Никто, даже семья, еще с самого детства не понимали тогда еще мальчика, тогда еще даже без прозвища. Не понимали, насколько сильно он любит космос, корабли. Насколько сильна его мечта стать пилотом. Никто не верил в него, все смеялись и тыкали пальцем на хромающего парнишку, который едва может передвигаться на своих двоих без посторонней помощи. Но он был слишком упрям. Всегда был слишком упрям. Когда-то давно инструктор сказал, что это упрямство его погубит. Что это упрямство сведет его в могилу. Он ошибся. Это упрямство свело в могилу не его, а других людей. И корабль. Его драгоценный корабль. В той ситуации никто не смог бы спасти “Нормандию”, это Джокер понимал. И вместе с тем - понимать не хотел. Он пытался. Он - лучший пилот альянса. Он упрям. Он не справился. И из-за него погибла Шепард. Из-за его упрямства и непредусмотрительности. А Кайден сейчас злился. Злился на того, кого считал когда-то другом. Но может ли выжить дружба после произошедшего? Это ведь только Джефф Моро виноват в том, что не смог вывести корабль из-под удара. Что его упрямство не привело ни к чему, кроме смерти Шепард. Кайден имел полное право не только злиться, но и ударить виновника смерти столь близкого для него человека. Но он этого не делал... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » To be, or not to be, that is the question


To be, or not to be, that is the question

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

To be, or not to be, that is the question
Mycroft Holmes & Dio Brando // фантомный сторожевой пёс Великобритании & кровососущий нарцисс с синдромом Бога

http://s5.uploads.ru/t/pse0o.gif

http://sf.uploads.ru/t/2kEB7.gif

http://s4.uploads.ru/t/zaOQ1.gif

«

Великобритания, Город Лидс, Йоркшир. Небольшой скромный дом при свете луны.
«Наше состояние столь горестно, что ему, несомненно, следует предпочесть полное небытие. Если бы самоубийство действительно сулило нам его и перед нами в полном смысле слова стояла бы альтернатива „быть или не быть“, то его следовало бы, безусловно, предпочесть как в высшей степени желательное завершение. Но в мире не было ещё ни одного человека, кто бы не желал дожить до завтрашнего дня.» — А. Шопенгауэр

Существует ли для Майкрофта кто-то более феноменальный, чем его родной брат? Министерство обороны докладывает ему о появлении на землях английской королевы нечто, что зовут простые смертные пророком или кровососущей смертью. Майкрофт относится к этому скептически. До сегодняшней ночи. Когда его покой нарушает нечто, чувствующее его сокрытые мысли.

Быть вечной тенью этих пустых пешек. Вы не устали от унижений, мистер Холмс? Я заставлю вашу тень стать одной целой с королем на этой шахматной доске под названием жизнь. Только начните первый ход.

»

+1

2

Но, кроме зависти холодной,
Природы блеск не возбудил
В груди изгнанника бесплодной
Ни новых чувств, ни новых сил;
И всё, что пред собой он видел,
Он презирал иль ненавидел.
Лермонтов «Демон».

Дом в Лидсе – маленькая шалость, о которой Майкрофт не говорит никому. Здесь ему проще стянуть с лица прикипевшую маску, оставив себя беззащитным. Это тяжело. Сначала приходится расслабить мышцы, потом провести по ним ногтями – лоб, за ушами, под подбородком, оставляя белёсые следы. Кажется, что чем больше приложишь силы, тем легче будет обнажить душу.

Если она у тебя, конечно, есть. Крофт не верит ни во что – ни в Бога, ни в наличие эфемерной субстанции, ни в мистификацию. Он верит фактам. Так проще всего. Отрешаясь от нематериального, начинаешь видеть истину. А истина такова, что что-то есть, о чём ранее никто из них не слышал. И это звучит так мелодраматично, что Майкрофту почти плохо.

Но только почти. В равной степени в нём жило любопытство, без которого Крофт не смог бы добиться всего того, что его окружало.

