crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » осторожно, злая собака!


осторожно, злая собака!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

осторожно, злая собака!
sabine wren // взломщик, вор
владелец с двустволкой // anakin skywalker

https://78.media.tumblr.com/e3d11088a4fe952160235c740e6c236a/tumblr_ojg127NFLz1vcpuw0o1_500.png

«

Орд-Мантелл, 34.8
после событий битвы на Одессене

Это должен был быть обычный заказ на взлом. Хорошая система защиты, учитывая, что создана, по некоторым прикидкам лет сорок пять-пятьдесят назад, так и вовсе отличная. Хорошие деньги, никакой грязи.
Да и хозяин, если не умер, то давно забыл про эту схронку на милой планете Орд-Мантелл.
И Сабин доказала, что не зря за ней ходила слава в давние имперские времена, как прекрасного взломщика, подпольщицы и разыскиваемого лица. Несмотря на весь скептицизм желающих эту самую схронку взломать.
Вот только войти Сабин смогла. Оглядеться, осмотреться.
А потом сработала банальная защита от дурака в стиле Али-Бабы и прочих разбойников. И при первых же шагах выйти из пропыленного запасника некоего умельца оказалось невозможно. Помещение оказалось заблокировано. Точнее, конечно же, не совсем, но кто знает, что для этого надо набрать снаружи код? И это даже не защита в полном смысле, оно же срабатывает на всех, даже на хозяина.
Только вот владельцем был одаренный, которому не сложно.

Сабин все же зря взяла этот заказ.

А Энакин Скайуокер с удивлением обнаружит у себя в гостях странно знакомую незнакомку. Которая вроде как была в казино в начале месяца. И подозрительно походит на другую леди - одну из разыскиваемых в империи партизан террористического движения (по официальной позиции).

Вот так.
И кому тут не повезло больше?
А на стене криво висел плакат с добродушно-предостерегающей надписью:
«Осторожно, злая собака!»

»

[ava]https://78.media.tumblr.com/ccfe315a7ac1b38b8abd0adc730533c7/tumblr_p6b73cn9fU1vccq3xo3_540.gif[/ava]

+1

2

Есть вещи, которые не меняются.
Подобное бросается в глаза после долгого перерыва. Точнее, для меня он не был долгим.
Но для всех остальных - да.

Может быть, за годы все изменения проходят незаметно. Для тех, кто живет этим, кто окунается головой в жизнь галактики и даже в какой-то степени пытается ее менять.
А что для меня?
Тридцать лет карбонитого сна, потому что маме взбрело в голову таким образом сохранить жизнь своих детей во время нападения на Кроунест.
И что дальше? Предполагалось, что при успешном исходе боя нас с Тристаном освободят из этой поганой заморозки.

Вот только освободили меня спустя тридцать лет. И это было… не очень приятно.
Казалось бы, последствия этого до сих пор меня преследует. Иногда, чаще всего, по вечерам меня преследует ощущение, что мои конечности немеют, а к голове подбирается холод, захватывая все сознание, и отключая голову, погружая в сон.
Примерно шесть раз из десяти, когда я ложусь спать.
Паршивое чувство. Фантомное ощущение карбонита - от которого я никак не получается избавиться.
И не знаю, получится ли.

Пока я спала, галактика изменилась. Снова. Разве это новость? Совсем нет.
Может быть, те, кто жили все это время, старели, набирались опыта и мудрости, и не заметили, насколько сильно.
Но когда спустя тридцать лет вырывают из такого стремного сна, сложно не заметить то, что изменилось.

Орд Мантелл, как ни странно, остался почти таким же.
Я не замечаю крупных изменений уже по прилету. Когда я паркую свой мандалорский истребитель типа “Давааб”, позаимствованный с пустынного Кроунеста, в старом ангаре, уже бросается в глаза все такая же обстановка.
Когда я здесь была в последний раз?
Давно.
Мы с Кетсу, сбежав из дома, брались за любую работу, за любой заказ, лишь бы заработать. Не только кредиты. Но и репутацию тоже.
Банальная история, да? Две мандалорские юные дурочки когда-то решили: быть наемником - это круто. Попасть в ряды “Черного Солнца” - престиж крутости в данной работе. Убивать людей? Ну, ведь надо же чем-то жертвовать.
Кетсу давалось это проще. А я не могла перестать думать о каждом, кого приходилось упокоить навсегда одним выстрелом из бластера.
Может быть, поэтому я ухватилась за шанс, подаренный Герой, когда подруга кинула меня в тяжелом состоянии, сгребла всю нашу добычу и скрылась в неизвестном направлении.
Потом мы с ней решили этот момент. И Кетсу, все-таки попавшая в эту организацию, покинула ее и помогала Восстанию.

Орд Мантелл точно не изменился.
Я отмечаю это, когда оплачиваю аренду ангара старому родианцу, что тут же вносит информацию в свой датапад.
Когда иду по железному настилу, что вот-вот оторвется от пола. Кажется, с моего последнего пребывания на этой планете, его так и не поменяли. Ну и плевать.
Я не боюсь провалиться в какую-нибудь дыру. Джетпак за спиной, вновь отремонтированный, явно намекает тяжестью на плечи, что я таким образом точно не пропаду.

