crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Tibi et igni


Tibi et igni

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Tibi et igni Тебе и огню , т. е. прочти и сожги
Charles Xavier & Emma Frost // профессор и злодейка в отставке

http://s1.uploads.ru/YQhcA.gif

https://68.media.tumblr.com/4b55bc79b5b80d4ade7f5339b682a15b/tumblr_o98n7iKBxq1rxpq74o5_r3_250.gif

http://s4.uploads.ru/qBioW.gif

«

ШКОЛА ДЛЯ ОДАРЕННЫХ ПОДРОСТКОВ, ПОСТАПОКАЛИПСИС
Светская беседа двух телепатов о не случившемся конце света. Один из них едва не погиб в Каире, вторая числится среди жертв Траск Индастриз.   Наверстать предстоит многое. но время на наставление на путь истинный все равно выкроить удастся.

»

+3

2

Эмма Фрост чрезвычайно редко сожалела о принятых ею решениях. Хотя бы потому, что никогда не принимала оные сгоряча. Женщина оценивала, сравнивала, взвешивала, после чего подводила баланс. И почти всегда оставалась в плюсе. Почти. Треклятое почти, периодически выпрыгивало прямо перед носом, подобно черту из табакерки, и по законам жанра попросту не могло происходить в правильное время. Вот и голос Чарльза Ксавье, одним не особенно прекрасным днем раздавшийся в её сознании, прозвучал очень некстати. Немного утешало то, что его, судя по всему, слышал каждый житель планеты, а значит мужчине вздумалось нарушить не только её грандиозные замыслы. Впрочем, послание уверяло, что разрушены будут не только оные, но и вообще всё, что человечество успело выстроить за несколько тысячелетий своего существования. Ничего особенного, просто плановая расчистка местности для вида, стоявшего выше homo sapiens на эволюционной лестнице. По крайней мере, так казалось, пока профессор не взял слово и не повелел сильным защищать слабых. Когда ментальное воздействие прекратилось, телепатка была уверена, что Ксавье не жилец. Кто бы не говорил через него, он явно был настроен серьезно и вряд ли потерпит такие выкрутасы. Что же, Чарльз слишком часто и чересчур усердно лез на рожон, однажды это должно было случиться. Белая Королева обязательно почтит его могилу. И будет скорбеть об утрате, совершенно искренне притом. Все-таки, он был символом надежды для многих из них, а кроме того гибель оного из сильнейших будет ударом для всех представителей homo superior. Кстати, что у неё дальше по расписанию? Конец света может встать в очередь и явиться тогда, когда оная подойдет? У неё между прочим серьезные и очень важные переговоры! Ради всего святого, пусть он подождет их окончания!
Впрочем, очень скоро стало ясно, что апокалипсис вновь откладывается, а еще выяснилось, что не только Эмма может разочаровывать тех, кто спешит объявить её безвременно почившей. Профессор, как оказалось, жив-здоров, а заново отстроенный особняк в Уэстчестере и вовсе успел мелькнуть в выпуске новостей, который женщина только что посмотрела. Кажется, кто-то удивлялся тому, что его удалось восстановить в рекордно короткие сроки.
— Ты себе даже не представляешь, дорогуша, — произносит Фрост, щелкнув на пульте кнопку выключения. Десять минут спустя, проведенных в непростых раздумьях, она просит помощницу, подготовить её машину и отменить все запланированные на сегодня встречи с деловыми партнерами. — Я об этом пожалею, — констатирует она, оставшись наедине с собой и ожидая исполнения данного несколькими мгновениями назад поручения. Остается надеяться, что Белая Королева разминется с Эриком, который вряд ли обрадуется её маленькому обману и инсценировке собственной смерти. Он наверняка скорбел, а учитывая значительную корректировку собственных планов, которые очень часто включали в себя наличие телепата, скорбел вполне искренне. Разбивать его сердце и проверять прочность алмазной брони во второй раз не хотелось. А вот Магнус побороть искушение и отказаться от последнего вряд ли посчитал бы нужным.
—Машина готова, мисс Фрост, — докладывает ассистентка. — Переговоры с мистером Старком и мистером Стейном перенесены на послезавтра.
—Спасибо, Лидия, — подхватив белый кожаный клатч, Эмма благодарно кивает и спешит покинуть Frost International. В Нью-Йорке в любое время суток слишком много пробок, в которых стоять не хотелось. Время – деньги, телепатка хороша знала цену как первому, так и второму, а потому уже через полчаса оказалась у дверей Школы для одаренных подростков. Дабы не портить никому сюрприз, облаченное в кипенно-белый брючный костюм белокурое создание с задумчивым взором, скрыла свое присутствие от взглядов посторонних. К счастью, особняк покинули те, на кого этот трюк не подействовал бы, за исключением, конечно, самого Чарльза. Тот хоть и был увлечен очередным уроком молодежи, но присутствие телепата вряд ли пропустил. Наставления, к слову, подходили к концу, значит, принять её он сможет. Вопрос, захочет ли. Каждый раз, когда ей начинало везти в мелочах, что-то более значимое обязательно шло не по плану.
—Проникновенная речь, — произносит Фрост. —Но мне больше понравилась та, что я услышала несколько недель назад. Не буду спрашивать, как после такого выживают, в конце концов, у каждого свои секреты, — роняет телепатка, понижая голос и переступая порог импровизированного кабинета. —Но не могу не спросить, что там произошло.
Пожалуй, если ответ ей понравится, а разговор заладится, она ответит взаимностью и тоже расскажет парочку весьма интересных и захватывающих историй. И покажет, конечно, если Чарльз ей позволит.

