crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Her facebook password is 'High Noon'


Her facebook password is 'High Noon'

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Her facebook password is 'High Noon'
Fareeha Amari // Jesse McCree

https://78.media.tumblr.com/2da7ad53bf5a1f209353fe02cd6a54e8/tumblr_p5pkp7nc931vzgu1lo1_540.png

«

Цюрих, Швейцария, январь 2058 года
И в сердце дума заронилась;
Пора пришла, она влюбилась.

А.С.Пушкин-наше-всё

Что может быть лучше каникул в Канаде с семьей отца? Только возвращение в Швейцарию, где Фару ждет нелюбимая школа и сослуживцы матери, с которыми она ладит не в пример лучше одноклассников. Какое Амари-младшей дело до баскетбольных матчей и интеллектуальных викторин, когда она запросто общается с целой когортой настоящих миротворцев?
Ну ладно, может быть, "запросто" по обстоятельствам.

»

[ava]http://s7.uploads.ru/zKQCX.jpg[/ava]

Картиночный бонус

https://scontent-frt3-2.cdninstagram.com/vp/83eaf093e72ce22a9a4370d4856f242e/5B608D29/t51.2885-15/e35/28763652_161091054597458_6911213905297539072_n.jpghttps://78.media.tumblr.com/e211640de0734d0dfd49fb6732fa47d1/tumblr_o4equkBVhJ1tnxqbuo1_500.jpg
https://78.media.tumblr.com/b62a398c6eca7d42724cf9e900fa37fc/tumblr_p2cr8nPnbZ1t39kh7o1_500.jpg
https://78.media.tumblr.com/31db22e31b2d1ffcad14b7f4c138e225/tumblr_p01q4v69ey1spm029o1_500.png
https://78.media.tumblr.com/5a367a009a401adc3ae35bc5db923ae4/tumblr_oz8d5bltLN1spm029o1_500.png
https://78.media.tumblr.com/fb6f95933d44248563781abe70f9f6fa/tumblr_p6ovdl7whC1vzgu1lo1_500.png
https://78.media.tumblr.com/707503af59788af49f91c225eb27be50/tumblr_p01mu1bxNe1tc23tgo1_500.jpg

Отредактировано Jesse McCree (Вс, 15 Апр 2018 19:23:03)