Восстания нет. Республики - Новой Республики, что построили после победы - тоже.
Есть Сопротивление. Пострадавшее после того, как Первый Орден уничтожил базу на Одессене. Те, кто успел, скрылись на Арбре, те, кому чуть меньше повезло, но они остались живы - были туда доставлены после эвакуации с горящей базы. Несколько дней зализывать раны и рассылка помощи по все уголки галактики.
Никто не откликнулся. Практически.
Всем плевать на то, в каком состоянии галактика. Все уже давно забыли ту войну. Все смирились с тем, что Первый Орден захватил власть и оккупировал Корусант.
Как же быстро люди забыли взорванную систему и миллиарды погибших!
Конечно. Легко так рассуждать и спрятаться, когда не теряешь своих близких и не погибаешь сам.

Но есть небольшая деятельность в этой галактике, которая никогда не меняется, сколько бы ни прошло лет.
Контрабанда, пиратство и грязная работа за хорошую сумму кредитов.
Поэтому Орд Мантелл неизменен.
Я покидаю старое здание космопорта и выхожу наружу. Легкий сухой ветер почти не ощущается в облачении брони и шлемом сверху. Не нужно лишний раз светить свое лицо здесь.
Это не опасно. Но лучше перестраховаться.

Сопротивлению нужны средства. Единственное, чем я сейчас могу помочь - это некоторой суммой кредитов. Людей мы еще найдем. Главное - верить в это.
Тогда, много лет назад, когда мы боролись с Империей, вера и надежда - вот что укрепляло наш дух. Нашу решимость идти до конца и погибнуть, если понадобится.
Поэтому сейчас лучшее, что я могу сделать - действовать также. Так привычнее. Это помогает не думать о том, во что превратилась галактика, забывшая войну.
И не думать о том, что случилось в казино.
Вот о последнем - никогда не думать.

На Орд Мантелле меня ждет заказ, выхваченный из подпольной линии голонета. Я еще не забыла, как можно туда пробиться и найти что-то ценное, что-то интересное.
Именно так мы с Кетсу брались за любую работу. И ведь она смогла добиться того, к чему мы стремились вместе.
Мне же это стало не нужно.
Но система до сих пор работает.
Короткая переписка с нанимателями, и вот, я уже здесь.
Прохожу по улицам, стараясь не привлекать внимания. Бродяги смотрят на меня удивленно, но быстро отводят взгляды, теряя интерес. Мандалорские наемники не такая уж и редкость. Но, видимо, в последнее время встречаются не так часто, как бы мне хотелось.

На Орд Мантелл все то же грязно-розоватое небо, а вдалеке видны фиолетыве горы. Разве что улицы уже менее аккуратные, дома выглядят более обшарпанными. Никто их не ремонтировал за тридцать с лишним лет.
И ничего удивительного, кому это вообще надо?
Здесь никто не задает лишних вопросов, опасаясь получить заряд бластера между глаз или чего похлеще. Здесь звучат множество диалектов, ведь некоторые экзоты слишком гордые, чтобы говорить на общем галактическом.
Я вспоминаю, как мы с Кетсу переходили на мандо’а, обсуждая посреди улицы текущие дела. Конечно, не громко, мы же не совсем идиотки! Но кто угодно мог услышать и понять. Или подслушать.
Потому что конкуренция в такой сфере тоже высока. Все хотят наживы или хотя бы чего-нибудь пожрать.
Есть вещи, которые не меняются.

Я захожу в нужный мне дом, опознав его по приметам, указанным в письме. Краска здесь облупилась, и я стараюсь не думать о том, чтобы подправить его дизайн.
Спокойно, я здесь не за этим. Работа, за которую я никогда не бралась, даже когда совсем было туго. Потому что творчество и дело нельзя смешивать.
Да и потом, если позволишь себе вольность сделать красиво, в ответ можно услышать вопли, что это совсем не то, что было нужно.
Как правило, подобные наниматели отличаются занудством и полным отсутствием вкуса.

Дело не пыльное. Взломать какой-то старый тайник неподалеку от Квартала Торговцев и принести сюда все, что там лежит. И я получу три сотни кредитов. Ха! Всего-то?
- Пять сотен, - я возражаю. Голос, усиленный динамиком шлема, кажется более грубым, чем на самом деле. Сейчас скрывать лицо мне только на руку.
- Четыре, - визгливым, скрипучим голосом возражает гаморреанец, хмуря брови к своему кошмарному рылу.
- Четыре с половиной. Минимум, - я не собираюсь уступать.
И он неожиданно соглашается. Протягивает руку для рукопожатия.
Складываю свои на груди и говорю что-то насмешливое про боязнь бактерий. Еще чего не хватало, касаться этой мерзкой свиньи.
Но мы разобрались. Я получаю нужное направление. Мой наниматель даже выдает мне ключ-карту, показывая в сторону прохода гаража со спидерами. Надо же, какая щедрость! Но я почти благодарна, транспорт будет очень кстати.
И уже на нем я покидаю Квартал. Сколько там? Десять километров? Не так уж далеко. Но пешком пришлось бы потратить лишнее время. Спидер старый и не слишком быстрый. Впрочем, этого достаточно. Не развалится по дороге, и на том спасибо.

