Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Кому спелых яблочек?


Кому спелых яблочек?

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Кому спелых яблочек?
Локи // Сигюн // яблочки

http://99px.ru/sstorage/86/2015/09/image_860709151251423412734.gif

«

Асгард, сад Аморы
-Ваны в саду Аморы с яблоками, она демонстрирует все яблоки, которые у нее есть (если вы понимаете, о чем я), Сиф демонстрирует, что на ее яблоки лучше вообще не зариться, потому что у нее есть меч и он больше вашего, Сигюн вообще не до яблок, она березка и не понимает, как вообще тут оказалась.
-Локи в образе мадам решает всех развести, Сиф разводить страшно (ее меч больше, да, это уже все поняли), Амору неинтересно, а Сигюн хороший реквизит!

»

+1

2

Обычно наблюдать за Аморой - это ни с чем несравнимое удовольствие. Она словно бабочка порхает туда-сюда, стрекочет звонким и приятным голосом, кидая на всех игривые взгляды из под длинных ресниц. В этой легкости вся прелесть чародейки, которая и сейчас сама обворожительность - она очаровывает прибывших в Асгард ванов своими улыбками и ямочками на щеках. Сигюн же в кои-то веки не смотрит на это со смехом в глазах, потому что чувствует себя совершенно не на своем месте в этом прекрасном саду.

Приезд ванов не был чем-то необычным, но в этот раз с ними было велено церемониться - кажется, Локи то ли единолично их оскорбил, то ли скооперировался со вспыльчивым и шумным Тором, но ваны гневались. До сих пор гневаются, из-за чего сыновьям Один запрещено даже проходить мимо делегации. Хватит, слышала Сигюн ворчание Один, натворили дел. Фригга же от ответов уклонялась, у своего супруга Сигюн ничего не узнала, так что так и прибывает в неведении относительно того, что случилось. Не ванов же в самом деле спрашивать.

При мысли о Локи она вздыхает и смотрит в сторону дворца. Вот если бы не он - не была бы она здесь, а так стоит совеошенно не к месту, не зная ни куда деть рук, ни куда глядеть. Сигюн честно пыталась отпроситься и не идти - ну, зачем? Не самая красивая, не самая веселая, не самая талантливая, вот зачес ей здесь быть? Ждать что ветка яблони обрушится на посла и его придется в срочном порядке лечить? Какие глупости! Сигюн вздыхает и смотрит вперед, на небольшой пруд, около которого Сиф, пытающаяся скрыть недовольство,  беседует с парочкой вьющихся около нее ванов. Почти все больше заинтересованы Аморой, но не все - нашлись те, кто решительно испытывает терпение темноволосой воительницы, улыбка на губах которой не предвещает ничего хорошего.

Сигюн знает, что ее подруга не хотела здесь быть, но Фригга настояла. Сигюн невестка в царской семье, Сиф та, кто по разумению царицы скоро станет еще одной, и потоиу она старательно ее выделяет. Тор не Локи, на пирах он больше увлечен, собственно, пирос и байками о подвигах на поле боя, чем Сиф, Локи же... ее супруг будто бы хвастается ею. Сигюн не знает, чем в ней можно хвастаться, но она ловит на себе взгляды, когда идет с ним под руку по залу или сидит рядом на пирах. Ее зачарованные платья и украшения не могу не вызывать зависти, это она понимает, и часто надеется, что нечто подобное будет и у Сиф. Не одежда и драгоценности, а внимание, которое Тор ей, увы, уделяеь своеобразно.

Вот бровь Сиф дергается, но что она делает дальше Сигюн не видит, потому что перед ней самой появляется высокий ван. Он смотрит на нее участливо и улыбается, заводит разговор. Сигюн растягивает губы в улыбке в ответ, вежливо отвечает и  соглашается пройтись по саду. От руки на своей спине она ловко уходит, чуть прибавляя шаг. Почему-то она очень часто нравится ванам, чем это вызвано Сигюн не знает - среди асинб она самая обыкновенная и никогда не ловила множества заинтересованных взглядов. Да и не нужно ей это было, особенно когда она была облачена в синие одежды целителей.

