crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » А кому сейчас легко?


А кому сейчас легко?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

А кому сейчас легко?
алмазная // агент

http://funkyimg.com/i/2AY1M.gif

http://funkyimg.com/i/2AY1L.gif

http://funkyimg.com/i/2AY1N.gif

«

Штаб квартира Щ.И.Т.а, 2012 год; Больница, 2014 год.
Говорят, в Щ.И.Т.е не все так гладко в последнее время. И один из его агентов все никак не может оправиться после воздействия на нем магического посоха Локи. Хорошее время нанести удар, но главное самому не упасть.

»

+1

2

Если бы неторопливо шествовавшую в сторону лифта Эмму Грейс Фрост попросили поделиться результатами беседы с агентом Бартоном, и снизойди телепатка до ответа, пожалуй, она бы призналась, что в данный момент переживает один из тех неловких моментов, когда не совсем понимаешь, что именно происходит. Разумеется, этот разговор был познавательным, но лишь благодаря шарму Клинта и очарованию, проницательности, а также учтивости Белой Королевы. О том, что её действительно интересовало, речи так и не зашло. А жаль. Очень жаль. Конечно, она осознавала, что получила возможность, за которую многие бы и душу заложили, а может быть даже пожертвовали пару-тройку внутренних органов. И все же, воспользоваться выпавшим шансом в полной мере, у неё не получилось. Щ.И.Т. по-прежнему скрывал свои секреты и близко не подпуская к ним кого бы то ни было. Кажется, её переиграли, перехитрили, смогли её воспользоваться, словом, провернули всё то, что она сама могла провернуть (и проворачивала) с кем угодно. Неприятно, конечно, но расстраиваться женщина не собиралась, напротив, уже вовсю планировала, как будет отыгрываться. Для начала, следовало связаться с Фьюри, дабы уведомить о самочувствии одного из его лучших агентов. Препятствий тем волнам, что генерирует её мозг, дабы влиять на разумы простых смертных, е обнаружилось, а потому, мгновением спустя, в голове господина директора раздается прохладный голос, вещавший о том, что беседа прошла успешно, но гарантий она никаких давать не может, поскольку применять способности не пришлось. Ей не показалось нужным насильственно проникать в чужой разум, это могло бы спровоцировать куда большие проблемы и последствия. Кроме того, она счастлива будет прибыть по первому зову, если все же понадобятся крайние и непопулярные меры. В этом она сомневается, но, когда речь идет о человеческой психике и травме, с которой раньше никто никогда не работал, ничего нельзя исключать.
Прервав ментальный контакт и остановившись перед только что разъехавшимися в стороны дверьми лифта, Фрост все так же неторопливо проходит внутрь и нажимает кнопку того этажа, куда ей угодно опуститься. Закрываться двери не спешат, но не спешит и единственная, кто пожелал им воспользоваться, а потому не обращает внимания на нерасторопность техники. ну что от неё еще ждать, кроме разочарований и неповиновения?
«Твою-то матерь!..»
«Придурок грёбанный!»
«Смотри куда тебя несет, ненормальный!»
«У нас что, пожар?»

Обрывки чужих мыслей наполняют её разум и поначалу обращать внимание на сей факт у неё тоже нет причин. Однако, голоса, столь нелицеприятно отзывавшиеся о ком-то явно вызывавшем раздражение, вслух говорили совершенно другие вещи.
— Эй, не беги ты так, убьёшься ведь! — заботливо произносит помянувший чью-то матушку мужчина.
— Осторожнее, пожалуйста! — возмущенно вещает противный женский голос, мгновением раньше наградивший спешившего во всю прыть гордым званием придурка.
— Хотя бы на поворотах замедлился! — летит в спину от удостоившего звания «ненормальный».
— У нас что, пожар? — ну хоть у кого-то совпадало то, что в голове и то, что на языке. Грустная статистика, но вполне предсказуемая. Эмма нажимает кнопку удержания дверей лифта и с вежливым любопытством ожидает, когда наконец в кабину влетит тот, кого одаривали не самыми лестными эпитетами. Это будет либо кто-то из начальства, о котором гадости можно только думать, либо кто-то из рядовых, с которыми связываться и вступать в перепалку было себе дороже. И тот, и другой вполне могли бы помочь ей с реваншем. Да и начать заводить друзей в «Щ.И.Т.е» никогда не поздно, а обрастать связями – всегда полезно.

