Иногда ей было слишком жарко по ночам: кожей Ангела чувствовала горячий песок тех мест, откуда не так давно уехала, променяв настоящую помощь на никому не нужную дипломатию. Иногда этот песок жёг обнажённые колени: она была не в силах встать с этого песка, чтобы отойти от тяжелораненого. Руками по локоть в крови зажимала рану, надеясь, что ассистентки не провозятся слишком долго, пока умирающий человек, в глаза которого она смотрела, медленно теряет жизнь. Этими же руками она чувствовала, почти физически, как уходит это ни с чем не сравнимое тепло. Как остывают тела, в которых ещё секунду назад теплилась жизнь. Доктор Циглер провела слишком много времени в таких условиях - упущенные, как тот же песок, проходящий сквозь пальцы, жизни не могли заставить её плакать по ночам, но она не могла перестать видеть подобные кошмары. Пожалуй, это не было чувством вины, но невидимыми нитями было сшито с тем желанием, той мотивацией, которая позволяла ей вставать каждое утро. Это было далеко от идеализма, но Ангела с трудом могла мириться, видя, к чему идут дела. Даже когда увидела пришедших за ней Фарру и Гэндзи. Они, пожалуй, не знали всех причин, но получалось так, что доктор Циглер видела, что их гложет, а сама скрывала похожих призраков глубоко в себе. Даже герои не могли делать вид, что всё хорошо. Для мира вокруг они только-только начали отмываться от черноты, которой заляпал их Блэквотч. Возможно, что они станут такими же великими героями, какими когда-то были, однако не перестанут быть людьми. Со своими страхами и сомнениями...читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » А кому сейчас легко?


А кому сейчас легко?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

А кому сейчас легко?
алмазная // агент

http://funkyimg.com/i/2AY1M.gif

http://funkyimg.com/i/2AY1L.gif

http://funkyimg.com/i/2AY1N.gif

«

Штаб квартира Щ.И.Т.а, 2012 год; Больница, 2014 год.
Говорят, в Щ.И.Т.е не все так гладко в последнее время. И один из его агентов все никак не может оправиться после воздействия на нем магического посоха Локи. Хорошее время нанести удар, но главное самому не упасть.

»

+1

2

Если бы неторопливо шествовавшую в сторону лифта Эмму Грейс Фрост попросили поделиться результатами беседы с агентом Бартоном, и снизойди телепатка до ответа, пожалуй, она бы призналась, что в данный момент переживает один из тех неловких моментов, когда не совсем понимаешь, что именно происходит. Разумеется, этот разговор был познавательным, но лишь благодаря шарму Клинта и очарованию, проницательности, а также учтивости Белой Королевы. О том, что её действительно интересовало, речи так и не зашло. А жаль. Очень жаль. Конечно, она осознавала, что получила возможность, за которую многие бы и душу заложили, а может быть даже пожертвовали пару-тройку внутренних органов. И все же, воспользоваться выпавшим шансом в полной мере, у неё не получилось. Щ.И.Т. по-прежнему скрывал свои секреты и близко не подпуская к ним кого бы то ни было. Кажется, её переиграли, перехитрили, смогли её воспользоваться, словом, провернули всё то, что она сама могла провернуть (и проворачивала) с кем угодно. Неприятно, конечно, но расстраиваться женщина не собиралась, напротив, уже вовсю планировала, как будет отыгрываться. Для начала, следовало связаться с Фьюри, дабы уведомить о самочувствии одного из его лучших агентов. Препятствий тем волнам, что генерирует её мозг, дабы влиять на разумы простых смертных, е обнаружилось, а потому, мгновением спустя, в голове господина директора раздается прохладный голос, вещавший о том, что беседа прошла успешно, но гарантий она никаких давать не может, поскольку применять способности не пришлось. Ей не показалось нужным насильственно проникать в чужой разум, это могло бы спровоцировать куда большие проблемы и последствия. Кроме того, она счастлива будет прибыть по первому зову, если все же понадобятся крайние и непопулярные меры. В этом она сомневается, но, когда речь идет о человеческой психике и травме, с которой раньше никто никогда не работал, ничего нельзя исключать.
Прервав ментальный контакт и остановившись перед только что разъехавшимися в стороны дверьми лифта, Фрост все так же неторопливо проходит внутрь и нажимает кнопку того этажа, куда ей угодно опуститься. Закрываться двери не спешат, но не спешит и единственная, кто пожелал им воспользоваться, а потому не обращает внимания на нерасторопность техники. ну что от неё еще ждать, кроме разочарований и неповиновения?
«Твою-то матерь!..»
«Придурок грёбанный!»
«Смотри куда тебя несет, ненормальный!»
«У нас что, пожар?»

