Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Любопытство - не порок


Любопытство - не порок

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Любопытство - не порок
Aayla Secura, Anakin Skywalker


https://78.media.tumblr.com/2975d01970488206d0eeb958798b1601/tumblr_nvpqv5kaGm1r83egao2_500.gif

«

Корусант, Храм джедаев, 30 ДБЯ
Семнадцатилетняя Эйла Секура, успевшая потерять память и побывать на Темной стороне, наконец вернулась домой, в Храм джедаев на Корусанте, благодаря своему наставнику, Квинлану Восу. Сейчас ей нужно время, чтобы разобраться в себе и успокоить мятущуюся душу.
А тем временем одному юному падавану птичка принесла на хвосте слишком много интересных рассказов об этой истории. Ну и как тут можно было удержаться и не сунуть в нее свой нос, особенно если срочных задач никаких нет, дроиды починены, запасы воды проверены, а учитель опять засел за какими-то своими скучными делами?

»

+4

2

Энакину страшно, до легкой дрожи на кончиках пальцев, внезапно остро и четко страшно. И мастер смотрит тревожно, и Энакин безмятежно, насмешливо улыбается. Вспоминает, что мастер привык, что когда все в порядке, ученик задает миллион вопросов и играет на нервах. До последнего, до живых эмоций на лице Оби-Вана, пусть даже раздражение и усталость.
Падавану Скайуокеру отчаянно не нравится видеть собственного рыцаря Кеноби похожим на недоделанного дройда, которому поскупились даже на нормальный интерфейс и отображение личности. Их же всем делают! Даже дройды-уборщики и астромехи имеют свою, пусть элементарную, но личность и эмоции. Такие рабозаменители для честных и благородных!
Так думать нельзя. Так думать опасно.
И Энакин честно пытается не. Сыплет вопросами, умудряется заснуть на очередном уроке медитации (ну правда, зачем она вообще нужна?!) и, отрешившись от всего, дважды выбить оружие из рук мастера на тренировке. Это, оказывается, довольно просто. Когда тебе становится абсолютно неважно, как и почему будет критика после и не будут ли над ним смеяться.
И лишь потом, спустя полторы недели, Энакин спрашивает, деликатно и тактичности у мастера – в лоб. Оби-Ван смотрит внимательно, качает головой, но рассказывает, кратко, тихо и что-то пытается донести.
Энакин думает, что ему никогда не будут удаваться эти штуки, когда тебе рассказывают все без вопросов и не видят, как тебе интересно. Но, по крайней мере, Оби-Ван не понимает, что падавану до безумия страшно и что-то внутри тихо шепчет «даже тут возвращается».
А мастер рассказывает о рыцаре Квинлане Воссе, о его падаване Аайле Секуре – Энакин пытается повторить имя честно так, как оно звучит, но у него упорно и все время выходит по-другому. Как-то вроде Уайле? Айле? Он тренируется, пока у него не начинает выходить что-то похожее на оригинал, Эйла. Но вот об этом он точно никому не расскажет, Энакин прекрасно понимает, что хоть и отчетливый акцент исчез, над его манерой произносить некоторые слова все еще смеются.
Вместо этого падаван Скайуокер слушает. А мастер будто пытается донести что-то совершенно неважное, глупое на примере этой истории, вроде как темная сторона всегда близка и только поддержание пути джедая от нее спасет, дэ, мэ и прочая чушь!
Не собирается Энакин сворачивать с «правильной тропы» и теряться. Разве что, вернуться и посмотреть как там мама, помочь ей, убедится, что все было верно.
Мастер не понимает. Никто не понимает, все эти злые языки и сплетники, что, невероятно, сошли до обсуждения такой невероятной темы со странным Скайуокером даже на равных и во всех подробностях. И вариаций Энакин получил невероятно много – вот только ни одной, дающей ответ на простой и понятный ответ.
А сам Скайуокер чувствует себя мерзко, как будто стервятник, или хуже того, падальщик. Джава, что радостно набрасывается на потерянную технику, разбирает ее, портит и утаскивает, ничего от оригинала не остается.