Она говорит и улыбается, слышит шорох гравия под ногами, и думает о том, что здесь ей не нравится. Если бы Амора не была занята окружавшими ее мужчинами или Сиф не отбивалась от тех двоих, оно бы было терпимее. Будь здесь Локи с его ехидными комментариями стало бы даже весело, его здесь нет, а остальные заняты, и Сигюн идет по дорожке вперед, кивая в такт словам вана. Как ей хочется уйти!..

+1

3

И в чем он виноват на этот раз? Только в том, что поставил зарвавшегося посла на место? Локи не нравятся ваны. Его бесит сам факт присутствия этих кретинов во дворце, но приходится сдерживаться при отце. И принц улыбается, принц согласно кивает, принц послушен. Слишком послушен.
Стоит ему оказаться в своих покоях, где дверь хлопает чересчур громко от всплеска эмоций, как Лафейсон меняется. По губам скользит шальная улыбка, а длинные пальцы быстро перебирают потайные ящички.
С Аморой, между прочим, дружить очень удобно. Еще будучи подростком, он придумал отличную шутку - прекрасный способ разыграть Тора. И ведь шалость удалась! А подруга тогда подхватила затею, помогла ее усовершенствовать, наделить иллюзию целостностью, деталями, показать, как нужно себя вести.
Магия не заменит тебе всего. Ты можешь наложить на себя хоть три тысячи маскировочных заклинаний и казаться прекрасной дамой, но если эта прекрасная леди будет шагать, как мужик, то никакое колдовство не спасет тебя от позора. В животных, если честно, превращаться намного легче: там действуешь инстинктивно. А вот преобразование в человека требует актерских навыков в первую очередь. Поэтому трикстер учился, учился и снова учился: в том числе у подруги. Как нужно смеяться, как склонять голову, как правильно поправлять волосы, как смотреть, ходить, разговаривать, петь, танцевать. Даже как изящно наклоняться или взмахивать рукой. Он должен был стать куда заметнее, чем все дворцовые нимфы.
Кто сказал, что шутки даются легко? Видел бы кто-нибудь, кроме Аморы, как Локи в первый раз на каблуки встал. А как разбирался с подтяжками, чулочками и прочей атрибутикой женской экзекуции? Это уже много лет спустя Лофт научится создавать и контролировать полностью овеществленные иллюзии: не отличить будет от настоящей ведьмы. А пока приходится комбинировать истинное и ложное: зачарованное им же платье на нем точно настоящее, а вот тонкий стан под ним и выглядывающие из разреза стройные ножки - полнейшая иллюзия. Впрочем, чулки на этой иллюзии сидят прекрасно: только лучше либо обладать нервами Аморы-пофигистки, либо просить его снимать сначала чулки, а потом иллюзию. Иначе случится конфуз.
И ведь научился, гаденыш! Пока выход "миледи" в свет все откладывался: не было достаточно подходящего случая, чтобы показаться во всей красе (правда, брат уже оценил, это не могло не радовать). А сейчас случай представился. Локи кипел от ярости и запрета отца: чем не способ испытать новый образ?
Она появляется на дорожке сада во всей красе. Темно зеленое платье струится по белоснежной коже, переливается магической чешуей, заставляя взгляд утопать в этом изумрудно томном мареве. Алые губы сложены в тонкую кривоватую улыбку (у Лофта это - первый признак раздражения, между прочим, а у леди Лофт - явная игривость). Длинные тонкие пальцы придерживают полы платья, разрез которого позволяет оценить длину и грацию ножек. Иссиня черные густые волосы струятся по открытым плечам, спадают волной на грудь, прикрытую платьем с идеальным расчетом: зацепить и не отпускать взгляды. Золотой обруч держит волосы, напоминая внимательному наблюдателю шлем младшего принца, но рогов нет.
Он вспыхивает моментально, стоит увидеть эту парочку.
- Приветствую прекрасных послов Ванахейма, - голос Локи - медовая патока, мурлыканье дикой кошки, которое тут же безраздельно достается ближайшему несчастному. По иронии судьбы - именно тому вану, кто рискнул положить руку на спину Сигюн.
- Разве вы чем-то больны, милорд? - шаги миледи решительны, но изгибы талии при походке так завораживают, что даже Амора на пару минут отвлекается от своих собеседников. Хотя ей-то чего наблюдать: сама учила. Локи подходит к вану, страстно желая схватить рукой того за горло и сдавить наманикюренными длинными ведьмовскими коготками покрепче... Но лишь поддевает пальчиком чужой подбородок.
Зеленые глаза горят так ярко, словно что-то обещают.
- Тогда не стоит перегружать наших милых замужних лекарей. Не так ли, Сигюн? Мне казалось, что ты замужем, - улыбается ей настолько тепло, что никто не замечает, как успевает встать между целительницей и ваном.
И делает то же самое: приобнимает за талию, мурлыкнув на ухо:
- Знаешь, мне кажется, Сиф надо спасать. Или ванов от Сиф? - стратегический разворот, горячая рука на талии врача, а попутно что-то мило щебечет, умудряясь собрать вокруг себя всех присутствующих мужчин.
И не отпуская при этом Сигюн.
В итоге садится рядом с Аморой, улыбается ей, та приветственно кивает, а Локи умудряется попутно еще и у Сиф отнять меч, восхищенно рассматривая его и подмигнув воительнице. Кажется, та только рада, что мужчины отвлеклись на новую "жертву". Даже вот меч свой пожертвовала.
Или поняла, кому жертвует?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zQR9.jpg[/AVA]