+1

3

Чарльзу все еще казалось, что это – первые дни. Первые после конца света, пусть и несостоявшегося. Первые, хотя прошло больше недели: как будто он не может сопоставить временной отрезок, прошедший на самом деле, с тем восприятием реальности, которое формирует его собственное мировоззрение. Он внешне остается спокойным, как будто все в порядке, как будто все эти длящиеся недели действительно остаются неделями, а не скрадываются ночными кошмарами, в которым Апокалипсис входит в его тело, и горяченными утренними пробуждениями, в которых Чарльз подолгу лежит в кровати и расставляет с невероятным усилием куски реальности по своим местам.
Значит, первое: он жив. Они все – почти – живы. Потери из числа мутантов на самом деле ничтожны, и даже приобретения есть: например, Эрик, помогавший восстанавливать школу. Чарльз и думать до этого не мог, что они снова подружатся, снова, хоть и довольно опосредованно, встанут на одну сторону. Он, конечно, готов был при каждом удобном случае уверять Эрика в том, что в нем есть хорошее, и он сам волен выбирать, какому пути следовать, но характер Эрика был твердым, и на то, чтобы переубедить его, уйти могло слишком много времени. Потребовался стимул, нехилый такой толчок, перспектива полного уничтожения мира. Чарльз и так старался не думать о том, сколько обычных людей погибло там, в Каире, пока Магнето под руководством сверхсильной мумии разрушал город по частицам и выстраивал из них никому не нужную пирамиду. Эрика упрекать в этом было нельзя, нельзя было вообще вспоминать – каждое, даже малейшее, разногласие грозило аукнуться новой ссорой.
И второе: дети в безопасности. И должны быть в безопасности дальше. А это значит, что взорвавшейся школы с них хватит, и те, кто не явился в Каир со «спасательной операцией» должны продолжать оставаться в неведении насчет того, какая огромная опасность им всем грозила. Чарльз не был сторонником секретов от собственных учеников, но все они до сих пор не были полностью стабильными, не могли идеально контролировать свои силы. Лучше было не расшатывать их равновесие. По крайней мере, пока что, когда прошло еще так мало времени, и Чарльз все время забывал, сколько именно.
Забывал, но виду не показывал. Ему неплохо удавалось обманывать всех, когда он читал лекции об истории, или медицине, или астрофизике, или международному праву, как было сейчас, когда в тщательно охраняемое от посторонних вмешательств сознание влезла тончайшая нить восприятия: в школе появился кто-то еще.
Чарльз тут же начал закругляться, уже отвлекаясь от темы и мысленно сканируя пространство, начиная с ворот и подъездной дорожки, и дальше, по холлу, первому этажу, лестницам, как иногда делал это для того, чтоб удостоверится в безопасности детей.
Сейчас ей, безопасности, ничего не угрожало, но вскоре Чарльз узнал Эмму, и тогда отпустил учеников, а сам за несколько оставшихся ему секунд попытался догадаться наперед, что же ей нужно.
- Мисс Фрост, - Чарльз сделал вид, словно не удивлен ее визиту, хотя это было совершенно наоборот. – Выбирайте кресло и присаживайтесь. Я-то и так все время сижу.
Должно быть, дело в Эрике. Почему-то Чарльзу начало так казаться сразу же, и он слегка пожалел, что Леншерра сегодня здесь нет. И что Чарльз не знает, где тот может быть; впрочем, чем меньше знает, тем меньше солжет, если вдруг будет такая необходимость.
- Никакого секрета нет, мне просто повезло, - это было правдой. Повезло ему в том, что у него были верные защитники, среди которых Джин; впрочем, ничего не удалось бы при отсутствии хотя бы одного из них. – А у вас, похоже, и правда есть какая-то тайна. Эрик как-то обмолвился, будто вы мертвы, и я бы подумал даже, что его стараниями, если бы не знал, что вы были партнерами.
Ему было ужасно любопытно, хотелось узнать, что же произошло между Эммой и Эриком, что они не поделили или в каких взглядах не сошлись, но Чарльз нашел в себе силы и терпение, чтобы не задать ни один из этих вопросов. Прежде всего он должен был выяснить, для чего мисс Фрост вообще к нему явилась – все-таки то самое сообщение, доставшееся всему миру, прозвучало не вчера и даже не позавчера. Чарльз был уверен, что стер это событие из памяти большинства обывателей, но с мутантами процедура далась сложнее, а с некоторыми вообще потерпела полное фиаско. Людей вроде Эммы, которых было не так уж много, Чарльз вовсе не трогал – чревато было отдачей, а еще одного вмешательства в свою голову он точно бы не выдержал.
- Что ж… - он выехал из-за стола и подкатил коляску поближе к окну, потом сцепил руки между собой. Внешне Ксавье все еще был предельно спокоен, но нетрудно было догадаться, что говорить об этом ему не хочется. Он и так слишком часто возвращался в Каир мысленно, чтобы повторять это еще и вслух. – Долго рассказывать. Очень могущественный мутант древности каким-то образом пробудился от вечного сна и решил, что все мы тут живем неправильно. Его взгляды, к слову, вам бы понравились – он почти в точности следовал парадигмам Шоу, потому Эрик так легко пошел за ним. К счастью, потом почти все его немногочисленные союзники одумались, и всем вместе нам удалось его уничтожить. Не только в древности были могущественные мутанты.
Он говорил это с гордостью, потому что до сих пор не мог до конца поверить в том, что у Джин получилось противостоять такой силе, пусть и при помощи всех остальных.
- Мы отделались малой кровью, с чем могу поздравить всех и каждого, и вас, мисс Фрост, в том числе. Не самая лучшая реклама мутантам получилась: вы наверняка видели в новостях то, как теперь выглядит Каир, но при прочих равных грех жаловаться.
«Хорошо, что вас там не было», - это он направил Эмме уже мысленно, одновременно проверяя, насколько окрепли ее способности с того дня, когда они виделись в последний раз. – «Я не уверен, чью сторону вы бы выбрали».

