Доверие - страшная вещь и самое мощное оружие, которым так легко умеет манипулировать чёрный маг. Он тянет за ниточки, всё плотнее окутывая свою жертву и позволяя той самой зайти в его ловушку, расставленную так тонко и умело. И Рейстлину от этого больно, поскольку он всё это понимает, прекрасно осознаёт, что пользуясь безоговорочным доверием Крисании, использует своё чёртово обаяние, которое покоряет любого, с кем бы маг не говорил. Не умея пользоваться внешностью, да и к тому же в его случае и пользоваться нечем - лишь распугивать всех, Маджере всегда прибегал, неосознанно и интуитивно, к своим иным талантам: он был обаятелен и харизматичен, что позволяло ему многого добиваться и склонять на свою сторону людей. Это способствовало тому, что ему верили. И зря. Ведь сейчас он совершал самое страшное предательство в своей жизни, руководствуясь при этом благими целями. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Across the line.


Across the line.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Across the line.
The Hunter // охотник
Ron Weasley // молодой волшебник

«

Бюргенверт, дно озера, перед восходом Кровавой Луны
Битва с Ром в самом разгаре, вокруг пауки и опасность, как над битвой раздается чей-то крик...

»

+1

2

Который он уже раз в этом месте?

Ночь Охоты все продолжалась, а по улицам текли буквально реки крови. Чудовища бродили между домов, чудовища кричали в стенах убежищ, чудовища еще вчера были людьми. Один за одним эти люди сходили с ума, менялись и внутренне и внешне, проклятые тем, что когда-то считали своим спасением. Кровь, проклятая кровь, текла теперь по их венам, искажала их суть, убивала в них человечность. И бродили они теперь в поисках крови, погибали под ружьями и топорами охотников, которые в свою очередь сами теряли разум и становились хуже чудовищ.
Однажды его самого может постигнуть такая участь.

Но до тех пор - Охота продолжалась.

Охотник шел по улицам, убивал тварей, убивал оборотней. Спускался в старый город, поднимался в новый. Церкви, чудовища, кровь и огонь - все смешалось в его разуме. Он никогда не жил здесь, никогда не знал никого из жителей, а они не знали его. Он и сам не знал себя - больше не знал, потерявший память где-то во время адского путешествия в этот проклятый город. Ему обещали исцеление, но он получил лишь забвение и приближающееся безумие.

Но он жил.

Наверное.

Иногда ему казалось, что он больше не различает, где Сон - а где реальность, но в этом городе это было не важно. Сон Охотника был таким же реальным, как и сам Ярнам. Охотник чувствовал это подсознанием, ощущал это. И старался не слишком задумываться, ведь те, кто знали слишком много, сходили с ума. Высшие чины Церкви, старый охотник Джура, отец Гаскойн. Не хотелось стать такими же, как они, превратиться в чудовище, хуже чем те, что бродили по улице.

Ведь чем сильнее Охотник, тем сильнее и тварь, в которую он превратится.

Он уже убил нескольких таких.

И вот теперь путь его привел туда, откуда все началось. Туда, откуда расползлась по городу Чума Зверя, что оказалась побочным эффектом той панацеи, за которую выдавали проклятую древнюю кровь. Университет Бюргенверта. Охотник чуть язык не сломал, пытаясь повторить это название впервые - но со временем привык. И здесь он увидел то, что не видел даже раньше, в самом Ярнаме. Услышал то, что не слышал раньше. Узнал то, что не знал раньше.

Бюргенверт был началом всего.

Охотник шел по лестницам и коридорам, с интересом осматриваясь. Книги, препараты - это стояло на полках. И на них же, на столах, вокруг - глаза. Глаза лежали в жидкости на полу, плавали в банках, разлагались в пробирках. Даже страшно было представить, откуда ученые взяли столько глаз. Кому они принадлежали. По лестницам же бродили те, кто когда-то учился здесь - они теперь лишь смутно напоминали людей. Скорее это уже были огромные мухи на двух ногах, что стремились защитить свои исследования.

Жалкое зрелище.

А еще это место было странным. Слишком странным даже для этого города. Открывая двери, не раз Охотник чувствовал смутное и знакомое ощущение, будто прикоснулся к фонарю Посланников. Университет был слишком тесно связан с другим местом, которое иногда отражалось в затертых грязных зеркалах. И, признаться, он не хотел бы оказаться здесь во время расцвета их исследований. Ведь тогда он бы и сам уже превратился бы в искаженного чумой безумца.

Но не Университет был целью Охотника.

Когда он вышел на балкон, он увидел того, кого можно было все еще назвать человеком. И все же этот толстый старик на кресле уже не был им. Охотник чувствовал это, когда подходил к нему. Когда смотрел в закрытое головным убором лицо - глаз не видно. Что-то внутри подсказывало, что старик не так прост, что он - не человек, но и не чудовище. Странное ощущение, и Охотник даже поднял было свой двуручный меч, но остановился. Ректор Университета - а судя по мантии, это был он, - поднял свою клюшку, указывая куда-то вперед.

Охотник не смог убить его.

Быть может, благодаря таким поступкам он еще не потерял себя.

За балконом был вид на озеро с отражающейся в его водах огромной Луной. Охотник поднял взгляд на небо и потер шею, поморщившись. Он чувствовал, что с Луной что-то не так - давно чувствовал. Теперь это ощущение лишь усилилось, и он тяжело вздохнул, снова опуская взгляд. Озеро казалось неправильным, и оно скрывало что-то под своей поверхностью. И была только одна возможность это узнать…

Охотник шагнул вперед.

+1

3

Кажется, жизнь начала налаживаться. Воландеморт погиб, много кто погиб, но самый главный злодей больше не угрожал ни миру волшебников, ни миру магглов. Всё. Это был его конец, теперь впереди только жизнь. Рональд Уизли стал встречаться с Гермионой – какая неожиданность, не так ли? Кажется, что эта любовь долго ждала своего момента и вот дождалась. Теперь не было учебы, которую троица так по сути и не закончила, Рональд занял место погибшего брата в руководстве магазином, это его очень огорчало. С момента прихода на такую работу Рон, прежде чем войти в двери магазина заставляет себя глубоко вдохнуть, прикусить губу и только потом он заставляет себя заходить.
Какое же удовольствие смотреть на детей, что закупаются к новому учебному году и пробуют новинки! А особенное удовольствие Рону доставляют дети, рожденные в семье магглов, ведь там они такое могли наблюдать только в кино! Это здорово, действительно здорово.
Но тут есть и обратная сторона монеты. С одиннадцати лет Рон вляпывался во всевозможные неприятности в компании друзей, каждый год их жизни был полон опасности, приключений и огромного количества моментов, когда Уизли испытывал настоящий страх. Эти самые приключения закалили его характер, пусть и не полностью, но мальчик уже привык к этому. А теперь все закончилось.
Это так странно: просыпаться по утрам рядом с Гермионой, завтракать, а потом торопиться в магазин к брату, чтобы продавать вредилки, затем домой к ужину, если пришел первым, то приготовить или заказать (это он освоил быстро в маггловском мире) еду на дом, а если пришел вторым, то просто сесть вместе с Гермионой за стол, поделиться новостями, затем просмотр телевизора (Грейджер в это время сидела в каким-то бумажках), секс и сон. Наутро все сначала.
Подобное начинало утомлять.
Рону не хватало этого адреналина, но он молчал, ведь из-за этих «приключений» погибло столько волшебников. Этот вечер обещал быть точно таким же, однако, Рональду Биллиусу Уизли не хотелось идти через всю Косую Аллею к переходу в «Дырявом котле», сегодня он хотел как можно скорее оказаться дома. Волшебник уже расставлял последние новинки по полкам на витрине, как неожиданно рассыпал какую-то пыль на себя. Не придав этому ровно никакого значения Уизли взял свою куртку, палочку и решил трансгрессировать прямо в квартиру.
Неописуемый звук трансгрессии вдруг сменился каким-то шумом. Вместо квартиры Рональд оказался в каком-то совершенно ином месте. Перед ним была открытая дверь, как будто парень из неё и вывалился. Но что это за шум? Такой словно бы отдаленно знакомый, как однажды в Запретном лесу?..
Уизли на свою беду обернулся.
Его лицо исказила гримаса страха, голубые глаза чуть не вылезли из орбит, потому что совсем недалеко от Рона были пауки. Целая туча огромных пауков!
- Пауки! Пауки! Почему всегда пауки?! – завопил он тут же подскакивая с пола, спеша обратно в эту же дверь из которой вывалился, но… зацепившись кедом обо что-то, Уизли навернулся, успел только руки выставить, чтобы не расквасить нос, в самый последний момент вспоминая о волшебной палочке в руке (только б не сломалась!).
[ava]http://images.vfl.ru/ii/1515889921/b79a2cfb/20139963.jpg[/ava]

Отредактировано Ron Weasley (Вс, 14 Янв 2018 03:33:13)

+1

4

Шагая с парапета балкона в воду, куда указывал ректор своим скипетром, Охотник ожидал чего угодно. Удара об воду, провал в какой-нибудь кошмар, очередную смерть. В этом городе ничего не было нормальным, в том числе и последствия действий. А в этом университете - нормального было еще меньше. Уже несколько раз, проходя через очередные двери, мужчина чувствовал, как оказывался на самом краю реальности.

И это ощущение ему не нравилось.

Оно напоминало момент перед пробуждением от чудовищного кошмара. Или наоборот - момент перед тем, как попасть в этот самый кошмар. То короткое мгновение, когда мозг еще не бодрствует, но уже и не спит. Почти так же себя Охотник чувствовал, когда оказывался во Сне, где Кукла тихо бродит меж могил, а старик Герман бормочет на заднем дворе. Иногда становилось даже интересно - что снится этому старому охотнику? Как он может вообще спать во Сне?

Ответов не существовало.

Но сейчас думать об этом было некогда. Охотника не встретила ни прохлада воды, ни боль от удара, и даже смерти не было. Только короткое ощущение полета, уже знакомое чувство перехода куда-то в иное место. Небольшая боль в машинально спружинивших ногах - мужчина приземлился и вовремя среагировал, чтобы не упасть. И первым делом осмотрелся.

Это место не было похоже на дно озера.