Проехав в нужном направлении, я останавливаюсь возле подножья горы. Если координаты не врут, значит, тайник где-то здесь.
Легким прыжком я слезаю со спидера и иду в направлении небольшого углубления.
Ничего в скале не говорит о том, что за ней что-то спрятали. Я хмурюсь, опускаю антенну с прибором поперек визора шлема, сканируя местность.
Есть!
Замаскированная дверь, которую не так-то просто разглядеть человеческим глазом. Старая система замка, что будет не так-то и сложно взломать.
Это хорошая новость. Значит, можно обойтись без взрыва.
А потом надеяться, что за дверью - не какой-нибудь ранкор с кучей запасов еды, которую ему постоянно приносят. Иначе принести его гаморреанцу будет… проблематично.
Я отгоняю от себя не слишком приятные мысли, пока достаю нужные отмычки из запаса.
Если они не помогут, придется доставать плавитель металла. С собой я его, разумеется, прихватила. Но хотелось бы и обойтись без него.

Дверь открыть получается. От легкого нажатия отмычкой, она с громким звуком уходит в скалу. На всякий случай отхожу на пару шагов назад. И достаю бластер, целясь в темноту.
Но инфракрасный режим визора демонстрирует, что внутри нет никаких живых существ.
И, тем более, ранкоров. Ладно, можем считать, что мне повезло.
Я возвращаюсь к спидеру, где к багажному сидению привязана сумка.
С облегчением снимаю шлем, встряхивая волосами, приглаживаю их одним движением руки.
И шумно вдыхаю воздух Орд Мантелла. Да, все также не пахнет свежестью. Воздух сухой и неприятный, но хотя бы есть. Я отвыкла ходить подолгу в шлеме. Нельзя так.
Непростительно для мандалорки. Но, к сожалению, сделать замечание мне тоже некому. А, ну и плевать!
Шлем я оставляю в сумке, а взамен достаю несколько ламп, что можно будет закрепить на полу. Четыре штуки, чтобы расставить по углам. И пятую - держать в руках, когда я буду осматривать хранилище.
Надеюсь, оно того стоит.
Иначе этот жадный свин может оскорбиться и не заплатить ни чипа. С него ведь станется. Чего-чего, а чести у гаморреанцев нет точно. Если вообще такое слово знают.

Когда я расставляю лампы по углам, отмечая про себя отвратительный затхлый запах и зажигая каждую последовательно, я понимаю, что передо мной есть еще одна дверь.
Видимо, кто-то в этой горе обустроил сейф. И не лень же было!
Теперь я не сомневаюсь, что содержимое того стоит. Вряд ли кто-то стал бы настолько сильно заморачиваться, чтобы спрятать за этими дверьми упаковку из-под сока джумы. Или пустые бутылки из-под молока банты.
Если этот кто-то, конечно, не большой шутник. Но, в таком случае, его чувство юмора уж слишком специфическое! Я бы не оценила, даже самые неудачные шутки Зеба были не настолько отвратительными.

Расставив лампы, я беру в левую руку последнюю и подхожу к сейфу. Там, где он должен открываться, я вижу небольшой портативный терминал. Мигание лампы показывает, что он работает. В режиме ожидания. Ну кто бы сомневался! Видимо, владелец рассчитывал покинуть это место надолго и дал ему установку служить замком. Или это просто понт? Сейчас и проверим!
Одним нажатием кнопки я заставляю небольшой экран загореться. Под ним - набор цифровых кнопок. Под каждой цифрой - символы алфавита.
А на экране светится надпись на ауребеше.
“Введите пароль.”

- Серьезно?.. - удивление сопровождается нервным смешком. Система взлома и подбора пароля у меня тоже имеется. Но это может занять не один час. - Отлично, еще пара сотен кредитов сверху!
Потому что о подобном меня не предупреждали. Но, в таком случае, это объяснимо, почему сейф не взломали его головорезы, а предпочли воспользоваться услугами наемника.
Я достаю небольшой портативный компьютер, подключая его к системе сейфа.
Впрочем, я не ожидала, что будет легко.

