crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Как я встретил вашу маму


Как я встретил вашу маму

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Как я встретил вашу маму
Два чистокровных мага и много недоразумений

http://24.media.tumblr.com/tumblr_lrjd5cV6WH1qjm3t5o1_500.gif

«

Великобритания
Браки чистокровных заключают часто помимо воли самих жениха и невесты. Так что задача номер один в списке дел на сегодня: не только понравиться будущему мужу или жене, но хотя бы с ним (с ней?) познакомиться для начала!

»

+2

2

—Его прочат в Министры, — девица Розье скользит небрежным взглядом по широкой спине Тессея Скамандера, но успевает отвести взгляд прежде чем волшебник заметил, что стал объектом пристального внимания. —Ты везучая, — обращённые к Лете пока еще Лестрейндж два слова звучат, как признание поражения. Со всех сторон тут же наперебой начинаются подтрунивания, шутки и смешки в кулачок. Юная леди смотрит в глаза Жаклин спокойно, чуть иронично, но главное бесстрастно, ничем не выдавая своих чувств. На самом же деле, ведьма прекрасно осознают, что ей действительно повезло, крупно и почти непростительно. Девицы на выданье, конечно, не понимают, что опасность с фортуной связанная, вполне себе соразмерна и избранным путем её будет следовать непросто. Но не делиться же своими опасениями и не пытаться же открыть им глаза на тысячи вариантов, при которых «долго и счастливо» может обернуться катастрофой. Они не этого ждут. Чего они ждут, ей прекрасно известно. И конечно она собирается это им даровать. Царственно. Вальяжно. И не страшась проиграть.
—Я готова проявить великодушие и щедрость, —молвит Лестрейндж, игриво вздергивая подбородок. —Расставляйте ваши сети, — тёмные глаза загорелись сдержанным любопытством, как и всякий раз, когда молодая женщина решалась на очередную невинную шалость. — Срок карт-бланш истекает в полночь, — раскрывая веер и лениво помахивая им, предупреждает она. Розье, Шафик, Яксли, Фоули и Гринграсс поднялись. Все пятеро девушек с радостью приняли вызов.
—Признайся, у твоей семьи финансовые трудности, — укоризненно произносит мисс Макмиллан, подсев к Лете. —Иначе зачем бы тебе вычеркивать из свадебного списка гостей фамилии пяти уважаемых семейств, рассчитывавших присутствовать на торжестве…
—Брось, Элоиза, — покровительственно молвит Бельвина Берк, в девичестве Блэк, присоединившись к девушкам. Некоронованная Королева всей магической Британии на 11 лет старше, да и по крови многих здесь монарше, так что к мнению её прислушиваться приходится абсолютно всем. Женщина снимает с подноса два бокала с пуншем и протягивая один из них невесте. —Будто ты не знаешь, что все они готовы стерпеть, лишь бы быть среди избранных в тот самый час, когда на небосклоне загорится звезда первой леди. Мучай их сколько тебе угодно, дорогая, — улыбается она, украдкой поглядывая на облепленного стайкой девиц Скамандера.
—Моя дражайшая миссис Бёрк, на правах дальней родственницы, замечу, что Ваши советы могут навредить нашей подруге, — почтительно, но вместе с тем непринуждённо произносит Макмиллан.
—Дитя моё, на правах любимой тетушки мужа Вашей старшей кузины Мелании, ответственно заявляю, подруги для того и нужны, чтобы давать вредные советы, — леди Лестрейндж серебристо смеется и салютует бокалом. Элоиза лишь неодобрительно качает головой. —Выведите меня на балкон через пару минут, мадмуазель Лета, я разыграю даму, хватившую лишнего. А еще через пару минут оставлю Вас в гордом одиночестве. Должно получиться.
