Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » she wants revenge


she wants revenge

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

she wants revenge
истеричка и изменник

http://s3.uploads.ru/nJu6L.gif

http://s3.uploads.ru/wtmyZ.gif

http://s9.uploads.ru/nH09T.gif

«

шатёр телепатии, настоящее
how can i trust you? how could you need me now?
it's getting to be so cold, old
the decision is in that i won't break
you cut and you run with our lives at stake
well, someone might get hurt
and it won't be me

»

+1

2

http://sh.uploads.ru/6V7TO.gif

i'm a little tease
watch
what i do

here's a little
taste
of how its gonna be
from now on

Тебя трясёт.
Злость _ ярость _ ненависть к нему / к ней — всё это накатывает с такой силой, что ты готова разбить все зеркала в этой пресловутой комнате, все вазы, все тарелки. В общем-то всё, что можно разбить. А потом ещё желательно спалить всё к чертям собачьим, вместе с ним и его треклятой бабёнкой, у которой вместо мозгов радужный пудинг. Но это ведь будет выше твоего достоинства. С другой стороны — он уже большой мальчик и должен понимать, что промышлять исполнением своих личных целей на задании, да ещё и не предупредив напарницу, тупо. Ради всего святого, что эта девка делает с его головой? — И почему я не вызываю у него таких чувств? — выкрикиваешь ты своему отражению, впервые вглядываясь в своё искажённое лицо, в свои напряжённые мышцы, в свои безумные глаза. До чего, ради всего святого, тебя доводит этот козёл? Такие мудилы должны гореть в адском пламени ещё при жизни. Что бы они каждой своей косточкой, каждым своим нервом чувствовали невыносимую _ отвратительную боль. Ту, которую ты чувствуешь сейчас.

Всё ещё смотришь на себя в зеркале, понимая, что ничего не можешь поделать с этим чувством. Он поехал на своей волшебной _ сказочной _ доброй _ милой _ тош-но-твор-ной Мэээйбл; а ты поехала на этом абсолютно эгоистичном _ самовлюблённом _ обезумевши влюблённом _ тош-но-твор-ном Гидеоне. Даже его имя звучит тошнотворно. Как он вообще стал центровкой в твоём радаре? Ведь ты его искренне терпеть не можешь, так отчего же ты каждый раз ревнуешь, как очертя влюблённая? Это уже становится смешным. Смешным настолько, что хочется рыдать. Прикрываешь рот рукой, что бы не закричать. Но тебе определённо надо излить свою злость, но ты ещё пока не придумала этот идеальный способ. Что бы обязательно кто-то пострадал. Желательно Гидеон Глифул.

— Ты поплатишься за свою ошибку, уёбок. — скрипя зубами ты это обещаешь прямо смотря на себя в отражении. Хватаешь пудреницу со стола, поднимаешься из-за стола да так резко, что стул опрокидывается на пол и швыряешь дорогущую косметику прямо в стену. Вдребезги _ вдребезги _ вдребезги. Становится чуть легче, но, конечно же, тебе этого недостаточно. Ведь пострадали твои любимые _ ни в чём не повинные вещи. Поправляешь свою причёску, расчёсывая золотистые локоны, которые совсем недавно были собраны в пышную причёску и надёжно припрятаны в множестве перьев. Разглядываешь свой макияж в отражении, пытаясь сделать его ещё более идеальным, чем он уже есть. Хотя это кажется невозможным, но у тебя получается. Вульгарная красная помада, тёмные угольные тени (но не по всему веку, а лишь по краям так, что бы подчеркнуть уголок), выделенные скулы и ты просто красотка. Кого можно ещё желать, когда перед глазами появляешься ты? Однако, некоторые обмудки умудряются. Но сегодня он передумает; поймёт всю глупость и дерзость своих решений. И пожалеет, чёрта с два. Переодеваешься из нежно-розового корсета в алый, кое-как затягиваешь его самостоятельно. Поправляешь грудь так, что бы она смотрелась больше обычного. Трусики уже были в тон. О да, ты готовилась к этой ночи. Но она должна быть иной. Надеваешь чёрные босоножки. И поверх всего этого замечательного наряда скользит шёлковый халат прекрасного персикового оттенка. Он же не должен вот так сразу получить пирог.

