Иногда ей было слишком жарко по ночам: кожей Ангела чувствовала горячий песок тех мест, откуда не так давно уехала, променяв настоящую помощь на никому не нужную дипломатию. Иногда этот песок жёг обнажённые колени: она была не в силах встать с этого песка, чтобы отойти от тяжелораненого. Руками по локоть в крови зажимала рану, надеясь, что ассистентки не провозятся слишком долго, пока умирающий человек, в глаза которого она смотрела, медленно теряет жизнь. Этими же руками она чувствовала, почти физически, как уходит это ни с чем не сравнимое тепло. Как остывают тела, в которых ещё секунду назад теплилась жизнь. Доктор Циглер провела слишком много времени в таких условиях - упущенные, как тот же песок, проходящий сквозь пальцы, жизни не могли заставить её плакать по ночам, но она не могла перестать видеть подобные кошмары. Пожалуй, это не было чувством вины, но невидимыми нитями было сшито с тем желанием, той мотивацией, которая позволяла ей вставать каждое утро. Это было далеко от идеализма, но Ангела с трудом могла мириться, видя, к чему идут дела. Даже когда увидела пришедших за ней Фарру и Гэндзи. Они, пожалуй, не знали всех причин, но получалось так, что доктор Циглер видела, что их гложет, а сама скрывала похожих призраков глубоко в себе. Даже герои не могли делать вид, что всё хорошо. Для мира вокруг они только-только начали отмываться от черноты, которой заляпал их Блэквотч. Возможно, что они станут такими же великими героями, какими когда-то были, однако не перестанут быть людьми. Со своими страхами и сомнениями...читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » общество анонимных ветеранов «Не влезай - убьет»


общество анонимных ветеранов «Не влезай - убьет»

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

общество анонимных ветеранов
«Не влезай - убьет»

anakin skywalker // информатор
cassian andor // разведка

https://78.media.tumblr.com/e7390978914e97de9bf6aca5a545660d/tumblr_o1vif3oQNV1t553g0o1_500.gif

«

пекарня «У Палпатина на рогах», Коррелия, 34.7 ПБЯ
Кассан Андор, без сомнений, уважает генерала Лею Органа. Но тем не менее, иногда перепроверить новоявленных «агентов» на службе благого дела Сопротивления очередным тоталитарным захватчикам.
Но Дарт Вейдер? Ситх, пусть и бывший? А ситхи вообще бывшими бывают?
Всегда нужно перепроверять самому в таких случаях.
Тем более, у Энакина Скайуокера есть сведения о защитных системах Корусанта, обстановке в бывшей столице Империи и об одиозном Кайло Рене.
Хороший повод посмотреть, что за зверь такой, этот бывший Вейдер.
Которому оказана честь встречи с самим главой разведки и контр-разведки Сопротивления.
...а потом что-то пошло не так.

»

Отредактировано Anakin Skywalker (Вс, 4 Мар 2018 17:20:30)

+3

2

Если бы в далекие годы юности и первой войны ему сообщили такие замечательные известия как "ты будешь работать совместно с Вейдором" - Кассиан наверняка врезал, а уже потом попытался уточнить что это за самоубийственная миссия, кто счел его настолько крутым агентом, что списание в утиль оказалось единственным вариантом и как в Альянсе вообще оказался такой диверсант. Но жизнь штука непредсказуемая, любит шутить иронично и зачастую весьма зло. Никогда за всю свою жизнь Андор так и не смог проникнуться искренней симпатией даже к джедаям, ладно, хорошо, он признавал заслуги Люка, как и все остальные и считал как надежным товарищем, так и хорошим человеком, но в целом эта самая Сила и тем паче адепты Темной стороны приводили в крайне мрачное расположение духа. Они говорили, что их Вейдер на самом деле Энакин Скайукор, обретший искупление в посмертии, вернувшийся к свету, тот, кто устранил угрозу императора в свое время. Кассиан отчего-то не мог поверить в эту радужную хрень, даже в детстве сказки ему рассказывали более правдоподобные, когда еще было кому рассказывать. Потом просто пришлось смириться с тем, что реальность беспощадна, что не прощает ошибок, лишена всей той очаровательной наивности и вторые шансы обычно оборачиваются кровью, чужой и твоей, виброножами в печень, поскольку никто не вечен или аккуратными дырочками, поскольку из бластера попадают прямехонько в лобик. Разведчик давно уже разучился верить как людям, так и в людей, вот так просто и легко, в какой-то момент последний идеализм окинул Андора и остался просто набор функционала. Иногда мужчина задумывался насколько они с Дрейвеном сейчас похожи, но с сожалением признавался самому себе - недостаточно, своего старого командира он так и не обошел, не сравнился даже, слишком много лишнего и личного, непозволительных слабостей, старых привязанностей. Вероятно, Джин не согласилась с ним в этом вопросе, равно как команда "Изгоя", то, что от них осталось, в отличие от Кея, который не щадит чувств своего органического напарника и спокойно говорит о недостающей результативности и том, что мешает в становлении идеальным разведчиком. Человечность, впрочем, не изжил и Дравен, что говорить о Кассиане. Собственно именно поэтому он вообще ввязался в эту авантюру и даже относительно спокойно перенес весть о вернувшемся к жизни Вейдоре, почти. Если забыть о том, что ладони буквально зудели и тянулись на голых рефлексах к бластеру, для него жуткий ситх так и не перешел в разряд друзей и симпатяг, очень уж досье было внушительным, как и количество жертв на счету мужчины, одно доброе дело сделал, раскаялся, умер - замечательно. На этом собственно все, спасибо, представление окончено. Сейчас же у них в наличии внучек ратующий за преемственность поколений и Андор старается не представлять, что случится, если их станет двое. Не говоря о все возрастающем числе вот этих самых одаренных, благополучно откинувшихся многие века назад, если не тысячелетия. Серьезно, хоть когда-то с ними бывает все просто? Очевидно нет, если даже смерть не помеха.
Встреча с Вейдором порождает внутреннее напряжение, сложно сказать когда в нем проснулась эта привычка контролировать все подряд, а в особенности всех, вероятно возросшие обязанности и ответственность с подспудным страхом не справиться - Андор не молодеет, нет той быстроты в движениях, острота мысли не потеряна, но надолго ли это? Ему уже сложнее неделями жить только на чистом упрямстве и продолжать продуктивную работу, иногда сон просто вероломно подкрадывается, отключает сознание и приходится приходить в себя несколько часов спустя. Даже импланты, которые раньше он стыдливо прятал, которые считал чем-то отвратительным, знаком своей слабости, того, что однажды где-то не успел и не справился - сейчас служат ему добрую службу. Пусть он привык к периодической ломоте, легкой боли, связанной зачастую с климатическими изменениями, но вместе с тем именно они, эти инородные части становились сейчас его козырем: спасали ухудшающийся слух, позволяли выдерживать иные нагрузки, которые и в молодости давались не так просто, зато сейчас осуществимы без серьезных последствий и проблем. Вот только от паранойи ничто не мочь уже не в силах, въелась, стала абсолютом, даже вера Лее и ее словам еще не давали гаранта доверия к ее воскресшему отцу.
Место встречи достаточно странное, но он не спорит, почему бы и нет, желание увидеть бывшего ситха в естественной среде сильнее скепсиса. Кореллия во всяком случае неплоха, а какая здесь замечательная выпивка! Можно будет прикупить пару бутылок перед отлетом, вряд ли Джин откажется от такого презента, должно же хоть что-то удержать ее на базе дольше, чем на пару суток? Про свою скромную кандидатуру на эту роль разведчик даже мысленно не заикался, как же. Откровенно говоря, он и сам сейчас осматривал значительно изменившиеся, но еще узнаваемые места, лишь по одной простой причине - в штабе хотелось выть от тоски и лезть на стены, мужчину все еще подмывало взять родной бластер, прихватить снайперские и штурмовые модули для комплекта, а после махнуть туда, где можно пощекотать себе нервы. Собственно мужчина и был при оружии, а под полами длинного черного плаща скрывались те самые модули, спрятанные в поясные крепления. Совместить приятное с полезным всегда неплохо, пусть в его возрасте подобное и похоже на ребячество, да и в целом не очень разумно. Сумасбродство, впрочем заразно, а у него был хороший учитель на этом поприще.
Аэрокар улетает куда-то вверх, стремительно и резво, пока мужчина скептично косится на вывески заведения. Вейдера ему предстоит найти где-то здесь, да? Градус скептичности растет, наблюдателей хочется встряхнуть, потому что разведчик все еще недостаточно горел желанием покинуть этот бренный мир и желание трясти самого воскресшего ситха как-то не посетило его. В отличии от стремления найти крайних, что поделать, такова жизнь. Ничего опасного, ничего необычного, место подобное сотням других по галактике, даже не понять и что же привлекло Вейдера? Что ему здесь могло потребоваться? Кассиан вздохнул и коротко маякнул на комлинк ситху по выделенной линии, оповещая о своем прибытии, кто знает что там с нервами у мужчины, банальную вежливость к владеющим клинком он предпочитал соблюдать. Хотя бы ее видимость, ведь об этом разговоре он так же предупредил заранее несколько специфически и расплывчато, в духе старого доброго "я слежу за тобой, будь готов к встрече". Не очень дружелюбно, да, но даже на словах одной только Леи сложно зародить какое-то доверие и симпатию к тому, кого помнишь как тирана и монстра. Что же, Скайукера он нашел, простая часть выполнена, теперь следует перейти к сложной.
- Ну, здравствуй, - мужчина коротко приветственно кивает, протягивая ладонь для рукопожатия и внимательно следит за собеседником, одна беда, что-то эта картинка его немного смущает, почти столь же сильно, как и место для встречи.
[STA]Бухающее Сопротивление[/STA][AVA]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0419/0b/2c867a637fddf3d67f3df07a6becae0b.gif[/AVA]

Отредактировано Cassian Andor (Чт, 10 Май 2018 21:32:29)