Двухэтажный коттедж с увитыми плющом стенами и кованными решётками на окнах, с наглухо закрытыми воротами и небольшим парком. Не таким, как в его лондонском имении, но не менее внушительным. Может быть, нечто древнее, чему дать название Крофт не в силах, побуждало его строить свою жизнь подле мрачных лесов? Выходя из дома в город, бушующий и пугающий, ему приходилось закрываться на семь тысяч замков, отгораживаться от всего, что может потревожить.

В Лидсе всё иначе. И это немного пугает.

Майкрофт ходит по тёмным коридорам дома – без верной Антеи или любой другой охраны – и ощущает себя мальчишкой, который попал в сказку. Или в кошмар. Что, в принципе, одно и то же  в его ситуации. Он не был уверен в том, что этой ночью от него останется существо разумное… и живое. На прошлой неделе Лейстред расследовал дело об убийце, который превращал своих жертв в желе с кусочками перемолотых костей и длинными пластами содранной кожи. Это был десерт для каннибала?

Крофт думает, что вполне возможно это произойдёт с ним очень скоро, если он будет столь же беспечен. И Шерлок не сможет найти того, кто это сделал. Сказать по правде, сейчас Шерлок не сможет сделать ничего, потому что он так далеко. И не слишком горит желанием, если уж на то пошло. Жалкие остатки Майкрофта будет собирать Антея, чтобы потом выбросить урну с его пеплом куда-нибудь на городскую свалку.

Холмс не был хорошим человеком никогда – ни по юности, ни став старше. И если бы не физиологические изменения и отсутствия каких-либо «волшебных» сил, то можно было бы засомневаться в его принадлежности к человеку разумному. Но он был всего лишь мешком костей с мясом – бесполезный «транспорт», который постепенно изнашивался, превращался в ничто.

Что он сможет противопоставить тому ужасу, о котором говорили ему информаторы?

Майкрофт крутит портсигар в пальцах, легко касается гравировки – «Тебе» - и усмехается. Какая, в сущности, разница? Если бы Шерлок был здесь, он бы душу продал за встречу с чем-то неизведанным. Крофту продавать нечего, поэтому ему проще.

Сигареты, которые он курит, делают по спецзаказу, и Майк не может отказать себе в этой маленькой слабости, потому что она ничему не вредит. Его организм будет функционировать ещё лет сорок, если его не убьют раньше.

Например, сегодня.
Что он знал о том, с кем предстоит встреча? Ничего. И это было… не так уж скучно, если подумать. Это нарушало порядок вещей, говорило, что белое вовсе не белое, а всё, что рассказывали до этого, - просто ложь. Это отвлекало от того, чем он занимался всё это время – и от Палестины, и от Ирака, и от, мать его, младшего брата и слежки за Джоном Ватсоном. Такое ощущение, что личность самого Крофт распылялась под этими нуждами.

Была ли эта личность на самом деле? Тени под глазами были такими яркими, что можно было бы сшить плащ для супергероя и осталось бы ещё на пинетки спасённой этим героем малютке.

Это всё - нервы. Он замечает, что его пальцы чуть дрожат, и скалит зубы, сжимая руки в кулаки. Обойдёшься.

- Добро пожаловать, - выдыхает Крофт вместе с табачным дымом, присаживаясь за один из стульев. - Белые? Чёрные? Что выберете?

Смерть ли стояла за порогом, случайный ли гость, но Майкрофт встречает его лицом к лицу, бесстрастно и спокойно. Так или иначе, но бежать - поздно.

+1

3

Я рассказал бы тебе всё что знаю
Только об этом нельзя говорить
Выпавший снег никогда не растает
Бог устал нас любить
Бог просто устал

[indent] Великобритания была для него святой землей; местом, которое не сравнится ни с любым другим клочком третьей по счёту планеты в солнечной системе. Здесь он родился, умер и воскрес.

Небосвод над государством с британским флагом встречает его облачным лоскутом, воздушную ткань которого пронзает на мелкие дыры лунный свет. Здесь солнечные лучи не доводят до тошноты и озноба в дневное время сна — здесь спится спокойно и дышится легко. В Каире Брандо задыхается в собственном гробу, когда здесь он может наслаждаться сном, и за счет этого бодрствовать всю ночь.   