Поднимаешь бокал с виски со столика и залпом выпиваешь его, надеясь, что это придаст тебе храбрость и уверенности в собственных действиях. Ведь придётся сделать действительно непростую вещь. Ещё и этого уёбка придётся тащить на себе! Ужас. Вздыхаешь, на автомате представляя себе эту картину, которая вот-вот должна произойти. Мда уж. Прелесть. А теперь главное — наливаешь в опустошённый стакан новую порцию алкоголя, растворяя в нём совершенно безвредное снотворное (ну, за исключением того, что эффект мгновенный. зато не очень долгий! около 30 минут. думается, хватит). — Главное, что бы он ничего не заподозрил. — задумываешься на мгновение о том, что будешь делать, если твой изначальный план провалится. Но этот вопрос почти что сразу отступает на второй план, потому что план просто не может провалиться. Всё слишком идеально придумано, а сделано будет на ещё более высшем уровне.

Подходишь к зеркалу, держа в руках бокал. — Главное во вранье — не убедительно врать, а думать, что это правда. Я ведь правда просто предлагаю ему напиток после тяжёлого рабочего дня. — смотришь на себя в зеркало, внимательно следя за каждым мускулом на своём лице. Ничего не должно выражать ярости _ ненависти и всего того, что совсем недавно одолевало всю тебя. — Всё вышло просто превосходно, милый. — он любит, когда ты называешь его милым. Это ведь даёт ему преимущество над тобой; так он понимает, что значит для тебя много и может этим воспользоваться. Мудак. — Ты заслужил... нет, — прерываешься, вдумываясь на несколько секунд о том, что бы тут подошло лучше. Какая бы фраза... какая бы... — Я принесла тебе немного виски и себя. Отпраздновать. — нет, зная тебя, на аткое он не поведётся. Опять начинаешь злиться, но теперь причина была именно в тебе. — Принесла тебе, со льдом, как ты... любишь, твою мать. — рычишь, пытаясь поунять свой гнев. — Ладно, разберусь на месте. — выходишь из гримёрной, прихватывая напиток и бутылку. И ещё один бокал для себя.

Переходишь в зал, в котором только недавно проходило представление. Сразу же замечаешь его, складывающего свои магические инструментики на сцене. Какая прелесть. — Милыый. — естественно, убавляешь искренность, что бы он не подумал чего-то... не того. Приближаешься к нему медленно сзади, удерживая в одной руке бутылку и стакан, а в другой руке уже полный стакан. — Я захватила виски. И подумала, быть может, на сцене будет просто увлекательно немного развлечься, м? — твою ж мать, слишком приторно. Слишком наигранно. Осекаешь себя тут же, он ни за что не поверит тебе. Он не возьмётся пить из того бокала, который ты ему хочешь всунуть. Слишком умён для этого. Замираешь в нерешительности позади него, опасаясь сделать действительно пугающий шаг — ударить его бутылкой по голове. Замахиваешься, слишком шумно выдыхаешь и понимаешь, что он разворачиваешься.

Встаёшь в сексуальную позу, сжимая в руках бутылку виски. Бокалы уже стоят на небольшом столике неподалёку. В обоих уже разлит виски. Ты прекрасно помнишь какой предназначается ему, а какой изопьёшь ты. Тут нет никаких проблем. — Устал? — хмыкаешь, рассматривая его напряжённое лицо. — Значит я, как всегда, вовремя. — ставишь несостоявшееся орудие на стол, хватаешь оба бокала и протягиваешь нужный напарнику. Ему придётся выпить. Почему у тебя нет способности к гипнозу? Уже бы не было никаких проблем. Пока он отворачивается зачем-то, рассматриваешь всё, что осталось на сцене. О, а это подойдёт. Та круглая деревянная штука, к которой он привязывает своих помощников и швыряет ножи. Правда, в отличие от тебя, он уже долгое время практикуется. Для тебя эта будет первая попытка, поэтому Гидеону стоило бы помолиться о том, что бы у тебя была везучая рука. Или помолиться о том, что бы ты остановилась и не пошла так далеко в своих планах. Какая жалость, что он не может этого сделать, ведь он не догадывается о них... Отрываешь свой взгляд от внезапного продолжения своего плана и смотришь на Гидеона. Без каких-либо эмоций. Шёлковый халатик, через который может проглядываться нижнее бельё и каблучки должны уже были сделать своё дело. Он обязан повестись.