Отредактировано Loki Laufeyson (Чт, 30 Ноя 2017 00:22:45)

+1

4

Ван мил, сад красив, погода прекрасна, а Сигюн хочется поскорее сбежать из под солнечных лучей и оказаться в тени дворцовых сводов. Это не ее место, и она это прекрасно осознает. Каждому дана роль, но ей ее собственная не нравится, но что поделать, если царица велела здесь быть? Сигюн только и остается что улыбаться, кивать и быть той самой хорошей девочкой, какой ее всегда хотели видеть родители. Это несложно, она давным-давным привыкла, но неприятно - это скучно, это глупо быть таким развлечением, когда она целитель, причем, хороший! Лекарство заняло в ее жизни прочное место, это первое, с чем должно ассоциироваться ее имя, но наверняка, ее вспоминают, в основном, как супругу несносного Локи. И, наверное, это одна из основных причин, по которой с ней так любезничает этот посол.

Ее спутник в самом деле мил, он интересуется Асгардом, этим садом, даже задает несколько вопросов по поводу того, что нравится самой Сигюн. Асиня улыбается в ответ, кивает на комплименты и добрые слова, что-то отвечает неизменно вежливым тоном, а сама думает, что как это, должно быть, будет весело, если жена трикстера кем-то увлечется. Не для самого мужа, разумеется, а для окружающих, потому что гордого Локи такое должно страшно задеть. Сигюн только вздыхает и опускает взгляд на гравий под ногами - увлекаться кем-то она не хочет и не будет, обижать мужа с его болезненной гордостью не может и не будет, а вот пробыть здесь еще какое-то время ей придется. Она не станет никаким поводом для сплетен, потому что для этого надо быть менее скучной, она не переживает за такое, но ей так неинтересно...

Спасение приходит неожиданно и в неожиданном виде - Сигюн округляет глаза, рассматривая появившуюся словно из ниоткуда асиню. Первая мысль о том, что она красивая, вторая, что незнакомая. Черноволосая и высокая, она тут же привлекает к себе всеобщее внимание. Вон, даже ван рядом с Сигюн теряет дар речи, и асиня безмолвно этому радуется. Она смотрит на эту женщину, ловит в ней какие-то знакомые черты и повадки, но не может понять, откуда знает их. Может быть, ей на ум бы что-то и пришло, если бы асиня не решила обратиться к ней самой как раз тогда, когда Сигюн уже хотела отступить и уйти на задний план.