Обрывки чужих мыслей наполняют её разум и поначалу обращать внимание на сей факт у неё тоже нет причин. Однако, голоса, столь нелицеприятно отзывавшиеся о ком-то явно вызывавшем раздражение, вслух говорили совершенно другие вещи.
— Эй, не беги ты так, убьёшься ведь! — заботливо произносит помянувший чью-то матушку мужчина.
— Осторожнее, пожалуйста! — возмущенно вещает противный женский голос, мгновением раньше наградивший спешившего во всю прыть гордым званием придурка.
— Хотя бы на поворотах замедлился! — летит в спину от удостоившего звания «ненормальный».
— У нас что, пожар? — ну хоть у кого-то совпадало то, что в голове и то, что на языке. Грустная статистика, но вполне предсказуемая. Эмма нажимает кнопку удержания дверей лифта и с вежливым любопытством ожидает, когда наконец в кабину влетит тот, кого одаривали не самыми лестными эпитетами. Это будет либо кто-то из начальства, о котором гадости можно только думать, либо кто-то из рядовых, с которыми связываться и вступать в перепалку было себе дороже. И тот, и другой вполне могли бы помочь ей с реваншем. Да и начать заводить друзей в «Щ.И.Т.е» никогда не поздно, а обрастать связями – всегда полезно.

+1

3

Признаться честно, Гидру давно интересовали такие интересные вещи, как например камни бесконечности и прочее. Банально, но не только Щ.И.Т. был в курсе всего этого. А совсем недавно объявился бог из Асгарда – Локи, вместе с одним из камней бесконечности (по правде сказать, Рамлоу вряд ли бы  поверил во все эти сказки про божеств и волшебные камешки, если бы не видел все это сам).

Один из агентов Щ.И.Т.а уже успел побывать под влиянием Локи. Этим агентом был Клинт Бартон. Брок отлично знал его, они часто работали вместе, и возможно, если бы обстоятельства были иными, они могли бы подружиться. Хорошие друзья, да и друзья вообще, сейчас большая редкость. Но Бартона, Рамлоу сейчас мог бы назвать приятелем-знакомым – их дороги часто пересекались как на работе, так и за ее пределами.

Но то, что агент Клинт Бартон находился под влиянием камня бесконечности, было одним из провалов Щ.И.Т.а. Как такая организация могла все это допустить? Впрочем, уже не важно. Любой промах Щ.И.Т.а был лишь на руку Гидре.

Рамлоу шел по бесконечным коридорам здания Щ.И.Т.а, но услышав звук открывающихся дверей лифта заставило его перейти на более быстрый шаг. С лифтами Щ.И.Т. допустил еще один промах – их было слишком мало, особенно в этой части здания. Всего лишь 3 лифта на все тридцать этажей. А перспектива идти по лестнице с пятого на двадцать восьмой этаж Рамлоу мало привлекала. В результате из-за спешки он налетал на какую-то нервную дамочку, которая тут же успела высказать Броку все, что она о нем думает. Но заскочить в лифт он все же успевает. Как хорошо, что у кого-то хватило мозгов нажать на кнопку удержания дверей.

Этим кем-то была никто иная как Эмма Фрост. Рамлоу слышал о ней не один раз, и даже видел ее на каком-то собрании. Брок кивает ей и нажимает кнопку нужного этажа, и вспоминает, что Бартон нелестно отзывался и совместных занятиях психотерапии. Он ухмыляется и отворачивает голову чуть в сторону.

А еще, он считал почти как и Эмма, что «начать заводить друзей в «Щ.И.Т.е» никогда не поздно, а обрастать связями – всегда полезно». Главное лишь знать границы и никого не подпускать близко к себе. Не ближе чем коллеги-хорошие знакомые.

– Агент Бартон как-то говорил, что беседы с вами пошли ему на пользу.

