Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » New life.


New life.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

New life.
Jessamine Kaldwin // императрица Островной Империи
Corvo Attano // Лорд-Защитник

http://images.vfl.ru/ii/1515792677/20f66ea9/20126389.png
img by Corvo

«

Дануолл, 1826 год
Император Островной империи скончался почти два года назад, и теперь на троне его дочь, а возле трона - ее верный Лорд-Защитник. Слухи говорят, что он - не только телохранитель, но никто напрямую спросить не решается. И как много человек хотели бы прослушать один приватный разговор...

»

Отредактировано Jessamine Kaldwin (Сб, 13 Янв 2018 03:17:42)

+1

2

Уже почти два года прошло со смерти отца, а Джессамин так и не научилась чувствовать себя настоящей Императрицей. Если и раньше ее напрягала вся тонна правил и этикета, которые она, как наследница, должна была помнить и соблюдать, то теперь это становилось иногда и вовсе невыносимым. Вот той женщине надо слегка поклониться, а вот в сторону этой даже смотреть не стоит. На бал обязательно должна быть неудобная и огромная юбка, а простолюдинам там не место.

Как много условностей.

Джессамин их терпеть не могла.

Возможно, это было одной из причин, по которой еще в детстве себе в телохранители она выбрала из всей вереницы гвардейцев с именитыми предками обычного парня с тяжелым взглядом темных глаз. Сейчас она уже и не смогла бы сказать, что именно в Корво Аттано привлекло ее, но она ни разу не пожалела о своем решении, несмотря на скандал и косые взгляды. Девочкой она восхищалась им, доверяла ему. А, повзрослев, в какой-то момент осознала, что смотрит на него не как на телохранителя или брата, а как-то совершенно иначе.

Если бы отец узнал правду, его бы удар хватил.

Его любимая дочь, наследница, влюбилась в собственного Лорда-Защитника.

Да еще и взаимно.

А уж как обрадовался бы двор, если бы узнал. Но когда Джессамин осознала, что ее чувства взаимны, ей хватило разума осознать и то, что говорить открыто о них нельзя. Корво тоже это понимал, а потому все близкие встречи у них были втайне, благо умения для этого мужчине хватало. А самой девушке тогда это казалось даже забавной игрой, хотя и печалила невозможность быть такой же, как и другие женщины. Невозможность любить открыто, невозможность обнять любимого или поцеловать его на виду у всех.

Но слухи все равно бродили.

Но благодаря Корво или же просто страху, никто не решался спросить открыто. Никто не решался даже сказать об этом громко, а потому слухи оставались только слухами. А некоторые аристократы даже порывались поухаживать за “свободной” Императрицей, но несмотря на всю свою доверчивость, она прекрасно видела все их настоящие мотивы, и у них в любом случае не было ни шанса. Джессамин добровольно отказалась от любой перспективы выйти замуж, от возможности иметь нормальную семью ради Корво.

Да и так ли это было важно?

Ведь он всегда был рядом.

Но сейчас ей было почти что страшно.

Джессамин в простой одежде, без извечной строгой прически, положенной по этикету, даже без макияжа, бродила в своей комнате из угла в угол. Ей пора уже было заниматься делами, возможно, даже принять просителей, но еще рано утром, после визита врача, она сообщила всем своим помощникам, что приболела, и не для кого ее нет. Вообще не для кого. Ей нужно было подумать, собраться с мыслями.

Подготовиться к важному разговору.

Самому важному с момента признания в любви к Корво.

И такому же пугающему.