-Прошу прощения? - срывается с губ Сигюн, которая не понимает, что от нее хотят. - Да, я замужем, мне кажется, это всем известно. - ее брови взлетают вверх, когда узкая ладонь с длинными, красивыми пальцами ложится ей на талию. Это странно - прикосновение не игривое или случайное, слишком заметно чувство собственности, слишком крепко ее держат для такого. В первое мгновение она хочет убрать чужую руку, но дальнейшие слова, которые были сказаны прощекотавшим ей шею шепотом, совершенно сбивают ее с толку и она смотрит на Сиф, которая в самом деле, судя по ее виду, готова кого-то убить. -Мне кажется, что ванов.

Она сама не понимает, как оказывается усаженной на длинную каменную лавку, не понимает, почему женская рука так часто возвращается на ее талию. В какой-то момент Сигюн не выдерживает и ловит незнакомку за запястье.

-Мы же незнакомы, верно? - спрашивает она, хмуря светлые брови и вопросительно глядя на женщину. Ваны как раз отвлеклись на Амору, старательно не дававшую Сиф поругаться с одним из послов. Воительница стоит скрестив руки на груди и неодобрительно глядит на чародейку, прильнувшую к широкой груди одного из мужчин.

+1

5

О, великие норны, кажется, его не узнают! От восторга трикстер готов захлопать в ладоши, но сдерживается. Краем глаза видит, как за ним оценивающе наблюдает Амора: потом нужно будет узнать мнение подруги. Потребовать рецензию на выступление, так сказать.
Тем временем леди Локи весело улыбается, играясь с мечом воительницы и строя глазки всем подряд вокруг. Даже Сигюн.
- Как это, незнакомы? - встрепенулось милое создание с демоническими зелеными глазищами. Улыбнулось, похлопало длинными ресницами и промурлыкало, повернувшись к Сигюн лицом. - Амора наверняка обо мне рассказывала. Правда, Ами? Ты же говорила о своей старой любимой подруге? - выгнуться так, чтобы все стоящие ваны засмотрелись на изгибы тела асиньи, а ее голова тем временем снизу вверх рассматривала наклонившуюся над лавкой Амору, - целое искусство. Улыбается, ластится, мурлыкает, краем глаза отмечая, что мужчины постепенно теряют нити разговора. Амора, словив замысел, не отстает, представляет гостью, как свою хорошую подругу - миледи Трик.
Трик, Трикс...Трикстер?
Оба шутники ведь, оба любят все, что спрятано, вытаскивать на поверхность и ждать, догадаются ли остальные. Тем временем чаровница пробегается легкими касаниями по лицу ведьмы, шутливо целует ее в кончик носа, заставляя еще больше выгнуться к удовольствию ванов.
- Прекрасная Сиф, у вас такой дивный меч! - оп, и ловким выпадом острие оказывается под носом у того вана, который больше всех лез к темноволосой валькирии. Умения миледи в обращении с оружием заметны: только мастер сможет остановить руку настолько вовремя, чтобы не ранить. А она улыбается, возвращая меч округлившей глаза Сиф.
- Помните ваш бой с принцем Тором, а потом с Локи? Тот ваш прием, который сразил славного Одинсона? - забавно, но вкрадчивое мягкое мурлыканье действует и на Сиф, заставляя ее кивать и даже отвечать. - Это был прекрасный прием! - восторженно отмечает дивное создание, вызывая сначала подозрительный прищур, а потом и понимающую усмешку у понятливой воительницы.
Там ведь кроме них троих никого не было. Сиф, Тор и Локи.
- А давайте пройдемся? - девчонки поддерживают эту идею прежде, чем ваны успевают возразить. И Локи, наконец, получает возможность пристать к Сигюн.
- Мне рассказывали о ваших трудах. Кстати, читали ли вы книгу "Сочинения об астральном плане"? Полнейшая нудятина, но безумно полезная как для практикующих чародеев, так и для лекарей. Между прочим, во всей истории магии только два лекаря использовали астральный план для излечения пациентов: слишком опасное и трудоемкое дело. Однако, на Земле до сих пор используется мастерами в храмах. Правда, не для излечения... - она рассказывает и рассказывает, при том так увлеченно, что тонкие белые руки так и порхают в воздухе.
Локи ведь обожает книги. Хочешь завоевать внимание принца - заговори про какую-нибудь редкость, упомяни новейшие исследовании в магии, расскажи о старых легендах или далеких запрятанных артефактах. На пирах Один частенько морщится, заставая младшего за очередным томом, спрятанным то под стол, то под иллюзию какого-нибудь блюда. А что делать, если ему бывает откровенно скучно? И обсудить частенько прочитанное не с кем: есть мама, но не будешь же ее постоянно тревожить, верно? И это упоение, эта способность пересказывать простые (и довольно занудные) вещи занимательно - уже может служить сигналом о том, кто перед ними.
- Кстати, очень советую труд... - попутно называет одно из лежащих в его покоях сочинений по медицине. Опасной медицине, не до конца проверенной, но очень действенной: используемые там ингредиенты решатся применять либо только безумцы, либо отчаявшиеся. Либо (также возможный вариант) - настоящие мастера своего дела.
Много лет спустя почерпнутые знания спасут его от укусов тварей Хельхейма.
Попутно срывает цветок, попавшийся под руку, и резко развернувшись на каблуках, протягивает его Сигюн.
- Как тебе идет! - искренний восторг ребенка, да еще и: - Сиф, ведь ей идет, правда? Амора, посмотри, какая красота!
Глаза при этом - смешливые, горящие, светятся. Берет ее за руку, и срываясь с места, несется вперед после шутливого предложения Фрейи "наперегонки до берега, а то засиделись в саду наши гости".