Словно бы Охотник нырнул не в воду, а в лунное отражение на воде. И сейчас стоял, окруженный легким, подсвеченный Луной, туманом. Не видно было берегов, не видно было дна. Опустив взгляд, мужчина вообще заметил, что стоит на воде, подернутой легкой рябью. Он даже топнул слегка ногой - влажно хлюпнула вода под сапогом, расползлись круги. Настоящая вода, но он не тонет, словно бы ее совсем тонкий слой, но она слишком темная, чтобы разобрать хоть что-то под ней.

Шорох где-то за спиной.

Ощущение присутствия.

Охотник резко развернулся вокруг себя, крепче сжимая пальцы на рукояти двуручного меча. И увидел… нечто. Оно выглядело странным даже для Ярнама, хотя мужчина уже повидал всякие мутации. Похоже, перед ним стояла Ром - о ней он читал в записках в университете. Именно эта… девушка приблизилась настолько близко к Великим, насколько это было возможно. Возможно, она даже стала Великой, но это мало интересовало Охотника.

Он пришел сюда, чтобы убить ее.

Огромная тварь, чем-то похожая на смесь паука и личинки, из тела которой росли какие-то светящиеся наросты. Она стояла на воде боком к Охотнику и не делала ничего. Это было необычно для этих мест, и мужчина осторожным шагом приближался. Ром все еще не двигалась. Еще шаг. Еще. Он даже протянул руку, чтобы коснуться выпуклого бока твари, как вовремя расслышал шорох откуда-то сверху.
Уворот, прыжок в сторону.

Это были пауки.

Огромные - ему по пояс - пауки с искривленными лапами и мордами, как у самой Рон. Видимо, это была ее охрана. Ее защита. Охотник скривился и, поудобнее перехватив меч, приступил к работе. Охота продолжалась, и не важно было, кто станет следующей добычей. Бывшие люди теперь были лишь чудовищами, а ему и вовсе было плевать - насколько они были чудовищами. Какими они были чудовищами, и почему они стали такими.

Они все умрут от его рук.

Так было нужно.

Наверное.

Пауки оказались не такими страшными, как выглядели, а Ром лишь стояла и не двигалась. Охотник не мог не воспользоваться таким подарком судьбы, и уничтожал сначала мелких тварей - одного за другим - а потом уже принялся за главное чудовище. Было странно, что Ром лишь дергалась и не сопротивлялась, пыталась уползти, и интуиция подсказывала, что это лишь начало. И когда туша твари засветилась, мужчина, не теряя ни секунды, отскочил в сторону.

Вовремя.

Ром исчезла, появилась в новом месте, словно спустилась с паутины с низких, затянутых серыми облаками, небес. И с ней спустилось еще больше пауков. Охотник лишь ругнулся, делая шаг вперед, как увидел, что чудовище поднялось на задние… лапы. Что-то заставило мужчину прыгнуть в сторону, как в то место, где он стоял секундой ранее приземлилась огромная глыба льда. И еще одна. И еще одна. Ром все же умела защищать себя - этой проклятой магией.

Все усложнялось.

Охотник побежал вперед, уворачиваясь от льда, как вдруг услышал крик. Вполне себе человеческий испуганный крик. Совсем рядом - чуть впереди и сбоку. Раскроив надвое очередного паука, мужчина поднял голову, чтобы отследить источник звука. И увидел, как откуда-то сверху падает… парень. Он был без оружия, насколько это можно было заметить, и одет нетипично для этих мест. Такого Охотник еще не видел, но кое-что он осознал моментально - парень приземлился не самым удачным образом, да еще и ровно под лапы одиноко стоящему в стороне пауку, что тут же собрался добить такой подарок судьбы.

Дальше Охотник действовал машинально.

Прыжок вперед, перекат, взмах тяжелым мечом снизу вверх. Визг паука, оказавшегося отброшенным в сторону. Мужчина же закончил движение, закинул меч на плечо и остановился возле перепуганного рыжего парня, протягивая ему руку в кожаной перчатке, краем глаза следя за передвижением пауков - они пока что скучковались, в том числе и раненый, рядом с Ром, а та словно набиралась сил перед новым заклинанием.

- Вставай.

Времени, чтобы разбираться, что к чему, не было.

+1

5

Пауки, почему всегда пауки?
Почему это не могли быть гигантские бабочки?
Почему обязательно пауки?
Рональд мысленно повторял этот вопрос и перед своими глазами так и видел огромных пауков и ничего больше. Этот живой кошмар, который, как он надеялся, на самом деле просто сон. Но как-то слишком все натурально! Как-то все слишком реалистично и этот громкий топот огромных лап! Черт возьми, ну почему в детстве одному из братьев так приспичило превратить игрушку младшего Уизли в живого паука. Ясное дело, что старшие дети любят издеваться над младшими, но черт возьми! За что так жестоко?
А сейчас, вот что пошло сейчас не так, что нарушило простое полотно реальности и каким таким чудесным образом он оказался… да где он вообще?
Рональд Уизли искренне надеялся, что все кошмары этого мира закончились ровно в тот момент, когда Воландеморт рассыпался в прах на глазах у Гарри. Так ведь должно быть: Пожиратели Смерти разбежались, как крысы с тонущего корабля, Малфои исчезли в самом начале заварушки. Ну так почему жизнь простого волшебника не может наладится, черт побери?!
Рон с ужасом увидел приближающегося паука.
Огромного.
Невероятно огромного мерзкого паука с гигантскими лапами, огромными клешнями, что вместо зубов и как же слишком быстро этот ублюдок приближается! Рональд чувствовал подкатывающую панику, он чувствовал, как готов вот-вот заорать во весь голос, потому что эта огромная тварь была так близко. Но он не успел, только схватил вдруг свою палочку, а перед ним кто-то внезапно появился. Раздавшийся хруст и громкий писк твари вызвал у Уизли рвотные позывы, но парень сумел сдержаться. К несчастью, внезапно возникший человек заметил Рона, зачем-то решил протянуть ему руку. Рональд трухнул, этот человек ему не друг, этот человек ему и не враг, но ведь доверять ему Уизли не обязан!
Волшебник подскочил на ноги с земли, вытянул руку с палочкой вперед, тут же спешно вспоминая заклинания, которые могут его защитить или отгородить от пауков и этого парня. Но Рон это Рон, он всегда действует странно, когда дело касается его безопасности, а не друзей, наверное, по этой самой причине из палочки с его рёвом в сторону пауков рвануло «Инсендио».
К разочарованию Уизли и к неожиданности странного типа только один паук оказался охвачен пламенем, не таким сильным, будь этот монстр хоть немного ближе, но достаточным, чтобы с громким писком сгореть заживо и рухнуть. Рон отшатнулся, перевел палочку на человека с… мечом? серьезно? Даже для рожденного в мире без сотовых телефонов, где совы доставляют говорящие письма это дикость! Уизли снова отшатнулся, но не смог удержаться на ногах и шлёпнулся на задницу со звучным таким шлепком.

+1

6

Охотник привык к разным реакциям на себя.

Его пытались убить, зарезать, сжечь, застрелить из пулемета, разорвать на кусочки, сожрать… Люди смеялись над ним, отказывались открывать двери, реже - говорили с ним. Но вот пугаться… такое он видел впервые. В конце концов, он сейчас даже выглядел нормально - и плащ кровью не заляпан, и лицо не скрыто за воротником, разве что шляпа надвинута почти на глаза, но это же мелочи? Или этого парня напугал здоровенный окровавленный меч на плече?

Впрочем, похоже, рыжий был не отсюда.

Тогда страх был объясним.

Паренек - совсем молодой - сам вскочил на ноги и выхватил какую-то смешную палку. Впрочем, Охотник не был идиотом и понимал, что оружие может принимать самые разнообразные формы. Чего только стоили вещи, для заклинаний некоторых, которые он использовать не умел, но у противников насмотрелся. Клешни, щупальце, раковины… почему бы и палке не уметь что-то делать?

Как оказалось, он не ошибся.

Парень выкрикнул странное слово - мужчина на всякий случай шарахнулся в сторону - и из палочки вырвался сноп огня, даже одного паука поджег. Охотник проследил взглядом за корчащейся тварью, что пыталась сбить огонь - даже вполне удачно, ведь все они стояли буквально на воде. Но пламя все же оказалось слишком сильным, и несмотря на все старания, паук сгорел и затих - но он был лишь один из толпы.

- Это не очень эффективно.

Он не мог не усмехнуться - мрачно и чуть насмешливо - после чего сосредоточенно обернулся обратно к противникам, стараясь при этом не терять из поля зрения рыжего, что снова шарахнулся назад и плюхнулся с громким всплеском на задницу. На бледном лице огромными буквами было написано слово “страх”. Похоже, еще немного, и этот парень просто головой тронется, как это случилось с некоторыми жителями Ярнама. А если взойдет Кровавая луна…

Не стоило упускать из вида этого парня.

Умереть снова было бы неприятно.

Но сейчас Охотник обернулся вовремя - Ром поднялась на задние лапы, снова применяя свою странную магию. Мужчина успел увернуться от первой глыбы льда, как заметил, что вторая летит мимо - прямо на сидящего на воде парня. Ругнувшись, Охотник бросился вперед, надеясь, что не получит заряд огня в грудь, на ходу забрасывая меч за спину. Еще секунда - и он едва успевает схватить паренька за шиворот и буквально отшвырнуть в сторону.

Сам он увернуться не успел.

Удар ледяной глыбой в бок был болезненным и неприятным, а так же сбил Охотника с ног. К счастью, пауки оставались возле своей… родительницы? Хозяйки? А потому мужчина успел перекатиться в сторону, когда рядом врезалась в воду еще одна глыба. И еще одна. Но тут уже, презрев боль и привкус крови во рту, он успел подняться на ноги и отделить клинок от ножен за спиной, превращая его в одноручное оружие. Теперь основная тяжесть приходилась на спину, но так Охотник успел вытянуть из-за пояса пистолет и выстрелить прямо в пасть ближайшему пауку, который решил отбиться от стаи.

Похоже, бой немного затянется.

Интересно, выживет ли этот незнакомый рыжий парень?

