Иногда ей было слишком жарко по ночам: кожей Ангела чувствовала горячий песок тех мест, откуда не так давно уехала, променяв настоящую помощь на никому не нужную дипломатию. Иногда этот песок жёг обнажённые колени: она была не в силах встать с этого песка, чтобы отойти от тяжелораненого. Руками по локоть в крови зажимала рану, надеясь, что ассистентки не провозятся слишком долго, пока умирающий человек, в глаза которого она смотрела, медленно теряет жизнь. Этими же руками она чувствовала, почти физически, как уходит это ни с чем не сравнимое тепло. Как остывают тела, в которых ещё секунду назад теплилась жизнь. Доктор Циглер провела слишком много времени в таких условиях - упущенные, как тот же песок, проходящий сквозь пальцы, жизни не могли заставить её плакать по ночам, но она не могла перестать видеть подобные кошмары. Пожалуй, это не было чувством вины, но невидимыми нитями было сшито с тем желанием, той мотивацией, которая позволяла ей вставать каждое утро. Это было далеко от идеализма, но Ангела с трудом могла мириться, видя, к чему идут дела. Даже когда увидела пришедших за ней Фарру и Гэндзи. Они, пожалуй, не знали всех причин, но получалось так, что доктор Циглер видела, что их гложет, а сама скрывала похожих призраков глубоко в себе. Даже герои не могли делать вид, что всё хорошо. Для мира вокруг они только-только начали отмываться от черноты, которой заляпал их Блэквотч. Возможно, что они станут такими же великими героями, какими когда-то были, однако не перестанут быть людьми. Со своими страхами и сомнениями...читать дальше
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » стрела


стрела

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

стрела
Джеймс Барнс // Наташа Романофф

http://images.vfl.ru/ii/1512299709/aa109211/19669835.jpg

«

Ваканда, 2017 год
Баки помнит больше, чем ему на самом деле хотелось бы.
это не круг, не спираль, и не новый её виток.
память - стрела, часовой покинувшая колчан.
нервы натянуты, пальцы к губам. вдох.
что же ты медлишь, мой ангел?
стреляй
стреляй.

»

Отредактировано James Barnes (Вс, 3 Дек 2017 19:46:40)

+1

2

В его воспоминаниях определенно были моменты, которые хотелось бы не восстанавливать. Не моменты даже, а часы, дни, недели, а порой и месяцы, но когда Стив предлагал это, предлагал Эмму Фрост, Джеймс знать не знал, что в его голове отыщется нечто подобное. Он догадывался, что жизнь Зимнего Солдата придется ему не по душе, что его память окажется чем-то противоречивым и спорным, но тогда казалось, что так будет лучше. По крайней мере, он будет знать, что натворил, а значит - сможет быть готовым на случай, если где-то всплывут последствия. Таким образом польза перевешивала вред, да и Баки был рад избавиться от сомнений насчет того, кто же он все-таки такой. Потому позволил Эмме, не думая, поднять все то, что программа в нем блокировала, и Эмма швырнула прошлое в его лицо подобно потоку ледяной воды, в котором Барнс чуть не задохнулся, так много его было.
Конечно, он не мог винить ни Эмму, ни Стива. Они не знал, никто не мог знать наверняка ни что Баки вспомнит, ни как это на нем скажется. Казалось бы, что плохого в воспоминаниях? Прошлое нужно оставлять за спиной, делая из него выводы и учась на ошибках. Джеймс не учел того, что психологическое влияние окажется слишком велико, и хотя он никому не говорил об этом, но иногда часами проводил время наедине с самим собой, разбирая поступки Зимнего, его мысли и эмоции, анализируя их. Существовало мнение, словно Солдат был машиной едва ли не полностью, но Баки понимал, что это не так. У него были чувства, слабые и довольно плоские, скорее подобие чувств, но все-таки… Он что-то испытывал. Он не всегда был согласен с приказами, имел собственное мнение, просто не высказывал его и не следовал ему. Он, как бы Джеймсу ни трудно было это признать, тоже был личностью.
Получается, без смерти все-таки не обошлось. Сперва они убили Джеймса Барнса, превратив его в Солдата, а потом раз за разом убивали Солдата на обнулениях, пока не… Хотелось сказать: пока не прикончили его насовсем, но даже мысленно Баки испытывал сомнения. Иногда он чувствовал, что Зимний все еще где-то есть. Та его часть, которая была подобием личности, которая не хранила воспоминаний, но делала поступки, которые вели к их появлению.

Большая часть людей из воспоминаний была мертва, поэтому Джеймсу если бы и пришлось столкнуться с чем-то из прошлого - то разве что с детьми тех людей, их родственниками или тем, что они создали. Однако из любого правила есть исключение, и исключением Баки была Наташа Романофф, которая не только была жива, но и дружила со Стивом. И помнила Джеймса, о чем дала понять Солдату тогда, когда он впервые столкнулся с Роджерсом.
В тот момент, у моста, Джеймс ее не вспомнил, зато теперь…
Наташа была человеком, с которым ему меньше всего хотелось встречаться. Живая часть его прошлого, женщина, которая видела, кем он был и что делал, и могла это подтвердить. Свидетельство, без которого Джеймс прекрасно прожил бы, но которое тем не менее продолжает существовать.
Он знал, что должен поговорить с ней. Людьми вроде Наташи не разбрасываются, и чем дольше он тянет - а тянул Джеймс максимально долго, - тем хуже становится. Как сказали бы философы: время собирать камни. И Баки злился, сердился на жизнь из-за того, что разбрасывал эти камни не он, а кто-то очень на него похожий, не думающий о будущем и толком даже себя не осознающий. А собирать придется ему!..
В конце концов он сдался. Лучше быть инициатором этой встречи и разговора, потому что иначе встреча произойдет сама собой, и присутствие посторонних не поможет ему, как помогло в прошлый раз. Возможно, Наташа сама не хочет видеться с ним и общаться, но короткая беседа не повредит им обоим. Просто уяснят границы друг друга, очертят нынешние отношения - Барнс полагал, что сойдутся на вежливом нейтралитете. Должно быть, обоим будет гораздо приятнее делать вид, словно Красных комнат никогда не было, а если и были - то там и рядом не стоял Зимний Солдат.
У каждого своя жизнь, свои воспоминания, и прочая, прочая.

Джеймс оставил ей путь к отступлению. Отправил сообщение, на которое она могла бы и не отвечать, или отказаться от встречи, сославшись на занятость. Баки готов был понять и принять любой намек, но намека не было: Наташа согласилась.
И потом он ждал ее, выбрав уединенное место в Ваканде, под широким деревянным мостом через небольшую речушку. Опору моста составляли камни, большие валуны, неизвестно откуда тут взявшиеся, и Джеймс сидел на одном из них рядом с водой, всматривался в прозрачный поток и слушал, ожидая звука мотора или шагов.
Наташа появилась бесшумно, как и положено было Черной Вдове. Только галька под ее ногами зашуршала, и Джеймс, прежде чем обернуться, успел подумать, что она это нарочно, чтоб не напугать его неожиданностью.
- Привет, - вместо рвущегося с языка банального “ты все же пришла”, сказал Джеймс. Он не встал, только повернулся к Наташе корпусом, а потом, когда она взялась обходить камни, снова глянул на воду. Мимо него неслись редкие оборванные листочки и веточки, но по большей части река была удивительно чистой и быстрой - ниже был водопад. - Хотел тебе сказать, что… Эмма Фрост, знаешь ее? Стив попросил ее сделать кое-что для меня, и оказалось, что она может не только убрать из моей головы программу Гидры, но и вернуть воспоминания.
Он нарочно не сказал о том, сколько времени назад произошла встреча с Эммой.
- Я вспомнил тебя. Наши тренировки.
...он нарочно не сказал о том, что вспомнил гораздо больше, чем просто тренировки и обучение. Если Наташа так и не заговорит об этом, Баки поймет, что она не хочет обсуждать, а предпочла бы забыть, значит, и он точно так же сделает.

+1

3

Думала ли Наташа о том, что рано или поздно могучие Мстители могут разойтись по сторонам и яростно отстаивать каждый свою позицию, думала ли она, что в мире начнется хаос из-за того, что любая из сторон думает, что поступает правильно, перетягивая одеяло на себя? В принципе, к подобному повороту событий ей было не привыкать, она родилась в СССР и выросла в России, где режимы менялись с такой быстротой, что учишься просто не акцентировать на этом внимание, главное, чтобы платили вовремя. А работы у нее всегда хватало из-за нестабильной политической ситуации, так что подобный бардак был даже на руку. Но присоединившись к ЩИТу, а затем и полноценно к Мстителям, она думала, что подобный хаос как раз и должна предотвратить, а что в итоге?
Все они – «враги государства» - теперь скрываются в Ваканде, пытаясь понять, как действовать дальше. При этом внешние угрозы тоже не дремлют. Пока царит такой раздрай на Земле, почему бы не воспользоваться этим? Да, какая-то часть защитников еще в строю во главе с Тони Старком, к нему примкнули и многие сверхлюди. Возможно, они и справятся с новой угрозой, если такая возникнет, а может, и нет, тогда всем придется еще хуже, и даже высокие горы, окружающие и надежно скрывающие от посторонних глаз Ваканду не спасут никого, если опасность накроет всю планету. По сути все сейчас зависело от того, смогут ли в прошлом верные друзья прийти к соглашению. Но зная, какие они оба упрямцы, да и всю сложность ситуации в целом, Наташа бы не поставила на скорое перемирие. Как ни странно, объединить их всех снова, заставить на время зарыть топор войны могло лишь нечто серьезное – угроза, несравнимая ни с чем до этого.
А пока оставалось лишь ждать и надеяться, что ТЧалла продолжит их поддерживать, и Ваканду не обнаружат раньше времени.
Казалось, здесь даже время течет по-другому. Размеренно, даря тишину, спокойствие и уют, ублажая глаз природными красотами, на которые в обычной жизни порой не обращаешь никакого внимания, потому что крутишься как белка в колесе, пытаясь в очередной раз выполнить задание и не умереть, тут уж точно не до наслаждения жизнью. Наташа даже и не помнила, когда в последний раз могла вот так просто остановиться и побыть наедине сама с собой. И когда, наконец, такая возможность возникла, спокойствие не пришло, наоборот, внутри поселилась тревога, готовность выступить по первому зову. Она не привыкла к размеренности и тишине, ей необходимо действовать, быть на грани, чтобы чувствовать себя живой. Потому что, когда Наташа останавливалась, ее с головой захлестывали мысли прошлого, прежние дела, от подробностей которых она как раз и избавлялась, выполняя все новые задания, и как бы это банально не звучало, спасая мир вместе с остальными Мстителями, наконец, служа не только кучке очередных преступников или новоявленному лидеру страны третьего мира, а чему-то большему. И теперь, вынужденная просто ждать, она начинала потихоньку сходить с ума, борясь с неприятными воспоминаниями, старалась занять себя хоть чем-то, лишь вновь мысленно не оказаться на одной из прошлых операций. Внешне же, это никак не проявлялась, может она стала немного резкой, но это было лишь в исключительных случаях. Репутация сдержанной и хладнокровной наемницы ей все еще была дорога, да и не стоило остальным знать о том, что творится у нее в душе, легче им от этого не станет. Наташа не привыкла жаловаться, точнее эту черту ей, скорее всего, ампутировали еще во время обучения в Красной комнате.
Она почти забыла все, что там происходило, смирилась со своей участью и бесплодием, полностью отдавшись работе, но теперь нет-нет, а разные воспоминания приходили, стоило только оказаться в тишине. К тому же этому очень сильно способствовал Джеймс Барнс, теперь постоянно находящийся рядом, вынужденный, как и остальные, вставшие на сторону Роджерса, скрываться в Ваканде. Наташа знала, что это совсем другой человек, не тот, кто когда-то учил, и не тот, кто пытался убить несколько раз. И все равно: его лицо, каждое движение, манера говорить и голос – возвращали в те далекие годы, бередили старые раны. Столько лет прошло, будто все это происходило века тому назад, а все равно на душе снова было неспокойно. Еще в том деле с Гидрой стало ясно, что он ее не помнит, и, наверное, это было к лучшему, дальше подозрения только подтвердились. Джеймс Барнс и Зимний Солдат – это два разных человека, а значит, все действительно осталось в прошлом, где ему и положено быть. Наташа не могла с точностью сказать, испытывает ли она что-то к Барнсу сейчас, тогда их отношения резко прервали, было тяжело, обидно до слез, но с тех пор у нее было много мужей. И из всех, кто хоть как-то с ней пересекался в отношениях, до сегодняшних дней дожил только Барнс, хотя можно сказать, что Зимний Солдат тоже погиб и надежно похоронен где-то в недрах его сознания. Поэтому девушка не заостряла на этом моменте прошлого внимание, понимала, что если начнет разбираться, копаться в себе – лучше не станет. Внутри и так столько разного хлама, не стоит лишний раз поднимать пыль, пытаясь добраться до глубинных воспоминаний и чувств, рискуешь просто задохнуться и заблудиться на полпути.