+4

3

Если бы в далекие годы Империи кто-нибудь сказал лорду Вейдеру о том, что он будет работать с повстанцами, то, вероятнее всего, этого идиота ждала бы уютная могилка в ближайшем крематории. Не столько потому, что Вейдер не умеет оценить хорошую шутку или обладает скудным воображением, но больше именно по одной простой причине – репутация, она, как бы сказать, святое. И не приходится каждый раз устраивать кровавую бойню по принципу «выжил один из трех сотен», чтобы окончательно утвердиться в уютном амплуа чудовища. Ну и автоматически повысить грозный ореол всемогущества Империи тоже не мешает.
И кто тогда и ныне поверит, что Дарта Вейдера победить весьма реально? Надо просто не бояться и оценивать объективно, с грамотной засадой или действительно хорошим мечником справится трудно. Периодами практически невозможно, спасибо некоторым болезненным проигрышам за уроки. А еще за знания, что пинок по чужой психике, возможно, совершенно нечестное, низкое и отвратительное явление. Зато уничтожать врагов помогает на раз. Как и выпутываться из сложных ситуаций.
Впрочем, если бы Вейдер, бросив несчастного шутника дройдам-уборщикам, взял бы на себя труд вообразить себе работу с повстанцами, это было бы примерно так. В духе не особо хороших гангстерских и шпионских романов, с невнятными паролями, жуткими явками и грозными взглядами типа «я знаю, что вы сделали прошлым летом». Пардон, в прошлой жизни, и осязаемой аурой неодобрения.
Самого Энакина занесло на Кореллию волей случая и желанием в очередной раз усовершенствовать собственный  кораблик, а, заодно, и просто узнать, что происходит в родимом мире инженеров и проектировщиков. А ложь? Что ж, даже такой «гений» лицедейского искусства за семьдесят пять лет способен научится чему угодно. Например, строить хорошие легенды и небольшим ментальным трюкам, позволяющим не теряться при внезапных вопросах.
Как ни странно, именно здесь, с всклокоченными, лохматыми и не пойми как одетыми разумными, которые с головой окунулись в любимое дело, Энакин сумел себя ощутить наиболее своим за последние, хм. Лет пятьдесят пять, вероятно.
Просто потому, что здесь никому не было дело до его прошлого, до мировой политики в целом, кроме святого «опять, козлы, заказы лишь на военщину и никаких грантов!» и крайне интересные споры об истории. Которые оказались гораздо интереснее серой действительности.
Энакин даже дал себе слово перечитать учебники истории, ибо что за страшные сказки там пишут? И все же поступил на первый курс магистратуры онлайн обучения Университета Мррлста по специальности «Проектировка малых космических кораблей». Когда-то именно по этой теме его гоняли в Ордене, совмещая природные склонности и пользу дело.
Впрочем, давно это было. Очень.
А задания и лекции казались совершенно несложными. Видимо, всё же, хотя бы образование джедаи умудрялись давать хорошее и полное, в отличие от социальных навыков и общей устойчивости психики. Впрочем, конечно, возможно, что это Энакин был бракованным. Правда, этому противоречил такой маленький, длинной в пару парсеков, список сломавшихся и павших джедаев на памяти Энакина.
И нет, не все из них были после реформы Республики.
Хотя и отрицать, что Энакин был среди джедаев бракованным тоже нельзя. Скайуокер этим даже как-то гордился, искренне считая, что таким образом он гораздо ближе к нормальным людям, чем его же собственный мастер или, прости Сила, какой-нибудь Ферус Олин.
А пока можно и поиграть в шпионов и таинственные войнушки. Изобразить «боюсь-боюсь», сделать глубоко таинственный вид, с любопытством рассматривать код выделенной линии и подумать, что в следующий раз надо, все же, действовать, как ожидается. И назначить встречу где-нибудь в единственном оставшемся на планете кабаке какого-нибудь Хонгора. Ну или Мустафар навестить, давненько там не был.
Вот только Энакин лишь пару часов имел дурость пообещать Оби-Вану нормально питаться и перестать пить «ту жидкость для очистки санузлов, которую ты зовешь кофе!». А нарушать обещания надо хотя бы на следующий день, потому и сидел теперь бывший грозный Дарт Вейдер, чах над крепким черным чаем и недоуменно смотрел на какие-то сэндвичи и фирменные пирожки.
Определенно, говорить «пообещал отцу кушать, соберите мне обед. И черный чай», спокойно отвалившись за пустой столик в углу, было не самой верной идеей.
Что поделать, места пропитания Энакин тут знал отвратительно плохо, а у этой пекарни хоть название было прикольное. Еще бы тут не пытались закармливать клиентов как банту на убой.
Тем самым явлению внезапного повстанца Энакин даже обрадовался. А после с веселым изумлением понял, что к нему прилетел аж сам глава разведки, человек-мозайка, Кассиан Андор.
Впрочем, чего его жалеть? До травм Вейдера все равно не дотягивает, а значит, по умолчанию, опасный противник.
Но какая ж честь! Видимо, хоть у кого-то в Сопротивлении не только есть мозги (как у любимой по умолчанию дочери), но и здоровая паранойя.
Энакину это определенно нравилось.
Хотя желание проигнорировать протянутую руку было велико и неизбывно. Но эти странные, неодаренные Силой разумные уделяют такое большое внимание жестам! Скайуокер лишь выразительно приподнял бровь и ответил на рукопожатие.
С трудом удержавшись от какой-нибудь пафосной мути типа фраз о встрече века, «наконец мы нашли друг друга» и «высокий саммит Непротивления Первому Порядку объявляется открытым!»
Впрочем, от улыбки удержаться не получилось.
До чего же бредовая ситуация, а Энакин еще и зачем-то встал, видимо, уроки вежливости от Шми Скайуокер никаким ситхам не искоренить.
- Здравствуй, здравствуй. Как добрался, метеоритные дожди не помешали? – очень благожелательно осведомился Энакин, ну вот совершенно не намекая, что в принципе Сопротивление не особо торопилось. И нет, он не будет без просьбы заводить речь об условленных данных и обещанной материальной помощи, пока сам Андор не начнет.
Маленькая, но оттого не меняя упоительная пакость бывшему идеологическому противнику.
Победившему противнику, что лишь добавляет несколько милых гирь к желанию вести себя совершенно несоответственно возрасту, истории и всему опыту.
В конце концов, это просто забавно.
Энакин уже собирался выдать пароль-явку, как полагается Очень Секретному Шпиону, несмотря на то, что жил на базе Сопротивления несколько месяцев и отлично знает, кто перед ним. Но не успел.
- О, а это ваш папа, которому было дано обещание правильно питаться? – к ним подскочила улыбчивая толстушка, сжимая в руках объемное меню. – Что будете заказывать?
Энакин искренне понадеялся, что широкую усмешку на его лице можно принять за проявление любви и умиления.
- То же, что и мне, - кивнул Энакин, старательно запоминая лицо повстанца «на долгую память». – И в один счет, пожалуйста.
В конце концов, не обеднеет, а стоило прелестной работнице пекарни скрыться, как Энакин с удовольствием расхохотался.
Сила! До чего ж абсурдно.

+4

4

Еще с первой войны у Андора остался ряд параноидальных привычек, вроде тех, чтобы не сидеть спиной ко входу, не давать доступа к брюху для ловкого удара виброножом, сам промышлял подобным, равно как и даже с Джин часто срывался на предупредительную систему оповещения разработанную в разведке Альянса. Кассиан жил войной, даже годы спустя, это все, что он умел, офицер разведки - все, чем он когда-то был, даже выращивая на заднем дворе наркотические травы и в подвале дома занимаясь перегонкой. Просто потому что заданием было выжить вопреки всему, разрушенным органам, печени, что весело плавала в банке с формалином, оставленная где-то на корабле Эрсо (никто не говорил, что у него есть чувство юмора, тем более хорошее, но должен ведь был как честный мужчина сделать предложение пусть не сердца, но хоть как-то котирующегося?). В общем-то все эти мелочи и создавали образ генерала Сопротивления, бывшего по сути старой развалиной, параноиком так и не привыкшим к тому новому мирному укладу. Не то, чтобы у Кассиана было множество возможностей проникнуться тем непродолжительным периодом после победы. Поэтому и сейчас мужчина старается уйти с возможной траектории стрельбы, фиксирует в памяти картинку зала и возможные укрытия. Для кого-то - утомительные лишние действия, для него единственный способ видеть мир за пределами новой уже базы. Годы идут, а привычки остаются. Словно Восстание и не прекращало свою работу. Какие-то неутешительные итоги получаются, а все противостояние закончилось ничем, пшиком. Император исчез, но догматы - остались, равно как их приверженцы и Кассиан хотел знать чего в этих новых условиях ожидать от резко помолодевшего чудовища, что сейчас не запаковано в мрачную темную броню. А несколько лет назад такое развитие событий могло показаться совершенно безумным, даже посиделки с пилотами на Явине, достаточно редкие, но совершенно незабываемые благодаря "горючему" во всех смыслах, что они тогда заливали в себя, не могло породить такие потрясающие галлюцинации, реальность похожую на горячку у заправских алкоголиков или знатный наркотический бред. В последнем ему тоже пришлось научится разбираться не только в служебных интересах. Во всяком случае ему повезло, что не пришлось лечится потом и от "обезболивающих", которыми приходилось себя пичкать. Бывший Дарт Вейдер с улыбками и юной физиономией, впрочем, заставляли сомневаться в собственной адекватности и реальности всего происходящего.
- Зря надеешься, - Андор усмехается, но веселье не затрагивает глаза, взгляд которых все еще насторожен и холоден. Верить одаренным было сложно, исключением в свое время стал Чиррут, хоть в его сознательности и приходилось сомневаться. Еще одним исключением была Лея, оставшаяся гласом разума, в отличие от своего брата, который вызывал у Кассиана вопросы своими поступками и всей этой джедайской темой. Но отец последних двоих вызывал множество вопросов. Детоубийца и просто чудовище не знавшее жалости, верный паж при императоре - ныне друг Сопротивления и союзник. Сказать откровенно, как никогда мужчина понимал сейчас Дрейвена, который часто готовил планы по устранению опасных условных "помощников" еще в бытность существования Альянса. Паранойя или нет, но вот так запросто доверять вернувшемуся из небытия Скайуокеру было выше сил Кассиана, - давно не бывал здесь, не уверен сколько и что изменилось, - ответная завуалированная шпилька и прямой острый взгляд. Андор говорил не о планете и не пытался скрывать своего отношения, дурить бывшего ситха наигранной любезностью и ложной симпатией он даже не пытался.
Вот только на "папе" даже его выдержка оказалась пробита и Кассиан понял, что только чудом не выдал что-то язвительное. Отец, да, конечно, вот только учитывая их возраст, реальный возраст этого улыбчивого монстра рядом, то скорее он сам походил на роль сына. Немного потерявшегося во времени и решившего посмотреть на молодого родителя. Все же близость к чувствительным к Силе как-то плохо влияет на мозг, тот сразу начинает генерировать какой-то невразумительный бред. Или просто это больная тема, потому что Джин действительно удалось найти живые доказательства его отцовства. Не то, чтобы он особенно переживал, но вышло все равно достаточно неловко, особенно потому что будучи несколько шокированным он упустил возможность ответить хоть что-то, бывшее имперское пугало со все той же раздражающей улыбкой кивнуло и даже лишило возможности самостоятельного заказа. Назвать этого бывшего ситха иначе как "мелким паршивцем" почему-то не получалось. Даже невзирая на вроде как разницу в возрасте и старшинство последнего. Просто потому что сейчас оно не ощущалось. В принципе. Кассиан вздохнул, признавая поражение - официантка уже ушла и бежать вслед было глупым, равно как пытаться соблюдать серьезный настрой для переговоров. Очень сложно, когда тебя так запросто обыграли в такой мелочи и продолжают задорно смеяться, если бы не память о том, кто перед ним, Звезды свидетели, отвесил бы подзатыльник, словно одному из молодняка, который ему приходилось натаскивать. Пришлось ограничится иронично вскинутой бровью и попыткой выразить весь саркастический скепсис одной только физиономией. Какого-либо фамильного сходства между ними не наблюдалось и ему не хотелось знать, что там рассказывал бывший идеологический враг. Но зарубку в памяти оставил, очень мало кому придет в голову пытаться следить за здоровьем Скайуокера, варианты крайне ограничены, но потом можно будет вернуть эту маленькую шпильку. Да, ему давно не двадцать и даже не сорок, практически старик, который познал прелесть ревматизма, постоянно ноющих на перегрузках старых ран (не говоря уже про импланты, с которыми хватало проблем), но удержаться от взаимного ребячества, пусть продуманного и отложенного во времени, было выше сил бывшего капитана Альянса. Просто одна мысль о том, чтобы подшутить над Дарт Вейдором... отдавала чем-то самоубийственным и не теряла заманчивости, пусть перед ним и был сейчас, как его называла генерал - Энакин. Если что, в его годы уже можно начинать списывать все на старческий маразм, выйдет даже несколько убедительно.
- Если у меня появится еще один сын это вряд ли оценят, - с кривой ухмылкой ответит разведчик; хотя по позвоночнику холодком обдало, даже шутить на подобные темы было опасно, мысли имеют свойство материализоваться и еще одного объяснения с Джин он мог банально не пережить. Пытаться использовать шифровки кажется занятие бесполезное, да и не похоже, чтобы за ними следили, сомнений же в том, что перед Андором именно тот самый Скайуокер не возникало никаких. Особенно теперь.
- Что нового расскажешь? Произошло что-то интересное? - словно невзначай спросил Кассиан нарочито не смотря на помолодевшего тирана галактического масштаба. Простой вопрос между делом для стороннего наблюдателя, просто ничего не несущий в себе треп. Сколько раз уже они это проворачивали? Не счесть. Была, впрочем, другая проблема в этом, иногда становилось страшно во время тщетных попыток просто поговорить. Без попыток контролировать себя и собеседника - эмоции, интонации, скрытый подтекст, строго ограниченный список того, что можно произнести без опаски, равно как и саму обстановку - окружение, поведение, звуки, чужие разговоры. Это уже явно походило на диагноз. Неутешительный и неприятный, при всем своем уважении к бывшему командиру становится таким же ему не хотелось даже сейчас. Нет, особенно сейчас, как бы полезно это не было для дела.
[STA]Бухающее Сопротивление[/STA][AVA]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0419/0b/2c867a637fddf3d67f3df07a6becae0b.gif[/AVA]