+1

7

Все кошмары как один – страшные, жуткие, доводящие до истерики и седых волос. Каждый из чертовых кошмаров реалистичнее другого, Рональд и без того слишком…впечатлительный.
Почему пауки? Почему это всегда пауки? У Рона просто невезение на этих членистоногих. Вспоминая своё обучение на втором курсе, Рональд разве что не седел от ужаса. Хагрид, со своей любовью ко всему живому и не похожему на людей едва не погубил тогда из с Гарри, отправив в Запретный Лес «следовать за пауками». И ведь сейчас Уизли не столько заботил непонятный тип рядом, сколько огромные пуки, что уж говорить про ту тварь, вокруг которой они вились?.. Жена Арагога что ли?
Неудобство в виде промокших на заднице от воды штанов нисколько не мешало волшебнику, тоже самое можно было сказать об осознании того, что он на воде в самом прямом смысле стоит. Как там люди называли того парня, что по воде ходил?..
Его гипнотизировали пауки, оцепенение от страха парализовало всё тело и все процессы в организме кроме одного – дышать Рональд ещё мог. Тем временем движение впереди продолжалось, твари двигались, а этот странный парень не робел перед пауками. Он вообще, как будто пришел сюда вычистить от этих тварей это озеро… что это вообще за место?
Истиричная мысль тут же потухла, Рон только заметил этого типа, не понял, что произошло потом, но обнаружил, что его запросто откинули в сторону, а этот тип с огромным мечом похоже попал под раздачу. Сюда бы экстракт бадьяна! Именно опасность для кого-то другого заставила Рона буквально подскочить с места, резко оказаться стоящим на двух ногах замечая (с ужасом!) паука, который слишком близко перебирал своими огромными лапками вытянуть палочку и прореветь заклинание:
- Редукто! – от ползучей твари не осталось и следа, разве что дрыгающиеся в разных сторонах лапки.
Гадкое зрелище.
Мощи заклинания, которое было в разы слабее того, что выходило у Джинни оказалось достаточно чтобы прибить хоть одну тварь, но что в голове у Рона есть такое, что могло бы помочь уничтожить нескольких пауков? Почему Уизли ещё не выучил какого-нибудь эффективное огненное заклинание? Невольно вспомнилась битва в Министерстве Магии, Гарри неплохо описал умения Тёмного Лорда и как умеючи Дамблдор из одного заклинания сделал другое. Стоит быть уверенным, что против Профессора эти пауки были бы как комары. Но это же Рон…
- Что это за твари? – С гримасой ужаса спрашивает он у парня, - а ты вообще кто? И где это я?!
Самое время задавать подобные вопросы, но Уизли просто не сдержался. Он не понимает, что здесь творится, где это самое «здесь» и как ему вернуться домой?! И пауки, ну, почему пауки? Вот оказался бы здесь Гарри или Гермиона (не то чтобы он им этого желал) так они бы уже справились бы с этой тварью на раз-два. Но это же Рональд, а он, мягко говоря, не особо сведущ в боях против пауков! Вот оказались бы это все богарты или вообще – окажись все это сном.
- Ненавижу пауков, - негромко проскулил себе под нос волшебник, держа палочку наготове.

+1

8

Первое время после приезда в Ярнам Охотник еще удивлялся происходящему. Шарахался от монстров, что когда-то были людьми, матерился, когда встречал очередную мутировавшую хрень. Для него это все было в диковинку, даже несмотря на то, что его память была не в самом лучшем состоянии. Но даже так он осознавал, что в мутном озере, затянутом туманом, в которое превратились все его воспоминания, нет ничего, похожего на дерьмо, творящееся в этом городе.

Но постепенно он привык.

Перестал удивляться.

Существо без глаз отлично видит? Ничего странного. У человека вместо головы огромный мозг, который вызывает страшные муки при одном только взгляде на эти чуть светящиеся огромные глаза. Много глаз. И такое бывает - главное запомнить, что смотреть на это нельзя. И слушать пение тоже нельзя. В этом городе вообще быстро привыкаешь отводить взгляд от некоторых вещей, затыкать уши и пытаться уничтожить все, что выглядит слишком странно.

Это уже въелось на подкорку сознания.

В злую отравленную кровь.

А потому Охотник не удивился, когда оказался на дне озера, но не в воде, а на ней. И не удивился тому, что когда-то молодая девушка превратилась в огромную… личинку. Пауком это назвать было нельзя, хотя ее охраняли эти членистоногие твари. Но и это уже не казалось странным - в этом городе разве что камни были нормальными, да и в этом мужчина иногда сомневался.

Ром была когда-то ученицей в Бюргенверте. Теперь она была Великой - или чем-то в этом роде. И могла использовать то, что можно было назвать магией, пожалуй. Охотник не слишком задумывался над определениями или попытками понять, что это и как происходит. Ведь стоит копнуть чуть глубже - и разум может не выдержать, как не выдержал уже у многих и многих до него. А сходить с ума не хотелось до боли.

Он и так уже на грани.

Но непонимание того, как это все происходит, не мешало мужчине охотиться на тварей, уворачиваться от ледяных глыб, что запускала сейчас Ром, и почти игнорировать мелких пауков - не они были его основной добычей. Куда сильнее его беспокоило осложнение в виде незнакомого молодого рыжего парня, у которого палка, что выпускает огонь. Если раньше Охотник мог хоть до скончания века пытаться вновь и вновь убить любого из чудовищ - ведь смерть была для него явлением временным - то сейчас смерть может привести к нежелательным последствиям.

Вряд ли этот напуганный до трясучки и заикания парень выживет здесь в одиночку.

Проживет достаточно долго, чтобы Охотник успел вернуться.

А ведь ему не было все равно - умрет этот человек или нет. Он ведь все еще человек, а Охотник все еще не до конца поддался жажде крови и Охоты. Быть может, благодаря этому он еще и остался в своем разуме, в отличие от Джуры или Гаскойна. Быть может, потому что ему не все равно, он все еще был собой.

Между тем парень едва не оказался под ударом глыбы льда, и Охотник был вынужден подставиться, чтобы спасти этого напуганного идиота. Ребра ощутимо так хрустнули и теперь болели, но это была такая мелочь, на которую он даже внимания давно не обращал. Это не мешает ему убивать, а значит, не стоит и внимания.

Больно разве что.

Но боль была привычна в этом городе.

Громкий вопль рыжего, вспышка - и от паука почти ничего не остается. Охотник усмехнулся уголком губ и, дернув плечом, увернулся от очередной глыбы льда, прилетевшей сверху, одновременно подскакивая к очередному пауку. Небольшим мечом пришлось нанести два удара, прежде чем тварь сдохла, а за спиной снова раздался голос парня. Что-то объяснять было некогда, но на несколько слов времени хватило.

- Местные обитатели, - короткий мрачный смешок, когда Охотник снова вгонял небольшой клинок в ножны за спиной, превращая оружие в двуручный меч, одновременно с этим убирая пистолет за пояс, - Выживешь - расскажу.

Кувырок в сторону. Шаг вперед, удар тяжелым клинком сверху вниз, и Ром издает странный звук, дергается, а пауки разворачиваются от рыжего и бегут к своей… родительнице? Подопечной? Хрен его знает, но пока они не добежали, Охотник успел нанести еще один удар и отскочить в сторону. Как раз вовремя для того, чтобы прикончить одним широким взмахом сразу двух пауков, пока огромная тварь на паутине не улетела куда-то вверх.

Сбежала?

Или..?

- Да твою мать, - Ром снова появилась немного вдалеке и встала на задние конечности, колдуя что-то новое, - назад отбеги!

Только и успел развернуться и подбежать к рыжему, хватая его за ворот и буквально таща за собой. Вовремя! Из-под воды вырвались кольцами несколько волн льда, остановившись буквально в паре метров от них.

Бой, определенно, будет не самым легким.

Если бы только этот рыжий прекратил бы так паниковать...

+1

9

[ava]http://images.vfl.ru/ii/1519552285/8a87f6e5/20725759.png[/ava]

Он точно перед кем-то провинился, иначе как ещё можно объяснить попадание в это непонятное место, наполненное пауками? Чем дольше Рон жил, тем больше он начинал чувствовать себя самым невезучим Уизли на свете. Для этого достаточно причин, например, сам факт того, что мать, мечтающая всегда о дочери, слишком много тюкала своего младшего сына. Сама того не ведая, Молли Уизли развила у него комплекс неполноценности, который достиг своего высот после знакомства с Гарри и Гермионой. Со временем, Рональд понял, разумеется, что тому же Гарри его «слава» ни на кой чёрт не сдалась, но просто сам факт! Только подумайте, кем на его фоне выглядел Рональд? Сущим неудачником. А Гермиона? Зазнайка, самая лучшая студентка на курсе и пусть сейчас они вместе, тогда все было не так! В первую же их встречу она начала зазнаваться, у неё получилось заклинание, а ведь она сама его где-то выучила, при отсутствии магии дома!
И вот сейчас этот неизвестный парень подставился из-за Рона.
Ну, просто прекрасно, пауки с расстояния топтали самооценку и самоуважение Уизли своими восемью лапками. Ну, спасибо блин.
Самое отвратительное, что с этим страхом практически ничего нельзя было сделать, эта фобия сковывала волшебника по рукам и ногам. В прошлый раз ему помогал Гарри (кто бы сомневался), именно тот сумел расшевелить рыжеволосого друга и скомандовать ему «беги»,
Впрочем, сейчас тоже поступила такая команда и первым порывом было действительно взять и побежать. Вперед, без оглядки. Но что-то его остановило. Такая яркая мысль, которая ранее никогда бы не возникла в его голове при виде пауков – а вдруг здесь безопаснее? Кто сказал, что убеги он отсюда и не встретит где-нибудь ещё твари похуже или ещё одну армию пауков? Здесь-то хотя бы есть этот человек, а один Рональд просто не справится. Или умрет сражаясь или просто от испуга не выдержит сердце (что казалось боле вероятным и совсем не плохой идеей).
- Ага, и куда я побегу? – немного растягивая слова, задал вопрос волшебник, крепко сжимая палочку, - а если я убегу, а там ещё пауки? И куда мне бежать, я даже не знаю, где я!
Ну, почему он не умеет так колдовать, как Альбус Дамблдор? Почему нельзя сделать большую огненную змею, как это получилось у Креба, почему нельзя просто произнести «Авада Кедавра»?. Но появилась идея произнести «Империо» и подчинить себе какого-нибудь паука, чтобы он стал сражаться с остальными. Это по крайней мере по нескромному мнению Рона должно помочь выиграть время для того, что там задумал этот странный тип. А вдруг получится? Надо только нацелиться и…
- Империо! – уверенно вскрикивает он, направив палочку на одного из пауков. Пусть кусаются между собой и подальше от них. Так и должно быть.