+1

3

Звуки быстрых шагов в сторону спальни Императрицы отскакивали от стены, мерный топот, негромкое лязганье оружия, тихий скрип натуральной кожи. Только в коридорах этого замка мужчина мог себе позволить ходить так громко, легко отвечать поклоном головы на уважительные приветствия стражи и прислуги (первые до сих пор нередко косились в сторону Лорда-Защитника не знатного происхождения), после чего он следовал дальше, прямо по коридору.
Ещё утром прислуга сообщила, что госпожа Джессамин Колдуин приболела и просила никого её не беспокоить. Разумеется это показалось мужчине странным, пусть он и замечал, как порой юная Императрица слишком волновалась при общении с тем же Главой тайной Канцелярии или как она внимательно слушала докладчиков, письма, последние новости… по его мнению мисс Колдуин была не той, кто вот так однажды запрется в своей спальне ото всех. Это было действительно странно, тем более, что его подпитывало неожиданно открывшееся ему чувство.
Став Лордом-Защитникой юной леди, Аттано никогда не подумал бы, что все приведет к такому исходу – девушка полюбила его. А он полюбил её. Несмотря на разницу в десять лет, не смотря на мысли вроде «ей стоит найти кого-то своего возраста и такого же происхождения» Корво даже и не думал говорить такие вещи Императрице. Если она однажды скажет ему, что выходит замуж, что больше не любит его так, как прежде, то он отступится, ведь как иначе? Джессамин ещё двадцать один, она только расцвета, если можно так сказать. У Императрицы Островной империи вся жизнь впереди, всё возможно, а пока он имеет наглость следовать прямо в покои к Джессамин.
Со стороны покоев КОлдуин направлялась служанка с подносом, Корво поторопился её остановить.
- Императрица отказалась от обеда? – поинтересовался он, опуская взгляд на девушку, та засмущалась и тут же пояснила, весьма удивленно и немного возмущенно.
- Стража не пустила меня к ней, Берроуз велел отнести Императрице Джессамин обед, но…
- Стража не пустила Вас, я понял, - прервал её Корво, начиная волноваться за Джессамин, - позвольте, - он аккуратно взял у девушки поднос, отправляя её обратно по её делам, а сам снова зашагал по коридору. У самой двери в покои Колдуин стояло двое стражников при полном параде. Мало того, что у них были и мечи и пистолеты, так ещё и шлемы. Не хватало только копий.
Когда Корво остановился напротив двери в спальню Императрицы, один из караульных перегородил ему дорогу.
- Императрица Колдуин велела никому её не беспокоить, - механическим и почти мертвым голосом проговорил он, на что Корво спокойно посмотрел в глаза стражника – тот был немного ниже Лорда-Защитника.
- Я – Лорд-Защитник Императрицы, мне не нужно разрешение или запрет находиться рядом с ней, - спокойно сказал Корво, но это не слишком убедило караульных.
- Прямой приказ Императрицы, милорд, - отозвался второй, на что Аттано просто кивнул головой.
Вообще-то, он мог бы по карнизу добраться до окна Императрицы, как иногда делает это, дабы не оказаться замеченным, однако настроение сегодня иным. Тем более, сейчас самый разгар дня, а Корво предпочитал действовать во тьме, когда легче остаться инкогнито.
- Ну-ка, подержи, - пихнув в руки второго караульного поднос с обедом, Аттано резко повернулся к первому, ударил его в горло, тот схватился за него, а Лорд-Защитник уже повернулся ко второму, подхватил поднос, который начал уже падать, после чего своим крепким кулаком ударил караульному по шлему, крепко всаживая туда голову бедолаги так сильно, что тому понадобится лекарь, чтобы снять его. Больше караульных он не интересовал, а потому, исключительно из уважения дважды постучал в крепкую дубовую дверь, после чего вошел в неё, не дожидаясь разрешения.

Отредактировано Corvo Attano (Сб, 13 Янв 2018 01:09:38)

+1

4

О том, что приказ не пропускать к ней вообще никого, привлечет слишком много внимания, Джессамин не подумала. Она вообще ни о чем не думала с самого утра. Не могла думать, и вместе с тем - думала слишком о многом. На столе грудой лежали бумаги, которые требовалось прочитать - как можно внимательнее - разобрать, подписать… В обед должна была быть встреча с аристократами, где Императрица должна была бы им мягко улыбаться, принимать комплименты и вести себя, как настоящая правительница. Должна, должна, должна…

Иногда она от этого так уставала.

Но сейчас ей было не до всех этих важных и неотложных дел. Девушка, сославшись на болезнь, бродила по комнате и кусала губы. Иногда останавливалась, подносила кулак ко рту, глубоко вздыхала и снова продолжала ходить из угла в угол. Она нервничала. Она даже боялась. И не было отца, который подсказал бы как поступить. Он вообще разозлился бы скорее всего. Но Джессамин сама была не уверена, чего именно боялась.

Реакции общества?

Слухов?

Реакции Корво?