Отредактировано Pacifica Northwest (Сб, 2 Дек 2017 01:03:46)

+1

3

Ты окрылён. Ты доволен, перевозбуждён, ты готов танцевать и петь от переполняющего тебя ощущения безграничного головокружительного счастья. И так трудно сдержаться от выражения перехлёстывающих через край эмоций. И ты не пытаешься. Громко и с чувством насвистываешь какую-то вьевшуюся в память мелодию. Дурацкую, незатейливую, приставучую. Ты понятия не имеешь, как называется песня и кто её исполнитель. Да и какая к чёрту разница? Тебя мало заботили такие вещи в принципе. А уж сейчас тем более. Когда ты был в просто прекрасном расположении духа.

Наконец-то твоя мечта сбылась. Наконец-то ты стал ближе к заветной цели хотя бы на один крошечный шаг. Однако даже такой мимолетный, едва ли действительно значимый успех – для тебя настоящий прорыв в многолетней борьбе с собой и окружающими в попытке доказать то, чего никто признавать не желал. Неважно, что, в итоге, Мэйбл всё равно отказалась от тебя. Опять. Она еще передумает. Почему ты так в этом уверен? Потому что ты видел сомнение в её глазах, видел, как её убеждённость в том, что между вами ничего никогда не будет, дала трещину. Всего на мгновение, но даже такого «пустяка» было достаточно, чтобы придать тебе сил для дальнейшей борьбы за её расположение. В конце концов, только ради неё, неё одной ты сделаешь всё возможное. И невозможное тоже. Не имеет значения, какие при этом сложатся у тебя отношения с её странной, глуповатой и очень раздражающей семейкой. Твоя давно тщательно спланированная и продуманная месть не помешает другому куда более глобальному и важному для тебя плану: завоевать сердце Мэйбл Пайнс всеми доступными средствами и способами. И теперь ты был более, чем уверен в правильности собственных наблюдений и сделанных в дальнейшем выводов. У тебя есть шанс. Вопрос лишь в том, как им правильно и вовремя воспользоваться.

Ты прекрасно знаешь, что идёшь против оговоренных ранее правил и хода всей «операции». Ты осознаёшь, что поступаешь опрометчиво и даже, пожалуй, тупо. Что не стоило вестись на поводу у чувств и нестись стремглав навстречу едва ли помнившей о тебе девушке. Не принявшей твоих ухаживаний тогда, в детстве. И затем ещё не раз и не два. Будь на её месте кто-то другой, ты бы давно уже отказался от этой дурной затеи. Но это была все та же Мэйбл, которую ты помнил и любил всей душой. Как бы странно это ни звучало. Ты был бескрайне рад, что время её не изменило. Что она осталась собой, несмотря на все невзгоды, которые наверняка снова и снова сваливались на её хрупкие плечи. Единственное, что стало в ней иным... Что ж, она выросла. Нет, не так. Повзрослела. И от того стала лишь ещё краше, чем была раньше. Во всех возможных смыслах. И этот факт лишь сильнее подстёгивал тебя к действиям. Если бы не твоя взрощенная поневоле осторожность, ты бы уже предпринял что-то еще. На сей раз что-то поинтересней банального «похищения» своей дамы сердца прямо на глазах у сотен зрителей. Но отходить совсем уж от намеченных с Пасификой действий ты не намеревался. Пока что, во всяком случае. Но кто знает. Всё меняется.

Кстати о Нортвест. Она куда-то упорхала, стоило лишь последнему зрителю покинуть шатёр телепатии. Ускользнула из твоего поля зрения так быстро, что ты даже не успел спросить, куда это она вообще намылилась. Не то, чтобы тебя прямо-таки сильно волновали причина её исчезновения и хотя бы примерное местонахождение будущей супруги ближайшие несколько часов, но раз уж вы партнёры, не помешало бы знать, что там опять недоброе задумала твоя суженая. А это наверняка было что-то действительно мерзкое и гадкое. С ней иначе просто не бывает. И тебя это тоже может коснуться, что бы там ни было.