Отредактировано Ron Weasley (Вс, 25 Фев 2018 13:57:50)

+1

10

Так непривычно было переживать за кого-то.

Охотник чувствовал себя так странно, когда рядом с ним было нормально живое человеческое существо. Не мутировавший монстр, не очередная сводящая с ума дрянь, мечтающая полакомиться отравленной кровью из его вен и артерий. Просто человек. Обычный паренек - совсем молодой еще - рыжий и напуганный. У него даже оружия нормального нет, не считать же за оружие эту палку, плюющуюся огнем, хотя он и весьма эффективна против одиночных целей?

А паренек и правда был молод.

Хотя у Охотника и не было особо времени разглядеть этого человека, кое-что он все-таки заметил. Отсутствие оружия и хоть какой-то защиты. Рыжие волосы. Веснушки на молодом лице. И почему-то показалось, что парень куда моложе самого Охотника, хотя тот и не помнил свой возраст. Он вообще о себе не помнил ничего - ни откуда он, ни кто, он. Ни имени, ни возраста, ни дома. Ничего не осталось в его разуме. Ничего, кроме мерзкого тумана и гнилого озера. Ничего, кроме жажды крови и Охоты.

Остался ли он до сих пор собой?

Или это был незнакомец, занявший тело человека, прибывшего в этот проклятый город?

Как найти ответ на этот вопрос?

Впрочем, сейчас было не до того. Охотник должен был уничтожить свою цель - девушку по имени Ром, что стала теперь Великой. Или его личинкой, не разобрать и не понять. Да и не уверен был мужчина, что нужно это понимать - ведь знания в этом городе слишком быстро вели к безумию. А безумие вело к опустошению и потере остатков самого себя. Охотник не хотел становиться одним из этих чудовищ, что окружали его каждую минуту, проведенную в городе.

Он просто хотел остаться человеком.

И не хотел, чтобы рыжий парень погиб.

Ему не место в этом мире.

Какое-то чувство подсказывало Охотнику, что парень не отсюда. Не из Ярнама, не из Сна, не из Кошмара. Он словно не принадлежал этому городу, этому миру. И его одежда только подтверждала это, его оружие, его слова. И хотя этот парень напуган до полусмерти - он все еще в своем уме, все еще не сошел с ума. Ради того, чтобы так и оставалось, стоило постараться. И подставиться под удар тоже стоило - Охотник ведь вернется после смерти, а этот парень - вряд ли.

Желание спасти и помочь - было тем, что помогало мужчине сохранить человечность.

Было тем, что позволяло ему не сойти с ума.

На совет бежать парень отреагировал странно - не побежал в страхе, а задал вполне разумные вопросы. Вот только Охотник не имел на них ответы, а потому лишь пожал плечами, поморщившись от боли в поломанных ребрах - или просто отбитых, кто ж их разберет? Да и некогда было рассуждать - ведь пауки были вокруг, а Ром готовила новое заклинание. Нужно было уничтожить эту тварь прежде, чем она уничтожит их.

И тут снова вмешался рыжий парень.

Вскрик, вспышка. И один из пауков, что приближался к ним, разворачивается и нападает на своего сородича. Охотник удивленно вскинул брови, но тут же усмехнулся. Это было даже забавно, и почти что эффективно. Даже интересно стало, как это у парня вышло, но разговоры можно было отложить на потом. Сейчас мужчина решил воспользоваться моментом и рванул к главной цели - к огромной твари посреди озера.

Она должна умереть.

Охотник по пути успел развалить двух пауков, что преградили ему путь, выстрелить в третьего, после чего оказался, наконец возле Ром. Двуручный меч, казалось, ничего не весил от всплеска адреналина, и мужчина с размаху вогнал клинок в бок чудовища. А потом сделал это снова. И снова. И снова, краем глаза следя за мелкими пауками. Прыжок в сторону, увернуться от летящей глыбы льда, от еще одной и еще. Убить паука. Снова ударить по морде Ром.

Быстрее.

Еще быстрее.

Мышцы уже устали от тяжелого клинка, они ныли и болели, а ребра, казалось, скрипели при каждом движении. Охотник уже чувствовал привычный привкус крови во рту, но не обращал на это внимания - это было несмертельно. Пока что, по крайней мере. Сначала он должен будет уничтожить добычу, чтобы она раньше не прикончила паренька, а потом уже можно будет и лечением заняться.

Это всегда успеется.

Очередной удар по твари вызвал странный крик. Натянутый, бьющий по ушам. Затем знакомый шум. И вот Ром поднимает голову к небу и будто бы растворяется - вместе с пауками. Распадается на мелкие брызги, исчезает. И становится так страшно тихо, что в ушах зазвенело. Охотник выдыхает и устало закидывает меч за спину. Снимает перчатку и проводит ладонью по лицу - сейчас он выглядит будто бы постаревшим и смертельно уставшим.

Добыча уничтожена.

Охота продолжается.

+1

11

[ava]http://images.vfl.ru/ii/1519552285/8a87f6e5/20725759.png[/ava]

Что это за мир такой?
По мере того, как пауки собирались подальше от Рона, юный волшебник никак не мог отвести взгляда от этих ужасных созданий. Огромные пауки – ужас для настоящего арахнофоба, однако, сейчас, когда пауки находятся так далеко становится даже легче дышать. Но временно. Этот мир был каким-то странным, нечто подобное  Уизли мог увидеть в каком-нибудь кино из мира магглов, они так любят снимать что-то выдуманное. Но сейчас он был на достаточном расстоянии от мира магглов, вообще оказался невесть где! Как теперь выбраться от сюда? Едва ли здесь есть летучий порох или метла, а трансгрессия…  кто сказал, что она не унесет его отсюда в неведомые дали? Сразу возвращается комплекс двоечника и извечны желанием вслух задать вопрос «и что мне теперь делать?», жаль, что Гермионы нет рядом, чтобы ответить на вопрос.
А этот парень со странным мечом… он такой же странный как и этот мир! Хочется узнать у него подробности, узнать, что это за место, как он мог здесь оказаться и вообще, хочется знать, что это за пауки, черт возьми! Рональд был в стороне и держал палочку наготове, но этот парень справлялся, хотя и было видно, что он устал.
Рональд в любой момент был готов произнести любое заклинание, он и так уже применил «Империо», что оставило в душе не самый приятный участок.
Сражение продолжалось до того момента, как этот мощный меч на прорубил голову большого паука. Кажется, Рон услышал чавканье и его даже затошнило.
Но это скорее всего было надумано.
Это отвратительно, ужасно и отвратительно.
К удивлению Уизли эта огромная тварь растворилась в воздухе вместе с пауками – вот теперь можно выдохнуть! И он выдохнул, облегченно, опуская руку с палочкой.
- Это что вообще было? – спрашивает Рональд, указывая в место, где до этого была эта громадная тварь, и волшебника совсем не волнует тот факт, что его невольный собеседник устал, он выглядел так, как будто не спал несколько ночей. Только вот Рон, который сражался с армией Волан-де-Морта столько лет и привык двигаться вперед даже если едва может передвигать ногами.
- Что это за место? Что за чертовщина, как я мог здесь оказаться? И ты кто?
Вопросов в голове было слишком много, задавать все не было никакого смысла, потому что они повторялись бы не раз по кругу. Уизли не собирался выпускать из рук палочку, а вот упасть на задницу ему ничто не мешало. Это он и сделал, лишний раз убеждаясь в том, что все-таки стоит на поверхности воды.
Это не нормально.
Совершенно не нормально, даже в его мире магии нужно было плавать на кораблях и лодках!
- А эта штука больше не появится? – спрашивает он с ужасом смотря за спину парню, в то место, где растворилась эта чертова паучиха со своей армией.
То как она исчезла было похоже на компьютерную игру, Гарри показал как-то раз, но Рона не зацепила такая вещь.

+1

12

Ром была повержена.

Когда-то она была простой девушкой, простым человеком, что прикоснулся к тайнам Великих. Бюргенверт многих превратил в мутантов, в чудовищ и тварей, но кто-то пошел на это даже добровольно. Всего несколько строк в чьем-то промокшем от крови и какой-то дряни дневнике, но и их хватило, чтобы узнать об этом месте чуть больше. Охотник, несмотря на опасность сойти с ума, все равно читал документы, находил записки, расспрашивал выживших и еще не до конца обезумевших жителей. Пытался понять, что происходит.

Быть может, надеялся найти себя.

Кто знает.

Но до того он вынужден был продолжать эту Охоту, которая так старательно затмевала разум кровавым туманом, заволакивала все мысли простым желанием убить все в этом городе. Все, что еще движется, хрипит, ходит на двух - или четырех, а то и больше, - конечностях, иногда даже разговаривает. Все, что оказалось искажено, искорежено проклятой кровью, текущей по венам жителей этого отвратительного города. Ярнам спас Охотника от смерти, но все чаще он думал, что смерть - это не самый худший вариант.

Стать одним из них - куда хуже.

Но одной тварью в этом мире стало меньше. Ром исчезла, а Охотник чувствовал сейчас смертельную усталость. Ребра болели, мышцы плеч и спины ныли от перегрузок, а меч за спиной казался неподъемным. Впервые, пожалуй, мужчина в принципе задумался - а сколько ему лет? Он не молод - это точно, отражение в старом потертом зеркале не врало. Но и не настолько стар, чтобы в короткие волосы закралась седина. И все-таки сейчас он ощущал себя именно стариком. Больным, разваливающимся на части, стариком.

Это пройдет.

А врагов вокруг пока что больше нет.

Не считать же этого рыжего паренька за врага? Хотя так и хотелось его стукнуть, чтобы он успокоился и перестал сыпать вопросами. Все, что хотел сейчас Охотник - это лечь и уснуть. Можно даже прямо на эту неправильную воду, покрывающую все дно этого неправильного озера. Но уснуть в Ярнаме - это слишком относительное понятие. Поэтому мужчина тяжело вздыхает, надевает перчатку обратно и подходит к рыжему, который выглядел растерянным и напуганным - совсем как он сам в первые минуты в этом проклятом городе. Охотник мрачно усмехнулся и сел прямо на воду напротив парня, кладя рядом с собой меч, снимая шляпу. Коротко посмотрел на перчатки - все в крови пауков - и скинул их рядом, снова тяжело вздыхая.