+1

4

Прохладное «Мисс Фрост», учтивое приглашение и демонстрация типичного для англичан черного юмора. Обмен любезностями почти закончен, женщина кивает, в свою очередь показывая, что манеры и компетентность, ныне экзотические в их прериях, приняты к сведению и оценены. Она опускается в кресло, где наверняка успели побывать дюжины обеспокоенных родителей, устраиваясь вольготно, расслабленно и с комфортом, чуть склоняет голову к плечу, готовая внимать и вести конструктивный диалог. Готовясь к переговорам с деловыми партнерами, Белая Королева завела весьма полезную привычку – тщательно продумывать не столько то, что следовало сказать всем тем людям, что соблаговолили собраться в одном конференц-зале дабы выслушать друг друга, сколько то, чего говорить им нельзя было ни в коем случае. Такой подход помогал сохранять видимость солидарности и взаимного уважения, а также обходиться без кровопролития (иногда совсем не метафорического), когда это было возможно. Оставалось надеяться, что эта беседа пойдет по той же схеме, хотя в глубине души понимала тщетность своих чаяний.
— Эрик не знает, что мне удалось выжить, — роняет Эмма. Парадигмы парадигмами, но в конце концов оным можно следовать и в одиночку. Но уж если вставать под чьи-то знамена, то к такому лидеру, который удерживает своих сторонников, притом не только силой или страхом. Себастиана, например, предавать не хотелось. Да и весь мир он уничтожать не собирался, только и исключительно тех, кто был против его восшествия на престол и провозглашения заката homo sapiens. Мисс Фрост хоть и не знала всей истории, но интуиция подсказывала ей, что аналогия неуместна. Идеи Шоу вдохновляли даже спустя десятилетия после смерти, а мумию каким-то чудом восставшую из мертвых, предали за пару недель, кажется? И нет, она перебежчиков не винила. Ингредиенты не виноваты, что повар не умеет их готовить. Себастиан, кстати, был отменным поваром. Она до сих пор скучает по его фирменному суфле. Пока ей не довелось отведать хоть что-то близкое к его коронному блюду (и к суфле, и к плану по захвату мира «злодеями»). Все не то и не так, бледные копии, на которые без слез не взглянешь. Конечно, был (и остается) Эрик, и она был ближе прочих, но в конечном итоге решил взять бессрочный отпуск. Переделка мира – занятие хлопотное. Да и наскучить может. Случается. — Скажем, пока я не заинтересованна в союзниках и коалициях, —вообще никаких. Самой по себе ей всегда было проще, вот и вся тайна. Отчасти, поэтому слухи о своей безвременной кончине, она не спешила опровергать даже после того, как расправилась с причастными к оной. Всегда найдутся те, кто пожелает привлечь её к сотрудничеству или те, кто решит, что она слишком опасна. Оба варианта не устраивали совершенно. У неё конгломерат разрастается, которым нужно руководить.
Увлекательная история, тем временем, подходит к концу. Сказанное, к слову, говорит куда больше, чем она рассчитывала услышать. Профессору явно было страшно, что бы он там не пережил (это почувствовать можно было даже не будучи телепатом), данная деталь не ускользнула от её внимания. Сама она вряд ли позволила бы себе подобную откровенность, находясь с потенциальным противником наедине. Или Чарльз больше не считает её таковой? И если так, это комплимент или оскорбление? Вечно у неё общение с хорошими парнями проходит напряженно. По привычке ждет подвоха, и когда оный не следует паранойя, вместо того, чтобы отступить, обостряется в разы. В итоге, переговоры она заканчивает со смутным подозрением, что её провели, просто она еще не поняла, в чем именно. Хорошо, что чувствам, которые вопреки распространенному мнению Белая Королева очень даже испытывала, она доверяла куда меньше, чем разуму и собственным телепатическим способностям. Всегда можно рассмотреть в чужих мыслях подвох или отсутствие оного. Поэтому, когда профессор обратился к ней мысленно, она пустила его в свой разум. Откровенность за откровенность. Она разрывает связь спустя всего лишь мгновение, коего псионику их уровня достаточно, чтобы уловить суть. В их планах не значится становиться друг другу врагами. Что ж, одним поводом для забот меньше.
— Мне стоит прислать Эрику анонимную открытку с благодарностью? — интересуется женщина, наблюдая за реакцией смотревшего в окно Ксавье. Пока она остается единственной, кому удалось избежать печальной участи каждого, кто противостоял Чарльзу и Магнусу, когда те в команде. Вот что значит вовремя остановиться и подыграть. Почему-то многие считают это унизительным. Когда это умение прислушаться к инстинкту самосохранения  стало чем-то зазорным?  — Или адресатов будет несколько? — не то, чтобы она недооценивала способности Леншерра, но речь все же идет о ком-то весьма могущественном и сумевшим напугать даже Чарльза. Да и благодарственное письмо не такая уж фигура речи. Не каждый день конец света удается остановить.

