Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » We're killing strangers


We're killing strangers

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

So we don't kill the ones that we love
Джим – Себастиан – Джонатан

https://i.imgur.com/9xI3Wkn.jpg

«

12.01.16
Я уничтожил этот мир, чтобы построить его заново. Пристегните ремни и получайте удовольствие.
---------------
В смысле «случайно нашел»?

»

Отредактировано Jim Moriarty (Вс, 24 Дек 2017 23:33:43)

+3

2

— Оно работает, Себастиан, — Джим усаживает на кресло и смотрит на Морана долгим, немигающим взглядом, передавая телепатический сигнал, не иначе. Вдаваться в подробности он не собирается — в уме полковнику, конечно, не откажешь, но это не его сфера. Они подходят к концу начала, подготовка, включающая смерть Мориарти и уничтожение мешающейся сети не своими руками, затянулась. Хотя во всем есть свои преимущества — фриланс позволяет работать из любой точки: консультировать, вдохновлять, помогать советом, подталкивать в нужном направлении.
(Это все для их блага. От свободы не осталось ничего, даже названия. Как скоро они навешают на всех антитеррористические чипы слежения, а потом тяжелые коровьи колокольчики, которые защитят от краж и изнасилований? Ты можешь помочь им. О БОЖЕ, люди всегда умирают. Дженерал Моторс, Филип Моррис и Макдональдс за последний год убили больше народу, чем все террористы вместе с испанской инквизицией за последнее время. Девять одиннадцать, если угодно. Ты только представь, если бы каждый идиот с пакетом взрывчатки... Ты же не думаешь, что они бы действительно ограничились одним самолетом? Прекрати ныть и работай.)
Джим отлично симулировал свою смерть все три года, но, кажется, перестарался. Между человеком, претворяющимся больным и симулянтом огромная разница: тот, кто симулирует болезнь, вызывает у себя некоторые ее симптомы. Джим замечает их у себя: каждый раз, открывая глаза, он искренне удивляется; краски стали тусклее, деревья не такие больше, в люди с высоты восемнадцатого этажа невольно напоминают своим копошением трупных червей, чем раздражают еще больше. Какая, право, разница, сколько из них умрет и когда, если их никогда не существовало? Джим симулировал смерть, они симулируют жизнь, прикрываясь годовой отчетностью, рейтингами шоу и черной пятницей. Не будет ли милостивым со стороны Джима показать, что король голый, а если проткнуть кожу иголкой, та уткнется в пустоту. Умирать совсем не страшно, если тебя никогда не существовало.
— ...истина, которая скрывает, что ее не существует, — Джим продолжает бормотать себе под нос, потом просыпается, трет переносицу и качает головой. Ничего, Моран, он сам с собой. Однако Джим очень хочет, чтобы Себастиан прямо сейчас взял свою знаменитую винтовку и перестрелял все, кого успеет, скажем, за пять минут. Включая самого Джима и себя, естественно.
Рано.
— Что с Ньюман? Она готова продать то, что мы хотим? — о, обычные показания против того, кого нужно, очень похожие на правду. Эксперимент показал, что это прекрасно работает. Пара карманных редакторов, и мир повторит и поверит в любую чушь, главное, чтобы легло на кальку продажных политиков, голливудской проституции и злых русских. Нет больше фактов, кроме полуправды, полунамеков, слухов шепотом, компромата после отсоса и ярких фантиков, которым это все прикрыто. Не наступите.
Джиму нравится этот мир, в котором совсем не обязательно быть, гораздо важнее поставить правильный хэштег.
Мориарти фыркает и закидывает ноги на подлокотник. Котики захватили не только интернет, но и эту отдельно взятую квартиру.
— Киса, ты же в курсе, я не против, если ты сдашь его в приют. Если верить документам, родословная у него богаче твоей. Оторвут с руками.