Среди спокойствия и тишины сообщение от Барнса стало неожиданностью, сначала Наташа подумала, что появилось какое-то дело, однако с таким предложением мог обратиться лишь Стив – нет, здесь явно было нечто иное. Заинтригованная предложением встретиться, девушка согласилась. Единственная опасность, которая могла ее подстерегать в этот момент – это скука. А Джеймс уже совсем не тот, чтобы убивать ее вот так, на глазах у всех. Хотя, кто его знает, полной уверенности, как хотелось бы, у Наташи на этот счет не было. Поэтому к месту встречи девушка пробиралась аккуратно, но это скорее по привычке, и чтобы не сработали хваленые рефлексы хорошо обученного военного, она все же немного выдала себя, иначе точно могла поплатиться головой.
-  Привет, - Наташа собиралась пошутить что-то вроде: «негоже девушке сидеть на камнях», а затем устроится у него на коленях, чтобы немного разрядить обстановку, но по выражению лица Барнса и тону его голоса поняла, что лучше ничего такого не делать, разговор явно предстоял серьезный и непростой. Поэтому девушка лишь подошла ближе, внимательно смотря на своего собеседника, - что-то случилось? Нас вот-вот обнаружат?
Прорабатывая различные варианты в голове, Наташа никак не ожидала услышать то, что в действительности привело сюда Барнса и заставило назначить встречу. Как бы она не бежала от прошлого, оно настигло ее со скоростью пули, пронзив старые раны насквозь.
Вспомнил? Он все вспомнил?
Кажется, на секунду перехватило дыхание, но все тут же ушло. В конце концов, прошлое уже ничего не может ей сделать, только то, что она сама позволит.
-  Я слышала о ней, - кивнула Наташа, подойдя к самому берегу, поравнявшись с камнем, на котором сидел Барнс. – Наши тренировки, - произнесла она вслед за ним уже гораздо тише и глубоко вздохнула. – Думаю, ты не только их вспомнил, так? О простом обучении можно было поговорить и в менее уединенном месте, да и выражение лица у тебя такое, будто Роджерс тебя предал, и ты не знаешь, что с этим делать. Послушай, Джеймс, - ей нравилось, как звучит его имя. Теперь он тот, кем всегда был, настоящий, реальный, да еще с кучей не самых приятных воспоминаний, но ведь прошлое и делает нас людьми, каким бы оно ни было, только справляясь или не справляясь со всем этим, мы показываем себя с самых сильных или слабых сторон. – Я понятия не имею, что ты чувствуешь после того, как тебе вернули память, я с подобным прожила всю жизнь и смирилась со многим, чего уже не исправить. А тебе придется справляться в рекордно сжатые сроки. Ты можешь сказать мне все, что хочешь, раз уж решился на эту встречу, а ведь мог и вовсе отмахнуться, - Наташа хмыкнула и снова вздохнула. – Так что тебя гложет?

+2

4

Наташа всегда была проницательной. Порой даже больше, чем хотелось и чем было нужно, но вывод Джеймс сделал простой - забывать полностью она не хотела. Когда-то раньше он здорово разбирался в женщинах, но теперь не чувствовал в себе того же потенциала: изменился он сам, да и современные женщины тоже были другими. А Наташа вовсе отличалась от них, она была высококлассным агентом, шпионом, разведчиком, убийцей и еще много кем. Не следовало оценивать ее тем же подходом, что и всех остальных, но потому Джеймс ощутил неуверенность: быть может, она просто хочет расставить все точки над “i”, а только потом забыть все напрочь. Раз уж так сложилось, раз Джеймс решил поднять тему, которую в общем-то мог не трогать, но действительно следовало разобраться с этой темой до конца. Просто чтобы очистить совесть и больше к этому не возвращаться.
Воспоминания о Наташе на самом деле были странными. Вся память Зимнего лежала перед Джеймсом как развернутое покрывало с причудливым узором, и Романова алой нитью проходила по многим ее участкам. Он помнил знакомство, когда Солдат еще не выделял Наташу среди остальных. Тогда он действительно просто тренировал ее и не знал даже имени, но потом она начала показывать результаты, превосходящие любые другие, и Зимнего отправили тренироваться с ней дополнительно, обучать ее. Планировалось, чтобы несколько заданий они исполнили вместе, но до этого было еще далеко, когда между ними завязались отношения.
Точнее, это было лишь подобие отношений, хрупкие мосты, переброшенные между двумя людьми: если того Солдата можно было назвать человеком. Тот Солдат был молчаливым и хмурым, требовательным и бескомпромиссным. Сейчас Джеймс не мог понять, как он мог понравиться хоть кому-то, но определенно он нравился Наташе. У нее получалось вызвать у Солдата некоторые чувства, заинтересованность, получалось добиться отклика. Он с ней даже разговаривал, а иногда и проводил время вне тренировок. До этого у Зимнего такого свободного времени вовсе не было - праздный отдых казался ему бессмысленным и ни к чему не ведущим, но с Наташей было… по-другому, интересно. Он не считал это время потраченым.
- Да, - Джеймс не счел необходимым скрывать это. - Все остальное тоже.
Все остальное… Наташа в какой-то момент стала для Джеймса кем-то родным, близким. Он не мог сказать, что любил ее, ничего похожего, но он определенно дорожил ею и не хотел потерять. Ощущал что-то вроде родства душ, как будто в целом мире только она одна могла понять его и хоть как-то помочь.
А потом его обнуляли. Время от времени. Редко, но все же. И в голове у нового Солдата Наташи не было. Не было ровно до того момента, как он ее видел - тогда пробуждались смутные образы, легкая тень узнавания, и им приходилось знакомиться друг с другом заново. Должно быть, для Наташи такие периоды были сложными и тяжелыми, но Солдат не особенно ей сопереживал: он вообще не умел сопереживать.
Зато теперь Баки сполна прочувствовал то, как оно было. Жуткое, должно быть, зрелище - близкий человек, который не помнит тебя. А по Наташе тогда нельзя было сказать, что она переживает на этот счет или боится - она сильная женщина, умела скрывать даже те эмоции, которые испытывала. И почему-то она продолжала идти на контакт с ним, хотя давно могла отказаться от этого и найти мужчину понормальнее: такого, у которого в мозгах не было бы невразумительной каши из прошлого, личности и приказов, которые он всегда ставил на первое место.
- Я... - он запнулся. Он не знал ответа на вопрос Наташи, не мог даже сформулировать причину, по которой таким важным казался этот разговор, когда он только предстоял. Сейчас Джеймс думал, что Наташе все равно - она пережила это давно, перешагнула через него и теперь была свободна. Это теперь его прошлое, его проблема: разбираться стоило в одиночку, но…
Почему он не сделал этого? Он же уверен, что в одиночестве всегда легче и проще.
- Я тоже понятия не имею, что я чувствую. Вот, пытаюсь понять. Хочу узнать, как это все выглядело со стороны. С твоей стороны. Потому что я помню все так, как помнил Зимний Солдат - сухими фактами, практически без эмоций, как будто это не жизнь, а военная сводка.
Ему не нравилось, как он говорит и как объясняет, но по-другому не получалось. Появилось и начало расти чувство, словно он позвал Наташу зря, словно выставляет себя перед ней полным дураком, который пытается придать значение тому, что на самом деле не важно и давно забыто. Он действительно мог отмахнуться, как Нат и сказала, но думал, что так делать неправильно, низко, а оказалось, что как раз наоборот.
...он помнил Наташу, когда она защищала его цель. Помнил длинное шоссе и мотоцикл впереди. Наташа стояла на нем, опираясь ногами о металлические трубы, а руками держа руль, согнувшись, она защищала собой человека, которого Зимний должен был убить. Тогда он увидел ее после очередного обнуления, и тень узнавания мелькнула в голове, но не заставила задуматься.
Или все же заставила?.. Джеймс тогда выровнял свой автомобиль так, чтобы находиться на самой выгодной линии огня, затем он выстрелил. Наташа дернулась и полетела с мотоцикла, а цель - труп - так и осталась там. Мужчина совершенно точно был мертв. Наташа была ранена, и Солдат думал, что она вскоре тоже умрет. Из-за этого ему было неприятно, тяжело, словно что-то скребло в груди, но он не остановился и не вернулся ни для того, чтобы помочь ей, ни затем, чтобы добить.
А потом были новые приказы, новые цели, и он забыл о рыжей женщины ровно до того момента, пока не увидел ее с моста.
Кажется, тогда она сказала что-то такое, что он опять частично ее узнал.