Отредактировано Cassian Andor (Вт, 24 Апр 2018 00:26:38)

+2

5

Старая мудрость гласит: ты или умираешь героем, или живешь, пока не становишься злодеем. Вейдер, в принципе, был согласен. Только мог бы добавить, что при толике удачи (хотя, с его точки зрения, скорее абсолютной неудачи) дожить можно до состояния, когда герои, злодеи, романтичные девочки и пафосные мальчики становятся чем-то совершенно абстрактным. И можно лишь удивляться, как сам-то был столь наивным идиотом, склонным к театральному пафосу, помешанным на самоконтроле и попытках не выглядеть глупо? А потом как-то просто наплевать. И снова играть в самого страшного человека в галактике, а потом в юного идиота с наивными глазами, самого влюбленного в мире мужа, страдающего отца или грозного ситха. Вот роль благородного джедая давно не примерял. Но как-то пока и не хочется.
Но ведь можно! Можно.
Делать все, что хочется и как хочется. Потому что уже неважно, кто и что скажет, подумает и сделает. И так забавно наблюдать за бывшими идеологическими врагами – или союзниками. Потому что каждый раз ведешь себя «не по статусу». И это злит, выбивает из колеи и заставляет не верить. А тебе просто так хочется.
Энакин ярко улыбается в ответ на почти подколку главы разведки и контрразведки Сопротивления. Скайуокеру не так уж важно, что решит этот человек, да и мнение его интересует именно потому, что интересно и дочь ему доверяет. Потому можно не играть всерьез, не пытаться произвести впечатление, что-то доказать – от своей гипотетической пользы до полной безобидности бывшего ситха. Не заостряя внимания, что ситхи бывшими не бывают в принципе, а прелестным и совсем неопасным милым существом нельзя было назвать даже маленького раба Эни. А уж рыцаря-джедая тем более. В конце концов, впервые попробовал вкус работы палача Энакин именно в этом качестве.
А Кассиан, кажется, насколько бывший специалист по решению деликатных проблем самыми прямолинейными и эффектными (не всегда, правда, эффективными) способами помнил, номинально поддерживал Конфедерацию Сепаратизма. И доведись что, джедаи бы того шестилетнего (восьмилетнего? десяти?) мальчишку убили бы без колебаний. Да-да, не только отступник-ситх. Война, знаете ли, такая штука.
Воистину, неисповедимы пути Силы.
А пока можно подурачиться, потому что он знает, кем ты был. И, верное дело, чего-то ожидает.
Энакин с малых лет ненавидел чужие ожидания.
- Что будет дождь? Вполне вероятно синоптики снова солгали, не спорю, - совершенно искренне отвечает на ремарку о собственных ожиданиях. В конце концов, чего же боле, что я могу еще сказать? В смысле, ждать-то чего? Уж точно не приветливых повстанцев, от таких вывертов больного сознания Вейдер скорее заработает нервный тик, сердечный приступ и тяжелую паранойю.
А вот потом было внезапно. Энакин едва не начал ностальгически вздыхать, благо помешал не вовремя сделанный глоток чая. Этот Кассиан как знал! Но Вейдер не посрамил свою репутацию, умудрившись не поперхнуться, лишь удивленно посмотреть.
Приятно, когда знакомые и весьма предсказуемые мятежники могут удивлять! Пусть даже и так странно. Энакин задумчиво оглядел Кассиана и выдал:
- И ты все еще жив? Верно, дочка Галена пошла все же в него. Невероятное миролюбие! – все таки воспринимать Джин Эрсо отдельно от отца Вейдер не мог. Да и кто они, если поставить рядом? Абсолютно обычный повстанец и талантливый, почти гениальный инженер. Жаль, что миролюбивая пацифистичная тряпка, умудрившаяся своим решением стереть с лица галактики два города, планету и свое же, собственно, детище. Крайне талантливый и интересный человек.
Проводить параллели с собственной судьбой Вейдер упорно отказывался. Зато знает, как вернуть любезность такой же почти подколкой:
- Весь мой опыт говорит, - Энакин как-то горько усмехнулся. - Что будет не сын, а дочь. Я ведь тоже после явления Люка так думал.
Впрочем, его детей не одна сволочь не может по справедливости назвать «бастардами». Хотя и упорно нарываются на мучительную гибель. Хорошо, что Вейдеру плевать точно так же, как плевать и детям. Да и трепать имя Падме… и так ей слишком досталось.
- Так что, господин Андор, вы не расслабляйтесь. Мало ли что!
А вот от этого удержаться совершенно невозможно. Да и...
Энакин абсолютно не собирался потворствовать повстанцу. Даже в такой малости, как «сделал дело – разошлись». И вести ничего не значащую беседу о всяких глупостях. В конце концов, даже бывший лорд Вейдер вполне может позволить себе не лебезить перед заносчивым мальчишкой-повстанцем, а вот «посмотрите, я вот достал такие сведения! А вот у меня еще деньги есть, возьмите, ну пожалуйста!» вместе с жалобными глазами.
Честно говоря, Энакину уже даже противостояние Империи и Альянса Повстанцев кажется возней в песочнице. А сейчас же, ну. Продолжается дележка пластиков ведерочек и удары совочками по голове. Жаль только, что ныне игрушки для детей делают из дюрастилла и стали. Жертв как-то многовато.
Таких же неразумных, как, что ж, признай, Вейдер, твои собственные дети. У которых не осталось ни веры, ни государства, а только какие-то странные, глупые мечты о сказке про демократию и свободу. И если у Падме Энакин еще ее принимал, маленькая она, не успевшая вырасти, то с Люком и Леей… что ж.
Он может только сделать все, лишь бы они не погибли на собственноручно сотворенной войне.
А информацию, «планы», что ж, и к этому придем.
Пока же можно радостно рассказать, что тут интересного.
- Знакомлюсь с семьей, - пожал плечами Энакин. – Довольно интересно и явно никогда не потеряет своей новизны.
Ага, особенно фееричное воссоединение с женой в свадебном наряде штурмовика, и такое трогательное поступление на службу к собственной дочери. Интересно, это тоже можно посчитать за рабство?
- Сына явно пора выпороть, - призадумавшись, добавил. – По-настоящему, а не как в той бутафорской трагикомедии «я уничтожаю Альянс, пытаясь не обидеть Люка и не убить его драгоценных пит… друзей». Распоясался, укрывается теперь не только от закона и порядка, но и от собственной совести.
Энакин замолчал, наблюдая как умиленно рассматривающая их леди (что она, интересно, себе надумала, спрашивается?), принесла и старательно пытается уместить всю заказанную снедь на столе. Что ж, будем надеяться, что поджелудочная у разваливающегося мальчика не сдаст.
Скайуокер очень сомневался, что лечившие его врачи еще живы. А иным он не доверял.
- А внук у меня, ммм, - как выразить всю ту бездну осадка и горечи, что постигла его на Корусанте, Энакин не знал. – Оригинальный, скажем так. Ему бы или казнить научиться, или в театре выступать, с такими замашками пафосного героя.
А теперь можно и заняться едой. В конце концов, обедать (ужинать? завтракать? – вот ведь, опять забыл, когда последний раз ел), когда у собеседника даже тарелки нет, совершенно невежливо.
Уж это-то из правил этикета Энакин усвоил намертво.

