённо завершал монолог Эвар. — Всё равно вряд ли я теперь музей открою. На Ксоракс без слёз не взглянешь. Одна пустыня и эти треклятые статуи.
Дослушав историю правителя, я посмотрела на Доктора. И я, и повелитель времени за весь рассказ умудрились ни разу не перебить господина, но что-то мне подсказывало, что у обладателя двух сердец не озвученных вопросов целая куча. Трогая ладонью подлокотник дивана, обшитый невероятно мягким бархатом, я понемногу обдумывала сказанное Эваром-младшим. Пропутешествовав с тайм лордом достаточно долго, прежде мне не доводилось встречаться со статуями-воителями. Более того, сам Доктор о них никогда не упоминал, а это странно. О таких существах он наверняка знал, неужели молчал, потому что боялся, что я испугаюсь? Совсем не в его духе.
Монарх, не в силах выносить молчание, покашлял и, обогнув несколько кресел и собственный трон, подошёл к старинному массивному столу с ящичками. Порывшись в одном из них, мужчина из вороха бумаг выудил небольшую карточку, ничем не отличимую от обычной земной кредитки; потом вытащил из-под балахона, укрывавшего его плечи, компактный металлический контейнер. Сначала я прикинула, что это мыльница, даже удивиться успела, что местный управленец всюду таскает с собой мыло, но быстро сообразила, что штуковина предназначена вовсе не для гигиенического средства. И правда, стоило Эвару приложить «кредитку» к «мыльнице», как та, мигнув зелёным огоньком, щёлкнула, открывшись. Наследник Ксоракса аккуратно подцепил длинным ногтем тонюсенький браслет. Точно такой же красовался на запястье Ланаэля, и я догадалась, что Эвар сейчас крутит на пальце ключ от чего-то важного, чего простому люду просто так не увидеть.
Это откроет дверь в мою сокровищницу, где хранится всё, что я смог приобрести на разных планетах. — Большеухий протянул отмычку тайм лорду. — Проклятая статуя тоже там. Если хотите, если не боитесь, я покажу её вам.
Я снова посмотрела на Доктора, ожидая, какое же решение он примет. С одной стороны, мне не терпелось своими глазами увидеть, что же загнало целый город под землю, а с другой, я волновалась, что скульптура действительно проклята и навлечёт беду. Впрочем, какая разница? Если галлифреец надумает, что нужно идти и воочию знакомиться с источником проблем, я пойду с ним. Не отпускать же его одного на свидание с каким-то ошалелым каменным младенцем.

