JACKIE QUILT: Последнее что она помнила, топор несущийся на большой скорости прямиком к ней в лицо, а затем абсолютная темнота. Она умерла? Что произошло? Боли она не почувствовала, а уши вдруг неожиданно заложило. Состояние было странное, будто бы она подвешена где-то в воздухе, но в то же время падает куда-то вниз. Почему? Что происходит? Раздражение само собой начало образовываться и распространятся по телу, потому что ну слишком много странных событий произошло за последнее время. Неужели это такая странная атака со стороны так называемой кармы за все, что убийца сделала с другими людьми? Чушь. Все это чушь. Ей просто не повезло или повезло оказаться наиболее выделяющейся из общей, серой массы. И сколько ей интересно ещё так быть? Ответ пришёл сам собой, когда вся тьма неожиданно расступилась, а перед глазами появился…пол. С невероятным успехом и с таким же замешательством, наша героиня жарко поцеловалась с металлической поверхностью. Боль, большое количество звуков, голоса и выстрелы. Все это слилось в какофонию, которую беловолосая совсем не могла понять. Где она, что это за место и какого черта она приземлилась именно лицом вниз?
JESSAMINE KALDWIN & CORVO ATTANO
Эмили "дома", в том месте, которое в последнее время служило Корво домом. Она в безопасности, хотя и напугана, и ей часто снятся кошмары. А усталый бывший Лорд-Защитник ложится отдыхать, пытаясь не думать о словах той слепой старой женщины...
SEE YOUR FUTURE
Во всей Галактике остался лишь один джедай - это вам скажет всякий! Все остальные были убиты, и имя последнего из них произносится с трепетом, надеждой и почти остывшей верой. Джедаи - существа мифические, им чужды все слабости обычных разумных людей. Они вроде ангелов или драконов света - сияющие, непогрешимые, поверженные лишь только ударом в спину. А так никто не может убить джедая! Люк Скайуокер тому доказательством. Так должно быть, и обыватели уверены в том на все сто процентов. А как же иначе? Только Силе плевать на планы и ожидания обычных людей и экзотов. И кому какое дело, что когда-то, в конце Войн Клонов пропали двое магистров и полный корабль клонов? В конце концов, спустя несколько дней был похищен канцлер! А заочно вписанный в колонку "потери" крейсер генерала Эйлы Секуры даже не стали старательно разыскивать. Мертвы - хорошо, нет? Так все джедаи изменники! А "Стремительный" просто летел домой. На Корусант, отвозя на базу усталых клонов, возвращая домой, в Храм, двух джедаев. Только вот гипер-прыжок прошел чуть-чуть не так. Может быть, из-за плохого состояния корабля, может быть, пилоты что-то напутали, но, скорее всего, на все воля Силы. И теперь все не так. Система все та же, но ее окружение? Откуда эти блокпосты, что за дурацкая эмблема? Это явно не КНС. И не Республика. Но джедаи своих не бросают. И есть всегда возможность узнать, что произошло! Орден Джедаев незыблем. Только Храм молчит. Молчит и Сила. А нестандартно мыслящие генералы перебирают все позывные на твердом упрямстве, в пустой надежде. Кажется, у них проблемы. Просто все изменилось. Просто прошло 53 года.
ХОТИМ ИХ ВИДЕТЬ:
MOON BUTTERFLY
[star vs. the forces of evil]
Королева Баттерфляй - мать Стар Баттерфляй и предыдущая хранительница королевской волшебной палочки. Мун всегда сдержана и серьёзна, любое её слово - закон. Жители королевства любят и ценят её как истинного правителя. Однако, Король Ривер и Стар, считают её слишком холодной и строгой. Тем не менее, под обликом сильной и воинственной королевы скрывается добрая и любящая Баттерфляй. Этому сердцу Мьюни есть причины быть сокрытым под толстой коркой льда.
REVAN
[star wars]
Реван был известен наличием харизмы и жажды знаний, и до своего падения считался очень одаренным джедаем. Он отлично умел убежать, он был хорошим военным тактиком, что и помогло ему выиграть Мандалоские войны. Реван умен и решителен, позволяя мыслить себе шире, а не рамками Ордена. О его подвигах ходили легенды. Но это сыграло с ним злую шутку - пав во тьму, он стал более безжалостным и презирал слабость и нерешительность, не щадя своих противников, в его бытность Дартом Реваном. Также, у него вполне неплохое чувство юмора, которое, впрочем, на темной стороне также почернело.
VALERIAN
[valerian and the city of a thousand planets]
Валериан ― агент пространственно-временной службы, который в своему молодом возрасте уже добился до звания майора. Целеустремленный, сильный и исполнительный в выполнении работы, но с точки зрения Лорелин ― ветреный и безответственный в сфере межличностных отношений. Кстати, о последних. Отношения Валериана с Лорелин постоянно колеблются между дружбой и постоянными взаимными подколками и обоюдным притяжением, которое в будущем может превратиться в сильное и глубокое чувство. А может и не превратиться, но во всяком случае, эти двое друг за друга ― горой.
HELMUT ZEMO
[marvel]
Я бы мог винить тебя в том, что произошла Гражданка. Я бы мог винить тебя в расколе Мстителей, в гибели людей, в том, что ты активировал у моего друга эту чертову программу Зимнего солдата...Вот только тогда, в Сибири, ты сказал правду. Дело не в тебе, Земо. Дело в нас. Ты лишь продал нам оружие, а мы сами купили к нему патроны и выстрелили. Ты вытащил наружу наших демонов.
XUL
[diablo]
Зул является одним из Жрецов Ратмы, которых непосвящённые чаще всего называют просто некромантами. Как и его собратья, он следует учению Ратмы, древнего нефалема и первого некроманта в Санктуарии. Используя могущественную магию смерти, Зул способен насылать ослабляющие проклятия на живых и воскрешать умерших, дабы те служили его воле. Некромантами из культа Ратмы движет лишь одна цель — соблюдение баланса между порядком и хаосом, жизнью и смертью, светом и тьмой.