Отредактировано Jim Moriarty (Пн, 25 Дек 2017 01:44:06)

+3

3

Очерчивая себе предел, за который ни в коем случае нельзя заходить, люди ставят себе очередное препятствие, обязательное к преодолению. Джим Мориарти преодолел много таких линий. Единственным запрещающим знаком для него был разве что бетонный блок, аккурат сваленный на голову, всё остальное криминальный предводитель расценивал исключительно как вежливое предупреждение. Вежливое и тихое.
Себастьян оторвался от экрана ноутбука, проморгался, избавляясь от внезапно нахлынувшей рези, и не поворачивая головы скосил взгляд на Мориарти, глаза которого мгновенно остекленели после заданного вопроса. Опять ушёл в себя. Объяснять, почему именно он уставился в монитор было бесполезно, да и не нужно, красноречивый взгляд уже давно объяснил всё за него. Моран не считал себя совсем уж тупицей, однако в компьютерах на уровне построения скриптов разбирался, как свинья в апельсинах, лишь неприятная мысль, что кольнула затылок именно в тот момент, когда мужчина сел за ноутбук, проверить правильность выполнения операции, заставила его задержаться у экрана на долгих десять минут. Но Джиму уже явно было не до него. В последнее время это стало у них едва ли не постоянной традицией, почти такой же въедливой, как five o'clock у англичан. Джим перманентно перетекал из состояния заинтересованности в «оставьте сообщение после сигнала», а Себастьян итак большинство времени молчал, физически не питая тёплых чувств к болтовне, так что тишина в их очередном временном убежище его более чем устраивала. А вот тишина во всём остальном мире несколько тревожила. Не то чтобы Себастьяну хотелось взять винтовку и пойти палить по всем без разбору. Во всей этой вязкой рутине, длящейся без малого два года, мужчина всё чаще ощущал себя солдатским ружьём времён войны с Наполеоном. Да стреляет, да баланс хороший, даже прицел не сбит. Да только теперь, в глубине старого сарая, куда его забросили до «лучших» времён все эти навыки бесполезны. Он ржавел, и ничего не мог с этим поделать.

Первую болтовню Мориарти он пропустил мимо ушей, однако вторая фраза заставила полковника забросить все размышления в дальний угол подкорки, и окончательно вынырнуть в реальный мир.
-  Готова. Но она всё ещё завышает цену. Уступок… - Моран дёрнулся, и едва не схватил за тонкую шею мурчащий ком шерсти, из каких-то своих соображений принявший его ногу за когтеточку. Вовремя усмирив свой порыв, мужчина потянулся рукой к полу, ловко подцепляя черный мех тремя пальцами и поднимая резко присмирившего котёнка вверх.
- ...делать не планирует. Даже перед лицом Армагеддона. – закончил фразу Себастьян, всё ещё держа котёнка на весу, толком не зная куда его теперь пристроить. Прекрасно. Какую теперь вакансию ему заносить в своё резюме – ветеринар? Зоолог?
- Не хочешь обзавестись болевой точкой? На зверей пока вроде не додумались покушаться. – Не найдя места лучше, мужчина в конце концов отправил котёнка прямиком на стоящий рядом диван, где животное быстро обосновалось в недрах небрежно скомканного пледа. Через некоторое время комнату огласило тихое мурлыканье.

Отредактировано Sebastian Moran (Чт, 11 Янв 2018 23:46:56)

+4

4

Джим сбрасывает звонок — он занят, им с Себастианом есть, что обсудить. Его люди знают, где он — было бы что-то срочное, звонили бы напрямую Морану. Да и вообще, все входящие полковнику, пожалуйста.
Мориарти невольно задумывается, как и когда, Моран из простого наемника (смс с заданием получил — фото трупов отправил) перерос в личного телохранителя, секретаршу, психотерапевта, праву руку и мастера на все руки по вызову. Где-то между распадом Югославии и 9/11, определенно. На счет «как» Джим так до сих пор понять не может.