+1

6

Мы с Розой выслушали самую подробную и самую сентиментальную биографию из всех, которые мне когда-либо рассказывали. Иногда я мечтаю, чтобы все подобные истории перекладывал на свой лад Аарон Соркин, он на байопиках собаку съел! Не буквально, конечно же. Это было бы отвратительно. Тем не менее, полезную информацию из сбивчивого и беспорядочного рассказа Эвара все же можно было выцепить. Проклятые статуи? О, нет. Кажется, дела ксораксианцев обстояли еще печальнее, чем они предполагали, если я прав, а я был уверен в своей правоте. Я слушал внимательно и не перебивал монарха не потому, что был зачарован историей как Роза, а лишь по причине того, что не мог поверить своим ушам. Почти девятьсот лет в странствиях по планетам и мирам, и никаких реальных подтверждений существования этих созданий. Но вот мы здесь, на Ксораксе, и до смерти напуганный предводитель целого народа говорит, что поверил в проклятье, преследующее статую, которое стало причиной гибели его цивилизации.
Эвар протягивает мне браслет, являющийся ключом к его сокровищнице, и я вижу вопрошающий взгляд Розы Тайлер. Она сомневается, собираюсь ли я спуститься к статуе после всего, что услышал? Словно отвечая на ее безмолвный вопрос, я одеваю браслет на свое запястье и прошу проводить меня в кладовую.
Тебе совершенно не обязательно идти со мной, Роза, — говорю я своей спутнице, надеясь, что в этот раз она окажется того же мнения. Но я слишком хорошо знаю эту упрямую и порой совершенно безрассудную девушку, поэтому заранее предвижу свое поражение в споре с ней. Это не обсуждается, Роза идет со мной. И где бы я был без нее? Я был бы потерян.
Эвар нас подводит к самой большой и красивой из картин, украшающих тронный зал. Прощупав левую сторону рамки, он с характерным щелчком сдвигает полотно, открывая на обозрение потайную дверь. Монарх просит меня приложить браслет к сенсорной панели на двери, чтобы открыть ее, и я повторяю все в точности так, как он говорит. К нашему с Розой удивлению, она открывает шахту лифта, спускающего своих пассажиров еще глубже под землю. Я и моя спутница заходим в лифт и, прежде чем он трогается, успеваем услышать пожелание удачи от самого Эвара. Обнадеживающе. Мы с Розой впервые оказываемся наедине за все время, что находимся на этой планете в компании ксораксианцев, и от этой мысли я немного расслабляюсь, несмотря на всю абсурдность ситуации. Вижу, Розе не по себе от этой истории, и мне хочется уверить ее, что все будет хорошо. В конце концов, она здесь только из-за меня, я чувствую свою ответственность за все, что теперь с ней происходит. Я бы обнял ее, но, пожалуй, лифт — слишком необычное место для подобного выражения чувств, поэтому я протягиваю спутнице свою руку, которую она с преданной благодарностью во взгляде принимает. Что бы не ожидало нас в этой сокровищнице, вместе мы справимся с любым монстром. Кстати, о дожидающемся нас монстре.
Ты не спрашиваешь, встречал ли я этих созданий, о которых нам поведал Эвар. Ждешь, когда я сам тебе о них расскажу? — интересуюсь я у мисс Тайлер. Кажется, она была крайне заинтересована и даже впечатлена трогательным сюжетом, обрисованным ксораксианским монархом. — Дело в том, что я пока не совсем уверен, что знаю, с чем мы столкнулись, но, кажется, это существа, которых мой народ всегда считал просто легендами. Мы никогда не сталкивались с ними лично. К нашей удаче. Говорят, им столько же лет, сколько и Вселенной, а при зарождении Земли из столкновения трёх метеоритов, между ними оказалось и три этих создания. В итоге, они были заключены глубоко в земной коре и провели там целые тысячелетия до тех пор, пока не были разбужены.