+3

6

Кассиан давно устал от игр в слова, "безупречный разведчик" и "второй Дрейвен" и для всех "человек-приказ" не грезил о равенстве, не жил как прежде той самой надеждой и всегда угрюмо молчал на всех речах о светлом будущем, демократии и общем деле. Кассиана война пережевала и выплюнула, в чем он и сам был целиком виноват. Так и не поднявшийся тогда выше капитана - слишком уж напоминал собой оружие и являлся по сути им, идеальным орудием достижения поставленных задач. Пока остальные героически прославлялись как герои Альянса - он все так же влезал в самые глубокие задница мира, убивал своих и чужих, шпионов, предателей, равно как шпионил и предавал сам. Мужчины, женщины, старые и молодые - на его руках множество жизней и судеб, сломанных и растоптанных ради чужих знамен и пустых идеалов. Кассиан Андор был одним из тех самых необходимых плохих ребят, что выполнять всю вашу грязную работу, возьмут на себя все грехи и лягут в землю, чтобы пусть бы и по их костям, но дошли к победе остальные. Неудивительно, что к концу войны все, что осталось от разведчика - это раздолбаная оболочка. Маленькие, катастрофически маленькие выплаты едва позволяли сводить концы с концами, о существовании оружия резко забыли, как и всегда в долгожданное "мирное время".
Джин собирала его, разбитого, потерянного, опустошенного. Не понимающего что происходит. Кассиан часто думал о причинах жить - и не находил, он сражался ради победы, чужой победы, ради чужой мечты и чужих идеалов, просто потому что своих так и не построил, принял на веру, шел как и положено хорошему солдату в бой едва услышав приказ. Удивительно, что Эрсо вообще осталась рядом, он все ждал когда она уйдет, замирал от страха внутри и ждал, ждал, год, другой. Смотрел недоверчиво - она свободна, вольна как ветер, а возилась с ним, с его сарказмом, с его пустым взглядом и травмированным телом, искала средства, врачей, импланты. В какой-то момент он перестал ждать, что она исчезнет и остался только страх - потерять последнее связующее звено. Кассиан выращивал наркотические травы, пытал бытовую технику, изредка переключаясь на привозимых Джин дроидов и понимал, что только-только начинает учиться жить, впитывал уроки, которыми с ним делилась подруга и теперь спутница в этой жизни, примерял на себя и зачастую с сожалением вздыхал. Андор был слишком солдатом или слишком большим, помешанным ублюдком, чтобы принять часть из них. Но этот странный тандем непохожих людей в итоге оказался достаточно крепким, чтобы он не сорвался, не поддался своим же наркотикам, выпивке, а главное всепоглощающему отчаянью. Иногда Кассиан думал, а что удерживает Вейдора? Именно эта мысль стала ключевой, когда Лея открыла ему правду, не только преданность генералу, уважение к ней, но очень простая вещь, вместе с тем глубоко личная и во многом определяющая.
Работать на развлечение ситха он, впрочем, не собирался, в Сопротивлении, вот смешная ирония, генералом теперь был и он сам. Он. Воистину нехватка кадров налицо, если даже такое ископаемое неожиданно пригодилось. Шестьдесят лет, половины органов нет, но нет, нужно было влезть. Все же в этом было что-то правильное, в том, чтобы противостоять Первому Ордену. Новая Республика, Старая - до этого разведчику давно не было дела, он никогда не говорил о подобном вслух, но Джин знала и этого было достаточно. Для остальных он сохранит образ Повстанца, гордый, красивый и давно являющийся только лишь ширмой для уставшего старика.
- Все врут, - спокойно отвечает капитан не выказывая каких-либо эмоций. Хочет себя укушенный Силой вести как ребенок в свои годы - плевать. Не его проблемы, чужая душа, чужая искалеченная психика. Капитан Андор, вероятно, скрежетал бы зубами, но ветеран Андор лишь слабо пожал плечами и позволил себе небольшую слабость в том, чтобы откинуться на спинку стула и вытянуть правую ногу, больше состоящую из различных сплавов металлов, нежели плоти, одни только разговоры о дожде вызывали ноющую боль. Неприятно, кода у тебя в теле вместо собственных костей всего лишь заменители, пусть и достаточно хорошие.
- Просто я быстро бегаю, ловко уворачиваюсь от летящих предметов, бластерных выстрелов и все еще лучший пилот, чем она, - ирония дается ему легко, как и незамысловатая шутка, только в карих глазах особого веселья нет. Плевать что там думает ситх, кого он помнит и ценит, в своей памяти мужчина бережно хранил образ юной, храброй и отчаянной девушки замершей на самой вершине трансляционной башни. Страшно представить, что там могла остаться она, а не Кренник. Гален и его заслуги были значительными для всего Альянса, что там, галактики, несмотря на то, что он сам и участвовал в строительстве страшного оружия, однако Кассиан был человеком попроще, более приземленным, он просто помнил как она потрясающе двигается в ближнем бою, ловко стреляет и в общем-то ему действительно нет дела до того, что так удивляет юного сейчас Вейдора. Джин Эрсо была ураганом, но самое настоящее спокойствие - в оке буре, в самом центре его, именно с ней он нашел свой покой, но рассказывать о самом сокровенном кому-либо? Разведчик не жаловал такие задушевные беседы, никому не вкладывал в руки оружие против себя, равно как никогда не поставил бы под удар саму Эрсо. Что касается их двоих - остается только между ними. Особенно правда, а для ситха подойдут любимые их старыми, где-то даже общими знакомыми, шутки и темы для общих пересудов, которые стали достоянием общественности уже давно.
- Дочка это не страшно, будь у нее фамилия Эрсо я бы еще задумался, а так ничего критичного, - Кассиан задумчиво обводя взглядом помещение, снова сканируя и успокаиваясь, внутренний мистер протокол, господин профессионал и просто параноидальный идиот - был усыплен постоянной бдительностью до следующей проверки. Строго по времени, конечно. На самом деле дети были для него не то, чтобы больной темой, но Андор банально не имел никаких дел с ними, просто никаких, даже со своими собственными. Предпочитал даже узнав правду держаться подальше и не вмешиваться в размеренное существование молодых Андоров. Не его это дело, в войну ничего Кассиана с их матерями не связывало, случайные связи, чужие имена, неудачные легенды и образы подобранные командованием. После того, как в его жизни появилась Джин не было ни других женин - ни детей. Просто потому что не сложилось, да и родителями они, откровенно говоря, оказались бы скорее всего крайне ненадежными и паршивыми. Все устраивало как его, как и саму Эрсо, что так и носила фамилию отца. Так какой смысл пытаться лезть туда, где можно все только окончательно сломать?
- Хорошее дело, - а вот на этих словах искорки искреннего веселья все же затронули мужчину, карие глаза вспыхнули жизнью и возвратились к собеседнику, перестав сканировать помещение, - во всяком случае теперь есть что еще вспомнить.  А с рабством все сложно, если зарплату не платят, то добро пожаловать в наш клуб, мы тут со времен Империи в таком угнетенном положении, - говорить о прошлом ему явно легче, чем о самом себе, эта тема неиссякаемый источник шуток, сарказма и очередных бесед о теме бездарно потраченного и бесчеловечной тирании, куда же без нее. Может, он и не нашел себя в мирной жизни, может, был разбитым и сломанным уже многие-многие годы, но никогда не жалел, что сражался тогда.
- Прости, но отстаивать его честь даже не буду пытаться, у меня... есть несколько вопросов и часть из них целиком на хаттише, - мужчина недовольно чешет щеку и несколько нервно дергает головой. Люк был героем, он никогда не спорил с этим, джедаем, прекрасным пилотом, но каждый раз вспоминая о Первом Ордене, Кайло, всем произошедшем и очередной семейной проблемой Скайуокеров из-за которой, да чтоб их всех уже, вновь страдает целая галактика... Такие себе семейные разборочки и ошибочки. Лею Кассиан в этом вопросе не понимал точно так же, да, каждый мать переживает за свое чадо, но думать об этом нужно было немного раньше, а не теперь, когда внук известного ситха решил навести свои собственные порядки. Почти свои, если упустить маленькую деталь о том, кто на самом деле руководит всем их балаганом. Впрочем, Андор несправедлив, Новая Республика была и вовсе безнадежным куском дерьма. Служба во внутренней безопасности убедила его в этом лучше всего.
- Лучше второе, - он устало вздыхает и с силой трет переносицу. Сыночек Соло и Леи вызывал в нем дичайшее глухое раздражение, равно как его вечно занятые родители, дядя, который не уследил за единственным племянничком и вся эта катавасия с возвращением домой своевольного куска дерьма, который уже давным-давно взрослый мужчина и должен бы уже начать отвечать за свои дела. Перед всеми, а Лее по хорошему - следовало не прятать его за своей юбкой от Повстанцев, в свое время и Кассиан мог бы еще суметь устроить финальную самоубийственную миссию, когда был еще немного помоложе - были высокие шансы достать пацана и отправить на постижение насколько там одаренные бессмертны в этой их Силе. Хотя, глядя на вполне себе живого Вейдора... как же они все его раздражали, треклятые мутанты, иные и через века, да что там, тысячи лет проходят, чтобы вернуться и досаждать живым.
- Ладно, признаю, заказ бесподобен, - разведчик усмехается и приступает к трапезе совершенно спокойно, рассказывать, что у него есть еще и противоядия, лучше, наверное, не стоит. Большинство, правда, универсальные и часть из них пришлось вколоть еще перед приземлением в космопорте, но не обязательно на весь свет трубить о легком помешательстве и основательном безумии генерала Сопротивления. Благо, хоть, выживание во время первой войны подарило ему безупречный желудок, особенно учитывая, что иногда приходилось жрать на операциях, тут или приспособишься или загнешься. К тому же, если хочется Скайуокеру поговорить о семье, то пусть, он терпеливо подождет, когда они подойдут к нужной теме, отступать Андор умел точно так же легко, как и есть нахаляву - никаких особых моральных терзаний, равно как и уязвленной гордости, на последнюю он в свое время так часто наступал, что уже дело привычное. Главное просто не дать себя зацепить, а там уже древнему, но молодому надоест играть. Всем надоедает. К несчастью, быть невыносимым Кассиан умел в совершенстве - вот его самое страшное оружие в переговорах. Ну и бластер, конечно.
[STA]Бухающее Сопротивление[/STA][AVA]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0419/0b/2c867a637fddf3d67f3df07a6becae0b.gif[/AVA]

Отредактировано Cassian Andor (Чт, 26 Апр 2018 18:51:48)

+1

7

Это забавно, просто-напросто. Можно играть, притворяться и улыбаться. А можно ловить подозрительные взгляды и насмешливо отвечать точно такими же.
Или можно просто молчать. Философски размышляя, что слишком уж много выходит понимания. Особенно когда есть едва заметная заминка, оценивающая обстановку. И столь же мгновенно принимающий решение.
Что-то это Энакину напоминает. Кажется, его собственную жизнь, причем от и до? Интересно, этот Кассиан тоже вырос в своеобразном детском доме и всю жизнь учился убивать? Слишком мало фактов. Слишком незначительный повстанец, чтобы запоминать всю его биографию от и до.
Это же не друзья Асоки или Люка, которые сносят все рациональные «но» на раз-два и даже проще.
Так что, почти равные условия? Едва ли, все же о личности самого Энакина каждому болвану в этой галактике известно в разы больше. Впрочем, так даже интереснее.
- Забавное замечание от главы разведки, - с тихим смешком признал Энакин. Врут-то действительно все, но не для всех составляются должностные инструкции с прямыми указаниями к высокохудожественной лжи, предательству и прочими радостями бытия хорошего шпиона.
А потом Энакин, совершенно демонстративно выпендриваясь, орудует приборами, спасибо Орденской выучке да заботе любимой жены. И наблюдает. Как оппонент(?) или, пока, наверное, честнее, собеседник говорит, ест, осматривается. Реагирует, на внешнюю обстановку, собственные же слова и самого Энакина. Наверное, это слишком глупо, но бывшего ситха искренне забавляет и радует эта игра в «кто, кого перебодает».
Белые всегда ходят первыми, господин Кассиан Андор. И пусть они выигрывают чаще… факт нападения остается на лицо.
Упустим детали об истории, которую пишут победители.