+1

4

Двери лифта наконец закрываются и тот начинает плавно скользить вниз. Самое время начать непринужденную светскую беседу двух не менее светских сумасшедших. Или не светских.
– Агент Бартон как-то говорил, что беседы с вами пошли ему на пользу.
Эмма поднимает на мужчину голубые глаза, в которых читалось прохладное, хорошо сдерживаемое любопытство, смешанное с легким изумлением. Несколько мгновений, она всматривается в незнакомца, после чего негромко, серебристо смеется. Такое поведение для неё совершенно нетипично (впрочем, даже если он об этом знал и такая реакция смутила его, он не подал виду), но в некоторых случаях удержаться так сложно. Да уж, Бартон мог бы сказать, что беседы с ней, такой красивой пошли ему на пользу. Правда, в выражениях не столь изысканных.
― Прошу прощения, ― произносит Фрост. ― Не сомневаюсь, что Клинт сказал именно то, что имел в виду, ― уверяет женщина. ― Вы его друг и коллега, полагаю, агент… ― Белая Королева дает шанс представиться самостоятельно, не залезая в чужую голову. Для таких вольностей еще рано, да и Фьюри, даже с одним глазом, может быть настолько зорким и внимательным, что вполне может заметить её вмешательство в чужой разум. Ссориться с ним не хотелось. А еще не хотелось ссориться с тем, кому предпочитали не высказывать вслух то, что думалось в тот момент, когда он на всех парах мчался к лифту. Наверное, этот лифт – очень важный. Или дело очень срочное, для которого недосуг ждать следующего. Это всё вполне возможно и очень даже объяснимо, но начавшая шевелиться паранойя, растревоженная подобной спешкой, почему-то обратно в спячку не спешила, советуя оценить ситуацию более тщательно. Она все-таки в главной шпионской цитадели их самой демократической страны в мире. Даже явившемуся сюда с благими намерениями, держать ухо востро будет не лишним. На всякий случай. К тому же, к хорошему быстро привыкаешь. А для Щ.И.Т.а возможность сотрудничества с одним из самых могущественных телепатов, определенно входит в понятие «хорошее». Разве они не попытаются выжать из совместной работы максимум? Разве она не по постарается сделать тоже самое? Использовать агента в своих планах для неё ничуть не менее соблазнительно, чем для него использовать её. У них ведь почти равные возможности, чтобы провернуть это.
― Агент Бартон делился еще чем-нибудь о наших с ним разговорах? ― интересуется Фрост, небрежно поправляя платиновый браслет, зацепившийся за край пиджака. На губах все та же прохладная улыбка, в аквамариновых глазах все то же сдержанное любопытство, что и несколькими мгновениями ранее. Ей действительно будет интересен его ответ. Почти так же, как воздействие Камня Бесконечности на чужое сознание. Ей, откровенно говоря, не очень-то верилось в том, что эффект можно ликвидировать когнитивной рекалибровкой или разговорами по душам, но факты – упрямая вещь. Романофф смогла выбить инопланетно-иномирную дрянь из мозгов напарника, а после терапии, назначенной Фьюри, коллеги медленно, но верно переставали смотреть на лучника, как на съехавшего с катушек психа. Значит, какое-никакое лекарство/противодействие этой напасти есть. Словом, с какой стороны на ситуацию ни посмотри, было над чем подумать и что выяснить. И раз уж проникнуть в эпицентр всех этих тайн ей не дают… Что ж, если нет возможности изучить предмет изнутри, всегда можно попробовать сделать это снаружи. Она – телепат, и ей не привыкать видеть этот мир чужими глазами. А глаза шпиона и оперативника Щ.И.Т.а наверняка отличаются  зоркостью.

+1

5

– Агент Рамлоу, – отвечает ей Брок, чуть улыбаясь. – Все верно, коллега и друг, – первая ложь. Друг это было сильно сказано. В щите не может быть друзей, лишь рабочие отношения и вечная конкуренция за хорошее место. Рамлоу все еще помнит взгляд, выражение лица и слова «значит, ты сдохнешь первым» Джека Роллинса, когда главой команды Удар назначили Брока, а не его. Хотя, Джеку не на что было жаловаться, он по-прежнему оставался двойным агентом Гидры в Щите, да и ответственности и спроса с него было куда меньше. И с Рамлоу у него были довольно приятельские отношения. Но работа была лишь работой.