+2

5

Наташа прислушивалась к окружению, скорее, по привычке и совершенно неосознанно, нежели ожидая какой-то угрозы. В Ваканде команда беглых Мстителей была в полной безопасности, и, честно говоря, подобная тишина и спокойствие до этого уже начинали сводить с ума, но сейчас в свете непростого разговора, ворошащего тернистое далекое прошлое окружающая гармония помогала найти нужные слова, настроится на нужный лад, все обдумать и выбрать правильное решение из всех возможных. Нат вообще старалась избегать подобного самокопания, ничего кроме боли такие беседы не приносили: боли, сомнений и полной разбитости. Во времена постоянной опасности, многочисленных заданий ни в коем случае нельзя давать себе слабину, этим воспользуется противник, неся крах всей миссии. Оказаться в такие моменты уязвимой, потерять душевное равновесие означало проигрыш по всем фронтам. К тому же вряд ли кому-то вообще приятно обсуждать болезненные темы, это всегда выбивает из колеи, заставляет уйти в себя надолго, не оставив записки, и копаться там до тех пор, пока не потонешь окончательно, либо, при лучшем исходе, наконец во всем разберешься. В прошлом Наташи было много такого, чего она бы не хотела вспоминать, о чем уже неоднократно говорилось, и тем ценнее был этот разговор. История с Джеймсом единственное, что так и не удалось как следует похоронить за постоянными погонями и перестрелками, бесчисленными заказами и хождением по лезвию. Возможно именно сейчас им предоставился тот самый случай, когда воспоминания прошлого можно немного утрясти, принять ситуацию и жить дальше. Тем более, на горизонте уже маячит новая угроза, согласно слухам, а иначе просто и быть не могло.
Наташа внимательно смотрела на Барнса, пытаясь понять, что он чувствует, какие мысли его одолевают. Обычно она бы даже не стала обращать внимание на чужие потуги высказать все, что на душе, в конце концов, ее удел действие и применение знания натуры людей на практике, а не оказание психологической помощи, но это место, размеренная жизнь последних месяцев немного сгладило постоянную спешку. Здесь, по крайней мере пока, уж точно некуда было торопиться, а значит, было время разобраться во всем досконально. К тому же Джеймс и правда мог ни о чем не упоминать, сделать вид, что все осталось в прошлом, продолжать сражаться рядом с ней плечом к плечу, не вспоминая о былом. И то, что он вызвал ее на этот разговор, пусть он и был непростым, делало Барнсу честь. Обычно мужчины старались избегать ситуаций, когда выглядели несколько потерянными, не контролировали ситуацию, но здесь был совершенно иной случай. Несмотря на то, что ему нестерпимо тяжело после всех тех воспоминаний, что вернулись после встречи с Эммой Фрост, он все же взял себя в руки, чтобы выяснить все до конца. Не все в том Зимнем, которого знала Нат, было программой Гидры - сильного и полностью уверенного в своих действиях человека не так-то просто создать на пустом месте, у Барнса все эти качества были изначально, и сейчас он проявлял их во всей красе, не боялся показать себя слабым. В его решении встретиться было столько силы, и, возможно, он даже сам об этом не подозревал.
-  Ты теперь совсем другой, - Наташа улыбнулась, мягко касаясь его плеча ладонью. - Изменился даже внешне, стал более... настоящим. Некоторые черты, конечно, остались, характерные для вас обоих, но в целом такой Джеймс Барнс нравится мне даже больше, - она тихо выдохнула, формулируя ответ на его вопрос. Да уж, с ее стороны все выглядело совершенно по-другому, так, как девушка сама хотела это видеть, в некотором отрыве от реальности. -  Когда мы познакомились, ты был холодным, молчаливым, угрюмым, и каждая девочка мечтала растопить твое сердце. Я в том числе, - Наташа снова легко улыбнулась одними уголками губ и слегка тряхнула головой. Молодая и наивная дурочка, тогда я думала, что чувствами можно кардинально изменить человека, хотя никогда бы не признала этого вслух. Такие мысли были недостойны хорошо обученного агента, но их не так просто было вытравить вместе с юношеским максимализмом. - Это как в сказке, ну, знаешь, вроде той, в которой поцелуешь вот такое угрюмое молчаливое чудовище и он тут же растает, превратится в прекрасного принца, который будет любить, заботиться и оберегать от всего до конца своих дней, - она чуть наклонилась и легко коснулась его щеки губами, почти невесомо, а затем снова выпрямилась. - Но в жизни все совершенно иначе. Если человеку искусственно вытравили все чувства, да к тому же постоянно стирают память, то он физически не способен на эмпатию в полной мере. И бесполезно ждать тепла от векового льда, так это не работает. Однако я ждала, любила тебя, ловя каждый жест, каждую фразу и каждый взгляд, не замечая, что ты в том состоянии не был способен на полноценное ответное чувство. Но отдача все равно была, минимальная, однако мне этого было достаточно. Казалось, после всего, что мне удалось пережить, я, наконец, нашла того, кто сможет меня понять, с кем я могу оставаться самой собой, отбрасывая бесконечные маски, коих и тогда в моем арсенале было предостаточно. Но это было лишь иллюзией в глазах глупой девочки, возомнившей себя взрослой, - Нат горько усмехнулась, на секунду замолчав, переводя дыхание. Давно забытое прошлое словно всколыхнулось где-то внутри, вновь до деталей представая перед глазами. Однако не вызывая боли потери, лишь теплую, мягкую грусть по так и не сбывшимся мечтам. Честно говоря, тогда им с Барнсом и не суждено было остаться вместе, слишком уж разными они были.
Девушка тихо выдохнула, осматриваясь, и все же выбрала небольшое поваленное дерево рядом с Барнсом, на камень она сесть так и не решилась, несмотря на усиленную иммунную систему - здоровье всегда было превыше всего. Выдержала небольшую паузу, прислушиваясь к журчанию воды и звукам леса, а затем продолжила:
- А еще ты был знатным ловеласом, - Нат снова тихо усмехнулась, но уже без горечи, - Сейчас, смотря на вас с Роджерсом, о таком даже и не скажешь - скромные старомодные парни, но все такие же чертовски привлекательные, в этом будь уверен. Пусть тебя не тревожит та часть нашего прошлого, Джеймс. Столько лет прошло, представители нашей профессии столько не живут. А мы здесь, назло всем, кто так или иначе пытался нас устранить. Скажи, что ты сам думаешь по этому поводу и чего хочешь? Я бы предложила примириться с прошлым и жить дальше.

+1

6

Баки слушал ее, не перебивая, и размышлял над тем, хорошо ли то, что сейчас он кажется Наташе другим. Он знал и так, что не похож на себя прежнего, что его жизнь состоит из тройки личностей – до войны одно, потом под влиянием Гидры другое, а теперь, когда все изменилось в очередной раз, уже третье. Кажется, что четвертого изменения он просто не переживет уже, но обстоятельства складывались так, что Джеймс верил – четвертого и не случится.
- Если бы кто-то из тех девочек знал, кто я такой по-настоящему, вряд ли они бы на меня засматривались, - сообщил он с легким вздохом. Он имел в виду не то, как много человек он убил – ведь каждую из них тоже готовили для такой работы. Он говорил о программе в своей голове, о стертой и обнуленной личности. Эту информацию не распространяли, большинство из «своих» знать не знали, кто такой Зимний Солдат и откуда он взялся. Наташ тоже, до поры до времени, а может и вовсе никогда не знала, пока не очутилась среди Мстителей и не выяснила все вместе со Стивом. Это было уже не важно, но Баки нравилось то, как два человека из его прошлой и позапрошлой жизни встретились еще до того, как Баки начал жизнь нынешнюю.
В ответ на легкий и невинный поцелуй в щеку Джеймс улыбнулся. Это было приятно, и, что куда важнее, он понял, что Наташа не держит на него зла, не обижается и даже не опасается, как будто сумела перешагнуть через прошлое и принять его другим, изменившимся. Он-то полагал, что женщинам в эмоциональном плане куда сложнее, чем мужчинам, но Наташа… впрочем, это могло быть связано с тем, что она другая. Не как все женщины, ведь она прошла специальную тренировку, подготовку, была агентом, шпионом, убийцей, играла сотни разных ролей, и, может быть, даже сама толком не знала, где же она настоящая.
И Баки этого тоже не знал. Он помнил ту Наташу, юную и влюбленную, хотя не показывающую эту, помнил ее, когда она пыталась выглядеть независимой и гордой, самоуверенной, сильной. Тогда она еще не была такой, и он хорошо это знал, но теперь у нее получилось. Баки в какой-то мере даже гордился ею, а еще тем, что она до сих пор жива.
- Ты любила меня?
Вопрос вырвался прежде, чем Джеймс успел себя остановить. Для него тогдашнего, каким он сейчас себя помнил, это было не очевидно. Он, пожалуй, и понятия не имел тогда о любви как о чувстве, и о том, что кто-нибудь может это испытывать, а особенно по отношению к нему. Поэтому сейчас слушать о подобном было странно, он хотел сказать, что не верит Наташе, но не смог. Зачем ей было врать сейчас? Должно быть, тогда она, юная, чувствовала именно любовь. Или то, что ей казалось любовью. Баки даже стало немного жаль ту прошлую Наташу – тяжело, должно быть, любить такого, каким был Зимний. Безответно, бессмысленно, как будто чувства обращены не к человеку, а к машине.
Стало немного обидно. Почему кто-то мог любить его тогда, когда ему это не было нужно ни капли, но не сейчас, когда… Нет, Барнс не нуждался в этом. Он не хотел ничего подобного, потому что это было слабостью, уязвимым местом. И все-таки теперешнему Джеймсу куда приятнее была бы любовь, чем Солдату. Может, он в ней и не нуждался, не испытывал необходимости, но отказываться уж точно не стал бы.
Правда, сейчас он не уверен был, что вообще на что-то способен. Как будто он в принципе понимает, что такое любовь, но не думает, что у него получится.
- Что?.. Не был я ловеласом! – Джеймс невольно рассмеялся, ему даже стало немного легче. – По крайней мере, когда ты меня знала. До этого, да… - он прикрыл глаза, погрузившись в те воспоминания, которые были еще приятными. – Еще когда Стив не был суперсолдатом, и мы не думали о войне, вот тогда – да. Это тебе даже Стив подтвердит, но потом я уже таким не был. И вряд ли когда-то буду, но, может, это и не плохо.
Он успел подумать еще о том, что должен побриться и подстричь волосы для того, чтоб снова понравиться какой-нибудь девушке. Впрочем, Баки изрядно сомневался, что смог бы даже попытаться завести отношения, ведь тогда вышло бы, что он обманывает человека – он не стал бы говорить о своей прошлой жизни. А если бы сказал, то любая нормальная женщина тут же от него бы сбежала, и была бы в этом полностью права.
- Я уже с прошлым смирился, - уверенно сказал Джеймс, поднимаясь и пересаживаясь на то же бревно, где была Наташа. – Но ты, похоже, единственный человек, который знает обо мне больше всех остальных. Точнее, Стив знает много – но он не был тогда… он не видел… В общем, он знает много, но не то. Понимаешь? Мне немного неспокойно из-за того, что ты владеешь важной частью моей жизни.
Звучало это все так, словно Барнс пытался уговорить Наташу забыть о том, что она помнила. Сам он сомневался, что она сделала бы это, даже если бы могла, и на самом деле хотел не этого, но для него было трудно – практически невозможно – сформулировать, что же он хочет на самом деле.
- Кто учил тебя после меня? – неожиданно спросил он. – Спорим, ты бы мне проиграла, как и тогда?
Еще он думал, что и стреляет лучше, но здесь не было оружия, чтобы это проверить. Наташа всегда была лучше прочих девушек в Красных комнатах, и она не была Солдатом так, как он и пятеро других. Другим Зимний порой проигрывал, но людям вроде Наташи, пусть они тоже получали некоторые специально разработанные сыворотки – никогда. Это было бы, пожалуй, оскорбительно для него, унизительно. И, наверное, это было обидно Наташе всякий раз, когда он побеждал ее во время тренировок.
- Хочешь проверить? Стив говорил, мы не должны тут особенно расслабляться, а ты сидишь, будто расслабилась, - и, чтобы доказать свои слова, Джеймс ловко поддел ноги Наташи своей ступней, поднимая ее вверх и заставляя девушку опрокинуться на спину – лишь в последний момент он перехватил ее рукой, не давая рухнуть на землю. – Угадал!