Никогда не думал, что эти сказки, которыми меня пугали в детстве, могут оказаться правдой. Существа столь могущественные, что не чувствительны практически ни к одному виду оружия, буквально вечны, как камень.
Плачущие ангелы, — наконец, называю я "статуи". — Их зовут плачущими потому, что чаще всего их можно увидеть, закрывающими ладонями свое лицо, будто таким образом они прячут слезы. Но на самом деле эти ангелы, по легенде, не выдерживают взгляда собственного собрата, застывая камнем навечно. Поэтому путешественник, о котором рассказывал Эвар, и посоветовал ксораксианцам использовать зеркала против статуй. Остальные же, взглянув на одного из ангелов, лишь могут временно обездвижить его. Когда ты и вовсе не смотришь на него, он может тебя атаковать.
Я не тороплюсь рассказать Розе о том, каким образом нападают эти существа, пока не смогу убедиться лично, что не ошибаюсь в своих догадках, а мне бы очень хотелось поверить в то, что эта статуя младенца и впрямь всего лишь проклята! Лифт останавливается, и мы с моей спутницей, держась за руки и мысленно поддерживая друг друга, медленно проходим в ту самую сокровищницу, экспонаты которой Эвар планировал собрать в качестве крупнейшего галактического музея. Его коллекция действительно нас очень впечатляет! По крупице от каждой великой цивилизации, когда-либо существовавшей во Вселенной. В первую очередь Роза, конечно же, замечает земные произведения искусства — шедевры скульпторов Древней Греции и Древнего Рима, холсты кистей великих мастеров эпохи Возрождения и Ренессанса, даже сфинкс в миниатюре! Но, потеряв интерес к тому, что можно увидеть и в Британском музее, моя спутница позволяет мне провести ее дальше, вглубь хранилища, где Эвар собрал самые интересные и невероятные экземпляры.
Я не думаю, что все, что ты видишь здесь — оригинальные произведения. В конце концов, кто поверит в то, что "Дама с горностаем" кисти Леонардо Да Винчи находится на каком-то Ксораксе, в сотне метрах под землей, а не в Национальном музее на юге Польши?
Эвар явно скупал все, что ему нравилось, особо не задумываясь о том, что на самом деле за мысль содержит в себе та или иная картина, статуя или даже предмет мебели, поэтому его коллекция так разнообразна. Эта самая безграничная беспечность и стала для него фатальной ошибкой — очевидно, "статуя" Плачущего ангела все же была оригинальной. Не заметить очаровательного кучерявого карапуза из темного камня было просто невозможно, несмотря на его скромные размеры, он будто был нарочно поставлен так, чтобы его увидели самым первым делом. Если старик, продавший ксораксианцу статую, говорил правду о том, что она перемещается сама по себе, то, возможно, это действительно было подстроено самим ангелом. С одной стороны, я бы очень хотел, чтобы Розы сейчас здесь не было, она была бы в безопасности, даже относительной, но с другой — я благодарен ей за то, что она рядом и сгорает от любопытства и нетерпения, поскорее посмотреть на статую вблизи.

