Коннор уже и так все это знает. Знает про Иерихон, про восстание, про то, что случилось в первые дни после него, про андроидов, которые здесь собрались. Знает, зачем все это было нужно и с чего все началось, пусть и без подробностей. Коннор не был с Иерихоном с самого начала, но был с ними в самый важный и ответственный момент. В тот самый момент, когда они победили. Он не откроет для себя ничего нового из рассказа Маркуса, потому что осведомлен о событиях, произошедших в то время, когда он был охотником на девиантов. Из чужих рассказов, из новостных сводок, из полицейских рапортов. У него было полно времени, чтобы внимательно изучить всевозможные материалы и произвести анализ на процент псевдодостоверной информации в различных источниках. По собранной статистике доля искаженных фактов в газетах составила в среднем 23.8%, в интернет-источниках - около 20,6%, кроме того была установлена четкая корреляция с языком, на котором написана статья. В целом эта информация не имеет большой значимости, особенно для человека, но для андроида любая собранная статистика имеет большое значение для самообучения. У RK900 не было достаточного количества времени, чтобы собрать хоть какую-то полезную информацию. читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Keep the promise


Keep the promise

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Keep the promise
Asriel Dreemurr, все еще злобный цветок или нет? | Sans, Zzzz

http://i99.fastpic.ru/big/2018/0220/68/f831bdaf321cfc6c6e06d13de8767868.gif

«

Хороший финал для всех. Славно, что никто не помнит, что было до этого отличного финала. Но мы-то помним, Цветик?
Все еще бесишься, что ты не был услышан или же радуешься такому исходу? Вот она поверхность, совсем рядом, ты даже своей лианой можешь её достать.

»

+1

2

Хэппи энд — счастливый конец для всех. Подземелье — по-прежнему самое светлое место в мире (в меру его расположения), человек — Фриск — вовсе не Чара, все монстры живы, Барьер сломан. Флауи, впрочем, тоже, и для него единственного "энд" вовсе не "хэппи". Осознавать это, пожалуй, тяжелее, чем быть без души с десяток лет.

Он всего лишь хотел... помочь всем. С самого начала — как принц, как Флауи, как Бог Гиперсмерти. Он жертвовал собой раз за разом: вышел к людям, поглотив душу Чары, и распался впоследствии пеплом в саду собственного отца; сбросил в последний раз Вселенную, забрав у родителей знание о том, что вот этот вот золотой бездушный и капризный кусок — их сын; пришёл после геноцида к Сансу и позволил ему поточить кости об себя, чтобы хотя бы попытаться предотвратить ужасное... Теперь, чтобы наверняка, ему пришлось стать собой и перестать им же быть — исключить возможность заполучить новую душу навсегда.

Флауи отвратительно с самого себя — с того, что он сделал, и с того, что от теперь чувствует. Так не должно быть, не должно быть, не должно быть.

Но оно есть.

После всего, что произошло, Флауи только и делает, что прячется — не показывается на глаза ровным счётом никому. Разум играет с ним злую шутку — то и дело подкидывает болезненные воспоминания, ощущения и даже новые идеи о том, как всё можно исправить — и именно потому цветок опять жертвует самим собой. Хотя иногда — совсем-совсем изредка — он всё же позволяет себе немного смелости, чтобы понаблюдать со стороны за новой жизнью старых друзей. Фриск мало-помалу перестаёт быть "просто человеком", Папайрус больше не кажется столь наивным... Флауи испытывает желание попробовать пирог Ториель как никогда сильно.

Происходит это всё, конечно же, только когда рядом с остальными нет Санса. Ничего удивительно — последняя их с цветиком встреча — если из этого списка исключить финальный бой Фриск и Флауи, конечно — была не слишком и не шибко... приятной. Бывший принц даже не надеется, что что-то могло измениться — даже при учёте всех исключений — у Санса, как самого особенного среди всех монстров, могли остаться любые воспоминания.

Флауи тщательно встряхивает головой — он не хочет об этом думать — и глубже зарывается в листву. Сейчас — как раз-таки один из таких "смелых" случаев — и монстр из-за окна наблюдает за тем, как любимая (ранее?) матушка (бывшая?) готовит свой фирменный ирисово-коричный пирог. Портить самому себе момент — занятие сомнительное.

Что-то, кажется, идёт совершенно не так, как надо — бывшая королева как-то резко срывается с места, удаляясь из виду своего наблюдателя. Флауи даже невольно подаётся вперёд, как будто всем своим нутром желая спросить: "Что с тобой? Тебе помочь?" — но тут же себя останавливает.

[float=left]http://s8.uploads.ru/Y6jcm.png[/float]
— Это отвратительно, — бормочет он удручённо себе под нос, возвращаясь на прежнюю позицию.




Отвратительно. Он — Флауи — отвратителен. И вот как ему теперь с этим жить, знает ли кто?

Отредактировано Asriel Dreemurr (Вт, 20 Фев 2018 16:14:23)

+2

3

Санс знал в этот раз где цветок. Он заметил его, еще, когда они с Папирусом стучали в дверь Ториэль. Вернее, стучал младший братик, а старший скелет сказал, что кое- что забыл и скоро вернется, воспользовался одним из своих «срезов».
- привет, бро-козленок. ты слишком пасмурно выглядишь. может тебе не хватает немного солнечного света? – раздается за спиной цветка до отвращения знакомый… голос. Санс стоит, сунув руки в карманы, закрыл один глаз, а вторым смотрит на самозакапывания Флауи. Эта неизменная широченная улыбка пересекает его лицо, да и становится все шире. – выйди на поверхность со всеми, подыши воздухом. Там твои сородичи цветут.
Кажется комедиант и правда в слишком хорошем расположение духа, даже не пытается грустный цветочек убить щелчком пальцев. Собственно, он и бой-то никогда первым не начинал.
- я же тебе говорил, что человек не виноват. человек оказался хорошим, он спас всех нас. вывел на поверхность. пап так радовался солнцу. он теперь каждый день с нетерпением ждет рассвет, когда остается там.– скелет наслаждается, что оказался прав, что не убил человека, не подался влиянию этого сухого гербария. А тот теперь тут стоит (сидит?) и вянет,  наблюдая за Леди-по -ту-сторону-двери.
- она приготовила улиточный пирог. пап хочет взять у нее уроки начинки, что бы полить ей свои спагетти. – Санс присаживается на корточки и в наглую тыкает лепесток цвета костлявым пальцем. – принц… это не мое дело, конечно, но почему ты не признаешь им? это бы упростило задачу.
Скелет прекращает его тыкать, и плюхается рядом, скрестив ноги и достал из кармана розовый гребень, стал водить по своей черепушке.
- представляешь. она сказала, что её попутал демон. разве существую демоны? никогда не слышал про таких монстров. хотя… если говорить человеческим языком, то тебя бы сочли демоном.
Санс довольно жмуриться. И чего это он пришел откровенничать с цветком? Даже странно. Скелет никогда не отличался желанием с кем-нибудь делиться своими проблемами и передрягами. А тут в с нем словно что-то поменялось, ведь даже Фриск увидела что-то хорошее в этом жестоком лютике. Занятно, что из праха их принцы вырос такой крупный цветок с его сознанием и… разве у принца был настолько противный характер?
Комик прислушивается, слышит, как его зовет пап и исчезает. Несколько минут его нет, а затем до цветка доноситься запах улиточного пирога. Горячий кусок стоит рядом с ним на белом блюдце, а скелет сидит на прежнем месте и расчесывает свои импровизированные волосы.
- ты ничего об этом не знаешь? ну… я про «демонов». – Санс открывает глаза и теперь верит гребешок в руках. Он не базарная бабка, что бы сидеть и рассказывать Флауи какие-то слухи, но вот история про демона была правда и он собирался узнать у цветка что это. Может быть, его тоже увещает какой-то «демон»?
Санс устремил свой взгляд поверх золотых цветков, смотря в окно, мимо которого ходит Ториэль и Пап. Идиллия. Этим можно наслаждаться вечно, как горящей головой Гриллби.

+1

4

Флауи теряет прежнюю бдительность и — вот оно то, что из этого получается. Санс. Цветик даже вздрогнуть не успевает, когда слышит знакомый голос — на первых порах только стекловато смотрит на белёсую черепушку комика в неясности, — а потом вдруг начинает под себя землю и увядшие листочки копать, чтобы скрыться — чтобы не получить по голове свежей костяшкой. 

Но фраза "выйди на поверхность со всеми", особенно этим своим "с о в с е м и", впивается в корешки острее всяких переломанно-надломленных косточек с острыми концами и заставляет бывшего принца тут же дрогнуть, замерев-застыв на месте.