+1

5

Эрик не знает. Чарльз не подал виду, будто для него эта информация сколько-нибудь важна, но взял себе на заметку. Не так, очевидно, у Эрика в Братстве все спокойно, как ему бы хотелось, раз уж Эмма предпочла для него оставаться мертвой. Чарльз с трудом представлял себе, что испытывал Эрик, когда получил эту новость: должно быть, в первую очередь злился из-за того, что лишился сильного телепата и союзника. Но ведь это не все - была еще вторая очередь, третья и так далее, и где-то там, в глубине души, Леншерр наверняка ее оплакивал. Не так сильно, должно быть, как мог бы оплакивать Мистик, но все равно. Знала ли об этом Эмма?..
Чарльз не собирался учить ее жизни, но испытал некоторое желание встретиться с Эриком и задать ему пару наводящих вопросов. Эмма, конечно, ясно дала понять - самым прямым из всех прямых текстов, - что сотрудничать с кем бы то ни было не планирует, но ведь это пока. Все еще может сильно измениться, и Чарльз словно предчувствовал наступление времени, когда каждому мутанту придется делать тот или иной выбор.
Поймав себя на том, что Чарльз чуть кивает в ответ собственным мыслям, он повернул голову. Эмма Фрост была индивидуалистом, достаточно сообразительным и дальновидным для того, чтоб в угоду выгоде и выживанию время от времени подключаться к группе. Ей было наверняка легко - с ее способностями она всегда и всем могла быть полезной, и даже Чарльз, тоже телепат, пусть и без бриллиантовой брони, мог сходу назвать минимум три причины, почему он не отказался бы, если бы Эмма пожелала остаться в школе.
Впрочем, порой лучшее враг хорошего.
Закончив свой рассказ Чарльз чуть развел руками так, словно говорил тем самым: ну вот и все, не так уж это интересно, как освещали новостийщики потом много дней подряд. По лицу Эммы слишком трудно было что-нибудь прочесть, она оставалась холодной, под стать своему прозвищу, сдержанной, а еще абсолютно непробиваемой с точки зрения телепатии.
Стоило только отметить про себя это, как мисс Фрост вдруг убрала эту свою броню, совсем ненадолго, и Чарльз успел перехватить буквально крохи того, что она сама хотела ему отдать, но зато он мог с уверенностью сказать, что это правда. Эмма войны не хочет, вот и хорошо, потому что у Чарльза есть армия, пускай и почти сплошь состоящая из детей, а у Эммы ее нет.
- Ну, Эрик не похож на человека, который обрадовался бы такой открытке. Почему вы не думаете, будто я могу рассказать ему, что вы живы? - конечно, не было у Ксавье объективного повода связываться с Эриком ради этого, и Чарльз предпочитал вовсе не трогать Магнето, потому что пока он и его Братство, что называется, “спали тихо”. Будить их без повода - себе дороже, вот Чарльз и занимался своими делами, лишь время от времени позволяя себе отслеживать одного или другого из их числа. - Рано или поздно ведь он узнает, вы не думает, что это может иметь последствия?
В одну из первых встреч именно Эрик был тем, кто смог преодолеть практически нерушимую защиту Эммы Фрост, а с годами сила его только увеличивалась. В особенности ощутимо она возросла после контакта с древним мутантом - сейчас Чарльз давал процентов семьдесят на то, что он уже умеет управлять не только сплавами металла, но и микрочастицами. А если не умеет, то активно этому учится.
Отвернувшись от окна, профессор чуть сощурился. Эмма теперь и не думала раскрываться, о ее мыслях можно было только догадываться, и догадки эти Ксавье не нравились. Она пришла сюда, как казалось, не ради простой беседы, и не для того, чтоб услышать правду из первых уст, но чтоб узнать - кто те мутанты, которые смогли предотвратить конец света. Чарльз хорошо знал, кто это был: в основном Джин Грей. Остальные приложили усилий меньше - Рейвен, Ртуть, Курт, Скотт и Хэнк, и Шторм с Эриком, и сам Чарльз, - однако без их участия Ксавье даже не брался представить вероятный исход той схватки.
- Все возможные адресаты находятся в этой школе. Даже Эрик когда-то был здесь - возможно, вы видели по телевизору, как он помогал восстанавливать помещение после взрыва. Потом, конечно, он отправился по своим делам: никто и не думал, будто он здесь надолго задержится.
Да, Чарльз постепенно уводил Эмму от темы, потому что называть конкретных личностей он не хотел. Большинство из них были еще детьми, подростками, а Чарльз еще слишком хорошо помнил, как на Кубе от них ушла Мистик, и Энжи тоже - просто взяла и сменила сторону. Никто ее не агитировал. Из-за этого с момента основания школы Чарльз испытывал некий подсознательный страх лишиться части своих учеников из-за того, что кто-нибудь более привлекательный поманит их пальцем. В воображении Ксавье это всегда был Эрик, но мисс Фрост на эту роль тоже годилась.
- Вы, мисс Фрост, только благодарность передать хотите? Ну, это я могу сделать лично, мне не сложно. Или какие-нибудь другие цели? Я был с вами откровенен, так что в некоторой мере рассчитываю на взаимность.