[AVA]http://funkyimg.com/i/2zQR9.jpg[/AVA]

Отредактировано Loki Laufeyson (Пт, 1 Дек 2017 02:55:45)

+1

6

Сигюн всегда была не такой понятливой, как некоторые. Ей не удавалось все схватывать налету как некоторым, она всегда прилагала определенные усилия, чтобы чего-то достичь. Да, она до сих пор жалеет, что не все плывет к ней в руки, ведь так жизнь была бы куда проще, но и особой печали не испытывает - все ее достижения ее собственные, от и до, но в какие-то моменты она испытывает острую досаду от того, что сразу не может что-то понять или о чем-то догадаться. Вот как, например, сейчас, когда эта черноволосая женщина щебечет о чем-то своем, стреляет глазками, а Амора улыбается той самой улыбкой, которая буквально вопит о том, что колдунья знает что-то невероятно занимательное и забавное, что не знает кто-то еще. Сигюн как никогда хочется по-детски скрестить руки на груди, потому что вот опять она маленькая, на нее не обращают внимания и говорят через ее голову о своем, но она сдерживается. Такое поведение просто глупое, да и привлекать к себе внимания (хотя кто обратит внимание на нее, в делающем ее бледной лягушкой синем рядом с другими?) Сигюн не хочет, поэтому просто недоумевающе смотрит на Амору, потому что определенно точно помнит, что никто ничего не упоминал.

А черноволосая чаровница тем временем крутится и вертится - вот у нее в руках уже меч Сиф, которым она лихо крутит, красиво изгибая руку в запястье, и острие оказывается аккурат перед лицом недоумевающего ванна. Сигюн видит восторг в его глазах, а затем смотрит на Сиф, слушая рассказ черноволосой, которая говорит о братья Одинсон и воительнице. Все смеются, Сиф понимающе улыбается, вызывая еще больше недоумение у Сигюн, чей робкий вопрос "которого из славных Одинсонов" остался незамеченным. Впрочем, она не повторяет, только вздыхает и смотрит в сторону дворца, на одну из невзрачных аллей, на которую хочет свернуть, раз уж ее теперь точно никто не замечает, но неожиданно ее перехватывает черноволосая асиня, начиная щебетать о одном из научных трудов.