О каком "со всеми" может идти речь? Флауи не может со всеми — он не такой, как все, и совершенно точно больше не будет. После второго пришествия Фриск он уже даже больше не может быть ненавистным-чёртовым-цветком, как прежде, а быть по воле случая воскресшим Азриелем в новом теле — выше его собственных возможностей. Даже если без души и возможности чувствовать моральную боль (как ему до сих пор кажется).

Флауи прекрасно осознаёт, до чего можно довести самого себя бесчисленным самоедством — он сам заставлял многих монстров вокруг себя им заниматься,— но всё равно упрямо продолжает выгрызать себя зубами изнутри. "Поделом", — только и думает цветик, чувствуя, как на его стебель обрушивается вес совершённых грехов. — "Поделом." В его мыслях теплится лишь одна идея: было бы замечательно, осуди его по всем правилам Санс, который судил однажды человека. Посмертно, естественно.

... Но никто никого не судит, вопреки всем ожиданиям Флауи — на протяжении всего этого времени, сколько цветик скрывался от внимательных глазниц скелета. Легче от этого, впрочем, не становится — вместо этого Санс самоутверждается, рассказывая о нынешних условиях жизни монстров и подводя к тому, что, в общем-то, цветочек был не прав — человек хороший, человек не виноват, человек ничего не делал. Человек спас всех — но не Флауи. Какая ирония, правда? Но его за живое существо перестали считать давным-давно, ничего удивительного здесь нет — то, что мертво много лет как, спасти никак нельзя.

Санс усаживается вплотную к цветку и в наглую тычет в один из его лепестков, как бы намекая: эй, эй, эй, хватит быть где-то там, хотя бы на минутку спустись с небес. Флауи выдыхает раздражённо и, отстраняя костяной палец лианкой, заменяющей ему руку, переводит взгляд на скелета.

[float=left]http://s8.uploads.ru/Y6jcm.png[/float]
— Упростило бы задачу? Кому? — Флауи каким-то образом улавливает движение в доме, переводит взгляд к окну и — действительно видит силуэт Ториель, только теперь уже в сопровождении ещё одного — Папайруса — спутать его с кем-либо ещё тяжело. Цветик вздыхает и неуютно ёрзает в листве. — Это действительно не твоё дело. Ты не понимаешь, каково это — ничего не чувствовать.


Флауи смотрит на копошащихся на кухне монстров, слышит высокий голос младшего из скелетов и слегка жмурится, когда до него доходит незначительный всплеск магии от телепортации старшего.

[float=left]http://s4.uploads.ru/vVP8C.png[/float]

— Я и есть демон, — тихо признаётся бывший принц самому себе.





... Санс возвращается через несколько минут с тарелкой пирога, которую тут же располагает вблиз собеседника. Флауи смотрит на скелета, на угощение, снова на скелета и снова на еду... И понимает, что есть он совершенно не хочет — не в этом теле, по крайней мере. В этом теле он может только продолжать быть бездушным Флауи, которому нет места среди монстров. Монстры — доверчиво-наивные, глупо-счастливые, монотонно-светлые. Дружелюбные, доброжелaтельные, душевные. И это нa одну лишь букву "Д". Повергнутые среди осколков головоломки осознания, отчаяния и удивления, они продолжали надеяться и верить в лучший исход, который смогут вымолить у высших сил. У бывшего принца же проколото сердца и отбиты легкие — он жив не душой, не сердечной теплотой и заботой.

Флауи чувствует, что устал. Он хочет домой. Он хочет, чтобы у него был дом, чтобы его кто-нибудь где-нибудь ждал. И что самое главное — какая-то его часть хочет об этом рассказать всему миру.

Но не-монстр не имеет права привязывать кого-то к себе и не имеет права привязываться сам.

На этой ноте Флауи выдыхает, приказывая себе собраться, и медленно приподнимается на стебельке во весь рост, словно по-новому расцветая.

[float=left]http://s4.uploads.ru/c7Mes.png[/float]
— С каких пор мы стали такими добрыми, Санси? — цветик снова играет на чужих костяшках. — Неужто решил, что все твои грехи отмолены и позабыты? О, знаешь, я ведь ещё помню... Эту кровь человека на твоих руках... Это неправильно, мой дорогой друг.



"Неправильно". Даже произнести вслух тяжело. Грязно, и, скажем так, — нехорошо одному живому существу убивать другого. Человек человека, монстр монстра, да и просто между собой.

Но на самом деле "неправильно" — это быть Флауи и при этом говорить такие вещи. Указывать другим на ошибки, когда у самого их за спиной — целое озеро, и мёртвые дети улыбаются из-за углов и хватают за хрупкий стебель и корни тонкими ладошками.

[float=left]http://s7.uploads.ru/7wrg2.png[/float]
— Теперь тебе ещё и моё мнение важно? — цветок жизнерадостно смеётся, чуть покачиваясь из стороны в сторону, словно на ветру. — Ещё недавно ты меня и видеть не хотел, не то что слушать. А теперь — "знаешь ли ты". Смешно.



И сам Флауи — тоже — смешон.

Отредактировано Asriel Dreemurr (Вт, 20 Фев 2018 20:58:15)

+1

5

Скелета бесит, что его так называют. «Санси» - ужасно звучит. Именно так говорила малая, когда шла… неверным путем. Это коверканье его имени снова швыряет мысленно в ту темную пучину, которую он, Санс, постарался забыть, закрыть на нее глаза, пережить. Пережить то, что случилось, ведь… сейчас все хорошо. Все счастливы. Альфис не проливает в лаборатории слез по смерти Андайн, не просит человека убить её следом, не трепет алый шарф Папа ветер и не метет метель, погребая под собой опустевший город Сноудин.
- мои грехи? не ты ли мне советовал убить человека, что бы он перестал загружаться? пошатнуть его решительность так, чтобы ты и только ты мог делать сбросы? или ты хочешь обсудить со мной свои грехи? – Санс только шире улыбается, словно все сказанное было просто шуткой, очередной ничего не значащей шуткой. – между прочим это ты от меня бегал, а не я и… сейчас не об этом. Я бы не хотел, что бы такой монстр как ты сидел тут в одиночестве.
Скелет протягивает к Флауи руку, берет за лиану, словно за руку, пропускает её сквозь пальцы.
- мы могли бы стать друзьями, Флау. – внезапно даже ленивый скелет назвал кого-то с большой буквы. Это было колоссальное достижение для него. А тот и бровью не повел, смотрит на цветочек, держит его за лиану, даже… не пытается принудить идти с ним или что-то делать. – пойдем же со мной, все тебя ищут, никто не сердиться за то, что ты сделал. Собственно, никто и не знает, что ты сделал из-за сбросов.
Санс отпустил лиану, думая, что слишком дерзко поступает, так бесцеремонно нарушая чужое пространство, поэтому просто сунул руки обратно в карманы, заодно и гребень туда убрал, что бы не мешался.
- кстати этот пирог отлично подойдет кетчуп. – нужный предмет был поставлен рядом с цветком, а потом Санс пододвинулся еще ближе к цветку, словно собирался его схватить, если тот вздумает удрать под землю. – козлоточек, не строй такие кислые мины, ты же понимаешь, что никто тебя не обвиняет, а… кто-то даже ищет. твоя мама была бы рада, если бы все её дети были вместе. что скажешь? может быть, алифис тебе бы помогла вернуть прежнюю форму или даже… получить душу обратно? она же проводила какие-то исследования.
Скелет и правда хотел помочь, все же на ненависть нужны силы, а он слишком ленив для этого, что бы долго ненавидеть этот репейник.
- ну так… ты мне не ответил про сказку с демонами. знаешь, фриска назвала его чарой. – Скелет прикрыл глаза, с прищуром смотря на цветочек. Он явно ждал сейчас реакции от него, собирался вывести хоть на какие-то  эмоции или даже, пожалуй, заинтересовать цветочек. Санс не собирался выдавать всей информации, он еще из прошлого с Гастером усвоил этот урок. Хорошо, что он не такой болтливо-наивный как его брат, с которым точно не желательно общаться  на важные темы.
- а может ты злой потому, что не пробовал спагетти папа? знаешь, их даже человек попробовал. может поэтому он стал таким добрым? что думаешь? – Санс слишком быстро поменял тему, снова решив вернуться к обсуждение обыденных вещей. И снова про этого человека. На самом деле ему… было интересно знает ли цветок кого-нибудь с таким именем. Может это кто-то типа Гастера? Санс точно не мог вспомнить никого с именем Чара, в друг маленький принц знал? У него память гораздо лучше сохранилась, молодой ведь еще.

+1

6

Флауи правда старается. Старается держать лицо, старается быть прежним, старается вывести Санса из себя. Старается не поддаваться внутреннему отчаянию, старается не демонстрировать это отчаяние вовне, старается вернуть всё туда, где было. Старается-старается-старается.