А вот короткая и емкая характеристика, как жив-то остался болезный, со всеми своими детьми, прошлыми романами, приключениями и прочими неприятностями и вовсе заставила улыбнуться вполне искренне и по-доброму. Уж больно четко сейчас вспомнилась суровая Падме, отчитывающая его за избитого Кловиса. Конечно, тогда надо было не молчать, раз виноватым себя не считал. Только вот потерять боялся.
А этот вот не боится. Знает, что не бросят, уверен. Энакин бы позавидовал, только вот он потерять уже не боится. Не потому что не оставят, а просто сумел привыкнуть и принять.
Только немного грустно.
- А ты ее очень любишь, да? – одобрительно и тихо. Какими бы странными не были эти типы, в очередной раз воюющие за пафосно говорящих политиков, за идеалы, за людей – а потом просто потому что не воевать не могут. Они тоже оказываются живым и забавными, трогательными даже.
Впрочем, вечная война – Энакин понимал. И даже стремясь не ввязываться, прекрасно осознавая, что нельзя вмешивать такой потенциал бездумно, все равно оказывался на передовой.
Просто пройти мимо такого бардака? Жить в маленьком домике и смеяться над женой-политиком, когда в мире творится такое? Проще умереть.
Впрочем, именно так Дарт Вейдер и поступил.
Впрочем, даже это не помогло.
А вот это лирическое настроение надо гнать в шею. Этак не по факту, а даже по поведению можно стать ностальгирующим стариком. С брюзжанием и одобрением.
Хотя брюзжания можно и добавить.
- Люка просто воспитывали нормальным, - поморщился Энакин, с неудовольствием отмечая, что чай все же недостаточно крепкий. Уж лучше бы просто кипяток принесли, а не переводили впустую ценную заварку. – А потом рассказали идеалистичную сказку о ненормальных джедаях и папе-рыцаре, абсолютно не соответствующую действительности. И решил он стать таким же ненормальным, с огнем неофита и фанатизма не замечая подводных камней. Картонный образ, он никогда не получается таким изнутри.
Это выходит спокойной констатацией факта. Давно обдумано, слишком отчетливо принято, возможность попытки изменить рассмотрена и отброшена, как непродуктивная.
- Вся беда в том, что и Кайло... хм. Бена, - поправился Энакин, прикинув, что данный конкретный повстанец поймет правильно. - Пытались заставить соответствовать этой сказке без всяких но. Никакой грязной работы, никаких темных мыслей, ни-че-го.
Энакин фыркнул скептически.
Ничего человеческого, Люк, правда? Кто когда мог соответствовать, а, душитель ты мой в показательных целях. Косплеем занимаешься, так хоть занимайся качественно. Что на меня, что на Оби-Вана.
- Что же, у всех иллюзии разбиваются, в том числе и о джедаях. Впрочем, вы о них и так были не лучшего мнения? С такой верностью-то КНС и всем сепаратистским движениям.
И да, мелочно. Но действительно интересно, как опытный, подозрительный и крепкий повстанец станет действовать. У всех в мире бывает первая война и первая «самые чистые и правильные» убеждения.
Такие не забываются. Как и то, что были на разных сторонах.
Смириться можно, можно, наверное, даже наладить мир. Почти подружиться, оказавшись одинаково преданными власть имущими. Которые выкинули и поставили в равное положение отработанный ресурс что своей стороны, что чужой и проигравшей.
Но забыть? Всегда останутся истории с разных сторон.
- Правда, не все такие гении могут немного мир тряхнуть, хм, - Энакин задумчиво прищурился. Но все же решил продолжить. – И дело чаще всего не в каких-то особенных способностях и религии. А тупо во влиянии, образовании и связях.
Или как джедаи продолбались, радостно отправляя своего «избранного» едва ли не каждую неделю в гости к канцлеру. А потом удивлялись, что я ему верил и уважал совершенно искренне?
Что ж, я до сих пор уважаю. Только вот с доверием у меня теперь проблемы.
Планы, отчеты, информация? Не помню такой, сделаем вид, что совершенно.
И да пусть будет битва двух бант за одну лужу.

Удивительно ли, что последняя улыбка Кассиану получилась кристально светлой и доброжелательной?

Отредактировано Anakin Skywalker (Ср, 25 Апр 2018 22:38:02)

+1

8

В ответ на замечание произнесенное с тихим смешком лишь приподнимает уголок губ в кривой усмешке. Ничего весело в этом нет, ничего забавного, особенно для разведчика, он лучше других знает о лжи, он пишет служебные инструкции для молодых идиотов - тщетные попытки добавить хоть капли мозгов там, где правят бал эмоции. Разведки как таковой и нет, несколько старых развалин как он и молодые, да горячие, дети мира неожиданно оказавшиеся на войне. Но самое главное, что было известно Андору о лжи, так это страсть разумных обманывать самих себя. Ложными идеалами, надеждами, представлениями. Не то, чтобы он не был в команде тех, кто пытается провести самого себя, но вроде как экс-ситх рядом с ним был в числе первых. Империя и ее Император, будущее и прошлое, биография одаренного была занимательной, ироничной, а взгляды... Кассиан никогда не испытывал восхищения перед джедаями и не трепетал перед знаменами Республики, сложно, когда на руках у тебя повестка о смерти отца. На мирной демонстрации. Республика быстро превратившаяся в Империю. Андор сражался за нечто несоизмеримо большее, чем демократия, нет, за само выживание, право на свободу мысли и жизни, за будущее не под пятой ситхов. Миры Внешнего Кольца достаточно пострадали от ублюдочной политики Палпатина и сепаратисты оказались дважды в самом невыгодном положении, как и сами республиканцы после.
На фоне этого все выкрутасы с приборами проходят мимо разведчика, со знатью ему общаться не приходилось, во всяком случае старой знатью, а у верхушки банковского клана с которым в свое время пришлось тесно работать, были свои правила и традиции. Достаточно того, что есть он тихо, но как и в годы службы - быстро, потому что лишнего времени обычно нет. Собственно это было главное сложностью, будучи Фалкрамом ему приходилось зачастую переживать несколько часов застолья, которые казались настоящей мукой. Возможно, все дело еще и в том, что мужчина так толком и не научился отдыхать, промедление подобно смерти - простой факт, проверенный временем.
Об искреннюю улыбку можно сломаться, во всяком случае Кассиана она все же сбивает с толку, мрачный настрой и такой простой в общем-то вопрос без ехидных подначек заставляют смешаться на момент. Короткое промедление, он гипнотизирует чашку с бледным чаем (в котором не было крепости, зато с избытком сахара, двойной садизм), всматривается в окно, разглядывая прохожих на другой стороне улицы. Кассиан никогда не мог дать ответ о том очень он кого-то любит или нет, даже мысленно не ставил никаких приставок к этому слову, ни безумно, ни отчаянно - какой там. Не находилось других слов, кроме этого самого "люблю", произносимого так редко за всю жизнь и всего нескольким людям.
- Люблю, это ведь Джин, - короткий лаконичный ответ, возможно со стороны сухой, не объясняющий решительно ничего, но Андор никогда не был хорош в лирических изъяснениях, да и неуместно вытаскивать сияющую драгоценность - связь с немного сумасшедшей и теперь единственной для него женщины. В одном слове "люблю" для него скрывалось абсолютно все. Не было смысла таить именно это, а смущения нет и подавно. Да и какой в том смысл, это раньше приходилось бояться, что дотянутся, используют и к огненной копне рыжих волос Лейхи прибавится другая, каштановая с едва заметным светлым отливом, заметным только на солнце - принадлежащая уже Джин. Картинка простая, ничего ужасного, но сколько раз заставлявшая просыпаться и в ужасе таращиться в стену до самого рассвета. Теперь они слишком стары для этих страхов, они оба, цепи обязанностей больше не сдерживают разведчика, все свои долги раздал давно, еще в ту войну, а потому готовность просто пойти на все, если потребуется - дарит спокойствие и новые силы.
- Твой сын был хорошим пилотом, хорошим товарищем, - Люк сложная тема для беседы, нельзя не испытывать благодарность к нему, но все же внутри зудит от тихой ярости на семейство Скайуокеров, семейные драмы которых становятся проблемой для всей галактики, - вот только попытки джедев выглядеть лучше, чем они есть, - заканчивает он недовольной гримасой, ну не любит он Силу и ее адептов, а Орден вызывает только множество неприятных, неудобных вопросов, - зная правду о прошлом можно избежать ошибок, но без них пытаться построить чудесную утопию... бессмысленно, - он пожимает плечами и все же допивает одним махом чай. Определенно после него хочется крепчайшего кафа, чтобы от горечи практически передергивало, возможно это перебьет сахар, хоть и не точно.
- Все еще уверен - Бену нужно было дать мотивирующего пинка и отдать Хану, чтобы тот окончательно испортил пацана. Лучше на одного Соло больше, чем на очередного Скайуокера, вы слишком проблемные, - сахар делает его раздражительным, а раздражительность более откровенным. Во всей этой теме джедайства никогда не было ничего путного, а контрабандисту не хватало сознательности, поэтому маленький монстр находящийся рядом день и ночь, каждый день без выходных и праздничных в кантине, мог оказаться лучшим стимулом, а их пацана вышел бы толк.
- КНС закончилась еще в моем далеком детстве, а верность принадлежала только Альянсу, - спокойно и безразлично, но опять правдиво, просто не нужно говорить, что Республика, она, не Империя, погубила отца. Поэтому Андор сражался за шанс на будущее, за идею лучшего мира, а никак не реставрацию давно рухнувшей структуры. Дрейвен это знал лучше прочих, поэтому и доверял, понимал - за Альянс Кассиан отдал бы все, но не за демократию, политиков, сенаторов или принцесс, даже генерал заслужила его уважение поступками, исключительно ими. Но ответную шпильку возвращает, куда же без этого, хоть с кем-то можно пикироваться на должном уровне и даже, Звезды, он этого не признает вслух никогда, с удовольствием, - джедаи заигрались в собственную святость, а ситхи - в право на власть, и те и другие одинаково страдают из-за собственной исключительности, а потом, ах, вот неприятность, такие же мужчины и женщины и больно падают, разбиваясь о суровую реальность.
Говорить с ситхом об одаренных достаточно забавно, мысль о том, чтобы сказать это не этому, пусть будет Энакину, а Вейдору... есть в происходящем искорка сумасбродного безумия, но почему-то кажется, этот старик с лицом мальчишки волне может понимать это лучше всех прочих, в частности если информация о его жизненном пути хоть в половину столь же правдива, как собранное досье.
- Люди редко могут тряхнуть мир даже имея образование, связи и влияние, иногда они это бездарно растрачивают, - за примером даже ходить далеко не нужно, вон, пришлось даже возвращаться к опыту юности и развлекаться вступлением в Сопротивление. Очередное. Информации все еще нет, трапеза подходит к концу, ситх улыбается прямо как его паршивцы-кадеты, которые уверены в собственной безнаказанности и что все прокатит. Откровенно говоря за это чаще всего огребали изрядно, но улыбались почему-то еще счастливей. Андор честно пытался вспомнить не был ли таким же идиотом в юности и не находил точного ответа, что несколько беспокоило. Равно как и возможно зря проделанный путь, посетить Кореллию только чтобы пообедать и поговорить о любви? Определенно нет. Но и упрашивать он все еще не собирается. Вот за что его побить была готова и Эрсо, так это за упрямство, уж в нем-то разведчик был асом.
[STA]Бухающее Сопротивление[/STA][AVA]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0419/0b/2c867a637fddf3d67f3df07a6becae0b.gif[/AVA]