Бессмертие делает тебя безымянной личностью, паразитом, который переживает всё не пережитое. Чтобы сохранить на века видение своего имени, нужно уметь демонстрировать его. Нельзя молчать. Нужно распространить видение о себе по всему миру. Быть легендой, исторической личностью, упоминание о которой будет вызывать улыбки у женщин и детей, восхищение и гордость у мужчин.

Но. Зачастую единомышленниками оказываются религиозные фанатики, готовые вскрыть собственноручно кровеносные реки своего тела; подставить оголенную шею с девственно чистой и гладкой кожей, лишь бы дать вампиру прикоснуться к ним — испытать ежесекундную эйфорию от проникающих под кожу обжигающих как раскаленный уголь пальцев — и умереть. Омерзительно низшая ступень эволюции для Дио Брандо, которая была только лёгкой добычей с источником крови. 

В мире должны существовать разумные смертные существа, каким был он до метаморфоза в вампира. Люди, для которых обыденные порядки не считаются нормами, но из-за своей беспомощности ничего не могут с этим поделать, а потому хранят своё представление об идеальном мире в тайне. Дио может сделать их всесильными — протянуть ладонь и помочь ощупать под ногами черту между жизнью и смертью, по темную сторону которой стоит в ожидании та самая матушка-скелет с косой. Остается только найти этих молчаливых союзников.

И ему удалось найти подобного на святых землях британской королевы. В момент, когда он скрывался от людских взоров после кратковременного «ужина», и после наблюдал в тени за органами правопорядка. Он ощутил его внезапно, словно нечто, напоминающее ускользающую от света фонарей тень, с силой сжало его сердце, на секунду остановив кровоток по всему телу. Кислород на мгновение перестал поступать в мозг, сбив ритм дыхания. Мир помог указать взор на того самого человека, плавно направив голову хозяина в сторону светящих фонарей полицейских машин, окруживших очередной «пустой», кожа да кости, труп. В глазах вампира что-то сверкнуло — любопытство. Несомненно, этот человек был силен, нельзя судить книгу по обложке.

Брандо не стал выискивать его в переулках Лондона или караулить у окон дома. К таким людям нужен особый подход. Главное заинтересовать, потому вампир не прекращал совершать нападения средь ночи, уже демонстративно показывая живым людям своё обличие, собирая клубок сплетен и необычных фактов, которые доходили до Холмса. Позже он получит скромное приглашение: с уст полицейских Дио узнает, что Майкрофт откажется участвовать в этом расследовании.   

«Как умно. Демонстративно показывать своё безразличие к таким убийствам. Вы ведь не сможете отказаться от спасения своей святой королевы да связывающих вас родственными узами людей, Майкрофт» — Брандо ступает на территорию врага, замечая, что ворота приоткрыты. «Гордость не позволяет вам правильно встретить меня? Или это страх?» — с кроткой ухмылкой на губах вампир подходит к порогу дома, отпирая не закрытую на замок дверь, и заходит внутрь.

В нос резко ударил запах специфичного табака — Дио терпеть не мог запах дешевого алкоголя и табачного дыма — они навеивали ему воспоминания о мерзком отце. 

Доброй ночи, мистер Холмс, — вампир одаривает мужчину приветливой улыбкой, будто они давние приятели, и Брандо сегодня всего лишь обыденный гость в этом доме, — Шахматы? Вы мне льстите, — при лунном свете Холмс выглядит бесподобно. Смертные всегда привлекают своим лживым хладнокровием, насколько они прекрасные актеры.

Одна секунда. Для Дио её было достаточно, чтобы внезапно оказаться перед Майкрофтом и ловко подхватить ногтями голову чёрной пешки. —Буду честным с вами. Вы мой первый противник за вековой перерыв, — вытягивая каждое слово и чуть ли не шепча его, Брандо ставит обратно фигурку и обращает всё внимание на человека напротив, — Вы ходите первым.

Отредактировано Dio Brando (Чт, 15 Фев 2018 14:08:41)

+1


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » To be, or not to be, that is the question