Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Журавль в небе


Журавль в небе

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Журавль в небе
Charles Xavier, Erik Lehnsherr

https://orig00.deviantart.net/b1dc/f/2012/244/8/c/xfc__cherik___closer_together___manipped_gif__1__by_nephilim_phoenix-d5d87b6.gif

«

США, 1963
Чарльз и Эрик одновременно узнают об оказавшемся в Америке мутанте, чья сила велика, но бесконтрольна. Теперь у них одна цель на двоих, но методы по-прежнему разные, и никто не хочет отступать.


я зайчик солнечный
[ начали ]
† ANNO DOMINI †
я не умею быть схваченным
—журавль в небе—

»

+1

2

Старший из братьев бледен, высок и худ.
Кажется, ветер смелет его в труху.
Он идет по горящей траве, по пустой земле.
Высыхают колодцы и реки, черствеет хлеб.

Чтоб узнать об этом мутанте не понадобилось даже использовать Церебро - Чарльз почувствовал его своими силами. Точнее, вначале он ощутил только тень чего-то нового, как будто ветер дул на его восприятие, которое прежде простиралось вокруг спокойной гладью: спокойной настолько, насколько это возможно при наличии постоянных не унимающихся голосов, от которых Чарльз только с трудом научился отвлекаться. В первые пару дней он не придавал никакого значения новым ощущениям. Мало ли, кто это мог быть? Дети со способностями - или отклонениями, как посмотреть - рождаются часто, а у многих умения пробуждаются от сильного стресса или волнения. Правда, в этих случаях Чарльз фиксировал болезненный всплеск, который ему казался сродни вспышке на горизонте, на которую даже невольно поворачиваешь голоу - рефлекс. В этот раз вышло по-другому, но Ксавье не сразу разобрался. Больше всего походило на то, будто в хорошо знакомую ему с детства мелодию вдруг добавился еще один инструмент, потянувший свою духовую линию сквозь вариации рояля и скрипок.
Вскоре Чарльз начал обращать на это внимание. Сначала из интереса и праздного любопытства, когда было свободное время и он мог сосредоточиться, вслушаться, попытаться определить, но не тронуть: так, чтоб человек ни за что не понял, будто кто-то “видит” его, находясь неизвестно где. Чарльзу показалось, что мутант уже не ребенок, но и не вполне взрослый, но он никак не мог понять, почему не было вспышке. Способность его, еще неизвестно, какая, с самого начала сияла ровным, размеренным светом, будто использовалась постоянно, либо не использовалась вовсе, но уже была полноценно открыта. Чарльзу было интересно - он изучал мутантов, он сам был мутантов, он всегда хотел знать больше, чего бы это ни стоило.
Возможно, он начал бы составлять план, согласно которому отправил бы кого-то, или даже сам отправился несмотря на инвалидную коляску, чтоб поговорить с этим новым мутантом, но совсем скоро случилось непредвиденное. Произошел всплеск, который ощутили многие, не только Ксавье - но лишь он безошибочно понял, откуда исходила эта сила.
Он взялся проверять информацию. Церебро немного пугало своим масштабом, возможностью потонуть в нем - в потоке мыслей, личностей, - но Чарльз сохранял самообладание и всегда держал Хэнка рядом, на контроле. На поиски в этот раз ушло совсем немного времени, и вот Чарльз уже видел смутный обрис мутанта. Тот был в ужасе, и Чарльз уже открыто заглянул в его мысли, чтоб разобраться в происходящем.
Это оказался Висконсин, берег озера Мичиган, и выжженое на нем пятно - сухая земля, серые остовы деревьев, жухлая трава. Мертвая земля, как будто здесь, на двух квадратных километрах, произошла серьезная засуха. За пределами этой территории все было как прежде, и Чарльз знал, что должен отправиться туда раньше, чем налетят журналисты и репортеры, которые раздуют такую сенсацию из того, чего даже понять не в состоянии, что потом они этого мутанта найти уже не сумеют.
- Хэнк, мы едем, - Чарльз развернулся на уже ставшей привычной коляске и покатил вперед, окруженный нетерпением и азартом охотника, хотя самого себя охотником он не считал. - Времени совсем чуть-чуть!

Чарльз знал, что на берег озера лучше не ехать, не тратить время, но так сильно хотелось посмотреть своими глазами на то, какова сила нового мутанта, что он не удержался. И не пожалел - смотреть было на что.
И смотреть было страшно. Безжизненная земля, пустая и мертвая, как поверхность Луны. Два квадратных километра - немало, особенно если смотришь не с высоты птичьего полета, а стоя на краю этого пространства. Способность была определенно опасной, тревожащей, из разряда тех, которые могли бы изрядно навредить репутации мутантов, о которой Чарльз взял на себя обязанность заботиться.
Найти этого человека было нужно, потому что ему, этому молодому всаднику апокалипсиса, требовались тренировки - или ментальный блок.
Возвращаться к Церебро для поиска было слишком долго, и Чарльз постарался надеяться на свой мозг, ничем не усиленный. Он минут двадцать - которые казались ему часами, а не минутами - сидел в коляске, наморщив лоб и обыскивая Висконсин: не мог же он уйти далеко? Не мог же?.. И только потом что-то нащупал. Что-то знакомое, близкое - так узнаешь ощупью предметы, когда ночью касаешься их в темноте хорошо знакомой спальни.
- Здесь Эрик, - не открывая глаза, произнес Ксавье. Сейчас он сосредоточился еще больше, чтобы определить положение Леншерра точнее. Наконец удалось не просто заметить его, но и схватиться, и Чарльз, набрав в грудь воздуха, мысленно сказал: - Здравствуй, Эрик, - он сделал это тихо, мазнув кистью по краю сознания, чтоб не напугать Эрика и не показаться ему врагом. - Похоже, мы здесь ради одного и того же, - другая мысль была не предназначена ни для кого: Я рад тебе. - Где ты?