+1

6

—Эрик? На человека? — слишком соблазнительно было оставить это слово без внимания и не подразнить профессора. Разумеется, женщина не удержалась. На губах мисс Фрост медленно, но верно расползалась та же ухмылка, что была адресована приснопамятному русскому генералу, который был совсем не рад, когда в его апартаменты ворвался мастер магнетизма в сопровождении подельника-телепата. Тогда, к слову, ей было весьма любопытно взглянуть на рыцарей без страха и упрека, чье приближение она почувствовала гораздо раньше, нежели им могло показаться. Потому что оценить их в действии настойчиво рекомендовал Себастиан. Он начинал волноваться, не нарушит ли появление призрака прошлого грандиозные, далеко идущие планы. Белый Король прекрасно понимал, что Леншерр попытается его отыскать и хотел понять, насколько ценным союзником (или опасным противником) он мог стать. Эмме, которой связаться с боссом посредством телепатии не удалось (шлем он тогда носил уже регулярно), пришлось искать другой способ достаточно громко и внятно дать понять, что монстр, порожденный Шоу, слишком опасен. Она любезно дала упрятать себя в застенках ЦРУ, тем самым продемонстрировав свое отношение и оценку. Однако, мистер Совершенство не внял её предупреждению. И на сегодняшний день, они имеют то, что имеют. — Насколько я помню, Эрик – мутант. Как и мы с Вами, профессор. Вы, конечно, правы, шила в мешке не утаишь, — поэтому женщина и строит империю, чтобы обезопасить себя и с высот, куда не дано забраться простым смертным, наблюдать за тем, чтобы её вид жил припеваючи. — Я готова иметь дело с последствиями выбранного пути, — никакого хвастовства, никакой агрессии, лишь констатация факта. Непростому искусству несения ответственности за свои решения, она начала обучаться с тех пор, как ей исполнилось четырнадцать. Если сумеет выкроить время, может даже лекцию на эту тему прочесть питомцам Чарльза. Но, разу же разговор зашел о них… —Весьма любезно с Вашей стороны, — Фрост царственно кивает, легко соглашаясь переменить тему, но даже мысли не допуская не выяснить, что же именно произошло в треклятом Каире. Её любопытство вполне объяснимо. Конец света – слишком серьезная причина для беспокойства, даже отложенный или предотвращенный. — Дети заслужили похвалу, как и их наставник, — улыбается Белая Королева. — Что касается целей, мой визит и правда нельзя назвать светским, — голубые глаза скользнули по непроницаемому лицу, которое прочесть не представлялось возможным. Шахматные партии с Эриком даром не прошли, это уж точно. — Возможно, обновленный институт примет нескольких новых учеников? Как Вам наверное известно, я являюсь председателем попечительского совета массачусетской академии. Это подготовительный колледж для учеников с седьмого по двенадцатые классы. Среди них есть и мутанты, которым в обычной школе вряд ли будут рады. Было бы чудесно, если это место станет для них домом. С каждым годом число мутантов будет только увеличиваться, но я надеюсь, что институт не перестанет принимать одаренных детей, даже если они будут от столь сомнительного рекомендателя, как я  — роняет телепатка. Она понимает, сколь неблагонадежным просителем является в глазах Ксавье, и не может винить его в подобной щепетильности. Эмма всегда была, есть и планирует оставаться в будущем себе на уме. Откровенно говоря, она давно открыла бы собственную школу, но амбициозные планы сдерживаются слишком многими факторами. Во-первых, наличие конкурента в лице Чарльза и возможные трения между двумя могущественными телепатами, плавно перетекающие в открытые военные действия, которые могут поверить её виду в целом. Во-вторых, далеко не дружественный настрой правительства, плодящего программы, не существующие официально  и занимающиеся изучением homo superior, якобы с согласия последних. В-третьих, но далеко не в последних, был все тот же Эрик Леншерр, от которого, если он задастся определенной целью, вообще ничего защитить не сможет. Словом, предприятие казалось сомнительным, с какой стороны ни посмотри. Это не с мегакорпорациями тягаться. Там все куда проще и, откровенно говоря, щадящее. Умирать во второй раз точно не придется. — Хочется, чтобы будущие поколения мутантов учились сплоченности именно здесь, — потому что им нужно уметь ими быть, когда вид «человек разумный» начнет делать то, что у него получается лучше всего. Глупости. И этот момент куда ближе, чем всем им кажется.

+1

7

На выпад Эммы профессор решил не отвечать. Словесные формулировки и тщательный их подбор годился для большой политики, официальных писем и острых дискуссий - да и не всегда для последних, - но мисс Фрост прибыла сюда в частном порядке и их беседа куда больше напоминала обычный светский разговор. Да и Эмма прекрасно осведомлена о политике, которой придерживается Чарльз: минимум разницы между людьми и мутантами. Это в Братстве очевидно гордились своими генами, а здесь, в школе для одаренных детей, принимали это как должное.
При других обстоятельствах Чарльз готов был вступить в затяжное обсуждение того, как полагается именовать их, мутантов. Можно выделить мутацию как отдельную расу, и тогда они будут одновременно и людьми, и мутантами, как, к примеру, китайцы были одновременно и людьми, и азиатами. Можно считать мутацию признаком совершенно иного вида живого существа. В таком случае называть людьми их всех нельзя - точно так же, как нельзя назвать человеком кита.
С научной точки зрения, и Чарльз, как профессор, хорошо понимал это, в отдельный вид мутантов вынести невозможно, так как отличий от homo sаpiens у них недостаточно. Вот выросли бы рога, деформировался бы скелет, появились крылья… Но пока всего этого нет - по крайней мере, видимые изменения внешности есть только у одного мутанта на тысячу, - Чарльз не видел ничего зазорного в том, чтобы считать мутантов людьми. Ему самому даже порой это казалось более правильным, чем четкое разделение. Как среди людей появлялись преступники, так и среди мутантов, и, по счастью, и так и там их было меньшинство.
Не странно ли, что я думаю о преступниках, когда речь заходит об Эрике?
- Школа никому еще на моей памяти не отказывала, - заметил Ксавье, когда Эмма высказалась по сути, изрядно удивив его своим вопросом. Чарльз был почти уверен в том, что она пришла сюда ради информации - о нем, о несостоявшемся конце света, об Эрике, об учениках, которые могли бы ей для чего-то в дальнейшем пригодиться. Но вот того, что Эмма захочет определить сюда кого-то из “своих”, он точно не ждал.
Впрочем, “свои” ли? Чарльз все еще ловил себя на мысли, что относится к Эмме если не как к врагу, то уж точно как к потенциальной опасности. Мысль о том, что она тоже может заботиться о ком-то, о других мутантах, выглядела очень необычной. Как будто Ксавье запатентовал право на эту заботу, и никто другой не имел права ее проявлять. По счастью, это было не так и таких патентов и близко не существовало, но все равно новость застала профессора врасплох.
- Вы хотите переместить сюда, ко мне, ваших учеников? - Чарльз вдруг понял, что слегка путается в формулировках. Понял, что из-за слов Эммы начал задумываться, едва ли не подсознательно, о том, что одной школы может быть недостаточно - мутантов слишком много, а Ксавье один. Хорошо бы расширить поле деятельность, особенно теперь, когда государство не делает для этого никаких существенных препятствий.
Думала ли об этом сама Эмма? Глядя на нее, Чарльз с легкостью отвечал: “нет”. Она казалась женщиной, занятой бизнесом гораздо больше, чем другими вещами, и ее мутация, ее способности, наверняка немало помогли ей в продвижении. Карьеристка и бизнес-вумен, как она вообще попала когда-то в Клуб Адского Пламени, а потом и в Братство Эрика? Ради чего?
Со всеми этими вопросами пришло другое: может быть, он судит о ней чересчур поверхностно.
- Не сомневаюсь, что ваши рекомендации пользуются популярностью, - Чарльз задумался, и то, что он говорил, было проходной фразой. Он снова отвел от Эммы взгляд и глядел теперь в окно, с нажимом тер подбородок пальцами и думал. Не выдавать внешне своих сомнений почему-то не получалось, а еще Ксавье все время подсознательно чудилось, что Эмма не просто пытается влезть в его голову, а уже сделал это. К примеру, как делал с ним древнейший мутант не так уж давно. Может быть, именно он ослабил защиту Чарльза?..
Я не разрешал лезть в мою голову.
Чарльз попытался взять себя в руки. Пришлось снова посмотреть на Эмму (нелегко, потому что при зрительном контакте ощущение чужого вмешательства становилось отчетливее, но необходимо, потому что… потому что Чарльз терпеть не мог показывать свою слабость), и теперь Ксавье даже улыбнулся. Вовремя вспомнил, что это его школа, его дом, его территория. Его люди здесь.
- Двери школы открыты для всех мутантов, - еще раз подтвердил Чарльз. - Нам даже есть куда расширяться в случае, если это будет необходимо. И когда я говорю “для всех”, я именно это и имею в виду, - взгляд Ксавье, и без того обычно очень чистый благодаря цвету глаз, стал сейчас совсем кристальным. Больше ему не казалось, что Эмма без спросу лезет в голову. - Если вам захочется провести здесь время - добро пожаловать.
Еще недавно он меньше всего хотел видеть Эмму тут, и тем более допускать ее общение с детьми, но теперь немного расслабился. Все-таки он знал этих детей, некоторые ему спасли жизнь, и разве мог он после всего этого им не доверять?.. Даже та самая сплоченность, о которой говорила Эмма, держится на доверии, и своими собственными поступками и словами Чарльз должен показывать им пример.
- Можем прямо сейчас прогуляться, если хотите. Кажется, из вашей бывшей компании тут был только Эрик. Помогал все здесь обустраивать. Когда я думаю об этом, становится понятно, что школа и этот ваш Клуб все-таки не были слишком уж разными.
Отличались они примерно так же, как отличался Ксавье от Леншерра. И ничего удивительного в том, что организации, которыми они управляли, переняли на себя их черты и убеждения.