-О моих трудах? - переспрашивает она, наблюдая за порханием красивых ладоней с длинными тонкими пальцами. Что-то в жестах ей знакомом, и Сигюн вновь хмурит светлые брови. - Да, я знакома с этой книгой, достаточно интересное переложение и объяснение некоторых способов для лечения, но совершенно непрактичное. Я не думаю, что при двух удачных прецедентах использования подобных методов их стоит относить только к таланту магов - надо учитывать ситуацию больного, его болезнь и, собственно, удачу. Два раза не являются никаким показателем, в первом случае исцеление вообще было вызвано запасом силы самого мага, именно это вытянуло больного, которого потом лечили от магических ожогов, - Сигюн никогда не была из тех, кто любил эксперименты. Надежность привлекала и привлекает ее куда больше, внушает доверие, в то время как более нетрадиционные способы часто вызывают слишком много вопросов. - И этот труд я знаю, он есть у меня, - тут она немного кривит душой - он есть у Локи, но как там было? Мое станет твоим, а твое - моим? Она уже и не помнит, что там зачитывалось на их свадьбе. - И я того же мнения о нем, что и о предыдущем - слишком опасно и нестабильно, чтобы использоваться на регулярной основе с теми, кому дорога уже не заказана..

Неожиданно в ее руках оказывается цветок, чаровница заливисто смеется, обращаясь к Сиф, а затем хватает ее за руку и вот они уже бегут вперед. Для Сигюн все смешивается в калейдоскоп красок, который прерывается только тогда, когда они достигают берега озера. Ваны, увлеченные чем-то, что рассказывает Амора, останавливаются в стороне вместе с Сиф, которая и сама вдруг разговорилась и активно машет рукой в воздухе. Кажется, она пересказывает ту историю с цвергом, который оскорбил ее достоинство в те годы, когда она была еще юной девочкой, и поплатился за это своим собственным. Сигюн, все еще сжимающая в руках цветок, убирает упавшие на лицо волосы и смотрит в веселые глаза чаровницы.

-Амора про вас ничего не говорила, - вдруг говорит Сигюн, начиная сопоставлять все, что успела услышать и потихонечку распутывать клубочек, который вился у нее под ногами. - Но и она, и Сиф тебя знает...

Да, она не самая понятливая, но и глупой или медлительной тоже никогда не была.