Но у него совершенно ничего не получается. Санс не выходит из себя и лишь улыбается шире прежнего; ощущение мнежальмнежальМНЕЖАЛЬ только растёт, снедая цветок изнутри; Флауи, в конечном счёте, оседает, наполовину согнувшись, прогнившим сорняком. Ничего у него, чёрт подери, не получается — в прошлой жизни, в этой и даже конкретно в данный момент.

[float=left]http://s5.uploads.ru/XMaCt.png[/float]
— ...
— ...
Прекрати...
— проговаривает цветок так тихо, будто вымаливает у скелета пощаду.


Но Санс, кажется, не слышит, и продолжает.

Вы знали? Слова могут ранить больнее всего, действия — убить. Фразы "мы можем стать друзьями" и "все тебя ищут" наносят Флауи фатальный урон, в то время как тронутая рукой скелета лиана словно бы начинает отмирать первой.

[float=left]http://s4.uploads.ru/tqJwX.png[/float]
— ...
— ...
— Прекрати,
— повторяет Флауи ещё раз, но — уже с незначительно искажённым лицом и чуть громче.


Скелет всё ещё ничего не слышит, но уже выпускает из фаланг лиану, пододвигает к собеседнику тарелку с едой и даже — о, ужас! — предлагает свой запас кетчупа. У цветика почти тут же сдают нервы — идиллическая картина общения двух старых врагов в одно мгновение приобретает отдушину ужаса и кошмара.

[float=left]http://s4.uploads.ru/K48gZ.png[/float]
— ...
— ...
П р е к р а т и!
— Выкрикивает Флауи, распуская все свои лианы, будто ощетинившийся зверь, растущий на глазах, и хватает одной из своих псевдоконечностей алый бутылёк. Цветик готов кинуть его прямо в хозяина, со всей одури, чтобы было как можно больнее, и

не кидает, оседая с виноватым лицом.

[float=left]http://s4.uploads.ru/37slc.png[/float]
— Ха-ха. — Флауи смотрит на кетчуп в своей "руке" и, прерывисто вдыхая-выдыхая, нервно смеётся. — Теперь ты видишь? Ничего хорошего не будет, если я... вернусь.



Цветик аккуратно возвращает несчастный и немного помятый бутылёк в руки владельца и бросает короткий взгляд на ещё пышущий жаром кусок пирога, удручённо хмыкнув.

[float=left]http://s9.uploads.ru/vJFlx.png[/float]
— И меньше всего я не понимаю, как Фриск... и даже ты... можете быть так добры ко мне. — Бывший принц переводит взгляд на скелета — Тебя ведь Фриск подговорила, верно?



Флауи не верит в себя — Флауи не верит никому и ничему. Это неверие его когда-нибудь погубит.

[float=left]http://s4.uploads.ru/37slc.png[/float]
— Альфис сможет что-то сделать? Не смеши меня.
— Дело ведь не в теле. Дело в душе. И у меня её нет.
— Или ты хочешь сказать, что кто-то захочет пожертвовать мне её? Альфис? Фриск? Может, ты или твой брат?

Они уже через это проходили, знаете ли. Тогда, когда Флауи только стал "собой" и вернулся к родителям, рассказав, кто есть на самом деле. Асгор в первую очередь требовал у Альфис возобновление и продолжение исследований — если удалось вернуть сознание, значит, получится и со всем остальным. Надо лишь чуть-чуть подождать...

Только вот это "чуть-чуть" превратилось в годы и неутешительный стопор во всех экспериментах. Тогда цветик смирился — и сделал первый сброс ради сброса.

[float=left]http://s4.uploads.ru/37slc.png[/float]
— Я больше не Азриель, Санс. — Флауи чувствует, как что-то, вставшее поперёк стебля, как ком в горле, мешает ему говорить ровно. — Уже полвека как не. Не знаю, зачем ты вспомнил, кто я — точнее, кем я был. Сейчас я — всего лишь Флауи. Цветочек Флауи. Монстр, который не-монстр.


И он, конечно, не будет плакать, бросаться на стены в истерике, просить о помощи. Он вообще, знаете ли, не понимает, почему сейчас так разоткровенничался перед старым неприятелем — этот вопрос возникает в голове цветика лишь чуть погодя, когда останавливаться уже не получается. Но так хочется сказать: "да, хорошо, я останусь, пойдём к о в с е м".

[float=left]http://s9.uploads.ru/BDUrV.png[/float]
— Если подумать, с этим можно смириться. Я ведь... так и сделал, когда понял, насколько тяжело всем вокруг — и мне самому — пытаться вернуть жизнь в прежнее русло.
— Но чувствовать их любовь и заботу...


Флауи чувствует, что где-то меж сердцевиной и коркой собственного стебля ютится страх — как у потерявшегося в лесу Сноудина монстрёнка. Всюду огромное неизведанное пространство, а он одинок и беспомощен.

[float=left]http://s4.uploads.ru/37slc.png[/float]
— Я не выдержу, Санс. Понимаешь? — голос ломается на середине фразы, переходя в сип. — Как ты когда-то не мог смотреть на Папайруса, или Гриллби, или даже саму Фриск. На кого-либо, кем ты дорожил, а потом потерял.


В этот момент Флауи внезапно осознаёт — пока он тут выговаривается, у самого Санса в голове, вероятно, мелькают не слишком приятные картинки. Неправильно как-то получается.

[float=left]http://sh.uploads.ru/U1pQ6.png[/float]
— ...
— Прости, что я заставляю тебя вспоминать то время, но, возможно, ты единственный, кто может меня теперь понять.


Какая ирония: существо, прежде отличавшееся от бывшего принца чуть больше, чем по всем факторам, теперь является единственным, кто может стать связующим звеном между ним и окружающим миром. Флауи давит в себе смешок от подобных выводов и мысленно возвращается к той части разговора, где речь шла о демонах — продолжать это сентиментальное представление больше незачем. Цветик перебирает слова скелета один за другим, припоминая вопрос, и

чувствует, как холод забирается под одежду. Для него всё вокруг словно в мгновенье замирает.

[float=left]http://sg.uploads.ru/tAYvc.png[/float]
— ...
— Погоди.
— ...
— Фриск назвала его как?

"Чара". Это слово — имя — дрожит ладонями, застывает в жестах, словах без звуков, будто бы снова тело пророчит стонами, будто бы снова — грязь, тишина, разруха. Потому что "Чара" — это, знаете ли, ничем не лучше проклятия.

Потому что — слышишь, Вселенная? — так нельзя.

Но жизнь, верно, очень любит Флауи.

Ломать, конечно же.

[float=left]http://sh.uploads.ru/3M4lX.png[/float]
— ...
— Да этого же быть просто не может...
— ...
— Мёртвые ведь не могут воскреснуть, верно, Санс?

Но посмотри на себя, мальчик-цветок — ты и мёртв, и жив одновременно.

Но почему, чёрт возьми, именно "Чара"? Помнится Флауи, нерадивая сестрица говорила, что это имя не шибко распространено у людей...

Отредактировано Asriel Dreemurr (Ср, 21 Фев 2018 16:10:41)

+1

7

Санс замолкает, но только не потому, что этот нерадивый цветок «попросил» его помолчать.
- ты думаешь, я поддаюсь на уговоры кого-то? нет, после поверхности мы общались очень и очень мало. только мельком о жизни людей. – скелет трет костяшки, наблюдая за перемещениями кетчупа в лиане цветка. Шипастой лиане. На миг комику даже показалось, что тот снова разрастаться, как тогда, когда он хотел переписать все и уничтожить Подземелье.
- . . . – Санс смотрит мимо цветка, поверх его золотых лепестков, пока тот говорил про душу и вспоминает отнюдь не силуэт цветка. Гастер. Он тоже желал заполучить душу, но не монстра, а… ребенка. Хотел помочь монстрам, но слишком жестоким способом. В голове всплывают обрывки текста. Если бы Фриск не исправилась, то её душу Санс и предложил бы цветку. Тот и то иногда рассуждал более адекватно, чем ребенок, решивший уничтожить всех.
Скелет выкорчёвывает из земли цветок своей силой и перемещает его на свои ладони. Раньше он такого себе точно не позволял, особенно если учесть, что его душу защищает только ткань куртки и ребра, через которые лианы легко могут пробраться. Но это не волнует скелета.
- от смены имени результат не меняется. ты остаешься козленоточком.
- ты уже начал говорить «прости». я думаю, они привыкнут.
- ты опускал лианы, потому что не мог с кем-то поделиться, по просить помощи, указать на ошибки. я же знаю что ты пытался сделать. в самом начале. пытался помочь всем. даже провел по руинам одного ребенка. или двух. я не считал. но мой друг постоянно говорил про говорящий цветок.
– друг, которого он убил, что бы тот не попал под эксперимент Гастера, друг, чья последняя кровь была на рука скелета.
- бро, еще не поздно все начать сначала. я не настаиваю на твоём решение, тем более я не испытываю к тебе ненависти.
Санс снова закрыл один глаз, продолжает скалиться. Интересно, может ли его череп улыбаться еще шире? Улыбка и так почти на пол лица.
- чара. – повторил скелет и снова замолк, изучая костлявыми пальцами лиану и стебель цветка. – знакомо имя? я подумал, что это кто-то плохой, быть может, как и ты, пытался девочке запудрить мозги и заставил всех убить.
Санс закрывает глаза, сажает цветок на скрещённые ноги и разводит руками. Создается впечатление, что тема с демоном ему не особо интересна, раз он перескакивает с нее на какую-то чепуху или вернее. Он пытается сделать вид, что эта тема ему неинтересна. Санс не станет упоминать то, о чем не хочет говорить. Тем более, если учесть, что про перезапуски он не рассказывал даже любимому брату.  Даже с Альфис не делился этой информацией, хотя она могла бы попытаться разобраться. Расскажи все Санс, и сейчас друзья иначе бы смотрели на безобидного ребенка по имени Фриск.
- кто знает. может быть и могут. мы же тут с братом воплоти. *бдмс-тссс*
- а тебе знакомо это имя? если ты мне подскажешь, что за монстр хотел разрушить тут все, то я ему намну все кости.
Скелет стучит пальцами по подбородку, потом берет кетчуп, что так старательно вернул цветок.
- интересно, что будет, если в подземелье попадут два ребенка с сердцем решительности? – скелет пьет кетчуп. Красная жидкость стекает по его зубам, очерчивает линию подбородка и тяжелой каплей падает вниз.
- кстати. у тори было же два ребенка? твоя сестра… давно это было, я не помню уже её имени. как ее звали?