— Значит, джентльменами опять побыть не получится, — Мориарти опускает ноги на пол и сползает ниже, растекаясь по всему креслу. — Напомни даме, что мы знаем, где она прячет сына и снижай сумму процентов на 30. По-хорошему она не захотела.
Джим не имеет дурацкой привычки повторять дважды и обзаводиться не собирается. Ньюман знала, с кем связывается. Что с ней будет, вздумай предать или облажаться, тоже. Если она по какой-то совершенно непонятной причине решила, что Джим за время своего отсутствия потерял хватку, то, как говорится, сама дура виновата.
Хотя ради интереса стоит провести соцопрос и выяснить, кто еще из его бывших сторонников (живых и на свободе), вдруг решил, что за три года что-то изменилось. Точнее говоря, с какой стороны можно ждать подвох и где подстелить соломки (отправить Морана на отстрел неверных). Впрочем, по-хорошему, надо оставить человек 20, остальные — сплошная бестолочь, даже после санитарной чистки под руководством Холмсов. Джим не жалуется, Джим давно смирился с тем, что его окружают одни идиоты.

— Да? — Мориарти закатывает глаза. — Нет, вечером. Да, можете приступать, — за что ему все это, господи. Зато в такие моменты он еще больше начинает ценить Морана. И черт с ним с этим поездом. Со взрывчаткой проебался, подумаешь.
Но в один прекрасный день Джим все-таки свозит Себастиана к бабке или к шаману вуду какому — кодироваться.

Мориарти с нескрываемой болью смотрит на обивку дивана и думает, что свернуть шею все же было неплохой идеей. В конце концов, Ирэн тоже знала, с кем связывалась. Правда, в жестоком отношении к животным Адлер ранее замечена не была. Хотя смотря кого называть животными. Если клиентов, то была. Все логично, все сходится.
— В виде кота? — Джим фыркает. — Очень продуманно, учитывая, что коты живут в среднем года три. Или это хомячки? Не важно. Вот этот конкретный экземпляр самоубьется раньше, покусав провод от телевизора и вырубив электричество во всем квартале. Я уверен, — помирать, так с музыкой. Это Джим по опыту так говорит.
Одно печалит — при всей своей гениальности и колоссальном опыте в организации отъема жизней и кошельков у населения, Мориарти так и не придумал Ирэн достойной мести. Пока.

Мориарти хмурится. Если какой-то идиот приперся еще раз обсудить по пунктам расписанный план, Джим прямо на месте выжрет ему всю мякоть лица. Стук повторяется. Та же участь ждет внезапного соседа Морана с напрочь отбитым чувством самосохранения. Да, кажется, уже не особо важно, кто там за дверью.
— Сиди, сам открою, — Джим подрывается с места, быстрым шагом доходит до прихожей и резко распахивает дверь.
— Чем обязан?

Отредактировано Jim Moriarty (Пн, 25 Дек 2017 01:44:36)