Подбор пароля занимает почти два стандартных часа. Неплохо. По час на каждую сотню. Так и скажу этому ублюдку, когда приду за своей платой.
Наконец-то звучит долгожданный сигнал и дверь открывается. Я стремлюсь оглядеть открывшееся передо мной небольшое пространство, но сквозь пыль разглядеть сложно даже что-то с помощью лампы.
Пыль попадает в нос и я чихаю. Может, за пыль сторговаться еще на пару кредитов? Или все-таки обойдусь?
Об этом я подумаю потом.
Но пока я переступаю порог и...
Дверь захлопывается с громким, издевательским лязгом.
- Что?..
Зря я это сказала вслух, и фраза сопровождается очередным чихом. Я стараюсь осветить вокруг себя помещение, в поисках хоть какой-то лазейки. Получится ли выломать дверь изнутри? Не факт. Несмотря на пару бластеров и небольшое паяльное устройство на поясе, если и получится, то времени уйдет еще больше, чем для подборки пароля.
Шлем остался снаружи. Вместе с системой подачи воздуха в условиях невесомости. Здесь он есть. Более затхлый и противный, чем снаружи.
Мне придется соображать, как отсюда быстрее выбраться.
И не поддаться панической атаке. Глупая, глупая будет смерть!

Отредактировано Sabine Wren (Пт, 30 Мар 2018 03:31:13)

+1

3

Забавно, он думал, что уже успокоился. Вот только стоило лишь немного отойти и перестать думать о разговоре со странной гостьей далекого прошлого – Эйтрис – как гнев нахлынул с новой силой. В нем, как ни странно, не звучали глупые вопросы или дурацкие возгласы типа «как вы могли?», «я вам верил!», «ты же клялась быть лишь со мной» или «ну и где твоя высокая мораль, джедай, а, мастер?».
Нет, это был подспудный, почти ледяной океан взвешенной ярости. Которая глухо перекатывается в голове, с каким-то удовлетворенно язвительным лейтмотивом переливов волн «а ты, что, думал, в сказку попал? Где светлые и правда справедливые, верные чистые? Так таких попросту не бывает». Очередной щелчок кувалдой по носу, благо хоть привычное это занятие, лет с трех и без продыху.
Подумаешь, искренне считал жену лучшей и самой идеальной женщиной в мире. Она же такой и осталось, просто быть верной женой ей не очень удалось. Да и было бы кому? Двадцатилетнему идиоту, который просто старался сам стать идеальным для нее? Что ж, как сейчас становится ясно, и не вышло бы. А так. Надо было просто и четко сказать себе еще тогда, когда узрел самозабвенно целующуюся с представителем Банковского Клана благоверную, что все представления об идеальном браке и верности можно спускать в уничтожитель совершенно ненужных отходов.
А мастер? Что ж, Скайуокер, ты его репутацию прожженного бабника не знал? А прежде чем надеяться на честь магистра-джедая, вспомнил бы, что он и знать не знает, что женат. А что знает о влюбленности? Ну ведь Падме же приняла к сведению его советы и ничего не обещала?
Да и не узнает ведь.
Энакин просто мысленно даже слышал те оправдания, которые могли бы быть. Вот только вряд ли они были. Настолько ведь хорошо прятались, что выглядели как недостижимая ангел и бестолково и бессмысленно восторженный поклонник.
Это тоже злило. И на кончиках пальцев клубилась Сила в бессмысленном и бесполезном желании что-нибудь уничтожить. Или хотя бы устроить маленький шторм. Чтобы так – до конца, до самого конца, чтобы ничего не осталось и думать можно было о чем угодно.
Только души бы тоже не осталось. Никаких сил.
Лишь равнодушие.

Хорошо, что пустынных планет много. Только Энакин зачем-то выбирает опостылевший, отдающий горечью воспоминаний и ошибок Хот, даже не озаботившись прихватить насколько нибудь теплую одежду. Что ж, придется побыстрее. Или замерзнуть насмерть, тоже вариант неплохой. Особенно когда являешься излишне одаренным в Силе и при этом гордым обладателем разбитой в хлам психики. Там, с милыми приступами ярости, мимолетных желаний запытать тупящих в очереди перед тобой разумных, когда они пытаются устроить скандал или, упаси Сила, подвинуть тебя нетактичным движением объемистых тел.
Впрочем, некоторые утверждали, что это как раз обычная реакция разумного на такие безобразия. Только вот Энакин сильно сомневался, что реальная готовность убивать этим обывателям так же свойственна. И не потому что тяжело постоять лишние десять минут, торопиться-то уже некуда, но просто раздражают до крайности, и слишком шумно, слишком… эмоционально.
Впрочем, всегда можно обосноваться или в глубоком космосе или на планете вроде этой.
Энакин прищурился, глядя на бушующую вокруг метель. Все же, хотя бы изредка, но отпускать себя необходимо. А с холодом вполне справятся фокусы, позволяющие некоторое время бороздить космос без скафандра и корабля. Пусть и совсем ненадолго.
Сила рвалась прочь, желая разметать все подряд, но находила лишь снег и лед. А Энакин, стоя посреди бушующего урагана, наслаждался. Возможностью просто быть собой – и не быть никем вообще. Отпустить, не думать.
И гнева тоже больше нет.
Лишь отстраненная боль о том наивном мальчике, что до самой смерти верил и находил оправдания. Что безмерно глупо, он ведь совсем отчетливо знал, что они неидеальные, что они враги. И исправить это не получается. Совсем.
И не получится, даже сейчас. Останется лишь принять и примириться. Постараться как-то смириться и с их выбором (с каждым, даже с тем самым, что больнее всего), и с собственными поступками. В конце концов, кто из нас идеален?