Отредактировано Sans (Ср, 21 Фев 2018 17:39:57)

+1

8

Цветик молчит, смотрит в одну точку, никак не противясь манипуляциям со своим телом, и глаза у него словно бы блестят.

Санс думает, всё образуется, всё наладится, всё сложится наилучшим образом по мановению палочки феи-крёстной, как в долбаной сказке — от него, как и всякого другого монстра, ждать другого и не приходится. \Монстры — доверчиво-наивные, глупо-счастливые, монотонно-светлые. Дружелюбные, доброжелaтельные, душевные. И это нa одну лишь букву "Д".\ Флауи хочется верить в его слова — во что-то лучшее и светлое, — но его религия — иная, и в сосудах бежит совсем не кровь. Его миссия — выживать, его миссия — уничтожить Подземелье, его религия — плевать на людей. И Флауи хочется содрать с себя лепестки и переломать себе все корни, чтобы опасть на землю ненужным, бесполезным мусором. Подметут и забудут.

[float=left]http://sh.uploads.ru/3M4lX.png[/float]
— Мне ведь необязательно принимать решение прямо сейчас? — Флауи вздыхает и треплет лианой-рукой затылок и лепестки на голове. Это такой смущённо-рассеянный жест, когда ты не знаешь, куда себя приткнуть, а стоять и ничего не делать не нравится ну вот совершенно, потому что мысли одолевают с новой силой, а это совсем лишнее. — Мне следует ещё о многом подумать.

Он глотает свою же ложь с инкрустацией изумрудов — потому что теперь в этом взгляде отражается хоровод из эмоций, желаний, страхов, потаённых «А можно?» — и почти успокаивается. Ледяной осколок останавливает свои лапы — они больше не разрастаются. Колются, конечно, немного, но ничего, это пройдёт, это мелочи, это можно перетерпеть.

Флауи смешно: столько лет контроля летят к чёртовой матери.

Флауи думает: "Счастливого пути".

Но темнота внутри всё ещё продолжает расти. "Чара" вызывает у бездушного цветка куда больше переживаний, чем что-либо ещё до этого. Сквозь пелену собственных "я не такой" к нему приходят миражи сумбурных воспоминаний. Перед глазами вспыхивают образы: золотой свет, лютиковое поле, кусок неба. Зелёный свитер в жёлтую полосочку.

Флауи позволяет себе усмехнуться забавному каламбуру скелета, ощущая, как нечто принимается бешено колотить в той части стебля, где начинается голова. Цветик помнит этот звенящий голос, улыбчивое лицо, непослушные волосы, перебинтованные руки. Он помнит один кусок пирога на двоих, нарушения правил, цветы-цветы, заразительный смех.

Флауи помнит так много — и потому не решается признать, что что-то в этой вселенной могло пойти не так. \И ему, пожалуй, немного страшно — он только недавно смирился с тем, что Фриск — Не Чара — и вот те на.\ Для него "Чара" остаётся всего лишь чувством, ощущением, фрагментом памяти. Флауи остаётся бездушным цветком.

[float=left]http://sh.uploads.ru/3M4lX.png[/float]
— Не уверен... — выдыхает голос почти удручённо. Флауи про себя всё ещё смеётся: нет, совершенно точно нет, абсолютно, м ё р т в ы е н е в о з в р а щ а ю т с я. В противном случае... Почему Чара \Не-Фриск\ смотрела на него так, словно хотела его убить?


Флауи жмурится и едва заметно качает головой. Хочет спросить: можно мы не будем говорить об этом? — но — слышит от скелета вопрос о двойственности решительности и сестре, — и лишь закрывает глаза и отчаянно пытается почувствовать, будто ему стало легче.

[float=left]http://sh.uploads.ru/3M4lX.png[/float]
— Я... не помню? — Флауи совершенно точно не знает, как рассказать скелету о том, что, собственно, вот оно — имя — и виновато отводит взгляд в сторону. Беспокойство мешается с виной. — Знаешь, я вообще мало что помню о жизни в том теле.

0

9

- можешь думать, сколько хочешь, я буду тут, что бы услышать ответ и отнести тебя через свой «срез» на поверхность. в любом случае именно я никуда не спешу. – скелет хмыкает. Он вообще никогда никуда не спешит, и, он вполне серьезно решил сидеть именно на этом месте, пока Флауи не согласиться или не скажет «да» на его предложение.
У Санса снова пропали белесые точки в глазницах. Что-то в словах Флауи его огорчило. Скелет тогда решил изменить тактику. Жаль, что он не был такой де вспыльчивый как это несчастное растение, а то бы уже все давно высказал, а не играл в секреты и угадайки.
- м… а я кажется, помню, как выглядела твоя сестра. это ведь… первый ребенок, что упал у нам. хе хе хе хе. она носит такой же стиль одежды, что и фриск, только цвет полосочек отличается и… вроде бы она старше нее. – Санс ни разу не использовал прошедшее врем по отношению к принцессе.
– принцессу все любили и маленького принца, после их смерти в королевстве настало время великой печали, пока… то, что она была человеком не стерлось из памяти монстров. если вернулся принц, то почему бы не вернуться и принцессе? человеческие души настолько странные, именно поэтому, что альфис, что ☝✌💧❄☜☼ - скелет делает неопределенное движение рукой, – желали их исследовать и понять, что дает им силу существовать даже когда тело разрушено.
Скелет с усмешкой разводит руками и затем его костяшки трогают лепестки цветка. Он закрывает глаза. Ему приятны воспоминания о прошлом, когда он наблюдал за королевскими детьми, вернее видел их мельком, но боялся присоединится, когда они вдвоем так забавно веселились.
- да, жаль, что ты это время не помнишь. память такая жестокая шутка. меня больше всего волнует, как фриск может описывать принцессу, которой уже давно нет, и при этом называть её демоном. кстати, как думаешь, мы смогли бы подружиться втроем? ну, я, ты и чара? нет? жаль.
Санс опускает принца снова в родную почву. Кетчуп взлетает под влиянием гравитации, переворачивается над улиточным пирогом, вот только… крышка внезапно отваливается и вместо алой жидкости в пирог падает кулончик в виде сердца на длинной цепочке. Этот кулон был легко узнаваем.
- опс, и как это туда попало? – он трясет пустой банкой, из которой больше ничего не вываливается. Разочаровано цыкнув, он отшвыривает её куда-то в кусты.
- . . .
- кажется, фриск свою побрякушку зачем-то засунула туда.
- . . .
- и съела мой кетчуп. она его очень любит еще когда мы только «познакомились». она его полностью выплескивала на еду у гриллби. не попробуешь теперь ты с ним улиточного пирога. хочешь я сгоняю за новым?

Кулон тоже обхватывает синий свет и он взмыл вверх, паря над цветочком вместе все с злополучной банкой кетчупа. «Флауи, ты же помнишь ее, не обманывай. Даже я помню, неужели в тебе не откликается никаких чувств, маленький принц?»

