От Митры можно было ожидать чего угодно. Самых неожиданных выходок, вопросов и даже, как это ни странно, нападок - на Совет ли, на джедаев, или просто на очередного зарвавшегося падавана, который решил самоутвердиться за счет других - таких, увы, в последнее время становилось все больше. Однако предположения, высказанные столь опрометчиво вслух, Эйтрис однозначно не нравились, равно как и очень зыбкие вопросы, поднимать которые в этом самом месте было далеко не лучшей идей. Не клонит, значит? Нет, конечно же, в рассуждениях Митры был смысл, другое дело, что еще слишком рано вешать ярлыки, не зная ровным счетом ничего. Пока не зная, если быть точными. А вот пресловутое "это не наше дело", кажется, в очередной раз прошло мимо Сурик, на все всегда имевшей собственное мнение. Тоже, в принципе, ожидаемо. Просто Люсьен категорически не нравился им обеим, равно как и вся эта кровавая история. Эйтрис очень хочется устало пожать плечами и ответить что-то в духе "откуда мне знать", в конце концов, у нее никогда не было учеников, да и не предвидится в ближайшем будущем, если, конечно, магистры не будут настаивать на своем. Куда больше обучения, ее всегда интересовали знания, которые еще только предстояло найти или систематизировать, предварительно изучив. Но Митра смотрит на нее, ожидая ответа, и приходится всего лишь неопределенно покачать головой. Смогла бы понять? Простить? ...того, кто предал твои ожидания? Того, в кого ты вложила все, получив подобную неблагодарность? В конечном итоге, любые причины это лишь жалкое оправдание, а выбор всегда зависит от самого человека и его наклонностей. История Экзара Куна вполне ярко демонстрировала это... читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Страх и ненависть в Канто-Байт


Страх и ненависть в Канто-Байт

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Страх и ненависть в Канто-Байт
Sabine Wren, DJ, Anakin Skywalker, Obi-Wan Kenobi, Barriss Offie // Возможно появление и других персонажей.

https://cdn3.whatculture.com/images/2017/08/5987cd390b2c4ce9-600x400.jpg

«

ПЛАНЕТА КАНТОНИКА, ПРИБРЕЖНЫЙ ГОРОД КАНТО-БАЙТ. 34.8 ПБЯ (середина месяца)
Сабин ищет взломщика, чтобы проверить слух - действительно ли корабли Первого Ордена оборудованы системой слежения других судов по скорости света.
Но найти его не так-то просто. И уж тем более, не в столь необычном месте, где у местных в голове лишь развлечения. А если нет?
Канто-Байт славится своей непредсказуемостью и занести сюда может кого угодно. В какой угодно ситуации.

Установка на эпизод:
1. В приоритете спидипостинг - посты любого размера, укладываться в 2-3к, чтобы не подвисать, не возбраняется, а даже приветствуется. По желанию, в общем.
2. Очередность, прописана в шапке, не нарушается. В начале каждого круга вместе со своим постом буду давать установку на ситуацию, а заодно и подчеркивать, получились ли попытки что-то сделать в последнем отписанном посте (я объясняю как дебил))) "Получилось - не получилось" буду решать с помощью генератора случайных чисел. Четные - да, нечетные - нет. Скрины могу прилагать для сомневающихся)) Если не получилось, пропишу - почему.
3. К эпизоду по-прежнему может присоединиться любой желающий в любой момент. Главное, уведомить об этом в нашей фандомной беседке, впишем в очередь и в любой круг.

»

Отредактировано Sabine Wren (Пт, 12 Янв 2018 16:23:49)

+5

2

Ситуация: В главном зале казино все достаточно спокойно. Играют в кости, в рулетку, несколько столов для игры в сабакк. На входе возле казино стоят охранники в полицейской форме с детекторами и изымают оружие, если оно имеется. Любое оружие.



Летать на Х-винге - все равно, что повесить на себя мишень прямо в воздухе. Нет, и почему мне все время пытаются доказать, что это - лучший транспорт во всей галактике? Я не спорю - лучший. Особенно для того, кто собирается разнести на атомы прямо в космосе, как минимум, десяток импе… ой, простите, первоорденских СИД-истребителей. А то и пару пушек на звездных разрушителях и дредноутах.
И тут стоит покачать головой и сказать, что за тридцать лет техника вообще не изменилась.
Но, разумеется, это не так. Изменений достаточно много, даже если они не бросаются в глаза. Или бросаются, как качество голографической связи. Синие силуэты, приправленные полосками легких помех? Забудьте! Теперь людей на голосвязи можно даже не отличить от настоящих. И они почему-то огромные… Даже жуть берет!
Мандалорский шаттл типа “Ака’джор” - заметный в таком месте? Разумеется, если припаркуешься на пляже, как дурак. Не только заметят, но еще и заботливо шмальнут по спине шокером и отнесут в тюрьму. Суровная парковка Канто-Байт!
Да вот я только не собираюсь столь идиотским способом приковывать к себе внимание.
Я приземляюсь прямо посреди платной парковки на свободное место. Протягиваю кредитный чип подошедшему ко мне охраннику. Дорого все-таки. Но лучше так, чем лишние проблемы, которые мне сейчас не нужны.
Уже тридцать лет не висят имперские плакаты розыска с моим лицом в каждом, более-менее цивилизованном месте, но это не значит, что можно творить все, что угодно.
Я оставляю взрывчатку и джетпак на свободном сидении и выбираюсь наружу.
Мандалорские доспехи надежно прикрыты темно-коричневой курткой. Неудобно. Даже немного жарко.
Но все-таки, она менее заметна, чем доспехи, да еще и разрисованные в разные цвета. Но снимать я их все равно не собираюсь.
Под курткой, что слегка приталена и доходит мне до середины бедра, спрятан пояс с двумя парными бластерами. На всякий случай.

Конечно, я иду вперед, по освещенной дорожке. Аккуратно обхожу разодетую пару тви’леков и провожаю их взглядом. Невольно вспоминаю Геру и ее отца… Те, кого я здесь пока не встретила.
Эзра все еще на Явине. И все еще находится в состоянии комы после того, как в нем посидел какой-то очень стремный дух. Кэнан, разумеется, с ним.
А я стараюсь помочь Сопротивлению.
Когда в этом будущем у тебя ничего не осталось уже давно, стоит бросить все свои на то, что лучше всего умеешь, так?
А нам, словно по заказу, подогнали новую войну. Казалось бы, более беспощадную. Теперь, когда у руля этот Первый Орден, а Сопротивление изрядно поредело, остается лишь искать надежду в самом укромном уголке галактики.
Но оживленная планета для светских развлечений, наверное, тоже подойдет?
Конечно, я сюда прилетела не за этим. Я прилетела, чтобы найти какого-то взломщика. Эта странная женщина, Маз Каната, кажется, дала вполне точную наводку. Мужчина с цветком в петлице. Вспомнить бы еще, как он вообще называется… Но, визуально помню. А это главное.
Говорят, он может прояснить эти слухи про новое оборудование. Если ему хорошо заплатить, конечно.
Надеюсь, что после оплаты парковки этого хватит. Два стандартных часа на всякий случай. Но хорошо бы управиться раньше.

Я подхожу к главному входу в казино. Меня останавливает охрана, проводя детектором вдоль моего тела. Конечно, он запищал.
- Это доспехи, - я улыбаюсь настолько безмятежно, насколько могу, глядя в глаза одному из них.
- Мандалорцы… - в его голосе сквозят удивление и насмешка одновременно. Я терпеливо жду.
- Оружие сдай. Я прекрасно вижу его на сканере, - отзывается его напарник, развернув ко мне экран, демонстрируя изображение. Этот технический прогресс, разорви его ранкор!
Я сжимаю зубы, понимая, что другого выхода нет. Я отстегиваю свой ремень с бластерами и кладу его в контейнер, столь любезно подставленный охраной.
- Заберете на выходе. Приятного отдыха!
И тут же их тон сменился на веселый, а улыбки стали приторно-милыми. Придурки.
Я иду мимо них быстрым шагом, скрестив руки на груди и ощущая сильный дискомфорт.
- Sarcahye! * - саркастический шепот срывается с моих губ. - Теперь я чувствую себя голой!
Ладно, может быть, я преувеличиваю. Но без оружия мне неуютно по-настоящему.
Но выбора нет. Я захожу в главный зал, оглядывая людей. Сколько же их тут?
Дело за малым. Заглядывать всем на дорогущие фраки и искать цветок. Найти нужного человека, предложить ему денег, и покинуть это место.
Чего тут сложного?..


* Отлично! (мандо'а)

+4

3

[AVA]http://s018.radikal.ru/i509/1712/9f/b671f4693b03.jpg[/AVA]
[NIC]DJ[/NIC]

Над головой уже который час  что-то  упорно жужжало, скрипело, позвякивало и куда неприятнее - тормошило за плечо. Настойчиво так, из стороны  в сторону. Из стороны в сторону. Хуже трясет разве что на раздолбанных республиканских корытах, которые по наследству достались как уж там их..?
Повстан... Эээ, нет, это уже было. Сопротивленцы? Или около того. Не суть.
Одним словом, очередной группке чем-то недовольных отщепенцев, воющих с точно такими же повернутыми на всю голову. Ну и благодаря которым процветает (и будет процветать) вот это самое дорогое болото в галактике - Канто-Байт. Долгих дней ему.
- Всё, встаю-встаю. Зачем же так нервничать...
А вот пинки под зад уже совсем не весело. Разлепить бы еще глаза и вспомнить к какой сарлаковой мамке он оказался...
Ооо, внезапно. Даже не тюрьма, какая-то куча мусора на заднем дворе местного ресторанчика для богатеев и их дамочек, правда, готовят здесь на редкость отвратно. Вчера так точно.
- Какие документы? Ах да... Сейчас
Ему же не нужны проблемы с местными властями, за них никто не заплатит. Главное теперь не вытащить охапку этих самых документов. Ну конечно же настоящих, других не имеем.
- Прошу, офицер
Интересно на чье выпали сейчас. Впрочем, тех самых с подлинным именем уже давно не водится в его карманах. И к слову о карманах...
Ни одной захудалой кредитки. Вот совсем.
- Хм...
Почесав заросший щетиной подбородок, ДиДжей переводит мутный взгляд на местного стража порядка, который кажется крайне удивленным выданной сканером информацией, а затем обратно на собственные пустые руки.
- С кем не бывает. Удачного вечера

***
Если что хорошего и было на такой планете как Кантоника, так это возможность быстро и без лишних хлопот разжиться лишними кредитками. Неважно махинации ли с платежными чипами, очередной ли подброшенный заказ от подражателей давно почившей Империи или же кучки не меньших фанатиков, но уже какой-то там Республики. Старой, новой. Очень старой, очень новый - абсолютно без разницы. Одни (наивные дураки) сражаются во имя непонятных даже для них самих идеалов, а другие пожинают богатый урожай и кутят по полной в таких вот золотых гадюшниках. Просто потому, что война всегда была прибыльным делом для тех, кто умел её грамотно продавать. Другими словами, идеальная машина с идеальными винтиками, закручивают которые лишь власть имущие.
Все просто.
А если  вдруг не хочешь оказаться очередной запчастью, вскоре выброшенной на свалку, будь добр думать собственной головой. Если она у тебя, конечно, есть.
Ну, на счет себя ДиДжей точно не сомневается. Как не сомневается, направляясь ко входу главного казино Канто-Байт, освещенного со всех сторон множеством прожекторов круглые сутки напролет. Эдакая местная достопримечательность.
Пригладив пятерней давно не мытые волосы, а затем и запахнувшись поплотнее в свое старое пальто, слайсер без тени сомнений подходит к стойке охраны, за которой уже виднеется богатый холл казино, набитый новоприбывшими гостями.

***
Обмануть примитивные сканеры, показавшие полное отсутствие оружия и иных запрещенных предметов, не составляет особого труда. Куда сложнее теперь найти связного Ордена (который, откровенно говоря, ни хрена не Первый, да только, похоже, это мало волновало его создателя) по "гениальному" описанию - человеческая женщина в куртке. На редкость информативно, однако.
- Простите, мадам
Хотя, возможно, среди всех этих расфуфыренных барышень задачка не такая уж и невыполнимая. Во всяком случае, двоих теоретически подходящих под описание он заприметил еще на входе.
А теперь поиграем в угадайку.
- Не желаете партию в сабакк? - Поровнявшись с одной из потенциальных целей.

Отредактировано Atris (Вт, 19 Дек 2017 15:36:32)

+5

4

И хотя таким образом всегда развлекался Оби-Ван, тем не менее именно Энакин думал «это была очень плохая идея». Оставалось утешаться, что хотя бы избежал стандартного и пафосно-привычного «у меня плохое предчувствие» и все в том же унылом, но красноречиво-образном джедайском духе.
Энакин с трудом удержался от, по образному выражению мастера, типичного выражения лица Вейдера «всех убью, а потом полечу на соседнюю планету и убью всех еще и там». И с искренней болью осмотрел очередного давай-я-куплю-тебе-выпить субъекта. И печально решил, что дело как-то рухнуло на неизведанные глубины шахт Кесселя, раз с заманчивым предложением пристает вполне себе миловидная твилекка зеленого окраса. Интересно, это исправляют репутацию расы или просто сам Скайуокер выглядит чересчур отчаявшимся?
Или это просто такая месть человеческой гегемонии за извечный стереотип «все твилекки-леди – танцовщицы, рабы и просто шлюхи», а? Так в любом случае не по адресу, бывшему джедаю расовая принадлежность всегда была откровенно параллельна. А уж твилекк он и вовсе с одиннадцати лет искренне уважал, вот как с Эйлой познакомился.
Энакин вежливо отказался от проявления, так скажем, доброты, медленно осознавая, почему Оби-Ван четыре раза с утра четко и проникновенно попросил никого «не убивать, не душить и не унижать» хотя бы до вечера. Потому что руки уже даже не чесались. А просто дрожали в предвкушении пустить в очередного благодетеля маленькую бодрящую молнию.
Теперь бы еще осознать, а какого сарлакка они вообще заявились на эту захудалую планетку и в это пошленько пафосное казино? Вот же ж делать нечего. Кредиты, что ли, нужны? Так ведь хватает пока вроде. Да и обирать несчастных толстосумов как-то не по-джедайски, нет?
Не то, чтобы это смущало Энакина, но мастера он искренне не понимал.
Но так же искренне полагал, что за прошедший месяц ошибался и творил чуши достаточно, чтобы хоть раз делать глупости по программе магистра Кеноби. Надо ему почти честно денег заработать? Так поиграем. И пусть по лицу Энакина опытные шулеры могут прочесть очень и очень много, а сам жульничать в картах он как-то так и не научился, но… Но таланта быстро считать, запоминать карты и держать в уме до тринадцати возможных раскладов сразу вполне хватило, чтобы четыре раза обнести несчастных прощелыг во главе с двумя крупье.
А дальше наглеть как-то запретил здравый смысл. Драться с местными охраной и полицией не хотелось, Энакин даже честно содрал с мастера его драгоценный меч и вместе со своим отдал на хранение сочувствующе свистящему Р2. Скайуокер автоматически похлопал его по голове и подумал, что АрДва стал их личным крупье. Потому что три четверти выигранного Энакин честно отдал маленькому и язвительному дройду на сохранение. Ибо только у АрДва есть шанс не потерять все сразу же.
Тем более, когда он в таком боевом настроении. Энакин убил полмесяца, восстанавливая АрДва память – и не спрашивайте, зачем. Просто надо, и вообще, старый друг. Да и спасибо родной паранойе, которая после похищения АрДва во времена Войн Клонов заставила встроить защиту от дурака. То есть, стирание памяти при малейшей попытке взлома баз данных дройда, но с отложенной перезаписью в, простите, отделы, отвечающие за систему передвижения. Туда никому и никогда не приходит в голову лезть.
И да, можно было просто заново стереть и восстановить – но совесть подсказывала, что Люк, да и Лея, ему такого святотатства не простят. Пришлось морочится с тем, чтобы восстановить память, связав ее с последующими событиями, и встраивать дополнительную оперативку.
И в итоге получить от разозленного Р2 удар током по организму и манипулятором по рукам. Да, деятельность старого друга в качестве Темного Лорда ситхов боевой астромех явно не оценил. Как, впрочем, и дезертирство Оби-Вана. Хотя хуже всех пришлось Бейлу Органо – маленький дройд запомнил и не простил ему стертой памяти. И хотел покарать его лично и все никак не желал признать, что восстановить вице-короля Альдераана как какого-нибудь дройда не получится. Вот Энакина же получилось? Почему коварного злодея нельзя?
С АрДва было хорошо. Наконец, злодеем был кто-то еще, кроме самого бывшего Вейдера. Но подходить к астромеханику сейчас без риска быть обруганным и получить по заднице мог только Энакин. К нему предъявлялись требования немедленно восстановить память ТриПиО, и вообще, вернуть его жене. Впрочем, оставить его Лее АрДва тоже милостиво разрешал. Лея ему нравилась. А на Люка он все еще был здорово обижен, по емкому бибиканью астромеха можно было вынести, что, де, Энакин хотя бы с ума сошел. Но Люк просто бросил.
Энакин не мог не улыбаться, слушая привычный треп дройда. И думал, что тот является просто образцом доброты и понимания, а еще элегантности и свободы.
- Малыш, а не хочешь выпить? – на Энакина сияющими глазами смотрел чрезмерно упитанный юноша лет пятидесяти. С очень пьяными, но быстро трезвеющими глазами. Кажется, Энакин все же не удержался от любимого выражения лица всех ситхов. Вздохнул. Криво усмехнулся, припомнил недобрым словом мастера. И все с тем же каменным выражением приторно гнусаво протянул:
- Мне кажется, Папочка будет против. Давайте спросим вместе? – слава Силе, очередного пьяного самоубийцу смело от одного предложения. Энакин хмыкнул и пошел искать мастера, опустошающего очередных несчастных любителей саббака.
Мастер обнаружился рядом с пышущим гневом дагом, который явно подозревал Кеноби в мошенничестве. Совершенно зря, честно говоря. Просто этот образец джедая умел в азартные игры лучше любого шулера и завзятого игромана. Талант, лучше он только охмурял дам и элегантно глушил алкоголь в таких местах. АрДва ехидно фыркнул.
Энакин вздохнул и подумал, что лучше сыграть в дурачка. Попытался мило улыбнуться. И с радостно-сахарным:
- Радость моя! – склонился к уху Оби-Вана и предельно серьезным шепотом выдал. – Мастер, я тут скоро рехнусь и устрою геноцид. Что мы тут вообще забыли, а?
И подняв глаза на возмущенного дага, показал ему язык, не удержавшись. Ну и пусть детство ребячье. Все равно все по мордашке и судят, абсолютно игнорируя и приличную одежду, и неотступно следующего по пятам астромеха.
- Ну, или я начну тебя лапать, чтобы с неприличными предложениями «а-ля, у меня есть вакансия содержанки на вечер» приставали, чтоб их, к тебе.
Энакин выпрямился и оглядел зал. Потом вернулся взглядом ко входу и подумал, что от всех гостей из прошлого, у него уже натурально начались галлюцинации. Потому что, кхм. Первой мыслью было «о, очередной повстанец! Надо задержать». Но, гунгана на завтрак, во-первых, империя давно развалилась, во-вторых, девчнока-мандалорка, как ее там? Рен? Врен? В общем, из лотальских террористов и друзей Асоки. Так вот, этой повстанческой леди уже должно быть лет пятьдесят пять, если не шестьдесят. И то, учитывая, предельно малую вероятность ее выживания в принципе.
Точно, галлюцинации.
Нет, пора завязывать с подозрительными заведениями, невнятными коктелями (это точно безалкогольное, а про наркотики вы не говорили!) и общей обстановкой безудержного веселья, построенного на рабском труде.
- Оби-Ван, серьезно. Пойдем отсюда, просадишь деньги на что-нибудь более интересное.