+1

3

Почти год прошел с того момента, как у побережья Кубы едва не развернулась третья мировая война. Знали бы люди, кто тогда стал общей целью и объединил враждующие страны против себя. Для Эрика не было сюрпризом, что в итоге военные атаковали их. Сила мутантов пугала слабых. Не каждый день люди видят, как по небу летит подводная лодка. И он был согласен с идеями Шмидта-Шоу, люди не заслуживают прощения, доверия и сострадания, ведомые страхом, они пойдут на все, чтобы уничтожить мутантов. Это очень ярко доказали летящие в сторону пляжа ракеты. Стоило преподать людям урок, стоило взорвать их жалкие корабли и отправить всех на дно, но вмешался Чарльз.

Чарльз…

Его взгляды были совершенно противоположны. Он думал, что мутанты могут мирно сосуществовать с остальным населением планеты. Выросший в роскошных условиях, ни в чем не нуждавшийся, занимающийся своим любимым делом на протяжении всей жизни, разве мог он понять, какого было находиться в роли лабораторной крысы, терпеть лишения и унижение с самого детства. И даже после того, как Чарльз прочел его мысли, почувствовал всю ту горечь и боль, которая съедала Эрика на протяжении всей жизни, он все равно продолжал верить, что есть люди, которые поймут и примут мутантов. Наивность или глупость? Эрик не мог однозначно ответить на этот вопрос, возможно и то, и другое, а также недостаток опыта. Но в то же время Чарльз оказался самым светлым человеком, которого удалось встретить на жизненном пути. Еще никогда Эрику не было так спокойно, как в то время, пока они работали вместе. Да, их взгляды расходились, но Чарльз оказал на него невероятное влияние и во многом помог. Если бы они только могли объединить усилия - весь мир давно лежал бы у ног мутантов.
Но этому вряд ли суждено было случиться. Эрик был наслышан о том, что Чарльз все же воплощает свою мечту, набирая учеников. Сам же Магнето тоже без дела не сидел, находя союзников, укрепляя братство. Что бы там не говорил Профессор, а пробивать дорогу к мирной жизни придется силой, иначе никак. Пониманием и принятием многого не добьешься. Эрик прекрасно осознавал, что кардинальные методы в этой войне подходят лучше всего. И когда пришла информация о мутанте, чья способность разрушительна, но он пока не может ей управлять, он решил не упускать шанса. Защитить сородича и заодно предложить ему кров и работу, научить контролировать силу, и возможно, потом использовать против людей. Однако об этом рано было говорить. Эрик никого не принуждал оставаться в братстве. Мутанты появлялись у его порога сами, прошедшие через все круги ада, разделяющие ненависть и недоверие к человечеству. Поэтому пока целью Эрика было просто найти мутанта, пока этого не сделали люди. Но он никак не ожидал, что в этом деле появится и третья сторона. Не ожидал, но возможно, в глубине души надеялся на это.
Захватив с собой Мистик, чтобы в случае чего не остаться без прикрытия, Эрик отправился к озеру Мичиган. Последние сводки о происшествиях приходили именно оттуда. Однако никто точно не мог сказать, где мутант сейчас, лишь то, что он постоянно перемещался. Было известно лишь имя и возраст - Шон Гордон, 18 лет. Еще слишком молод, чтобы как следует себя контролировать. Но честно говоря, в каком бы возрасте не проявилась сила, это всегда непросто и всегда пугает.
По прибытию в город они с Мистик разделились, чтобы охватить большую площадь. Можно было взять Эмму, ее телепатический дар обнаружил бы парня за несколько секунд, но сейчас она занята другим, не менее важным делом. Поэтому приходилось справляться своими силами.
Чтобы не выдавать себя и при возможности смешаться с толпой, Эрик не стал брать с собой шлем, и одет был просто. Он как раз вышел на границу оставленной способностью Шона зоны отчуждения, когда услышал в голове знакомый голос, и тут же пожалел, что его разум находится без зашиты. Надо было все-таки брать с собой Эмму.
-  Чарльз? - старый друг, конечно, мог случайно тут оказаться по своим делам, но в подобные совпадения Эрик не верил. - Что ты тут делаешь?
Итак, ситуация только что осложнилась. У них снова была одна цель, а вот методы… В этом вопросе они никогда не сходились во мнении. Промелькнула мысль о том, чтобы молчать и просто продолжить поиски. Но если уж телепат его нашел, то так просто не отстанет, а в итоге все может закончится тем, что он в порыве альтруизма попытается остановить и окончательно спутает все планы.
- Не надо, Чарльз. Прошлая наша встреча закончилась не лучшим образом. Лучше пусть каждый пойдет своей дорогой, - и пусть в голосе друга не слышалось и капли злости, в этом был весь Чарльз, мог простить практически все. Однако сам Эрик очень жалел о том, что произошло тогда на Кубе. Ранения можно было избежать, нужно было, но обстоятельства сложились иначе. С другой же стороны, объединившись они могли найти Шона быстрее. Но Эрик был упрям и непреклонен. - Я рад, что твоя школа процветает и рад, что ты в порядке, мой старый друг. Но в этот раз…
Он замолчал, так и не закончив фразу, слыша, как взвыли, умирая, звери неподалеку. И, не обращая внимания на голос в голове, оттолкнулся от земли при помощи своих способностей, и взмыл в небо, пытаясь отыскать эпицентр воздействия Шона.
Главное, самому не попасться.
-  Уходи отсюда, Чарльз. Это слишком опасно.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Журавль в небе