Отредактировано Sans (Пт, 23 Фев 2018 20:13:08)

+1

10

Флауи нервно посмеивается на ответ скелета — провести остаток жизни вот прямо тут и бок о бок с комичным мешком костей в планы цветика не входило. \Понимание того, что он, в общем-то, очень даже не против, так и не приходит.\

Бывший принц внимательно неслушает россказни Санса и даже слегка покачивает головой — мол, да, кажется, припоминаю. \Мол, да, я тебя не-слушаю, но у меня слишком хорошо получается делать вид.\ Но образы, возникающие перед глазами, слишком живые и яркие, чтобы быть всего лишь "припоминанием" — и цветик с усилием жмурится, чтобы хоть немного ослабить то ноюще-зудящее ощущение в окончаниях корней. Мерзкое состояние — вроде не болит, вроде нечему болеть, но хочется вырезать несуществующее зудящее внутри, чтобы оно, наконец, исчезло. Получается, впрочем, не очень — но злоба, которая тут же накатывает новой волной, всё же вымещает столь хорошо знакомые силуэты из мыслей. Флауи чувствует, как крыша у него неумолимо едет куда-то, куда не желает ехать он сам.

[float=left]http://sg.uploads.ru/dEOQa.png[/float]
Подружиться с тем, кто пытался тебя убить? — Флауи недолго корчится в злобной поплывшей гримасе. — Да у нас тут клуб мазохистов открывать пора по всей видимости.


В тихую идиллию двух вмешивается звон цепочки, выпавшей из бутылки с кетчупом. Флауи мгновенно узнаёт подарок для Чары и от Чары — у них таких кулонов было два, для каждого — по одному только отблеску металла на свету. Что-то внутри цветика хрустит, в голове — ехидно смеётся. Дышать становится чуть тяжелее — от ярости, от боли, от чувства вины.

Флауи долго пялится на кулон в форме сердца, окружённый голубой аурой, а потом вдруг вздрагивает. Словно до души сначала долго не доходило, а теперь, вот, добралось осознание всего, что он тщательно загонял куда-то вовнутрь. Словно пороховая бочка разочарования, висящая у него над диафрагмой, взорвалась и разворотила всё нутро, перемешала ошмётки лёгких, желудка и сердца между собой — которых у Флауи даже нет.

[float=left]http://sh.uploads.ru/XWIn9.png[/float]
— ...
Санс... — начинает цветик хрипло и отводит взгляд в сторону. — Я не хочу верить, что этот демон и моя сестра — один и тот же человек. Потому что тогда она...

[float=left]http://sd.uploads.ru/JTjtA.png[/float]
Хотела меня уничтожить, кажется? — Флауи понимает, что десятки лет, проведённые в этом мире в другом теле, сделали из него совершенно другую личность — стёрли наивную доброжелательность и веру в сказки, поставив на её место злую харизму. Флауи думает, что, восстань Чара из мёртвых, она бы изменилась не меньше.

[float=left]http://sd.uploads.ru/JTjtA.png[/float]
...
...
Ха-ха. — Флауи неприятно потрясывает от собственного смеха.


[float=left]http://sh.uploads.ru/mhNPo.png[/float]— Скажи, Санс... — Он тяжело сглатывает, унимая тремор, и обращает взгляд снова к скелету. — Что бы ты сделал, если бы узнал, что твой брат тебя ненавидит настолько, что хочет стереть тебя в порошок вместе со всем миром?
Потому что, кажется... Чара. Её тоже так звали.
И инъекция, которую делала Альфис цветку, из которого я получился... Она была сделана из души моей сестры. Из её решительности.

Отредактировано Asriel Dreemurr (Ср, 28 Фев 2018 14:24:06)

+2

11

-  ты же тоже пытался меня убить. – Санс закрывает глаза и пожимает плечами. Кулон продолжат скользить из стороны в сторону, дразня взгляд цветика, а потом застыл, так и не будучи донесенным до бутылки.
- мы стали друзьями сейчас. разве нет? или это как… у людей есть временный любовник, так и ты мой временный друг по любви? *бдмс-тсс*
А вот и каверзные вопросы. Но цветочек был прав, задавая их. Санс же не задумываясь сразу ответил, как чувствовал.
- наверное… я бы попытался его отговорить? остановить. у него должны были быть какие-то мотивы, что бы так поступать. у всех есть мотив так поступать. наверное и у фриск тоже было что-то…  – Скелет задумался. На самом деле вопрос цветка поставил его в тупик. Как его милый и любимый братик сумел бы поменяться характером и пожелать уничтожить мир? Это… это странно. Санс притих, размышляя, постучал костяшками по земле, а потом завел руки назад и с цветком телепортировался поближе к дереву, что бы о него опереться. Сансу надоело
- мне кажется, что даже у твоей сестре могли бы быть свои причины на это. может вам поговорить? ха ха ха ха! знаешь, а я ведь дума, что это фриск по своей инициативе всех методично вырезает. я так ошибался. – на самом деле нет, Санс не жалел и продолжал считать немного виноватой и Фриск тоже. Конечно, она была милой и доброй, и скелету нравилось проводить с ней время и разговаривать, но что-то точило его сердце. Что-то неприятное, незабытые воспоминание, что та делала и… никакого демона он, увы, не видел. Но разве демоны должны быть видимыми? Улыбка Санса слегка поблекла, но не исчезла совсем.
- значит твоя сестра носила в себе решительность? и тут фриск… тоже с решительностью. это занятные мысли для обдумывания. обдумывание для костяно мозга! *бдмс-тсс*
- так вот. о чем мы говорили? ну, малой, отнести тебя к ней для детального разговора? – скелет открыл один глаз.
- вдруг все это большое недоразумение. ты её знаешь. я знаю фриск. и мы оба уверены, что они так не поступили бы. вернее. это как головоломка «угадай кто из них врет». мой брат любит их. хочешь поговорить с ним на эту тему? я уверен, тебе понравятся его головоломки.
Кулон спланировал прямо перед цветком, приземлившись на его корни и раскрылся. Там в одном из половинок сердечек была легко узнаваемая фотография.
- они похожи. – сказал Санс.
– я про те куски улиточного перога, что тори показывает папу! – он издевался или успешно маскировал свои мотивы.

Отредактировано Sans (Ср, 28 Фев 2018 23:07:54)

+1

12

Флауи находит в словах скелета своё спасение — успокоение — и, вместе с тем, пищу для размышлений. Образ той, былой Чары — пятнадцатилетней девочки с бесчисленным количеством шрамов по всему телу, жарко спорящей о природе эмоций и людской ненависти, — заменяет в его мыслях демона, которого цветик видел ранее в Фриск.

Чара по натуре своей была далека от идеала — что бы вы под этим понятием не подразумевали, — однако всегда находила для всех своих действий причину. И даже если предположить, что та самая "Чара" Фриск — это действительно Первый человек, и они каким-то образом оказались связаны между собой... С чего-то же всё должно было начаться, верно? Должна же быть какая-то причина — не столько для того, что получилось в итоге, сколько для того, чтобы это произошло?

Флауи не знает — не хочет даже знать — какой из этого всего может напрашиваться вывод. Он, в общем-то, и не пытается его сделать, скорее — пытается заткнуть и проигнорировать всё то, что разом образуется у него в голове, — однако целостная картинка складывается как-то сама по себе.

Флауи чувствует себя... растеряно. Он не знает, как это возможно, но ему кажется, что именно так его нынешнее состояние и опишет любое другое существо, осведомлённое о мире эмоций-чувств.

А еще потому, что он почти через каждое слово всё ещё продолжающего говорить скелета проваливается в собственные мысли, глядя на охваченный голубым кулон стеклянными глазами. Глядит сосредоточенно и неотрывно — и со стороны, вероятно, кажется, что цветик в эти секунды в буквальном смысле заново переживает старую жизнь.

Вдруг продемонстрированная фотография всё-таки привлекает внимание бывшего принца, возвращая его к реальности.

Флауи неожиданно по-доброму усмехается, осторожно прибирая к лианам кулон, защёлкивает его основную часть, скрывая от глаз заветное воспоминание из прошлого, и растекается в самом что ни на есть нетипичном для себя выражении лица — по крайней мере, Санс его явно не видел так уж часто, если видел вообще, — и даже голос его как-то меняется, приобретая мягкий тон — очень похожий на тот, которым обычно пропитано каждое слово Ториель.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]

— Ничего ты не понимаешь, — смешливо фырча, подмечает Флауи, как будто понимания, о чём на самом деле ведёт скелет речь — или вернее будет сказать "о ком". — Они абсолютно разные.

И вздыхает — мысленно отстраняется от ностальгических образов и сантиментов.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]— Отнести для детального разговора, да? — Переспрашивает Флау, отведя взгляд в сторону и слегка наклонив голову вбок. — В этом нет необходимости. Сам подумай: Фриск сама не очень понимает, что с ней происходило... всё это время. — Фырчит. — Ну, знаешь, не каждый день ты забираешься на гору и проваливаешься в какую-то... дырку. Спасаешь ещё кого-то из многовекового заточения. К тому же... Что, если это не та Чара, о которой мы думаем?