Отредактировано Anakin Skywalker (Пт, 29 Дек 2017 22:39:19)

+5

5

[AVA]https://i.imgur.com/vUvoPTv.jpg[/AVA]

Дилер-дроид деловито раскладывал карты, пока Оби-Ван читал лица игроков. Десятки дипломатических миссий, собраний Совета Джедаев и отчитываний своего падавана — да-да, это стоило выделять отдельно, — отточили его контроль над эмоциями до высот Корусантского Храма, а потому в ответ он изображал лишь то, что хотели видеть за этим столом. Простодушие и лёгкую растерянность под мягкие улыбки и юмор — Кеноби нарочно производил впечатление не самого изысканного игрока, которому везёт только по чистой случайности. Специально приобретённый костюм, полчаса войны с дроидом-стилистом (кто же знал, что на борт их ласточки Скайуокер решит установить и такого) и очки в дорогой оправе превратили его из аскета-джедая в обеспеченного наследника корпорации, так что легенда о новоявленном богатстве звучала из его уст убедительно.
Играл Оби-Ван вполне честно. Не жульничал, не использовал Силу и старательно не замечал, как один из его игроков отмечает длинным ногтем карты, чтобы после их без труда угадывать. Однако за такое количество лет, проведённых за игрой в сабакк, Оби-Ван мог бы играть вслепую, один раз подержав всю колоду. А потому приличная сумма кредитов, драгоценности и спортивный кар вместе с путёвкой для двоих на Манаан уже ждали его в секторе выигрышей. Оставалось только эффектно поддаться, чтобы скорее отсюда исчезнуть. Ибо настоящая цель визита была выполнена ещё игру назад, и лишний раз мозолить глаза в таком месте ему определённо не стоило.
Нуур-Сей передал Маз Канате, Маз Каната — Ойвингу Тии, а Ойвинг Тии проигрался в карты как раз-таки в Кайнто-Байт. Казино обогатилось вещами, пришедшими из ДБЯ, и среди них был кристалл Кеноби, им утерянный после смерти.
Точнее, кристалл Сири Тачи, каким-то не самым разборчивым ювелиром закованным в пояс из золота, уже переданным Оби-Вану в руки в виде требующих обналичивания купонов.
Напитки менялись один за другим — коктейли неонового оттенка в бокалах причудливой формы с украшениями в виде фруктов. Но ни в одном из них не было градуса, а потому разум оставался ясным. По крайней мере, у Оби-Вана, что шло вразрез с партнёрами по игре и окружающей их полукругами свитой. Ему уже было неловко ощущать на себе глаза чужих жён и, впрочем... не только их. Он продолжал произносить новые тосты, отшучиваться и держаться открыто, однако для себя уже давно решил — пора отсюда поспешно сматываться. Не хватало, чтобы их с Энакином опознали после явления на корусантской площади. Их лица под заголовками «ДЖЕДАИ ПРОТИВ ПЕРВОГО ОРДЕНА» украшали теперь весь Голонет, и пусть Галактика была, конечно, необъятна, лишних проблем всё-таки находить не стоило. Как и нужды снова браться за меч, спрятанный, впрочем, в R2, укатившимся вслед за Скайуокером.
Разделиться было действительно мудро — чем меньше их видели вместе, тем меньше они привлекали внимания. Хотя всегда, когда Энакин пропадал, Кеноби готовился к неожиданностям. Чему-нибудь вроде криков, бластерных выстрелов и летающей мебели со зловещей фигурой по центру, посматривающей жёлтыми угольками. У Оби-Вана от этих глаз на душе становилось дурно, но Энакин вполне держался, найдя явление Тёмного Лорда занятной трёпкой учительских нервов. Оби-Ван был готов поклясться на имени Квай-Гона Джинна, что видел за этим взглядом приличную долю нездорового ехидства.
И нет, ему не казалось.
В этот раз ставка выросла вдвое, и Оби-Ван играл на кар и кредиты. Не всё, но примерно четверть, чем вызывал исключительное доверие. Его всерьёз принимали за новичка, и это мнение тешило самолюбие — хотя совесть всё же немного страдала, уступая джедайским принципам.
К явлению своей взаимной «радости» Кеноби вполне намеренно проигрывал, уже решивший сдаться дагу напротив. В его планах было закончить и выбыть, желательно целиком из системы, пока в казино не нашлось персонажа, узнающего его в лицо.
— Ах, вот ты где, — с лёгкой улыбкой отозвался Кеноби, приобняв Скайуокера свободной рукой. — А у нас будет вилла на Скарифе, если мне сейчас вновь повезёт. Как же здорово, что на прошлой неделе ты объяснил мне, как в это играть.
Абсолютно невинно рассмеявшись, он сделал глоток из бокала и незаметно подкрутил левый ус как будто бы в обыкновенном жесте. Обыкновенном для кого угодно, но только не для Энакина Скайуокера, совместно с которым они придумали целый словарь немого общения.
Он сказал этим серьёзное: «мы уходим», ни на грамм не теряя в имидже.
— Он у меня затейник, — покачал головой Оби-Ван, возвращаясь вниманием к игре. — Никогда не даёт скучать. Вы и представить не сможете, насколько.
Отгородившись загадочной улыбкой, Кеноби кивнул ожидающим игрокам и каждый из них открыл свои карты. Вилла ушла в пользу гневливого дага, набравшего больше всех очков, что его немного утешило после потери кредитов и пояса.
Взгляды дам слегка убавили в температуре, и Энакина стоило благодарить хотя бы за своевременное появление.
Оби-Ван изобразил расстройство, вполне себе непритворно вздохнул и обменялся условными вежливостями, покидая уютное кресло. На его место забрался зелтронец — игра сменяла одна другую.
— Потом объясню, — бросил Кеноби в полтона, едва ли Энакину не в плечо. Поправив на носу очки, он внимательно огляделся по сторонам, оценивая удобный маршрут. — Нам нужно забрать кое-что из сектора, где купоны меняют на выигрыш. А потом хоть на край Галактики. И я буду совершенно не против, — его ладонь привычно коснулась R2, поглаживая того по макушке, — если ты стартуешь на субсветовой.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (Сб, 23 Дек 2017 23:13:42)

+5

6

Взломщик, взломщик, взломщик…
Казалось бы - чего действительно сложного? Найти мужчину под нужное описание и завести с ним разговор, пообещать заплатить и покинуть систему, вернувшись на базу?
Ну, я объясню! Для начала, этого описания - лот-кот наплакал.
Мужчина с цветком чего-то там (ну не разбираюсь я в растениях, не разбираюсь!), что я вроде как помню визуально, в петлице. И это… Все?!
Да тут у каждого третьего в смокинге какой-то цветок! Да, не тот самый, чаще всего - живой, а не в виде украшения (я же правильно запомнила слова Маз?), но тем не менее. Можно себе стереть все зрение, пока выглядываешь его среди посетителей этого сомнительного игорного дома.
Да, кстати, об этом. Их тут было много. И даже очень много. И сарлакк разберет, а чем этот мастер-взломщик вообще может заниматься?
Может быть, он вообще не играет, а предпочитает пить. Возле бара не так уж много людей, но уже спустя секунду, очередные игроки в сабакк покидают свой столик, чтобы пойти промочить горло. Я лишь щурюсь, скретив руки на груди, с непривычки вздрагивая от ощущения трения качественной кожи. Все время забываю, что поверх доспехов на мне куртка. Но не стоит, не стоит светить здесь доспехами. Особенно моими.
Тут могут быть те, кто помнил меня по старым плакатам розыска, висевшим почти в любом цивилизованном месте. На Лотале, кстати, тоже. Мы с Эзрой как-то не слишком удачно маскировались, когда скрывались от имперцев на его родной планете. И приходилось ходить переулками.
Сейчас проще - конкретно наших плакатов уже давно не висит. Все считали нас еще тогда… Не знаю, без вести пропавшими? Учитывая, что почти вся команда провела в карбоните, да еще и в разных местах…
Звезды, а ведь на самом деле вовсе это не смешно!

Я продолжаю вглядываться в посетителей. Ну, у бара сейчас бесполезно пытаться кого-то найти.
Я отворачиваюсь и внимательно смотрю на тех, кто играет в кости. Как всегда - один человек в игре, остальные собрались рядом и подбадривают. Мужчина, почему-то без пиджака, трясет кости в руках, чтобы кинуть их на стол.
- Две шестерки! Я вас заверяю, я сейчас брошу две шестерки и я верну себе свой фрак!
Я даже слегка забываю о своей миссии, ухмыляюсь и подхожу ближе. Ну, разумеется, проиграл свой предмет гардероба, растяпа!
Я ловлю себя на том, что еле сдерживаю порыв. По привычке, повернуться к Эзре и прокомментировать эту ситуацию. Улыбка даже сходит с моего лица, едва я вспоминаю, что он по-прежнему в коме на Явине после того, как из него вытрясали чужую душу.
А жаль. Мне определенно есть, что сказать. Например, мне очень интересно, если он проиграет сейчас - останется без штанов или отделается галстуком-бабочкой вульгарного темно-золотого цвета? Если бы было кому, я бы определенно сказала такое вслух.
Но… Упс. Увы. Нет резона это делать.
Тем временем, он заканчивает выдерживать паузу, как в драматичный момент оперы в театре Корусанта и все-таки делает бросок.
И, судя по реакции его и зевак, что собрались рядом, выпали совсем не шестерки. Или одна. Но уж никак не две. Он вздыхает, снимает свою бабочку и отдает ее крупье. Все-таки не штаны. Ну, так не интересно!

Интересно, а джедаи играют в азартные игры? И, если да, используют ли свою Силу или просто просаживают кредиты? Надо будет, когда вернусь, спросить кого-нибудь из них. Кого встречу.
Я отворачиваюсь, и лицом к лицу сталкиваюсь с мужчиной. От неожиданности даже вздрагиваю.
Срабатывает рефлекс - потянуться за бластерами, но потом вспоминаю, что их забрала охрана на входе. Да, точно. Тут же безопасное, мать его, место!
Несмотря на его немного неряшливый вид, помойкой от него и близко не пахнет. И даже выглядит удивительно трезвым. Или кажется таким.
Мужчина вежливо предлагает мне партию в сабакк.
А я прикидываю, сколько у меня с собой кредитов. И, когда я вообще брала в руки карты в последний раз. Кажется, в один мирный вечер, мы с братом резались на интерес. И, несмотря на то, что Тристан пусть и вырос в бою, но пока не достиг моего уровня, в карты он играл лучше меня.
- С небольшой ставкой. Хотя бы для начала, - чуть подумав, я киваю и мы садимся за первый же свободный стол.
Чип-карты мне попались вполне удачные. Две специальные и три номерные, но далеко не маленькие.
Мы начали партию, когда велась почти как маятник. То везло мне, то ему…
Но, едва в моих руках оказались не самые лучше карты, как…


Мастерская часть:
- Ты должен мне за прошлую рулетку, подонок. Плати давай, или я за себя не отвечаю!
- Я с тобой выпивкой расплатился, тебе что, мало?
Ссора двух викуэев за спинами Энакина и Оби-Вана сначала не особо бросалась в глаза, пока они не начали ругаться громче. В ход пошли руки. Оба толкали друг друга в плечо, парируя свои аргументы.
Наконец, один из них не выдерживает, выходит из себя.
Хватает товарища за отворот его куртки и швыряет в сторону игральных столов для любителей сабакка. Со всей силы.
Викуэй большой комплекцией и толкнул его достаточно сильно. Так, что пролетев между джедаями, тот сначала снес стол, за которым играл Кеноби, и плюхнулся прямо на соседний, где сидели Сабин и ДиДжей.
Сабин успевает встать, вцепившись в карты. Викуэй сносит стол с его ножек, ударившись головой прямо в него и развалившись на полу.
Признаков жизни не подает. Но с первого взгляда не разобрать - умер он или нет.

Отредактировано Sabine Wren (Сб, 23 Дек 2017 23:19:25)

+3

7

Делать хорошую мину при плохой игре, пожалуй, одно из главных правил в любых азартных (и опасных) развлечениях. Особенно, если это  центральное казино половины галактики, где за игральными столами в одну ночь обчищали до нитки прожженных глав целых корпораций, не говоря уже о едва клюнувших на сладкую приманку новичков - обычно едва оперившихся наследников этих самых корпораций.
Ну а что собственного такого? Ты либо удачливый засранец, либо проигравшийся до последних штанов идиот. Правда, иногда бывают еще засранцы умные, в рукавах которых припрятаны несколько ключей-отмычек.
А ведь малышка напротив совсем не лукавила, запросив невысокие ставки "хотя бы для начала" - так забавно стараться изобразить непроницаемое лицо еще суметь надо. И за руками бы ей не помешало последить, а то чип-карты того гляди искрить начнут.
- Замораживаю
Переместив карту в поле помех ДиДжей мысленно ухмыляется, представив какую панику сейчас испытала его возможный связист, ведь замораживают обычно "удачные" значения, а вовсе не обычную четверку фляг, как у него. Пусть немного поволнуется, это еще никому не помешало. К тому же, последний раунд и пора бы уже заняться делом.
- В первый раз здесь, верно? Красивый город, как по мне
При всей скудности информации существовал еще один надежный способ определить "нужного" человека. Или не человека, хотя с толерантностью у Первого ордена похоже также плохо, как и с логикой. Главное, что с деньгами пока хорошо, иначе бы его здесь и не было.
Так вот, о чем это он? Ах да, про способ вычислить  "своего" - все до банальности просто. Обычная  с виду кодовая фраза, сказанная на его вопрос "прекраснее только закат на Хосниан-Прайм".
Шутники.
И все, считайте дело сделано.
А крупье, тем временем, вновь кидает шестигранные кубики, даже не подозревая, что одновременно с выпадением пятерки тончайший щуп отмычки взламывает код безопасности данного игрального стола, меняя изображения на дисплеях чип-карт.
- Открываемся
Двадцати три. Чистый сабакк.
- Не переживай, такое часто бывает с...
Он едва успевает победоносно ухмыльнуться, когда на их стол с грохотом приземляется что-то большое и матерящееся, скинув на пол почти все только что открытые чип-карты и ставки. Что-то сильно напоминающее пятью минутами ранее оравшего викуэя, не поделившего куш со своим товарищем.
Но самое неприятное заключается в другом - отмычка, которой он только что воспользовался и не успел закрепить на привычном месте, выскальзывает из руки и с тихим звоном падает прямо у ног слайсера.
- Эй, ребята, поаккуратнее там...
В поднявшейся суматохе вряд ли кто-то это успел заметить, особенно такие пижоны, как эти двое, не отходящие друг от друга последние пятнадцать минут. И один из которых только что играл за соседним столом, неплохо играл, к слову. Даром что очки такие, что и носа своего не разглядишь, не то что маленькую отмычку.
Сделав вид, что подбирает разбросанные чип-карты, ДиДжей незаметно спрятал едва не выдавшую его улику и вновь взглянул на свою проигравшую компаньонку, давая ей последний шанс произнести кодовую фразу.
- По вечерам здесь бывает особо весело
А затем разводит руки в стороны как бы говоря "ну бывает, и что такого".