—Вы думаете? — не без сомнения интересуются ведьма.
—Можешь не сомневаться, он воспользуется моментом, чтобы поговорить с тобой наедине, — пожалуй, с этим юная леди согласна на все сто. Высказать Тессею будет что. Много чего вообще-то. Винить его за это она не могла бы. Однако, если уж они скорее всего станут мужем и женой, пока еще невеста хотела расставить все точки над «i» до того момента, когда магический контракт вступит в законную силу и свяжет их нерушимым узами. К тому же, Лета могла бы помочь ему в его начинаниях и помочь хотела, откровенно говоря. Но для этого она должна была знать наверняка, нужно ли в будущем министру плечо, на которое он может опереться, соратник, что подскажет и посоветует, а также надёжный друг. Может статься, с него будет вполне достаточно чего-то более традиционного. Хранительницы домашнего очага и матери их детей, например. Впрочем, ей казалось, что умному брату Ньюта, который почти попал на Слизерин при распределении, последних двух качеств будет недостаточно. Что ему нужно большее. Или же ей просто хотелось в это верить.
—Идем, — решительно произносится месис Бёрк, тяжело поднимаясь и грузно опираясь на руку Леты. Крепкие костлявые пальцы одобрительно пожимают запястье через два слоя бордового бархата. Леди степенно шагают в сторону балкона. Переступив его порог, они перебрасываются дежурными, ничего не значащими фразами. И погоде, о приеме, о том, куда всё катится. Несколько минут спустя Бельвина возвращается на вечеринку, оставляя пока ещё Лестрейндж наедине с собой и своими мыслями. Почти наедине. Напутствие и пожелание удачи остаются рядом с ней, они почти осязаемы, но отнюдь не навязчивы. В установке декорации в подготовке сцены где разыгрываются одни из самых важных событий любого причастного чистокровной  аристократия этой женщине  нет равных Это признавали все как это что лучше дружить с ней не враждовать. Лете она благоволила с тех самых пор, как та вступила в высший свет. Чем она заслужила такую благожелательность, ведьма не знала, но в искренности оной сомневаться не приходилось. Что же, когда Короли выбирают себе кого-то в приближенные, не стоит допытываться причин, нужно лишь думать, как сохранить расположение. Ведь его потеря может и головы стоить. Балконная дверь вновь скрипит, заставляя леди Лестрейндж обернуться и встретить взгляд ни много ни мало будущего мужа.
«Дыши», — а неплохо бы очаровательно улыбнуться, поприветствовав должным образом, но она ведь планировала честный разговор. Таковой, как оказывается, начать куда сложнее, чем вести пустенькие светские беседы.
—Мне повезло, — произносит она наконец. — В присутствии героя войны чувствуешь себя в куда большей безопасности. Этого сейчас очень не хватает. И не только мне одной, — но ещё и девицам из пяти семей, чьи недовольные взоры сейчас наверняка прожигают в стеклянной двери дыру. Впрочем, до полуночи ведь еще далеко, не так ли? Что с того, что они не продержались и пятнадцати минут? Наследницы фамилий священных двадцати восьми так просто не сдадутся... Она тому один из ярчайших примеров. Разве вечер только что не перестал быть томным и сделался необычайно интересным?