Этот парень имел право услышать ответы.

- Это был местный божок. Или его личинка, кто ж их разберет? - равнодушно пожал плечами, устало, но твердо, глядя в светлые глаза парня, - Ты находишься в Ярнаме, - мрачная усмешка, - если точнее, то на дне озера возле местного университета, - провел рукой по голове, ероша короткие, взмокшие от пота волосы, и ткнул пальцем куда-то наверх, - местечко странное и стремное. Грань между мирами тут тонкая, легко провалиться куда-то не туда. Видимо, так ты тут и оказался, - в темных глазах мелькнули почти забытое за Охотой любопытство и не злая насмешка, - Кстати, откуда ты? И как тебя зовут хоть?

Охотник оглянулся себе за спину - пространство озера терялось в тумане - и чуть прищурился. Ему показалось, что там виднелся вдалеке какой-то силуэт, да и в принципе он ощущал, что словно что-то происходит, но пока что решил просто отдохнуть. Опасности не ощущалось, ощущения, что он куда-то опаздывает, тоже не было. Можно просто несколько минут посидеть здесь, прежде чем снова окунуться в то дерьмо, которое в Ярнаме называют Ночью Охоты.

Можно просто немного отдохнуть.

+1

13

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1524339576/0b084922/21460353.png[/AVA]
Рон не раз в своей жизни задумывался о чудовищных реалиях собственного мира. Верить в существование других миров ему не приходилось, достаточно было знать только о мире магглов и волшебном, каждый из них оказался по-своему очаровательным и ужасным одновременно. В волшебном мире не смотря на магию и удивительных существ все равно существовало нечто темное, ужасное, что оскверняло всё бытие простых волшебников. Тот-кого-нельзя-называть ужасающее чудовище, монстр, иначе говоря тот, кто испортил весь этот мир одним своим существование, а уж что говорить про его дела?. Страшные, чудовищные… но, оказывается, есть ещё и другой мир. Странный, пугающий.
Огромные пауки заставили Рона испытать невероятный страх, но сейчас он сидел на воде и пытался отдышаться. Рон хотел узнать, что это за место и как он здесь оказался.
Человек с таким странным и даже старомодным оружием заговорил, а волшебник с непривычным для него вниманием стал слушать объяснения.
С каждым словом ему становится все страшнее и непонятнее.
Ярнам? Озеро?
- Озеро? – невольно вспомнилось о том, как он оказался жертвой чертового поединка трёх (четырех вообще-то) волшебников и его в буквальном смысле утопили. Жуткое дело.
- Как-то не очень оно похоже на озеро, - с сомнением произнёс он, вскидывая голову, - и эти личинки-божества, - передернув плечами, Рональд крепко сжал пальцы на палочке, - я из Лондона, это в Англии, я Рон Уизли, - протянув руку волшебник слабо улыбнулся, но ему и правда становилось немного спокойнее. Но ему совсем не понравилось, когда этот мужчина оглянулся себе за спину. Если он что-то чувствует, не означает ли это появление ещё какой-нибудь твари? Рон повел плечами, почувствовал как пробежали по телу мурашки и волшебник осознал, что ему совсем не по себе.
- Что здесь произошло? –спрашивает он, поскольку не понимает, как можно быть на дне озера и дышать, даже разговаривать и при этом не использовать жабро-водоросли, - я уже бывал на дне озера, это было совсем по-другому. Разве здесь не должна быть вода?
Вопросы готовы были сыпаться рекой, однако, Рональд вовремя остановился. Что-то не дае ему покоя. Словно бы кто-то наблюдает за ними.
- У нас был ужасный волшебник, он хотел убить моего лучшего друга на протяжении семи лет, если не считать то время, когда был буквально паразитом в теле другого волшебника, - Рон слабо ухмыльнулся, после чего почесал макушку только догадываясь, насколько странно и глупо звучит это всё.
Интересно, а есть ли хоть какая-нибудь возможность вернуться обратно? И как там Гермиона? Она, конечно, посветила себя работе в Министерстве, но все же их молодая семья теперь обязывала к жизни вместе. Не подумает ли она, что что-то случилось или что Рон её бросил?

+1

14

Охотник не всегда понимал, что происходит в Ярнаме.

В его разуме была выжжена руна, что заставляет и помогает в Охоте. Он бродит по этим темным улицам, словно бы забывшим о том, что такое солнечный свет. Он убивает монстров, заливает камни их кровью. Он дышит гарью и чувствует мерзкий сладковатый запах гниения, что едва скрывается запахом дыма. Он видит гробы на улицах этого города, и этих гробов даже больше, чем брошенных вещей или карет. Многие гробы пусты, а многие заперты, опутаны цепью, чтобы тот, кто внутри не выбрался.

Но никому до этого уже нет дела.

Город умирал.

А Охотник сейчас на дне этого неправильного Озера, убил очередную добычу, и теперь чувствует, что что-то происходит. Где-то на границе сознания, где-то на границе ощущений, что-то меняется. Но оно происходит не сразу, а до тех пор мужчина смотрит на рыжего паренька - очередного гостя Ярнама - и даже рассказывает ему о том, что тут происходит. Насколько вообще может это рассказать, ведь он сам слишком много еще не понимает.

И не уверен, что поймет когда-нибудь.

- Озеро, - мрачно усмехнулся и показал на воду под ногами, - Я без понятия, как это работает, - равнодушно пожал плечами, - Да и какая разница?

Между тем паренек представляется и даже называет место, откуда пришел. Охотник лишь нахмурился, чуть склонив голову набок. Ему слова про Англию не говорят ничего. Он не помнит даже, существует ли такое место на самом деле. Не помнит даже, слышал ли он что-то такое. Слова, что произнес этот Рон Уизли, кажутся знакомыми, но непонятно - то ли просто звучание похоже на то, что мужчина слышал когда-то, то ли и правда знал что-то такое далеко в прошлой жизни.

Буквально вчера.

В Ярнаме слишком странно течет время.

- Охотник, - пожимает руку паренька, этот жест он еще помнит, - Я не из Ярнама.

Рыжий улыбается, а вот мужчина улыбнуться в ответ не может, хотя и смутно чувствует такое желание. Он просто забыл, как это делается, а потому лишь усмехнулся краешком губ и устало потер шею, тяжело вздыхая. Охотник чувствует, что устал. От этой битвы, от этой ночи, от этой Охоты. Жажда крови, что вечно туманит его разум, сейчас пригасла ненадолго, но он чувствует ее присутствие, чувствует, что не сможет никогда избавиться от этого ощущения.

Даже после смерти.

- Я убил местного божка, - мрачная усмешка, - Или личинку, - запрокинул голову, чтобы посмотреть на туман, что закрывал сейчас небо, - Это сложно объяснить, - снова опустил взгляд на рыжего, в который уже раз пожимая плечами, - В Ярнаме ничего не бывает так, как должно. Проще смириться, чем пытаться понять. К тому же, - тихий невеселый смешок, - те, кто приблизились к пониманию, сошли с ума. Ты же не хочешь закончить так же?

А вот слова этого Рона озадачили Охотника. О каких волшебниках тот говорил? В Ярнаме не было магии в прямом смысле этого слова. Были силы Великих, были даже заклинания, которые призывали какие-то аспекты этих самых Великих, была кровь, что исцеляла и отравляла. Но волшебства не было. А в этом самом Лондоне, похоже, было. И Охотнику даже захотелось взглянуть на это место, пусть там и был какой-то ужасный волшебник, который какое-то время был паразитом.

Что, кстати, звучало уже более знакомо.

- Никогда не слышал о волшебниках, - хмыкнул и, уперевшись ладонями в колени, медленно и устало поднялся на ноги, - А вот паразиты - это звучит знакомо. Ярнам просто кишит ими, - нахмурился и подал пареньку руку, мрачно усмехаясь, - Смотри, не подцепи тут никакую дрянь. Оно не лечится, и однажды можешь превратиться в чудовище, - подумал и добавил, в очередной раз оглядываясь за спину, - Дам один совет. Пока ты тут, держись подальше от крови.

Интересно, а если бы он сам знал, когда приезжал сюда, о том, что произойдет дальше, что бы он выбрал? Мучительную смерть от болезни или жизнь, полную крови, боли и смерти? Что лучше - жить хотя бы так или умереть? Впрочем, Охотник старался не думать об этом, ведь у него больше не было выбора. У него больше не было выхода из этого кошмара, кроме как снова, и снова, и снова убивать тварей, умирать самому.

Пока Ночь Охоты не закончится.

Если она вообще закончится.

Хоть когда-нибудь.

Отредактировано The Hunter (Вт, 24 Апр 2018 02:33:02)

+1

15

Непонимание того, где он находится совершенно не помогало Рональду, он начинал нервничать, дергаться и постоянно оглядываться по сторонам. Компания Охотника для него была весьма спасительной, так Уизли хотя бы не сойдет с ума в этой пугающей реальности. Странное имя парня вызывало вопросы, однако, Рон не стал ничего спрашивать, вместо этого он ещё раз осмотрелся и вернулся взглядом к Охотнику.
- Откуда тогда ты? Тоже из другого мира?
Объяснение об этом мире оказалось каким-то туманным, как можно сойти с ума просто пытаясь разобраться в происходящем здесь? Рональд неожиданно снова почувствовал себя тем школьником, который оказался в запретной секции библиотеки и ищет неизвестную ему книгу, только чтобы найти хоть что-нибудь про некий философский камень. Как же давно это было! А грядущая ругань матери вот-вот раздастся даже в этой гнетущей тишине. В этом мертвом мире.
Идея про бога показалась волшебнику крайне сомнительной, но он и на этот счет ничего не сказал, вдруг ненароком обидит этого человека и он решит закончить их ненужное знакомство взмахом своего огромного меча. Рыжеволосый маг не уверен, что его «протего» сможет отразить такой удар.
Уизли принял протянутую руку, встал на поверхности неправильного озера, все ещё держа в руке палочку и по привычке чуть было не решился отряхнуть штаны сзади, но вовремя вспомнил, что сидел вроде как на воде. Все какое-то неправильное здесь.
-Жуткое дело, - признался Рон, в очередной раз осматриваясь, - от твоей крови тоже держаться подальше? – Уизли указал на след пятна на одежде Охотника, готовый отстраниться и посмотрел на свою руку – на ней нет ни одной капли крови.
В любом случае, не смотря на всю занимательность этого мира волшебнику хотелось только одного – как можно скорее оказаться дома. А чтобы сделать это, надо примерно понять, где он находится. В голову даже проникла мысль о трансгрессии, но что если это другой мир? Хватит ли умений Рона на такое путешествие? Невольно вспоминались последствия неудачной трансгрессии при бегстве от Яксли, как же ему тогда было больно от расщепления руки и пускай настойка бадьяна заживила рану, болело ещё долго.
- Так, ладно, это все круто, - Рон обвел палочкой окрестность, как бы намекая на весь мир, после чего он уставился на Охотника, - но как отсюда убраться? Знаешь, мне лучше бы оказаться дома, в магазине братьев и продолжить помогать ему продавать всякие магические безделушки, а не оказаться жертвой огромного паука.
Говорить на тему нежелания оставаться здесь можно было бесконечно, если бы только Рон в итоге не заметил какую-то фигуру позади Охотника. Женщина, смотрящая в небо со сложенными руками и в свадебном платье. Уизли прищурился, замечая кровь на одежде женщины, а когда он заметил её лицо, то мигом побледнел. Рон вытянул руку с палочкой, хотел сказать хоть что-нибудь, но получалось только выдавить из себя нечленораздельное мычание.
Откуда-то раздался детский плачь.
Лицо Рона перекосило от страха.