Цветику, определённо, нужен таймаут — слишком высока концентрация воспоминаний на последние несколько часов. Ему даже показалось, что ещё чуть-чуть — и всё накопившееся напряжение пойдёт витым дымком из затылка.

И, вот, он возвращается к тому, с чего они начинали весь разговор.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]

— Если ты так хочешь, я мог бы... — Он выдерживает странную паузу, обдумывая единственное слово, которое здесь подходит. — Навестить тебя и твоего брата как-нибудь?

И словно в подтверждение своих слов улыбается — улыбается одной из тех вымученных улыбок, которым очень хочется казаться беззаботными и теплыми. И теплоты в ней, конечно, хватало, всё в порядке. Но с легкостью не обманешь.

Отредактировано Asriel Dreemurr (Ср, 7 Мар 2018 23:32:10)

+1

13

Санс улыбается снова широко и облегчённо выдыхает. Кажется, цветок сказал что-то правильное или вернее сказать – скелет добился того, что хотел: пробудил скрытые воспоминания. Даже у цветка «лицо» изменилось, он стал похож на того Азриэля которого все любили, ценили и ждали.
- фриск… ты прав и она не знает, что происходит. второй раз она туда полезла, что бы спасти нас. она чуда, правда? такая заботливая…  забоится будет до самой смерти.
Скелет лицемерил в открытую перед цветком. Если бы он не помнил, как все и остальные, то так бы радовался её прихода в Подземелье, хотя… он все же испытывал капельку дружеских чувств после того, как она рассказала ему про «демона».
- не та чара? других я не знаю, поэтому я могу предположить, что это та душа.
- в любом случае, душа решительности не может пропасть в ничто. все же… я попробую вытащить на разговор демона фриск и узнать та она или не та.
- конечно, если мне она ответит, а то ведь и проигнорировать может.
Санс хмыкнул и снов его костяшки касаются нежных лепестков, перебирают их, а потом цепко хватаются за один, но не с целью оторвать, как в прошлые разы. Сейчас он явно не собирался играть в «гадайку». А потом скелет убрал руку и взял уже в пальцы кулон, огладив округлые края сердца.
- конечно. ты можешь к нам заглядывать. пап очень будет рад тебе, эхо-цветок.
- будешь есть его спагетти. ха-ха-ха. если только тебя не съедят. ты частично похож на спагетти. они такие же извилистые и зеленые. *бдмс-тсс*
- что ты будешь делать дальше? 
Снова Санс меняет тему, скача то на одну, то на вторую. Он за простыми разговорами прячет то, что его действительно волнует, словно не желая сразу серьезно расспросить собеседника о том, что его действительно волнует. А волновал его в данный момент судьба своего врага. Вот только в этой версии враг ли он?
- ну, дальше. куда пойдешь? пойдешь к тори и её пирогу? уверен, они с папом его сделали еще чудеснее. а то, я могу найти тебе горшок или башмак, что бы можно было переносить. будешь походной цветок. тебя можно будет брать с собой.
В любом случае Сансу было бы интересно, где потом искать принца-цветка, если тот откажется идти к матери и отцу.

+1

14

Лицемерие, сквозившее в словах скелета ненадёжно прикрытым окном, пробежалось по стеблю цветка неприятным холодком. Флауи едва заметно поморщился и поёжился, бросив короткий взгляд в сторону дома Ториель, да в ответ лишь тихо хмыкнул, мол, интересно, до чьей.

Цветик всё ещё не определился — в отношении Фриск, в отношении Чары — в отношении всего. Хотелось верить во всё самое светлое и лучшее — но жизнь по-прежнему очень любит Флауи, разбрасываясь пламенными искрами прямо на корешки, норовя вот-вот поджечь бедное растение, оставив без опоры и поддержки, и тут же испепелить. Цветик попросту старается не сгореть так быстро, как предполагается — учитывает все возможные варианты и ведёт себя максимально осторожно. Проблема только одна — находиться между границами двух полюсов сложнее, чем существовать в пределах какой-то одной.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]— Только осторожнее, ладно? — Колко-заботливое "уж очень сомневаюсь, что Фриск станут что-то делать, если с тобой что-то случится" цветик проглатывает в себя. \Флауи не хочет терять "лицо", не хочет испытывать заботу и чувствовать беспокойство — не хочет признаваться себе самом в чувственно-эмоциональном аспекте.\ Не хочет давить на скелета какими-то совершенно ненужными, излишними замечаниями — он ведь и без того всё сам понимает, взрослый уже монстр. \Флауи всё ещё душит в себе того добросердечного и добродушного принца Азриеля, хотя получается у него, честно говоря, хреново — самого себя ты никогда не задушишь; акт доброты всё равно найдёт выход — даже если всего лишь в желании "не давить" — как вещи не называй, главной их сути это не изменит.\

Лепестков в который раз касается костяная рука — Флауи в этот раз всё осознаёт и ощущает максимально отчётливо, но — уже даже не хмурится, не пытается оттолкнуть чужие конечности от себя. Жмурится немного разве что в двояких ощущениях — но вы бы сами попробовали побыть цветком, у которого лепестки и корни — единственное, что обладает какой-либо тактильной чувствительностью. Всё это похоже на жест заботы, когда одному существу плохо, а другое искренне пытается его приободрить даже физически, только в отношении цветка всё же следует рассчитывать силу и точность движений. С другой стороны — как бы то ни было, это явный прогресс в той самой части отношений между живыми существами, что называется "доверием".

Флауи лишь шумно — облегчённо — выдыхает, когда Санс переключается на позолоченный кулон, и несильно встряхивает головой.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]— Всё ещё точат старые кости за историю с братом и эхо-цветами? — Цветик беззлобно смеётся — так, словно вся эта история, из которой скелет это самое прозвище — "эхо-цветок" — выудил, была каким-то беззаботным и красочным сном. Сном она, конечно, отчасти и является — события иных временных линий только так и можно рассматривать, ибо в этой вариации они всё-таки никогда не происходили, но... — Знаешь, ты не обязан меня прощать за всё то, что я делал. Есть в этом списке даже те вещи, которые я сам считаю непростительными, но... — Бывший принц слегка запинается — переводит дух, чтобы найти силы на продолжение — похоже, самое сокровенное из всех возможных, которое он может произнести в своём состоянии — без души, без надежды, без прошлого. — Я правда хочу двигаться вперёд. Просто нужно время, чтобы понять, что это самое "вперёд" должно подразумевать под собой вообще.

Если бы Флауи был человеком и знал, что такое "психолог", то наверняка бы подумал, что находится сейчас именно на приёме у оного. Ну или, как вариант, в церкви у проповедника — потому что вся эта их встреча и разговор располагает именно к таким ассоциациям. Сначала — излить душу, потом — придти к каким-то изменениям-выводам, в конце —найти ответы на некоторые вытекающие вопросы...

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]
Нет, она... — Флауи чуть тупит взгляд в землю под собой, искоса поглядывая на всё те же фиолетовые стены, и отрицательно качает головой. — Я думаю, будет лучше, если они по-прежнему будут считать, что их сын мёртв. И Азгор, и Ториель. Незачем бередить старые раны. Да и как Флауи они меня никогда не встречали... Не в этой версии вселенной и не в этом таймлайне, по крайней мере. — Позволяет себе усмехнуться, снова возвращая взор к белёсой макушке скелета. — Ну а что ты им расскажешь, если приведёшь сейчас в дом? "Знакомьтесь, это Флауи, он почти убил нас всех, но в последний момент передумал и помог Фриск освободить нас"? Или — ещё лучше — "он помог Фриск освободить нас"? Оба варианта сомнительны, потому что сразу посыпятся вопросы, на которое я не смогу ответить. А я не хочу испортить то, что уже сложилось, поэтому будет лучше... просто дождаться подходящего момента, наверное?

Флауи никогда не чувствовал в себе достаточно уверенности.

Флауи — сгусток сомнений.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]— Сделаешь одолжение? — Предлагает сыграть в "молчанку" в отношении самого себя. Кто первым проговориться насчёт истинной природы Флауи — проиграл. Победителем же выйдут они оба, если, в конце концов, игра позволит "адаптироваться" цветику к современному миру безболезненно и безтравмно — не столько для него, сколько для окружающих. — Хотя башмак, конечно, звучит очень заманчиво.

В голове мелькает эхо давней мысли: а что, если действительно есть возможность вернуть себе тело? — но Флауи тут же заглушает его. Старая песня, продолжение которой он и так уже знает — новый куплет тут никак не впишешь.