+2

3

Рано или поздно, но в жизни любого юноши и девушки из определенного сословия и при определенном возрасте начинается лютый кошмар. Выглядит он примерно так.
Ты просыпаешься рано утро в своем родном доме. Проделав все необходимые процедуры, спускаешься к завтраку. За столом ведутся неспешные беседы о чем-то почти незначительном - погода, политика, курс галлеонов...и тут посреди курсов и новых кандидатов в министры звучит вкрадчивое "Тес, пора бы задуматься о женитьбе".
Через пару дней, когда ничего не подозревающий ты кормишь гиппогрифов и радуешься единственному выходному, со спины подходит матушка. Матушка - ведьма с многолетним опытом дрессировки как сыновей с мужем, так и целого стада гиппогрифов. Это если еще не упоминать других ее "деточек", живущих в вольерах или свободно перемещающихся по дому и саду. И пока ты обдумываешь методы стратегического отступления, подозревая по посверкивающим глазам любимой маменьки, что замышляется что-то нехорошее, снова звучит это "жениться".
В итоге рано или поздно разум под таким натиском сдается и начинает размышлять над новым заклинанием "свадьба". Это жутко сложное заклинание! Сложнее авады. Тесей освоил аваду очень быстро: слишком быстро для хорошего доброго парня и нормально быстро для сильного чародея и опытного аврора. Хотя временами он откровенно завидовал магглам: те несколько свободнее в своем выборе.
Не сказать, чтобы у Теса не было на примете девушки. Романы в Хогвартсе у него перемежались с тренировочным дуэлями, матчами по квиддичу и штудированием запретной секции, куда парень получил доступ тоже слишком быстро. Другое дело, что ни о какой женитьбе речи не шло. Скажите на милость, что ему делать с молодой женой? Что это за жизнь будет? Дорогая, на часах три часа утра, я только что аппарировал домой после очередного задания, а в шесть утра уже снова нужно быть в Министерстве? Или: милая, я не смогу прийти на прием, уйма работы, давай без меня?
В отличие от более расслабленного Ньюта Тес прекрасно понимал, что на такую семейную жизнь не согласится ни одна уважающая себя ведьма из знатных семей. А на меньшее ни его родители, ни он сам не рассчитывали. Хотя, скорее, первое, чем второе. Честолюбие честолюбием, но свои возможности аврор всегда оценивал здраво. В отличие от семейства, к сожалению.
К тому же, Лета. Помнится, они страшно поругались с Ньютом тогда, в первый день, когда стала известна кандидатура невесты. Старший Скамандер даже подумывал об отказе ради спокойствия младшего, но, увы, опоздал. Или не увы?
Лета - девушка, о которой с таким упоением говорил Ньют, и на чей портрет аврор натыкался чаще, чем на самого брата, - оказалась прекрасна. Не обделенный вниманием девушек, волшебник даже порадовался, что не успел расстроить родителей и девушку отказом. Только вот... Сойдутся ли? Если кто-то думает, что в высшем обществе магической Британии браки заключаются если уж не по взаимной любви, то хотя бы по обоюдной договоренности между женихом и невестой (проще говоря, что они знакомы уже энное количество времени и не выпадают в иные измерения при необходимости поговорить со своим будущим избранником или избранницей) - очень ошибается.
Он видел Лету в Хогвартсе. Знал по рассказам Ньюта (спасибо, брат!). Знал по отзывам матери, коллег, и вот этих девушек, которые уже несколько минут упрямо о чем-то жужжали вокруг, раздражая мага все больше.