Отредактировано Cassian Andor (Пт, 11 Май 2018 14:38:32)

+1

9

Энакин рассматривает Кассина Андора пристально, цепко, внимательно. Внезапно улыбка становится теплой, снисходительной, почти умиленной. Просто бывшему ситху нравится то, что он видит – очень. Это не яркая, крикливая и пафосная любовь, это просто уже, кажется, жизнь. В которой нет души без второй половины, даже не всегда рядом, а просто в мире. И нет здесь на удивления ни трагизма, ни буйной страсти, ни возвышенно красивых слов.
Это, странно и на удивление, но безумно красиво.
Энакин даже слегка завидует. Его-то жене до сих пор приходится доказывать и любовь (серьезно, Падме? после всего?), и что самая красивая, умная, и больше никто не сможет даже приблизиться. Старый он уже слишком для такого. Все же лучше, когда разница в возрасте не такая – не в почти половину века, или даже в двадцать лет. Слишком уж разнятся представления о том, что действительно ценно.
Повезло Кассиану. Впрочем, Энакину тоже повезло, как ни странно. Именно тем, как ярко любил и как рано потерял, не успев перебить все иллюзии о несоответствие характеров, жизненные цели, да и просто, не успел закончиться тот странный период, когда все внове.
Зато и любовь – на всю жизнь. И даже больше, как яд или жесткое отравление металлом от всех протезов разом.
Наверное, именно поэтому Энакин слушает собеседника куда внимательнее, чем раньше. И даже без вечной привычки иронизировать, оценивать и язвить. Быть может без подколок?
Невозможно.
По крайней мере, внешне, нельзя же не прокомментировать, не поддеть? Даже если только чуть-чуть, впрочем, даже такая игра уже откровенно начинает надоедать. Все же на маски у Энакина теперь стойкая аллергия, замешанная на отвращении и слишком долгом использовании.
И так даже проще понять, даже не умом и, уж тем более, не сердцем. А просто, наверное… сутью? Или какой-нибудь еще возвышенной штукой, из которых философы составляют личность.
Энакин просто внезапно знает (слышит?), что верность Кассиана Андора Альянсу за Восстановление Республики – по скромному мнению лорда Вейдера, скопище повстанческого сброда и террористов – сравни верности самого бывшего ситха. Не Империи даже, не Республике. Но Государству. Неидеальному, кровавому и бестолковому, но который дает смысл. Пусть не тебе – другим. И не потому, что лучше нельзя, просто «без» получится все гораздо хуже.  Аксиома, не требующая доказательств, но все же их получившая?
Быть верным идее, которая не менялась, несмотря на название государства или ее форму правления. А для лорда Вейдера основной смысл Империи был смыслом жизни – в спокойствии и стабильности мира, где нельзя так просто нарушать правила.
Что же может быть проще?
На взгляд Энакина – всё определенно так. Но ведь это же?.. или будем теперь рассуждать, кому повезло больше, циничному разведчику Андору или идеалистичному ситху-джедаю Скайуокеру?
Энакину нескромно кажется, что ответ он знает.
И лишь тихо хмыкает в перерыве между фразами, откидываясь на спинку стула. Он разглядывает, собеседника совершенно не скрываясь, разом выдавая весь свой возраст, придуманный и реальный, одним лишь выражением лица.
- Даже спорить не буду, - насмешливо и спокойно соглашается Энакин. Забавно слушать рассуждения совершенно обычного повстанца о собственной семье ситха и о несчастном сыне. Что ж, нельзя отказываться, что знать их Кассиан Адром может (а можно и выбросить это «можно») куда лучше. Это звучит внезапно по-новому. А Энакин?
Ему просто очень нравится то, что он слышит. Такой Люк – сослуживец, пилот, товарищ – нравится ему куда больше, чем потерявшийся себя сумасбродный старик, ударившийся в философию. И это в пятьдесят три года? Отказаться от всего? И что страшнее – от всех.
Что же ты натворил, Оби-Ван? Да и я тоже.
Сломали ведь мальчишку.

- Скайуокер – это имя раба, в рабстве данное да и означает, прежде всего, вечную борьбу. И столь же отчетливое разочарование, которое тоже не дает сосредоточиться ни на чем, кроме цели. Где уж тут воспитание детей, - скорее даже для себя рассуждает Энакин. Отчаянно отгоняя мысли, о том насколько и как просто он сам был готов отдать практически все для своих детей. И положил начало это традиции. – Зато вложить в юные умы идеалы и возможность их воплощения, вот это мы умеем. Только вот то, что хорошо для генералов и королей, очень плохо подходит наивным и внушаемым детям.
Скрывать что-то Энакин не собирается, просто потому что, а зачем? Как будто историю его семьи и жизни не знает каждая паршивая собака с доступом в голонет. И главное, как пафосно! Ведь даже если будешь и попытаешься рассказать, как было обыденно и просто на самом деле, никто не поверит. Предательство? С какой стороны посмотреть, а ничего особенного не было. Ни в смерти детей, ни во внезапном нападении. Просто дикая, бесконечной тяжестью придавливающая усталость. И желание уже наконец разрубить гордеев узел. И не только войны, просто всего.
- Ситхи, джедаи, мда. Могу оправдать историей, знаешь? Вот только, правда гораздо проще – мы все, одаренные неважно какой стороны, действительно считаем себя исключительными и выше всех остальных. И готовы старательно оберегать свою «стаю ущербных» простых людей любой ценой. Включая жизни, свою и своих близких. Но только пока на эту самую исключительность никто не посягает, не равняет, например, генералов-джедаев с клонами или Инквизиторий с офицерским составом.
На искренность, кажется, отвечают искренностью. А ценить самоубийственную честность Дарт Вейдер искренне умеет. Слишком уж редко встречается.
И почти никогда – у профессиональных лжецов.
- Кантины, пилоты, контрабандисты, - Энакин улыбнулся с искренней ностальгией. – До Ордена Джедаев я там рос. Малоподходящие места, конечно, но уж конечно лучше всяческих религиозных сект, спорить не буду.
Сложно спорить, когда сам все знаешь. А тяжелый характер не признает полумер из чистого принципа.
- Но внук – гопник выглядит куда привлекательнее внука-отцеубийцы.
Вот так, просто и обыденно. Кто-то ждет, что Энакин осудит выбор стороны? Да сейчас, вот только выпилит на протезе шнурки. Чтобы на сапоги было больше похоже, вдруг кто-то еще не понял, что главная страшилка для детей в Галактике – просто инвалид-астматик.
На стол между ними спокойно ложится голодиск. Честно говоря, не столько потому, что Энакин капитулирует перед чужим упрямством, но действительно хочется посмотреть на реакцию. Заберет так, или вспомнит о дешифровке? Потому что голодиск, разумеется, зашифрован, с установкой ограниченного количества попыток ввода паролей.
По старой доброй традиции – три штуки.
А чего вы ожидали? Когда торопиться некуда, определенно можно дать волю всей нежно лелеемой паранойе. Мучиться-то все равно не Энакину и даже не его людям.
Кассиан же это понимает?
Энакин подзывает официантку, во внезапном порыве снова подурачиться, прикидываясь не то наивным юным идиотом, не то старым маразматиком. И просит завернуть с собой ситхову* дюжину лучших пирожных с собой.
- Передашь Лее? Пожалуйста, - вот, даже волшебное слово не забыл. А детей надо баловать сластями периодами.
По крайней мере, так говорит такой авторитетный эксперт как голонет. Полувековой давности, а вы правда думали, что рыцари-джедаи не нервничают при известии «дорогой, я беременна» и не пытаются понять да узнать?
Вот именно то самое «мамочки, а как с этим вообще обращаться? Я ж сломаю!»