+2

5

«Джонатан… с Рождеством, котик», - Кэрисс мямлит в трубку что-то еще, что-то совсем уж невнятное, но Джонатан прекрасно понимает – самое важное будет дальше. Во-первых, он знает Кэрисс не первый год, во-вторых он детектив, в-третьих, во-вторых – это во-первых.
Эймс не ошибается. Он должен ехать в Лондон. Чем быстрее, тем лучше. Кэрисс звонит на следующий день, трезвая, и все-таки объясняет, что же с ней стряслось.
Разумеется, полицейским она ничего не скажет, потому что они все идиоты. Разумеется, никто кроме Джонатана помочь ей не может.
Джонатан обреченно вздыхает и спрашивает насчет Холмса. Кэрисс переходит на шипение и спрашивает, не издевается ли Джонатан.
Джонатан не издевается. Ему ужасно лень, но он не признается.
(Ему и не нужно)
Полет ужасно долгий, список дел выходит ужасно скучным. Джонатан даже дописывает первым пунктом положение дел на момент времени.
1). За Кэрисс кто-то следит, но подробностей она не рассказывает.
2). Опросить Кэрисс.
3). Опросить друзей и знакомых Кэрисс.
4). Не забыть спросить у Кэрисс, с чего она вообще взяла, что за ней следят.
Разумеется, никто не собирается ничего объяснять. Джонатан прилетает в конце декабря, приступает к делу в начале января. Кажется. Где-то так, по крайней мере. Кэрисс говорит, они пили всего неделю. Она говорит, ей это было нужно. Джонатан не особенно спорит – ему тоже. Не каждый день узнаешь, что твои родители тебе никакие не родители. Не каждый день узнаешь, что все это время… Кэрисс обрывает – ей хочется знать, кто за ней следит. Она нашла целых две веб-камеры на шкафу! Это серьезно!
Первым делом, Джонатан обыскивает квартиру. Не находит ничего нового. Кэрисс утверждает, что нашла эти две камеры на шкафу. На одном. Рядышком стояли.
Обе включенные Джонатан, понимаешь?! Господи, я так и знала, что ты не поверишь!
Опросы тоже ничего не дают. Кэрисс понятия не имеет, кто может за ней следить. Друзья Кэрисс – тоже. Бывший Кэрис особенно сильно не имеет понятия. Так сильно, что едва не проломил Джонатану голову. (Джонатан объективно не может его за это осуждать).
Очевидно, это тупик. Тупик – это грустно, но должен быть запасной вариант. Джонатан идет по барам, где обычно обитает его подруга. В конце концов, ему нужно как-то скрасить горечь поражения (зачеркнуто) выяснить, чем жила его клиентка в последнее время. Возможно, тут будет какая-то ниточка.
И действительно – Эймс пьет с неким мистером Кертисом. Некий  мистер Кертис косится на него уже дня три. Он спрашивает, в чем дело, а потом говорит, что знает, куда нужно заглянуть.
Почему-то мистер Кертис хихикает через слово. Джонатан быстро понимает, в чем дело, и предлагает Кертису немного травы. Тот едва не бьется в истерике, но отказывается. Тогда Джонатан курит сам. Он чует какой-то подвох.

Они выходят около какого-то дома. Кертис говорит – он не уверен, но этаж, кажется, восьмой. Дальше Джонатан пойдет сам. Кертис прыгает в машину и уезжает. И, кажется, ржет. Джонатан поднимает воротник и решительно идет вперед.
На восьмом этаже отчего-то тянет сигаретами. Эймс принюхивается и идет на источник запаха. (Нет там никакого источника, запах отовсюду). Бред какой-то – у двери все резко рассеивается, и Джонатан тут же решает, что это знак. Раз знак, придется стучать. А потом еще раз. В конце концов, нападение – лучшая защита.
– Доброго вечера, джентельмены. Джонатан Эймс, частный детектив, - Джонатан снимает шляпу и оглядывает собравшихся. Оглядывает и понятия не имеет, что говорить дальше, – Вам известно что-либо о Кэрисс Уайдлоу?
Ничего? Ну что ж, прекрасно. Тогда он пойдет, извините за беспокойство.

+2

6

Быть джентльменами у них вообще редко когда получалось. Ещё несколько лет назад, когда Джим только начинал подминать под себя криминальный мир Великобритании, их собеседники либо окончательно зверели, понимая исключительно язык силы, либо откровенно недооценивали будущий потенциал, убеждаясь в серьёзности намерений опять же с помощью силы. В корни ситуация поменялась только в последние два года. Мориарти скучно, но от терпит, стоически сохраняя образ подпольщика, готового уже вот-вот взорвать весь этот скептичный полигон. Зная Джима уже достаточно хорошо, Себастьян не стал бы ручаться за метафоричность данного вывода.
- Быстрее было сразу сломать ей руку и напомнить, что ты не привык просить дважды. К чему были все эти жеманства? – Недовольно произносит Моран, неотрывно наблюдая за котёнком, запутавшимся в пледе, и теперь грозно шипящего на всё, что попадало в поле его зрения. Во истину, питомцы ничем не отличаются от своих хозяев.