Отредактировано Tenth Doctor (Чт, 10 Май 2018 01:36:48)

+2

7

Доктор говорит, что мне совсем не обязательно идти с ним, но я не обращаю на его слова внимания. За то время, что мы путешествуем вместе, инопланетянину пора уже уяснить, что я всегда буду там, где он, какой бы опасной ни казалась эта затея. И поэтому сейчас, когда Эвар приглашает нас к потайному проходу, начинающемуся сразу за огромной картиной, я не отстаю от галлифрейца ни на шаг. Правда, при виде лифта я немного морщусь, вспоминая те «классные» ощущения, которые испытала, спускаясь к лидеру Ксоракса в компании Ланаэля; однако наперёд уверена, что ради некоторых мне не составит труда перетерпеть самые отвратные впечатления. Кивая в знак благодарности ксораксианцу, я чувствую, как кабинка, едва успевают закрыться дверцы, начинает спускаться по канатам, унося пассажиров всё глубже и глубже под землю. Видимо, правитель этой маленькой планеты не пожалел силы рабочих, заставляя их рыть длиннющий тоннель, чтобы внизу запрятать свою дорогую коллекцию.
Они испытывают какие-то эмоции? — Выслушав Доктора, я поворачиваюсь к нему. В неестественном свете лифта его лицо кажется бледно-серым. — Плачущие ангелы... Трагичное досталось имя. И зачем им атаковать кого-то? Они так же любят войну и разрушение, как далеки?
Может, повелитель времени и ответил бы мне, расписав во всех подробностях всё, что в теории знает о статуях, но факт прибытия в пункт назначения сконцентрировал на себе наше внимание. Не вынимая своей ладони из ладони тайм лорда, я вышла в просторную комнату, где, громоздясь друг на друга, хаотично были составлены или просто свалены разнообразные экспонаты: гобелены, статуи, вазы, другая посуда, величественные кресла и подушки с вышитыми узорами, какие-то книги, одежда, обувь и, конечно же, картины. О последних Эвар позаботился с большей тщательностью. Некоторые холсты он повесил на стены, а некоторые аккуратно оставил на полу, прислонив их рамами к барахлу, скупленному на разных планетах. «Гвоздём» программы же выступал ангелок, словно встречающий нас. От одного взгляда на идеально выточенную фигурку каменного малыша у меня по спине пробежал холодок. Желая отвлечься, чтобы не пугаться в самом начале приключения, я огляделась по сторонам. Лампы под потолком оттеняли приобретения управляющего Ксораксом, делая их более громоздкими и угловатыми.
Он не похож на коллекционера. — Справедливо заметила я, отходя от Доктора, чтобы рассмотреть работы художников, о которых любитель кедов сказал, что они наверняка не являются оригиналом. — Он как моя мама: скупает всё, что понравится. Чтобы открыть музей, Эвару придётся как следует поработать, разделяя экспонаты по стилям и эпохам.
Я улыбнулась собственным словам. Не то чтобы во мне жил великий эстет и ценитель прекрасного, но даже я понимала, что добродушный обладатель огромных ушей не отличается разборчивостью в вопросах о действительно годных составляющих своей будущей межрасовой галереи.
Доктор, всецело заинтересовавшийся не «Дамой с горностаем», а ангелочком, расположившемся в центре залы, то ли пожал плечами, то ли согласно мотнул головой, то ли и то, и другое сразу. Решив не отвлекать его от изучения каменного младенца, я прошла вглубь подземного помещения, минуя ряд пейзажей, изображавших земные леса и рассветы над морем. Да, по-моему, местный монарх всерьёз восхищался природой планеты Земля, иначе зачем ему набирать однотипные творения людей? Берёзы, реки, пальмы, белый песок, папоротники, американский клён и солнечные лучи — почти все собранные Эваром творения были до скучного однообразны, и вскоре придя к выводу, что не разделяю художественных страстей ксораксианца, я принялась осторожно разбирать загромождения экспонатов, опасаясь, что сверху кучи что-нибудь покатится и разобьётся о выложенный плитами пол.
Доктор, тут сказочные истории есть! — Удивлённо воскликнула я, беспардонно присаживаясь на трон какого-то неизвестного вельможи с неизвестной планеты. Пока вокруг не происходило ничего странного, вопреки мрачным рассказам Эвара об ангеле, мне было относительно спокойно и комфортно в комнате, отделяемой от внешнего мира толстенным слоем ксораксианской почвы. — Причём, вроде бы, они написаны автором, а не перепечатаны. Как это называется, — я щёлкнула пальцами, не сумев вспомнить нужное слово. — Ну, когда писал живой человек, а не печатная машинка или компьютер? Доктор, ты меня вообще слушаешь?
Его ответ, прозвучавший тут же, напомнил мне, что подобные труды называются рукописью. Что-то в голосе тайм лорда, старающегося сохранять невозмутимость, поменялось, и я, не пролистав книгу хотя бы ради занимательных рисунков-каракулей, положила томик обратно. Обойдя основную кучу скупленного Эваром товара с другой стороны, я остановилась рядом с повелителем времени. Возможно, это было лишь игрой воображения, но на одно короткое мгновение мне показалось, что ангел из тёмного камня, когда мы только вошли в залу, был немного в другом положении. Внезапно стало стыдно. Толком, по сути, не испугавшись, увлечённая своими интересами, я напрочь забыла о главной цели визита в пещеру и о том, что оставила Доктора рядом с проклятой статуей совсем одного. Ну да, то есть, я была поблизости, но это другое. Глупо разделяться, разглядывая скучные масляные холсты, когда последний галлифреец одиноко решает проблемы целой вымирающей нации. В другой ситуации я бы шутливо оправдала себя, сославшись, к примеру, на юный возраст или цвет волос, но теперь шутки-нанайки были явно не к месту. Присев на корточки перед мраморным ребёнком, я, забыв о печальном опыте с далеком, протянула руку к пухлой холодной щеке.
Если он хоть чуточку живой и что-то чувствует, — обратилась я к Доктору. — Представляешь, как ему страшно стоять здесь совсем одному? Ты придумал, как мы увезём его отсюда, чтобы господин Эвар перестал винить кроху во всех бедах Ксоракса? Он ведь не виноват, что статуи окружили Мун, правда?
Самой мне очень хотелось верить, что каменное дитя никак не причастно к заточению города под землю. Быть такого не может, чтобы из-за какого-то карапуза целое государство прозябало в шахтах и боялось подняться на поверхность.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » слёзы ангелов.