+1

10

Насколько часто вам улыбаются бывшие ситхи? Андор как-то не особо привык к подобному тоже, поэтому все же ответ взгляд, чувствуя себя обманутым и сбитым с толку. Тема разговора и эта реакция почему-то ненадолго воскресили в памяти Джерона, он не помнил ни разговора, ни смысла, но улыбался тот точно так же. Было что-то неуловимо общее в этой ситуации и стершимся из памяти детским воспоминанием. Разведчик чуть взъерошил волосы, радуясь, что не нужно продолжать эти душевные беседы об Эрсо, старая привычка прятать то, что дороже всего, так себя и не изжила.
В общем-то даже будучи "искренним и открытым" мужчина не позволял себе ни единого лишнего слова, ничего, что дало бы реальный рычаг давления, позволило манипулировать им, тем более вытащить из него что-то по долгу службы - было еще большей задачей где-то на грани фантастики, молчать на допросе капитану приходилось. Однако этот разговор с бывшим врагом и нынешним непонятым союзником выбивается из общей картины, да, не было ничего удивительного в его признании в отношении Джин, в конце концов уж эта информация давно не новость, не тайна и сейчас смысла перед Вейдором отрицать что-либо? "Старички" Альянса знают, молодежь его интересовала только в плане рабочих взаимодействий, для врагов Кассиан не был сейчас главной фигурой, чтобы тратить силы на выяснение его окружения и попыток воздействия таким образом, да и раньше не был птицей столь высокого полета, просто на всякий случай принимал максимальные меры предосторожности граничащие с маниакальной паранойей.
Скайуокер разглядывает его и Андор отвечает прямым взглядом, чуть вскидывая бровь в немом вопросе, ведь на нем не росли цветы, узоров не наблюдалось и не была скрыта загадка бытия. Иногда ему казалось, что одаренные реально не могли представить, что "простые смертные" ничем от них не отличаются. Сила, как ему всегда казалось, легко может затуманить разум, привить чувство собственной исключительности, пожалуй, из всех этих фриков действительно хорошо Андор относился к Чирруту, монах при всех своих странностях, при своей слепоте - видел больше прочих. Возможно, что именно поэтому, кто знает, не он уж точно.
- Даже так, - разведчик хмыкает, действительно поразительно, честь Скайуокеров никто не бросается отстаивать, даже один из них, неожиданно как. Нет, обычно он не имел склонности трепаться о подобном, да и во втором уже на его счету Восстании не место было для таких вот бесед, с другой стороны и претензии Кассиан высказывал прямо самой семье без капли смущения. Последнего, как и скромности в целом, у него не наблюдалось. Нет, предположим, у Джин были еще шансы пробудить в язвительном капитане вышеозначенное, но уже слишком много времени прошло, выработался определенный иммунитет.
- Не имя делает человека, в этой паршивой галактике столько имен и прозвищ, но соответствует им от силы малая часть процента от миллиардов, - Андора это не впечатляет, он помнил еще с кем бежал с Феста, один из них был клоном по кличке "Бракованный", а уж за службы повидал разного народа, даже их принцесса была не Органа, Соло или Скайуокер, в первую очередь Лея, определенная личность и только собой и своими действиями она придала какое-то значение фамилии. Слова не определяют ничего, символизм Андор считал бессмысленной вещь и как рациональный прагматик всегда считал подобные проявления не больше, чем попытками людей выдавать желаемое за действительное. Впрочем, вот с генетикой он не стал бы спорить, она вполне была реальной и просчитываемой. Кассиан не сдерживается и закатывает глаза, короли и генералы, о да, просто держать всех одаренных от политики подальше, у людей и без них больная фантазия и психика, когда на это чрезмерно разутое в бесконечности эго накладывается еще и на личную неуемную силу - получаются Палпатины. Пока проблемы от одаренных перевешивали любую полезность, особенно на правящих постах. Власть развращает, а уж абсолютная власть помноженная а чувство собственной избранности...
- Дай дураку точку опоры и он перевернет мир. Забавная поговорка с одной аграрной безымянной планетки, зато какая точная, - Андор безразлично отвернулся, как-то еще оговаривать свое отношение не хотелось. Короли и генералы, как же, он видел тупых королей и бездарных генералов, да что там, целую толпу джедаев успешно перестреляли те же штурмовики, вполне себе обычные, а не элитные. Провел всех один ситх, которой трагически закончился под конец будучи свихнувшимся тираном. Психическое здоровье и адекватность были более насущным вопросом, - и это я даже не столько о Люке, - конечно не о нем, один из таких вот "дураков" сидит рядом с ним. Не столько, конечно, дурак, но далеко ли родитель отошел от своего сына? Такой же внушаемый и ведущийся на манипуляции других. Но, тут годы хоть немного изменили, правда общий ущерб и личности самого бывшего раба и галактике уже нанесен.
- Конечно, большее число мидихлориан, нежели у остальных - дарует принципиальное различие. Смотрите, я могу петь, а я играть на дудке, а могу поднять камень телекинезом и размозжить вам голову. Все равны, но обязательно будут те, кто уверен, что "равнее", - Кассиан глубокомысленно кивает и резко теряет к этой разговору интерес. Презрительно, конечно, не кривится, но голос холодеет явственно и карие глаза больше походят на прицел винтовки. В галактике хватало рас верящих в свою исключительность, в частности та же Империя совсем недавно придерживалась той же политики. Люди, одаренные, все ли равно? Все равно истекают кровью, даже если кто-то оказывается более живучим и способным вернуться в мир живых даже после расщепления на атомы... что же, число конечностей не менялось, личность не переходила на новый возвышенный уровень. Вейдор все еще был самим собой и не отличался от тех же штурмовиков ничем. В глазах Андора разумные различались лишь по степени полезности или близости, те, кто полезен для дела, для него самого или дорог ему же. Это было сугубо личное отношение и никак не влияло на общую картину - все оставались живыми. Все. Почему-то опять вспомнился монах, его странные таланты, восприятие мира и отношение к другим - все это Кассиан узнал со временем и научился уважать. Поэтому что Люк, что его отец со своим подходом к Силе... не вызывали у него никаких теплых чувств в данном вопросе.
- Не самые приятные места для ребенка, но и правда лучше секты, - или войны, это продолжение он все же замалчивает, но медлит с ответом. Собственное детство было полно драк, голода, убийств, борьбы и даже в самый светлый период начала взросления, рядом с Лейхой, его ждали сражения и смерть. Он не пожелал бы детям подобного в той же степени, как и промытых мозгов.
На последнее утверждение он только кивает и явственно мрачнеет. Сказать откровенно, того же Хана Кассиан знал, не так, чтобы хорошо и определенно не был от него в восторге, ну так он и не юная принцесса, чтобы очаровываться контрабандистом. Но мужиком тот в самом-то деле неплохим, подонков среди вольных пилотов хватало, но Соло к их числу не относился и его смерть равнодушным не оставила даже казалось бы уже привыкшего к потерям разведчика. Возможно, все дело было в том, что в этот раз жить отца забрал собственный сын.
- Передам, - какой-то подвох точно есть и скорее всего в дешифровке, навскидку можно прикинуть еще пару вариантов, но голодиск прячется в одном из подсумков на поясе, пока Андор барабанит пальцами по столу. Сладкий чай раздражает, улыбка на лице Ведора - Звезды, да сколько можно, он никогда же к этому не привыкнет! - только еще больше сбивает с толку.
- А если покажешь, где можно купить хорошее кореллианское виски не в соотношении цены пяти бутылок за одну, - взломщики у нас были, даже в дурном настроении Андор мог всучить его Лее и сказать самой разбираться со своим отцом. Однако, упрямство требовало вызнать ключ самому. И пока он его не получит - ситх от разведчика не отделается.
[STA]Бухающее Сопротивление[/STA][AVA]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0419/0b/2c867a637fddf3d67f3df07a6becae0b.gif[/AVA]

Отредактировано Cassian Andor (Чт, 31 Май 2018 19:03:43)

+1

11

Может быть, зря Энакин так мало общался с повстанцами в бытность свою лордом Империи? Нет, разумеется, эти радикальные голодоранцы с повреждением головного мозга и тягой к разрушениям и войне бесили до невозможности.
Но, как оказалось, они, повстанцы эти, умеют веселить. Не мрачным удовлетворением, что скоты, портящие твой идеальный и прекрасный мир, наказаны. Но как-то очень по-доброму, даже светло. Своей поражающей способностью сочетать вполне практичный цинизм с верой, какой-то наивностью. А еще с совершенно детским желанием сделать совсем все по-своему.
Энакин склонил голову, наблюдая за едва уловимо скользящей в чужих глазах мыслью. Надо отдать должное, Кассиан Андор держать лицо умел. Хорошо, просто прекрасно. Энакину бы ему поучиться, да уж поздно будет, не сумеет. Не учиться, а принять. Что вот эта выверенная до абсолюта маска – необходима.
Малыш Эни ведь, как и подросток Энакин, привык прятаться по-другому. За тем, что ожидали увидеть, за улыбкой и палитрой цветов, обходить. А не контролировать каждое движение лицевых мышц. А потом? Потом и не нужно было, не двигалось лицо почти. Еще и с маской сверху.
Читать эмоции в Силе всяко проще. Как и необходимость закрываться там, а лицо что? Кому оно вообще интересно? Забавно только, что опытные разведчики и их альянсовские коллеги-шпионы и в Силе умели закрываться вполне себе неплохо. Почти как профессиональные разведчики. Только немного хуже.
Энакин искренне и с удовольствием прислушивался к Силе, к отголоскам искренних эмоций. Возмущение, снисходительность, скептицизм и твердая убежденность. Приятно. Очень приятно.
Слишком давно такого не слышал. Забавно, что этот искалеченный человек с явной паранойей оказался таким… цельным, что ли. Поразительно живим, просто подозрительным и каким-то.
Нет, тут надо смотреть глубже. А ломать чужую защиту – ну и просто чужую личность – как-то очень жаль. Редкий же экземпляр. Почти как доисторические насекомые в янтаре.
Тем более, что и речи он ведет интересные. Не о мироустройстве, возможностях и тех, кто мир шатает. Мало ли, тут невозможно ошибиться, но.
Но мало кто говорит такое одаренным. Мало кто так думает, при этом, не боится и совершенно искренен. Это отдает суицидом, наглостью и совершенно обворожительно.
Сказать такое джедаяю, значит нарваться на жалость, брезгливую снисходительность и непонимание. Ситху же в глаза брякнуть – чистое самоубийство.
Энакин смеется, тихо, искренне и абсолютно доброжелательно. Этот Кассиан Андор мог бы стать хорошим офицером на «Палаче», жаль, с моральными ориентирами и убеждениями у него не сложилось. Впрочем, раз Лее помогает, может оно и к лучшему.
- Тот, кто видит, всегда считает слепого ущербным, - улыбнулся, пожав плечами. – Хотя, казалось бы, всего лишь еще один вид мироощущения.
Объяснять слепому, что такое зрение – бессмысленно. Все равно не выйдет, да даже попробуйте рассказать дальтонику о многообразии цвета? Максимум же скажут, что это лишь отвлекает и все бессмысленно, жить нужно так. Спокойно и с удовольствием, а не разглядывать мифические оттенки серого неба.
Энакин задумался, грустно глядя сквозь своего собеседника. Это было трудно, смирится, что те, кого ты любишь, тебя же никогда не поймут. Просто не сумеют увидеть, как мир видишь ты.
Несчастные. Или счастливые, ведь те, кто могут?
Эх, мастер, мастер, какой же ты дурак… впрочем, я еще хуже.
- Я вырос на войне и войной живу, - пожал плечами Энакин, мгновенно перестраиваясь и отстраняясь. И улыбнулся чуть шире – насколько он успел понять, Кассиана это почему-то безумно нервировало. Интересно, повстанцы что, действительно думали, что злой и страшный лорд Дарт Вейдер совершенно неживое существо? Этакая бабайка для галактики, и в принципе его то нет, а есть только сказка.
Как-то даже совершенно мило. Осмыслению поддается плохо, но вот понять, почему главные герои мятежа и основной их состав дети, становится очень просто.
Такое вот, не вижу зла, зла не творю, не принимаю.
Тоскливо даже.
- …а потому из алкоголя один раз в жизни пил стакан эля. Отравленного, после чего загремел в плен. Мне не понравилось.
Театрально развести руками. Издевательство? Возможно.
- Впрочем, чужой монастырь, чужие порядки. Хозяюшка! Добавь к заказу еще три бутылки виски! Найдется?
Получив утвердительный кивок и счастливую улыбку, Энакин немного смущенно подумал, что он покупает как раз по той самой цене «пять за бутылку». Если не все семь.
Ну, иногда можно. Тем более, дело-то не в кредитах, а в забавном эксперименте «хмуро-матерый повстанец в условно нейтральном окружении».
Ну а сам Энакин сразу и наблюдатель, и главный раздражитель.