Но все-таки замерз. Энакин вернулся на борт своей яхты под недовольное ворчание АрДва, пытаясь согреть руки хотя бы дыханием. Раз уж растирание не помогает. Мда, так и начинаешь ценить преимущества протезов, те хотя бы не мерзли и вообще отличались повышенной стойкостью. Один из них, кстати, даже вполне успешно пережил довольно близкое знакомство с лавовыми реками Мустафара, что уже показатель.
А на панели ярко сиял принятый сигнал на одной из древних линий связей лорда Вейдера. Сказать, что Энакин удивился – не сказать ничего. Он и мониторил их во славу старых неизбывных привычек, прекрасно отдавая отчет, что по ним уже лет двадцать как некому общаться. Впрочем, всегда есть место случаю.
Но сейчас, слава Силе, выполз не очередной человек-из-прошлого, который знал, умел, мог и вообще, куда его теперь девать, если убивать врожденная практичность не дает?
Просто кто-то залез в практически пустую  схронку. Вот ведь везучий этот некто – мало того, что на Орд-Мантелле эта пещера была оборудована как перевалочный пункт для того, чтобы на время укрыться от всяких поклонников в очередной раз разнесенного Черного Солнца с их неимоверной благодарностью в виде сверх десятка трупов на голову. Ну или просто переждать засаду, если костюм повредят, так и нет там ничего, кроме небольшого коврика, стола и оборудованного места для выхода в голонет. По последнему слову техники сорокапятилетней давности.
И можно было бы откровенно и с чистой совестью проигнорировать, вдоволь посмеявшись, представляя лицо несчастного бедняги, который полез за «великими сокровищами». На самом деле, что-то более менее ценное Энакин предпочитал хранить в куда более простых схронках. Меньше вероятность, что обнаружат.
Вот только, всё же. Навестить Орд Мантелл внезапно очень тянет. Хотя бы посмотреть на счастливчика да сказать ему простое человеческое «спасибо», потому что, честно говоря, Энакин впервые за несколько последних недель искренне и от души смеялся.
Лорда Вейдера уже давным-давно нет, а он все продолжает злодействовать.

Лететь, если умеючи, совсем недолго. А если еще и быть пилотом в стиле «сам ситх не брат», что в общем, плохая аллегория, хм. В общем, если быть летчиком-самоубийцей, то и вовсе совсем быстро, со всеми приготовлениями – лишь несколько часов.
Последний из которых потратить гуляя по лавочкам и кафешкам города. Система очистки воздуха в старом тайнике есть, так что, можно и не особенно торопиться. Зато вот еды – нет. Дарту Вейдеру она, кхм, как-то была не нужна. По крайней мере, обычная, человеческая.
Будем надеяться, что и таинственный взломщик принадлежит к одной из гуманоидных рас. Это ведь отдает вполне неплохим приключением, забавным зрелищем и крайне приятным вечером.
Потому Энакин честно закупился, честно арендовал графицикл и уже совсем скоро был на месте.
Попутно отмечая, что склероз еще не совсем замучил, найти старое место удалось с первой же попытки.
А там – двадцати трехзначный код, и мудрый поступок отступить чуть с траектории. А потом, не размышляя, отбросить незнакомца к стене, аккуратно и легко, придерживая Силой. Убьется еще, и что? Зря ехал? Так на Хоте было не так уж и скучно.
- Спасибо, Сила Великая, за дар твой великий, - насмешливо возвестил Энакин, разглядывая знакомую девчонку с грешного Канто-Байт и грандиозной идеи мастера поиграть на драгоценности. – Да, говорят не всех подрывников и идейных противников увеселительных заведений переловили за последние пару недель.
Что, вроде как, чушь, а может быть и нет. Главное, отбросить подальше от девчонки оружие. Хотя, она, на вид, мандалорка. И всегда есть вероятность, что что-то осталось, даже когда они голые.
Впрочем, любоваться юными прелестями Энакин не имел никакого желания.
Педофилию он искренне не одобрял.
- Есть будешь, хитрый вор, а? – добродушно осведомился, показывая на пакет.
Теперь главное – не забывать, что в любой момент могут напасть.

+2

4

Лампа в руках тревожно мигнула. Я морщусь. Не так уж и надолго ее хватит.
Но насколько хватит воздуха?
Я не собираюсь умирать здесь. Вот еще!
Злость придает сил. Я устанавливаю лампу возле двери, надеясь, что света хватит, чтобы осмотреть замок изнутри.
Чем его взламывать, я не знаю. Все, что у меня осталось по эту сторону двери - это пара бластеров, пистолет с красками и электронное устройство, которым я вскрывала эту дверь, подбирая пароли.
Целых криффовых два часа! Я закусываю губу. Может быть, стоит попробовать еще раз?