+1

7

-  Любила, - тихо выдохнула Наташа, чувствуя, как внутри разливается приятное тепло, легкая тоска и ощущение некой ностальгии. Тогда все было иначе, она совсем по-другому смотрела на мир: с надеждой, полная амбиций и юношеского максимализма. Да, то время было непростым в плане тренировок и подготовки, но от самого обучения остались хорошие воспоминания, вот только дальше с выпускным ритуалом началось самое страшное. Нат вздохнула, горечь от того, что у нее никогда не будет полноценной семьи, детей, снова на секунду завладела ее сердцем. Лишь спустя минуту ей удалось справиться с этим чувством. И это было непривычно, раньше эти мысли удавалось прогнать сразу, видимо, сейчас влияла обстановка и сам разговор, она очень глубоко погрузилась в прошлое, чего почти никогда себе не позволяла. Но благодаря небольшому экскурсу в историю, Нат вдруг неожиданно для себя поняла, что в прошлой жизни не все было залито кровью и усыпано грязными деньгами, оставалось и нечто хорошее, то, что не следовало забывать среди всего прочего. - Так сильно, как только может молодая девушка, отдавая себя без остатка. Конечно, большая часть всего происходящего в какой-то степени была просто иллюзией. Но тогда я верила в свои чувства, а еще надеялась на ответ с твоей стороны, - она улыбнулась. - Однако мы были совсем другими людьми в то время, и от них мало что осталось.
Наташу развеселила реакция Джеймса на заявление о ловеласе, она легонько толкнула его плечом и заверила:
-  Ну как же. Красивый, смурной и таинственный парень. Не думаю, конечно, что бы ты задумывался об отношениях в то время, но девушки явно попадались в эту ауру замкнутости, как в паутину. Надо будет потом собрать вас со Стивом в какой-нибудь бар, - Нат вспомнила тот самый, где коктейли подавал Тор и снова улыбнулась. Да, встреча вышла бы очень душевной, - и послушать ваши истории о довоенной жизни. Как ни крути, а узнать события тех времен от непосредственных участников будет и интересно, и полезно, заодно хорошо проведем время. И у тебя все впереди, Джеймс, теперь за спиной нет военных командиров, а в голове Гидры, ты свободен и волен стать тем, кем только пожелаешь. Даже если соберешься, как Клинт, осесть где-нибудь в тихом, красивом месте и разводить всякую живность. Теперь все в твоих руках и, я думаю, это хоть и пугает, но все же здорово.
Она выдохнула, вспомнив, как еще сама недавно мечтала вот так сбежать вместе с Бреннером. Теперь же было уже поздно что-то такое предпринимать, да и что бы она делала одна. Нет, пока есть работа, Наташа еще повоюет. Как уже раньше было сказано: от глобальной угрозы на планете нигде не спрячешься и ничто от нее не спасет.
-  Не беспокойся об этом, Джеймс, тем более, если ты уже принял прошлое. Если посмотреть с другой стороны, то и ты владеешь частью той моей жизни. И надеюсь, ты не собираешься меня убить из-за того, что я много знаю, - она хмыкнула и придвинулась ближе. Нет, сейчас Наташа никакой угрозы не ощущала, только покой. Хотелось просто сидеть вот так и больше ни о чем не думать, слушая шелест листвы, пение птиц и журчание небольшого ручья. А еще ощущать рядом тепло друга, прошедшего через те же круги ада и прекрасно понимающего все. - Наше будущее в наших руках, даже если это противостояние закончится плачевно. В этом случае мы сможем сказать, что погибли свободными и сражаясь за правое дело, рядом с верными союзниками. Но знаешь, я все-таки задам тебе этот вопрос: почему тебя беспокоит наше общее прошлое? Это же всего лишь ушедшие дни, которые уже точно не вернутся. Или дело в том, что я знала именно Солдата?
Она внимательно посмотрела на Барнса, пытаясь найти ответ, а затем перевела взгляд на воду. Ей хотелось дать ему высказаться. Пусть этот разговор задевал болезненные воспоминания, но вместе с тем обладал какой-то умиротворяющей атмосферой, будто сейчас возможно, они вместе докопаются до истины и станут ближе друг к другу, как друзья и союзники. Другой вариант Нат пока не рассматривала, но кто знает.
Ее несколько удивил следующий вопрос и в то же время заставил улыбнуться.
-  О, их было много. Ко мне больше подсылали женщин, чтобы больше не рисковать и чтобы я не расслаблялась. И тренера они были очень суровые, но благодаря приобретенным тогда навыкам я до сих пор жива, так что все пошло на пользу, - она прищурилась и оценивающе посмотрела на Джеймса. - Ну не знаю, это не мне сто лет, - Наташа подмигнула, но следующего маневра никак не ожидала, в один миг оказавшись в руках Барнса.
Девушка округлила глаза, а затем покачала головой.
-  Знаешь, ты первый, кто застал меня врасплох, - она снова улыбнулась. - Как нехорошо, воспользовался доверчивостью беззащитной девушки, - Нат поцокала языком и обвила его шею руками, притягиваясь ближе. - Ну, раз не боишься проиграть, тогда разомнемся, старичок.
Она повисла на его шее, оттолкнулась ногами от земли, обхватила его ими за талию и рывком потянула на себя. Оба рухнули на землю, и, пользуясь, замешательством, Нат перевернула Барнса и оказалась сверху.
-  Я многому с тех пор научилась, - девушка наклонилась и прошептала ему на ухо. - Может, дать тебе фору? - она снова хитро подмигнула. Этот дружеский спарринг начинал нравится ей все больше. В конце концов так они даже лучше поймут друг друга, потому что привыкли больше действовать, чем говорить, и улавливать все на уровне инстинктов.

+1

8

Наташа говорила больше, чем Баки готов был отвечать. Слушая ее, он думал о том, насколько по-разному, должно быть, выглядят их воспоминания - Нат помнила все с учетом своих эмоций и того, как изменялись и тускнели они с течением времени, а вот он… он словно какой-то фильм посмотрел, кино о Зимнем Солдате, где было много подробностей, которые в настоящий фильмах обычно упускают. Он соотносил себя и его только потому, что точно знал - это один и тот же человек, но в действительности (эмоционально, морально) вовсе родства не чувствовал, и из-за того часто обижался, в том числе и на себя самого, когда должен был так или иначе держать ответ за то, что делал под началом Гидры.
И, нет, он не собирался убивать Наташу за то, что она была частью той жизни, реальным ее свидетелем - хотя, если уж по правде, эта мысль однажды пришла в его голову. Это случилось сразу после встречи с Эммой, когда вернувшаяся память была так сильна и болезненна, что Баки захотелось от нее снова избавиться. Он тогда отчаянно не хотел верить в правдивость того, что видел перед мысленным взором, а подтвердить все те события могла как раз Наташа. Разве не лучше было бы, если бы ее не было?.. Старк и так ненавидит его за своих родителей, а если он узнает и об остальных? О тех, кого Зимний убил, о тех, кто был при смерти, а он не помог им, так и оставив?..
Впрочем, довольно скоро Джеймс понял, что смерть или исчезновение Наташи ничем не поможет ему, а сейчас еще и видел, что она, живая, помогает справиться значительно лучше, потому что не осуждает его, а наоборот дает надежду на будущее. Как будто Нат была психологом, а он - ее клиентом.
Как бы там ни было, а обычная психологическая помощь (а ведь Баки посещал парочку сеансов, после чего сбежал оттуда и больше не появлялся) помогала ему значительно меньше, чем времяпрепровождение в Ваканде, и чем - прямо сейчас - импровизированная схватка с Наташей. Та была легкой, как пушинка, но вместе с тем ее тело оставалось крепким, заключающим в себе силу, которой при первом взгляде на Наташу и не предполагаешь. Вот и Джеймс немного расслабился, а потом оказался поваленным на землю - конечно, будь это не дружеская потасовка, а настоящий бой, провернуть такого он бы не позволил.
- Это я дал тебе фору, - заметил Баки, поймав себя на том, что победа Наташи и то, что сейчас она была сверху, его не задевают. - Потому что ты же женщина. Если бы я захотел, ты бы даже не поднялась после этого падения. Оно ставит тебя в уязвимую позицию - когда ты спиной на земле, и весь перёд открыт. Как ты все еще живая с такими приемами!
Вдруг, буквально в следующий момент, Барнс отметил, что испытывает удовольствия не из-за того, что Наташа нормально восприняла разговор, и не потому, что с ней снова можно легко общаться, а потому, что она сидит на нем сверху и смотрит так, будто он по-прежнему ей нравится. Кто знает, вдруг у Вдовы со всеми такая манера общения - чтобы входить в доверие, располагать к себе людей, но прямо сейчас Джеймсу очень хотелось, чтоб это было именно его исключением.
- Я знаю твой главный прием, - предупредил Баки, - так что даже не думай закидывать ноги мне на шею. Разве что в постели, - он подмигнул и, перехватив девушку за предплечья, поднялся на ноги прямо вместе с ней, а потом, не отпуская, по инерции двинулся с ней дальше, и в самом конце, на ухабистом берегу ручья, сделал самую обычную заднюю подсечку, повалив Наташу прямо в воду.
Конечно, будь их поединок действительно боевым, ему не удалось бы этого сделать, но Романофф, похоже, и правда давала фору.
- Даже не думай потащить меня за собой, я разгадал твой план и не поддамся, - предупредил Джеймс, улыбаясь. - Ну как там, не очень холодно? - с притворным беспокойством спросил он, разглядывая вымокшую Наташу. - Лучше бы нам продолжить в зале, но на самом деле я волнуюсь, как бы чего тебе не сломать. Не помню, когда в последний раз тренировался, все больше по-настоящему.
О да, Наташа на вид была слишком хрупкой. Это раньше, в роли Солдата Баки было совсем плевать, кого именно бить, а сейчас он не был уверен, что если противником его будет девушка вроде Нат, он сможет не поддаваться ей и не пытаться как-то… как-то улизнуть от драки вообще. Вот чем девушки вроде нее пользовались! Вот почему проект со Вдовами был так популярен.
Где тогда остальные?
- Нат, а ты помнишь, кто был с тобой в Красных Комнатах? Где они сейчас?..