[AVA]http://s018.radikal.ru/i509/1712/9f/b671f4693b03.jpg[/AVA]
[NIC]DJ[/NIC]

+6

8

- Серьезно? И ты даже не будешь вопить, читать нотаций и бледнеть? – слегка насмешливо уточнил Энакин, услышав о субстветовой скорости. – Какой ты сегодня опитимистично щедрый. Потому не верю я тебе совершенно.
И это правда, была у мастера еще во времена еще только начала Войн Клонов такая привычка. В хорошем настроении, и получив да уяснив что-то для себя, делится радостью с ближним. Непременно одобряя маленькие слабости оного. Чаще всего под руку щедрому магистру Кеноби подворачивался именно Энакин, который всего лишь на одиннадцатый раз уяснил, что мастер честно пытается. Но все равно не переносит экстремальных взлетов, полетов, приземлений и скорости.
Такое чувство, что он в принципе летать не любит.
Энакин внезапно светло и по-доброму улыбнулся. Оби-Ван, старый пройдоха и честолюбивый магистр джедай с великой идеей о всеобщем благе, Сила Великая! Все равно не менялся, оставаясь привычно спокойным со все теми же занудными (и слегка снисходительными) нотациями о безопасности, манере поведения и ценности жизни. Благо хоть про добро, свет и демократию задвигать перестал. Интересно, это вот от понимания безнадежности? Или Энакина все еще ждут увлекательные экскурсы в политику и свободу выбора, когда Оби-Ван освоится и поймет как, по его разумению, наиболее эффективно влиять на бывшего ученика с его привычкой съезжать в модус темного лорда и страшного ситха?
И это немного смешно и совершенно нелепо, но Энакин, кажется, действительно ждет. С Оби-Ваном очень просто забыть, что ему на самом деле уже давно не двадцать и не двадцать пять. Да и просто, со своим старым мастером Скайуокер переставал себя чувствовать старым, мудрым и бесконечно ошибающимся стариком. А чувствовал себя правильно и тем, кем и являлся – чрезмерно активным болваном со склонностью к глупости, пустому самомнению и неумению сидеть на одном месте и просто наблюдать.
Брр.
Но, разумеется, вслух этого Энакин никогда не скажет. Да и зачем? Лучше он просто широко и почти счастливо улыбнется, наблюдая, как пребывающий в дурном настроении дройд мрачно и решительно хлопнул манипулятором по руке джедая. Действительно, совсем распустился магистр Кеноби! Не уважает депрессию уважаемого Р2 и его желание крушить и ломать.
Что поделать, сам Скайуокер тоже регулярно получал. В сопровождении кучи возмущенного трепа о том, как все распустились, и сам Энакин в первую очередь. И вообще, почему мы все еще сидим тут, когда Лее нужна помощь, а Люку нужно ремня?!
Бывший ситх честно и очень храбро ворчал в ответ, разумно не швыряясь собственноручно сгенерированными молниями на легкие ударами тока. И да, ладно, сейчас это звучит даже приятно – собственные руки, никаких протезов, надо же!
- Но я все равно не могу понять, почему таинственную причину посещения этого злачного местечка в золоте нельзя было объяснить заранее, - Энакин благоразумно не стал обращать заострять внимание на крайне лестное обращение любимого дройда с мастером, лишь пожал плечами. – У тебя все еще остались суеверия, а, Бен?
И это имя тоже как отзвук прошлого. Бен, это насмешка юного и нетерпеливого ученика над наставником. Бен, это отказ от прошлого, спина и вечные пески татуинских пустынь.
Бен – это Альдераан, Звезда Смерти и смерть.
А еще отчетливая абсурдность любого пафоса.
Энакин фыркнул и обернулся на жуткий грохот. Ничего не обычного для подобных мест, идиоты в безвкусно разнаряженной роскоши, напились, поссорились и надрались.
Идем дальше. То есть, развернуть излишне трагично ахнущего Кеноби (ну и кто тут паршивый актер, мастер?) за плечо и проследовать за чем-то невероятно ценным, что стоило проигрыша всего и вся.
Валим, валим отсюда, ну его к хатту! Улетаем из этой обители непорочного разврата.
Они могли бы, не нарисуйся прямо перед ними давешний юноша. В смысле, серьезный и взрослый человек с пузиком и нестандартными желаниями, лет на двадцать пять младше честных семидесяти пяти Энакина.
Энакин скорбно вздохнул и вопросительно уставился на жертву стереотипов и отсутствующего здравомыслия. Мужчина крайне странно оглядывал то самого Скайуокера, то Кеноби.
- А вы… а это? Это твой п… П… ну, твой?! – кажется, дело совсем швах. То ли под наркотой, то ли вконец пьяный, то ли как сильно отсталый ребенок никак не может сформулировать мысль. Энакин с крайнем любопытством наблюдал за созревающей на отчетливо красном лице мыслью и осознанием. – Малыш, это твой Папочка?
Скайуокер даже не стал скрывать снисходительной улыбки. Лишь выразительно придвинулся к мастеру, с удовольствием запечатлевая в памяти выражения его лица, и выжидающе посмотрел на,  кхм, своего сталкера.
Тот как-то подозрительно краснел совсем уж до алого оттенка (честно говоря, Энакин не думал, что это вообще возможно) и решительно выдал:
- А давайте, того, втроем?! – Энакин даже поперхнулся от неожиданности и искренне расхохотался. И потянулся к уху мастера, насмешливо прошептав:
- Обаяние твоей бороды до сих пор действует, а, мастер? Опять дети просят научить поцелуям. И даже чему-то большему.
Потом подумал, что эта не так реакция, и капризно надув губы, протянул.
- Найди себе своего, а это мой, - такого противного тона Энакин сам от себя не ожидал. Кажется, так же обиженно и, пироги из  блиццы, мило жаловалась на Рио Пуджа. И можно было бы еще помучить несчастного любителя бородатых и не очень джедаев. Но уловив невнятное восклицание и возмущенную трель своего астромеха, Скайуокер мгновенно потеряли интерес к комедии абсурда. – АрДва!
Из тона мгновенно исчезли манерные нотки, ибо дройд не на шутку разбушевался. Ударив током какого-то мутного типа во внезапном трепье, Р2 надвигался на него с пронзительно возмущенным переливом гневной тирады и грозно размахивал манипуляторами.
Какие тут подкаты, когда верного друга обижает какой-то мутный тип?!
Энакин мгновенно оказался с астромехаником, старательно осматривая на повреждения и думая, что, ладно, мастер просил никого не убивать. И душить, и пугать.
Но если что, всегда обещание обойти можно. Что, Энакин мало пыток знает?
Р2 старательно жаловался и возмущенно вещал о проходимцах, которые обманывают своих партнеров по игре, так еще и разбрасываются везде своими отмычками! Совсем стыд и совесть потеряли.
Скайуокер подумал, что Р2 определенно нужно провести пару дней в компании его друга ТриПиО. Ему определенно нужен отпуск, а форматировать или перепрограммировать характер дройда Энакин не желает совершенно.
- Да вы мошенник, господин хороший, еще и неаккуратный. Разбрасываетесь тут своими отмычками, - легонько хлопнув Р2 по манипулятору, тихо хмыкнул Энакин. И тут же сам схлопотал по рукам, но обиженный астромех все же подуспокоился и убрал манипуляторы. Ехидно просвистев, что, де, он все записал.
О, а вот и охрана подоспела. Забавно, почти не обращает внимания на пострадавшего, зато грозно требует документы у всех вокруг. Сам Скайуокер не волновался, у них с мастером была лучшая в мире подделка – легальные документы. Зачем париться и волноваться о законности, когда система баз данных зияет давно знакомыми дырами? Можно просто добавить пару человек и «восстановить» потерянные документы.
Но вот оставаться для дачи показаний – это Энакина не радовало совершенно.
- Как зовут-то хоть? – Р2 возмущенно выразил свое несогласие. – АрДва, не ворчи.

Отредактировано Anakin Skywalker (Пт, 29 Дек 2017 22:39:09)

+6

9

[AVA]https://i.imgur.com/vUvoPTv.jpg[/AVA]

Посетителей было столь много, что кое-где приходилось протискиваться, виртуозно избегая столкновения. И пусть столы стояли далеко друг от друга, везде снующие гости и официанты занимали собой всё пространство, создавая мельтешение и гул из десятков всех возможных наречий.
Напитки плескались в изящных бокалах, подносы с закусками пустели один за другим. Сыпались кредиты, фишки и карты, складывались в суммы дайсы, разрешая судьбы сделанных ставок.
— Возможно, я и преувеличил, — дипломатично отозвался Оби-Ван, бегло и незаметно всматриваясь в чужие лица в уже стандартной оценке ситуации. — Только желание отсюда убраться у меня вполне себе стойкое. Можешь считать меня сколь угодно мнительным...
Послушно одёрнув руку от противящегося ласке дроида, Кеноби бросил на Энакина слегка удивлённый взгляд. Он даже не стал продолжать свою фразу сообщением о плохом предчувствии, лишь повёл выразительно бровью и вернулся вниманием к залу. О причинах раздражения АрДва Оби-Вану известно не было, однако он рассудил вполне здраво, что дроиду здесь аналогично не нравилось. И раз желание поскорее уйти разделяли очевидно все трое, то медлить не имело смысла.
Равно как и чрезмерно спешить, вызывая закономерный интерес.
Привычно проигнорировав ворчание над ухом, Кеноби кашлянул в кулак и продолжил идти в том же темпе, оставаясь предельно невозмутимым. А что ему оставалось? Ответить? Ну, нет — в их провальном случае это было чревато спором, который стоило отложить до корабля и благополучно разрешить вничью. Вернее, в несогласие падавана (который уже давно и не падаван, но в упрямстве по-прежнему безнадёжен) и смирение его учителя, в конце концов готового признать даже то, что солнца бывают квадратными, лишь бы закончить все бесконечные пререкания.
И если Оби-Ван бы объявил заранее, зачем ему потребовалось в казино, и не в какое-то — а в одно конкретное, то Энакин бы предложил сотню способов куда прямее и на порядок действеннее. И тогда от рая богачей и аферистов не осталось бы камня на камне, ну и голонет бы украсился новостью об очередном вопиющем беспределе с их узнаваемыми портретами во весь рост.
Оби-Ван хотел провернуть всё по-честному. Без воровства и возможных жертв, без ползаний по вентиляционным шахтам и улепётывания от стражей порядка. Но что-то упорно ему подсказывало, что сегодня удача не с ним — равно как и почти перманентно, потому что «Кеноби» означало «проблемы» в любом уголке Галактики.
Уже шагнув в сторону заветной выдачи, где ждал их честно заработанный выигрыш, Оби-Ван расслышал нетрезвый вопрос, обращённый, по-видимому, к Энакину. Он едва ли не задохнулся от возмущения, чуть не растеряв свой крайне выверенный образ, прожёг взглядом бывшего ученика, а за ним — автора возмутительных предложений. Это было настолько бестактно, настолько странно и вызывающе неприлично, что Кеноби, не имея выдержки, покраснел бы до кончиков усов. Но стараниями забавляющегося Скайуокера его нервы закалились до дюрастила, и вся реакция уложилась в осуждение, источаемое по радиусу в полшага. Его хватило на одного лишь Энакина — и то без особенного эффекта, поскольку былой авторитет был утрачен ещё с присвоением ученику звания рыцаря.
Так давно, что и вспомнить страшно. А если начать вдруг считать года, то вожделение того бесстыдного незнакомца ещё, не дай Сила, польстит.
— Шутник, — буркнул он недовольно, по большей части демонстрации ради. — Если бы это обаяние работало, я опробовал бы его сперва на тебе, привив упущенные уроки культуры.
А затем мимо пролетел викуэй — Кеноби легко отклонился в сторону, прикрыв ладонью приоткрытый рот. И пусть ссора эмоциональных игроков разворачивалась прямо за его спиной, это совсем не мешало почувствовать приближение неизбежного столкновения. Спасибо джедайскому чутью с неясным элементом предвидения, срабатывающему наравне с интуицией.
Атмосфера накалялась в прогрессии, и Оби-Ван повернулся к Энакину, чтобы поймать его за рукав пиджака и ненавязчиво отсюда вывести. Но тот увлёкся беседой с АрДва, и к тому же их разделило гостями. Вздохнув, Кеноби вынужденно остановился, отступил в сторону от места драки и принялся терпеливо ждать, с осторожностью посматривая по сторонам.
Отброшенный викуэй не шевелился — это вызывало некоторое беспокойство, однако подходить к нему никто не спешил. В том числе и сам Оби-Ван, занявший наблюдательную позицию. Сочувствия ему было не занимать, просто опыт подсказывал не вмешиваться — с викуэя бы сталось подняться и продолжить драться с первым встречным, не разбираясь, кто вообще причастен.
Кеноби устало потёр переносицу и, уличив момент, возник по левое плечо Скайуокера, протиснувшись через ряды гостей. Что бы там ни случилось с АрДва и его неожиданным настроением, разобраться можно было и после.
— Эни! — окликнул он чуть громче обычного, ибо шум стал гораздо значительнее. — Что у вас тут?
И «Эни» и «Бен» встречались невероятно часто и у Ядра, и на Внешнем Кольце, поэтому не стоило беспокоиться о том, что их могут узнать по именам. Если Кеноби ещё и помнили как Бена, то с Энакином было гораздо сложнее — в краткой форме к нему практически не обращались, да и записей об этом не сохранилось. Вдобавок, в их поддельных документах (точнее, вполне легально полученных) возле этих широко известных имён стояли совершенно другие фамилии.
Заметив его собеседника, уже отчаянно обруганного дроидом, Оби-Ван невольно вскинул брови, не стараясь скрыть своего изумления. Оставалось только малодушно надеяться, что этот видавший виды... господин, украшенный годами пьянства, не нашёл точек несогласия со Скайуокером или предельно недовольным АрДва.
— Пресветлая корзинка с уджем, — сокрушённо выдохнул Оби-Ван, заменив своё любимое «о, Сила» наименее приметным выражением. — Не говори, что он пробовал нас ограбить.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (Ср, 7 Фев 2018 09:10:10)

+4

10

Диверсант Беш. Бомба 001.
До взрыва: таймер отключен

Соединить два провода, затем медленно подключить часовой механизм с отсроченным дистанционным управлением. Все в порядке, Лара, все хорошо, ты справишься.
Или Беш, если угодно. Они ведь сами выбрали себе кодовые имена. Потому что генерал Органа не должна знать о том кто стоит за терактом, никто не должен. Их поступок поможет Сопротивлению выиграть войну, а еще очистит галактику от такого ужасного места как Канто-Байт, где главы корпораций заключают сделки с Первым Орденом на поставки вооружений. И не только.
Они сделают то, на что никогда не осмелятся другие. Ради мира в галактике, не для себя!
- Аурэ, ты меня слышишь? Приём? Я закончила с установкой, сейчас переоденусь и пойду к вам.
Всё, теперь просто следовать плану. Не нервничать, не выдавать себя.
И пусть Сила, если она существует, поможет им.
Что за...
Темная фигура в плаще. Лица почти не разглядеть, только два...
Что это? Световые мечи?! Откуда рыцари Рэн узнали...
- Кто... кто ты такая?!

***
- Три бомбы, но вы не сможете их отключить!


Баррисс Оффи - бывший падаван Луминары Ундули.
Террористка. Бывший инквизитор павшей Империи.

Если и были подходящие слова, которыми можно охарактеризовать Кантонику в целом и Канто-Байт в частности, так это "мерзость" и "дыра". И вовсе не потому, что город-казино чем-то походит на самые неблагополучные районы Нар-Шаддаа или нижние уровни Корусанта, там-то как раз всё понятно и вызывает куда меньше отвращения, чем это ублюдочное позолоченное ложе.
Отнюдь.
Баррисс старается не смотреть по сторонам, так чуточку меньше хочется разрубить пополам первых попавшихся жителей, чьи лоснящиеся от самодовольства рожи отвратительны почти до рвотного рефлекса, однако руки то и дело тянутся к световым мечам, припрятанным под свободным плащом, найденным на борту шаттла. И да, она совсем не скрывает лицо за глубоким капюшоном прекрасно зная - нет больше никакой Империи Палпатина, а все его сторонники уже не просто объявлены вне закона, про них попросту забыли. Как о чем-то незначительном и совершенно не требующем внимания. Уже неважном.
И если с подобным еще можно худо-бедно мириться, то вот с бардаком, творившимся в галактике - нет. Где же теперь эта славная Новая Республика?! Где герои, которые переломили дюрасталевый хребет Империи? Где хваленная демократия, за которую с радостью гибли повстанцы? Одни лишь кучки идиотов, чьи разборки затронули огромное количество систем.
И лучше сейчас не предаваться размышлениям как до такого вообще дошло и почему она очнулась больше тридцати лет спустя, ничего не понимая. Последнее смутное воспоминание - разговор с Лордом Вейдером в его крепости на Мустафаре. Кажется, это было связано с Асокой, которая оказалась непозволительно живой, а потом...
Провал. И пустота.
Анабиоз имеет кучу неприятных последствий, таких, например, как частичная атрофия мышц или даже потеря памяти. К счастью, лишь временных. Потому что Баррисс абсолютно точно уверена - вскоре она разберется с произошедшим так или иначе.
А пока...
Пока нужно закончить начатое много лет назад дело. И все же не с парадного входа, теперь-то форма инквизитора вряд ли вызовет былое уважение у охраны, обеспечивая абсолютный пропуск. Воспользоваться Силой?
Слишком многолюдно.
Должен быть другой выход. Или вход.
Уже на службе у Империи Баррисс довелось побывать в множестве подобных мест, все-таки трусы-джедаи были не слишком оригинальны и почему-то свято верили - чем дальше или паче того злачнее место, тем тяжелее их найти. Да они себя хотя бы видели со стороны? Даже кубазы не так выделяются, как бывшие братья и сестры по Ордену.
На двери обычный электронный замок, который моментально искрит и вспыхивает от контакта с потоком чистой плазмы меча, а затем бывший инквизитор оказывается в просторном полутемном помещении, очевидно, технического назначения...
И тут же выхватывает второй клинок, с недовольством отмечая промедление в реакции на несколько секунд, которые в иной ситуации могли бы стоить ей жизни, не окажись человек напротив слишком удивленным внезапным гостем. Настолько, что бластер в её руке едва успевает нацелиться, когда один из алых мечей с тихим потрескиванием перерубает оружие на несколько частей.
- Кто... кто ты такая?!