Я снова достаю прибор, подключаю его к замку. Как бы не так! Устройство, издевательски мигнув лампой, демонстрирует мне на экране разряженную батарею и выключается.
Я закатываю глаза. Да сегодня просто мой “счастливый” день!
Делаю мысленно пометку - когда я выберусь отсюда, больше никаких краж со взломом. Никогда. Никак. Совсем нет. Сколько бы даже не предлагали за это кредитов - да хоть миллион! Не стоит оно того.
Если я, конечно же, отсюда, выберусь.

И пока у меня еще есть ограниченный запас воздуха и совершенно неограниченный - времени, у меня есть возможность подумать, как еще выйти наружу.
И осмотреть это место и его содержимое как следует.
Я наклоняюсь и снова поднимаю лампу, освещая хранилище.
Не слишком большое. Сойдет за среднюю комнату в какой-нибудь не самой дорогой гостинице на Нар-Шаддаа.
Только вот тут нет кровати, другой какой-то нужной для жизни мебели, двери в комнату с кабинкой освежителя и большого панорамного окна с видом на Променад.
Может, последнее даже к лучшему. Еще не хватало смотреть на пустынные розово-фиолетовые пейзажи Орд Мантелла, которые ну совсем не отличаются разнообразием.
Ничего, еще пара часов здесь и я по ним определенно заскучаю!

Я продолжаю осматривать содержимое хранилища. И что я вижу?..
С моих губ тут же срывается крепкое ругательство на мандо’а, но я заставляю себя замолчать. Воздух нужно экономить.
Ничего тут нет ценного. Совсем!
Ладно, кое-что тут имеется. Коврик. Очевидно, если не помру раньше, на нем можно будет поспать. Только под голову класть нечего. Не собственную же броню все-таки?
Стол. Техническое оборудование… Судя по его виду, даже если рабочее, то уже явно устаревшее. А если сравнивать с тем, что я видела на базе, ему явно не один десяток лет.
И ради этого хлама я так старалась? В голове мелькает неприятная мысль о том, что меня явно обманули. Или гаморреанец сам не знал, что тут нет ничего ценного.
И, разумеется, за эту дрянь платить жирный придурок откажется.
Я готова взвыть от досады. А между тем, машинально оглядываю комнату в поисках человеческих тел и скелетов.
Нет. Удивительно. Тут не имеется ничего подобного. Ни тел, ни скелетов. А значит, неудачников и лохов, вроде меня, тут не было.
Реакция хранилища мне понятна. Попытка несанкционированного вторжения, и сработавшая система защиты.
Если бы его пытались взломать раньше, тут был бы хоть один такой же неудачник, подохший от недостатка воздуха, воды и пищи. Если, разумеется, хозяин хранилища не убирает трупы раз в неделю.
Это тоже не стоит скидывать со счетов. На всякий случай.

Я снова оглядываюсь. Уже внимательнее. И замечаю систему очистки воздуха. Ну, лучше поздно, чем никогда!
По крайней мере, смерть от нехватки кислорода здесь мне точно не грозит.
Зато она может грозить от чего-нибудь другого. Например, от обезвоживания. Самая большая вероятность в таком месте.
Бутылка с водой снаружи. Там, в сумке, что лежит на гравицикле, который я оставила у входа. Следовательно, как и все остальное снаряжение - она мне недоступна.
Здесь-то воды явно нет. Еды тоже. А если бы и были… Насколько просрочены и насколько безопасно это было бы есть и пить? Смерть от отравления ничуть не лучше смерти от обезвоживания и голода. Даже неизвестно, что из этого хуже.
Особенно, будь оно все ровесником этого оборудования.

Ах, да!
Почему бы не попробовать подключиться к голонету?
Я подхожу к аппаратуре, приводя ее в чувство. Она включается не сразу. Будь она живой, небось бы охренела от того факта, что ее внезапно разбудили.
Она будто кряхтит, издает странные звуки, но экран все-таки загорается.
Надписью, что дразнила меня пару часов назад, вот так издевательски мигая.
“Введите пароль”, ага. Конечно, сейчас только вручную сыграю в угадайку и все будет!
Доступ в голонет, в общем, тоже закрыт. Но экран дает хотя бы какое-то дополнение к свету и я оставляю его включенным. Пока и там чего-нибудь не сядет. Может быть, проживет дольше, чем моя портативная лампа, которая явно скоро погаснет.
А, может быть, и нет. Какая все-таки разница?..

Чтобы извлечь хоть какую-то пользу из коврика, я пододвигаю его к двери. Сажусь на него, спиной опираясь на эту самую дверь. Подтягиваю ноги, обнимая колени руками. И утыкаюсь в них лицом.
Сейчас мне ничего не хочется. Попытки выбраться провалились. Можно наивно надеяться, что меня кто-нибудь найдет. Может быть, даже у него получится открыть эту дверь, как у меня недавно. И я смогу выйти, прежде чем дверь захлопнется снова.
Дурацкие и наивные мечты человека, что оказался взаперти, но привык полагаться на пресловутую надежду.
Да вот только в этом времени это чувство больше неактуально.