+1

3

Признаться честно, Гидру давно интересовали такие интересные вещи, как например камни бесконечности и прочее. Банально, но не только Щ.И.Т. был в курсе всего этого. А совсем недавно объявился бог из Асгарда – Локи, вместе с одним из камней бесконечности (по правде сказать, Рамлоу вряд ли бы  поверил во все эти сказки про божеств и волшебные камешки, если бы не видел все это сам).

Один из агентов Щ.И.Т.а уже успел побывать под влиянием Локи. Этим агентом был Клинт Бартон. Брок отлично знал его, они часто работали вместе, и возможно, если бы обстоятельства были иными, они могли бы подружиться. Хорошие друзья, да и друзья вообще, сейчас большая редкость. Но Бартона, Рамлоу сейчас мог бы назвать приятелем-знакомым – их дороги часто пересекались как на работе, так и за ее пределами.

Но то, что агент Клинт Бартон находился под влиянием камня бесконечности, было одним из провалов Щ.И.Т.а. Как такая организация могла все это допустить? Впрочем, уже не важно. Любой промах Щ.И.Т.а был лишь на руку Гидре.

Рамлоу шел по бесконечным коридорам здания Щ.И.Т.а, но услышав звук открывающихся дверей лифта заставило его перейти на более быстрый шаг. С лифтами Щ.И.Т. допустил еще один промах – их было слишком мало, особенно в этой части здания. Всего лишь 3 лифта на все тридцать этажей. А перспектива идти по лестнице с пятого на двадцать восьмой этаж Рамлоу мало привлекала. В результате из-за спешки он налетал на какую-то нервную дамочку, которая тут же успела высказать Броку все, что она о нем думает. Но заскочить в лифт он все же успевает. Как хорошо, что у кого-то хватило мозгов нажать на кнопку удержания дверей.

Этим кем-то была никто иная как Эмма Фрост. Рамлоу слышал о ней не один раз, и даже видел ее на каком-то собрании. Брок кивает ей и нажимает кнопку нужного этажа, и вспоминает, что Бартон нелестно отзывался и совместных занятиях психотерапии. Он ухмыляется и отворачивает голову чуть в сторону.

А еще, он считал почти как и Эмма, что «начать заводить друзей в «Щ.И.Т.е» никогда не поздно, а обрастать связями – всегда полезно». Главное лишь знать границы и никого не подпускать близко к себе. Не ближе чем коллеги-хорошие знакомые.

– Агент Бартон как-то говорил, что беседы с вами пошли ему на пользу.