+3

2

[indent] Рождественские каникулы в этот раз не наступают как-то до безобразного долго. Фария успевает известись сама и извести добрую половину Over- и Blackwatch своим почти что непрекращающимся нытьём на тему неинтересных предметов, требовательных педагогов и скучных сверстников. Когда твой дом — главная база Overwatch, а соседи — всё сплошь именитые герои, жить интересами обычных семиклассников становится… проблематично. Их проблемы кажутся глупыми, стремления — очень детскими. Амари нон-стоп слушает грустный мелодичный рок, ведёт в запароленном ноутбуке слезливый дневник и, по своим собственным словам, очень поэтично «задыхается в этом пространстве».
[indent] В общем, когда водитель на штабной машине отвозит её с набитым тёплыми вещами чемоданом в аэропорт, база в Швейцарии едва ли не синхронно вздыхает с облегчением.
[indent]
[indent] Через, совокупно, десять часов в пути, включая регистрацию и ожидание рейса в Швейцарии, улыбчивая сотрудница теперь уже канадского аэропорта провожает сонную Фарию через паспортный контроль и сдаёт прямо на руки папе. Она даже просыпается немного, со счастливым визгом кидается Сэму на шею и сходу начинает заваливать того новостями, которых за время — кажется, они не виделись месяца четыре? — их разлуки накопилось порядочно. Они едут по заснеженным канадским дорогам на стареньком папином пикапе, слушают бессмертные рождественские песни, многим из которых давно перевалило за сто лет, и в этот момент Фария чувствует себя неимоверно счастливой.
[indent] Просто так сложилось исторически, что Рождество Амари попеременно отмечает то с папой и его огромной семьёй, то с мамой — в кругу агентов, которых дома-то на этот праздник никто не ждёт. И каждый случай уникален и хорош по-своему.
[indent] Папа говорил как-то, что были времена, когда индейцы не отмечали Рождество; с ним было связано много печальных дат в истории народа. Но годы берут своё, время лечит. В конечном счете, не обязательно быть ярым верующим, чтобы нарядить ёлку и приготовить праздничный ужин. В конечном счёте, все любят дарить и получать подарки. И повод собраться вместе всей семьёй лишним не бывает.
[indent]
[indent] Амари не успевает переступить порог дома, как на неё радостно кидается огромный беспородный пёс — Джек. Папа взял его из питомника несколько лет назад, и Фария тактично не стала уточнять по поводу выбранного имени. Впрочем, чем-то пёс действительно напоминал оригинал: и глаза у него такие голубые, и сам очень видный, шерсть светлая, стать — будто он королевских кровей, не меньше. Следом она попадает в какой-то нереальный круговорот объятий от нескончаемой, кажется, родни. Тётушки, дядюшки, племянники и племянницы, кузины, кузены — все что-то говорят, делают, все ей очень рады, и Фария рада тоже. Только пытается в себя прийти от такого бурного приёма — подотвыкла.
[indent] Несколько следующих дней проходит в радостной предпраздничной суматохе. Кузина Муна, погодка и очень симпатичная девочка, берёт над Фарией негласное шество во всех её начинаниях. Они делают друг другу маникюр и «крутые» прически, делятся впечатлениями от учебы, обсуждают громкие новости, сериалы, музыку, и неожиданно Муна говорит, что всё это, конечно, здорово, но вот она недавно… влюбилась.
[indent] — Ох, ОН такой… — мечтательно закатывая глаза, она пододвигает Фарии планшет, где открыта ЕГО страница в социальной сети. — Высокий, красивый, а ещё у НЕГО голос такой — я как слышу, просто таю!..
[indent] Амари, ни много ни мало, выбита из колеи внезапными откровениями Муны. И блондинистый тощий пацан на фоточке почему-то не кажется ей привлекательным ни разу. «То ли дело, например…» — думает она невольно, и ловит себя на этой мысли почти вовремя. Темнокожие люди не краснеют, но Муна понимает всё по испуганному взгляду Фарии и широко улыбается, прямо как заправский комиксный злодей.
[indent] — Ага, значит и у тебя есть! И кто же ОН?
[indent] — Муна! — Фария обиженно перебрасывает планшет на другую сторону непомерно большой кровати, на которой они, уставшие после битвы снежками, валяются что-то уже около часа. — Нет у меня никакого ЕГО! Зачем ты вообще эту тему начала, нормально же общались!
[indent] — Фари, ты чего? Эй, Фари!
[indent] Амари сбегает на кухню помогать готовить праздничный ужин. Рождество проходит… суматошно.
[indent]
[indent] Весь обратный полёт Фария не отрывается от дневника: в резервации было как-то вот вообще не до него, и теперь ей жизненно необходимо восполнить эти пробелы. Дойдя в своих душеизлияниях до разговора с Муной, Амари резко захлопывает крышку и несколько секунд прячет горящее лицо в ладонях. Мысль, единожды прозвучавшую, очень трудно выбросить из головы. Фария про себя повторяет «Да нет, это бред!» как мантру, но в итоге к дневнику так и не возвращается — стрёмно.
[indent] Встречает её всё тот же водитель с какими-то там необходимыми документами, дающими ему право забирать её вместо Аны. Говорит, мама на задании. Фария вздыхает и поздравляет его с прошедшим праздником. Дорога до базы Overwatch проходит в молчании; Амари отвлекает себя от тревожащих сердце мыслей бодрым рок-н-роллом. И это даже почти помогает. До тех пор, пока на служебной парковке она не замечает знакомую шляпу и её обладателя, лениво бредущего в сторону остановившейся машины. В её, короче, сторону.
[indent] — Маккри!.. — вместо нормального приветствия получается что-то очень странное и на повышенных тонах. Вместо адекватных мыслей в голове какая-то мешанина, и ещё судорожно заходится в груди сердце. Фария мечется взглядом по парковке, очень боясь ненароком не то что взглядом с Джесси пересечься, но и вообще на него взглянуть.
[indent] Руки в кулаки сжимаются от осознания того глобального пиздеца, который на самом деле произошёл во время этих каникул. И Муну хочется убить. Буквально. Если бы не она с тем дурацким разговором, Фария бы сейчас со спокойной душой кинулась приятелю на шею — как обычно. А не это вот всё.
[AVA]http://s8.uploads.ru/nTmAr.png[/AVA]