Никто не придет на помощь. Именно так дала понять галактика, когда никто не среагировал на личный код Леи.
Именно это было показано недавно в Канто-Байт.
Я так и не узнала, кем были эти погибшие террористы, но пожилой мужчина слишком сильно и громко кричал про Сопротивление. Круто! Испортил репутацию, молодец какой!
Люди забыли ту войну. А мы еще помним. Они предпочли ее забыть, потому что не хотят вспоминать о плохом. Им неважно, кто у руля. Империя, Первый Орден, Альянс, Новая Республика, Сопротивление…
Да какая им разница, если они на этом зарабатывают, предпочитая спускать деньги на Кантонике, пить дорогие вина с Набу и элитный кореллианский виски?
Галактика разочаровала. Это будущее - тоже.
Все, что я делаю сейчас - помогаю Сопротивлению деньгами. И откладываю себе, чтобы было, что есть, и где спать. Я давно уже не была на базе. У меня нет желания туда возвращаться. Но я остаюсь на связи и поддерживаю их.
У них есть силы и желание бороться. А у меня опустились руки. Нет ничего - ни мотивации, ни желания, ни верных друзей под боком.

Не лучший повод, чтобы сдаваться. Более того, сдаваться конкретно так противопоказано! Но что можно с этим поделать?
Все, что случилось в казино, еще долго будет вспоминаться. Все же эти люди и представители других рас, разодетых в красивые одежды, спускающих деньги в сабакк, кости и рулетку, вот все, что им нужно.
Им плевать, будут ли их спасать. Им слишком хорошо живется.
Зря я тогда взялась за это задание. Все равно в итоге его не выполнила. Думала, это будет весело. Но это оказалось мерзко.

Я встряхиваю головой, отгоняя от себя мрачные мысли. Несомненно, сидение взаперти и невозможность выбраться наружу, именно так на меня и действует. В этом дело, все дело именно в этом…
Но за это задание браться действительно не стоило. Сейчас мне не хочется возвращаться на базу, и я отсылаю Лее заработанные кредиты.
Может быть, потом вернусь. А пока я предпочитаю покориться тому, что здесь происходит.
Крутиться, как получается. В общем-то, не самая плохая идея.

Дверь открывается неожиданно. Я поднимаю голову и встаю на ноги, но не успеваю развернуться, как меня тут же прижимают к стене.
Силой. Этой гребанной Силой.
Я разглядываю того, кто почти избавил меня от заточения здесь. Молодой мужчина с сумкой в руках. И очень знакомый на вид. Я стараюсь вспомнить, где именно его уже видела, но когда он заговорил, вопрос решился сам собой.
- Подрывников? Идейных противников? Только не надо мне приписывать того, чего я не делала, - конечно, имеется в виду именно казино. Туда я шла всего лишь найти взломщика, а нашла кучу приключений на задницу. Я морщусь, складывая руки на груди.
Конечно, я его помню в казино.
- А где своего товарища потерял? - чуть насмешливо, вспоминая, что этих ряженых было двое. И оба стояли возле стола с мертвым викуэем. Чудесное место для первой встречи, не так ли?
- Буду, - я закусываю губу, понимая, что в желудке заурчало, едва ему стоило упомянуть еду. - Ничего личного, мне за это должны были заплатить. Но сомневаюсь, что заплатят за… - я оглядываю хранилище, тяжело вздыхая. - этот хлам.
Работа банте под хвост. Но, по крайней мере, хотя бы накормят. Уже легче.
А дальше - снова шерстить голонет? Хоть какие-то сбережения уже остались. Но, учитывая, что сегодня я рассчитывала на совсем другой результат, Сопротивление пока что обойдется.