- Учитывая его живучесть в качестве твоего подарка, я скорее поверю в то, что он переживёт нас всех. Из вредности. – Судить о мотивах Ирэн, по жизни совершающей довольно странные поступки – женщина – Себастьян даже не хотел пытаться предполагать, каким порывам следовала доминантка, преподнося в подарок Джиму Мориарти кого-то живее, его самого. Только один поверхностный вывод напрашивался сам собой – искусно вывести из себя. В этом вся её натура.

Трель звонка едва не заставила мужчину сорваться с места. Он резко развернул голову в сторону двери, впиваясь взглядом в потрескавшийся лак на древесине. Логично рассудив, что никто в здравом уме не станет приходить сюда сейчас, а значит стоящий за дверью либо невероятно тупой, либо имеет конкретные мотивы застать их прямо здесь и сейчас, Моран незамедлительно сунул руку за пояс, сжимая рукоять пистолета.

Хотелось высказать в след, что подобной беспечностью Джим ставит под сомнение наличие у себя в голове здравого смысла, но поскольку Джим плевать хотел на его мнение, Себастьян уже был готов не только выстрелить первым, но и перебить нахрен всех, кто покажется в проёме после.

Ещё один придаток Шерлока Холмса застывает на пороге, и мужчина вовремя прячет оружие, не желая навлекать на их компанию лишних подозрений. Тем не менее взгляд его по-прежнему остаётся жестким, буравя фигуру детектива недоверчивым взглядом, одновременно пытаясь понять, что же им всё-таки известно о Кэрисс Уайдлоу. Ему, например, нихрена.

Отредактировано Sebastian Moran (Чт, 11 Янв 2018 23:49:25)

+2

7

Джим закатывает глаза. Себастиан то ли еще толком не проснулся, то ли намеренно провоцирует.
— К тому, киса, что свидетель со сломанной рукой — не самый лучший вариант. Как только сыграет свою роль, можешь делать все, что душе угодно, — как и куда прятать трупы Морану явно объяснять не нужно.
Видимо, второе.
— Я не собираюсь помирать через три года, Моран. Даже смертью храбрых. Скажем так, тот период жизни можно считать пройденным, — Джим Мориарти взрослый человек, разменявший пятый десяток. Имеет право на хобби и временную придурь. Вот, например, как сейчас.

Хотели бы Могли бы пристрелить, пристрелили бы уже давно. Логично? Логично.
Послушно звонящий в звонок киллер — моветон. Мариарти был бы оскорблен до глубины души и обязательно преследовал бы обидчика из загробного мира до самой его смерти, весьма, к слову, скоропостижной, так что вставать два раза не придется.

— а?

Если это чья-то глупая шутка, то лучше чтобы нет. Потому что Джим за себя не ручается. Тем более за Морана. От которого обязательно потребует оторвать бошки всем этим идиотам голыми руками. Чтобы красочно и красиво. Как в кино.
Если не шутка, то план получается слишком замудренным. Ни Ярд, ни Холмс по собственной инициативе не стал бы вот так вот жертвовать сотрудниками. Даже если те отличаются особым умом и сообразительностью.

Холмс-младший не стал бы, а вот со старшего как раз станется.

— Ну, разумеется, — Джим отходит на пару шагов, пропуская гостя внутрь, и захлопавает дверь.
а) если бы Майкрофт Холмс хотел просто их смерти, они бы тут сейчас не разговаривали;
б) даже учитывая фактор внезапности и «что, блядь, происходит», вот это вот — слишком;
в) не шпион;
г) отвлечение внимания — высокая вероятность.

— Моран, окна, — Джим, скорее, комментирует происходящее, чем отдает приказ. Джим непревзойденно хорош в моральном насилии и его оттенках (остальное — по ходу дела), полковник — в физическом. Соответственно, в вопросах сохранения собственной тушки в относительной целостности Моран также прекрасный практик.
(По аналогии Джим должен разбираться в вопросах сохранения здоровой психики и подобном.
Пожалуй, Джим подумает об этом как-нибудь не сейчас)
(Впрочем, Джим знает ответ: если отобрать у человека то, что есть, а потом (не сразу) вернуть все как было, человек будет счастлив.
Так что все бьется, все логично).
Хозяюшке на заметку: тратить каждый день по 8-10 секунд на то, чтобы открыть шторы, — бесполезная трата времени.
И минус триста к безопасности.