+1

8

Стоит разуму попытаться скрыть свои сокровенные побуждения, как тело тут же предает его. Каждый жест, каждая черточка лица выдает истинное положение вещей. Эмма видела, как её собеседник страдает из-за этого. Неужели тоже последствия поездки в Каир? Или просто нежелание находиться с равным себе псиоником рядом? Немудрено, ведь сама телепатка остается невозмутимой и вполне себе спокойной. По крайней мере, внешне. Положение главы промышленного конгломерата обязывало. И принадлежность к homo superior тоже. Обладавшая одним из самых мощных разумов планеты, мисс Фрост ставила оный выше всего прочего. Разумеется, со временем, она нашла способ подчинить разуму и плоть. Очень правильное, надо сказать, решение. Иначе сейчас она, пожалуй, не смогла бы скрыть того, что слова профессора помогли по крайней мере одной горе свалиться с её обманчиво хрупких плеч. Это очень хорошо, что у юных мутантов будет место, где они смогут чувствовать себя в безопасности. По крайней мере, от людей. Достигнутая договоренность на мгновение даже заставила мисс Фрост позабыть, зачем именно она явилась. Ну что ж, минуте слабости, спровоцированной хорошими новостями, должно длиться лишь минуту. Белая Королева берет себя в руки и царственно кивает, без привычного ей высокомерия, наоборот, с благодарностью. Оную она выразит, конечно в более полной мере, нежели сейчас. Щедрой женщина быть умеет и, вопреки расхожему мнению, а также тщательно выстроенному образу, признательной тоже.
― Я буду благодарна за экскурсию, ― произносит Эмма, поднимаясь с кресла и небрежным жестом разглаживая складки на белоснежном одеянии. Разумеется, она хотела бы осмотреть школу, учитывая, что рекомендовать её она собирается весьма щепетильной и разборчивой публике.
― Возможно, Вы правы, ― задумчиво роняет телепатка, вслед за Ксавье покидая кабинет и направляясь к центральной лестнице. Все-таки Клуб при Себастиане и Клуб при Эрике – две разные организации. Чего стоили одни только фон Стракеры, занимавшие в сердце и планах Шоу особое место. Фрост скрыла их от бдительного ока Магнуса, потому что знала, что сотрудничество даже между покойным Белым Королем и близнецами продолжалось до тех пор пока это было выгодно последним. Они не склонились бы перед новым руководством, скорее уж разнесли на атомы. Да и Леншерр мог бы не поладить с немцами. Тем более столь своенравными, бывшими настолько себе на уме. Так что пришлось держать их подальше друг от друга, просто на всякий случай, ведь они были куда могущественнее, чем Эрик мог себе представить. Андреас и Андреа просто брались за руки, и целое здание рушилось, становясь братской могилой для всех, кому не повезло оказаться внутри. Удержать их было бы невозможно – Себастиан, так и не сумевший побороть страсть к определенного рода исследованиям и экспериментам, провел парочку с телекинетиками, к которым присматривался как к будущим членам Внутреннего Круга. Провались все, что в прямом, что в переносном смысле. Мистер Совершенство этому очень радовался, надеясь однажды все-таки заполучить близнецов в Клуб. С такими-то сторонниками никакие телекинетики ему нужны не были. Эмма не знала, куда фон Стракеры решили податься после смерти Белого Короля. Впрочем, беспокоиться за них не стоило. Они уже немаленькие, могущественные и смертельно опасные. А значит беспокоиться стоило за тех, кто встанет у них на пути. Что касается судьбы Клуба, то оной телепатка тоже не то чтобы интересовалась. Шоу удалось вдохнуть в него новую жизнь, но после его безвременной кончины, почил и КАП. Может, физически он и существовал, но не более того.
― Ваши ученики обожают Вас, ― вышагивая бок о бок с Чарльзом, констатирует женщина. Гравий похрустывает под её шагами, чужие мысли льются в её разум в фоновом режиме, не громче аккуратно подстриженных крон деревьев, мягко шелестевших под ветром. ― Даже считают обязанными своими жизнями. Вы спасли их из тех же застенков, где продолжаются эксперименты Траска? ― будничным тоном интересуется мисс Фрост. Она заговорила о спасении с расчётом, что Ксавье проговорится и о случившемся в Каире. В любом случае, обе темы достаточно злободневные. И определенно поговорить о них стоит.