***

С пленником Баррисс не церемонится - одного косого удара достаточно, чтобы светловолосая голова девушки из Сопротивления отлетела в сторону, укатившись куда-то за стеллаж, набитый давно списанными служебными дроидами. Всё что нужно она уже сказала и даже больше, а значит ценность свою незадачливая диверсантка исчерпала от слова совсем. Теперь же с полученной информацией нужно что-то делать.
Или не делать.
Какая ей по большому счету разница? Пусть хоть глотки себе повырывают.
А вот заготовленный комплект одежды для выхода "в свет" пришелся очень кстати. Чтож, молодцы-радикалы, все продумали. Не учли только внезапно свалившегося им на головы инквизитора со световыми мечами.
Да и кто бы учел.
Собственную одежду немного подумав Баррисс уничтожает. Империя ведь вовсе не в форме, она в мыслях и поступках.

***

Еще в городе ей чудилось нечто странное, нечто давно знакомое в Силе. Почти "дежавю" как любят говорить те, кто обладает лишь зачатками чувствительности.
А теперь, стоило мириаланке войти в ярко освещенный огромный зал казино, поделенный на разные части в соответствии с предлагаемыми там услугами, колебания в Силе стали словно бы отчетливее.
Если бы еще не этот постоянный шум голосов разной степени опьянения и рыщущие среди толп дроиды-официанты с подносами дорогого алкоголя - все для уважаемых гостей.
Так много посетителей, так много различных рас. Играющие на баснословные деньги, проигрывающие последние кредитки. Пьющие, пожирающие бесплатную закуску, мимоходом лапающие размалеванных девиц, высматривавших клиентов на эту ночь.
И где-то здесь среди этого сброда сообщники её подрывницы.
На какой-том момент Баррисс становится даже весело, почти как в старые времена. Настолько, что она просто игнорирует чужой липкий взгляд и идет туда, куда подсказывает ей Сила.
Посмотрим.

***

Проще всего поверить в бредовую версию - анабиоз не прекратил своего действия и она все еще спит. Потому что увидеть Оби-Вана Кеноби именно таким, каким она его помнила еще в Ордене это не просто шок. Не клон, не похожий человек, зачем-то нацепивший дорогие очки и не менее дорогой костюм взамен привычному аскетичному одеянию джедая - Сила однозначна и сейчас.
Но куда более странно видеть знакомого молодого мужчину, разговаривающего с каким-то сомнительного вида типом.
Баррисс кажется - она просто свихнулась. Окончательно. Совсем. Бесповоротно. Потому что это не может быть правдой.
И этот слащавый красавчик не может быть Дартом Вейдером. Потому что она видела его лицо под маской. Всего раз, но этого было достаточно.
Энакин Скайуокер собственной персоной?
Что за бред?!
- А ты не теряешь время даром... Лорд Вейдер.
Баррисс не замечает как собственный голос дрожит от ярости, а руки в карманах свободных брюк сжимают рукояти световых мечей. Пусть только попробует сделать вид, что не узнал её или не понимает о чем речь и... Видит Сила, она снесет ему голову. Разбираться будет потом.
- Магистр Кеноби. - Кривоватая ухмылка. - А вы неплохо сохранились для... Девяностолетнего?
И Баррисс уже абсолютно все равно кто может их услышать. Да и шум стоит такой - захочешь не расслышишь в двух метрах.
- Интересная ситуация, Лорд Вейдер. Империя рухнула больше тридцати лет назад, а ты здесь вновь молодой и здоровый развлекаешься вместе со своим учителем.
Её голос падает почти до шепота, вкрадчивого и крайне язвительного.
- Да и повстанцы с взрывчаткой, наверное, кажутся уже не столь важной целью, не правда ли?


Велдон Крамер - человек, завсегдатай казино.
Любитель дорогого алкоголя, спайса и мальчиков.

В Канто-Байт можно встретить кого угодно и это ни для кого не секрет. Новые лица, старые лица - надоедают с такой же быстротой, как сменяются ставки в пазааке. Однако этот вечер был особенным.
Для Велдона Крамера по прозвищу Краш так точно. Начав с парочки бутылок отличного кореллианского, вечер продолжился не менее хорошим глиттерстимом, только вчера доставленным поставщиком с Нал-Хатта, и обещал закончиться куда более впечатляющей ночью с Малышом, которого он приметил еще пару часов назад. Высокий, стройный, с лицом, в котором была какая-то загадка - как раз во вкусе Велдона. И лишь одна деталь портила этот вечер - "папаша" при котором был Малыш.
Но где наша не пропадала и за такой лакомый кусочек он даже повоюет, особенно если пол под ногами перестанет скакать, словно взбешенная банта. Краш, кстати, никогда не скрывал, а то и гордился своим татуинским происхождением, о котором наслышано все его окружение.
Но это совсем другая история.
- Мистер..кхм... - Язык что-то совсем заплетается, кажется третья бутылка виски была лишней. - Вы же того... не против, если я оболжу вашего...ик... друга? Я заплачу, у меня много... того... кредиток
О том, что ситуация начинает постепенно накаляться, Краш сообразил не сразу. Поморгал пару раз, а затем перевел мутный взгляд на появившуюся откуда не возьмись девку. Это еще что за...
- Эй, это...того...мой то есть...

Отредактировано Barriss Offee (Вс, 7 Янв 2018 17:20:25)

+4

11

Мой собеседник кажется мне… Странным? Да нет, не совсем. Скорее, сейчас он напоминает мне меня. Тем, что не совсем вписывается в окружающую обстановку. А кто-нибудь устанавливал в Канто-Байт строгий дресскод? Судя по тому, что меня пустили в таком виде, попутно отобрав бластеры, не особо.
Да и на моем собеседнике, с которым мы так бодро режемся в карты, всего лишь обычное, не самое новое пальто. Охрана за это не выгоняет, но вот порой на нас поглядывают странно.
Ладно, это можно пережить. Заняты мы тем же самым, чем и большинство - азартными игры.
Спокойно, Сабин. Ты здесь не за этим. Немного не за этим. Но это лучше, чем без толку шататься по залу, выискивая взломщика.
- Да, в первый. Город и правда ничего, - я коротко улыбаюсь, продолжая игру. Странный способ завести разговор. Слишком странный.
Вот только обстановка меняется со скоростью исправного гиперпривода.
Резко. И неожиданно.
А что, обычное дело! Вот сейчас ты просто играешь в карты, а потом на ваш стол падает викуэйская туша, фактически его разломав.
С одной стороны, это неправильно. Так не должно быть. Ну вот совсем не должно быть. Не в этом казино, не на этой планете. С этими смокингами и лоском трудно представить здесь насилие. Ладно, ладно, все с первого раза не такое, каким может казаться. Плавали, знаем.
А вот на моей родной или в обществе мандалорцев, такое вполне может быть. Но я не припомню среди знакомых мне кланов викуэев, хотя…
Сарлакк их знает. Может быть, изменилось.
Но уважающий себя мандалорец снимает доспех только в очень крайнем случае. Да, я знаю, что я странно тут смотрюсь. В этой куртке, чуть-чуть великоватой, чтобы прикрыть доспехи.
Но я не вижу смысла переодеваться во что-то, в чем откровенно неудобно. Я ведь не развлекаться сюда пришла, в конце-то концов.
Но, должна признать, игра в сабакк оказалась вполне себе неплохим досугом. Я даже не проиграла кредиты, припасенные, как аванс для взломщика. Маз меня предупреждала, что он берет недешево.
Вот только в подобной неразберихе сложно разглядеть хоть у кого-нибудь этот хаттов цветок в петлице.
- Он вообще жив? - вместо того, чтобы прокомментировать фразу мужчины, я смотрю на викуэя, который даже не шевелится. Не говоря уж о том, чтобы встать и пойти по своим делам.
Нет, мистер, не так уж это и весело, когда кто-то умирает у тебя на глазах.
Но сейчас снова идет война, а ряды Первого Ордена косят Сопротивление. Сильно. Жестко. Гораздо жестче, чем это делала Империя.
Кто-то переживает уже вторую войну. А я в нее попала, не успев закончить первую. Поэтому, понадобятся любые средства.
Но я не успеваю сдвинуться с места, как возле нашего столика появляется молодой мужчина, хорошо одетый. Замечает, как мой партнер по картам что-то уронил и комментирует.
“Отмычками?”...
Я щурюсь. Так-так. Значит, это и есть взломщик? Но никакого признака Плум-Плума в петлице даже и нет! Да и признаков петлицы - тоже.
Или что-то не сходится, или это не тот, кто мне нужен… Да и успеваю ли я его застать со всем этим? В любом случае, задерживаться я здесь не планирую. Совсем не планирую. Еще чего не хватало!
А, между тем, толпа зрителей вокруг нашего стола растет. Еще один мужчина, постарше первого, но явно его друг. И девушка, которая…
Я что, не ослышалась? Она как их назвала?
Я хмурюсь. Фамилию Кеноби я слышала раньше. Кажется, от Кэнана. Или от Эзры? Но другое…
Лорд Вейдер? Его учитель? Бред какой-то. Видимо, эта мирилианка пьяна. Но слова про взрывчатку мне не нравится.
Ну все, больше нет времени думать. Нужно сделать свое дело, и сваливать из этого радушного места.
Я поворачиваюсь к своему партнеру по картам.
- Сколько стоят ваши услуги взломщика?
Шепотом, оставляя разбираться эту троицу с этим бантовым дерьмом самостоятельно. Потому что это это все слишком… странно… Особенно когда к ним присоединяется еще один пьяный.

Их шестеро. Охранники казино идут в сторону шума и собрания, с четкой целью потребовать у них документы.
Однако, обнаружив викуэя посреди игрального стола без сознания, они мигом оценивают обстановку.
- Мы попросим вас пройти с нами. Всех! И в ваших же интересах, леди и джентльмены, не оказывать сопротивления!
У каждого в руках электрошокеры. Начальник охраны указывает в сторону дверей, очевидно, служебного помещения.
Нужно допросить всех, кто видел недавний инцидент. И убрать тело с игрального стола.

+4

12

Те, кто хоть каплю смыслят в азартных играх, прекрасно знают - бывают такие моменты, когда Госпожа удача не просто отворачивается от любителя поймать её за хвост, но и всем своим видом как бы намекает "сегодня не твой день". От слова совсем. От слова сейчас. И лучше скинуть чип-карты как можно скорее, уйти пока еще есть возможность, а если уже нет...
Ну что же, приятель, это целиком и полностью твои проблемы. Никто ведь не обещал, что будет легко и просто, правда?
И хотя ДиДжей не то, чтобы верит во всю эту чушь сродни мифической Силе, опыт человека бывалого, помноженный на неплохую интуицию прожженного шулера и игрока, подсказывает - из казино нужно валить. Прямо сейчас, к  сарлакку этого связного Первого Ордена. Они найдут способ связаться и после, а вот проблемы посерьезнее местных стражей порядка вполне себе могут свалиться именно в данный момент. 
- Все немного не так, мой...эээ, внимательный друг.   - Получить удар током от рассерженного, словно акк-пёс в период гона, дроида-астромеханика удовольствие малоприятное. Особенно если этот дроид, помимо всего прочего, еще и старой модификации с очевидно напрочь отсутствующим сдерживающим чипом. 
Интересно. Даже очень.
- Если не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, модель Ардвадидва? - Кто бы что там ни думал, даже у таких людей, как он, есть свои маленькие слабости и хобби, которыми приятно заняться в свободное от "прорубание льда" время. А ведь когда-то в молодости ему прочили блестящую карьеру в Индастриал Автоматон. Увы, не сложилось. - Имел бешеную популярность во времена Старой Республики, в том числе, в ходе клонических войн. Не думал, что еще остались работающие образцы.
- Нет, я не имел в виду, что ты старый. - ДиДжей мгновенно отступает на шаг назад, выставив перед собой руки в примирительном жесте. Получить еще один удар током не хочется даже несмотря на очевидно накалявшуюся ситуацию. - Думаю, произошло недоразумение.
Поглазеть на которое с каждой минутой собиралось все больше людей и экзотов. Еще бы, бесплатное представление с уже имеющимся трупом викуэя, валявшимся на остатках их игрального стола, взбешенным дроидом, поймавшим на "месте преступления" мошенника, а еще парочкой подозрительных личностей, на которых добрую треть вечера косилась прекрасная половина (или нет) присутствующих гостей. Не сложно догадаться, что с минуты на минуту здесь будет и охрана.
- Ему уже не помочь. - Беглого взгляда на ныне мертвого учинителя беспорядка вполне достаточно для пожимания плечами и прикидывания путей отступления, вернее, их видимого отсутствия. Плохо, незамеченным уже не уйдешь.
Над вопросом хорошо одетого молодого мужчины - очевидно хозяина астромеханика - ДиДжей задумывается на несколько секунд, а затем несколько озадаченно потирает подбородок, выдав внезапное:
- У вас отличный дроид. Продаете?
Но, кажется, услышать ответ ему уже не грозит. Ибо тут в беседу вмешивается новая гостья, начинающая с ходу нести абсолютнейшую ахинею про Вейдера и бомбы, причем с видом человека, уверенного на все сто процентов в своей правоте. Вот поэтому он женскому обществу и предпочитает кантины.
Перебрала? Или спайса нанюхалась?
- Кхм... Что?
Загадочный шепот совсем рядом. Неужели, милая, ты все-таки та, кого он и искал? От Первого Ордена?
Присев рядом с трупом викуэя, будто пытаясь отыскать признаки жизни (то еще удовольствие), ДиДжей жестом показывает девушке сделать тоже самое, и опустив голову так, чтобы по губам никто не смог прочитать, понижает голос на несколько октав.
- Зависит от того какой фронт работы на этот раз. Ты новенькая?
Совсем дела плохи у старика Сноука раз он посылает желторотых птенцов на такие задания. При встречи он ему обязательно все выскажет.
И уже громче добавляет:
- Все три сердца остановились. Где меддроиды?
Но вместо них предсказуемо вваливается местная охрана с требованием показать документы, привнеся еще больше хаоса и неразберихи. Да, пожалуйста, ему не жалко. А пока стражи порядка активно проталкиваются к другим участникам событий, ДиДжей хватает за руку своего с трудом найденного связного и пытается незаметно (в суматохе-то!) добраться до выхода из казино.