А что до Клинта Бартона, то Рамлоу мог бы назвать его коллегой с натяжкой, и никогда приятелем или другом, но нужную иллюзию поддерживал. И многие верили. Они часто работали вместе, и часто вместе ходили в один бар чтобы отдохнуть и развеяться. В иное время и при других обстоятельствах они обязательно бы подружились. Даже немного жаль, что агент Романофф так быстро «раскалибровала» его. В общем-то, из Бартона мог бы получиться хороший агент Гидры под прикрытием.

Честно говоря, Брока все еще интересовал эффект воздействия камня бесконечности на человеческий разум. Неплохо было бы узнать от Эммы побольше на эту тему. Когда Рамлоу попытался расспросить самого Клинта на эту тему, то потерпел неудачу.

– Это правда, что время воздействия камня, Бартон не помнил ничего? – спрашивает он, надеясь попасть в точку. Бартон почти ничего не говорил на эту тему, и правильно делал. Сейчас, то время, когда твои собственные слова однажды могут обернуться против тебя. – Кажется, больше он ничего не говорил. Наверняка вам приходилось его разбалтывать.

Лифт плавно и медленно ехал вниз, почти не останавливаясь.

– И не думайте, что я спрашиваю все просто так, все-таки я считаю его своим другом, и по-своему хочу помочь ему, – снова ложь. На самом деле Рамлоу плохо верил в искреннюю дружбу, как плохо верил и в искренние отношения. Люди  общаются и спят друг с другом только лишь для своей собственной выгоды и не более того. Никто не исключение, хотя, очень-очень редко появляются эти самые исключения.

– Не подумал бы, что человеческий разум так быстро готов сдаться камню, – хотя на самом деле, Рамлоу знал все это отлично. Камни бесконечности это вам не бижутерия. Вот почему они так интересны Гидре.

+1

6

Кое-что начинает проясняться. Сначала имя мужчины, затем причина, по которой он так спешил, а также причина, побудившая Фьюри для починки Бартона подрядить именно телепата. Дело все в том, что в отличие от любого пусть даже самого дорогого, искушенного и многоопытного психотерапевта, психолога или психиатра, псионик способен видеть картину целиком и моментально отслеживать изменения в оной. Зачем Нику понадобились эти таланты? По своему немалому опыту она могла с уверенностью сказать, что  стремление к такому вот жесткому контролю, проявляется только в одном-единственном случае. Случившееся с Клинтом заставило Фьюри не просто занервничать, но испугать так, как он вряд ли пугался раньше. Он не показывал это подчиненным, те вряд ли догадывались об истинном положении дел, но сказанное агентом Рамлоу (и подслушанное в чужих мыслях некоторых оперативников) позволило Эмме увидеть чуть больше, чем ей положено и чем директору Щ.И.Т.а хотелось бы показать ей. Интересно, он спланировал все так, чтобы Белая Королева в конечном итоге обо всём догадалась? И если да, ей считать это своеобразным приглашением разделить его беспокойство и объединить усилия? Если так, Ника ждет разочарование. Сотрудничество с людьми на данный момент неинтересно и маловероятно. Слишком часто она убеждалась в том, что положиться на homo sapiens можно только в одном случае: если хочешь, чтобы они тебя подвели. Во всем остальном они вовсе не так хороши, как хотелось бы.
— Все, что происходило во время воздействия камня мы не обсуждали, — произносит Фрост. не обсуждали, не обсуждают и обсуждать не будут. — Агент Бартон вряд ли готов поделиться этим с кем бы то ни было. Нельзя его за это винить. Я вот тоже не люблю говорить о том, как однажды мне не повезло умереть, — только если к слову приходится. И чтобы намекнуть, что попытка провалилась, а она все еще очень даже  жива. — Обо всём остальном беседы идут вполне непринуждённо, — роняет Белая Королева, учтиво улыбаясь. — Что касается податливости разума камням, —женщина позволяет себе смешок, — даже если вполне обычный камень на минимальной скорости встретиться с головой среднестатистического человека, результат может быть весьма прискорбным, — по сравнению со слишком многим, что homo sapiens окружает, у него до обидного мягкий череп и мозг. — Ну а Камни Бесконечности... Если легенды не врут, то они вовсе не камни, а останки когда-то живого существа, чья сила была близка к абсолютной. Как и каждому обладателю такой мощи, ему стало очень одиноко, — судьба, что постигает всякого властелина. Тяжесть короны и чувство покинутости сгубили куда больше владык, чем яды, предательства и мечи. К несчастью для весьма многих, Эмма, также владевшая королевством, одиночество, тишину и покой не считала проклятием, а очень даже наоборот. Не слышать ничьих мыслей и не чувствовать ничьих эмоций, для любого телепата то дар благословенный. И она не была исключением. — Не в силах выносить более вечного одиночества, оно в конце концов покончило с собой. Частицы его существа и стали Камнями Бесконечности. Его звали Немезис, если легенды правдивы, конечно, — мягкий звонок знаменует прибытие на нужный этаж. Двери открываются, но Фрост не спешит покидать кабину. — Буду признательна, агент Рамлоу, если проводите меня до ближайшего автомата с кофе, — тот факт, что она собирается снизойти до простых смертных и готова выпить кофе столь же примитивным способом, как и большинство в этом здании, мог бы насторожить любого, кто хоть немного знал эту женщину, ценившую эксклюзив и статусность во всем, в чем это только возможно. Ей сейчас даже любопытно, заподозрят ли её? В любом случае, она просто не могла устоять против возможности побеседовать еще несколько лишних минут, дабы в разговоре ещё что-нибудь интересное всплыло. — Беседы о суицидальных высших существах наводят на меня тоску и нужно хоть чем-то разбавить. Если Вас ждут дела, просто укажите нужное направление, — любопытно, обойдется без ментального воздействия что подтолкнет к правильному ответу или агента Щ.И.Т.а  не пронять лишь эффектной внешностью?