+1

9

Она чувствовала его дыхание, сердцебиение и легкий холодок от железной руки. Наташе много раз приходилось видеть Барнса в бою. Он был одним из самых мощных и сильных наемников, наносил удары так, что шансы на выживание у противника были минимальны, а уж покалеченных было и не счесть. Наблюдать за таким профессионалом было сплошным удовольствием, однако попадаться ему под руку точно не хотелось. И все же Нат пусть и не имела дополнительных усилений, но в ее крови до сих пор циркулировала сыворотка "суперсолдата". Можно сказать, она одна из немногих могла противостоять Зимнему раньше, да и теперь силы с Барнсом были примерно равны, к тому же он явно не хотел причинять ей вред и давал фору, как и она ему. Так что это, скорее, был даже не спарринг, а продолжение разговора.
-  О, ну конечно, расскажи это кому-нибудь другому, - Наташа рассмеялась. -  Просто в твоем возрасте нужно уже беречь себя. И признай, я - хорошая ученица, - она улыбнулась и подмигнула, поймав себя на мысли, что ей нравится быть с ним рядом, нравится, что, наконец, все барьеры убраны, и они могут дальше говорить совершенно свободно, снова быть друзьями или… Нат не зря выбрала столь компрометирующий прием, точнее, это случилось почти рефлекторно, но сейчас она смотрела на Джеймса, ловила на себе его взгляд и понимала - как же он чертовски хорош. Да, от тех чувств мало что осталось, от той Наташи - тем более, но и Барнс сейчас совсем другой человек, не тот, что постоянно встречался ей на пути. И, надо в этом признаться, новый Джеймс очень нравился Наташе. Возможно, он единственный человек, кто может понять ее, живший судьбой наемника столько лет, и от этого к нему тянуло еще сильнее. С ним привычное одиночество словно таяло, и Нат хорошо это почувствовала за время разговора, а теперь ее настроение и вовсе стремительно поднималось еще выше.
Она уже давно не испытывала чего-то настоящего. До знакомства с Клинтом девушка скорее напоминала бесчувственную машину, которая лишь играет чувствами для достижения собственных целей. Но ЩИТ, а затем и Мстители приняли ее в свою дружную семью, и пусть не все было гладко, но именно здесь она ощутила себя на своем месте. Даже решилась на отношения с Беннером, которые, к сожалению, ни к чему не привели, и до сих пор от этого было немного не по себе. А теперь рядом Джеймс, и пока Нат точно не знает, чего хочет. Стоит все обдумать, хотя… когда дело доходило до желаний, девушка обычно себе не отказывала.
-  Кто знает, здоровяк, - она посмотрела ему в глаза, невольно понижая тон голоса. Рефлексы, чтоб их, тело говорило само за себя. -  Может, этот прием я тебе все же покажу, но в более комфортных условиях, раз уж тебе так хочется, - Нат мягко коснулась губами его щеки, быстро и неуловимо, а затем выпрямилась.
Не успела она насладиться своей небольшой победой, как Барнс перешел в наступление. Наташа подумала, что он просто поднимет ее, но его план был куда более коварным, возможно, ей не стоило так уж сильно поддаваться. Подсечка была весьма предсказуемой, легко читалась в его движениях, вот только Нат никак не ожидала, что после нее полетит прямиком в воду.
Ручей был бурный, горный, а вода в нем пусть и не совсем ледяная, но из-за резкого контраста с температурой воздуха, девушке показалось, что она прыгнула в снег. Не удержавшись от вскрика, Нат с головой погрузилась в воду, а затем резко вынырнула.
Одежда промокла насквозь, светлая футболка теперь открывала взгляду больше, чем хотелось бы, но девушка не обращала на это внимания.
-  Джеймс Бьюкенен Барнс! Ты за это поплатишься, - она резко провела руками по поверхности ручья, выплескивая воду на берег, стараясь попасть по Баки. - О, значит не поможешь девушке выбраться из воды? - Нат посмотрела на него самым невинным своим взглядом. - А ты подойди, и узнаешь. Очень бодрит, - она брызнула еще воды в его сторону, но снова не попала. Становилось довольно холодно, поэтому девушка быстро выбралась на берег сама. Сменив тактику, она решила дождаться удобного момента.
Его слова о зале, страхе за собственные силы, не в меру мощные, прозвучали так заботливо и даже уютно, что Наташа невольно улыбнулась. Она скрутила волосы в тугой жгут, пытаясь хоть немного их высушить. В таком климате они быстро снова станут сухими, да и одежда тоже. А вот то, что Барнс избежал купания, пора было исправлять. Однако, вопрос о Красной Комнате немного сбил ее с задорного настроя. Она выдохнула и чуть встряхнула волосами, солнце лучилось, играя в рыжих прядях.
-  Я помню их всех, - девушка подошла ближе. -  Но понятия не имею, что с ними стало. Фактически, я предала страну, которая долгое время была мне домом, и организацию, что сотворила Черную вдову, - она посмотрела на Джеймса. - На то были свои причины, и я ни о чем не жалею. Я слышала о том, что Черная вдова - это целое подразделение, нас было очень много, а ведь это только мой выпуск, после туда продолжали попадать девушки. За мной все еще охотятся выпускники Красной Комнаты, но ты единственный, о ком я хоть что-то знаю. Остальными, после переезда в штаты, я не интересовалась. Информация приходила разная, но ничего существенного. И я очень рада, что ты остался жив, - Нат оказалась совсем близко и не удержалась, можно сказать, исполнила свою девичью мечту - мягко обвила его шею руками и поцеловала, расслабляясь и наслаждаясь каждым прикосновением, зарываясь пальцами в его волосы, опуская ладони ниже по груди.
В какой-то момент даже не захотелось прерываться, более того, хотелось продолжения, но Нат вовремя себя остановила, мягко отстранилась, еще раз коснувшись его губ. Легко поглаживая по груди пальцами, обрисовывая его мышцы, девушка не дала даже слова сказать, покрепче уперлась ногами в землю и толкнула в ручей, но все же немного недооценила рефлексы Джеймса. Тот в последний момент схватил ее за руку и потянул за собой.
В итоге оба оказались в воде. Нат, уже успевшая согреться, снова будто в ледяном плену очутилась, тут же отправив пару брызг в сторону Баки.
-  Черт возьми, Барнс, такой триумф мне испортил, - но в ее голосе не слышалось обиды или досады, наоборот, она еле сдерживала смех. -  Теперь у тебя даже футболку не попросить, - Нат подмигнула и еще плеснула воды в его сторону, на несколько секунд задержав взгляд на его губах. Пусть это был хитрый план, но в голове он возник уже после поцелуя.
Хорош, он и правда очень хорош.
-  Ну и как тебе водичка? Прелесть, правда?

Отредактировано Natasha Romanoff (Чт, 1 Мар 2018 15:25:36)

+1

10

Естественно, Джеймс не собирался никуда подходить. Наташа была достаточно хитрой для того, чтобы забросить в воду и его, и не то чтобы Баки пугала прохладная вода ручья - наоборот вакандийская жара порой требовала освежиться, пусть даже в одежде, но уступать Наташе?.. Вот уж нет. Это - его победа, и устраивать ничью они здесь не будут. Баки развеселился, когда Наташа стала брызгать водой на него, и отскочил подальше, не давая ей попасть. Он широко улыбался, качая головой и показывая, что не поддастся на провокацию: ясное дело, он джентльмен, и если бы Нат упала в воду случайно, он несомненно помог бы, а так Баки сам ее туда подтолкнул и сделал это не для того, чтобы потом доставать.
Дождавшись, пока Наташа выберется на берег, Джеймс неожиданно для самого себя засмотрелся на ее фигуру. Он в своей жизни видел много красивых тел, и до войны очень ими интересовался, а после вроде как перестал осознавать, что красиво, а что нет. И только сейчас вернулось ощущение того, что во внешнем виде людей может быть что-то, что ему нравится. И что-то, что особенно сильно привлекает взгляд.
- Ты красивая, - сказал он так, будто Наташа могла этого о себе не знать. То, что она ответила насчет Красных комнат, он практически пропустил мимо ушей. Раз нет точной информации, то это и не слишком важно, верно?.. Должно быть, многие из Вдов уже мертвы, должно быть, это подразделение Гидры разрушено, иначе они все уже давно услышали бы хоть о ком-то из них, кроме Наташи. Это Джеймса целиком устраивало, не хотелось больше думать ни о чем, кроме того, что Наташа стоит совсем рядом. Потом она вовсе обняла его, прижавшись так плотно, что по телу Баки прошел холодок из-за того, что вся ее одежда была влажной.
А поцелуй совершенно выбил его из колеи. Он, кажется, уже лет сто не целовался и даже немного отвык, но быстро вспоминал, как это делается, заново, и уж точно этим наслаждался. Причин, по которым Наташа это сделала, Баки не видел... кроме одной - он все еще ей нравится. Что было бы не удивительно, ведь она ему тоже нравилась, особенно когда целовала или когда была в мокрой футболке. Так она любому бы понравилась, и подумав об этом, Джеймс ощутил ревность и желание дать этому абстрактному "любому" в морду.
Поцелуй был таким приятным и таким увлекательным, что даже когда Нат его закончила, Барнс все еще был под впечатлением, и именно поэтому потерял бдительность. А ведь сам только что думал, что Наташа полна хитрости и может воспользоваться этим в любой момент! Вот и воспользовалась, но Джеймс успел прихватить ее за собой - не потому, что хотел этого, но из-за инстинкта, который заставил его автоматически схватить руку Нат и не дать ей избежать еще одного купания.
В этот раз с головой под воду ушел уже он. Быстро вынырнул - ручей был неглубокий, - тряхнул головой и осуждающе посмотрел на девушку. Вода в самом деле была куда холоднее, чем можно было ожидать от этого места, и потому Баки подумал, что купаться лучше в озере, а не здесь. Там все же как-то поприятнее.
- Сама же себе и хуже сделала, - ухмыльнулся он. - Футболку я бы тебе с радостью дал.
Особенно для того, чтобы посмотреть, как Наташа будет при нем переодеваться. Только теперь об этом можно было разве что мечтать - Баки испортил не только ее триумф, но и свой собственный.
В этот раз Джеймс, выбравшись на берег первым, подал руку Нат, как она того и хотела раньше. Несмотря на вечное лето, после купания было прохладно, но снимать мокрую футболку Джеймс даже не подумал: Наташа, может, и видела его без одежды раньше, но сейчас уродливых шрамов у левого плеча он немного стеснялся. Куда лучше чувствовал бы себя, если бы их не было, если бы вместо металлической руки была настоящая, но когда Барнс задавал себе вопрос о том, хотел бы он избавиться от этого металла вообще, ответ был однозначным - нет. Пускай внешний вид его весьма неоднозначный, но с громадным функционалом тягаться было бы трудно.
- Пойдем домой, - предложил он, не выпуская наташину руку даже тогда, когда она уже крепко стояла на берегу. - Мне, конечно, нравится сейчас твой вид, но ты все равно скоро высохнешь.
Делать комплименты он, похоже, вовсе разучился.