Чувствовала Императрица себя не очень хорошо, и при этом страшно переживала. Что делать? Как поступить? Как сказать? Когда врач сообщил новость приболевшей - как ей казалось - девушке, она сначала не поверила. Ведь мог он ошибаться? Но нет, “диагноз” был вполне точен. Джессамин Колдуин ждала ребенка. И совершенно не знала, как к этому относиться. Как женщина - любящая и любимая - она, пожалуй, все же была рада. Как правитель Островной Империи… это все усложняло.

Сильно усложняло.

Слухи, что и без того бродили по дворцу, теперь расцветут пышным цветом. Еще бы! Императрица, которую подозревали в близкой связи с Лордом-Защитником, неожиданно оказалась беременна. Без мужа, без жениха. Тут и любой идиот сложит дважды два, и от этого ей было еще страшнее. Да, она плевать хотела на происхождение Корво, на мнение общества и аристократов, на наказы покойного отца… Она сделала свой выбор еще тогда, когда впервые увидела своего будущего телохранителя, и все же…

Ребенок - это куда как сложнее.

Джессамин услышала шум за дверью и нахмурилась. Она велела стражникам никого не впускать в комнату, в том числе и слуг, Главу Тайной канцелярии, даже самого Лорда-Защитника! Ей нужно было успокоиться, привести мысли в порядок, и компания - любая - этому совсем не способствовала. Поэтому голоса за дверью ее встревожили, хотя не разобрать было, кто и о чем говорит. А потом раздался грохот, весьма шумный. Девушка чуть вздрогнула и в пару шагов оказалась у кровати, мгновенно забираясь под одеяло, будто бы могла спрятаться от слишком назойливого посетителя.

В комнату сразу после стука зашел Корво.

Кто же еще?

Почему-то Джессамин под взглядом его темных глаз почувствовала себя совсем как в детстве, когда во время игры разбивала что-нибудь, а телохранитель с молчаливым укором смотрел на нее. И пусть сейчас эта ассоциация была неуместна, девушка все равно подтянула одеяло к груди, глядя снизу вверх на мужчину почти виновато. Наверняка он разозлился на приказ или обеспокоился, а она совсем не подумала, что может кого-нибудь потревожить своим желанием подумать в одиночестве.

- Корво…

Ну, и что ему сказать?

+1

5

Накостылять гвардейцам было не лучшей идеей, Лорд-Защитник, он же защитник короны не должен так поступать, однако, караульные справедливо считают приказ Императрицы важнее его собственного, но терпения у мужчины иногда меньше чем надо бы. Что ж, может, потом тем двум парням повезет получить в качестве компенсации небольшую премию за службу или пару выходных. Это он обсудит потом с Императрицей, а пока мужчина молчаливо закрывает дверь, не отрываясь при этом взглядом от девушки. К слову, та вела себя очень странно: пряталась в кровати подтянула одеяло, явно была здорова, пусть и немного бледна. Аттано все так же молча подошел к кровати девушки, поставил поднос с обедом на прикроватную тумбу.
Ощущения были странными, как будто поймал на лжи кого-то младшего и дорого (что не было неправдой), только вот не понимал причины этой маленькой лжи. Просителей в день Императрица принимала достаточно много, последствия чумы, что бушевала десять лет назад, ощущались до сих пор. Многим людям нужна была помощь, представители разных сословий приходили в тронный зал, чтобы поклониться Джессамин, чтобы попросить её о помощи, как когда-то просили её отца.
Но сейчас на Корво смотрела не Императрица Островной Империи, а чем-то встревоженная девушка, что решила отгородиться от этого мира дубовой дверью. Из-за такого нетипичного поведения Аттано словно бы вспомнил, что у них с Джессаминой разница в десять лет в его пользу. Казалось бы, да, что такое десять лет? Но в то время, как он взрослый мужчина, Джессамин Колдуин – юная особа, только начинающая свой самостоятельный путь в жизни. А сейчас она кажется Лорду-Защитнику просто ребенком, которого сейчас будут отчитывать за пропуски уроков с нянечкой.
- Итак, - с улыбкой начал говорить Корво, все ещё слыша за дверью негромкий шум, но скоро караульные уйдут, - и что же заставило Императрицу Джессамину Колдуин Первую слечь в постель без явных симптомов болезни? – Аттано присел на край кровати девушки, на его губах играла легкая улыбка, а своим тоном он едва ли не сообщал девушке, что вся ситуация его в принципе забавляет. Ну, что такого в том, что один день она уделит самой себе, не слугам, не гвардейцам и просителям, ни даже Корво Аттано? Да ничего страшного, если только не рушит выходить за пределы Башни, ведь даже в их саду мужчина предпочитает находиться рядом – так надёжнее.
За дверью снова послышалось шевеление, затем громкий кашель, который стал удаляться. Лорд-Защитник снова улыбнулся, немного опустив взгляд на покрывало Джессамин. Сколько ночей он провел под ним, только вот сейчас ведь не ночь, да и, кажется, у Императрицы совсем не то настроение.
Но Корво действительно беспокоится о ней, а от того и не смог бы промолчать в любом случае:
- Что Вас беспокоит, Ваше Величество? Может, Вы разбили любимую пепельницу Берроуза? – легкая шутка, которая совсем не смешная слетела с губ Аттано, чтобы быть услышанной и быть может тронуть губы Джессамин.