+1

12

Андор подпирает ладонью щеку и слегка пожимает плечами, слепые или нет, лишний орган чувств мог расширить картину мира, как зрение и слух, с этим можно легко согласиться, но тех же слепых считать чем-то отличающимися от других людей кроме восприятия? Даже те, кого считали ограниченными, не становились от этого меньше человеком или личностью, во всяком случае лично для него. Поэтому-то он никогда не поймет одаренного, а тот - его, они слишком иначе смотрят на этот мир и на окружающих. При всем многообразии видов Кассиан в силу специфики своей работы никогда не делал серьезных различий между ними, да, приходилось учитывать индивидуальные особенности, но когда ты знаешь как велика галактика и настолько в ней все разные, то Сила, зрение, слух, способы воспринимать мир вокруг - все разнится с невероятной силой, придавать этому какую-то исключительность, да еще в плане личности? Он находил это смешным и надменно глупым.
- В этой галактике есть столько рас, столько видов, которые живут без слуха, зрения, видят в ином спектре, для них все остальные тоже ограниченные и ущербные. Хотя, поэтому, наверное, в Империи процветал расизм, - позицию собеседника он понял и запомнил на будущее, любую информацию разведчик фиксировал и откладывал в памяти, возможно однажды ему это пригодится и на чем-то придется сыграть, в вечный мир ему все равно не верилось, даже благодаря Лее, вера в людей, а тем более бывших ситхов не была сильной стороной Андора.
Улыбающийся и смеющийся ситх, потрясающие ныне аттракционы, лучшее шоу за всю его службу. Не то, чтобы в его глазах Вейдер был совершенным воплощенным злом без личности, но все же врагом, для любого в альянсе ситхи ими были, со всей их монструозной мощью. Кассиан никогда не придавал особо значения тому кем был Скайуокер старший, через что он прошел, какой путь прошел, какие выборы сделал и почему, ему хватало сухих фактов в досье, убитые падаваны, военные преступления, множество жизней на совести ситха, равно как и целая планета, как и в принципе служение тому, что имперцы гордо называли государством. Все это он тоже фиксировал отстранено, патриотическая дурь хорошо по мозгам шибает, он сам сражался раньше и продолжает сейчас - за идею о чем-то лучшем, но все же лишен иллюзий о том, чем занимался. Шпионаж, диверсии, убийства, в дерьмо окунуться пришлось порядочно, но что вело их? Чушь о созданном новом совершенном обществе? Расизм, промывание мозгов, насилие, чистки, пытки, выжимание ресурсов из миров Внешнего Кольца и полное и тотальное подмятие под себя КНС. О да, рилотцы тоже небось боготворили Империю. Хотя, хм, момент... нет. Какая неожиданность-то. Они сражались за это, он - чтобы в галактике поменьше было подобного дерьма. Другое дело, что из благих намерений мало что вышло, к несчастью такое тоже бывает. С другой стороны, в отличие от старых врагов Кассиану хватало силы духа признать этот факт, но большинство повстанцев и бывших имперцев остались при своем мнении. Возможно, ему стоит благодарить опыт разведчика в той же степени, как и знакомство с Джин Эрсо, их общение все эти годы и отличные от его взгляды, вместе со скепсисом, горечью потерь и разочарований - помогли и ему отстраниться от прошлого, взглянув на ситуацию более трезво. Впрочем, он никогда не жалел о том, что сражался, память о холодной Джеде и пылающем Скарифе была все еще сильна. Это было тем, в чем он не сомневался никогда и все еще гордился своим старым кителем с капитанскими нашивками времен Альянса, он и сейчас носил на базе подобный, нашивки были другие, но Андор упорно носил форму Альянса.
- Да, детей войны много, - он тоже один из таких, впрочем, Кассиан в принципе кроме войны мало что знал, их отношения с Джин не сильно напоминали семейную идиллию, родители - тоже тема сложная, отец был, да только далеко и дома его не застанешь, а после выживание и война, чем еще ему жить в эти годы? Чем заниматься? Мужчина так и не находил ответа, так что с бластером не расставался все эти годы и сам-то будучи оружием зачастую чаще, нежели человеком. В этот раз даже улыбка его не так нервирует. В общем-то их убеждения могли быть диаметрально противоположными, но врага тоже нужно уважать, поэтому мог отстранено оценивать чужие навыки и силу личности, впрочем, от имперцев этого ждать не приходилось.
- Стой, что? - это даже звучит как-то совершенно неловко и Андор ничего не может с собой поделать, уголки губ дрогнули в улыбке и брови поднялись вверх - веселое изумление было таким ярким, искренним, а рассказанное несколько смешным и абсурдным, что разведчик с трудом удержал рвущийся смешок, - неужели все настолько печально?
На заказ выпивки он едва не закатывает глаза, нет, до чего же несносный человек, ладно, он все равно коды получит и... хм, а это идея. Интересно, кто-то вообще спаивал ситха? Можно начать здесь, мирно, цивильно, никаких подвохов. Интересно посмотреть на результат. Азартная дурная часть Кассиана, та самая, из-за которой он постоянно оказывался в переделках и связался с самой сумасбродной женщиной, сейчас требовала зрелищ, приключений, испытаний и проверки теории о влиянии алкоголя на одаренных. Кроме того, может быть вытащить из Скайуокера информацию получится быстрее, а может - это будет даже забавно. Уже одно то, что разведчик задумался о таком варианте явно на проблемы с психическим здоровьем, давно пора что-то делать со своей расшатанной психикой. Вряд ли в галактике много еще таких энтузиастов, которым интересно ознакомить Вейдора с выпивкой. Впрочем, скажи кто подобное ему в молодости и точно бы сплавил мозгоправам, но поскольку сейчас уже можно было с чистой совестью списывать любые дурости на старческий маразм, можно и попробовать.
- Быть может пришло время проверить понравится ли тебе выпивка без отравы? - теперь весело уже ему, мужчина откидывается на спинку стула и усмехается, - даже если виски не оценишь, спектр напитков на Кореллии потрясает воображение, обещаю ничего не подсыпать, честное Повстанческое, - а идея о пьяном ситхе пусть дерьмовая, опасная, да и вряд ли Скайуокер согласится, но даже просто мысль о подобном веселит его. Это может оказаться действительно неплохим приключением, в смысле способом получить необходимую ему информацию, конечно, именно это он и подразумевал.
[status]Бухающее Сопротивление[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0419/0b/2c867a637fddf3d67f3df07a6becae0b.gif[/icon]

+2

13

Иногда ему кажется, что все правильно и он почти что жив. Но чаще всего, нет ничего осмысленного и даже веселого. И остаётся только размышлять и забавляться поведением детей, скучая о о незабытых чудесах. И глупо говорить, что дело в вере. О нет, верить можно и в девяносто, и в девятьсот, и до смерти, и глубоко после. Вот только все становится неинтересно, не ассоциируется с собой, и отличаться от пластиковой игрушки из детства приходится лишь упрямством и мозгами. Раз уж так сложилось? Не говорить же, что все равно?
На детей, на жену, даже на мастера, даже на то, что казалось самым важным. И ты притворяешься, вживаешься в роль, придумываешь себе очередную маску, которая, вроде как, прикипела и правда все делает не таким скучным и чрезмерно важным. И кажется, что нет ничего необратимого, невозвратного. Ведь так важно, чтобы дочь была жива, чтобы сын пришел в себя, а жена... А Падме просто перестала теряться. И стоит себя уговорить, что это действительно важно, как встречаешься с каким-нибудь умудренным сединами юнцом. Которому до сих пор и действительно важны эти игры в шпионов, который так лелеит свою гордость --- не потому, что уже все равно, кто и что подумает, а потому как и правда есть то самое гордое "я". Что определяет существо едва ли не более всего остального и заставляет шевелиться быстрее, отстаивать себя --- сильнее. Энакин щурит синие с золотыми искрами глаза и мягко улыбается. Дарт Вейдер когда-то был точно таким же. Удивительно, но Энакин Скайуокер до того не слишком дотягивал. У него вперёд гордости играл страх, что любить не будут, не ценить и не уважать. Или это и есть гордость?
Забавно, уже так сложно вспоминать.
Но молодой (не молодой, как отмечает какой-то тихий глас разума в голове --- но тут же умолкает) человек напротив как раз такой. И Энакину, кажется, это действительно нравится. Больше только способность искренне удивляться, как будто он говорит какое-то откровение.
- Серьезно, - с искренней симпатией дёрнул угол губ в усмешке. - Как-то не сложилось.
А ещё не хотелось, не было времени, пытался быть идеальным и никогда не задумывался. Глупый был, юный и наивный. А потом и вовсе очень условно был.
Кассиан Андор смотрит на него тем искренним, чистым и кристально-ясным взглядом, каковой бывает только у профессиональных шпионов, партизан и карманников моложе двадцати пяти лет. Так и тянет проверить кошелек и сдать в СИБ просто на всякий случай. Энакин вопросительно и насмешливо приподнимает брови, спрашивая, ну? Что такое?
Потому как, честно говоря, руки Андора вполне на виду, а Империю уже давно развалили. Всем, так сказать, миром, и уже почти не трогает, насколько бессмысленно и зря это оказалось. Вместо неидеальной Империи все равно была лишь песочница детей-идеалистов на берегу предштромвого океана.
Ну вот и ближайшая волна смыла все песочные замки. И ковыряются теперь в оставшемся хаосе. А Энакин что? В десятый раз на одни и те же грабли, находя очередную причину.
Это как пытаться объяснить, почему одаренные считают себя в праве влиять на мир. И почему, если они уходят, то получается ещё хуже, потому что в одиночестве сумасшествие настигает быстрее.
А сумасшедшие одаренные, к сожалению, являются бичом галактики. И неважно, какой у них там оттенок серого, посветлее или почти неотличимый от черного. Благо хоть, если у одаренного ещё остаётся какая-то человеческая привязанность, к детям ли, к жене, к собственной болезненной гордости. А если нет? Если есть только одержимость, идея? Ради которой отдать можно больше, чем всё. Потому что кроме нее и нет ничего.
И лишь по достижении и когда она стабильна, можно умирать с чистой совестью. Ну или отомстить за то, что сломали. Мечту, блин.
Энакин с сожалением констатировал, что, несмотря на все убеждения, Вейдер все же оказался из тех хлюпиков, которым жизни близких важнее. Интересно, а для Кассиана что осталось? Цель или месть за нее?
В его искреннюю любовь не то, чтобы не верилось. Скорее в то, что оба этих самоубийцы отдадут все во имя своего великого.
Это внушает уважение. А вот отказ просто и прямо спросить код шифрования --- умиляет. Такие гордые и такие независимые.
Старым ты стал, Вейдер. Очень старым, раз так тянет поиграть с молодыми и дерзкими.
- Выбирай, заказывай, - задумчиво смерив взглядом собеседника, согласился Энакин. - Я не разбираюсь тут совсем.
Может быть, это действительно будет интересно?

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » общество анонимных ветеранов «Не влезай - убьет»