По дороге обратно они разговаривали о каких-то совершенно незначительных вещах. Баки постепенно согревался, а еще пришлось выпустить наташину руку, но он сам не заметил, в какой момент это произошло. Впрочем, хуже от этого не стало, а может быть и наоборот, потому что когда они уже были внизу у дома, где сейчас жили немногочисленные мстители, Баки остановился и спросил:
- Хочешь сходить со мной на свидание? - он собирался добавить к этому еще что-нибудь, но так и не придумал какой-то дополнительный аргумент, кроме того, что у Наташи была отличная белая футболка. А об этом обычно вслух не говорят, потому-то он и молчал, ожидая ответа. Почему-то казалось, что тот поцелуй был не только для того, чтобы бросить его в ручей, а если и так - почему бы Наташе и на свидание не согласиться по каким-нибудь таким же мотивам?.. Баки не был бы против, если бы ей вздумалось, к примеру, швырнуть в него комком риса в кафе. Он бы, правда, ответил тем же, и они могли здорово опозорить Т'Чаллу, но рано думать об этом, пока Нат не сказала "да".

+1

11

Наташе часто приходилось слышать комплименты в свой адрес, более того, многие из них она вызывала специально, провоцируя ярким внешним видом, отвлекая внимание, когда это было нужно, и в целом привыкла к мужскому вниманию, воспринимая его как данность и как подспорье в миссиях, научившись использовать свою природную красоту, как оружие. И это всегда срабатывало, мужчин вел инстинкт - а Нат этим отлично пользовалась, притупляла чувство самосохранения, ощущения опасности, обещала им то, чего подавляющее большинство так и не получало, а Наташа, выполнив миссию, просто ускользала. У нее было не так много мужчин, которые ей действительно нравились, были дороги, и приятные сердцу слова от них воспринимались уже совершенно по-другому. Да, она со всеми общалась на грани флирта, ни к чему не обязывающая игра, просто чтобы расслабиться и быстро завоевать доверие.
С Барнсом, нынешним, немного растерянным и от этого еще больше привлекательным, вышло несколько иначе. Его простые слова о ее красоте мягко разносились по сознанию, а уж его взгляд довольно красноречиво остановился там, куда воспитанные мальчики стараются не смотреть, как минимум, так долго. Но это Наташу только позабавило и несколько вскружило голову, чего уж там.
В другой ситуации, девушка бы просто всыпала как следует наглецу, ну или выпытала из него всю информацию, а потом бы всыпала. Но разговор, который между ними состоялся, будто сблизил, прошлое и воспоминания окружали, давая ощущение нереальности происходящего, а еще легкости. Наташа вдруг поняла, что не может отказать себе в удовольствии. Они сидят в Ваканде уже достаточно долго, здесь практически ничего не происходит, а вырваться довольно проблематично даже для нее. И тут Джеймс, теперь совершенно новый человек, но вместе с тем такой родной, знакомый и понимающий, и так бесстыдно рассматривающий ее со стороны, будто что-то для себя впервые открывающий. Так обычно любуются картиной, скульптурой. Что и говорить, такое внимание было приятным. О последствиях Нат обычно никогда не задумывалась, мужчины и сами все понимали, когда она исчезала с горизонта. Но здесь все же надо будет действовать осторожно. Баки все еще вливается в этот мир со всеми своими воспоминаниями, не хотелось бы причинять боль тому, кто перенес ее слишком много для одной жизни.
Наташа читала архивы по Зимнему Солдату, когда пыталась найти его сама, когда давала информацию Стиву - все это напоминало одну сплошную пытку и самый страшный ночной кошмар. Видя его сейчас, такого мягкого, доброго и в то же время готового вновь сорваться в бой, только уже за своих, за Роджерса в первую очередь, Нат и представить не могла, что именно этот человек стрелял в нее в 2009, а затем гораздо позже на том самом мосту. Нет, теперь перед ней был Баки, вокруг не свистели пули, а было слышно только пение птиц, шум деревьев и как перекатываются камни, гонимые бурным течением ручья. На душе, впервые за долгое время, стало очень спокойно. Нат поняла, что не ждет удара со стороны (обычное ее состояние даже если она не на задании), и может совершенно расслабиться, делая то, что хочется в данный момент.
Вряд ли за те семьдесят лет у Зимнего, и у Барнса соответственно, были хоть какие-то отношения. И ему вряд ли приходилось кого-то целовать, скорее уж все его задания были связаны с применением разного рода насилия. К тому же явно сыграл эффект неожиданности, но Наташа легко вела его, возвращая давно забытый навык, и чувствуя, как сама наслаждается процессом. У нее тоже давно никого не было, Беннер пропал бесследно после Заковии.
-  Думаю, я еще поношу твою футболку, - она хитро подмигнула, продолжая ловить его взгляд и намеренно делая вид, что не замечает этого. - После того, как покажу свой коронный прием.
В воде было ужасно холодно, особенно во второе погружение, поэтому Нат быстро схватилась за руку Джеймса, выбираясь из воды.
-  Нет, здесь вода слишком бодрит, надо найти для купания другое место, - она встряхнула одежду и откинула мокрые волосы на спину, чувствуя, как крепко Баки держит ее за руку, и как не хочется, чтобы он ее отпускал.
На миг стало немного не по себе, будто Наташа делает что-то неправильное, таких сомнений у нее никогда не возникало, в целом она очень легко относилась и к флирту, и к подобному общению. Но тут было нечто другое. Что именно? Нат решила разобраться с этим позже, а сейчас просто насладиться приятным моментом.
-  Пойдем, - она кивнула и тут же тихо засмеялась от его слов. - Ох, Барнс, тебе придется еще многое вспомнить, особенно, как делать комплименты. Но если уж тебе так нравится моя футболка, что ты с нее глаз не сводишь - так и быть, подарю, - Наташа снова улыбнулась и позволила вести себя к дому, где обосновались Мстители, поддержавшие Роджерса.

Нат до сих пор поражалась, насколько технологически продвинута Ваканда, по крайней мере та часть, что была долгое время скрыта от остального мира. Преодолевая улицы, многочисленные повороты, рынки и снующих туда-сюда людей, постоянно ловишь себя на мысли, что оказался в мире будущего, так причудливо соединившимся с первобытными ритуалами и культурой местного населения. Наташу завораживал этот мир, она видела столько всего, но такого - никогда.
-  Как ты? Стало немного лучше? - девушка не стала сразу его об этом спрашивать, но узнать все же хотелось. - Как я и говорила, теперь ты свободный человек, и можешь делать все, что душе угодно, - она улыбнулась, думала, что сейчас они просто разойдутся, оставив при себе приятные воспоминания, но не тут-то было.
Вопрос оказался настолько неожиданным, что Наташа даже не смогла скрыть  удивление и вместе с тем легкий азарт за своей обычной маской: "я так и знала, что все к этому приведет". Не знала. Даже предположить не могла.
-  Баки, - она никогда так его не называла, считала, что это привилегия Капитана, вырвалось почти случайно. Наташа улыбнулась, невольно закусывая нижнюю губу. Ей определенно нравилась его прямота, а некоторая неловкость только добавляла очарования. - А Стив не будет ревновать? - и все же от шутки Нат не удержалась, сделав шаг вперед и снова оказавшись очень близко, коснулась пальцами его щеки, смотря прямо в глаза, вспоминая, как тонула в них в юности, да и сейчас трудно было устоять. Девушка легко заправила длинные пряди ему за ухо и, немного приподнявшись, невесомо коснулась губами щеки. - Я согласна. Но только никакого купания, хотя нагишом можно, - она тихо засмеялась и отстранилась. - Любое тихое место на твой выбор. Так где и когда?