+1

6

Первое, что хотела спросить Джессамин - а как стражники пропустили Корво? Ведь велено было им не пускать вообще никого в ее покои, но вот ее телохранитель уже внутри и смотрит так… Впрочем, девушке хватило пару секунд, чтобы понять, что ответ на этот вопрос не нужен - это же Корво Аттано. Если ему надо было, то он прошел бы и сквозь всю гвардию. Наверняка или уговорил стражу, или просто вырубил их - надо не забыть бы подписать бумаги о выдаче им премии. Пострадали же на службе все-таки.

Пусть и от почти собственного начальства.

Между тем Лорд-Защитник подошел к постели, поставил на тумбочку рядом поднос с едой - только вот есть Императрица не хотела совершенно. Она нервничала, переживала, даже боялась, и от всего этого и собственного состояния ее даже подташнивало. А потому мысль о еде вызывала отвращение, и Джессамин бросила лишь короткий взгляд на поднос и едва заметно поморщилась, снова поворачиваясь к Корво.

Что, если он разозлится?

Что, если он уже злится?

Но мужчина, казалось, был спокоен и даже весел. Говорил он с улыбкой на лице, садясь на край кровати. Но его слова все равно заставил девушку почувствовать себя неловко. И правда смешно же - Императрица, правитель Островной Империи, заперлась у себя в комнате ото всех, а сейчас словно пытается спрятаться под одеялом от самого близкого во всем этом мире человека. Это было не самое разумное поведение, но ведь и ситуации с ней такой раньше не случалось никогда.

Как же ей начать разговор?

Корво пришел слишком рано, и Джессамин так и не придумала ни одного слова, ни одного жеста, вообще ничего не придумала. Лорд-Защитник слегка улыбался и даже пошутил, но это не помогло девушке почувствовать себя увереннее. А ведь она никогда не робела ни перед отцом, ни перед Берроузом, ни перед самим Корво, ни перед людьми. И все-таки привычная - для нее, по крайней мере, - улыбка на лице мужчины позволила Императрице взять себя в руки. Хоть немного. Она чуть расслабилась, расправила плечи и опустила руки вместе с одеялом, которое до этого так и прижимала к груди.

- Я ничего не разбивала, - девушка чуть нахмурилась, но тут же мягко улыбнулась, - Я просто... немного приболела.

Джессамин вздохнула и опустила взгляд на свои руки, лежащие на чуть согнутых коленях. Ну, вот как начать разговор? Просто взять и сказать правду? Или начать издалека? Девушка хорошо помнила, как нервничала в прошлый подобный разговор. Как боялась. Как не спала всю ночь и ходила туда-сюда по комнате. Как в конце концов набралась сил и во время прогулки в саду сказала те заветные слова.

Сегодня она этого сделать не успела.

Судорожно вздохнув, Джессамин откинула одеяло и вскочила с кровати, быстрым шагом подошла к окну. Она была босой, в самых обычных домашних штанах и рубахе - показывалась она в таком виде всегда лишь врачу и Корво. Пол был холодным, но девушка просто не обращала на это внимания. Только чуть повела плечами, глядя на море, которое всегда помогало ей успокоиться, собраться с мыслями.

Но, похоже, не сегодня.

- Корво… - когда она не смотрит на него, ей кажется, что говорить немного легче, - Я…

Она кусает губы и нервно сжимает пальцы.

В этот раз море совсем не успокаивает.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » New life.