+1

16

Встречный вопрос рыжего застал Охотника врасплох.

Он не раз задумывался, особенно в самом начале, еще на закате, откуда он прибыл? Что искал здесь, в Ярнаме? Только ли лекарство от какой-то болезни, которая убивала его - медленно и мучительно? И кто он такой? Быть может, он был воином до того, как принял контракт того странного старика? Или каким-нибудь пекарем? Или безработным? Была ли у него семья, или же он был таким же одиноким, как сейчас? Может, у него была даже возлюбленная? Может, у них были дети?

Эти вопросы долго крутились в голове мужчины, когда он только делал первые шаги по неизвестному для него городу. Он был силен - значит, раньше делал что-то, требующие наличие физической силы. Он был ловок и быстр - значит, был не кузнецом, как минимум, и не кем-то в этом роде. Рукоять меча привычно лежала в ладони, а тело часто само реагировало на действия чудовищ - значит, он и раньше часто занимался чем-то в этом роде.

Но это все было бессмысленно.

Бесполезно.

И Охотник перестал задавать себе эти вопросы, перестал спрашивать себя - кем он был раньше? Он перестал даже пытаться вспомнить свое имя, приняв за него прозвище, свою новую судьбу, выжженную руной где-то в разуме. А после и вовсе стало не до того, ведь город постепенно сводил с ума, кровь сводила с ума, Охота сводила с ума.  Есть ли смысл думать о потерянном прошлом, если у него все равно нет будущего? Да и настоящее кажется слишком зыбким, слишком безумным.

Нереальным.

- Не знаю, - голос мужчины лишь на секунду дрогнул, будто в растерянности, - Я не помню. Единственное, что я знаю точно - я не отсюда.

Дольше рассиживаться не было смысла, и Охотник поднялся на ноги, помогая встать и пареньку. И не мог не усмехнуться - самым краешком тонких губ, совершенно не весело, - когда увидел жест Рона. Впрочем, вопрос тот задал весьма интересный. На самого Охотника кровь чудовищ и других охотников действовала даже если просто попадала на кожу - как весьма неплохое бодрящее и даже целебное средство. Хотя он и не знал, как это работает и почему, но пользовался в бою часто. Но что будет, если эта же самая кровь попадет на незащищенную кожу обычного человека? Пусть и волшебника.

Будь Охотник ученым или церковником он проверил бы.

Но он был охотником, а потому только покачал головой, разглядывая руку парня.

- Хуже от этого не будет, так что да, - серьезно кивнул и, наклонившись, поднял свои перчатки, чтобы надеть их, - и от моей крови держись подальше. Она может оказаться ядовитой для тебя и не только при приеме внутрь.

Мужчина поправил клинок за спиной и оглянулся, следя за жестом волшебника. Его заинтересовали слова паренька о волшебных безделушках, о магазине и о том, что где-то в принципе такое существует. Здесь, в Ярнаме, казалось, что уже нигде не осталось ничего, кроме крови, Охоты и пожаров. И трудно было поверить, что где-то сейчас светит солнце, а люди продают и покупают разные вещи, хотят спокойно по улицам, да и в принципе живут.

Охотник знал, что никогда не выберется из этого кошмара.

Для него не было выхода из Ярнама.

Однажды он все равно проснется здесь.

- Не знаю, - просто пожал плечами, почти сочувственно глядя на рыжего, - Можно попытаться найти дверь, через которую ты оказался здесь. Может быть, она ведет обратно.

Охотник хотел было сказать что-то еще, но почувствовал что-то странное в груди, в разуме, в мозгу. Будто бы тихий шелест ветра в ветках сгоревших деревьев, тонкий плач на самой границе разума. Детский плач едва родившегося ребенка. И слова, что были прочитаны в одной из записок, найденных где-то в Ярнаме, не вспомнить уже где.

”Каждый Великий теряет своё дитя, и затем стремится найти ему замену.”

Рыжий выглядел настолько испуганным, что Охотник резко обернулся, замечая высокую фигуру в белом свадебном платье, стоящую посреди тумана озера. Мужчина нахмурился, не чувствуя опасности от этого… существа. Он лишь уверенно подошел чуть ближе, видя теперь и кровь на белой ткани там, где, похоже, когда-то был живот. И бледность кожи, и нечеловеческое лицо. Женщина смотрела куда-то вверх, и Охотник проследил за ее взглядом. Над озером, что раньше было скрыто, вставала, загоралась или опускалась - не понять - Луна.

Кроваво-красная Луна.

А небеса выглядели словно бледная кровь.

А плач раздавался куда отчетливее, чем раньше.

Охотник поморщился, чувствуя, как голову будто что-то сдавливает изнутри, как этот плач будто бы заползает в мозг, оглушает, вызывает желание поднести пистолет к голове и спустить курок. Вытащить кинжал из-за пояса и воткнуть себе в глаза, выколоть их, чтобы не видеть больше ничего. Это продолжалось каких-то несколько секунд - целую вечность - а Охотнику показалось, что он уже сошел с ума. Что он сходит с ума. И все, что он мог, это схватиться одной рукой за голову, стараясь устоять на ногах, стараясь не упасть на эту правильную воду, но она словно рванула ему навстречу сама.

Больно ударяя по коленям и ребрам.

Гася эту неправильную алую Луну.

Гася вообще все вокруг.

+1

17

Ответ Охотника поразил Рона. Ему было очень странно слышать, что человек ничего о себе не помнит, но зато это объясняет его странное имя. Это крайне грустно. Ужасно даже. Как можно жить и не знать своего прошлого? Сразу вспомнился тот нерадивый преподаватель на втором курсе, что выдавал чужие героические поступки за свои, а в итоге оказался без памяти. Но ситуация явно отличалась, потому что Локхарт так и остался не в себе, а этот парень вроде нормальный.
Если можно так выразиться хоть относительно чего-нибудь в этом мире, где стоя на дне озера можно дышать и вообще вода представляет собой нечто странное. Впрочем, этот человек тоже был в итоге странным, в частности после слов о крови и пунктик на счет приёма внутрь вызвал у Рона неприятные мысли. Но он опять промолчал, только вытаращился на следы крови на одежде.
- Дверь? Да где ты тут дверь видишь? – паника само собой охватывала Уизли, но он ещё пока держал себя в руках, - я свалился сразу сюда, какая уж тут дверь?
Но неожиданно все вокруг словно бы изменилось. Детский плачь, который слышал Рональд почти сводил его с ума, но больше его убивало то, что эта ситуация до боли напоминала тот момент, когда Волан-де-Морт говорил со всеми в Хогвартсе, когда закладывало уши, давило на них и в голове гудело так сильно, что казалось, будто она вот-вот лопнет. Рональд попытался зажать уши, он не понимал, что происходит, кажется, что раздается какой-то ужасный звук, вопль или плачь помимо детского плача, но было и что-то ещё. Что-то, заставляющее его голову стать такой невыносимо тяжелой, да и его самого страшно тошнило.
Волшебник вот уже в который раз он хотел спросить что происходит, но не мог, его слова даже в мыслях не желали складываться в связное предложение, ему было плохо и страшно. Но куда страшнее стало, когда Охотник упал на поверхность этого неправильного озера. Единственное существо, что не пыталось его убить сейчас ничком валялось на водной глади а в отражении была огромная кровавая луна.
Ужасно неприятное чувство, Уизли не хотел это все чувствовать снова, он даже ненароком подумал, а нет ли здесь Волан-де-Морта? Что за шутки?
Что происходит?
Почему все должно повторяться? Честно говоря, Рон так надеялся, что наконец-то наступила пора жить тихо и мирно. Почему все не может быть так, как хотелось бы?
- Эй? – Рон сделал шаг к Охотнику, но никак не мог отпустить руки от собственных ушей, кажется, открой он их и тогда кровь и мозги хлынут наружу.

+1

18

И все-таки этот паренек был забавный.

Они оба были не отсюда, не из Ярнама, но какая между ними была разница! Охотник не помнил ровно ничего из своего прошлого, даже имени своего не помнил, а умудрился как-то выживать в этом мире - хотя это не так и сложно, имея в своем арсенале бессмертие. Но он сумел не сойти с ума здесь, хотя и ходил по тонкой грани, по лезвию клинка, где шаг в сторону - и упадешь в кроваво-алую бездну безумия. И вернуться оттуда уже невозможно будет.

Никогда.

А этот Рон, наоборот, помнил о себе все. Помнил о своем мире, о своем доме, знал свое имя. Но в этом городе в одиночку он не прожил бы и получаса, погиб бы от первого же встречного почти человека. Или сошел бы с ума, стоило только увидеть хотя бы малую часть того, что видел на своем пути Охотник. Мутации, боль, безумие, кровь. Много крови и много безумия. Это не то, что любой человек может выдержать, и все чаще из-за дверей домов раздавались не голоса и разговоры, а безумный смех, перебиваемый рыданием и снова смехом.