+1

12

Баки и сам знал, что ему нужно многое вспомнить. Это не тот вид памяти, когда перед мысленным взором встают события или люди, всплывают имена и названия. Это скорее подсознательная моторика, взаимосвязь элементов, своеобразный импульс, которому подчиняешься еще раньше, чем осознаешь его. Так бывает с солдатами после войны - весь их опыт, накопленный годами, вдруг делает крутой вираж и возвращает их на место шестнадцатилетних юношей, которые не делали никогда и половины того, что делали сами эти солдаты. А у Барнса и здесь все пошло не так: симптомы были те же, а потом Фрост отняла их, позволив абстрагироваться от чужого прошлого, но в этом состояла только половина дела. Эмма словно достигла финала работы психолога, но без самого процесса этого оказалось в конечном счете недостаточно. Не хватало смысла, начинки, и до всего этого Баки должен был дойти сам. Не только должен - он этого хотел. Как будто ему наконец позволили наверстать упущенное, заново прожить часть жизни, которую он получил уже постфактум. Тяжело, но интересно, и находясь среди друзей Баки думал, что сумеет с этим справиться.
- Лучше? - переспросил он Наташу, не вполне понимая, имеет ли она в виду погружение в слишком холодную для Ваканды реку или же нечто глобальное, о чем ходило негласное правило молчать, если только Джеймс сам не заговорит первым. - Да, наверное, стало лучше, - он сделал упор именно на последнем слове, потому что приятнее было думать об улучшениях, ни с чем их не сравнивая. - Но не то чтобы я мог быть полностью объективным. Ты не беспокойся Нат, я же большой мальчик с железной рукой, кто со мной что сделает.
Он видел отразившееся на лице Наташи удивление в момент, когда она поняла суть его вопроса. Баки всматривался пристально, чтоб увидеть там оттенки насмешки или недовольства, или жалости - что-нибудь такое, что заставило бы его, потерпев крах, забрать свои слова назад и никогда больше к ним не возвращаться. Никаких предпосылок для этого не было, а все, произошедшее у ручья, как раз свидетельствовало о том, что Наташа куда больше склонна принять его предложение, чем отвергнуть его, но избавиться от сомнений не удавалось. С недавних пор сомнения, как неотъемлемый компонент, сопутствовали чуть ли не каждой мысли и каждому решению, которое Джеймс принимал. И этот вопрос тоже не стал исключением - да и с чего бы ему.
- Что? Стив? - лишь краем сознания он обратил внимание на то, что Наташа впервые назвала его этим именем. - Откуда же я знаю, может и будет. Хочешь позвать и его тоже?.. Я не сильно возражаю, но он может из-за этого смутиться. Ты же знаешь, Стив - хороший мальчик.
Джеймс понимал, что Наташа шутит, и вроде бы даже пытался пошутить сам, но делал это с намеренно серьезным лицом - как будто мускулы еще не привыкли менять выражение - и потому впечатление могло создаться немного другое.
Наташа будто понимала это, иначе зачем бы она стала, совершенно забыв свою прежнюю игривость, прикасаться к его лицу сейчас, еще до того, как они пошли на свидание… но после того, как поцеловались. Пожалуй, был в этом некий смысл, один из таких, которые Джеймс еще не сразу умел улавливать. А потом она согласилась, Баки улыбнулся - в этот раз мышцы послушались даже лучше, чем когда-либо прежде, - и сощурил глаза:
- Я мог бы сам за тобой зайти, но это будет не очень романтично. Видела в конце улицы площадь, а там мемориал чему-то? Не понял, чему, я по-вакандийскому еще не читаю, но ты наверняка его заметила. Вот там встретимся. Завтра… около двух дня, - он смутно припоминал, что до войны назначать свидания было намного легче. Место и время буквально за долю секунды формулировались в голове, оставалось только озвучить и все. А сейчас он думал о том, как будет лучше, как будет удобнее, как будет уместнее - все те вещи, которые прежнего Баки Барнса мало заботили. Главное - суть. Все остальное было деталями, но теперь эти детали приобретали огромное значение.
Первой мыслью было не медлить, а сказать - сегодня. Почему нет? Через два часа, через полтора… Барнс не сказал этого, ведь не хотел выглядеть как отчаянный подросток, лепящий ерунду из-за того, что опасается не получить второго шанса. С той жизнью и работой, которая была свойственна и Наташе, и ему самому, завтра могло случиться что угодно, так что уже не до свидания будет, но последние недели в Ваканде все было спокойно (или Баки так казалось, с его точки зрения), и потому он полагал, что неприятности потерпят еще один день.
Отпустив Наташу, Баки еще некоторое время слонялся по двору, обдумывая все произошедшее и пытаясь унять волнение, неизвестно из-за чего возникшее. В самом деле, как будто у него раньше не было свиданий! Да десятки, сотни! Даже с Наташей были отношения, пускай назвать их так можно было только с натяжкой. Кажется, и перед самым первым своим свиданием Барнс не испытывал того, что грызло его сейчас. Вдруг она не придет, вдруг неприятности все же случатся, вдруг Наташа специально согласилась, чтобы пошутит над ним, чтобы его поддеть? Не похоже на нее - на ту нее, что была у ручья, - но кто этих женщин вообще знает?..
Но вскоре он успокоился, отбросил этот ворох сомнений, занявшись другими делами, и время потекло быстрее, а потом волнение превратилось в предвкушение, в ожидание встречи, так что когда наступил новый день, Джеймс был готов гораздо раньше двух часов дня.
И на место пришел тоже раньше, а потому успел увлечься вычурностью мемориала, вокруг которого наматывал круги в ожидании, рассмотреть каждый ажурный листик и витой прут на решетке вокруг него. Когда Баки в очередной раз пытался разобрать надпись на табличке у мемориала, Наташа наконец появилась - он услышал легкий стук каблуков по брусчатке прежде, чем обернулся, и сразу узнал, что это она.
- Привет, - после этого единственного слова Баки замер, недоверчиво оглядывая Нат, а потом констатировал факт так, словно глаза могли его подвести: - Ты в платье.

+1

13

С физическими травмами все намного проще, тело восстанавливается быстро, а вот с душевными – не все так однозначно.
Наташе хотелось сказать это в ответ на слова Баки, а еще добавить, чтобы он был осторожнее, не торопился и постепенно принимал то, через что ему пришлось пройти за эти годы. Только перебрав весь свой опыт, можно спокойно откинуть ненужное, оставить важное и, наконец, двигаться дальше, больше не оглядываясь назад, по крайней мене, не так часто, как сейчас. Но Джеймс уже пытался снова изобразить из себя великого и могучего, поэтому продолжать психоанализ Наташа не стала. Хоть разговоры по душам были одной из сильных ее сторон, тут тоже необходимо было знать меру. Они и так хорошо провели время, плодотворно побеседовали. А он молодец, со всем справится, в случае чего, Нат всегда будет рядом, да и Стив своего верного друга никогда не оставит.
-  Я знаю, - она улыбнулась и коротко кивнула. – Все будет хорошо.
В итоге, самый опасный наш враг – это мы сами. Оставалось надеяться, что воспоминания Барнса не поглотят его, а сделают только сильнее. Разговор с лихвой доказывал второй сценарий развития событий, а предложение, от которого Наташа ни за что бы не смогла отказаться, говорило о том, что Баки движется вперед, несмотря ни на что, по крайней мере, так ей казалось. Им обоим стоит немного отвлечься от постоянных битв и уделить время себе, набраться сил для грядущего сражения, которое, несомненно, состоится очень скоро, учитывая создавшуюся ситуацию.
-  Я бы посмотрела на лицо Стива, если бы мы ему такое предложили, - Наташа хитро подмигнула. – Но думаю, в этот раз не стоит смущать Капитана и просто побыть вдвоем.
Она понятия не имела, что с ней происходит. Еще час назад она даже не думала о том, чтобы в очередной раз позволить себе упасть в чувства и желания, но с Джеймсом было так хорошо и спокойно, к тому же, на горизонте не предвиделось крупных дел и миссий. Причин отказать Нат не видела, кроме саднящего предупреждающего чувства, которое говорило о том, что их отношения могут сильно осложниться, а дружба уйдет.
И это чувство не давало ей покоя. С другой же стороны перед Барнсом сложно было устоять. Девушка не знала, к чему это приведет, надеялась на хорошее времяпрепровождение и отдых, но в то же время прекрасно понимала, что ступает на опасную дорожку, рискует дать своим желаниям зеленый свет и снова обжечься, как это было с Беннером. На миг стало как-то не по себе, появилась паника, Наташа почувствовала себя уязвимой перед Джеймсом, понимая, что после этого свидания вряд ли захочет остановиться, как после поцелуя у реки. Почему-то легкий флирт, присущий манере ее общения, стал более настоящим отражением ощущений.
Нат подумала, что может все прекратить, здесь и сейчас, отказаться и не прийти, но понимала, что не может этого сделать. Ей очень этого хотелось – быть рядом с ним. Возможно, это отголоски прежних чувств, а возможно, в условиях спокойной и размеренной жизни, в этой вынужденной остановке между постоянными миссиями, где невозможно задуматься о главном, Нат, наконец, поняла, чего действительно хочет. С Баки было легко. Он боец, такой же, как она, и, кажется, понимает ее с полуслова. Да, и со Стивом они были хорошими друзьями, но Кэп никогда не был наемником, которому неважны цели и заказчики. Эту часть ее самой мог понять только Барнс, только с ним в этом плане она могла быть собой.
У Наташи было столько масок, что порой даже она не знала, что из ее состояний настоящее, а что приобретенное. Поэтому, не скрывать часть своей жизни и просто расслабиться, для нее было чем-то на грани фантастики. Джеймс давал ей такую возможность – бесценный опыт.
Она знала, о каком мемориале идет речь, поэтому кивнула и заверила, что придет ровно в указанное время. Когда девушка дошла до своей комнаты, обдумывая и разговор, и поцелуй, и предстоящую встречу, - сомнения постепенно отступили. В конце концом, им хорошо вместе, так зачем лишать себя этого, просто надо действовать осторожно и не торопиться.
Чтобы окончательно привести мысли в порядок Наташа отправилась на тренировку, собираясь заодно изучить окрестности Ваканды, до которых еще не успела добраться. Мозг, занятый делом, не будет подсовывать очередных, только все запутывающих мыслей. Нат полностью отвлеклась, наслаждаясь лишь предвкушением и легким, приятным волнением. У нее уже давно не было свиданий в привычном понимании этого слова. Интересно, как все пройдет?
Она вымотала себя настолько, что к вечеру уже еле держалась на ногах. Оставалось только добраться до душа и хорошенько выспаться.

***
Нат решила воспользоваться поводом и сменить свой обычный стиль, надев светлое платье, хорошо подчеркивающее фигуру, не слишком короткое, облегающее сверху и переходящее в расклешенную юбку снизу. Легкая ткань должна была спасти от извечной вакандийской жары. Волосы Наташа просто распустила по плечам, и, обувшись в босоножки на невысоком каблуке, покинула свою комнату. По дороге ей не встретился никто из Мстителей, которые в это время обычно прятались в прохладе помещений, и это хорошо. Нат не хотела, чтобы кто-то из них знал, может, разве что Кэп, потому что она и сама пока не знала, что будет после этой встречи. Это было очень личное, не для глаз и ушей остальных. В конце концов, право на частную жизнь еще никто не отменял.
Как она и предполагала, Джеймс уже ждал ее, изучая мемориал. Наташа улыбнулась, чувствуя, как волнение становится сильнее, и не без удовольствия замечая его удивление.
-  Привет, - легко ответила она. – Ну, я подумала, что сейчас самое подходящее время достать его из глубин своей гардеробной. Как тебе? – Нат медленно обернулась вокруг себя, а затем подошла ближе, обвила его шею руками и поцеловала: уже намного жарче и смелее, чем это было у реки. – Ты отлично выглядишь. Мы останемся здесь или куда-нибудь пойдем?
Стоило только оказаться рядом с ним, как все стало неважно, отошло на второй план, было так тепло, Нат уже очень давно не чувствовала себя настолько живой и наслаждалась каждым мгновением.