+1

7

Они кивает. Эмма явно не хочет делиться информацией. Но Брок не злится на нее, он понимает и принимает ее отказ.

Легенда о камнях бесконечности показалась ему интересной и по-своему забавной. Он уже слышал ее, но чуть иную. Впрочем, это не так и важно сейчас. Легенды они и есть легенды, и их множество.

Рамлоу уже узнал все что ему было интересно. Пора было распрощаться.

– Прошу прощения, мисс Фрост, но сейчас я вынужден вас оставить. Но с удовольствием бы выпил с вами кофе, но только не в местных кофейных автоматах, – улыбается он и выходит из лифта. У него и вправду были здесь дела, которые не могли больше ждать. Но разговор с Эммой определенно выдался неплохим, пусть даже Брок не узнал всего, чего хотел. Неплохо бы встретится еще. Но если бы Рамлоу знал сейчас при каких обстоятельствах вновь они столкнутся, nо обязательно бы держал язык за зубами.

В 2014 году, после падения Трискелиона, Рамлоу приходит в себя на больничной койке. Первое что он слышит, это противный писк аппарата жизнеобеспечения. Он открывает глаза и долго глядит в белоснежный потолок, будто вспоминая, как он мог оказаться здесь. Сначала он ничего не помнит, но затем все воспоминания накатывают разом. Брок медленно подносит ладонь к лицу. Бинты. Так он и думал. Наверное, от лица вообще ничего не осталось. Но он был  жив. Рамлоу помнит тот взрыв, после которого наступила темнота.

Отредактировано Brock Rumlow (Пн, 25 Июн 2018 16:58:20)