От «ну, разумеется» до внезапного бегства к стене, не просматриваемой с окон, проходит секунды 3-4.
— Я полагаю, ей грозит большая опасность. Как и нам всем, — Джим импровизирует. Джим чрезвычайно в этом хорош.
Талант Джима сбивает с ног, даже если собеседник в курсе, что никакой Кэрисс в природе не существует. Или существует, но в сути дела это все равно не относится.
Ну, хорошо, не сбивает с ног. Но определенно заставляет задуматься. Особенно если в голову направлен браунинг.
Вот стена. А вот ниша в стене.
В доме, который построил Джим.

— Пароль.
Джим, к слову, на самом деле как-то собирался вернуть эту веселую практику, но все забылось за ежедневной суетой и рутиной. А почему, собственно, не начать прямо сейчас.

+2

8

Надо признать, Джонатан тоже чертовски хорош в ментальном насилии. Проблема только в одном – он сам понятия не имеет об этом. С другой стороны, фактор неожиданности может стать козырем в критической ситуации. С третьей стороны, он же может и погубить, потому что Джонатан все еще не имеет об этом ни малейшего понятия, а реакция у него не то, чтобы хорошая. Спасибо травке за это. (Вы этого не читали).
Джонатан кивает. Разумеется. Разумеется, ей грозит опасность. Как и им всем. Разумеется, надо проверить окна.
Какая опасность? Зачем их проверять?.. Первая заповедь детектива – если не понимаешь, что происходит, ни в коем случае не подавай виду.
И все же. Это все слишком хорошо, чтобы быть правдой. Случайный человек привез его по неслучайному адресу, и тут вот так резко откликаются? Что-то новое.
– За ней следят. Скорее всего.
Джонатан пытается придать своим словам значимости (на деле просто кивает снова) и наблюдает за тем человеком, которому были поручены окна (идиот).
Когда он оборачивается, пистолет (Джонатан не особенно разбирается) уже смотрит ему прямехонько в голову, а пароли в этой самой голове упорно не появляются. Джонатан поднимает руки, неловко улыбается и говорит первую часть пароля, – Я гражданин Штатов, – вторая часть звучит обычно как «Да хоть Папа Римский». Или «Мне похуй», но это как-то неизящно.
Однажды он обязательно научится, что ездить с незнакомыми мужчинами в одной машине опасно, а оставаться наедине в одной квартире – еще опаснее. Однажды. Когда вырастет.
Что ж, надо признать, тот мужчина, что показался ему ужасно отзывчивым, нравится ему уже гораздо меньше. Но костюм у него отличный, этого Джонатан не может не отметить.
– Отличный костюм, – ах да. Совсем не может.

+2

9

Говорить о том, что с мелким членовредительством дела идут куда более эффективнее, особенно после того, когда из твоей ожившей фантазии, напускающей страх на разные части света, вынесли всё, что к полу не приколочено, Моран посчитал излишним. Он может сколько угодно сотрясать воздух, в попытке доказать, однако всякий аргумент трещит по швам от тривиального – делай, как сказано. Моран и делал. Ему в сущности плевать, согласится честолюбивая Ньюман на их предложение завтра, или через месяц. Предпочтёт Джим оторвать мальчишке ухо или палец. Цель оправдает средства, а Себастьян уж постарается не заглохнуть от этой тягомотины. Пока ему было чем себя развлечь.

Оценив взглядом обстановку и уровень исходящей от субъекта опасности - остановившись на границе между котом Джима и питомцем Шерлока – Себастьян развернулся в сторону комнаты, затылком принимая указание, к которому и так собирался приступать. Чисто, чисто, чисто, чисто. Так не долго и подумать, что мужчина забрёл сюда волею случая.