Тесей терпеть не мог многолюдные собрания подобные этому. Сборище бессмысленной болтовни и демонстрирования новинок магической модной индустрии, а еще шепотки в спину и навязчивые попытки познакомиться - вот, что представляли для него из себя различные приемы. Правила игры аврор принимал: улыбался, смеялся, очаровывал, иногда даже поддерживал сплетни, рассказывая о себе лишь то, что ему было выгодно. Манипуляции вросли в него если не с детства, то с первого курса уж точно. На Рейвенкло в этом плане еще сложнее, чем на Слизерине. Если у "змеек" тобой манипулируют по большей части сознательно и с целью чего-то добиться, то "орлята" между собой общаются фразами, содержащими смысл в смысле. И умножить это на несколько смысловых степеней. Поэтому если с утра тебе сказали "привет", то это отнюдь не означает простого "привет". Возможно, у тебя потребовали обратно одолженные книги. Может быть, назначили свидание. Или попросили помочь подготовиться к очередному зачету по гербологии. А то и оскорбить попытались! Поди тут разбери с ходу, но он научился. Чему, кстати, был безумно благодарен впоследствии: среди этого моря акул умение отличать одно приветствие от другого при абсолютном внешнем (точнее, звуковом) сходстве - бесценное умение.
Однако, никто не запрещал и ему уставать от подобного. Первые три попытки сбежать с "поля боя" успехом не увенчались: подошли еще несколько дам, окружив его и напоминая голодных красных колпаков. Жгучее желание достать палочку и разогнать эту стаю давило на руки, поэтому пришлось ухватиться за пробегавшего официанта и содержимое его подноса. Тес даже не посмотрел, что именно взял. Алкоголь и ладно.
Слава Мерлину, пятая попытка выйти на балкон, где заметил краем глаза Лету, увенчалась успехом. Не факт, что не бросается "из огня да в полымя", судя по решительному настрою невесты, даже отбросившей свои обыкновенные повадки светской леди, но так лучше. Так намного лучше. Здесь свежий воздух, а еще они впервые за долгое время остались наедине.
Обратив внимание, что у него по бокалу в обоих руках (когда успел - сам не заметил, видимо схватил рефлекторно, отговариваясь в попытке сбежать от прекрасных дам), - один протягивает миледи Лестрейндж.
- Если вы о ваших подругах, миледи, то, думаю, они найдут успокоение в возможности обсудить детали друг с другом, - улыбается и слегка наклоняет голову в приветствии. Ну вот. А ведь хотел завязать нормальный разговор. Ну что ты будешь делать. Оно само вырывается в ответ на колкости. Интересно, это всегда так будет? Может быть, лучше все отменить на данном этапе? Или это просто мандраж перед неизведанным пока для него полем очередной игры под названием "семейная жизнь"?
Тесей проходит вперед и облокачивается руками на перила балкона, рассматривая пейзаж вокруг и выравнивая дыхание. Голос у него мягкий, спокойный, бархатистый. Если не знаешь, как вести себя, то веди уверенно, - уж этот урок он усвоил из многочисленных уроков матушки.
- Зачем вы здесь? - спокойный вопрос, вот только посмотреть страшновато, поэтому все также гипнотизирует вечерние сумерки. Может быть, такой прямой вопрос поможет обоим обойти светские рамки и поговорить напрямую? Может, даже рискнут перейти на "ты"?