+3

13

АрДва занимался крайне недостойным делом – жаловался. Мастер, вместе с тем, занимался делом куда более бесперспективным, пытаясь игнорировать пьяные и непристойные предложения и выразительными взглядами искать совесть у бывшего ученика.
Что было не безнадежным занятием только тогда, когда Энакин Скайуокер искренне считал, что в чем-то неправ. А сейчас? Сейчас мастер самостоятельно приволок бывшего ситха в теле ребенка в обитель разврата. Пусть сам и расхлебывает, пока Энакин насмешливо рассматривает предприимчивого проходимца.
- Не думаю, - задумчиво и очень честно говорит Скайуокер, успокаивающе погладив Р2 по голове. Удивительно, на этот раз даже не получил по рукам. Расслабляется, что ли, старичок? – Что у вас хватит денег, сил и нервов. Да и дети меня банально не поймут.
Не говоря уже о том, что Энакин скорее запытает все население этой милой планеты, включая рабов и их владельцев, чем позволит снова особо одаренным гениям пытать своего старого друга. Что поделать? Слишком уж много в АрДва вложено и слишком много воспоминаний вызывает. Да и стоит вспомнить, что маленький астромеханик вроде как герой и легенда галактики, ла-ла-ла, бу-бу-бу, и прочие неприятности. Там, ладно, генерала ВС Республики Энакина Скайуокера уже никто не помнит – по крайней мере, в джедайской его ипостаси – так что же говорить о верном дройде и напарнике? А вот Люка помнят. И хорошо.
Буквально и почти канонизируют. От чего Энакин грустно улыбается и думает «сломали». И хочет найти каждого, кто вначале спрятал ребенка от жизни как таковой, а после взвалил ответственность на хрупкие плечи подростка ответственность за, чтобы их, свободу и судьбы буквального каждого. Что, разумеется, было не так. Но главное сделали, убедили в этом самого Люка. А сын отлично справился с убеждением всех остальных.
Ничего. Бен Кеноби уже свое выслушал – и даже получил. Жаль, рыжую стерву не достать. И Бейла, чтобы его, Органу. Очень хотелось бы посмотреть на этого короля в изгнании. Чтобы он знал какого это. И нес свою вину.
А не вставал в позу святого и безвинно обиженного.
Да и Мон Мотму, госпожу сенатора-первого сенатора и далее по списку бы вернуть. И не потому, что Энакин не понимает ее мотивов – как раз таки понимает. И даже принимает, она использовала то, что было под рукой. Именно поэтому жизни в мучениях ей он не желает.
А вот самостоятельно убить, выразив свое… неодобрение таким отношением к сыну и дочери – это да. Настолько иногда хочется, что хоть повторяй великую глупость работодателя внука и заказывай клона да ищи покойную душу. Если она, конечно, у рыжей твари в принципе есть.
АрДва, тем временем, то самое время и не терял. Обиженно загудев, храбрый астромеханик на предложение его продажи разразился длинной тирадой, что он, де, самостоятельная и независимая личность, у которой мозгов будет поболе, чем у всяких тут воров. Которые и воровать толком не умеют, одна сплошная халтура и дилетанство. И вообще, что ты сказал?!
Боевой дройд вновь грозно покатился к деловому человеку в «модном» плаще. Опасно посверкивая разрядами тока на опасно вытянутом манипуляторе.
Энакин еще сумел совершенно спокойно и тихо ответить мастеру:
- Как видишь. Не нас, девчонку какую-то, до отвращения похожую на одну… неважно.
Потому что ее он почувствовал сразу, еще до первого прозвучавшего слова. Подумал еще, что время для спящих красавиц, кажется, пришло. Просыпаться, вставать и идти разбираться, куда подевался принц, злодей и что вообще происходит?
А потом захлестнула ироничная грусть. Первая Сестра.
Прошлое.
Не то, за которое стыдно или больно, как бы не рассуждали некоторые теоретики о личности главнокомандующего в последние годы жизни Дарта Вейдера, но. Но просто горько-грустно. О том, что не сложилось, не сумели, не уберегли.
Зря все было. И это ломает почище многих пыток.
Уж нам ли не знать, да, Баррисс Оффи?
Символично было бы, прозвучи ее слова ему в спину. Но нет, лорд Вейдер успевает обернуться, приподнять бровь и иронично усмехнуться. Глаза в глаза – впрочем, тоже символично.
Энакин Скайуокер – Дарт Вейдер – спокойно слушает ее. И совершенно все равно на довольно абсурдные и абсолютно забавные предложения упитанного и пьяного в хлам, но неимоверно настойчивого поклонника. Пусть мастер разбирается.
Хотя давно Энакина Скайуокера не пытались покупать. По крайней мере, деньгами, что уж тут. Лет с девяти? Да, точно, даже та нелепая королева рабовладельцев не вешала на него ценник. И да, кажется он все же неимоверный старик. Потому что подобная чепуха для него и остается чепухой, а не поводом шикарно взорваться и мучительно и морально уничтожить наглеца. Впрочем, чаще было даже не морально. Но кого волнуют такие мелочи.
А она неплоха. Хорошая шпилька в отношении Оби-Вана. Жаль, она не видела его сыплющимся стариком – или видела? Надо будет напрячь память и прошерстить отчеты инквизитора.
Но после… Улыбка не меркнет, нет. Скорее становится шире, почти в оскал.
Зарываешься, девочка.
Империя – это больное. Не место, а все больное. Цель жизни на двадцать три года. Личные убеждения, единственное, что умудрился построить. И разломать, блядь. Единственным решением, перечеркнувшим все. И тремя (на чистоту, так и всеми четырьмя) годами идиотической ловли собственного ребенка по всем злачным местам Галактики в дурнейшей кампании.
И все бы ничего, дети и семья, они важнее, они всегда, но. Империя тоже его ребенок, в какой то мере. В мучениях, в боли рожденная, отнявшая так много, лишь бы дать разумным мир, где порядок и стабильность. И войны чтобы не было.
Всего одно решение, банальный выбор. Когда все очевидно, но если бы он выжил. Или если бы старый параноик Палпатин не выжил из ума, отдавая самоубийственные приказы в стиле «не мне, так никому».
Вот только, кому нужны объяснения Энакина? Вейдера или безымянного раба под длинным номером? Вот именно. Ни тем уничтоженным планетам. Ни задыхающимся, умирающим от голода и страха разумным, ни потерявшим все военным, ни разрушенным системам здравоохранения, экономики и промышленности.
И действительно.
Остается лишь горькое, больное сожаление. Впрочем, не будь столь самолюбив, Вейдер. Ты мог остаться, спасая не только Люка, но и Империю, кровью, болью и окончательным падением в то, что мастер так самоуверенно зовет «темной стороной Силы».
Однако, Вейдер, ты самолюбив. И хватит думать, что один в поле – воин. Возможно, на настоящей войне, которая была, как не убеждали себя в обратном трусливые бездельники, пафосно провозглашающие себя борцами за свободу против ужасной Империи.
Угу. Свободы было не особо – как будто она сейчас есть. Зато нет злой и ужасной Империи, остались у разбитого корыта. Все. А что построить то взамен сумели?
Вейдер, ты не политик. Флот, пехота, армия – да, твое. И даже, возможно, экономика с промышленностью. Но государство на одних расчётах, логике и военной мощи не построишь. Нужны те, кто умеет договариваться и читать между строк. Кто погладит по шерстке, польстит и подтолкнет. Кто сумеет быть императором и лавировать.
Император был нужен. Только прежний рехнулся, а нового не подготовили.
И, по сути, его в любом случае следовало убить. И так затянул до последнего. Но кандидата не было, кандидата, схема лишь вырисовывалась, план был нятжкой. И можно было договориться с Мотмой, перед военной мощью вот уж она бы отступила, пообещай ей сборище попугаев и трон императора. Но – не там и не тогда.
Не когда заставил сына себя убить.
- Ты права, - Энакин лениво аплодирует. Раз, сомкнуть ладони, два, три. – И абсолютно ошибаешься. Нравится мясной костюмчик? Ой, дорогая, без сожалений отдам за Империю. Только вот ее нет полностью уже лет двадцать семь, минимум двадцать пять, и нет полностью.
Я же умер немного ранее, года на три как минимум.

Его глаза холодны. Остры.
- Распад Империи – величайшая трагедия Галактики последних лет пятидесяти, - и он не говорит века и тысячелетия лишь из-за мамы, потому что. Потому что даже Мустафар меркнет, там они, все трое, решали сами. Падме, глупая ты моя маленькая девочка, что же мы сотворили со своими детьми? И да – мелочно. Но для него важнее именно она. Они.
Семья.
Кто только на этом не сыграл? Проще назвать тех, кто не бил так подло, под дых.
- Потому что наш Император свихнулся абсолютно. И устроил знатную систему самоуничтожения, так что, да, я виноват. В том, что не убил его раньше, - не увидел. Не понял и не нашел нового главу раньше. – Вот только… зарываешься, девочка.
Голос совершенно спокойный, дружелюбный даже. И Энакин – Вейдер – оставляет идею спецэффектов на когда-нибудь потом. Для впечатлительных и нервных. У него же нет никакого желания доказывать что-то несчастной Первой Сестре и демонстрировать свое умение стоять в красивой позе.
Энакин Скайуокер все так же расслаблен. А в голове у инквизитора, наверное, последнего инквизитора Империи во всей галактике, взрывается небольшой Альдераан. Предупреждение и напоминание. А ментальные игры – это так просто, особенно когда знаешь дорогу в чужой разум. Особенно, когда все внимание без остатка сосредоточенно на объекте внушения.
И да, всего лишь иллюзия, достоверная до последнего мига. Пока нет нужды причинять реальный вред здоровью. Как и останавливать.
Просто в голове Первой Сестры - подарка, издевки от Палпатина, игрушки, верного цепного пса Империи – когда-то бывшей падаваном Ордена джедаев звучит четко и насмешливо, до сумасшествия холодно:
- Забыла о субординации? Напомнить?
Усилить боль. Немного, чуть-чуть.
Прижать.
И отпустить.
- Как ко мне должно обращаться, инквизитор? – напоследок. Спокойно.
И уйти, не обращая внимания на бушующую Силу. Темную и готовую ответить на любой даже намек на удар – это как раз привычно. Правильно.
А снаружи от него чего-то хотел человек в пародии на нормальную форму. И кто же он у нас? Так еще и в компании, целых один допытывается от него документов (какая прелесть, без ведра на голове и не узнают более), а двое других обсуждают, что с ним делать и не пора ли уже в камеру.
Действительно. Прелестно.
Энакин без возражений протягивает карточки и рассуждает, задумчиво разглядывая Баррисс Оффи. Есть ли у нее документы? И не все ли ему равно? Начнет рубить – так пусть, нет, ну и ладно. В камерах тут явно не как на Кесселе. А сейчас девочка и из него без всего выберется.
Но почему-то, едва Вейдеру возвращают карточку с лаконичным Энакин Вейд, он придерживает старшего за рукав. И четко говорит, всем троим:
- Они убегают, те, кто вам нужен, - и надо перевести фокус, так внушение дольше продержится. Энакин краем глаза замечает поспешный уход несостоявшегося продавца и не слишком хорошего мошенника за ручку с девчонкой. Той самой, что так неприятно напоминает о повстанцах. – Вон они. Схватить.
Скайуокер не делает труда облечить приказ в просьбу. Они, эти, все равно исполнят, и как нужно. Охрана лишь вытянулась во весь рост, зачем-то отдала честь и рванула за парочкой, быстро ее нагнав и окружив.
Энакин усмехнулся. Сделал гадость, и на сердце как-то светлее и лучше.
- Займись остальными, - коротко бросить (попросить? Потребовать?) Кеноби и вернуться к своей старой знакомой. – Это не развлечение, это пытка.
Честно.
- О каких повстанцах ты говоришь? И что за бомбы?
Самое главное, правильно вычислить приоритеты – бомбы вещь распространенная. А вот повстанцы, те, из прошлого, не Леино трогательное Сопротивление шайке-лейке Кайло Рена, проказа.
Разрастись которой дать нельзя.
Не снова.
Кажется, кто-то забыл, опять, что Империи давно нет.
[AVA]https://pp.userapi.com/c836434/v836434460/5894d/O25TXqiVdKo.jpg[/AVA]
[SGN]Почему заклеймен смертью,
Тот, кто сам по себе выбрал в е р у.
[/SGN]

+4

14

Трясло.

Трясся челнок, на котором их, отряд радикалов-праведников, высадили на поверхность Кантоники. Малоухоженная развалюха, ничего не сказать, подумала Аурэ – кажется, тот выпущен был еще в последние года Империи или, может, даже в ранние годы Республики, которые она уже и не вспомнит толком.
Иронично, наверное, бороться за что-то эфемерное, что не видел и, быть может, не увидишь даже. Может, и тогда было не очень хорошо? – но такой вопрос вслух не задают. Вслух говорят то, что стало только хуже, и она сама это видит, и сказать ей на это совершенно нечего. Хотя война не совсем то время, когда слова еще нужны.
Их просто никто уже не слышит.
Значит ли это то, что и они что-то не расслышали? Или расслышали не так?
Подводили ли они здесь и сейчас генерала Органу, шли против ее опыта, ее мудрости?
Запомнят ли их героями?..
Нет, конечно. Такие дела и не совершаются для славы.
И она знала, на что шла. Аурэ, выдыхая, стремясь словно избавиться от ненужных вопросов, на которые ответов ей все равно не дадут, отстегнулась и, качаясь, достигла рубки пилота, оперлась на спинку сидения и вгляделась в открывающийся вид. Красивое место, Канто-Байт. Удивительно даже, что место, питающееся кровью и плотью миллионов разумных, может таким быть.
Красиво и даже немного жаль, что придется ее, красоту, испортить. Или, скорее, облагородить?
Все-таки в военное время и не знаешь даже, куда прилетит следующий снаряд. А возводить такие храмы во славу алчности можно сколько угодно выше над уровнем моря – так лишь цель видна еще лучше.

Трясло.

От топота фатиров уровнем ниже на ипподроме пермакритовый пол зашелся в вибрациях, точно сейчас он разойдется волнами прибоя. Аурэ едва успела ухватиться на за перила балкона, задаться в удивленной усмешке, расхохотаться ни о чем внезапно возникшему по левую руку спутнику, оценивающе ее осмотревшему. Возможно, прикидывал ее стоимость в, возможно, последний вечер своей жизни.
Зелтронка не отказала ему в этом удовольствии, как не отказала себе несколькими мгновениями ранее подняться сюда, осмотреть поле, на котором скоро созреют плоды ее работы.
Ее заряд, мирно спрятанный под рядами трибун, совсем рядом с выходом у ипподрома, ведущего к коридорам и дальше – к казино – предназначался скорее больше для отвлечения внимания и внесения большей неразберихи, пока настоящую угрозу несли в себе другие две бомбы, помощнее.
На удивление закладка ее бомбы оказалась занятием не самым трудным – возможно, потому что стоявший патруль оказался на удивление сговорчив и ласков с посетительницей.
«Никакой угрозы нет», говорило ее тело, и Аурэ охотно верили. Потому ее и взяли в дело, точно.
«С твоим умением… м-м, входить в доверие к другим, ты далеко пойдешь».
Пока никуда уйти она не может, ибо Беш пока еще никак не дала знать, что обновила свое местоположение, разве что поспешно спуститься по ступеням обратно и завернуть за ряды автоматов, пройти мимо бара, делая крюк к точке сбора.
Рано волноваться, рано...
...или уже слишком поздно?
Три бомбы, но вы не сможете их отключить!
А по ту сторону радиосвязи – только зловещий скрежет. А потом – тишина.
Что случилось? Неужели их кто-то выдал? Беш накрыли полицаи?
Нет, их явно было немного. Одна, если она все правильно расслышала. Но кто?..
Как же Аурэ сейчас хотелось разом всех заткнуть.
Розовая кожа зашлась мурашками.
Все еще трясло.
Оказалось, что именно ее.
Сигма, прием, – более спокойным тоном, чеканя буквы, с каждым слогом смиряя скребущими рафтерами на душу панику, жаль, что кончились слова весьма быстро, – не могу связаться с Беш. Что-то пошло не так.
Что с Беш? Если нашли коммуникатор, то его совершенно точно разбили. Жива ли, мертва ли, на допросе ли? Может, она изначально задумывала предательство, а то, что ускользнуло по приватному каналу связи – лишь театральная постановка? Эти тайные агенты ПО повсюду…
Ну, нет. Только не она. Это же она ее нашла, она внедрила ее в одну из ячеек Сопротивления, она ей все рассказала, сколько тайн доверила… она была ей почти как сестра, Лара… нет, вздор! Нельзя ее бросить, где бы она ни была.
Жди моего сигнала, Сигма. Я пойду, проверю, может, она все же не успела с установкой…
Главное, чтобы она не поняла, что это лишь повод. План отхода предполагает при любом отступлении от сценария скрыться, но…

Так вы что-нибудь знаете?
Я?! Да право слово! Вы же меня сами и выхватили только что из толпы!
Удивление вышло натуральным настолько, насколько возможно, потому что оказалась она здесь случайно, потому что ей надо найти Беш, потому что к мертвому викуэю не имела никакого отношения, и потому что документов у нее, кроме очень липовой подделки на имя Жаны Селей, умершей еще лет так десять назад, не было.
Зато у нее была удивительная физиология, с которой она радостно ознакомила своего офицера, стоявшего самого крайнего в этом столпотворении.
И еще двоих, намеревавшихся, кажется, заняться мужчинами-людьми и мириаланкой.
Эх, а до комнаты технического обслуживания было так близко…
А людьми непростыми. От одного из них Аурэ почувствовала для себя угрозу, угрозу вообще для всех; инстинктивно захотелось лишь спрятаться куда-нибудь подальше, уйти, сбежать, скрыться за несколько систем как минимум. Он определенно таил в себе темное и не хотелось бы оказаться в его тени.
И мириаланка непростая. Интересная.
…и с одеждой Беш.
Так вот в чем дело.
Лицо ее моментально вытянулось, она попятилась назад, стараясь сохранить нужную мину, уводя с собой тех самых охранников. Двум, самым проницательным, доверив тайну:
Вы уже знаете?.. Та мириаланка… убийца!..
Обращаясь уже к последнему, тому, кто и втянул ее в это внештатное разбирательство:
Отведите меня наружу, пожалуйста, мне так страшно!...
И остается лишь надеяться, что не придется применять бластер, спрятанный под слоями одежды.

[NIC]Аure[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/drVY5.jpg[/AVA]

+3

15

[AVA]https://i.imgur.com/vUvoPTv.jpg[/AVA]