Отредактировано Fareeha Amari (Пн, 16 Апр 2018 00:05:25)

+3

3

Свежевыпавший снег поскрипывал под подошвами, вместе с дымом в воздухе растворялись клубы пара. Было свежо и холодно.
Когда Джесси артачился на предмет вступления в Блэквотч, его в основном занимали вопросы гордости, свободы и перспектива превращения в сторожевую псину, которая без команды и поссать не может. Кто бы мог подумать, что спустя пару лет самым большим расстройством для него станет не устав, не вопросы лояльности или прочие высокие (хоть он бы не признался себе в такой ванильной характеристике) материи, а климат!
Проведя всю свою сознательную юность на границе с Мексикой, МакКри видел снег только на экране - и его это вполне устраивало. Более того, мальчишка по умолчанию предполагал и опасался, что работать придется в родных краях, против его вчерашних подельников - ан нет, Рейес взял его под свое крыло, считай, подмышку и уволок в… Швейцарию. Швейцарию, Карл! Коровки, йодли, шоколад и лучшие госпитали на планете! Немецкий язык! Альпы! Мать его, Цюрих! И снег. Какая-то часть Джесси отказывалась мириться с реальностью, и он упрямо игнорировал шапки, наушники и пуховики, которые множились на улице, стоило температуре упасть ниже нуля по Цельсию. Служебный зимний шмот - другое дело, но променять любимый стетсон (настоящий) на какое-нибудь вязаное недоразумение с помпоном? Боже упаси.
Поэтому весь зимний сезон от кусачего мороза у МакКри были ледяные уши и покрасневший нос, он стоически игнорировал чужие смешки и кутался в колючий шарф.