+2

4

О, они конечно же обсудят, в этом можно не сомневаться. На ее памяти весьма многих незамужних дам и(ли) нерасторопных политиков искренне возмущали чужие коварство изворотливость. Нет чтобы честно признаться в зависти и расписаться в собственном бессилии, так нет же, предпочитают выставить себя на посмешище, поднимая морально-нравственный аспект вопроса, напрочь забывая о том, что щепетильность среди аристократов приветствовалось только если дело касалось резко отрицательного мнения о нечистокровных волшебниках. К средствам достижения прочих целей никто не был хоть сколько-нибудь строг. Моральная разборчивость чужда их эпохе, черпавшей свои нравственные устои в учении Макиавелли. Тот, кто в их времена желает взойти на трон, не слишком затруднял себя сентиментальными оглядками и не старался рассмотреть сквозь лупу, обагрены ли ступени трона кровью. Чтобы стать королем, убивали отца, изводили ядом брата, тысячи безвинных жертв ввергали в войну, людей, не задумываясь, устраняли, убирали с дороги. Среди знатных родов Европы вряд ли нашелся бы царствующий дом, не знавший за собой подобных преступлений. Когда речь шла о королевском венце, никто не искал в короле или королеве добродетели, красоты, достоинства и благонравия, здесь уж не до щепетильности, когда глаза слепит блеск благородного металла. И традиция эта, родом из средних веков, жива и поныне, отказываться от неё никто не планирует. Как никак, один из тех столпов, на котором покоились могущество и всесилие аристократов.
Она ставит бокал на перила и мягко касается подбородка мужчины, разворачивая к себе его лицо:
—Потому что хочу большего, — произносит Лета. Не требование, уж точно не приказ и не уведомление, она не ставит перед фактом, она предлагает. До неё, к слову дошли слухи, будто Куинни Голдштейн дала ей нелестную характеристику. Она решила, будто первая любовь Ньюта привыкла лишь брать. Впрочем, что взять с американок, упрощающих слишком многое и делящих делят мир исключительно на чёрное и белое? Готова ли леди Лестрейндж отдавать? Разумеется, готова. Но лишь в нечто, что сочтет перспективным. Сотрудничество должно быть взаимовыгодным. Поэтому, когда пришло время, она отпустила Ньюта. Он был мечтателем, ветреным и страстным, и это сочетание приземленной ведьме, предпочитающей видеть результаты своих усилий в материальном выражении, не подходило. Оно же помешало бы ему стремится к чему-то большему. Что и говорить, ей до сих пор думается, что Скамандер-младший зарывает талант в землю. Этого она не понимала. —И почему-то уверена в том, что Вы тоже желаете чего-то большего чем та, кто умеют лишь хорошо получаться на колдографиях, — озорная улыбка, ей не сдержать, да и смысла нет. Он понимает к чему она это сказала. На снимках юная леди выходит отменно, и Тессей мог видеть тому подтверждение. — Мы могли бы добиться многого, работая сообща, — шаг назад, рука её отпускает подбородок и тянется за бокалом шампанского. Тонкое стекло касается бокала мужчины, едва слышный серебристый звон растворяется в очень неловком молчании, которое Лета решает нарушить:
—Почему они прочат Вас в министры? — она кивает в сторону пресыщенных дам и господ, что предаются любимому занятию – ничего неделанию. —Сами-то милорд Скамандер желаете становиться им? — но что важнее каким он хочет стать правителем? Есть матадоры, умело и виртуозно управляющиеся с быками, а есть те, кто предпочитает быть тем самым быком, которого пытаются разозлить, предлагаю красные тряпки, после чего… Нечто подобное случилось с её предком, кстати. Ему удалось добраться до вожделенного трона, но консолидировать власть он так и не смог. Радольфус Лестрейндж отделался нервным срывом и ушел в отставку, можно сказать ему очень даже повезло, учитывая, сколь печально всё могло закончиться. Что же, но предпочитал никому не доверять и действовать исключительно в одиночку. Она той же ошибки допускать не собирается.