Атмосфера в казино накаляется — вот к делу подключились и охранники, намеревающиеся допросить всех и каждого. Это вызовет немало проблем, ибо зал переполнен гостями, и чтобы уделить внимание всем присутствующим придётся потратить не меньше часа. А также привлечь солидный штат сотрудников. Можно успеть незаметно уйти (ещё есть шанс! не упустить бы случай) и слиться с толпой ретирующихся посетителей — никто не хочет провести свой вечер в малоприятной компании охраны. И это ещё без учёта факта, что четверть гостей в обозримой близости наверняка имеет веские поводы избегать допроса с проверкой документов. Не Энакин и Оби-Ван, у них это дело отлажено, но взять, к примеру, господина взломщика... Кеноби же услышал правильно? Сарлакк разбери, если честно, в такой шумихе даже собственное имя будет звучать изысканной формой ругательства.
И всё-таки оно раздаётся: Кеноби слышит достаточно ясно. И голос ему, конечно, знаком. Он не жалуется на плохую память, вот только малодушно не хочет верить. Хочет думать, что это ошибка, что в Галактике миллиарды жителей, что голос может быть просто... похожим.
Наверное, стоит взять себе отпуск. Не то что бы Оби-Ван чем-то занят, просто... Сердца ведь уже не хватает вести подсчёт трагическим судьбам — вот и Баррисс Оффи, тень из прошлого возникла за его спиной. Энакин ему не рассказывал; уходил от темы, а Оби-Ван не расспрашивал. У них давно было заключено соглашение не лезть друг другу в душу сверх меры. Негласное, скорее интуитивное. Да и лезть, по факту, особенно некуда — остались только крупицы памяти, что иногда больно воскрешать на словах.
Но здесь не слова, здесь уже цельный образ, здесь сама Баррисс Оффи — живая. И веяние Тьмы от неё столь сильное, что Оби-Ван невольно укрепляет щиты. Он привык к Тёмной Стороне точно так же, как к встрече рассветов в новых системах — Энакин ведь был рядом всегда. Вот только в Энакине был баланс, а Баррисс отвернулась от Света. В Баррисс баланса не было — Кеноби знал этот разрозненный клубок чувств.
— Вы опознались, юная леди, — роняет он в ответ, оборачиваясь. Его глаза не скрывают печали, а в Силу уходит боль — на век старого натерпевшегося учителя пришлось слишком много горечи. — Магистр Кеноби давно уже мёртв, Вам это поведает любой справочник по истории.
Что же с ней стало, с Баррисс? Как, почему и когда? Разве могла та преданная Ордену девочка — настолько преданная, что соглашалась на крайности, — ступить на противоположный путь?
Оби-Ван задумывается о световом мече, надёжно спрятанном в отсеке АрДва, но, кажется, ещё не время. Джедай — это не только оружие с кусочком кайбер-кристалла внутри, джедай это... воспитание духа. Это мудрость и верная оценка сил, это готовность идти путём мира.
Оби-Ван бросает взгляд на Энакина и едва подавляет тяжёлый вздох. Он понимает, что случилось с Баррисс, и объяснений здесь никаких не нужно. Он видел, как такое случается, и видел достаточно ясно. Единожды, однако ему хватило, на всю жизнь, на все её последствия.
И становится как-то резко не до забав — не до ответов навязчивому ухажёру, не до взломщика, или кто он там есть. Не до девушки с ярким цветом волос, что наградила подозрительным взглядом. Весь зал как будто сужается до Баррисс — и до Энакина, и до его эмоций в Силе.
Кеноби просит: «только без глупостей». И понимает, как это жалко звучит. Без глупостей — в самом деле, серьёзно? А что ещё? «Не раскрывать себя»? Да уже поздно, магистр Кеноби. Баррисс Оффи обратилась к лорду Вейдеру — вот лорд Вейдер с ней и будет общаться.
А у Кеноби своя задача — отвести подозрения всех тех, кто слышал.
Это требует почти предела концентрации, но Оби-Ван в ментальных техниках искушён. Он произносит:
— Вот так ведь розыгрыш, — и делает акцент на последнем слове. Всего лишь розыгрыш, и его личная воля с помощью Силы убеждает прочие. Это розыгрыш — так подумают те, кто краем уха мог уловить разговор. Возможно, у них возникнут сомнения, но сейчас все слишком заняты документами — Кеноби выигрывает немного времени. Его виски неприятно сжимает давлением, напоминающим о цене за уловки, однако это сейчас не главное. Нужно правильно прикрыть себе тыл — и так, чтобы это выглядело правдоподобно.
Хотя на фоне Баррисс Оффи и Вейдера уже можно, кажется, лететь по воздуху — это вряд ли кого удивит в большей мере, чем речь про Империю.
Только это всё, конечно, розыгрыш.
И пытка, пусть и всего для двоих.
— Пойдём, АрДва-ДиДва, подтвердим свои личности, — не забывает Оби-Ван о дроиде. Он деловито достаёт свою карточку и ограждается дружелюбной улыбкой — кто бы знал, как её трудно показывать, когда от напряжения едва ли не искрится воздух.
— Я думаю, вы нас хотите отпустить, потому что у нас вам спрашивать совершенно нечего.
Незаметное движение кистью, и пара охранников под влиянием Оби-Вана теряют к нему интерес. Им хватит ещё работы — оцепленный зал целиком, переполненный оправданным недовольством.
Оби-Ван ускользает в сторону места, где хочет получить свой кристалл. Чем быстрее он это сделает, тем быстрее можно закончить то действо, что развернулось между ним и Баррисс. У Оби-Вана очень много вопросов, но задавать их он будет после — по крайней мере, вне казино и без жадной до зрелищ публики.
У выхода он врезается в зелтронку. Извиняется с галантным поклоном и спешит прочь от злополучного зала в надежде успеть до начала... того, что исправить уже не получится.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (Ср, 7 Фев 2018 11:33:20)

+3

16

Они должны умереть.
Такие места, существа и просто мерзость не заслуживает и краткого упоминания на страницах истории и места в галактике. Ни малейшего, даже на таких помойках, как Нар-Шадаа или Черное Солнце. Но самое противное, кажется, все всех устраивает.
И такие большие надежды, возлагаемые на Сопротивление во главе со знаменитой принцессой-повстанцем-сенотором-генералом Леей Органа рухнули. Вот то ли дело было во времена Восстания! Тогда действительно боролись, сносили к сарлачьей яме базы отвратительных оккупантов, освобождали рабов и не ждали, пока появиться возможность… возможность чего-то.
И тогда победили!
А сейчас, с каждым разом, Сопротивления и борцов за правое дело остается все меньше и меньше. Их просто уже никто не принимает в расчет! И пусть кто-то говорит, что насилие лишь порождает насилие, таким образом порочный круг не разорвать, но, плевать! Все последнее столетие доказывало, что выигрывают те, кто громче о себе заявят.
И Сигма знает как.
Пускай ему уже семьдесят восемь, но у него есть неплохие знания о взрывотехнике, а еще, спасибо возрасту и опыту, четкое представление, как и где должны произойти взрывы, чтобы никого не стало. И своей жизни не жаль, цель не в этом.
Главное, заявить о себе.
О том, что Сопротивление – не кучка старых шааков и бант, что только и могут жевать цветочки на альдераанском лугу. Но сила, с которой непременно следует считаться. Которая победит!
Пусть и ноют старые раны, на душе легко и спокойно. Он не один, его убеждения поддерживают и перестают мягким тоном увещевать, что фанатизм, старый маразм и «мы не такие».
А потом составляется план.
Главная трудность которого, выбрать место проведения акции. Выбор слишком широк, и Сигма жалеет, что их слишком мало, чтобы добраться хотя бы до трети самых отвратительных мест. В итоге выбирают даже не базу Первого Ордена, но еще более подлое и гнусное.
Обитель порока.
И приходиться вспоминать Имперские времена, когда служил на небольшой должности в Центре Империи (на Корусанте, шаачья твоя голова, на Корусанте!) в секретариате его презренного величества.
Но после взрывов на Джеде, Скарифе и после уничтожения Альдераана без права даже объясниться. После торжествующего Императора и равнодушия его цепного чудовища.
Сигма знает, работу на Империю не искупить ничем.
Сигма знает, что подобное – подобные им – должны уничтожаться сразу и тоже без права на помилование.
Сигма поправляет шляпу, скрывая улыбку, полную презрения. В конце концов, нельзя, чтобы кто-то что-то заподозрил. И тогда Кайто-Байт, обитель рабства, порока и грязи, будет стерта с лица галактики. Вырезана, как дурная опухоль, мешающая здоровому телу.
И это будет начала новой фазы.
Начало победы.
Смокинг сидит идеально, а пальцы слегка дрожат от предвкушения, когда цепь из небольших бомб с аккуратным радиоприемником в центре, занимает положенное место.
Карман приятно оттягивает детонатор.
Сигма прогуливается по залу, ожидая, пока его компаньоны выполнят свою часть. А потом можно будет отправить их в безопасное место, для взрыва всех трех достаточно и одного его.
Но что-то идет не так.
Маленький передатчик в ухе взволнованно выдает голос Аурэ, что Беш не отзывается. И Сигма согласен подождать, хоть ему это и не нравится.
А потом звучит, звонко и слишком громко, и вовсе в зале. Не так уж далеко, но Сигма упорно не успевает. Девчонка, глупая и маленькая девчонка, привлекает к себе внимания, пытаясь натравить кого-то – охрану?! Оригинально девочка мыслит, но убежденность, что особенностям ее расы подвластны всем, ее когда-нибудь погубит.
Потом Сигма видит другую, сумасшедшую, которая стоит рядом с мальчишкой-блондином и выглядит, будто тот бросил ее у алтаря в долгах. А еще ее наряд очень похож на одежду Беш, но глупая девчонка! Какое, к дрянным хаттам, убийство?
Сигме жаль, но он замедляет и так не слишком быстрый шаг. Главное – выполнить задание, а Аурэ?.. Будем надеяться, что ее способности и впрямь настолько хорошо могут подчинять людей.
И не совсем людей, отмечает Сигма, замечая прислушивающегося тогрута и разворачиваясь.
Вот только стоит ему сделать шаг, как на него налетает и роняет старого больного человека девчонка с ужасающей прической, которую за руку тянет куда-то подозрительного вида мужчина.
И можно было бы подумать, что им не терпится уединиться, вот только они слишком уж спешат от охраны. А скрытые курткой доспехи просто вышибают дух, так, что Сигма пытается надсадно откашляться и ловит странную девчушку за руку.
По одной простой причине – за ними следует охрана, и пусть документы у него настоящие и вполне в порядке. Не следует его маленьким внучатым племянникам знать о его участии. Не потому, что стыдно, а потому что эти мерзкие жуки могут отомстить и мертвецу.
- Совершенно возмутительно! Охрана! Охрана, я к вам обращаюсь! Эта мерзавка на меня напала!
И пусть Сигме слегка стыдно, но еще вскользь проскальзывает мысль, что эта абсурдная сцена отвлечет внимания от Аурэ, и девчонка сумеет убежать.
А он что? Он просто прилетел поиграть в рулетку и полапать твилекк за выпирающие части тела и соответствующую плату.
Совершенно обычный гражданин.
Абсолютно отвратительное создание.
[NIC]Sygma[/NIC]
[AVA]https://st.kp.yandex.net/im/kadr/3/2/7/kinopoisk.ru-Ian-McKellen-32723.jpg[/AVA]
[SGN]Сгоревшие в огне Революции.[/SGN]

+3

17

- Лучше бы ему было и правда оставаться мертвым...
Какой-то безумный день. Безумный мир, безумная галактика, что, кажется, вывернулась наизнанку с тех пор как пала (слово-то какое банальное, приевшееся. Пала-пала-пала) Империя. А Вейдер напротив ничего не отрицает, только скалится, словно голодная нексу, и смакует каждое слово.
Да, убил Палпатина.
Внезапно.
Потому что он...
"Свихнулся"
Серьезно? Вот так, в один момент выжил из ума?
Коленопреклоненные миры, едва зализывающие рваные раны поднимавших голову восстаний. Уничтоженный - твой родной - Орден джедаев, за остатками которых они гонялись по всей галактике. Чтобы потом, естественно, сгноить в пыточной. Или лаборатории - кому как повезет. Всё по приказу Его Императорского Величества.
Но вот ведь, "свихнулся"...
Да даже если и так.
О нет, совсем не Палпатину взращивалась верность в цепных псах, грубо говоря, не человеку - системе.
Империи.
И где она теперь? 
Можно говорить что угодно, можно придумывать какие угодно сказки про сумасшедшего ситха, да только правда не нуждается в комментариях. Пока был Палпатин, была и Империя. Всё остальное ненужная шелуха. И оправдания, конечно же.
А потому Баррисс ни на минуту не верит чужим словам, особенно теперь, видя вновь лицо Энакина Скайуокера. И даже явная угроза - в голосе и Силе, особенно в Силе - не заставит её молчать или перестать ненавидеть. Быть может, даже попытаться отомстить.
За то, что дал уничтожить, в первую очередь.
Так она думает, произнося неслышно, одними губами. Почти по слогам.
"Предатель"
Прекрасно зная - уж он-то услышит.
А затем едва сдерживает полухрип, когда голову изнутри сдавливает металлическими тисками, играючи сметая любые ментальные щиты, так хорошо известные Дарту Вейдеру. Обрывки странных, ужасающих видений заполняют сознание, в основном огня и хаоса, от которых, кажется, её собственная кожа стремительно покрывается обугленными язвами ожогов, чтобы чуть позже облезть отвратительными, гниющими струпьями.
Такая реалистичная иллюзия, от которой...
Баррисс кричит. Где-то там внутри самой себя и почему-то видит уже не Энакина Скайуокер, вовсе нет. Всего лишь маска. Только на этот раз не черная.
Принципиально это ничего не меняет, но все же...
Чужое присутствие в сознании, равно как и боль, исчезают резко и как-то совсем внезапно. Словно завеса спадает с глаз - и вновь все тот же Канто-Байт, все теже действующие лица, не говоря уже о набежавшей охране, устроившей массовую проверку документов.
Которых у нее, конечно же, не было.
Поднеся ладонь к лицу, Баррисс стирает капли крови, а затем поднимает взгляд на Вейдера, успевшего вот так просто отвлечься на стражей правопорядка.
И тут же тянется к Силе.

***
Ослепительно яркая вспышка* возникает, кажется, из неоткуда и также бесследно исчезает спустя пару секунд. И хотя она не была до конца уверена, что старый фокус сработает, Баррисс выхватывает один из клинков, направляясь прямиком к зелтронке, что ранее подняла крик, указав на неё.
Без сомнений, еще одна террористка. Кто еще мог обвинить в убийстве?
- Попробуешь пустить в ход феромоны, и я отделю твою голову от плеч раньше, чем успеешь открыть рот. - Приставив неактивированный пока меч к горлу незнакомки, инквизитор толкнула полуослепшую девушку в сторону выхода из главного зала, оказавшись в длинном и узком коридоре, ведущим в какие-то технические помещения казино.
- А теперь ты очень быстро и очень честно скажешь где находятся остальные бомбы и код деактивации.
Ибо времени на ментальные трюки нет, да и, откровенно говоря, она сейчас не в лучшей форме. Через пару минут действие и без того куда более слабого, чем она рассчитывала, Ослепления закончится, а значит совсем скоро может подняться настоящая паника. Именно в этот момент, скорее всего, последний оставшийся террорист и попытается активировать бомбы.
... о которых она ничего не успела рассказать Вейдеру, услышав крик зелтронки.
Проклятье.
Алый клинок вспыхивает совсем рядом с шеей девушки.
- Считаю до трех.


*Эффект от Ослепления Силы держится не более 2-х минут.

+2

18

Не так я себе представляла казино. И не так - это задание.
Казалось бы, что тут сложного? Прибыть в Канто-Байт, не парковаться на пляже, чтобы не угодить в лапы местной службы охраны. Найти взломщика. Получить консультацию. По возможности - нанять его и заплатить ему за услуги.
В общем-то, это все! А что еще надо-то?

Но с самого начала все пошло не по плану. Ладно, я смирилась с тем, что мне нужно сдать бластеры. Без них неуютно, без них я словно голая. Когда оружие не оттягивает привычно пояс, я чувствую себя беззащитной.
Но это еще можно стерпеть. Говорят, что казино - совсем не место для подобных действий… Конечно! Знайте, вам все наврали. Как раз в казино и происходит подобное. Наверное, случайно. А, может быть, и нет.
Все пошло не так с момента, как на наш стол прилетел убитый викуэй. И, пожалуй, это можно списать на местные разборки. Те, кто не умеют себя вести, огребают за это. Не сдержав в себе порыв накачаться алкоголем и поспорить из-за денег, а потом полезть на того, кто тебя сильнее. Ну…
Наверное, это паршиво. Не знаю. Я не пробовала, и не горю желанием.

И потом, в общем-то, все тоже было предсказуемо. Зеваки, что столпились у стола, посмотреть на мертвого викуэя, будто бы в жизни своей ни разу не видели трупов. Хотя, а вдруг действительно - не видели? Почему-то такие зрелища привлекают зрителей, и этот феномен мне объяснить трудно. Когда с юности вокруг одна война, а позже приходится быть наемницей, к такому привыкаешь.
Когда позже меняется жизнь, и я уже - часть Восстания, к этому тем более привыкаешь. К штурмовикам, что от одного выстрела падают замертво. К взорванным в небе ИСИДам. К тому, что собственноручно бомбы взрываются от моего детонатора.
Ничего нового, обычный выходной, которого нет.
Это была война. Все умирают. И чужие, и… свои.
Так бывает.
Но людей всегда будет притягивать чужая смерть. Как бы мерзко и цинично это не звучало.

Но что происходило дальше - даже я потеряла понимание. Что-то не так. Пьяная мириаланка, видимо, тоже нетрезвая зелтронка…
Я прикрываю глаза и прикладываю руки к вискам. Дурдом какой-то. Взломщик, с которым мы играли в карты, разговаривает с дроидом. Тут определенно что-то не так. Совсем не так.
Но он отвечает на мой вопрос.
- Ну… Не совсем, - короткая улыбка на вопрос, новенькая ли я. Сложно назвать новенькой ту, кто в свое время была в Альянсе за восстановление Республики. Я могла бы это объяснить, но сейчас не время рассказывать Katbarsaye Gehat'ik * на тему, почему я так хорошо сохранилась. Может быть, когда-нибудь потом.
- Фронт работ пока что небольшой - консультация, а дальше, посмотрим. В любом случае, я и мое командование готовы заплатить за вашу работу так, как это полагается.
Однако же, при появлении охраны, разговор приходится свернуть. Я не успеваю услышать ответ, как взломщик хватает меня за руку и тащит к выходу.
Правильное решение. Все-таки, такие вещи лучше не обсуждать возле трупа, пьяных экзоток, разодетых зевак-посетителей, агрессивных и обиженных дроидов (Чоппер отдыхает!), охраны и сарлакк знает, кого еще. Не удивлюсь, если через пять минут подойдут штурмовики Первого Ордена, которые громко ругаются, проиграв кучу кредитов пилотам Крестокрылов!
Бред? Само собой. Но глядя на все происходящее, и хоть немного вслушиваясь в разговоры, начинаешь понимать, что сегодня в этом месте тут может случиться все, что угодно. Эзра наверняка бы как-нибудь прокомментировал выкидоны своей этой Силы, будь он здесь.
Но у меня нет таких “умных” заключений, поэтому я позволю этому взломщику не парадного вида увести меня отсюда, чтобы спокойно обсудить нашу возможную сделку.