+1

9

Чарльзу казалось, что у Эммы Фрост в привычку вошло скрывать свои мысли не только барьерами в сознании, но и вообще - уходить от тех вопросов, ответы на которые давать она не хотела, или менять тему, или идти по самому простому из путей и просто пропускать мимо ушей некоторую часть диалога, которая интересовала ее меньше или, по ее мнению, не требовала ответа. Чарльзу это не особенно нравилось, но он все-таки решил не приставать с дополнительными уточнениями. Она спрашивала без конкретики, может быть, просто для интереса или на далекое будущее, так что Чарльзу тоже стоит повременить и разбираться в ситуации не заранее, а уже когда - и если - та произойдет.
А пока - экскурсия.
Ксавье не думал, что стоит показывать Эмме Церебро или тот гараж, который находился под стадионом и снаружи совершенно никак не был заметен, но саму школу, территорию вокруг - можно. Тем более, что там действительно было хорошо, и иногда Ксавье думал о школе как о единственном месте в целом мире, где пока еще можно было жить спокойно. Он прекрасно знал, что были и другие такие места, целые города, а то и страны где-нибудь в Европе, где до мутантов не было особого дела, потому что существовали более важные проблемы, но если ограничиться только Соединенными Штатами… Впрочем, это были только мысли, изредка посещавшие его голову.
Даже в штатах можно найти места, о которых правительство или добровольцы из общественных организаций еще не узнали. А о Ксавье знают, но не трогают; он говорит всем, словно это полностью устраивает его, но на самом деле нередко начинает жалеть о том, что стал публичной персоной. Пытаться открыть людям глаза на то, что собой представляют мутанты, выступая публично - та мысль, которая вначале казалась самой разумной, но теперь выглядела слишком самонадеянно. Умные люди, до которых Чарльз мог достучаться - это одно, и они составляли совсем небольшой процент населения. Основная его часть состоит из не слишком умной толпы и некоторых ярых законников, напуганных мутантами, а потому положивших жизнь на то, чтоб против них бороться.
Из главного зала они вышли на улицу. Можно было подняться наверх, где находились остальные классы и комнаты учеников, но Ксавье казалось, что, увидев один этаж, Эмма уже прекрасно представляет себе, как выглядят остальные. В этом плане в особняке интересным был разве что подвал, тот самый, где размещалась Церебро, но Чарльз по-прежнему не изменил мнения насчет того, чтобы не вести туда гостью.
- В самом деле? - Чарльз не знал, изображает сейчас удивление или вправду его испытывает. Он обычно не лез в мысли к ученикам, хотя порой это желание было почти непреодолимым, но и так видел, что он для них - совсем не то же самое, что обычный учитель. Нет, наверное, одного слова, которое подошло бы для описания того положения, которое он для них занимает, но Чарльза это немного пугало: так много людей на него полагаются, в то время как он сам иногда бывает в себе сильно неуверен. - Всегда было любопытно, что они думают, но у подростков мнение быстро меняется - любое влияние извне, и они начинают сомневаться.
Большинство учеников сейчас были в классах, они наверняка могли увидеть его и Эмму из окон, а потом Ксавье свернул на другую гравийную дорожку, которая уходила в парк и потом огибала озеро. Двигаться по такой дороге на коляске было не слишком удобно, потому темп пришлось сбавить, но за размышлениями Чарльз не заметил этого.
Когда Эмма заметила, что кто-то из учеников - судя по всему, не один - считает себя обязанным ему, и не чем-нибудь материальным, а своей собственной жизнью, Ксавье нахмурился. Ему такой расклад не слишком нравился и совершенно не льстил, как мог польстить тому же Эрику или даже Эмме. Чарльз был даже рад тому, что никому не пришло в голову признаться ему в этом вслух - тогда он вовсе бы не знал, что делать и как поступить. Слова, пожалуй, подобрал бы, но и они казались невыразительными, даже теперь, когда звучали только в мыслях.
- М, нет, не совсем так, - конечно, Эмма знала про эксперименты. С ее-то способностями к телепатии… И почему, интересно, Эн Сабах Нур не решил воспользоваться ею? Эрик отлично знал Эмму, знал то, насколько она сильна, и мог рассказать о ней, но почему-то не стал.
Вопрос хороший, - зафиксировал профессор и отложил это дело на будущее - на момент, когда Эрик снова даст о себе знать.
- Я почти ничем не занимаюсь сам лично, Эмма, это затруднительно, - задумчиво продолжил он, оглядывая парк, сейчас пустующий из-за раннего времени. - Но да, было несколько мутантов, над которыми проводились эксперименты. Которые просто находились под постоянным наблюдением. Еще те, кто боялся там оказаться - с ними проще всего, к тому же, у них есть семьи, которые о них беспокоятся, - говоря это, Ксавье представлял лица учеников, сортировал их по воображаемым группкам: эти - могли бы уже быть мертвы, эти - всего лишь находились под угрозой. Последняя группа была и не группа даже, а всего лишь один человек: - И девочка из Каира.
Он не стал акцентировать внимание на том, что это та самая, которая испытала на себе влияние Апокалипсиса так же, как Эрик или Чарльз, потому что сама Ороро - Шторм - вспоминать об этом не любила. Она и без того выделялась на фоне остальных и внешне, и благодаря силе своих способностей, да и слухи частично просочились - все-таки среди учеников было несколько очевидцев тех событий. Эмма, должно быть, узнала бы ее с первого взгляда, если бы увидела - ну или мысли прочла, что куда вернее.
- Познакомить не могу, они все на уроках, а вы наверняка спешите: вижу в вас очень занятого человека.