+1

4

Двери лифта наконец закрываются и тот начинает плавно скользить вниз. Самое время начать непринужденную светскую беседу двух не менее светских сумасшедших. Или не светских.
– Агент Бартон как-то говорил, что беседы с вами пошли ему на пользу.
Эмма поднимает на мужчину голубые глаза, в которых читалось прохладное, хорошо сдерживаемое любопытство, смешанное с легким изумлением. Несколько мгновений, она всматривается в незнакомца, после чего негромко, серебристо смеется. Такое поведение для неё совершенно нетипично (впрочем, даже если он об этом знал и такая реакция смутила его, он не подал виду), но в некоторых случаях удержаться так сложно. Да уж, Бартон мог бы сказать, что беседы с ней, такой красивой пошли ему на пользу. Правда, в выражениях не столь изысканных.
― Прошу прощения, ― произносит Фрост. ― Не сомневаюсь, что Клинт сказал именно то, что имел в виду, ― уверяет женщина. ― Вы его друг и коллега, полагаю, агент… ― Белая Королева дает шанс представиться самостоятельно, не залезая в чужую голову. Для таких вольностей еще рано, да и Фьюри, даже с одним глазом, может быть настолько зорким и внимательным, что вполне может заметить её вмешательство в чужой разум. Ссориться с ним не хотелось. А еще не хотелось ссориться с тем, кому предпочитали не высказывать вслух то, что думалось в тот момент, когда он на всех парах мчался к лифту. Наверное, этот лифт – очень важный. Или дело очень срочное, для которого недосуг ждать следующего. Это всё вполне возможно и очень даже объяснимо, но начавшая шевелиться паранойя, растревоженная подобной спешкой, почему-то обратно в спячку не спешила, советуя оценить ситуацию более тщательно. Она все-таки в главной шпионской цитадели их самой демократической страны в мире. Даже явившемуся сюда с благими намерениями, держать ухо востро будет не лишним. На всякий случай. К тому же, к хорошему быстро привыкаешь. А для Щ.И.Т.а возможность сотрудничества с одним из самых могущественных телепатов, определенно входит в понятие «хорошее». Разве они не попытаются выжать из совместной работы максимум? Разве она не по постарается сделать тоже самое? Использовать агента в своих планах для неё ничуть не менее соблазнительно, чем для него использовать её. У них ведь почти равные возможности, чтобы провернуть это.
― Агент Бартон делился еще чем-нибудь о наших с ним разговорах? ― интересуется Фрост, небрежно поправляя платиновый браслет, зацепившийся за край пиджака. На губах все та же прохладная улыбка, в аквамариновых глазах все то же сдержанное любопытство, что и несколькими мгновениями ранее. Ей действительно будет интересен его ответ. Почти так же, как воздействие Камня Бесконечности на чужое сознание. Ей, откровенно говоря, не очень-то верилось в том, что эффект можно ликвидировать когнитивной рекалибровкой или разговорами по душам, но факты – упрямая вещь. Романофф смогла выбить инопланетно-иномирную дрянь из мозгов напарника, а после терапии, назначенной Фьюри, коллеги медленно, но верно переставали смотреть на лучника, как на съехавшего с катушек психа. Значит, какое-никакое лекарство/противодействие этой напасти есть. Словом, с какой стороны на ситуацию ни посмотри, было над чем подумать и что выяснить. И раз уж проникнуть в эпицентр всех этих тайн ей не дают… Что ж, если нет возможности изучить предмет изнутри, всегда можно попробовать сделать это снаружи. Она – телепат, и ей не привыкать видеть этот мир чужими глазами. А глаза шпиона и оперативника Щ.И.Т.а наверняка отличаются  зоркостью.

+1

5

– Агент Рамлоу, – отвечает ей Брок, чуть улыбаясь. – Все верно, коллега и друг, – первая ложь. Друг это было сильно сказано. В щите не может быть друзей, лишь рабочие отношения и вечная конкуренция за хорошее место. Рамлоу все еще помнит взгляд, выражение лица и слова «значит, ты сдохнешь первым» Джека Роллинса, когда главой команды Удар назначили Брока, а не его. Хотя, Джеку не на что было жаловаться, он по-прежнему оставался двойным агентом Гидры в Щите, да и ответственности и спроса с него было куда меньше. И с Рамлоу у него были довольно приятельские отношения. Но работа была лишь работой.

А что до Клинта Бартона, то Рамлоу мог бы назвать его коллегой с натяжкой, и никогда приятелем или другом, но нужную иллюзию поддерживал. И многие верили. Они часто работали вместе, и часто вместе ходили в один бар чтобы отдохнуть и развеяться. В иное время и при других обстоятельствах они обязательно бы подружились. Даже немного жаль, что агент Романофф так быстро «раскалибровала» его. В общем-то, из Бартона мог бы получиться хороший агент Гидры под прикрытием.

Честно говоря, Брока все еще интересовал эффект воздействия камня бесконечности на человеческий разум. Неплохо было бы узнать от Эммы побольше на эту тему. Когда Рамлоу попытался расспросить самого Клинта на эту тему, то потерпел неудачу.

– Это правда, что время воздействия камня, Бартон не помнил ничего? – спрашивает он, надеясь попасть в точку. Бартон почти ничего не говорил на эту тему, и правильно делал. Сейчас, то время, когда твои собственные слова однажды могут обернуться против тебя. – Кажется, больше он ничего не говорил. Наверняка вам приходилось его разбалтывать.

Лифт плавно и медленно ехал вниз, почти не останавливаясь.

– И не думайте, что я спрашиваю все просто так, все-таки я считаю его своим другом, и по-своему хочу помочь ему, – снова ложь. На самом деле Рамлоу плохо верил в искреннюю дружбу, как плохо верил и в искренние отношения. Люди  общаются и спят друг с другом только лишь для своей собственной выгоды и не более того. Никто не исключение, хотя, очень-очень редко появляются эти самые исключения.