Отредактировано Leta Lestrange (Вс, 28 Янв 2018 11:57:42)

+2

5

А вот это уже интересно. Он с любопытством наблюдает за манипуляциями Леты, и в какой-то момент глаза вспыхивают ярче. Есть такая присказка: не манипулируй манипулятором, иначе с тобой захотят поиграть. Это верно примерно процентов на девяносто, девяносто пять. Есть особая категория профессиональных игроков на эмоциональном поле. Таких, как например мисс Лестрейндж. Или мистер Скамандер, кого подобное одновременно и забавляет, и возбуждает острые приступы любопытства.
Проще говоря, Тесею нравится.
- На фотографиях и нюхлеры неплохо выходят, но едва ли с ними можно обсудить поздним вечером за бокалом вина последние новости, - мягко улыбается молодой человек, соглашаясь с Летой. Зачем ему очередная кукла, которых и так полно в зале? С ними, конечно, приятно пообщаться, но не более десяти минут, и явно не затрагивая серьезных тем. Последнего ему хватало и на работе, однако любому человеку нужно как-то отвлекаться. Кому как, но Тесею не хотелось приходить домой и кивать какому-нибудь манекену, играющему роль "жены", но при этом абсолютно равнодушному к происходящему с супругом или супругой. Самому тоже ведь не хотелось таким становиться.
Тонкий звон бокалов и внимательный изучающий взгляд Скамандера, пока он говорит - бархатисто, мягко, хорошо поставленным баритоном. Помнит, что с ней следует быть осторожным, но кто мешает попробовать продвинуться вперед в изучении столь любопытной фигуры?
- Потому что считают сильным? - интонации полувопросительные, полуутвердительные, а в уголках глаз собираются веселые лучики. Его забавляет и вопрос, и ситуация. - Точнее, вы желаете знать, миледи, собираюсь ли я им стать? - с нажимом на "собираюсь", вежливо уточняет волшебник, салютуя бокалом. Сейчас нужно действовать очень аккуратно: любое сказанное слово может использовано против него. И не потому, что Лета хоть сколько-нибудь плоха, о нет. Всего-навсего - воспитание чистокровных семей не позволяет проходить мимо любой полезной информации. Он ведь и сам такой же: так зачем осуждать?
Тесей делает шаг вперед, наклоняется ближе и - практически на ухо, едва слышным шепотом, спрашивает с улыбкой: - А могу ли я вам доверять?
Дразнится, причем откровенно. Глаза, оказывающиеся на мгновение так близко от лица девушки, когда он отстраняется на прежнюю дистанцию, смеются, но без тени насмешки. Скорее, это добродушное веселье человека, которому любопытно поучаствовать в происходящем, попытаться изучить ситуацию и принять соответствующее решение.
- Помнится, Ньют дорого поплатился за отстаивание ваших интересов, - неторопливый глоток с одновременным внимательным изучающим взглядом на девушку поверх бокала. Тесей все также спокоен и даже продолжает слегка улыбаться, будто поддразнивает собеседницу. Знает прекрасно, как все смотрится со стороны: стеклянные двери дают находящимся в зале в полной мере наслаждаться происходящим. Что же, пусть наслаждаются.
Что интересно, в голосе мага нет ни намека на обвинение или обиду. Светский разговор на высшем уровне выдержки - отличный навык для возможного министра магии, не так ли? Только глаза на секунду сверкнули при упоминании брата.
- Но кое в чем вы правы, миледи. Мне совершенно неинтересна фотогеничность миссис Скамандер, хотя вы бы получились в кадре куда лучше остальных, - легкий наклон головы, улыбнуться чуть шире и тут же отвести взгляд, поменяв положение тела в пространстве. Опираясь на балконные перила, он аккуратно ставит бокал и выдыхает.
- С некоторыми людьми ведешь себя почти как с драконами. Нужно очень аккуратно двигаться, иначе - поджарят. Вы мне напоминаете изящную хвосторогу, миледи, - на пару мгновений оборачивается к Лете, кидая озорной взгляд мальчишки, но почти сразу же возвращается к созерцанию пейзажа. - Но и дракона можно укротить. Другое дело, что укрощенный дракон обычно подавлен, не столь красив и яростен.
Всю мощь он не показывает, а мне искренне хочется наслаждаться настоящим огнем вместо показушного фейерверка. Думаю рядом с сильным лидером должен быть по-настоящему сильный дракон, не так ли?

Любопытно, в какой момент клуши из зала попытаются им помешать? Мелькает мысль увести отсюда Лету, дабы продолжить разговор в более спокойном месте, но пока это едва ли возможно.