+1

5

Встрепанная пичуга с Фелуции, именно так почему-то думает Вейдер, глядя на собирающуюся девчонку. Нахальная, к тому же. И опять, как тогда на Канто-Байт, создается впечатление, что это не девочка – а очередной привет из прошлого.
Сила, да сколько можно?
- Вот и хорошо, - спокойно кивает, продолжая разглядывать. А еще – шаг вперед и напрочь закрытая дверь. Энакин улыбается, открыть ему дверь труда не составит. Но вот девчонка может и решить, что быть в одной клетке с тиграми или ранкорами – перспектива не слишком приятная.
Самому же Энакину было слишком жаль потерянного времени, чтобы отпускать воробышка просто так.
И, нет, все же, кого она ему настолько напоминает?
- Нахалка, - резюмировал, подтаскивая коврик на середину комнаты Силой. Поставил пакеты из какого-то дорогущего – а в других Энакин еду просто брать не рискнул; отравят вряд ли, но расстройство желудка жуткая штука, все развлечение портит –  ресторана пакеты на середину, уселся в типичной позе для медитации. Подтянул к себе откинутые ранее бластеры и задумчиво взвесил на ладони.
Мандалорка.
Бластеры.
Пестрая броня и дикий цвет волос.
Кажется, Энакин знает, кто это такая. В свете всех последних событий, оно даже не вызывает удивления, хочется только побиться лбом о ближайшую стенку или наоборот, поздороваться собственным клинком с печенью мироздания пару десятков раз.
А может это просто безумно хорошие пластические хирурги, и вообще больше бионики, чем человека? Впрочем, как бы то ни было, а подобное хамство заслуживает небольшого щелчка по носу. Хотя бы метафорического.
- Нахалка, явно. Оставить, что ли, тебя здесь? Будешь милым обитателем заброшенной пещеры. А последующим воришкам хотя бы броня мандалорская достанется. За нее, говорят, какие-то гроши выручить можно.
На самом деле, это довольно забавно. По идее же, когда застаешь грабителей на собственной территории, они или пытаются тебя убить, или оправдаться, или сделать вид, что мимо проходили.
А эта наглая. Настолько убеждена, что законы не для нее, и она так просто имеет право вломиться на чужую территорию, что даже малейшей неловкости нет. Действительно, слишком похоже на мятежников времен Империи. Все им не сиделось, все им взрывы и свободу-мир-равенство за час подавай. Вот только, к великому сожалению, так не бывает.
И сейчас уже практически приходит уверенность, что листовки на эту девчонку он видел. И что, блядь, это все же не пластические хирурги. Ну невозможно в пятьдесят с лишним быть настолько наивным максималистом! Взять хотя бы Лею, которая вполне способна закрыть глаза на прошлое полезных людей ради выгоды. Или на Андора того же.
- Да ты кушай, кушай, - Энакин насмешливо кивает на снедь и даже подает пример. Достает стакан черного кофе (его в принципе ничто испортить не сможет!) и спокойно пьет. Как-то ехидно подумав, что остались лишь два стаканчика с какао, очень в масть. Как знал, что ребенка встретит.
Ну, может и правда знал, Сила иногда заставляет его действовать почти неосознанно.
А кофе хорош. Энакину положительно нравится крупица соли и почти неслышный отзвук кардамона. Вполне возможно, что он все же не напрасно отдал честные кредиты за бессмысленную попытку бесплатного развлечения. Что само по себе противоречит, но кто обращает внимание на подобные мелочи?
А еще внезапно качественный и даже оригинальный кофе позволяет не разозлиться на внезапный вопрос об Оби-Ване, а, скорее, развеселиться.
- Я не слишком оценил привычку моего друга спать с моей же женой, - честно и слегка насмешливо отвечает Энакин. Слегка салютует стаканом с кофе и, едва заметно призадумавшись, решил все же разобрать несчастное оружие мандалорки. Скорее всего у той есть еще, но искать иное лениво, а проигнорировать вот прямо на ладони лежащее, не дает проснувшаяся основательная паранойя.
Забавно, но бластеры вроде бы из этого времени, надежные, но не слишком новые. Опять, что ли, связалась с террористическими бандформированиями в виде Сопротивления? Если так, то печально. Не запереть здесь девочку, Лея совершенно не оценит.
Хотя всегда можно сделать вид, что никакой такой Сабин Врен он попросту не знает. И вообще, она в казино загуляла, мальчика или девочку себе нашла, и решила пожить мирно.
А что? Почему бы и нет?
Потому что все повстанцы романтичные идеалисты. Такие на своей борьбе умирают, а не живут мирной жизнью. Отлично ведь известно, и сам Энакин такой, и Падме тоже была. Была, да… но возможно, что и нет. Что он вообще, как оказывается, знает о своей суженной?
- Впрочем, жена, по всей видимости, тоже скоро станет бывшей. Надо только разобраться, как развод оформляется в принципе, - горько поморщившись, усмехнулся Энакин. Ну-ну, конечно. Почему должна была устоять сказка про настоящую любовь, если все остальные иллюзии рухнули? – Хорошие бластеры. Но тебе я их не отдам.
А вот это уже прямая насмешка.
Может, не стоит так? Еще сломается девочка.
- По крайней мере, пока. Кстати, мисс Врен, я ошибаюсь, или вам недавно должно было исполнится аж целых пятьдесят пять лет? Не посоветуете своего пластического хирурга, сделаю жене прощальный подарок.
А то все делает вид, что взрослая, мудрая и все знающая. Маленькая и глупая девочка, что до сих пор воспринимает всех еще более юными и неразумными идиотами.
Кажется, это называется «принятие». Ну, стоит порадоваться хотя бы тому, что уже не хочется убивать всех подряд, начиная с мастера. И чтобы жена смотрела и смотрела, не в силах что либо поделать. И знала, что все это из-за ее разбитой клятвы.
- И как вам, кстати, новый мир? Вы же за него боролись?
Да, это подло.
Нет, удержаться невозможно.
Совершенно.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » осторожно, злая собака!