+1

8

И это все? Ну, что ж, хоть и обидно, но не смертельно. Эмма лучезарно улыбается и царственно кивает. Таков обычный ритуал, сопровождавший очередное глубочайшее разочарование в очередном представителе homo sapiens. Разве шпионы не выведывают информацию? Или разведчики уровня Романофф – скорее исключение, чем правило? В любом случае, с агентом Рамлоу явно ловить нечего. Сдать его шутки ради Фьюри или Бартону? Хотя, нет, не Бартону, ему это будет вредно. А вот паранойе Ника дремать не стоит, пусть бдит, дабы все прочие спали спокойно.
Двери лифта разъезжаются, мужчина и женщина покидают кабину и отправляются каждый своей дорогой. Она – к еще более заоблачным высотам, которые ждут не дождутся покорения, а её собеседник на уже подошедшие к концу считанные минуты – наоборот. Как выяснится позже, вполне себе буквально. Даже забавно, что при всем при этом, судьбе было угодно, чтобы их пути вновь пересеклись, при обстоятельствах столь же эпичных, сколь и судьбоносных.
Что могло привлечь внимание исполнительного директора промышленного конгломерата Frost International и председательницы попечительского совета Массачусетской Академии во вполне себе среднестатистической больнице Нью-Йорка? Не желание избавиться от налоговой нагрузки, сделав очередное щедрое пожертвование, как наверняка могло бы показаться, и уж точно не качество медицинских услуг. В отличие от слухов, что циркулировали на протяжении вот уже нескольких месяцев, настойчиво пробуждая интерес к весьма любопытной информации. Если коротко, руководство больницы якобы принимает в своих стенах особых звездных пациентов, которых все прочие медучреждения не то что лечить, но даже принимать отказывались. Федеральные преступники, которых, по мнению подавляющего большинства надо было добить, а не ставить на ноги, проблемные отпрыски сенаторов, разбившиеся почти насмерть в неприлично дорогой машине, будучи сильно под кайфом, да и сами слуги народа, знавшие слишком много и получившие пулю вместо медали. Словом, все те, кого уже почитали покойниками и говорили в прошедшем времени. Эмма явилась взглянуть, насколько эти слухи правдивы, и под банальнейшим из предлогов («Мотор заглох, представляете?! Прямо посреди дороги!»), держа и уха трубку и делая вид, что разговаривает с ближайшим автосервисом, методично сканировала мысли персонала. На третьей минуте об одном таком звездном пациенте удается кое-что узнать. Копнув глубже, Фрост едва не присвистнула, поняв, что они с ним слегка знакомы. Завершив «беседу с ремонтниками», она направилась прямиком в палату приспешника гидры, разминувшись с медсестрой, покидавшей своего подопечного лишь на несколько мгновений.
― А я-то считала живучей себя, ― усмехается Белая Королева, ставя на прикроватную тумбочку стаканчик с кофе из ближайшего автомата. ― Видела по телевизору, что на Вас упал хэликэрриер, а потом обрушился Трискелион, ― будь она вполне обычным человеком, пожалуй, о подобном чуде, совершенном агентом Рамлоу, речи бы не шло. Может, он и не homo sapiens вовсе? Кто знает, что там с ним в Гидре творили… ― И это уже не говоря о том, что Вам удалось провести телепата. Обычно мне хватает поверхностного сканирования сознания… Но не в Вашем случае, ― опускаясь на жесткий, неудобный стул, произносит женщина. ― Поделитесь еще какими-нибудь секретами? ― устремляя пристальный взгляд голубых глаз на мужчину, роняет Эмма. ― Уверена, Вам есть чем удивить даже меня.
Это взаимно, к слову.

+1

9

Он приоткрыл глаза и негромко хмыкнул. Перед ним стояла никто иная как Эмма Фрост, та, которую Рамлоу никак не ожидал увидеть здесь. Брок поворачивает голову и иронично оглядывает бумажный стаканчик кофе. Несомненно еще горячего. Очень тонкая шутка.

– И телевизор вас не обманул. Но хочу сказать, что это просто случайность, просто повезло остаться в живых, вот и все, – голос хриплый, наверное это ожог трахеи или чего там еще. – Возможно, немного удачи никогда не бывает лишней. Так почему бы не воспользоваться этим, – он и сам не знает почему он выжил тогда. Брок видел запись новостей, и судя по увиденному выжить он не должен был. Но Рамлоу всегда чуточку везло. Как и сейчас.

– Никаких секретов, мисс Фрост. Думаю, пока я лежал здесь, все мои секреты и скелеты уже успели вывалиться из своих шкафов. Не мне ли не знать, что в Щите секреты долго не утаишь. Вырвутся наружу, не успеешь и глазом моргнуть.

Кожа под бинтами будто горит. Так и хочется сорвать их вместе с кожей и забыть про боль. Брок примерно представляет, что именно он увидит в зеркале, когда бинты все же снимут. Но это мало беспокоит его. Ему больше интересно, каков следующий шаг Фьюри. Отправит агента Гидры в тюрьму? Или, может, захочет завербовать. Но и Рамлоу не собирается задерживаться здесь надолго. Побег, вот что он задумал. Но не сейчас, чуть позже.

– Зачем вы пришли? Явно не ради того, чтобы оставить мне кофе.