Столкновение оказалось неожиданным. Взломщик ведет меня к выходу, быстро, резко и при этом не получается нормально смотреть по сторонам. Сейчас нужно убежать от охраны, хотя, не слишком понимаю, почему это так важно.
Документы у меня есть, и даже почти настоящие. Сейчас вряд ли кто-то помнит мое имя, а дата рождения подправлена на текущий возраст. Может быть, где-нибудь на Лотале и остались старые плакаты розыска с моим лицом, с лицом Эзры, с лицами Эзры и Кэнана, и ведь даже Чоппера в свое время не обделили вниманием, не говоря уж о Зебе.
Но они давно могли стереться. Или Новая Республика после войны позаботилась о том, чтобы на Лотале не осталось подобных следов. Кто знает? В лицо меня никто не узнает. Имя не вспомнят тоже.
- Минутку, - я резко останавливаюсь, и останавливаю взломщика, отпуская его руку, чтобы разглядеть, на кого я налетела.
Мужчина в возрасте, что лежит на полу, тоже хватает меня за руку (эй, они сговорились, что ли?) и начинает звать охрану, говоря, что я напала.
Я открываю рот, чтобы сказать что-то резкое, но…
“Будь терпимее”, - подсказывает мне собственный внутренний голос. Мы друг друга не так поняли. Это же можно и объяснить охране.
- Это случайность, - я протягиваю ему вторую руку, чтобы помочь подняться. - Надеюсь, вы не очень сильно ушиблись? Мне правда очень жаль.
Хотелось бы, чтобы обошлось без дальнейших проблем, но…

Кто сказал, что сюрпризы на сегодня закончились? Я не чувствую резкую ударную волну, но неожиданно - перед глазами сначала несколько ярких вспышек. На несколько секунд, а после этого… все кругом белое. Не различаю людей, не различаю деталей.
Я делаю шаг назад, отпуская чужую руку, стараясь ухватиться хоть за что-нибудь. Но потом…
Я утыкаюсь в кого-то спиной. В кого?..


Перевод с мандо'а:

* Охренительная история

+2

19

Не зря, ох не зря он торопился покинуть казино, так неудачно обернувшееся сегодня западней. И ладно бы только дохлый викуэй на перевернутом игральном столе - такое здесь время от времени действительно случается и грозит максимум досмотром и поиском его виноватого приятеля, который, к слову, очень быстро исчез из поля видимости, стоило начаться заварушке.
Да даже сорванные переговоры со связным Первого ордена (девчонка ведь действительно подослана Сноуком, не так ли?)  и возможно накрывшийся крупный заказ дело поправимое, в конце концов, найти кого-то его уровня профессионализма (не без самодовольства) достаточно муторно. А главное вполне себе может грозить ошибкой в самый неподходящий момент.
Все это сущая ерунда.
- Консультации? Хм...- Уже на ходу.
Интересно по каким-таким вопросам? Взлом серверов Новой Республики исключен по той простой причине, что этой самой Республики фактически уже нет - обезглавлена еще на Хосниан-Прайме. А вот касательно горстки Сопротивления...
У них и правда есть что рубить?
Кроме того, учитывая технологии, которые Первый Орден недавно апробировал, его, ДиДжея, услуги, паче того консультации в этом вопросе понадобятся явно не скоро.
Впрочем, пока ему платят (ну или обещают заплатить - старик Сноук своё слово держит), задаваться вопросами стоит лишь в русле "когда надо сделать", не более. А то, что место оказалось неудачным для обсуждения деталей...
Как говорится, бывает.
ДиДжей ловко обходит занятых проверкой документов охранников казино, стараясь как можно незаметнее вытащить за собой явно растерявшуюся девчонку (действительно новенькая, что ли?!), хотя и понимает, что привлекает ненужное внимание.
Спрашивается, на хрена?
А затем лишь невнятно выругивается, когда она налетает на какого-то старика, тут же принявшего вопить о нападении. Это было бы даже смешно, если не обстоятельства.
Наверное, он бы просто не дожил до этого дня, если бы не прислушивался к голосу интуиции, которая в данный момент орала дурным голосом - в Канто-Байт творится что-то неладное.
Что-то по-настоящему херовое.
А значит и правда пора подумать о том, как поскорее выбраться отсюда.
Прости, милая, сегодня явно не твой день.
- У неё бластер под курткой! Осторожнее!
И шагает в толпу, краем глаза замечая как к ним целенаправленно идут несколько человек из охраны. Одному выбраться будет куда проще.
А затем случается что-то странное.
Несколько ярких вспышек без единого хлопка. И если в первую секунду ДиДжей почти уверен, что взорвались световые гранаты, то чуть позже понимает ошибочность вывода.
Гранаты действуют иначе.
Вспышка ослепляет и его, однако встроенный в правый глаз имплант помогает защитить роговицу, хоть и не полностью. Прикрывая временно ослепший глаз рукой, мужчина проталкивается сквозь толпу, пытаясь в белесой мути разобрать где выход.
Вроде бы, он был слева от барной стойки.
А вот выбраться из здания не так уж и сложно - основная часть охраны похоже внутри зала. Да и небольшой бластер всегда при нем как раз для таких случаев.
Кажется, за спиной только что сработала аварийная система защиты, потому что двери захлопнулись сами по себе и открыть их уже будет достаточно проблематично.
Как же вовремя...
- Сдвинешься  с места и я вышибу тебе мозги, приятель
Или все-таки стоило задержаться?

[AVA]http://s018.radikal.ru/i509/1712/9f/b671f4693b03.jpg[/AVA]
[NIC]DJ[/NIC]

+3

20

Боже правый - неужель это может повторится?!
Боже правый - им уже было б каждому за тридцать!

Предатель, в его голове звучит возмущенный, обиженный голос. И даже не первой сестры, Баррисс, как когда-то, в далеком совсем детстве звучало возмущение нарушениями правил падавана Оби-Вана Кеноби у падавана Луминары Ундули.
Пре-да-тель, и Энакин усмехается грустно, тяжело и почти безразлично. Думает, а ты не знала, девочка? А после столь же иронично хочет сказать в ответ такой же, как и ты. Но не стоит. Принимать себя – и свои грехи – тоже нужно уметь. И этому столь долго учатся, лишь чтобы по итогу понять, что совершенства в таком трудном деле не достичь никогда и никому. Ни прославленному политику Палпатину, ни мудрому учителю учителей Йоде, ни такому талантливому Кеноби. Что уж говорить о ситхе с едва держащейся на месте крышей и девчонке, которая доказывает свою верность организации, взрывая ее штаб-квартиру? А для многих из джедаев и вовсе просто сердце всего Ордена.
Предатель, и Энакин неожиданно расслабляется, едва слышно хмыкая под нос. Вот теперь это действительно Баррисс Оффи, Первая Сестра, непредсказуемая, но вполне просчитываемая, верная до последнего своим идеалам в голове. Поменяй идеалы – и всё та же сумасшедшая преданность будет принадлежать уже не врагам. Только вот, разобраться бы, где они ныне, враги.
А Первую Сестру надо лишь ненавязчиво контролировать, чтобы во славу своей слепой верности не натворила еще больших дел. И клинок в спину без всяких сожалений не вонзила.
Впрочем, не на то ли ты рассчитывал? – шепчет где-то в голове вкрадчивый голос. Вейдер лишь усмехается ему иронично: не на то. Тогда он в принципе не знал, чего хотел, и скорее, чтобы она взорвалась, сломалась, сломать ее, убить, уничтожить, покалечить. Но с другой стороны, так хотелось доказать – и больно щелкнуть по носу – Императору, как тот ошибается. И таким новоявленного ситха не пронять.
Конечно же, пронять. Было.
А теперь разбирайся с последствиями.
И даже поворачиваясь спиной к дикому – своему – прирученному почти – зверю, контролируй движения. Зеркалами, там, или Силой, если чувствителен к ней. Потому что даже покоренный и натравленный на чужаков зверь может загрызть хозяина.
И пусть учитель вопит о свободе воли и выборе. Ничего он просто не знает, совершенно. Все они были псами цепными. Пусть и со своеобразной честью, долгом и иерархией отношений.
Клинок твоей подруги Луминары тому в доказательство, Кеноби. Пусть сам Энакин в этом отношении оказался тряпкой, но Первой Сестрой гордиться можно.
Баррисс Оффи сумела распнуть своего мастера.
А ты собственного лишь вернул и сказал, что ненавидишь.
Тряпка джедайская.

И потому нельзя списать на рефлексы. Энакин давит – прямо и не слишком скрываясь, всей своей мощью – на Первую Сестру, окружая плотной завесой тяжелого тугого поводка с шипастым ошейником.
Так привычно, да, кусачая ты моя зверушка-инквизитор, ни Люк, ни мастер бы не одобрили, но Энакин не может не злиться и относиться к ней с притворным уважением и предоставлять свободу воли. Хотя, вот уж на что и с кем, но с Первой Сестрой Дарт Вейдер всегда был честен от и до – еще с первого разговора на Кесселе.
Так привычно и… разве ты уже можешь без этого, а, Первая? Сестра моя, я, может, и предатель, но за свою правду и свободу способен себе и лапу отгрызть. И голову.
Скорее всего, Первая Сестра его не услышит, никак. Но Вейдеру – Энакину? – плевать. Он злится на нее, на себя, на ушедшего в очередное никуда мастера – опять сбежал, да? Ненавижу! – и не хочет верить в добро и справедливость.
Где, в этой обители пороков и рабства? Едва ли не одобренной этой дурацкой Новой Республикой. Хорошее дело, вот она, ваша демократия.
Империя, хотя бы, не скрывала и использовала на пользу государству. Противно, но рационально, а вы что? На пользу, бешенного забрака в задницу, на пользу мразей-рабовладельцев, как давешний сталкер с масляными глазами и нестандартными предложениями?
Реакция мастера на «папочку» уже не казалась более забавной.
Скорее, вся ситуация была просто отвратительной.
И потому Энакин даже удивляется, что Первая Сестра ограничивается молчаливым «Предателем» в спину. И даже от стражи способ уйти выбирает более-менее мирный.
Добреет, что ли?
Это внезапно злит. Зря Вейдер, что ли, столько времени на нее потратил? Тут даже известия о резко посветлевшей Маре Джейд отходят план на десятых.
Ну, не говоря, конечно, о факте ее замужества за его сыном.
Закрыться от уже известной ему вспышки не так сложно. Как и широким шагом проследовать за Баррисс, не обращая внимания на возмущенный бубнеж Р2 о распоясавшихся людях.
И даже приостановиться, наблюдая такую милую беседу угрожающей инквизитора и неизвестной зелтронки, что не успела даже проморгаться.
Возможно, ход Первой Сестры был не таким уж бессмысленно мягким?
И медленно, даже лениво зааплодировал инквизитору и ее попыткам так грозно добиться информации. В конце концов, выразительно приложенную к лицу ладонь сейчас никто не оценит – сама Первая Сестра стоит к нему спиной, а остальные ослепли.
- Вспоминаешь давнее прошлое, а, Баррисс Оффи? - Энакин даже не скрывает, что за именем стоит злая ирония и насмешка. – Да только, юный падаван, такое дилетантство и в Ордене прокатывало в исключительных случаях.
Легким движением ладони деактивировать алый клинок Первой Сестры. И широким движением отодвинуть ее в сторону:
- В этом случае, уступи дорогу злым и профессиональным ситхам, - он медлит мгновение, но все это выше него. И Вейдер не может не охарактеризовать ее как себя.
Сейчас заслужила. - …тряпка джедайская.
И смотрит в глаза зелтронки, показательно отвлекаясь от Первой Сестры – и так же не отпуская до конца ментального с ней контакта.
А эта девочка, Аурэ, как она сама себя пафосно называет, словно открытая книга. Привыкла манипулировать, прикидываться беззащитной и невинной красоткой, словно принцессой из старых приданий. И это внезапно злит, излишне четко напоминая о войнах клонов, о тогдашнем сенате и даже о роли, которую вынужденно и постоянно играла жена.
Очень больно думать, что Падме ее вовсе не играла.
И Энакин теряет последние остатки деликатности и человечности, врываясь в чужое сознание с грацией шагохода при виде эвоков. Абсолютно не заботясь, что станется с чуждым разумом после грубого вмешательства.
Мастер, конечно, не одобрит, но сейчас это только радует.
Как же все задолбало.
Первый шаг, заставь поверить, что ты сам – ее лучший друг, любимый, человек без которого она жить не может. Обрати ее же сильные стороны против нее. На доли секунд, но этого хватит. Действительно, кто же может знать, что самая сильная сторона любителя поиграть с менаталистикой, главная же его слабость?
Мы ведь так любим верить в свои же сказки, правда?
Аурэ расслабляется, и Энакин тут же срывает невеликие метальные щиты, наваливаясь почти всей своей яростью, застарелой болью и Силой. А еще – тянет Первую Сестру за собой, ибо в голове твердо живет убеждение, что диким зверям верить нельзя, как их не корми.
Они, все трое, сейчас, дикие, злобные, отвратительные звери, скованные дурной волей и желанием. И Аурэ горит на Мустафаре, в лаве, брошенная и оставленная одним из самых главных разумных в своей жизни – ненавижу, мастер! – без надежды и веры во что либо, лишь с глупым желанием выжить ради той. Что так и не поймет, никогда.
А Баррисс теряет всю семью, смотря в небо, где все еще сияет Хосниан Прайм – но новости говорят, что его больше нет. И Республики больше нет. Ничего нет.
И никого.
Ты снова одна.
Энакину – Вейдеру? – проще всех. Он всего лишь чувствует, будто катается по каменному полу, чувствуя, как умирает его, но не его мастер и практически все братья и сестры. Что, глупцы, не поверили, отвернулись, не поняли.
Забавно оказаться с другой точки зрения. Впрочем, убивать своего мастера, по его же желанию – это отвлекает и остужает. Попробуй еще и это, Баррисс.
Но после сосредоточиться, и отбросить всю ненужную мстительность и чужие застарелые потери. Повыть время еще будет, если захочется, но Первая Сестра что-то говорила о бомбе, и, какой сюрприз, эта террористка радикальная действительно не нежный цветочек. Да и еще, вот ведь неожиданность, из подпольной шайки-лейки его дочери.
Как же бесит.
Как же бесят такие подчиненные, они не только Лее, они когда-то и ему попортили немало нервов.
Руки автоматически сжимаются в кулаки, а Энакин просто проходит сквозь ненужные воспоминания, разрывая их на части и перемешивая. Боль должна быть невероятная, ну вот и славно. А теперь, милая, твоих родных не просто нет. Ты и лиц их не вспомнишь, Вейдер теряет драгоценное время, но отнимает последнее, что оставалось у него самого, когда была лишь маска и практически ослепшие глаза. Теперь, пытаясь их вспомнить, заработаешь лишь головную боль, девочка.
Прорывается то, застарелое, что мучило даже в посмертии. И апофеозом, практически неразличимое лицо собственного сына – Люк – зато своими глазами.
Больно, правда? Вот и пытайся вспомнить, демократка свободолюбивая. У лорда Вейдера семью отняли – значит, и у тебя ее не будет.
Попалась, бедная девочка, под руку.
Хорошо, что в чужой голове и ментальном пространстве время идет по-другому. И можно быть там всего ничего, а очнуться через пару дней. А можно слишком долго – и не потерять больше нескольких минут.
А у вас же большой опыт в подобных пытках, правда, лорд Вейдер? Всего лишь внушения, и чья воля сильнее?
После он равнодушно отсматривает воспоминания в поисках необходимого, вспоминая, а что именно нужно-то? Бомба. Бомба.
Бомба находится. Даже три.
Вейдер отступает, выныривая из сознания милой девочки Аурэ, тяжело всматривается в золотисто-желтые глаза Первой Сестры. И лишь после соображает отпустить ментальную нить, тянущуюся к ней.
- Приберись тут, - сухо и безразлично, дернув уголок губ в подобии одобрения. Молодец, девочка, берешь новые высоты.
И стремительно идет к бомбе, что установила Аурэ. От Беш, как видно, Первая Сестра уже отчистила эту сторону Силы. Хорошо.
Потом найти третьего. И показать, как нехорошо действовать без одобрения начальства.
Так, что позавидует воющей позади Аурэ.
Оттолкнуть всех, кто мешает. Плевать, что раскрылся. Все равно, что подумают.
Вот только, обнаружив искомое, Энакин почти без удивления констатирует, что, наверное, не надо так было с девочкой. А сначала бы, ох, как некстати, отрезать язык, чтобы не орала.
Но таймер равнодушно ведет обратный отсчет.

Дверсант Аурэ
До взрыва: 1 минута 47 секунд.

И обезвреживать уже поздно, чтобы нормально, так только в голодрамах бывает, чтобы герой все сделал зубочисткой и на последних трех секундах. А Кеноби, скотина, укоризненно кричит «Энакин!» в голове. Кажется, он заперт, кажется, снаружи.
Кажется, пределов глупости разумных (вот ведь ирония!) не существует. И при воплях о бомбе доблестные стражи просто заблокировали все входы и выходы.
Мило.
А с бомбой надо что-то делать. Хотя бы – с этой.
- Р2, меч, - сухо и коротко. Желтый клинок вспыхивает тут же. Как хорошо, что эта несущая балка у внешней стены. Кажется, даже выходящая к морю.
И Энакин решает не мудрить, а просто избавиться от бомбы. Меч не подводит, хоть времени за почти не остается, а за спиной бушует паника. И, кажется, к нему уже бегут с намерением убить или арестовать.
Неважно.

Дверсант Аурэ
До взрыва: 0 минут 32 секунды.

Легко толкнуть кусок стены. И отправить туда же, спасибо миру за Силу, бомбу. Как можно дальше.
Удивительно, но действительно море.
Но выше. И выше.
Неплохой выйдет фейерверк.
- Эй, малыш, - недоуменный голос задолбавшего уже до края толстячка. – Что… кто?.. Ты!
Вейдеру не хочется терять время. А дурной человек так удачно подошел ближе и, кажется, стремительно трезвеет.
Впрочем, Энакин просто отрубает голову.

Дверсант Аурэ
До взрыва: 0 минут 0 секунд.

И в тот же миг раздаются взрывы.
- Ave, Imperia, блядь, - сдержаться невозможно.
Крики боли игнорировать легко. Довольно большое количество смертей – нет, отвык. Энакин шипит от боли и желания отрезать голову уже себе. А лучше – тому идиоту, что как в старые времена идет к миру путем насилия.
Это больно.
Но какая возможность, чтобы просто уйти. Не привлекая внимания, смешавшись с толпой.
И кто будет рассматривать, что там висит у тебя на поясе? Световой меч? Какая глупость.
А двери распахиваются даже без чужой помощи.
Эвакуация.