Рождество, как и прочие праздники, Джесси тоже предпочитал пропускать мимо - благо в военной структуре не бывает выходных, поездки к семье - просто что-то, что есть у части служащих и далеко не всегда выпадает на сезоны детской радости. МакКри в этом деле косит под циника, привыкнув носить статус одиночки, как боевой шрам, с привычной небрежностью - он тут не один такой. Но его равнодушие трещит под натиском доброты, которая свалилась ему на голову в лице некоторых старших коллег, например, Аны Амари. Она ему на это рождество свитер подарила. Свитер. Красный. С желтыми узорами. Вязаный. Домашний. Теплый.
Святые угодники…
Да и в праздничный вечер его коварно затащили на ужин вместе со всеми, кто был в это время на дежурстве - полный стол еды, грог (разрешенный Джесси вроде как в виде исключения, ха), елка и тематическая музыка в колонках. И ведь дата каждый год одна, а МакКри теряет бдительность и забывает о ней в течение дня.
Что ж, это оказалось не так уж плохо. В первый год он чувствовал себя не в своей тарелке и при первом случае норовил улизнуть, но сейчас... смирился, что ли. Понял, что подвоха ждать нечего. Те, кто считают его отбросом, демонстрируют неприязнь в открытую, и - черт подери! - Джесси не может не уважать это.
И мало что можно противопоставить душевности, которая заключалась в просьбе Аны Амари приглядеть за Фарией, пока она не вернется. Мало что сравнится с такого рода доверием, да и - у МакКри были основания заподозрить ее в заботе и о нем тоже. Все на базе знают, что мелкая умудрилась поладить с ним в числе первых, выманив наружу не то Питера Пэна, не то Гекльберри Финна - из парнишки, который собирался скалить зубы при любой возможности. Фара во всех будила лучшее, у МакКри это была легкость, неунывающий задор и, в общем-то, доброта. Это было не только ее влияние, но она была первой, кто безоговорочно поверил в Джесси. Кто никогда не ждал от него подвоха серьезнее, чем бытовой розыгрыш.
Он еще не понимал этого в полной мере в те годы, не задумывался об этом, выходя встречать ее на парковку, присыпанную искрящейся снежной пудрой. Он думал о том, что, скорее всего, возвращение покажется ей унылым - семья ее батяни вроде как большая и шумная, а здесь тихо: ни Моррисона, ни Амари, ни Райнхардта, и даже Торбьорн укатил на родной север (ЗАЧЕМ. Должно быть, от холода его спасает борода, не иначе). Наверное, Амари хотела спасти МакКри от скуки, а Фарии предоставить пару свободных ушей. Жертву для первого выплеска впечатлений, так сказать.
- Hey lil’ troublemaker, - широкая улыбка непроизвольная, и Джесси поправляет шляпу в приветственном жесте, ожидая обычной атаки объятиями. Странно, но Фара как остолбенела, глаза отводит и не выглядит шибко радостной.
МакКри трактует эту реакцию по-своему, тоже окинув взглядом пустоватую парковку. Ану выдернули на задание буквально в день вылета дочери.
- Йеп, пока ты застряла со мной, - подтверждает он и отправляет сигарету в снег. Водитель смотрит с мимолётной укоризной, и Джесси пожимает плечами, мол, а что такого? После чего, опомнившись, благодарит за переданный ему чемодан Фарии. - Иисусе, малая, что у тебя там, канадские булыжники?[ava]http://s7.uploads.ru/zKQCX.jpg[/ava]
Он шутит, конечно, подмигивает водиле, ставит какую-то роспись, козыряет на прощание, потом переводит взгляд на Фару. Она по-прежнему кажется ему странно скованной - никак замерзла? Если так поглядеть, курточка у нее не самая теплая...
Идти до здания всего ничего, но Джесси свободной рукой стягивает с шеи колкий прокуренный шарф и наматывает его на Фарию.
- Не кисни. Твоя матушка обещала задержаться еще часов на шесть, восемь максимум. Перекантуемся в комнате отдыха, закажем лапшу, оглянуться не успеешь, как она вернется.