[float=left]http://sd.uploads.ru/AXJUq.png[/float]— Если очень постараюсь, то, наверное, смогу и сам выбираться на поверхность. Смысла в этом не очень много, конечно, но, быть может, я смогу что-то узнать о всей этой ситуации с Фриск. — Флауи задумчиво смотрит в непроглядную темноту наверху — те толщи земли, скрывающие монстров и заменяющие им небо. Вдруг смешливо-неловко фырчит. — Знаешь, есть в этом теле один несомненный плюс — теперь меня там не воспримут за монстра и не попытаются убить ещё раз.

Отредактировано Asriel Dreemurr (Сб, 10 Мар 2018 12:27:31)

+1

15

- я не забываю того, что кто-то делает неправильное с моим братом.
Сан снова злиться. Любое упоминание того зла, что было причинено Папирусу, выбивало его из колеи. Да он порвет за брата любого на сотню лепестков и кусочков человеческого тела! Но в этот раз его глаз не полыхал, как бывало, когда он точно был в ярости и собирался кого-то немножко убить.
- я даже не буду упоминать того, чему ты пытался научить папса. обернуть его доброту и желание стать стражем во что-то, что было угодно тебе.
- но... я прощаю тебя за это. ты хотя бы осознаешь свою вину.

Лучше всего не мешать тому, что уже идет. Не стоит влезать в события и своими советами менять ход истории. Санс с кислой миной смотрит на цветок, внимательно слушая его. Улыбка сползла с его лица и теперь он кажется совсем другим. Но на долго ли этого хватит? Действительно ли Флауи раскаивается в содеянном и готов исправлять? Жить иначе? Он пробовал до этого, скелет видел эти сбросы, переживал неделю, а потом снова эту же неделю или снова этот же месяц. Но что мешало цветку оставаться жить счастливо в хорошей версии своего мира?
Он снова вздыхает, словно что-то решил для себя, а затем смотрит на цветка пустыми глазницами и улыбается. Даже то, что эта улыбка словно приклеена на лицо скелета, в этот раз она не предвещает ничего хорошего.
- ладно. признаться, я это все говорю не просто так. на самом деле ты говоришь именно то, что надо. похоже, победа фриск показала тебе что-то, чего ты был лишен. что ж...
- . . .

Санс внезапно хватает цветок и перемещается. Глухое эхо их появление еще долго разносится по пустынному коридору истинной лаборатории. Скелет разжимает руки и цветок небрежно плюхается на стол, окруженный разными колбочками с цветной жидкостью. Вокруг множество бумаг на непонятном шрифте. Рисунки существ, сердец и бластеров, что использует Санс.
- я сообщу альфис, что бы вытащила тебя отсюда. или сам можешь найти выход. сейчас тут никого нет.
Сообщает он цветку. Все становится черно-белым, стирая окружающие предметы. Скелет собирается атаковать. Позади него вырастают привычные кости, светящиеся голубым и по кругу обступают цветок, делая его словно за решеткой. Флауи сам же говорил Сансу, что больше не может делать сброс и если скелет сейчас его атакует, то он и умрет. А все эти мирные разговоры? Зачем они были нужны ленивому скелету?
Глаз полыхает голубым светом, улыбка становится шире, но ярче всего сверкает белая душа монстра.
- у тебя сегодня будет плохое время, принц.
Скелет произносит знакомую фразу, стол на котором сидел цветок дрожит, словно очередная порция костей готовиться вырваться из-под него и пронзить бедное растение, вот только... Треск. Сердце Санса теперь мерцает только одной половинкой, а другая заполняет пустой резервуар бездушного монстра.
Кости, что мешали цветку двигаться исчезают и чернота отступает, возвращая миру привычные краски.
- с возвращением, азизи.
Санс произносит такую забытую фразу из далекого детства принца, когда еще не было никакого падения человека и у того не появилась нежданная сестра. Вот только спросить у скелета что-то у Флауи не выйдет, он исчезает в своей излюбленной манере "короткого пути".

- САНС! ТЫ ГДЕ ПРОПАДАЛ? ВЫГЛЯДИШЬ БЛЕДНО!
- скелет не может выглядеть бледно, папс. потому что он и так бледный посмертно. *бдмс-тсс*
Ториэль заливается смехом, Папирус снова возмущается, а Санс удерживает вертикальное положение только благодаря двери, на которой чуть ли не висит. Ему тяжело и слишком сильно болит душа, но ради брата надо делать вид, что все хорошо.
Пока он и королева отвечены, можно доползти до мягкого кресла, сесть в него и притвориться, что спишь. Именно такой план Санс и выполняет, а потом отрубается, откинувшись на мягкую спинку. Он слишком слабый для таких подвигов. Но если не он, то кто?

+1

16

Странно, но от признания собственной вины Флауи становится... л е г ч е. Дело даже не столько в самой "исповеди", извинениях или неожиданно — но ожидаемо? — прозвучавших впоследствии словах прощения — просто с грехами, совершёнными когда-то, намного проще ужиться в одном теле, если их наличие признаёт кто-то ещё. Словно бы тебе не приходится тащить весь этот многотонный мешок на собственных плечах — словно ты разделяешь всю тяжесть жизненного груза с кем-то ещё.

Цветик слегка усмехается и неловко тупит взгляд в землю, с мысленным облегчением подмечая, как что-то внутри него начинает рассасываться, подобно любимому карамельному монстроледенцу из времён детства. 

Что ж, после такого не грех взаправду заняться поиском себя и нового места для себя в мире. Хороший конец для старой истории — хорошее начало для новой.

Флауи уже даже хочет проститься со скелетом, да отчалить в своё обычное пристанище "традиционным" путём,
однако прежде, чем что-то успевает сказать или сделать на самом деле, оказывается жёстко перехвачен костяной рукой у самого основания своей головы, лишённый всяких путей для отступления.

[float=left]http://s8.uploads.ru/YSi5M.gif[/float]

U know,
I lied

I had a feeling you broke and the smoke filled you up



...Полумрак закрытого помещения, темнота поля боя и усмешка скелета. Санс говорит, что сегодня у цветка наступят плохие времена. После столь резкого перемещения Флауи, едва-едва справившись с приступом головокружения, даже не успевает толково отреагировать на происходящее: лишь приоткрывает рот в попытке воскликнуть "что за дела, что ты хочешь сделать",
но осекается ещё в самом начале, на предупреждающем слова полувдохе, замирая со стеклянным ужасом в глазах, видя в костлявых руках раскалывающуюся на две равные половины д у ш у.

Нет.

Флауи чувствует, как голова полнится тысячами голосов, которые сливаются в один-единственный:
Нет.
Нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет нет НЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТ.
Ощущение липкого ужаса окутывает тело цветка вязкой смолью, тиски страха сжимают похлеще костяной клетки ― похоже, излюбленной атаки старшего из скелетов. Испуганный стеклянный взгляд судорожно мечется из стороны в сторону ― словно беззащитная зверюшка, которая ищет укрытия в момент опасности; словно волк, попавшийся в капкан, перед охотником.

НетнетНЕТ.
Так нельзя.

Флауи игнорирует наличие голубых костей вокруг себя и под влиянием внутреннего водоворота безумия подаётся вперёд, вытягивая на максимум все свои лианы, в попытке остановить скелета.

Нельзя кем-то жертвовать во имя счастья другого.

В следующее мгновение тело Флауи охватывает нестерпимый жар, и цветику кажется, что он задыхается. Точнее, нет, ему даже не кажется — он действительно задыхается. Что-то в его груди разрывается жгучей картечью, норовя вот-вот вырваться наружу жгучим пламенем — раз, два, три.

Флауи страшно до одури — вместо болезненных ощущений от быстро сокращающейся полоски здоровья он чувствует лишь животный страх, перекатывающийся по цветочной коробке глухим набатом. Слышится звук надрывающихся лепестков и разрывающихся тканей, которые сдирают со стебля, но — тот лишь сильнее тянется вперёд.

Рассудок цветика, конечно же, не выдерживает. Кошмарный калейдоскоп мыслей и ощущений за мгновение до полного опустошения шкалы здоровья взрывается, рассыпаясь на осколки — образуется чёрная дыра и затягивает в себя, окончательно изничтожая все те хлипкие конструкции, что остались внутри, и
сознание Флауи тонет во мраке.