С момента взрыва: 2 минуты 17 секунд.

А мастер, умница, уже на корабле.
Плевать на нотации.
Своё обещание Вейдер сдержал – никого не задушил.
Пусть в следующий раз идет конкретика.

С момента взрыва: 10 минут 53 секунды.

- И, больше никогда, мастер! Никогда не пойдем на поводу у твоей страсти к азартным играм! И что тебе вообще там было нужно?!
Энакин выслушал, мрачно улыбаясь, и клятвенно пообещал:
- Когда-нибудь я стану причиной твоей гибели. Опять. Ты рехнулся, Оби-Ван?! За побрякушкой…

Отредактировано Anakin Skywalker (Вс, 11 Мар 2018 02:00:46)

+5

21

Аурэ замельтешила в темноте и пару раз споткнулась об свои частые шаги, направляемые только по указке плотно прижатой рукояти к горлу. Вырвался искаженный низкий звук, но говорить она была не готова. Бессмысленно – перегнать судьбу почти невозможно, сколь быстро от нее не убегай.
А рассказать, как… что же, все известно было только Силе и Сигме, а не ей. И не этой мириаланке, если у нее нет лучшего решения для Аурэ, чем угрозы нажать на компактную кнопку судного дня на рукоятке.
И как она не поняла?
Раз.
Связь с реальностью вернулась с грубо сдернутым занавесом, и ей пришлось потратить немного времени, адаптируясь к куда более ровному освещению коридора. Она осмотрелась, не поворачивая головы. Тесное пространство вытянутого закутка не оставляло особо много места для маневров – по крайней мере достаточно ловких стремительных, чтоб опередить движение пальцев у шеи, и Аурэ мысленно оставила попытку вырваться силой. Она подождет, пока эта мерзкая сучка-ситх отвлечется.
В их деле главное – это умение ждать. Прочитать все вероятности, ждать подходящего момента, ждать…
Два.
Хотя просчитать то, что конфликт выйдет далеко за пределы коридора, казино, казалось, времени, было нереально. Предугадать появление третьего игрока тоже, однако она вновь увидела его – почувствовала ноющими костьми давление извне – и увидела раньше, чем, повинуясь резкой смене позиции, наткнулась уже глазами. Тоже ситха, похоже.
Какая ирония. Свой против своего, огрызаются мечами, словами, уходящими в историю давнюю и глубоко личную, не нужно быть дурой, чтобы видеть между словами застарелые, выдержанные долгими годами эмоции.
Интересно, а могла ли бы она из этого что-нибудь…
Три.
Она услышала, как лопались легкие – пузырьками лопались от вскипевшего в груди яростным огнем чувства любви. Нежные слова к знакомому незнакомцу, едва не снятые с языка, впились глубоко в истерзанную плоть, и Аурэ сумела только взвыть от боли раненым зверем. Она перекатилась на пока еще нетронутую половину тела, и безвольная голова ее потянулась в сторону света – света жестокого, света, рубившего ее на части, сжигающего, прекрасного, спасительного.
Рука потянулась навстречу к фигуре в конце туннеля.
Помоги мне… Сигма! Помоги!..
Дрожащие перед глазами черные пальцы бессильно рухнули, не нашедшие опоры.
Прошуршал гравий от шагов. Шагов все дальше от нее.
– …но помочь не могу.
ТЫ ЛЖЕЦ!!..
Слезы иссыхали, даже еще не успев упасть с ресниц. Глаза иссыхали, сворачиваясь уголь-ками в глазницах, и видеть она могла только угасающими во тьме воспоминаниями. Хотя почему во тьме? Или ей необязательно быть пугающей чернотой космоса?
Можно быть и лавой.
Ей, конечно, уже не подняться. Рука продолжала двигаться как-то механически, бесцельно пытаясь ухватиться за небо, лопнувшее над головой красными вспышками, похожие на салют – слышать она еще умела. Повод не праздничный, это она пока еще знала. Тогда… тогда… что же было тогда?..
Нужно нырнуть в медленные, неповоротливые, неласковые волны, чтобы вспомнить, чтобы спасти единственное ценное от нее – память – но ей очень больно, и Аурэ вновь застонала, дрогнув в очередных бессильных рыданиях.
Не он лжец. Ты слабая, Аурэ.
И поэтому ты уже не удивляешься прорезавшемуся через лоскуты сознания голосу:
Приберись тут.
А ведь он тебя пожалел… когда-то…
Ведь слышать она еще умела. Видеть – уже нет. Впрочем, и не надо видеть двоящийся взмахом красного клинка горизонт, чтоб почувствовать приближающийся момент исполнения приговора.
Совсем как карающий инквизито-о-о-о…
Мысль закатилась вслед за глазами.
Даже не пришлось считать до трех, Баррисс Оффи.

Диверсант Аурэ
До смерти: 0 минут 0 секунд.

[NIC]Аure[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/drVY5.jpg[/AVA]

Отредактировано Padme Amidala (Сб, 31 Мар 2018 20:26:09)

+4

22

Его неприятно удивляет, что мужчина внезапно решает выступить с поддержкой. И даже становится солнечную девочку с радужной прической – несмотря на то, что скорее всего она сегодня умрет и просто относится к презренному классу узурпаторов и паразитов на свободном населении Галактики. Но она выглядела как-то очень по-детски жизнерадостно и ярко, такими красками рисуют лет до восьми-десяти только. А после разумные понимают, что жизнь – дерьмо, и основной цвет ни черный, ни белый, ни какой-нибудь желтый или синий.
А банально, противно серый.
Серо живут, не сопротивляясь гнету несправедливого режима и, что страшнее, даже не представляя, что может быть иначе. Хотя, казалось бы, Республика пала всего половину века назад. Благодаря лживому обману гнусного предателя и игрока на две стороны. Сигма помнил тот леденящий ужас первой войны в своей жизни. И пусть она была так давно, пусть ему было всего двадцать пять лет, когда она закончилась, но именно тот конфликт, именно Войны Клонов зародили в нем понимание, что свобода должна быть. И неважно, какими путями ее следует достигать. Единственное о чем жалел Сигма, вспоминая свою буйную юность, так только о том, что мирно жил на Ондероне, не вступая и не поддерживая активно Конфедерацию Независимых Систем, как должно – мечом и кровью.
Дуку был прав, несомненно, а он еще жалел, что переговоры по инициативе их сенатора провалились. Так и надо было, так и должно. Жаль лишь, что не разглядели, насколько прогнил Республиканский Сенат – его нужно было уничтожить. Не точечно выбивать проклятых продажных политиканов, а сразу. Вместо Альдераана бы Корусант – и не было бы проблем. Ни у кого, останутся только разумные, и никакого ситха-императора, никакой его лживой поддельницы Амидалы, что буквально вручила ему власть, ведь не могла же не знать! Никакой изменчивой Родии, которая меняет свои решения и торгует верностью, да и зарвавшегося Банковского Клана!
А он еще жалел, что мир не удался.
Жаль, что война прекратилась. Жаль, что она прекратилась так коварно и КНС оказалась обезлавлена, и даже предателя не нашли, ни одного. Наверняка это был перебежчик Лакс Бонтери, или продажные неймодианцы. Впрочем, они свое получили.
Жаль, что сенаторы Республики – нет.
И того уже не исправить, но можно попытаться построить. На костях и прахе прежнего мира, Новая Республика лишь подчеркнула несостоятельность прежнего строя. Обоих из них, и Империю надо уничтожать до конца. И беззубое добро всегда будет проигрывать.
Да ради всех богов этой вселенной!
Если нужны поступки, их нужно делать. А если нет, то всегда появятся новые алчные Палпатины, блаженный Мотмы и идиотические Сенаты. Надо научить.
И если ради этого придется встряхнуть, уничтожив, парочку мест, то так тому и быть.
Именно поэтому Сигма сохраняет брезгливую гримасу на обращенном к солнечной девочке лице. Впрочем, это не так уж и трудно, подлость ее друга (любовника? отца?) заставляет усомниться, что для Галактики вообще есть будущее.
Впрочем, чего Сигма вообще ждал от этой дыры заржавшихся и пропитых извергов, пусть даже не у каждого есть персональный гарем рабов? Вот именно.
Прости, девочка, думает Сигма, готовясь продолжать концерт. Даже несмотря на неловкие попытки его успокоить. Почему-то старому повстанцу кажется, что для девчонки это совершенно непривычно. И даже почти интересно, что именно – извиняться, успокаивать? Что-то еще.
Впрочем, скорее всего она лишь сбежавшая дочка богатых родителей-оккупантов.
Ее не должно быть жаль.
Вот только едва Сигма готовится выдать гневную речь о поведении, недостойном юной леди, как до него, не иначе как чудом доносится:
- …игма! Пом..ги-и!
И это кажется громогласным. Но старый джентльмен даже не вздрагивает, лишь крепче вцепляясь в руку своей визави. В конце концов, каждый из них знал, на что шел.
На смерть они шли. Каждый, и Сигма, и Беш, и Аурэ.
Вот только старый повстанец все же надеялся, что девочки спасутся. И смогут вдохновить других. Что ж, будем надеяться, что слова не понадобятся, поступки сами покажут заблудшим душам правильный путь. Единственный путь.
Прости, Аурэ. Ты же знаешь, миссия важнее, почти без раскаяния думает Сигма. И понимает, что девчонка, глупая, неспособная, не знавшая толком горечи сражений, выдала всех. И все.

Времени просто не остается.

- Да что же это такое! – возопил Сигма, возвращаясь к образу скандального старика-прожигателя жизни. – Нельзя расслабиться! Невозможно даже толком потратить честно нажитое за всю жизнь состояние!
Ладно, тут действительно заносит, зато никто не замечает скользнувшей в карман руки. А уж активировать бомбы – дело секундное.
Значит, Аурэ умирает не зря. Значит, чтобы не случилось с Беш, это было не зря.
И все, что случится с ним – тоже.
Сигму едва ли не трясет. Впрочем, действительно трясет, и теперь он обхватывает плечи девушки с задорной прической, и медленно, неуловимо поворачивает. Всего половина шага. И еще чуть-чуть. Все равно не даже единый. И не сказать, что нарочно.
Просто с виду у старичка начинается сердечный приступ. И вокруг них уже собирается толпа, потому как Сигма вопит убедительно и строит лицо, достойное высшей премии головидео на Корусанте. Как ее бишь, Освальд? Оскар?
Неважно.
И пусть у самого Сигмы с сердцем все в порядке, зато его младший брат и старшая сестра погибли именно от этого. И старый партизан знает, как нужно правильно себя вести.
Чтобы все поверили. Несмотря на четкий отсчет в голове.
…7, 6…
…3, 2…
И когда отсчет заканчивается, на пути ударной волны стоит не он, а девчонка. А Сигма успевает резко ее отпустить, сделать шаг в сторону, присесть и закрыть глаза.
Это только в плохих драмах герои могут не смотреть на взрывы. Только вот срабатывает почему-то лишь один.
Что за?..
Неважно. Нужно увеличить размах, как бы не обиден был провал изначального плана. Сигма лихорадочно размышляет, краем глаза замечая ломанной куклой лежащую тушку недавней собеседницы. Вынужденные жертвы, зато почти рядом лежит один из охранников.
Мертвый.
Так ему и надо.
И спасибо за бластер – внезапно, что не шокер. Но к лучшему. И забрать его так просто.

Сигма отстреливает паникующую толпу. Беспощадно, безжалостно, в спины.
Выбирая субъектов попротивнее – хотя бы на вид.

Конечно, его быстро замечают. Конечно, к нему рвутся охранники, но пытающиеся скрыться разумные – отличная защита.
А отстреливаться от охраны? Зачем?
Ведь он здесь не по их души.

- И так будет со всеми.

Сигма не любит громких лозунгов. Ими промышляют все – Сопротивление, Альянс. А еще Империя, Республика и КНС.
Вот только иногда они действительно работают.

- Смерть зажравшимся скотам! Нет рабству! Достойную зарплату каждому!

Кажется, его немного занесло. Не следует, наверное, выдавать всю ту чушь, что когда-либо слышал.
А полный заряд бластера заканчивается слишком быстро.
И остается одно.

- За Сопротивление. За свободу и демократию!

Это почти спокойно. Неистерично, без апломба и с твердой убежденностью.

Сигма встает в полный рост и отбрасывает бластер.

- А вас всех ждет справедливая смерть.

Иногда Империя права – что-то можно достичь только страхом.

Забавно, но умирает Сигма от первого же выстрела.

Повезло.

[NIC]Sygma[/NIC]
[AVA]https://st.kp.yandex.net/im/kadr/3/2/7/kinopoisk.ru-Ian-McKellen-32723.jpg[/AVA]
[SGN]Сгоревшие в огне Революции.[/SGN]

+4

23

https://d.radikal.ru/d27/1804/d1/2f087c531fa2.gif


Приторную мразь хочется, как минимум, приложить хотя бы раз об стену. Не спеша и с удовольствием, до хруста костей и крошащихся позвонков. А лучше вспороть кишки, чтобы знала как показывать на неё пальцем и кривиться от одного лишь вида алого клинка.
Тварь лицемерная
Вся из себя добренькая, омерзительно благородная, а как активировать бомбы за чужие сраные идеалы, в которых ни на грош не разбирается, так  всегда с удовольствием. К тому же, непроходимо глупая - до сих пор верит будто упрямое молчание спасет от гнева инквизитора [павшей] Империи.
Хренова террористка
И нет, они не похожи! От слова совсем. Ни капли. Потому что  падаван Луминары Ундули [слишком  уверовавшая] вполне отдавала себя отчет на что идет и чем [всем] жертвует ради правды, которая никому не была нужна. Ни Совету, ни мастерам. Даже собственному учителю.
А эта подстилка республиканская лишь и годится для...

Баррисс Оффи
И хорошо знакомая аура совсем рядом, за спиной.
Лучше бы он ударил её. Лучше бы пытал ментально, физически разрезал на тонкие кусочки - не важно. Только бы не слышать давно чужое имя...
Нет, не её. Той наивной, перепачканной в крови случайных жертв девчонки, которая бесследно исчезла на Кесселе.
Баррисс Оффи
Хуже обжигающей пощечины. Словно плевок в давно сгнившую душу, которую заменила одержимая преданность... кому теперь? Чему?
Спросить бы у него, но...
Щеки горят от стыда за собственную слабость, нерешительность. И правда, что с ней такое? Почему медлит? Почему, блять, хочет по-хорошему.
Да и с кем? С этой сукой?
- Я...
Сказать  и правда нечего. Кто-кто, а он уж точно не захочет слышать жалкое блеяние слишком долго спавшего инквизитора, Первой Сестры. Как в насмешку.
И тут же вспомнить - Дарт Вейдер не терпит слабости. Ни в себе, ни в других.
А потому взбесившаяся вокруг них Сила подхватывает и её, затягивая в круговорот черной безысходности, бесконечного горя и бессильной злобы, не способной найти выхода ни в  слезах, ни в проклятиях.
Ни в чем
Кажется, даже годы просачиваются сквозь слабые скрюченные пальцы, в которых жизни не более, чем в бесплодной пустыни Татуина. Когда-то давно она убила (... или это был лишь сон?) Луминару.
А потом и весь Совет. Глупцы!
Нет, всего лишь кошмар, где тени мертвецов щерятся в насмешливых оскалах. Сон? Явь?
Удушающая клетка Кесселя. Опасная тварь в оборванных тряпках.
Злобная, убившая охранника в приступе... Безумия? Глупости, не было такого.
Или было?
Кто теперь скажет...
Джедаи сдохли. Кто быстро, кто медленно, замученные до кровавой пены изо рта и плескавшегося в глазах желания смерти. Проклинавшие и отрекавшиеся от Ордена. Такие жалкие и слабые.
Задыхавшиеся от боли.
Питавшие её самые темные желания. Страсть к чужим страданиям, их последние слова.
И та самая тень,  не узнать которую просто невозможно.
Золотистые глаза мерцают в полумраке почти пустого коридора

Кусок мяса, что валяется у её ног - некогда зелтронка с претензией на террориста - все еще слабо шевелится и даже издается звуки, отдаленно напоминающие слова, перемежающиеся хриплыми стонами порванных легких.
Забавно.
Неужели вот с этим она пыталась разговаривать, как с разумным существом?
- Больно? - В фальшиво-сочувственном голосе плохо скрытое злорадство. Ну же, где все твое высокомерие, сука? Где дружки, с которыми ты прибыла, чтобы разнести осиное гнездо?
Сдохли. Бросили.
Баррисс склоняется над истерзанной женщиной, приподняв за волосы так, чтобы взглянуть в ослепшие, совершенно пустые глаза.
- Вся ваша благородная миссия обернулась полным провалом. И сдохнешь ты тоже бессмысленно.
А затем с брезгливостью отпускает, слегка склонив голову в знак того, что услышала его приказ.
Сила подсказывает - нужно уходить сейчас. А значит...
Алый клинок не церемонится и еще одна жизнь гаснет рядом, оставляя приятный отзвук.
Смрад смерти
Не оборачиваясь, Баррисс идет к запасному выходу,  которым собственно и попала внутрь, а затем перешагивает через до сих пор валявшийся обезглавленный труп другой террористки.  Первой жертвы сегодня.
Итак...
Кажется, она и правда очнулась очень вовремя.

THE END

[NIC]Barriss Offee[/NIC] [AVA]https://d.radikal.ru/d02/1804/0c/2682c59801a9.jpg[/AVA]

Отредактировано Ferus Olin (Чт, 12 Апр 2018 23:26:55)

+4


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Страх и ненависть в Канто-Байт