+3

4

[indent]  От голоса Джесси всё внутри в буквальном смысле переворачивает, к горлу подкатывает ком и напрочь перебивает дыхание. Так, что выдавить ответное, так нежно любимое им «big troublemaker» не получается вообще никак. Фария отчаянно шмыгает носом и голову опускает ниже. Молчит, одновременно дико настороженная и завороженная такими-то, значит, чисто его интонациями, которые вдруг звучат как-то совсем иначе, чем до отъезда. Будоражат и волнуют. Нравятся…
[indent] «Дыши, Господи, он же всё поймёт!» Истеричная мысль становится своеобразной оплеухой, и Амари вскидывается, впервые за эту встречу дерзнув посмотреть на Маккри, который как раз что-то там чиркает в бумагах у водителя. «Ой-ёй…» Лучше бы не смотрела. Сердце в груди совершает кульбит. Внутренний голос фоном отмечает, что да, пожалуй, Джесси будет попривлекательнее избранника Муны. Фария обвиняет его в предательстве, а себя — в несерьёзности. Крутые девчули не робеют перед парнями! Крутым девчулям вообще лямуры до лампочки! Как это могло произойти с ней, в конце-то концов?!
[indent] …но короткий взгляд, мимолётное это «глаза в глаза», и вся отчаянная бравада Амари капитулирует под натиском неизведанных прежде ощущений и какой-то нереальной лавины эмоций. Она находит в себе силы смотреть прямо на Джесси, несмотря на заходящееся в нездоровом припадке сердце и душевный диссонанс. Это всё — нечто на грани болезненного и очень приятного. Это всё очень волнующе и странно.
[indent] Маккри стягивает с себя колючий — Амари знает наверняка, трогала не единожды — красный шарф, который одной рукой как-то даже умудряется намотать ей на шею. Она стоит, ни жива ни мертва, даже дышать забывает, только сильное желание испытывает вообще всё лицо замотать в его дурацкий шарф, лишь бы спрятаться от этих новых пугающих обстоятельств. В голове роится очень много мыслей, больше половины которых сплошь нецензурны, остальные — целиком и полностью о том, что «ОН такооооой»… Шарф прокуренный пахнет дымом, и от осознания того, что частица этого запаха останется на её одежде, Фарии становится как-то очень радостно.
[indent] Воистину, влюблённость плохо ладит с адекватностью.
[indent] — Я не волнуюсь… за матушку, — глухо бормочет девчонка в шарф, робко приподняв взгляд на Маккри. — С ней же команда, я им доверяю, они справятся. Просто…
[indent] …непросто. Всё очень непросто, но найти какие-то слова, чтобы объяснить приятелю, что чёртова кузина неосторожным разговором пошатнула такую стабильную и идеальную картину мира, Фария не может. Она и сама-то слабо понимает, как пара слов могла возыметь такие колоссальные последствия. Через пару лет, глянув в учебник по биологии, ответ она, может, и найдёт, а, может, как обычно проморгает.
[indent] — …я соскучилась, просто, вот.
[indent] Как-то незаметно для неё удаляется водитель, и на парковке становится совсем пусто, не считая их с Джесси. Служебная, всё-таки, пользуется меньшей популярностью, и в том её прелесть — обычно. Сейчас Фарии очень стрёмно оставаться с приятелем наедине, и очень обидно, что Аны нет рядом именно тогда, когда она очень нужна. Кто, кроме мамы, смог бы вправить мозги на место? Впрочем, чуть обдумав эту мысль, Фария понимает, что не нашла бы в себе смелости признаться ей — да даже себе — что Маккри ей… нравится.
[indent] Амари едва не подпрыгивает на месте. Не зная, куда себя деть от очередного всплеска эмоций, она в пару стремительных шагов подлетает к Джесии и, не найдя ничего лучше, тупо его обнимает. Потому что где ещё спрятать лицо, если не у него на груди? Впрочем, очень быстро приходит осознание того, что то, что раньше успокаивало — а тактильные контакты Фария вообще обожала — теперь работает совсем не так. И вместо ожидаемого душевного спокойствия этот простой жест привносит в душу только ещё больше хаоса.
[indent] Отстраняется Фария не менее стремительно, пятится назад, резко разворачивается в сторону входа в здание и, ничего больше не говоря, почти бегом чешет прочь.
[indent] — Лапша, да, это очень хорошая идея, — сумбурно восклицает она в процессе, не обращая внимания на то, успевает Джесси следом или нет. — Лапша — это прямо то, что мне нужно. Десять часов в пути, а в самолёте еда не вот что прямо огонь, да. Лапша! Что может быть лучше!..
[indent] По правде, двери лифта очень хочется закрыть прямо перед ЕГО — «Окстись, Фарра, ну чё ты как барышня кисейная!» — носом, но это было бы крайне невежливо. Особенно с учетом того, кто именно возится с её чемоданом. И да, он действительно тяжеловат — родня напихала с собой едва ли не полноценный тотем. Но это так, детали.
[AVA]http://s8.uploads.ru/nTmAr.png[/AVA]

Отредактировано Fareeha Amari (Вт, 17 Апр 2018 20:19:47)

+2

5

Джесси невдомек, что у Фары сердце ёкает от его интонаций - сам он, как водится, за собой ничего особого не слышал, это окружающие жаловались на махровый американский акцент, который из парня не вытравить. А МакКри только в пику гнул свое, усугубив образ янки шляпой, которую носит в любое время года, отсылками к доисторическим жанрам кино и персонажам и прочими едва не стереотипными причудами.
Меньше всего он думает о том, каким его видит Фария - наоборот, сам смотрит и пытается понять, что с ней творится, потому что это что-то странное - ершистое и колкое, но невраждебное. Забавно - он-то замотал ее в свой продымленный шарф больше затем, чтобы расшевелить - а ну как она возмутится, фу, дескать, табачная фабрика, ты чего меня в наждачку пеленаешь. Но нет, глянула исподлобья и бурчит, что не волнуется.
Улыбка Джесси смягчается - он нашел объяснение, видел это много раз. Фария, которая во всем берет пример с бойцов Овервотча, стремится быть сильной и стойкой, как они, без страха и упрека, каждый из них доверяет другому свою жизнь, и она полагается на товарищей матери, как сама Ана. Шито белыми нитками, что она совсем не спокойна, но МакКри не показывает, что понял - его бы самого уязвило, раскуси кто из старших его браваду. Если так подумать, сколько Фарии лет? Ведь почти столько же, сколько ему было на момент поимки...