+2

6

Ей отчего-то хочется сказать, что поминать нюхлеров всуе носившему фамилию Скамандер, не пристало. Заметить мимоходом, просто чтобы мужчина оценил едва ощутимый укол изящной шпильки, который показался бы щекоткой. Но слишком уж любопытно услышать ответ на более интригующий вопрос. Считают сильным? Пожалуй. Но в том и проблема людей их круга. Между «считать себя» и «быть тем, кем себя считаешь» – пропасть. Болезнь, отравляющая священные двадцать восемь и присущая лишь им. По крайней мере, во всей своей красе отрава расцветает лишь в тех, кто может похвастаться голубой кровью.
― Безусловно, ― рассеянно произносит девушка, намекая на то, что даже если он только собирается, большего от него вассалы требовать не будут. И шустро возьмут под козырек. Ведьма вновь всматривается в отрезанную от них публику. Уже довольно-таки продолжительное время она испытывала ко всем этим волшебникам особенно острую неприязнь. К пустым разговорам о погоде и политике, к лицам – дешевым маскам, прикрывающим нарывающие, сочащиеся гноем мысли, к голосам, пытавшимся спрятать за непринужденной болтовней оглушительное молчание пустых душ, давным-давно сгинувших где-то в гримпенской трясине. Она понимала, что из этого общества ей необходимо вырваться. Способ был найден, и как видно, это расхолаживало. Следовало быть повнимательнее, а не как сейчас потерять бдительность и пропустить тот момент, когда будущий супруг шагнул навстречу, и, сократив расстояние, наклонился к самому её уху, чтобы задать вопрос, что нечасто услышишь в их среде. В конце концов, всякое закрытое учение оставляет на своих воспитанниках печать, структурный рисунок, метку. В случае чистокровной аристократии, оными было неумение доверять.
― Политикам, наверное, никому не стоит доверять, ― задумчиво роняет она. ― То ли дело мы, простые смертные, ― легкая улыбка выходит меланхоличной. Кем угодно можно считать толпу, в свистящем шуршании дорогих тканей и поскрипывании кресел, рассаживавшуюся для партии в вист, но простыми смертными их уж точно не назовешь. Светски беседовавшие на балконе молодые люди тоже были частью этого закрытого мира избранных, но все же не считали себя настолько же безнадежными, как подавляющее большинство. Лета, откровенно говоря, готова была собрать вокруг себя всех небезнадежных, вот только стать осью, сплотить их – пока ей это недоступно. Потому что осью может быть лишь ячейка общества. Традиции все еще сильны на их родине. А достойная партия для юной леди и вовсе была одним из столпов. Замужней даме во все времена прощали и позволяли куда большее, нежели не имевшим возможностью похвастаться титулом «миссис». ― Мы, в отличие от политиков, можем доверять, кому пожелаем. Вот, например, я, ― рассуждает леди Лестрейндж, делая глоток шампанского. ― Я могу и хочу доверять Вам, ― мяч, брошенный Тессеем, она отбивает искусным приемом. На лице её не дрогнул ни единый мускул, сказывалось любовно выпестованное и долгое время взращиваемое умение мобилизоваться в считанные мгновения. В такие минуты, разум её отстранено накапливал впечатления и ощущения, воспринимал исключительно ту информацию, которую стоило использовать. Это умение только что помогло обратить вопрос риторическим. Можно ли доверять тому, кто может доверять в ответ? Какие на этот счет могут быть сомнения?
― Изящный комплимент, ― улыбается ведьма. Гораздо более открыто и лучезарно, чем позволяла себе до этого. И без тени иронии. ― А еще драконы ревностно охраняют свои сокровища, ― с истинно женским кокетством, добавляет она. ― И все же, Лестрейнджей считают скорее гром-птицами. А Блэков, кстати, василисками. Миссис Бёрк – урожденная Блэк и только взгляните, как каменеют от одного его взгляда девицы, посмевшие бросить робкий взгляд в сторону балкона, ― Бельвина пресекала любые попытки нарушить их уединение. И, действительно, одним лишь взглядом. Можно не сомневаться, этого стража никому преодолеть не удастся. ― К слову, о гром-птицах. Ждете ли бурь?

Отредактировано Leta Lestrange (Вт, 20 Мар 2018 02:21:56)