В случайности Моран не верил, никогда и не при каких обстоятельствах. Киллер так же спокойно нажимает на кнопку звонка, как спускает курок, прицелившись из винтовки на крыше бизнес-центра, за сто метров от своей цели, как бы Джиму не претили эти мысли и возмущала случайная «геройская» смерть. Впрочем, перестраховкой Джим всё же не побрезговал. Хотя Себастьян готов был руку дать на отсечение, что это ничто иное, как его новое развлечение. Ещё и пароль какой-то приплёл. Детектив то ли не особо ожидал чего-то подобного, то ли в способности импровизации ушёл не далеко от всёсшибающего с ног Мориарти. Похоже эти двое даже смогут поладить. О, киса, давай его оставим?! Моран недовольно скривился.

Поскольку полковника никто не просил вмешиваться, он спокойно отошёл в сторону дивана, занимая наиболее удобное позицию для наблюдения и атаки, если понадобится.

+2

10

Джим закатывает глаза и поджимает губы. После такого заявления они с Мораном, вестимо, должны опуститься на колено и поцеловать звездно-полосатую пятую точку.  Этих янки ничего и никогда не исправит. Впрочем, стоит признать, что все же есть некое очарование придури в такой непрошибаемой уверенности.
Краем глаза Мориарти наблюдает за действиями Морана. Судя по всему, опасности нет. А вот это уже подозрительно. Никакой случайностью здесь и не пахнет, даже если Джим Мориарти не имеет ни малейшего представления, кто такая Кэрисс Уайдлоу и чем покойная (если еще нет, то скоро) заслужила подобной участи. Но Джим узнает, обязательно узнает. Как и о том, как вот это вот здесь очутилось.

— Правильный пароль, — Джим опускает пистолет, продолжая подозрительно коситься на незваного гостя. Он внезапно успокаивается. Если им что-то и грозит (помимо прямого удара ТЯО), Моран справится, а значит, Джим может ни в чем себе не отказывать. Впрочем, как всегда. Вывезти частного детектива куда-нибудь на пустырь они всегда успеют, чай, не Шерлок какой с всевидящим оком Мордора в лицу старшего братца. (Джим косится на Морана: если из него, Мориарти, еще вполне может получится, то Себастиан совсем никак — ростом не вышел. Будет Боромиром. Впрочем, жалко. Хотя нет. Хотя да. Пусть скажет спасибо, что не Эовин. Впрочем, Джим подумает об этом как-нибудь на досуге)

— Вы должны извинить нас. Меры предосторожности, сами понимаете, — Мориарти разворачивает и идет обратно в комнату. — Тем более в такое время. Тем более, учитывая, что запланировано на послезавтра, — Джим понятия не имеет, что будет послезавтра, так далеко он еще не заглядывал, но гость несомненно в курсе. Придется. — Могу я поинтересоваться позывным агента, который предоставил вам доступ? Мы должны быть уверены, сами понимаете, — Джим указывает на кушетку, потом возвращается в кресло и поднимает с пола лэптоп, будто этим и занимался.

Мориарти снова косится на полковника: нет, не подыграет, хотя и мешать, конечно, не будет. Джим захлопывает крышку ноутбука и вновь возвращает все свое внимание детективу.
— Какие новости?