Иногда это почти пугало.

Но чаще ему было плевать.

- Двери наверху, в университете, - мужчина ткнул пальцем куда-то в “небо”, точно зная, что над ними находится Бюргенверт, - Скорее всего ты прошел через них, но не заметил.

И Охотник еще многое бы мог рассказать, если бы они не оказались бы прерваны тем, чего не ожидал даже он сам, хотя догадаться был должен. Детский плач новорожденного, который только теперь стал слышен - или только начался? Этот плач сводил с ума и заставлял мозг генерировать странные видения, воспоминания. Заставлял хотеть выколоть себе глаза или прострелить висок, лишь бы перестать слышать. Перестать видеть.

Перестать знать.

Кроваво-алая Луна, что проявилась после смерти Ром, лишь усугубляла это ощущение, и Охотнику даже казалось, что он слышит крики тех людей, что еще оставались в живых в городе. Слышит их смех, слышит их плач, слышит их безумие. Этот алый свет, что отражался сейчас в воде, открывал слишком многое тем, кто старались держать глаза закрытыми, и Охотник чувствовал это. Даже он не мог сопротивляться влиянию этого явления, хотя он и до того видел куда как больше, чем другие люди.

Слышал куда как больше.

Знал куда как больше.

Охотнику показалось, что это продолжается целую вечность. Что он тонет на дне этого проклятого озера, тонет в собственных воспоминаниях, которые нельзя даже выловить и осознать, тонет в собственных мыслях и знаниях. И только выжженная в разуме руна Охоты горит где-то перед внутренним взором, как болезненный и сводящий с ума якорь. И он цепляется за него, цепляется за остатки своего “я”, как за последнюю соломинку хватается, не желая утонуть в крови, в которую превратилась вода окружающего озера.

И у него получилось это.

Получилось ли?

Открыв глаза, Охотник снова увидел Кровавую Луну, что висела здесь так низко, над самой его головой. Под спиной была мягкая и прохладная поверхность воды, а над ним - этот отвратительно-алый свет, словно бледная кровь растеклась по небу. И плач, детский плач, который невозможно не слышать, невозможно не слушать. Который хочется заглушить криком или болью. Который хочется прервать движением двуручного меча.

Остановить это безумие.

Каждый вдох давался удивительно тяжело, и мужчина не хотел даже шевелиться, но услышал голос - даже вспомнил, кому он принадлежит, хотя это и потребовало умственного усилия. Охотник судорожно вздохнул и медленно сел, откровенно морщась и выдыхая крепкое ругательство. Голова просто раскалывалась, а к горлу подкатывала тошнота, хотелось вывернуть наизнанку желудок и мозг, избавиться от всего, что там скопилось.

Хотелось просто перестать быть.

Но для Охотника недоступно даже это.

- Дыши глубоко, - мужчина снова поморщился и с заметным трудом поднялся на ноги, устало и тяжело глядя на паренька, - Лекарство дать тебе не могу. Оно содержит кровь и может вызвать зависимость, - шагнул к рыжему и, стянув перчатки и сунув их за пояс, коснулся его рук, сильно сжал их, внимательно глядя в его глаза, - Старайся смотреть на меня, а не на Луну. Просто дыши. Скоро станет полегче.

Должно было стать.

Иначе этот парень просто сойдет с ума.

Как и весь этот проклятый город.

Отредактировано The Hunter (Вт, 15 Май 2018 11:32:17)

+1

19

Это было похоже на то, как Сам-Знаете-Кто говорил сразу со всем Хогвартсом. Это было ужасным чувством. Но тогда просто давило на уши, очень сильно и этот голос был не только вокруг, но и в голове, а здесь все иначе. Здесь никто не говорил, только ужасные звуки и какие-то совершенно непонятные видения. Картинка перед разумом была такая смазанная, что п\больше была похожа на содержимое котелка на уроке зельеварения.
К этому отвратительному чувству сейчас добавился страх, тот самый страх, что наполнял Уизли в Запретном лесу перед полчищем семейства Арагога. Слишком страшно.
Волшебник мог бы потерять над собой контроль, если бы был хоть немного импульсивнее. Но это же Уизли, он встал как вкопанный, смотря на эту страшную и огромную Луну. Такой он не видел нигде, даже в волшебном мире. Как он, человек из другого мира может противостоять этим огромным личинкам, этой ужасной Луне и страшным, непонятным видениям, когда житель этого мира упал на водную гладь?! Каким образом?
Как убраться отсюда?
Уизли было очень плохо, как будто он переборщил с алкоголем, но все равно это было хуже. Хотелось, чтобы это закончилось, этот детский плачь, образ той женщины в свадебном платье и эта Луна.
Ощущение чьего-то горячего прикосновения к рукам заставляет Рона опустить взгляд. Волшебник слышит слова Охотника, но не хочет понимать их смысл, не желает следовать его указанием, ведь от темных, черных глаз так легко отвезти взгляд обратно к Луне. Такой ужасно непривычно огромной и кроваво-красной. Она его гипнотизирует.
Рональду хочется прекратить все это, сейчас же, всего одним взмахом волшебной палочки заставить мир остановиться, крикнуть «Остолбеней» и заморозить всех.
Это нормально для этого мира? Когда Луна становится такой огромной, когда на дне озера можно стоять на воде, дышать и даже убивать пауков. Что с этим миром не так?
Волан-де-Морт был бы здесь просто счастлив.
А Хагрид наверняка взял бы себе парочку таких монстров домой.
Рональд продолжает с ужасом смотреть на Луну, иногда он отпускает взгляд на Охотника, но его черные глаза совершенно не цепляют. Уизли снова смотрит на Луну. Кажется, что можно до неё дотянуться, но Рон не хочет опускать руки от головы, потому что его переполняет ощущение того, что отпусти он голову и голова взорвется.
Когда это прекратится?
Хочется сбежать, сделать хотя бы шаг назад, но Рон не может, эта чертова луна его не отпускает. И детский плачь. Почему он такой громкий? Здесь где-то ребенок?
- Откуда этот плачь? – С ужасом, с огромным усилием волшебник отрывает взгляд от Луны и смотрит все в те же черные. Как уголь глаза на бледном лице, - здесь где-то ребенок?

+1

20

Кровавая Луна взошла.

Убийство Ром ли было тому причиной, или просто пришло время, Охотник не знал. Пока что не знал. Но он знал, что когда Луна становится алой, когда небеса становятся бледнокровными, то разуму и взгляду открываются те вещи, которые до того момента оставались скрытыми. Те вещи, которые никто из людей - обычных, нормальных людей, - не хотел бы видеть никогда. И разум этих людей не был в состоянии выдержать открывшуюся им правду о том, что еще есть в этом мире, кроме них самих.

Они сходили с ума.

И даже Охотник, который и до того видел куда больше, чем обычные люди, который уже привык к тому, что вокруг творится безумие, которое даже и присниться не могло. Кровь, затапливающая город, кровослужения, мутации и чудовища, что когда-то были людьми - хотя были ли они людьми хоть когда-то? Это было похоже на какой-то кошмар, но это было единственной реальностью для Охотника, другой он не знал. Но не для этого рыжего паренька, который оказался здесь случайно, не по собственной воле.

И который не сводил взгляда с огромной Луны в небесах.

Великие играли в свои игры, манипулируя людьми, а люди пытались приблизиться к Великим, чтобы стать богами. А результат был один - смерть и безумие. Эта девушка, Ром, хотела ли стать той, кем она стала, чтобы погибнуть в итоге от рук Охотника? И погибла ли она, ведь смерть в этом городе - понятие слишком относительное. Можно ли на самом деле убить Великого, или же они просто переходят в другое состояние? Быть может, они просто просыпаются где-то, или же они и не жили никогда, а значит, и умереть не могут?

Эти размышления могли свести с ума.

И сводили многих.

Но сейчас Охотник старался не думать об этом. Не думать о том, кем была та фигура в свадебном платье и окровавленным животом - она уже исчезла так же, как и появилась. Старался не думать о раздражающем детском плаче на самой границе сознания. Даже если заткнуть уши, невозможно будет не слышать его, ведь мужчина слышал его не ушами, а разумом. Тем самым разумом, что балансировал на самой грани, за которой - только безумие.

Он уже встречал таких Охотников.

Он не хотел стать таким же.

Новый знакомый же в полнейшем ужасе, который плещется на дне светлых глаз, отражающих алые отблески Луны. Охотник пытается заставить паренька смотреть в глаза, а не на небо, но тот не слушает. Не может или не хочет, какая разница? И здесь помог бы пузырек с успокоительным, что лежит в одном из внутренних карманов плаща, но Охотник не хочет даже доставать его. Он хорошо помнит, что одним из ингредиентов является кровь - и кто знает, чья, - а это простому человеку, не зараженному отравленными кровослужениями, сделает только хуже. Станет для него ядом и наркотиком.

Такой участи этому пареньку не хотелось.

- Не здесь, - мужчина ловит взгляд рыжего и решительно разворачивает его спиной к Луне, - этот ребенок не здесь.

Этого ребенка вообще не должно было существовать.

Охотник нахмурился и огляделся в поисках выхода из этого места. Было похоже на то, что это Озеро не находится полностью в Ярнаме, иначе здесь нельзя было бы стоять на воде и дышать. И мужчина бы с легкостью убрался отсюда - он видит появившийся в паре метров от них погасший фонарь, который не помешало бы зажечь. Но Рону такой способ путешествия был недоступен, а увести его отсюда было нужно. Вернуть к нему домой, в такой безопасный мир, где он сможет прийти в себя.

Где он не сойдет с ума.

- Пошли. Надо вернуть тебя домой.

С этими словами Охотник схватил паренька за руку и потащил за собой. Сначала - к фонарю. Там он опустился на одно колено, склонился, зажигая тускло-фиолетовый огонек. Не прошло и пары секунд, как на него сразу же явились и Посланники. Их тощие бледные фигурки будто бы выплыли из воды и теперь тянули тонкие ручки к свету, открывали рты в тихом, едва слышном, стоне.

Охотник до сих пор не знал, как это все работает.