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » strange birds


strange birds

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

strange birds
доктор // детектив

http://funkyimg.com/i/2A28b.png     http://funkyimg.com/i/2A2bF.jpg     http://funkyimg.com/i/2A28d.png

«

Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Англия, Лондон, Мэрилебон, Бейкер-стрит, 221b
16 марта 2010 год

Шерлок Холмс — личность многогранная и загадочная, не спешащая открываться сразу же. Даже своим друзьям и соседям. Поэтому то, в каком состоянии вернувшийся с работы Ватсон обнаружит друга станет для него неприятным сюрпризом.

»

+4

2

When I thought, that I fought this war alone,
You were there, by my side, on the frontline.

С тех пор, как дело позже названное Ватсоном в своём блоге «Этюд в розовых тонах» было раскрыто, прошёл почти месяц. И Джон ощущал, как острое чувство жизни, вновь посетившее его впервые со времён Афганистана, подобное глотку свежего воздуха, себя исчерпало, снова сменяясь привычной серостью. Переезд на Бейкер-стрит и знакомство с Шерлоком встряхнули его, позволив почувствовать ту неуёмную жажду действий и необходимую определённость, какие давно его оставили, а потом всё стихло. Преступный мир Лондона замолчал, словно лишившись голоса. И он почти явственно осязал скуку, скопившуюся под потолком в каждой из комнат квартиры 221b.
Подходил срок оплаты аренды. Миссис Хадсон, домовладелица, была дамой сколь совершенно очаровательной, столь же и строгой. И пропускать его было совершенно точно нельзя, если только они с Шерлоком не желали остаться без крыши над головой. А принять помощь Холмса в этом вопросе, предложи её детектив, Хэмиш бы наотрез отказался, потому что всё ещё хотел сохранить самоуважение. Он взрослый человек и способен найти работу. Денег безвозмездно он не возьмёт.
Как там говорил его психотерапевт?.. Вообще-то доктор не слишком доверял подобным методикам, всегда куда больше интересуясь плотью, нежели болезнями разума, но всем нам иногда надо с кем-то поговорить о том, что мы чувствуем. Других желающих не нашлось. И уж в одном эта женщина, обсуждавшая с ним кризисы экзистенциальной природы на фоне полной потери себя, была права: ему нужно дело. Работа.
Это не столько решало проблему, сколько помогало от неё сбежать за счёт военной выправки и солдатской морали, что вместе со сниженной у всякого врача в рабочее время эмпатией, позволяло полностью отключить мозг и действовать на автомате. Но всё ещё определённо было лучше, чем целыми днями лежать в постели и смотреть в потолок в ожидании чуда.
Ватсон просто убедил себя, что это ему необходимо. Место в хирургическом отделении местной больницы казалось вполне подходящим. Не то чтобы это было каким-то особенно интересным занятием, всё-таки гражданская медицина сильно отличалась от военной, да и заурядные болячки пациентов уж точно не выдерживали никакого сравнения с путанными делами Холмса. Но такая работа однозначно выигрывала у отупляющего сидения дома с попытками влезть на стену от скуки. И была не хуже любой другой. Пусть не так демонстративно, как детектив, но Джон по-своему испытывал недостаток в новом деле, почти незаметный, если не считать лёгкой нервозности. Но с кем не бывает, верно?
С точки зрения среднестатистического англичанина, жизнь Ватсона налаживалась. Любой усмотрел бы в таком положении вещей для себя стабильность и перспективы. Он снимал квартиру с другом. Если, конечно, Шерлока вообще можно было называть таким блёклым и ничего толком не выражающим словом, как «друг». Устроился врачом на полставки в больницу. Познакомился с Сарой и она даже нравилась ему. У неё были бездонные глаза и милые ямочки на щеках, когда она улыбалась, а улыбалась Сара почти постоянно.