+1

14

Наверное, если бы не раскованность Наташи, Баки так и стоял бы столбом, и смотрел на нее, ничего не сделав. Не потому, что он не видел ее в платье (хотя, похоже, он все-таки не видел, но легко мог представить), но из-за того, что только сейчас по-настоящему осознал, что такое свидание с девушкой, когда оба они могут временно не быть мстителями, шпионами, солдатами и всем прочим, чем они когда бы то ни было были прежде. Таких ощущений у Джеймса не было уже очень давно, и сейчас, вспоминая того себя, который мог каждый вечер приглашать новую девушку в кино, или на выставку, или просто на прогулку по городу, он осознавал, что опыта ему сильно не хватает. Прошлый уже забылся, да и был не актуален в двадцать первом веке, и очень хорошо, что Наташа - девушка инициативная и вместе с тем понимающая: состояние Барнса наверняка для нее не стало сюрпризом.
Нат его обняла, и Джеймс понял, что надо обнять в ответ, а с поцелуем произошло точно так же, и потом, после него, Баки стало немного проще. Наташей было хорошо рядом с ним, и все остальное - уже не так важно.
- Мы должны были пойти… куда-нибудь... - идея, которая еще вчера пришла Баки в голову, теперь казалась неполноценной. Надо было предупредить Наташу, не решать все в одиночку, но к такому Джеймс был непривычен, и в тот момент он даже не думал о том, что его спутница может надеть что-нибудь совсем неподходящее случаю. Теперь Баки ощущал себя довольно глупым, хотя и не мог перестать улыбаться из-за этого. - Я про озеро думал. Ну, вчера купание у нас как-то не задалось, холодно в ручье, а с озером все по-другому.
А ты в платье, - он с некоторым усилием отвел от этого самого платья взгляд. Наташей оно, вне всяких сомнений, удивительно шло: по ее виду сейчас нипочем нельзя было догадаться о том, кто она такая на самом деле. Им следовало бы прогуляться по городу, может, зайти в какое-нибудь кафе, но Баки не был до конца уверен в том, что они могут это сделать. Т'Чалла ничего такого не говорил, но они все своей белой кожей уже привлекали у вакандийцев массу внимания. Знали местные, кто они такие, или нет? Догадывались или нет? Вдруг Т'Чалла не хотел, чтобы они особо высовывались?
Не искать же его сейчас для таких вопросов.
Долго взгляд Джеймса на лице Наташи не удержался, опять соскользнул ниже, к платью. Баки неожиданно сильно заинтересовался тем, что там у нее под ним. Если они все-таки отправятся к озеру, сможет ли Наташа хотя бы снять это платье? Джеймс знал, что дорога туда может занять некоторое время, но зато там, у самого озера, много людей быть не должно. У вакандийцев рабочий день, а дети учатся, к тому же, у них в черте города устроены всевозможные удобства - полно бассейнов. Можно было пригласить Наташу в бассейн, почему это не пришло Джеймсу в голову?..
Понятно, почему: бассейн располагался прямо на крыше того здания, где все они жили, а Баки хотелось хоть немного отгородиться от остальных и почувствовать уединение.
Наташа, должно быть, ощущала нечто похожее, потому что неожиданно оказалась не против озера. Баки думал, что ей сейчас захочется пойти обратно и переодеться, но Нат оказалась куда более непредсказуемой. Или попросту не хотела терять времени: подумаешь, платье и туфли. Баки даже предложил взять ее на руки, если понадобится, хотя сам мысленно вообразил картинку, в которой он катает Наташу на спине - было бы забавно, если бы африканская жара немного спала.
Где-то на половине пути Джеймс перестал беспокоиться. Наташа была легкой, она разговаривала, ничто не доставляло ей неудобств - когда закончилась выложенная камнем дорога и они вошли в странный африканский лес, она попросту сняла туфли и пошла босиком.
Почему бы и нет, - подумал Барнс, но сам разуваться не стал, ему-то было незачем.
И потом уже, возле озера, когда они нашли удобное место с крошечным деревянным мостиком, наверняка самодельным, на котором можно было сидеть и с которого удобно прыгать в воду, Баки признался:
- Я думал, ты не пойдешь.
Платье на Наташе было такое, что его хотелось снять, и Джеймс не особенно понимал, что именно его от этого удерживает - может быть, правила приличия, память о которых вернулась вместе со всем остальным, или воспоминания о том, какой у Наташи крепкий удар. Не хотелось бы ходить по Ваканде со сломанным носом, да и Стив наверняка начнет вопросы задавать. Баки эти мысли скорее веселили, чем напрягали.
- Я не очень подготовился, - признался он. На ум только сейчас пришли все эти классические корзинки для пикника и покрывала, которые нужно расстилать на земле, чтоб дама не испортила платье, особенно такое светло, как у Наташи. Она-то наверняка обо всем этом еще с самого начала думала - а все равно пошла с ним. - В следующий раз точно будет лучше, вот увидишь. Между прочим, это мое первое свидание за семьдесят лет! - он улыбнулся, как будто оправдываясь. - У тебя в этом смысле больше опыта, ты должна была командовать!

+1

15

В очередной раз не без удовольствия Наташа ловила его взгляд на себе и своем платье, едва заметно улыбаясь от наслаждения. Сейчас, отбросив постоянные миссии, операции и прочее в том же духе, так просто было поверить в то, что они обычные люди в несколько необычном месте, но все же. Люди, которые просто хотят побыть наедине, получая удовольствие от общества друг друга, чувствуя себя в этот момент настолько в безопасности, как не ощущали бы за тройным уровнем защиты приборов и прочих механизмов. Оказавшись в рядах ЩИТа, а затем и среди Мстителей, Нат как никогда ценила это чувство полного спокойствия. Команда помогала ей во время заданий, когда каждый делал свою часть работы и в итоге справлялись все, а сейчас сам Баки просто помогал отвлечься от всего, и такого ощущения легкости ей не приходилось испытывать уже года два – не меньше. Ему еще было не по себе, она хорошо это чувствовала, некую скованность и деревянность, но делала вид, что не замечает и что все идет так, как надо. Наташе хотелось быть рядом, и как она уже отмечала раньше: некая неловкость только придавала ему очарования, особенно в те моменты, когда Джеймс не боялся в этом признаться. В какой-то момент желание его обнять, положить голову на плечо и спрятаться, как маленькая девочка в его крепких и сильных объятиях, стало настолько острым, что Нат тихо выдохнула и немного мотнула головой. Сейчас неважно: ждет ли их нечто большее или они просто останутся близкими друзьями, - главное, что они вместе, разрешили большинство недосказанностей и теперь могут спокойно говорить обо всем.
Он говорил про озеро, не сводил с нее взгляда и так улыбался, что Наташе ничего не оставалось, как согласиться.
-  Ах, Джеймс, все не оставляешь надежды раздеть меня, - она легко усмехнулась. – Я была там, когда мы только прибыли в Ваканду. Изучала местность, - Нат неопределенно повела плечами. – Там хорошо и тихо, так что веди. И да, вода там очень теплая, - она подмигнула и продолжила разговор на отвлеченные темы.
Хоть волнение ее все еще не отпускало, но оно смешивалось с приятным предвкушением, взгляд то и дело останавливался на его руках, отмечал походку и невероятную улыбку, немного неуверенную порой, но от этого не менее привлекательную. Нат просто любовалась и наслаждалась его обществом, в то же время не давая заострить внимание на том, что сейчас они совершают нечто грандиозное, от чего волнение и нервозность могли подскочить до небывалых высот. Нет, она старалась говорить и вести себя так, будто это была обычная прогулка, вспоминала интересные случаи из работы с Мстителями, которые сам Баки не застал. И в целом больше ностальгировала, порой ловя себя на мысли, что скучает по старым временам, когда команда была вместе, и никому и в голову не приходило, что их всех можно посадить на цепь. Она очень надеялась, что вскоре они зароют топор войны и объединятся для новой битвы, а пока им оставалось только ждать и постепенно примирять то одного участника конфликта, то другого.
Джеймс тоже не отставал в разговоре и постепенно вливался в беседу, так что вскоре Нат почувствовала, что совершенно не замечает ни времени, ни дороги. Когда они добрались до леса, ей ничего не стоило снять босоножки и пойти дальше, хотя от предложения понести ее на руках она отказалась с трудом. Все же ей редко выпадает случай просто побыть женщиной, о которой хотят заботиться. И даже если она сама хоть каждый день может перегрызать глотки медведям или любым другим врагам, это не мешает хотеть быть маленькой и слабой рядом с сильным и надежным защитником.
Несмотря на палящий зной, у озера было довольно прохладно и тихо, как Нат и говорила. Здесь редко кто бывает, она успела в этом убедиться за время своих разведывательных вылазок. Честно говоря, ей очень нравилось это место, она часто приходила сюда просто так, чтобы подумать, расслабиться или, наоборот, сконцентрироваться над предстоящей миссией. Так что была и удивлена, и рада тому, что Баки выбрал именно это озеро для их свидания.
-  Почему? – Нат удобно устроилась на мостике, стараясь не запачкать платье, подумывая о том, что его все же стоит снять, хотя бы для того, чтобы потом ей не выписали приличный счет за химчистку. – Я бы пошла, даже если бы ты позвал меня в горы, - девушка улыбнулась, - хотя для этого пришлось бы, конечно, переодеться. На самом деле мы могли устроить свидание и на любой из миссий, наемник всегда наемник. Но так – наедине и в живописном месте,- все же намного приятнее, - она улыбнулась и мягко коснулась губами его щеки, продолжая ловить взгляды на своем платье.
«Ох, Барнс, может ты немного и подрастерял навыки, но инстинкты тебя не предают».
Нат улыбнулась своим мыслям и немного отклонилась назад, опираясь на руки, откидывая волосы с плеч.
-  Думаешь, у меня было много свиданий? - Наташа покачала головой, продолжая улыбаться. – За последние годы я чаще видела врага на мушке своего оружия, ну или мы просто отдыхали со всеми – ничего такого. Так что не переживай, - она легонько задела его своим плечом, - просто расслабься и получай удовольствие. А насчет следующего раза, я тебе верю. Но учитывая нашу сферу деятельности, оно может случиться прямо во время боя, - Нат легко перенесла вес, убирая руки, и осторожно положила голову на плечо Джеймсу, делая то, что уже очень давно хотела. – Мне очень хорошо здесь с тобой, а остальное все мелочи, и думаю, нам не стоит оттягивать то, что ты хочешь с того самого момента, как увидел меня около мемориала, - девушка хитро улыбнулась и поднялась на ноги, осматривая почти неподвижную гладь озера. – Проверим, как тут водичка? Но если она будет такая же ледяная, как и в ручье, - сегодня ночью ты будешь поить меня горячим чаем или водкой, там уж разберемся, - Нат снова улыбнулась и, стараясь сильно не торопиться, чувствуя его взгляд на себе, медленно сняла платье, оставшись в одном белье. – Ну что, здоровяк, готов немного охладиться?
Наташа отложила платье в сторону, чтобы не забрызгать водой, глубоко вдохнула и, подняв руки, прыгнула с мостика. Сначала показалось, что температура этой воды еще ниже, чем была в ручье, но тело привыкло буквально за секунды, -  было очень тепло и комфортно.
-  Ну давай же, - Нат с наслаждением немного проплыла на спине. - Вода просто прелесть.
Она действительно не знала, что будет дальше, и, возможно, не хотела знать. «Здесь и сейчас» ей было вполне достаточно, а особенно, когда рядом невероятный Джеймс Барнс, который даже не подозревает о том, насколько он хорош. Ничего, она еще даст ему почувствовать это – какого быть обычным человеком. А пока они просто хорошо проведут время, забыв обо всем и получая удовольствие от нахождения рядом друг с другом.

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » стрела