И злит, мастер смотрит тревожно и неодобрительно, отправляет снова медитировать. Энакин хочет возмутиться, что ничем не поможет, но просто идет и пытается. Правильное дыхание, к слову сказать, у него теперь даже во время кошмаров не сбивается, а поза для медитаций уже кажется привычнее нормального и любимого «заснул с паяльником в руках».
Энакин просто не понимает.
И где прочие видят забавную сплетню и возмущение, интерес или неодобрение – а подчас и зависть и приключению, и «великому прощению», падаван Скайуокер ощущает ужас и тревогу.
Даже джедай может стать рабом?
И никуда, никогда не сбежать от этого клейма?
Все, как смеялся бывавший в добродушном состоянии Уотто? И верить в такое страшно.
А вдруг мастер не успеет, не заметит и Энакин, пропадет, вернется в туда и теперь уже навсегда? Опять чип в голове, ошейник и положение комнатной собачки у очередной недостойной сволочи, которая заслуживает только смерти и лишь смерти?
Так думать нельзя, Энакин знает. А еще знает, что Уотто был хозяином вполне себе, почти не наказывал, да и бить не любил, «шкурка портится», его предмет для гордости. Хотя, что внешняя целостность для техника?
А иной хозяин может быть и другим. Страшным, непонимающим. И придется терпеть боль – хотя нет, конечно же нет, не придется. Если рядом не будет ни мастера, ни мамы, можно попытаться сбежать или убить негодяя.
Энакин думает, что у него развивается паранойя.
А во снах блещут молнии и чей-то мерзкий смех. По утру лишь и остается, что, ежась, укутываться в одеяло. Холодно очень.
И, на самом деле, есть лишь один вариант, спросить у Эйлы прямо. Но как о таком спрашивать? Сам вот Энакин в глаз уже, конечно, не дает, потому как мастер расстраивается и устраивает внеплановую медитацию с традиционной лекцией. Но все равно умудряется выказывать свое неодобрение такими вопросами и, кхм, хорошо, что не все падаваны стукачи.
Так что как тут спросишь то?! Еще решит, что издевается. А Энакину надо знать, как было. Чтобы понять, почему в принципе нельзя убрать все-все рабство и как можно выкрутится, если что.
И вообще. Это. Того.
Дальше жить. Незнакомое, чужое выражение, на Татуине такого не использовали. Там нет понятия «желать жить» или не желать, если жив, то молодец. Живи дальше, не сдавайся. А когда сдался, все, тебя скоро выкинут в утилизационный отсек и забудут.
Так никто не хотел.
А тут, на свободе, тяжелее. Как говорит Оби-Ван, каждый разумный решает за себя сам, но ведь джедаи себе не принадлежат? Или? Нет, решительно невозможно.
И хотя Энакин взрослый парень, уже целых одиннадцати лет, простые ответы лишь задают куда более сложные вопросы. А мастер в принципе не любит говорить о рабстве и прочих, Энакин морщится, культурных особенностях. И призывает примириться с прошлым и жить дальше.
Глупый.
Энакин живет, как вообще можно иначе? Но даже тогда, еще в рабстве, он понимал, что без осознания прошлого жить хорошо не получится в принципе. Да и просто жить, если не учитывать, не беспокоится и не запоминать, где отходные пути, когда хозяин начинает сатанеть и сколько раз можно нарываться.
Если честно, в чем юный Скайуокер никогда не признается и вряд ли осознает когда, именно по той же схеме он все время проверял мастера. А сейчас, вроде, уже убедился, что тот никуда не денется.
Ну, Энакин надеется.
А еще  по ситуации с Эйлой падаван рыцаря Кеноби понимает ужасную вещь, что мастера могут отобрать не только против воли ученика. Но и самого Оби-Вана не спросят.
Так что мастер Толм Энакину не нравится заочно. Как можно отбирать падавана у собственного же падавана? Да и вообще, пугающий он. Странный.
Слишком… слишком, вот просто.