+2

11

Джонатан наблюдает и оценивает обстановку. Пытается. Наверное. Ладно, не совсем. Ладно, он забил примерно в тот момент, когда славный джентльмен, что поменьше ростом, опустил пистолет. 
Впрочем, один вывод за свое недолгое путешествие он сделал: какие-то они в этой их Англии чертовски странные. Чем дальше, тем чудесатее. Впрочем, Джонатан сам дурак. Он читал и Пратчетта, и Барнса, и даже, прости, Господи, Конан Дойля. Мог бы и подготовиться.
– Да, конечно, – Эймс беззлобно усмехается. Он понятия не имеет, что там планируется на послезавтра, и его такое положение дел совершенно устраивает. Джонатану вовсе не любопытно. Или да. Или нет, – Представился мистером Кертисом. Темные волосы, рост выше среднего, взгляд, как у ши-тцу.
Джонатан осекается. Возможно, здесь не любят ши-тцу. Хотя, если верить кинематографу, ши-тцу – это очень безопасный пример. Ши-тцу одинаково котируются и у хороших, и у плохих парней. Но дело-то в Лондоне. Может, стоило сказать об английском бульдоге, но на бульдога-то Кертис совсем не похож, вот же незадача.
– Говорят, в Турции теракт. Куча народу погибло, пострадавших еще больше, – Эймс садится на кушетку и переводит взгляд с Джима на Морана и обратно. Те, кажется, тоже переглядываются. Возможно, показалось. Возможно, он додумывает.
Что там еще интересует этих англичан? Точно, футбол, – Лионель Месси получил какой-то десятый «Золотой мяч», – или не десятый. Может, сотый? Какая к чертям разница.
Вообще-то, он пришел за информацией. И он не сдастся. Раз уж начал говорить, так придется идти до конца.
– Так что насчет Кэрисс? За ней действительно следят? – о, это был бы номер. Еще пару часов назад Джонатан мог бы поспорить, что его подружка все придумала. Он поверил в это до такой степени, что все вопросы начисто вылетели из головы. Что спрашивать о том, чего, скорее всего, и не было вовсе?
Эймс в смятении, но он что? Правильно, не подает виду.
Тем более, рядом мурчит котик. Тем более, Эймс котикам всегда нравился – он спокойный и у него мягкие руки. Гладить котика – занятие ужасно успокаивающее, знаете ли. Эймс гладит котика, а котик мурчит. Зря эти двое держат только одного котика. Им бы тоже не помешало. Кстати, говоря!
– Не хотите немного травы?
И что все-таки запланировано на послезавтра?

+2

12

Разговор он игнорировал практически полностью, отвечая на заинтересованный взгляд Джима короткой отмашкой. Его реплики определённо собьют к чертям всю лиричность лилейно поддерживаемой атмосферы, к тому же полковника до сих пор не отпускало давящее чувство тревоги, отчего постоянно требовалось бросать взгляды по сторонам, дабы заткнуть пароноидальные настроения и не начать палить по стенам. Это уже начинало подбешивать.

Собеседники перебрасывались словами, как бомбой с зажжем фитилём, ожидая и уповая на взрыв по дальше от собственных рук. Джиму было весело, он и пистолет опустил только потому что детектив ухитрился перемахнуть порог тривиальности, внося в жизнь Мориарти новые оттенки рецессивности. Развлечений-то вокруг минимум. Доставать его давно уже не так весело, вести праздные беседы с Адлер видать надоело, а интересоваться её непосредственной деятельностью… В общем тоже так себе досуг, особенно если не питаешь теплых чувств к семихвостке на теле. К тому Джим не привык быть, как это говорится, в пассиве.

Ей Богу, уж лучше бы смастерил из бумаги шуршащую игрушку, и целый день гонял кота по дому. Теперь то он с них живых точно не слезет. Спальную комнату придется запереть по сильнее. Себастьян украдкой поймал довольный взгляд огненно-желтых глаз. А кстати, неплохое решение проблемы.

От травы Моран логично отказался, смерив детектива очередным скептическим взглядом. Вот только пропитать лёгкие заправской порцией тетрагидроканнабинола ему сейчас и не хватало. Впрочем, он был не против если предложение найдёт отклик в обоих собеседниках. Во-первых, здоровое любопытство посмотреть на Джима под травой скрашивала даже такой сюрреалистичных досуг, а во-вторых, под парами каннабиса у парня вполне может пропасть желания сделать из помещения ноги. А ноги, как известно, дело откидное. Главное, чтобы теперь в голову Джима не стукнуло реальное желание, оставить детектива при себе. С него станется, хотя на дне ямы неожиданный визитёр будет смотреться куда более гармонично.

Табличку что ли какую на дверь прибить, чтоб не шастали тут, или сразу проволокой под током дверь обмотать? Такими темпами новое убежище придётся обустраивать в полях, в землянках. Себастьяну то вполне, а у Джима для этого костюм не подходит.

+2


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » We're killing strangers