Но возвращать в Сон он не собирался сейчас - не может же он бросить тут паренька на милость судьбы и Луны. Нет, он не настолько еще обезумел. Вместо этого мужчина поднялся на ноги и крутанулся, оглядывая поверхность озера - должен же быть отсюда другой выход. Но нигде не было видно ни берега, ни прохода, ничего. Только вода, туман и Луна. Охотник ругнулся и решительно повернулся к Луне спиной - так хотя бы Рон не будет смотреть на этот отвратительно-кровавый след - поднял руку, показывая куда-то вдаль.

- Попробуем пойти туда. Может, найдем берег.

Он надеялся на это.

+1

21

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1528051864/22f5111d/21984897.jpg[/AVA]
[SGN]http://images.vfl.ru/ii/1528051956/5d151d92/21984914.gif http://images.vfl.ru/ii/1528051956/a05816af/21984915.gif[/SGN]
Рональд напуган, ему страшно и в тот же момент, смотря на эту Кровавую огромную Луну ему почти спокойно. Тело дрожит, колени дрожат, зуб на зуб не попадает, но он не смеет шевельнуться. Луна действительно очаровала его. Но этот страшный детский плачь, пускай на самом-то деле он был не такой громкий, на самом деле едва слышимый, да только Рональд чувствовал, как его чуть ли не оглушает этот крик.
Раздражающий, не похожий на мяуканье, как это часто описывалось в книгах. Совершенно не похожий.
Уизли был готов даже руку протянуть навстречу Луна, но его внезапно развернули.
Это было езко, Рональд почувствовал ,как весь мир повернулся вместе с ним, всего на доли секунды перед глазами продолжал двигаться, но вскоре все встало на свои места.
Ребенок не здесь? Но плачь такой… далекий и близкий одновременно.
Не важно, после того, как Хантер сказал про возвращение домой Уизли перестал обращать внимание на все окружение. Есть шанс вернуться домой. это как ускользнуть от веток Гремучей Ивы! Не сразу Рональду удалось взять под контроль собственные ноги, но он смог! Ведомый за Охотником, молодой волшебник и понятия не имел, куда они бегут, но если есть способ вернуться домой, то куда бы не вел этот парень, Уизли последует. Охотник уже несколько раз доказал, что ему можно доверять.
Появившиеся бледные фигуры выглядели отвратительно. Настоящие инферналы! Рону туак хотелось отшатнуться, побежать прочь отсюда, но Охотник все ещё держал его за руку и не давал смотреть на Луну. Её мнимый покой сейчас был бы кстати.
Рон снова побледнел, хотя даже Охотник уже наверняка понял, что для парня, что вечно боится это почти нормально.
- Серьезно? – а не он ли до этого говорил, что это место дно озера? Какой тогда берег? Уизли совершенно запутался, ему хотелось как можно скорее оказаться дома, снова глотнуть сливочного пива, а то и чего покрепче. Наконец-то он имеет право на это.
Только вот спорить все равно нет никакого смысла, приходится следовать за Охотникомэ, куда бы тот не повел. Едва ли Рон сможет справиться сам со всеми ужасами этого мира.
Шумно сглотнув, Рональд чувствует, как горло царапает.
- Думаешь, там есть дверь с табличкой «выход»? – без энтузиазма спрашивает он.
Что творится в Лондоне?
Сколько времени он отсутствует там и сколько уже здесь? Кажется, время для Ярнама не имеет никакого значения. Здесь важна только кровь и попытки не сойти сума в свете этой Кровавой Луны.
А ещё пауки…
- Почему нельзя было попасть в какой-нибудь обычный мир и следовать за бабочками? – негромко ныл Рональд, послушно следуя за Хантером.

Отредактировано Ron Weasley (Вс, 3 Июн 2018 22:30:37)

+1

22

Так странно.

Охотник настолько привык к окружающему безумию, что не задумывался, как это может повлиять на неподготовленный разум обычного человека. Да и его разум тоже иногда заходился в безмолвном крике, разрушался на тысячи осколков, когда мужчина видел что-то - или слышал - что не мог еще осознать. Может, со временем и сможет, но пока не мог. И он закрывал уши руками, он кричал, чтобы перекрыть ужасающие звуки, он зажмуривал глаза и пытался не смотреть.

Иногда у него это получалось.

Иногда - нет.

И тогда он просыпался во Сне Охотника.

Но сейчас нельзя было поддаваться влиянию этой Алой Луны в бледнокровных небесах. Нельзя было поддаваться этому тонкому плачу где-то на границе сознания. Нельзя было просто закрыть глаза и вернуться в тихую заводь, где спит или молится кукла. Где старик бормочет во сне - он видит кошмары. Где можно немного отдохнуть. Недолго, но все-таки.

Туда он вернется позже.

Когда спасет этого ребенка перед ним от безумия.

- Серьезно, - он крепко держит руку паренька, чтобы тот не побежал или не обернулся на Луну, - Должен же быть тут хоть какой-то берег?

Вообще-то в этом Охотник не был уверен.

Совершенно.

Но нужно было найти выход из Озера. Любой, отличный от привычного мужчине. Фонарь не был тем, чем может воспользоваться Рон. А значит, нужно искать ту самую табличку “выход” или то место, откуда этот паренек попал сюда. Охотник не был уверен, что у него получится это, но он все равно упрямо шел вперед. Он внимательно смотрел по сторонам, прислушивался и приглядывался. Но выхода не видел.

Никакого.

Да и берега тоже не было.

Только бесконечный туман, в котором уже и не видно единственный ориентир - фонарь за их спинами. А Луна будто бы и не сдвинулась с места, так и осталась висеть ровно над ними. Огромная, пугающая и равнодушная. Или наоборот - жадная до крови, до душ и разумов людей, что стонали и кричали сейчас где-то в Ярнаме? И детский плач был все таким же громким, не смолкающим. Охотник однажды оборвет его - он знал это.

Сам не знал, откуда, но знал.

Предчувствие.

- Здесь что-то не то.

Мужчина остановился резко, но руку паренька не отпустил. Нахмурился и медленно втянул носом воздух, словно бы это могло помочь. Здесь словно была граница этого Озера. Отражения обычной еще Луны, что светила над Бюргенвертом. И здесь граница между мирами истончилась, стала ощутимой почти физически - Охотник чувствовал это. Как чувствовал что-то похожее, когда проходил сквозь двери в университете или когда касался горящего фонаря, возвращаясь в Сон.

Здесь Рон мог попытаться вернуться домой.

В мир, где не будет безумия, и где бабочки не будут ассоциироваться с чудовищами.

- Вот и табличка “выход”, - коротко усмехнулся, когда делал шаг в сторону и заставлял паренька встать на место, где он стоял, - Ну, или что-то в этом роде. Попытайся сделать тоже самое, что делал, когда попал сюда, - неопределенно махнул рукой, - Или из-за чего попал сюда. Если повезет - вернешься домой.

О том, что будет, если не повезет, Охотник говорить не стал.

И так все понятно.

+1

23

Рональд следовал за Охотником и старался не думать ни о чем, кроме того, что ему надо вернуться домой. А этот парень со странным видом, похоже знал, куда надо бежать, хотя в его голосе уверенности не было так чтобы много. Но Уизли себя хорошо знал – сам он навлечет на себя только неприятности, потому и послушно бежал, не вырывался и даже в основном молчал. Если честно, то бег помогал не думать ни о больших пауках, ни о странной луне ни даже о том, что они бегут по дну озера по воде… какой же странный этот мир.
Как в нем можно выжить?
Как можно не поддаться безумию этой Луны и этим призракам. Это место ещё хуже Запретного леса, а благодаря тому, что Уизли был там ещё на далеком втором курсе и был слишком впечатлительным ребенком, то это место до сих пор для него рассадник полчищ пауков и страшных созданий.
Это ужасный мир, страшный.
Как он может существовать?
Уизли не успевал осматриваться, но думал над тем, что бегая только вперед они в итоге или заблудятся или погибнут. Уверен ли Охотник в том, куда он ведет волшебника? И почему до сих пор не отпустил его руку, а крепко держит, как будто Рон сбежит?
Хотя, тут сразу на ум приходит притягательное воспоминание о Луне и Уизли даже попытался посмотреть на неё, но быстро понял, что быстрее упадет и сломает себе как минимум нос. Не хотелось бы.
- Тут со всем этим миром что-то не то! – возразил Рональд, но почти сразу успокоился. Вернее, он просто замолчал. Это юношеское поведение, когда он боялся всего на свете заметно поубавилось, стоило только им на шестом курсе отправиться на поиски крестражей и столкнуться с таким огромным количеством опасностей…
Драконы, злобные гоблины, эта чертовка Лейстрендж, смерть брата…
Мысли вихрем метались в голове волшебника, он не мог даже подумать о том, как в конце всего этого он, Рональд Уизли, самые бедовый из всей семьи смог выжить в войне? Как он смог уничтожить крестраж? Столько вопросов и все почему-то окутали его именно сейчас. Наверное, этот мир так на него влияет.
- Что? – Уизли подвинули словно куклу, но он не особенно сопротивлялся, а вот когда Охотник заговорил дальше волшебнику стало ещё больше не по себе, - а если не повезет? – опять напугано спрашивает он, но палочку все-таки достал. Не понятно почему и зачем, Рональд огляделся, он совершенно не уверен в том, что сейчас произойдет дальше, только вот тянуть времени дальше нет времени.
- Я даже понятия не имею, как я попал сюда, - негромко произносит он, после чего поднимает испуганный взгляд светлых глаз, - в любом случае, спасибо… Наверное.
Легкий взмах палочки, мысли только о магазине, о комнате наверху и… Рональда затянуло.
[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1528051864/22f5111d/21984897.jpg[/AVA]
[SGN]http://images.vfl.ru/ii/1528051956/5d151d92/21984914.gif http://images.vfl.ru/ii/1528051956/a05816af/21984915.gif[/SGN]

Он оказался в комнате где хранились разные бумаги – ими пока занимается брат, пока Рон втягивается в их дело. Никаких больших пауков, никакой большой и красной луны. Внизу раздаются прощальные голоса – магазин закрывается до утра. Он вернулся. Он дома.
Интересно, как там будет дальше жить Охотник?
Рональд провел по волосам ладонью, облегченно выдохнул, положил палочку на стол и вышел из кабинета, чтобы просто увидеть брата.

Отредактировано Ron Weasley (Пт, 22 Июн 2018 21:55:32)

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Across the line.