Чем не второе дыхание и шанс начать наконец жить нормально? Джон, имевший до того лишь скромное съёмное жильё, весь спектр симптоматики ПТСР на лицо, скучный блог, созданный по совету психотерапевта, военную пенсию, ранение в плечо и хромоту, оставленный доживать свой век, наконец обретал почву под ногами.
Что же до самого Ватсона, то он и в первый рабочий день заснул, сорвав приём. И это в полной мере выражало его отношение ко всем тем скучным занятиям, которым приходилось посвящать время в попытках его убить между отметками «утро» и «вечер».
Все его отчаянные попытки зажить обычной жизнью проваливались с треском. Но Джон доказал себе своё счастье как теорему, оказавшись одним из тех людей, что сперва очень долго убеждают себя в том, что у них всё в порядке, а потом проснувшись однажды утром и сами начинают верить в этот обман, переставая понимать отчего же им в самом деле так паршиво? Сколько себя не укладывай в нормы общественной морали как в чемоданчик, не получится, потому что стараясь унести от себя ноги к себе же и приближаешься. Ироничная жизненная закономерность.
В душе доктора Ватсона ещё теплилась надежда, что вскоре что-то произойдёт. Что-нибудь. Даже не так, а вот так: что угодно. Он и работу выбирал, к слову, с между строчным учётом того, что гораздо больше времени ему потребуется на помощь в делах Холмсу, стараясь не слишком занимать себя пациентами. Но преступники не кидались решать его проблему и Джону приходилось существовать в петле, замкнутым кругом затягивающейся на шее: дом-работа-магазин-дом.
Он чувствовал накатывающую усталость, приходившую ещё в начале рабочего дня. Это место утомляло его само по себе, в том числе и по тому, что работы, способной заставить его по-настоящему потрудиться там как раз и не было. Операции в полевых условиях, где постоянно был недостаток обезболивающих, инструментов, времени и возможностей, вошедшие в привычку, казались теперь пережитком какого-то очень далёкого прошлого, будто всё это было и не с ним вовсе. А он, Хэмиш, всю жизнь провёл в этом пустом безразличном кабинете, слушая жалобы и грезя во снах о настоящем деле.
Глотком свежего воздуха в той трясине, затягивавшей доктора, стало письмо от Гарриет. В последние годы они редко общались, чтобы не сказать, не общались почти, но другой близкой родни у них не было, и Джон старался поддерживать связь с сестрой как мог. У неё был непростой характер, но Гарри присматривала за ним, а он за ней.
Она прислала билеты на балет. И паззл в голове Ватсона сложился. Ну конечно! Всё ведь было так просто! Едва ли, конечно, он вообще понимал насколько в самом деле всё сложно, но хотя бы нашёл вполне удовлетворительный для себя ответ. Отыскал проблему в обыденности, превратившейся в рутину. И пружина лопнула, придя в движение после длительного застоя. Он даже рассмеялся от облегчения, когда увидел этот подарок. Гарри всегда его знала и местами даже лучше, чем он сам.
В этот день доктор даже решил прогуляться до дома пешком, там всё равно была всего пара кварталов. И улыбка сама собой наползала ему на лицо, так резко контрастируя со скупой на тепло лондонской весной. Даже знавшие его сотрудники магазина, где он каждый день покупал продукты на ужин, были удивлены. Таким довольным они его ещё не видели.
Оказавшись дома, Джон заспешил на второй этаж и оставив пакеты на кухне вернулся, чтобы снять обувь и куртку. Пройдя в квартиру, он рассчитывал найти Холмса в гостиной, но детектива там не оказалось.
Шерлок? — позвал друга доктор.

+2

3

Little ghost, you are listening
Unlike most you don't miss a thing
You see the truth