А Энакину хочется просто знать, как не попасть в рабство. Как выбраться. И как можно жить дальше, когда снова вернулся – и опять вырвался. Слухи ходят ведь, что Эйла Секура тоже пришла почти оттуда же, откуда недоизбранный.
И потому неловко подойти. И полезть в душу. Тут момент понять надо.
Еще бы понять, как его вообще понять можно. Мастер, конечно, вспомнит про то, но НИКАКОЙ МЕДИТАЦИИ!  Это вообще наказание, а не метод познания чего бы то ни было.
Не Совет же, те уже привычные, тут даже шпионить не нужно. Шпионить.
Хм.
Следующие полчаса Энакин думает идею. И свободное время следующих дней тратит на маленьких и совсем незаметных развед-дройдов, которые вполне запишут информацию (только в текстовом виде, подглядывать за девочками совсем фу!) и можно будет, надеясь на распорядок, подойти в спокойный момент.
Утром третьего дня Энакин с легкой душой отпускает своих маленьких шпионов и уходит на очередную медитацию. Радуют только тренировки и занятия после нее. И удручает то, что медитация в день не один только раз.
Альдераанский кусочек бездрожжевого теста!
День проходит почти как обычно, только сидеть на месте тяжелее. Хотя, чего спешить? Нужно же хотя бы день-два-три, чтобы собрать информацию, но…
Хочется-то побыстрее.
Терпение слабая его черта. Но вечером падаван Скайуокер озадаченно на маленьких дройдов. И, что самое возмутительное, на характеристику  и, хатт горелый, недостатки. В том самом текстовом файле, где должны были быть описания распорядка падавана Секуры.
Энакин расстроился.
Подумал, что Уйла, в смысле, Эйла, интересная. И вначале из уязвленной гордости, а потом, всерьез увлекшись, исправлять недостатки. Так, вот тут и правда лучше переписать код, будет экономиться заряд энергии, а вот здесь можно сделать передатчик и выкинуть прочь этот компенсатор, а вот тут… кхм, а это как исправить?
Энакин заснул на рассвете. Чтобы встать через полтора часа и уснуть на традиционной медитации. Получить выволочку от мастера и пытаться не спать хотя бы откровенно.
Удивительно, но Оби-Ван смилостивился. И отпустил спать, ну конечно, побурчав, что так нельзя и назначив наказание, с последней медитации.
А на постели уже вновь теснились маленькие дройды. С новыми правками.
Сон мгновенно вылетел у Энакина из головы, потому что, какие еще правки? И интересно! А во вторых, надо доказать, что… ну просто сделать надо!
А вот на четвертом изложенном пункте Скайуокер завис. Это как… и даже если сюда, то не идет! И вот так не этак. И вообще.
Энакин честно пытался разобраться. Но через пару часов сдался и решительно направился к комнате Эйлы Секуры. И все равно даже если там этот мастер подозрительный.
Собственный же его отстоит! Наверное.
Так что все добрые и грандиозные намерения подобрать время и верные слова пошли прахом. Да и вопрос в итоге мучил иной. И когда прекрасная леди открыла двери, Энакин не раздумывая выпалил:
- А как нивелировать необходимость большого заряда энергии для увеличения объема, радиуса и качества передачи? Большую же батарею не поставить, тогда размер потеряется!
На красивую синюю девушку Энакин смотрел с настойчивым ожиданием, восторгом и искренним интересом в покрасневших от глубокого недосыпа.
А сам Скайуокер ощутил, что он что-то забыл и так совсем нельзя.
- То есть, здравствуйте, падаван Уйла Секура, то есть Эйла, - старательно и едва ли не каждый звук отдельно проговаривая, поправился. – Меня зовут Энакин Скайуокер, падаван рыцаря Кеноби, но все же как?!
[AVA]https://pp.userapi.com/c621700/v621700487/55c8a/BwY7CoGW4Bk.jpg[/AVA]
[SGN]Птица Говорун отличается умом и сообразительностью.
Умом и сообразительностью!
Иногда.
[/SGN]

Отредактировано Anakin Skywalker (Пт, 12 Янв 2018 00:47:30)

+4


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Любопытство - не порок