Но, к счастью или нет, Пасифика всегда была сама себе на уме. И даже с твоими властностью и харизмой было сложно удержать её в узде. Ну и ладно, впрочем. На данный момент она тебе едва ли нужна. Ход встречи с Пайнсами и последствия вашей маленькой авантюры можно обсудить и позже. Хотя, по факту, обсуждать особо было нечего. Едва ли вашу аферу можно назвать успешной с точки зрения достижения общих целей. Но отсутствие результата – тоже результат. Которым, кстати, ты всё равно удовлетворён.

После представления, как обычно, остался сущий бардак: повсюду конфетти, блёстки, мишура и прочая ерундистика для отвлечения внимания от истинной сущности трюков. Зал засыпан попкорном, жвачками, бутылками и всем тем, что обычно оставляют после себя свиньи, называющие себя громко и надменно «цивилизованными людьми». И, если всякий мусор ты всегда оставлял на запуганных и забитых уборщиков, сновавших постоянно туда-сюда, словно крысы, то свои инструменты ты не доверял никому. Более того: на полном серьёзе угрожал всякому, кто посмеет приблизиться хоть бы на метр к драгоценному реквизиту. Любой, нарушивший этот неписанный закон преднамеренно или нечаянно, по собственной глупости и/или из “чистых” побуждений… лишался работы. С гарантией её отсутствия на всю оставшуюся жизнь. В любой точке Земного шара, у любого замызганного работодателя. Уж у тебя-то было достаточно теперь влияния и связей, чтобы обеспечить персональный ад любому простому смертному, посмевшему пойти против тебя, сомневаться не стоило. А проверять тем более.

И сейчас как раз настал момент скучной, однако необходимой и по-своему приятной рутины: нужно сложить каждую детальку в свой кейс или коробочку, перепроверить работоспособность всех механизмов, рассмотреть всё на предмет возможных (не дай бог) повреждений и неисправностей. Своеобразный ритуал, традиция, дань уважения своему делу. Нечто, что ты с завидным упорством и терпением проворачиваешь каждый раз до и после выступления. Странное дело, но то была единственная монотонная работа, которая тебе действительно нравилась. Вероятно, это значит, что твоя любовь к сцене на удивление действительно велика. Не только в плане зашкаливающих эмоций разномастной публики, которые ты всегда впитывал с большим удовольствием словно энергетический вампир. Дело в самом процессе, в невероятной отдаче. Тебе не просто хотелось быть обожаемым, тебе хотелось развивать свои навыки и умения, ты стремился к большему. К совершенству. Которому, как известно, никогда нет предела.

you're my toybox
you're my memories
when i smell your skin you just make
my whole world weep
i'm at your feet
i'm at your feet

http://sh.uploads.ru/jvqI2.gif

i'm the idiot to your poetry
when you burn you bleach
everything and all i need
is at your feet
is at your feet

Ты слышишь её мягкие и тихие шаги за спиной. Так обычно крадётся тигр к своей ничего не подозревающей, мирно блуждающей по лесу добыче; так обычно шуршит острой чешуёй смертельно ядовитая змея, готовая проглотить свою жертву целиком в следующее же мгновение. С такой, как она, всегда нужно быть начеку. С такой, как она, никогда нельзя терять бдительность. Потому что стоит ослабить защиту, стоит поддаться её чарам – и ты покойник. Ты это прекрасно знаешь, но иногда… иногда почему-то всё равно хочется ей доверять. Доверять подлой и ужасающе умной Пасифике Нортвест. В такие моменты, как этот. Ведь по-своему, в самом жутком и пугающем ключе вы действительно похожи. Вас тянет друг к другу. И, может быть, хоть раз она всё-таки разделит с тобой те самые «радости и горести», что фигурируют в ваших клятвах друг другу? Было бы неплохо. Для разнообразия.