   С тех пор как Шерлок начал вести самостоятельную жизнь, впервые свой быт пришлось разделять с кем-то еще. Пятнадцать лет назад лет он решил, что никогда не будет жить с кем-то, так как это причиняет множество неудобств. Майкрофт еще пошутил после о том, что младшему брату не нужно давать себе таких обещаний, так как вряд ли найдется человек, который добровольно на это подпишется. Это не было оскорблением - Майкрофт сам был такой и за идеального сожителя готов был принять лишь собственный холодильник. Сейчас слово сосед приняло совершенно другой окрас и, как бы Шерлок не цитировал сам себя в восемнадцать лет, следовало признать, что жить с кем-то было в некотором роде проще.
   Возможно, дело было именно в Джоне Ватсоне. Настолько простой, почти прозрачный, но в то же время по-своему непонятный: как книжка, в которой понимаешь каждое слово, но не улавливаешь сюжет. Он любил одиночество и не донимал без надобности, и это было одним из главных преимуществ. А еще брал на себя все те домашние дела, которые Шерлока никогда не занимали, что было выгодно и удобно. На "подай - принеси" не обижался, всегда и подавал и приносил, чего бы Шерлок не попросил, пусть и не без недовольства. Бывало, что осуждал, но своего мнения не навязывал. Даже мирился с пальцами в холодильнике и глазами в банках на кухонной полке. И, главное, скрипкой по ночам - отрадой в самые скучные и невыносимые дни.
   Видно было, что общество Шерлока Джону тоже нравилось. Именно нравилось, не просто устраивало. Он сделал вид, будто ищет спокойной размеренной жизни, но на второй же день с треском провалил свою роль, когда сначала отправился осматривать место убийства по одной только просьбе (бывший военный, для которого трупы были все равно что грибы в дождливую осень), затем оббегал весь центр Лондона, прыгая по крышам за сомнительным кэбменом (после списания "на берег" и получение инвалидности, между прочим!), потом и вовсе убил этого самого кэмбена просто за то, что он предлагал Шерлоку таблетку (а если она была без яда?). Нет, расскажите, что человеку все это время не хватало стабильности. Вместе посмеемся.
   Тем не менее, к повседневности Джон был более приучен. Может быть, просто мог легко переключаться или привык, что если не будет заниматься делами бытовыми, то попросту одичает. Шерлоку в этом плане помогали другие, у Джона же почти никого не было. Со Стэмфордом за все это время они встречались всего несколько раз и не проводили много времени - специально Шерлок не следил, но такие вещи были очевидны.
   О пристрастии к наркотикам Джон почти ничего не знал. Когда в первый день их, так сказать, совместной жизни, на Бейкер-стрит проводили обыск, новый сосед то ли прикинулся дурачком, то ли и правда ничего не понял. Потом миссис Хадсон запудрила мозги Скотланд-ярду своими травами для бедра, потом появился кэбмен, потом он уехал... Все забылось. О любви Шерлока к стимулирующим препаратам знали все, но это никогда не причиняло особенных проблем, поэтому проще было закрыть глаза и сделать вид, что никто ни о чем даже не догадывается, лишь изредка проводя такие обыски - то ли ради забавы, то ли ради очищения совести, в зависимости от того, кто принимал участие.
   Джон не знал. А Шерлока одолевала скука. Эксперимент?
   Доза была небольшой, но ощутимой внутри и заметной внешне. Если поведение можно подкорректировать, то зрачки его выдадут. В общем-то, именно это Шерлоку и было нужно; на всякий случай он оставил шприц на кухне не на самом, но, тем не менее, видном месте. После занял свое кресло, забравшись с ногами. Потом встал и взял в руки скрипку и смычок. Даже начал играть Каприс ми мажор, но резко остановился и отложил инструмент. Лег на диван и на некоторое время погрузился в чертоги разума. Захотелось принять ванну.
   Он набрал ровно половину, когда передумал. Сев на холодную плитку в уборной, Шерлок прислонился спиной к бортику ванны, протянул ноги (комната была узкой, поэтому босые ноги упирались в кафель) и закурил. Пепел он стряхивал прямо в воду, отклоняя руку назад - одно из движений получилось слишком резким и сигарета выскользнула из пальцев, упав туда же, к пеплу.
   А потом раздался шум. Звук открывающейся двери. Шаги на лестнице. Не очень громкие, слегка шаркающие. Трение брюк и куртки. Шуршание пакетов. Один тяжелее другого примерно на фунт за счет стеклянной бутылки молока (наверное, в бумажной пачке не было). Пачка сахара, хлеб - нарезной, потому что нож для хлеба заточен под правшу. И... что за глухой звук? Моющее средство? Шерлок напряг слух, но так и не смог угадать. Ну и черт с ним.
   Шприц не заметил, скорее всего. Ничего, нужно дать ему немного времени.
   Достав еще одну сигарету, Шерлок поднес ее к губам.
   Негромкий голос, вопросительная интонация. У Джона сегодня хорошее настроение.
   На собственное имя Шерлок предпочел откликнуться тихим и спокойным "Что, опять забыл купить салфетки?", что, вероятно, Джон не расслышал. Прочистив горло, он кликнул зажигалкой, предпринимая еще одну попытку выдать свое местоположение, поднес к концу сигареты, зажег. Сколько секунд понадобится на то, чтобы сосед уловил запах дыма в квартире? Шерлок стал считать.

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » strange birds