– Не подумал бы, что человеческий разум так быстро готов сдаться камню, – хотя на самом деле, Рамлоу знал все это отлично. Камни бесконечности это вам не бижутерия. Вот почему они так интересны Гидре.

+1

6

Кое-что начинает проясняться. Сначала имя мужчины, затем причина, по которой он так спешил, а также причина, побудившая Фьюри для починки Бартона подрядить именно телепата. Дело все в том, что в отличие от любого пусть даже самого дорогого, искушенного и многоопытного психотерапевта, психолога или психиатра, псионик способен видеть картину целиком и моментально отслеживать изменения в оной. Зачем Нику понадобились эти таланты? По своему немалому опыту она могла с уверенностью сказать, что  стремление к такому вот жесткому контролю, проявляется только в одном-единственном случае. Случившееся с Клинтом заставило Фьюри не просто занервничать, но испугать так, как он вряд ли пугался раньше. Он не показывал это подчиненным, те вряд ли догадывались об истинном положении дел, но сказанное агентом Рамлоу (и подслушанное в чужих мыслях некоторых оперативников) позволило Эмме увидеть чуть больше, чем ей положено и чем директору Щ.И.Т.а хотелось бы показать ей. Интересно, он спланировал все так, чтобы Белая Королева в конечном итоге обо всём догадалась? И если да, ей считать это своеобразным приглашением разделить его беспокойство и объединить усилия? Если так, Ника ждет разочарование. Сотрудничество с людьми на данный момент неинтересно и маловероятно. Слишком часто она убеждалась в том, что положиться на homo sapiens можно только в одном случае: если хочешь, чтобы они тебя подвели. Во всем остальном они вовсе не так хороши, как хотелось бы.
— Все, что происходило во время воздействия камня мы не обсуждали, — произносит Фрост. не обсуждали, не обсуждают и обсуждать не будут. — Агент Бартон вряд ли готов поделиться этим с кем бы то ни было. Нельзя его за это винить. Я вот тоже не люблю говорить о том, как однажды мне не повезло умереть, — только если к слову приходится. И чтобы намекнуть, что попытка провалилась, а она все еще очень даже  жива. — Обо всём остальном беседы идут вполне непринуждённо, — роняет Белая Королева, учтиво улыбаясь. — Что касается податливости разума камням, —женщина позволяет себе смешок, — даже если вполне обычный камень на минимальной скорости встретиться с головой среднестатистического человека, результат может быть весьма прискорбным, — по сравнению со слишком многим, что homo sapiens окружает, у него до обидного мягкий череп и мозг. — Ну а Камни Бесконечности... Если легенды не врут, то они вовсе не камни, а останки когда-то живого существа, чья сила была близка к абсолютной. Как и каждому обладателю такой мощи, ему стало очень одиноко, — судьба, что постигает всякого властелина. Тяжесть короны и чувство покинутости сгубили куда больше владык, чем яды, предательства и мечи. К несчастью для весьма многих, Эмма, также владевшая королевством, одиночество, тишину и покой не считала проклятием, а очень даже наоборот. Не слышать ничьих мыслей и не чувствовать ничьих эмоций, для любого телепата то дар благословенный. И она не была исключением. — Не в силах выносить более вечного одиночества, оно в конце концов покончило с собой. Частицы его существа и стали Камнями Бесконечности. Его звали Немезис, если легенды правдивы, конечно, — мягкий звонок знаменует прибытие на нужный этаж. Двери открываются, но Фрост не спешит покидать кабину. — Буду признательна, агент Рамлоу, если проводите меня до ближайшего автомата с кофе, — тот факт, что она собирается снизойти до простых смертных и готова выпить кофе столь же примитивным способом, как и большинство в этом здании, мог бы насторожить любого, кто хоть немного знал эту женщину, ценившую эксклюзив и статусность во всем, в чем это только возможно. Ей сейчас даже любопытно, заподозрят ли её? В любом случае, она просто не могла устоять против возможности побеседовать еще несколько лишних минут, дабы в разговоре ещё что-нибудь интересное всплыло. — Беседы о суицидальных высших существах наводят на меня тоску и нужно хоть чем-то разбавить. Если Вас ждут дела, просто укажите нужное направление, — любопытно, обойдется без ментального воздействия что подтолкнет к правильному ответу или агента Щ.И.Т.а  не пронять лишь эффектной внешностью?

0


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » А кому сейчас легко?