+1

10

Эмма негромко, серебристо смеется. Люди никогда не устанут списывать вполне закономерные вещи на удачу, счастливое расположение звёзд или покровительство высших сил. Как, впрочем, и на их противоположности – злой рок, родовые проклятье и прочие враждебно настроенные внешние силы. Правда, как водится, остаётся посередине и состоит оная в следующем: если кому-то не удалось умереть при обстоятельствах, к тому обязывающих, значит, с этим кем-то ещё не закончили. Значит, в мире подлунном этот кто-то должен оставаться, пока Вселенная или Первооснова, или во что там сейчас переименовали Высший Суд, не решит, что вполне может обойтись и без участия данного конкретного индивидуума в каких-нибудь весьма занимательных и запутанных делах. Или делишках. Зависит от масштаба и размаха тех планов, в которые успело завязывать ничего толком не подозревающее и непозволительно, смехотворно-суеверное человеческое существо.
— Так говорят все, у кого секретов предостаточно, агент Рамлоу, — задумчиво роняет Белая Королева, вновь становясь серьёзной. Нечто вроде ритуала, бесполезность которого уже никем не ставится под сомнение, но отказываться от которого все равно никто не решается, считая отречение от традиции как минимум кощунством. — И тем только раздразнивают чужое любопытство, — женщина поднимается с жесткого, неудобного стула и огибает больничную койку, дабы бросить оценивающий взгляд в окно. Пейзаж открывает откровенно унылый. Преобразовавшиеся в алмаз пальцы слегка постукивает по стеклу. Пуленепробиваемое. Весьма предусмотрительно. — Откровенно говоря, меня привело любопытство, — кошку оное может и сгубило, но про телепатов в поговорке не было сказано ни словечка. — Леди любят сплетни. А стоит какой-нибудь из них подтвердиться, то развернуться и пройти мимо становится совершенно невозможно, —  и кто мог бы осудить её за это? — Обычно у меня есть план, но я думала, что сегодняшний экспромт не выгорит, ― что ж, придётся соображать на ходу. Не упускать же такую возможность. Она умудрилась добраться до Брока Рамлоу раньше всех.  — Впрочем, — Фрост сощуривается и разворачивается к мужчине, ― может, выручите даму? Кому как не Вам знать себе цену и степень полезности, ―в том, что Романофф слила в сеть далеко не всё, телепатка не сомневалась. Наверняка остались секреты, до которых добраться не успели. Так уж случилось, что она не только знала об использованной гидрой тактике. Можно было без преувеличения сказать, что женщина её изобрела. Правда, в отличие от «паразита внутри Щ.И.Т.а», в обозримом будущем, она не собиралась эпично являть свою истинную сущность миру, ради Азазель знает чего. Эти дешевые «АГА!» в конце только воздух сотрясают. Бесполезно и еще более безвкусно. Разумеется, белокурое создание с задумчивым взором не тратит время на подобные вещи. Она выучила цену очень многому за то время, пока строила злодейские планы под началом Белых Королей, после – собственную империю, а нынче – лучшее будущее для своего вида. Навык определять, что достойно её внимания, а что нет, пришел вместе с опытом. Прямо сейчас оный в один голосом с инстинктами, настоятельно советовали повнимательнее присмотреться к человеку, не обладавшему сверхспособностями, на пережившего то, что обычные люди не переживают. ―В последний раз, мы обсуждали Камни Бесконечности, если мне не изменяет память, ― оная, разумеется, не изменяет, как и положено телепату. ―Гидра продвинулась в своих поисках? ― один из артефактов, как минимум тот, что был в скипетре Локи, всё ещё на Земле. Правда, его потеряли, пока были заняты Битвой за Нью-Йорк. И смех, и грех – не уследить за первопричиной обрушившихся на них бед. В этом все люди. Камень, меж тем, искали уже достаточное количество времени и пока безрезультатно. Он как сквозь землю провалился. И вполне возможно, его подобрали коллеги агента Рамлоу. Других причин того, что скипетр до сих пор не найден, а также других потенциальных «хранителей» на ум не шли. ―Я буду разочарована, если Вы не попытаетесь меня обмануть, ― улыбается Эмма самой чарующей из своих улыбок, не предвещающей, впрочем, ничего хорошего. Леди заслужила матч-реванш. И леди его получит. Уже хоть от кого-нибудь.

0


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » А кому сейчас легко?