Ты слышишь её елейный голосок, привычно слащавый, мелодичный, завораживающий. Неохотно отвлекаешься от насущных дел, выпрямляешься, оборачиваешься, обращаешь всё своё внимание на свою «заботливую» будущую супругу. Одобрительно присвистываешь, а губы сами расползаются в самодовольной ухмылке. Что ж, хотя бы в этом тебе и впрямь повезло с пассией: она абсолютно, чертовски хороша. Нетрудно догадаться, почему у неё всегда было столько поклонников, столько ярых, готовых на всё фанатов. Она потрясающе красива, и она прекрасно знает, как пользоваться своим «даром», на ком и когда его следует применять.

Ты ещё пару мгновений любуешься ею, пожираешь её любопытным, пытливым взглядом, прежде чем ответить. Тебе кажется всё до смешного странным и подозрительным, однако… сейчас ты слишком счастлив, чтобы подвергать сомнению искренность её действий и слов. Да и какая разница? Вы оба привыкли к лжи. Вы ею живёте, вы ею дышите. И именно поэтому тебе не особо хочется задумываться о возможных исходах данного небольшого «мероприятия». Ты устал «разгадывать» Пасифику и предвосхищать её уловки. Ты заслужил хотя бы крохотный перерыв от бесконечной борьбы двух чересчур уж изворотливых умов. В конце концов, что в этом плохого? Твоя несравненная невеста пришла отпраздновать завершение вашей миссии. Это ведь совершенно нормально, не так ли?

Как… необычно, – тихо произносишь ты и делаешь шаг вперёд, к ней, – Чем же я заслужил такую заботу и любовь? – вопросительно изогнутая бровь, но глаза уже блуждают по изящным формам и ярким шикарным одеждам, – Впрочем, ты права. Я действительно подустал. Это был долгий и… насыщенный впечатлениями день, – ещё бы. Ты наконец встретил Мэйбл и даже заслужил немного её внимания и симпатии. Ты сдвинулся с мёртвой точки, начал новую главу своей жизни. Что может быть лучше? Пожалуй, ничего.

Ты на секунду отступаешь, отворачиваешься, прикрываешь кейс с инструментами, оставшийся на сцене, и отодвигаешь его в сторону. Будет… крайне неприятно, если вы вдруг в порыве страсти зацепите и уроните ценный реквизит. Возвращаешься к Пасифике и осторожно принимаешь из её рук бокал, наполненный приятной глазу янтарной жидкостью. Судя по бутылке, что держит в руках Нортвест, это виски. Ты не удивлён. Она знает твои вкусы, и потому выбрала напиток, который наверняка должен тебе понравиться. Тебе это даже немного льстит.

Ты приподнимаешь бокал торжественно, но не чокаешься. Лишь улыбаешься ей мягко, почти ласково и делаешь первый глоток.

Ошибка. Ты допустил фатальную ошибку.
И осознание приходит слишком поздно: лишь в мгновение, когда ты ловишь её взгляд, неожиданно (ожидаемо?) резко изменившийся. В её глазах читается самодовольство, в её глазах бурлит немая ярость. И что-то ещё, что ты так и не успеваешь определить и охарактеризовать.

Что за..? – бокал, что ты держал, едва заметно пошатнулся и выскользнул из дрожащей руки, разбившись вдребезги о полированный пол сцены и расплескав всё драгоценное содержимое. Но не это тебя сейчас волнует, совсем не это, – Ах ты… – глухо рычишь и отступаешь, назад, к безопасности, подальше от этой ведьмы, но всё равно не ближе к своему спасению. Пытаешься совладать с накатившей слабостью, но бесполезно. В лучшем случае, это всего лишь сильнодействующее снотворное, в худшем… ты не хочешь знать, что могла сотворить эта ебанутая баба в худшем случае. Совсем не хочешь. Но ты понимаешь, что такая ситуация не сулит ничего хорошего.

Мир перед глазами закручивается в тугую размытую пружину и практически мгновенно меркнет.

Ты издалека, сквозь плотную вату потрескивающей тишины различаешь глухой стук.
И отключаешься.

Отредактировано Gideon Gleeful (Чт, 4 Янв 2018 21:10:11)

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » she wants revenge