+1

10

— Истинная верность — вещь незыблемая, — прохладно произносит Фрост. Если лидеру повезло завоевать уважение к себе, к своим принципам, к своим убеждениям, никому и ничему не удастся искоренить преданность его сторонников. — И да, я прекрасно понимаю, как это утверждение звучит из моих уст, —  усмехается она. Примерно так же, как из его – слова о нескольких мутантах, над которыми проводились эксперименты. Сухие факты, ничего больше. Магнус бы не очень расстроился, услышь такое равнодушие. Потому что, как и белокурая телепатка, прекрасно понимал – право на власть дается вместе с уникальностью. Так было всегда и что-то подсказывает ей, что в ближайшее время ничего на этом фронте не изменится. Раньше способность убеждать всех остальных в собственной правоте, была тем самым даром благословенным, который помогал держаться на вершине пищевой цепи. Нынче же уникальность выражалась в гене Икс. Все прочие лишились привилегий и утратили власть над частью населения, которой, к слову, под силу было изменять реальность по своему желанию. Им уже не было дела до чьей бы то ни было правоты, они могли создавать собственную правду и ложь. Конечно, власть придержавшим это не понравилось. И отреагировали единственным способом, который знали – войной. Негласной, скрытой, но все еще войной.
―И девочка из Каира.
Этих слов оказалось достаточно, чтобы привлечь её внимание и развернуть гибкий, подвижный разум, дабы проанализировать всё, что уже удалось вытащить из профессора. Итак, новыми лицами, вернувшимися из столицы Египта, были Магнето и некая юная леди, уроженка Африки, а также, очевидно, мутант. Что в той части света мог позабыть Эрик, у неё была возможность оценить своими глазами, ибо металл даже здесь, в Нью-Йорке, вёл себя очень странно. Значит, Леншерр какое-то время был на стороне Эн Сабах Нура, как и питомица, ныне обучающаяся в Школе. Но потом что-то пошло не так. Белая Королева, конечно, не сомневалась в том, что Ксавье может быть убедительным и обаятельным, особенно если смотрит на оппонента обезоруживающим взглядом очаровательного и очень уязвимого щеночка. Но когда предлагают могущество, силу и возможность править миром, даже этого недостаточно. Итак, где же взгляды разошлись и сплотили всех вокруг Чарльза? Неплохо зная нрав Магнуса и принимая во внимание юношеский максимализм, свойственный всем подросткам, женщина ставила на предательство. Апокалипсис сделал что-то, что им не понравилось. Что он интересно решил провернуть под покровом плановой расчистки для новой поросли? Наверняка что-нибудь банальное и меркантильное, но главное достаточное для того, чтобы передумать и встать на сторону принципиального профессора. Но достаточно ли было совместных усилий, чтобы покончить с древним мутантом? На сей счет сомнения всё ещё оставались. Или последователей Эн Сабах Нура было больше? Тогда это вполне вероятно.
Не усмехнуться, расслышав прозрачный намек Чарльза, сложно, но она всё же справилась с этой задачей. Лицо её по-прежнему являло собой идеальную маску учтивости, за которой тщетно было пытаться разглядеть какие-либо эмоции. Будь то обычные переговоры с обычными людьми, она, пожалуй, изобразила бы искреннее нетерпение, сохраняя при этом полное спокойствие и умея ждать практически до бесконечности. Но то были игры, а сейчас не до них. Поэтому, если он захочет ее выгнать, это придется сделать более прямолинейно. Может быть даже с применением силы. Она должна оценить, устоит ли школа, а значит и ученики, которых она доверит профессору, против мутанта её уровня, если таковой захочет экскурсию с намерениями куда менее мирными. Раз уж ей обещали экскурсию, она намерена была воспользоваться предложением и выжать из него всё, что только возможно. Никакого бизнеса. Только личное.
― Не все, ― роняет Эмма, разворачиваясь к особняку и замечая двух девушек, выглядывавших из окна первого этажа. Рыжеволосая телепатка попыталась прочесть Белую Королеву, но разумеется, пробиться в сознание у неё не вышло. И кажется юную леди это расстроило. Едва слышный треск нарушает тишину парковой зоны, Фрост мгновенно покрывается алмазной броней, против которой любые попытки проникнуть в её разум бесплотны и бессильны. Реакция девушек, судя по их лицам, нечто среднее между восхищением, деликатным любопытством и почтительной осторожностью. Вторая студентка, видимо, та самая девочка из Каира, реагирует более бурно, что тут же отражается на погоде. Интересно. ― Некоторые предпочли утолить своё любопытство, ― звучит искаженный голос. ― Её волосы от природы такие белые? ― зачем-то интересуется женщина. Наверное, то же самое любопытство, что заставило двух подруг высунуться из окна особняка.

0


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Tibi et igni