Кͧ͛̿̒̋͌ͯ͏̠̫͓̟̼̠̤̫̼̹͚̳̩̻ͅа̷̨̘̮̼̤̻͈̺̖̳̥̦͓̘͙̇̄͂͗ͩ̍̌͛̔ͥ͌ͯ̑͟͞к̷̢̛͕̟͚͚̭͎̣̗ͬ͋͒ͦͬ̆ͪͭ̉ͩ̉͘͜о̙̳̭̼̦̍ͬ̈́̉̆͋̌͆͒ͭ̽̾̓ͩ̑̄͑́̚̚͞͠й̢̐ͫͮ͒͗̋̂ͫ͋ͫ̽͏̭̤͈̜̦̟͚̲͚ ̛͉̣̜̝̲̅ͫ̿̊̑̇̓̓̿̔ͫͤ̆͒̉̽̐ж̛͍̺̜̮͓̟͉̥͖̘̥̙͍̠̗̞ͤͪͤ̄̿͐̔ͣ̊͗̾̋ͥ͘е̡͛̋̄͋̂̊̉̆͏̦̭̳͓̥̝͈̯̼͚̟̙̗ ̸͎̩͍͔͈̙̠̗̝̖̺̤̪͚̳̮͎̀̈́̒̏̆͊ͮ̋͆̈̀ͨ͋͂͡т̷̷̢͕̘͎̞͕̙͖̖̙̘̻̮͓͆ͤͣ̿̿͒ͪͨ͆ͮ͢ы̽̄̾̄ͬ̈́ͧ̌͛ͣ͑̽͑ͦ̍ͬͨ̍҉̵̮͇̹͙̰̩̳̪͖̪̪͎̼́,̴̡͔͓̣̜̣̦̟̣͙̖̗͍̗͉͉̠̭ͩ͒͌͛̅̍̉̑ͪ͠ͅ ̙͔̹̦͇̦͚̩͆̋̿̅͝ч̺̼̲̹̅͂̈́̓̅̐̅͆̕͜͜͝ё̧̡̤̰̣͇̪̝̠̤͎͕̟͕̱̲͔̭̳ͯ̓͗ͯ̐ͪ̊̓ͪͧͦ̑ͨͪͮ́̚̚р̴̡͔͚̣͎͔̙̱͍̬̬͖̟̳̻͇̘ͬ̀͗ͯ̊͋̀̅ͭͫ̒̓̒̓ͥͩͦ͌̚ͅͅт̴̸̸̧̥͓̦̯̖̖͉̯̰͍͇̳̺̣̤̿̿́̽͢ͅͅ ̧͈̝͔̦̹̰̝͇̙ͧ͋̊͂͛̅͛ͬ̓͊ͫͭ̈́ͫͨ͐͗ͬ͢͞͝в̸͓͇͙̯̮͓̯̞̗̪̪̝̩̙̑̾ͣ̊̽ͩ̇͑́ͬ̃̄ͥ̇̆́͘͠о̸̟̫̥͍̟̖̞̻̲̟̼̳̽͑͋͆̃ͩ͂̔̅̀̍̇ͧͧ͗ͬ͆͛͘͠ͅз̡̡̫͔͉̩ͩ̇ͤ́ͭ̋̉͋̓̐̋͆̉́͊̑͞ь͇̠̺̦͎̙̩͍̲̍̀ͬͫ̑̓̀͟мͦ̂̽̌ͮ̒ͧ̇͛̐̿̋̽͌ͪ̍̓҉̴͔̦͈̟̤̦̻̰͔́́ѝ̢̛̠̤͇̺͓̪͈͔͎̭̤̗͎͔̺́ͬͥ͌͆̍͢,̛͔̣̗͍̫̖͕̘͈͉̮ͯ̄̏̉̆ͣ̽̓͂̊̾ͩ͂̌͌́͑͘͟ ̛͕͈͇̩͔͔̰̪̭͆̿̉̔̌͗̓͘̕и̞̰̟͖̤̖͓̘̫̙͔͔̾͋̍̋ͦ͗͌̎͑̑͆̿ͬ̕͡д̢̮̪͇̩̭͓͍͕̱̲̪̜̟̩̬̳̮̯̍̂ͭ̓̌͘͢ӥ̷̛̰̗̜̫̻̱̲ͨ̃ͨ̄̈́ͪͨ̅͆͐̊ͥ̄̑̆͋̔̚о͓̤̭̠̝̻̮͈̖͖̙̼̤̼̿͒̊̔͆̄̃͒͜т̢̞̠̬̰̱̫͕̥̥͑ͤͭ́̎ͧ͒ͧͧ́͜͜͝,̵̛͖͕̪̜͕̠̲̠ͩ̇ͤ̅̆̎ͭ̋͌̅̅̒̈ͫ̀͞͝ͅ ̭̜̻̲̮̩̗̹̮͉̭̜͇͕̭ͯͥ̂̎͂ͬ́͢͝͞м̓̆̎̔̃ͪ̂̍̿̂̚҉̶̧̙̻̖͓̹͖͈̥̭͓̼͚͈͍̫͟͡е̵̂̑ͮ̌̔̒ͩ̍͑́ͣͧ̏̽ͭ͗̃̀͠҉̦̤̺̗̤͈̭̩̹̩̮͇̗͢͠ш̶̲̖͕̪̼̬̖̣̲̠̒̇̊̎̃̍͛ͪͫ̕̕͢͡ͅо̷̡̙͈̞̰ͪͫ̇͗̇͂͂ͭ̈̋́̀̈ͧͅк̉̓̌̇͛̎̿ͪͩ͆̂ͣ̎̋ͬ̃̊͏̷̸̭̯͓͔̣̯̯̱̜̻̮ ̴̇̎͒͑ͭ͊̒ͦͣͪ͌̚̕҉̵̻̮̪̮̻̤̹͚̪̼̩̣͉͡с̢̧͍̩͇͍̖͙̙̦̹̟̞̮̼̾̏͐ͪ̚͜͜ ̵͓͇̠͇͓̟̱̘̞͖̟̭̼̍̈ͣ̏̔̽̽͛̅̿ͬ͢к̡ͪ̓ͬ̕͡͏̟̬͓͕̱̭̣͎͚̭͔ͅо̶̷̞̮̯̮̪̜͍̺͔̙͖̘ͣ̄ͬ̋ͦ̋̋ͧͪ͢͡с̴̴̹̗̰̫̹̞̳̦̭̯͉ͮ̈̇ͮͩ͘͞ͅͅт̵͕͎̯͕̫̤̪̘̰͕̝̮̘̹̻̯͂̂̅̚я̸͆̔̈̓̐ͭ͒́́͌̅ͨ͂̈͡͏̡̠̘̝̹̩м̷̴̼̙̞̖̳̉͂ͩ́͗ͦ̒͂̍ͦ͛́͢͟и̢̘͉̗̟̺̲͔̗̏́ͭ͂ͧ̈́̅̀͆ͩ͘̕͜.͍̜̗̮̦̥̙̘̣̭̩̤̖̬͚͖̂͆ͬͮ̋̓̌͌͂͂̒̊ͣͮ̏̔́͟.̄







[float=left]http://s3.uploads.ru/kxjhy.gif[/float]...Проходит не так уж много времени с момента, как Санс провернул свою "маленькую" операцию по "разделению" души, однако сам "экспериментатор" предпочёл скрыться в неизвестном направлении сразу, едва только последние крошки света рассыпались пеплом — хотя для Флауи этот момент, конечно же, остаётся за кулисами.

У него получилось. В какой-то степени. В какой-то — нет.

Очнувшись, цветик распахивает глаза также резко, как и вдыхает — наполняя легкие до предела, рискуя порвать их от обилия воздуха, словно всё это время кислород был на нуле, а теперь его слишком много. Ощущение расплывающегося по организму большого горящего следа сменяется жгучим холодом и неподъёмностью тела. Бывший принц хочет взвыть, но не может — что-то чёрной пеленой заливает его горло, лицо, глаза. Тьма тает не сразу, развеивается, расползаясь лениво, с несколько минут, которые монстру, впрочем, кажутся целой вечностью.

Наконец, Флауи заставляет себя подняться. Мысли в его голове судорожно трясутся, мир вокруг трясётся, трясутся... руки? Флауи смотрит вниз, на видимую себе самому часть тела, и чувствует, как всего его сотрясают помехи — иначе это назвать никак не получится, — и в этих искажениях пространства видит части своего "старого" тела вперемешку с цветочными отростками.

— ...
— Санс? — тяжело сглатывая, обессиленно, едва слышно хрипит цветок в полумрак лаборатории.

Но слышит лишь слабый стук души в ответ.

В этот момент монстр чувствует, как на глаза начинают наворачиваться слёзы, подступая солоноватой горечью отчаяния к горлу, и не может сдержаться. Он смотрит на половину души — на эту заботу, от которой почти горько, — и желание рвануть что есть силы на поиски горе-учёного напополам с иррациональным счастьем разрывает изнутри.

Азриелю правда хочется верить, что с Сансом всё хорошо. Он ведь не мог рисковать ради него, когда Папайрус всё ещё ждёт, верно?

— ... Встретимся у Гриллби, да?

[float=left]http://s9.uploads.ru/pXIkV.gif[/float]

I lied

Now I’m lying awake

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Keep the promise