- Ну это немудрено, - благодушно соглашается Джесси, выдвинув ручку чемодана и покатив его за собой в сторону дверей. - Тебя здесь тоже не хватало. Вот увидишь, ког...[ava]http://s7.uploads.ru/zKQCX.jpg[/ava]
Договорить он не успевает - Фара застает МакКри врасплох, едва не сшибая объятиями, прячет лицо у него на груди. И ковбой замирает, инстинктивно ощущая в этом жесте порыв, что-то жгучее, не отчаянное, но столь же сильное. Успевает только положить свободную руку на хрупкую спину, когда девочка почти отскакивает и уносится к освещенному входу в здание. Остается только широким шагом устремиться за ней.
Джесси нихрена не понимает Фару, но это нестрашно. Она энергично рассуждает о лапше, урчат колесики чемодана, холодный воздух обдает шею, двери с шорохом разъезжаются в стороны, когда МакКри проходит идентификацию, Амари чуть ли не вприпрыжку устремляется к лифту… По дороге до комнаты отдыха Джесси пересказывает те из новостей, что первыми приходят в голову - разговоры, шутки, мелочи. Паузы между его комментариями заполняются мягким гудением лифта. В здании нежарко и довольно тихо, но так всегда в вечернее время, несмотря на то, что база никогда по-настоящему не спит - просто люди подспудно чтят естественный ритм, наверное. В комнате отдыха никого, даже в зоне кухоньки, экран в энергосберегающем режиме, освещение минимально, пока они не переступают порог. Джесси паркует чемодан в стороне от прохода и скидывает куртку в одно из кресел. Эта гостиная самая домашняя точка на базе, место, где можно расслабиться, а то и вздремнуть на диване, если, конечно, вас не побеспокоят чужие шаги.
- Что будешь пить? - МакКри первым делом идет к кофе-машине. У него вообще выходной, он проснулся какой-то час тому назад, чтобы встретить Фару и приглядеть за ней, пока Ана не приедет. График в последнее время ни к черту, но кто Джесси такой, чтобы жаловаться - они все так живут…
Он находит оставленный кем-то на кухонной стойке планшет и протягивает его Фарии, делая глоток из своей кружки. Обычное дело - закусочных всех мастей по Цюриху понапихано выше крыши, и, кажется, это единственное, зачем вообще в комнате отдыха нужен гаджет общего доступа. Не в heartstone же играть, в самом деле...
- На, выбирай. Сегодня все можно, - без ограничений по полезности в честь возвращения с каникул. И раз никто из взрослых-взрослых не смотрит и не будет нудеть, а МакКри - пф-фт, кто он такой, чтобы втирать о правильном образе жизни? Слава яйцам, Рейес даже не пытался отучить "ребенка" от курения, адекватный ж мужик.
Джесси отпивает еще кофе, рассеянно наблюдая за Фарой, потом и сам тыкает в меню, взяв свою обычную дичь (сине-фиолетовую лапшу с мексиканским острым соусом и кимчи из авокадо), подтверждает заказ, откладывает планшет в сторону. Девчуля нехарактерно молчалива, не бомбардирует ни вопросами, ни впечатлениями, смотрит куда-то в сторону, да и вообще...
- Хей, малая, - МакКри чуть хмурится, подойдя поближе, и касается ее лба тыльной стороной руки, - ты часом не заболела? - развернув кисть, прижимает ко лбу всю ладонь, встопорщив длинную челку. В медицине парень шарит немногим лучше полена, но по идее хотя бы это засечь должен. Ну, чтобы пнуть Фарию в медотсек - Амари ему башку открутит, если он прошляпит (ха, ха, прошляпит) настолько очевидную проблему.

+2


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Her facebook password is 'High Noon'