+2

7

Он оценил. От и до оценил то, с каким изяществом и простотой леди Лестрейндж обернула его атаку против него самого. Опасный противник и ценный союзник: что может быть более возбуждающим для любопытства человека, который каждый день вращается среди министерской братии? Верно, ничего. Да и мало кто способен на то, что сейчас с обескураживающей легкостью сделала миледи. Тут можно было бы все списать на воспитание, род, родителей, прививающиеся с самого детства нормы поведения и выпестованную привычку парировать любую направленную на тебя атаку, - но нет.
Тесей может поклясться на чем угодно, что присутствующие в зале за стеклянной дверью, так не сумеют. Интересно, это фамильная черта рода Лестрейндж или фамильная черта Леты?
Сам не замечает, как ему все больше и больше начинает нравиться этот разговор. Умный понимающий собеседник - что еще требуется для чудесного вечера?
На замечание о гром-птицах Тес позволяет себе отреагировать внимательным взглядом в сторону вышеуказанной особы. О да, сравнение великолепно и выдает с головой сказавшую это. Если бы не слышал о Лете от брата, то уже по одной фразе можно было бы понять пристрастия человека, а также очень тонкую манипуляцию и даже небольшой заговор. Приятный такой заговор, прямо-таки вопящий о необходимости обратить более пристальное внимание на стоящую рядом леди.
- Василиска можно лишить зрения, если будет на то желание, - тонко улыбается маг, салютуя бокалом заметившим его двум леди. А из-за них - заметившему собранию. Почти сразу же он отворачивается, снова возвращая внимание к мисс Лестрейндж и показывая таким образом один немаловажный факт: даже не пытайтесь приближаться к балкону. Проиграете. Точнее, уже проиграли.
- Не говоря уже о ряде специальных средств по устранению опасности этого существа. Мне всегда было жаль этих змей: кто же виноват, что родились с такими талантами отпугивать и устрашать? Впрочем, милейшей миссис Бёрк не грозит остаться в одиночестве. Правда, не помню случаев и намеренной дружбы василисков с кем-либо, особенно с гром-птицами. Разве что взаимовыгодное сотрудничество, иначе бы давно перегрызлись, как и любые представители несовместимых видов.
Ему любопытно, но в лоб не спрашивает. И правда: что милейшая миссис затребовала за свои услуги? Тесей сомневался в бесплатности оказываемого: разве что моральное удовлетворение? Нет. Блэки слишком расчетливы и видят наперед, чем может обернуться новое знакомство с тем или иным человеком.
- Бурь? - переспрашивает, слегка приподняв брови. Ох, каким же осторожным придется быть с этой птичкой! Почему-то парень уверен, что перед ним не чистая гром-птица. Скорее, помесь: явные черты гордого гиппогрифа проскальзывают в каждом изящном движении. И точно также, как при общении с гиппогрифами, приходится сначала кланяться, а уже потом - кормить, заботиться, летать, лечить и делать все то, что обычно требуется от хозяина птичек. Да и есть ли по-настоящему у кого-то из этих горделивых волшебных созданий хозяева? Тесей подозревал с детства, что большинство волшебных тварей просто позволили смотреть за собой, пошли на эдакий компромисс. Примерно на такой, на какой он идет сейчас со своей совестью и жесткими внутренними правилами "хорошего аврора и специалиста", собираясь сотворить нечто достаточно безумное, чтобы было одобрено братом. Ньют всегда любил шалости. Старший Скамандер тоже их обожал, вот только позволять себе развлечься удавалось нечасто.
А тут такой повод!
- Бури всегда витают над нами, а частенько их вызывают сами гром-птицы, - открыто улыбается он, слегка щуря глаза и становясь похожим на того мальчишку-затейника, который предлагал ночью Ньюту пробраться в библиотеку или сбежать из дома, чтобы достать редкое растение. Разумеется, растущее черт знает где. Разумеется, поиск и доставание растения не обойдутся без эксцессов. Разумеется, это опасно. Зато как весело! Иначе, зачем жить? Особенно зачем жить в волшебном мире, если боишься каждого шороха? Отчасти он поэтому и пошел в аврорат: ничто не мотивирует изучать новое лучше подобной работы.
- А с кем вы бы сравнили Скамандеров? - шутливо-изучающий вопрос. И довольно опасный: проверка ума и точности наблюдений собеседницы. Насколько та понимает, кто перед ней, что ее может ждать и чем это может обернуться.
Кинутый взгляд за стекло показывает, что настало время танцев.
Вот оно. Озорство старшего просыпается во всей красе. А еще его порядком достали эти клуши, шушукающиеся рядом с миссис Бёрк. Заняться что ли нечем? Хотели бы - уже давным давно подошли бы поговорить, а не упускали бы свой шанс так позорно.
Как там говорилось в Хогвартсе? Плюс сто очком дому Лестрейндж!
- Думаю, маленькая буря не помешает, чтобы проветрить пространство за стеклом. Танцуете? - элегантный поклон - точно выверенный, по всем правилам этикета поданная рука.
И не скажешь, что этот же человек может в резиновых маггловских сапогах до колена пробираться по болоту в поисках какого-нибудь редкого ингредиента для очередного питомца или орудовать лопатой на заднем дворе, прибираясь. Увы, даже фантастические твари срут точно также, как обычные курицы.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Как я встретил вашу маму