+1

7

Леди Трикс улыбается, глядя на Сигюн кошачьим прищуром. Пушистые ресницы опущены, взгляд изучающий, даже несколько томный. Локи видит, что Сиф уже поняла, в чем дело. Амора же явно старается не смеяться, а вот с Сигюн становится интересно. Реакция жены показывает, что фокус удался. Это так вдохновляет!
Его забавляет это "у меня есть" - точно ведь помнит, что книга все также лежит на прикроватной тумбочке у его изголовья. Из вредности решает поспорить:
- С одной стороны вы, безусловно, правы, прекрасная. С другой, там есть множество советов, которые можно использовать для иных разделов магической науки. К примеру, как насчет телепатии или создания иллюзий? - и смотрит, смотрит испытующе. В этом весь Лафейсон: никогда не может использовать что-либо исключительно по назначению. Вечно даже для простейшего заклинания выискать нужно самое нетривиальное применение. Амора, кстати, до сих пор не догадывается, что новые чары очищения, делающие ее лицо сияющим, изначально были почерпнуты Лофтом из книги по ведению домашнего хозяйства. Проще говоря, для мытья посуды подмога это была. - Например, межпространственная телепатия вполне возможна, если научиться соединять несколько планов в единый. Получается некое общение проекциями разума. Да, довольно затратно, но в целом - шикарная возможность пообщаться с каким-нибудь Муспельхеймом, не переходя при этом Биврест! - и такое воодушевление, такой блеск в глазах, будто перед ней не очаровательная миледи, а безумный вдохновленный ученый.
К слову, периодически Лодур так общается с Ангрбодой. Правда, потом мигренью мучается, но оно того стоит.
- О! - хохочет затейница в ответ на последующее замечание. - Амора вообще у нас скрытная, а Сиф обладает мышлением воина-стратега и отличной визуальной памятью. Напомнишь ей эпизод - дашь подсказку, - смех мелодичен, а голос хитер. Тем временем они отдаляются от основной группы, останавливаются на месте. - Или тебе тоже нужна подсказка? - вкрадчивое кошачье мурлыканье и зеленые глаза ведьмы внезапно очень близко, как и ее улыбка. А потом - короткий поцелуй.
Такие краткие моменты нежности и можно было дождаться от ётуна, далеко не всегда расположенного к близкому взаимодействию. Проявлять свою привязанность к кому-то по-нормальному Лофт так и не научился: он все больше наряды зачаровывает, в осьминогов блюда превращает и доводит до цугундера своими шуточками, нежели поэмы о любви читает вслух избранницам. Да и в дружбе трикстер опасен: мало кто знает, сколько раз они с Аморой ругались, доводя то дом, то поляну на окраине города до состояния "что это за нагромождение хаоса?"
- Зато даже Сиф развеселилась, а то сидели унылые, скучные, - как ни в чем не бывало тянет шалунья, отстраняясь и продолжая свой путь. Попутно играется с ветром, поправляя выбившиеся прядки. Касается листьев, срывает какой-то цветок. Ей все интересно: так маленький ребенок готов целый день перебирать песочек или играться с кубиками - изучать простейшее, что для него - целый мир.
- Мне даже интересно, через сколько у Фрейи закончится терпение? Даю десять минут, и ван станет кустиком, - тихонечко, чтобы услышала только Сигюн, замечает она со смешком спустя пару минут. А ведь даже не обернулась. Позади и правда можно заметить, что чаровница уж слишком мила, только вот ловко увиливает от прикосновений.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zQR9.jpg[/AVA]

+1

8

Сигюн знает все грешки, которые за ней замечены. Да что там - она сама из замечает и записывает. И речь даже не о том, что она не самая смекалистая или красивая из асинь, которая есть на белом свете, нет. Она нерешительна, порой ей не хватает смелости подать голос и высказаться, она часто предпочитает плыть по течению, прощать удается ей слишком легко, а наказывать слишком сложно. Ей требуется время для того, чтобы дойти до чего-то, догадаться и найти слова, чтобы это озвучить. Она совершенно не умеет сносить обиды на людях - отшучивается и, как только внимание к ней угасает, прячется хоть в своих покоях, хоть в глухом уголке дворца, хоть в лазарете, занимая голову и руки чем-то полезным. Но у нее есть и один большой плюс - Сигюн знает все это и старается исправиться. Вот как сейчас, когда соединяет у себя в голове все точки и уже почти нащупала ответ на все вопросы.

Чаровница смеется и порхает, в ее глазах веселые искры, а Сигюн вдруг поражает догадка о том, кто перед ней. Но это смешно и странно, она прекращает хмуриться, слушая собеседницу, и наклоняет голову набок. Ей хочется озвучить вопрос, достойный своей прямотой самого Тора, но не выходит. Слова застревают где-то посреди горла и у Сигюн только одна мысль - что она сейчас очень феерично и глупо опозорится из-за своих догадок. Это ведь паранойя, думать, что перед тобой не незнакомый человек, а?..

-Все что вы говорите спорно, - вместо этого возражает Сигюн, а дальше сказать ничего не успевает (ни про Амору, ни про Сиф, ни про себя саму), потому что чаровница оказывается вдруг слишком близко и накрывает ее губы своими в поцелуе. Вот так просто - острая как лезвие нода улыбка и быстрый поцелуй, который заставляет сердце Сигюн пропустить удар. А потом забиться с новой силой от смеси радости и тихого ужаса - "права, права, права" с "всего святого ради, ну вот зачем". При всей прохладе своей натуры, при всей сдержанности, вбитой в ее голову родителями вместе с этикетом и целой пачкой правил, при том, что Сигюн никогда не смотрит на Локи теми же глазами, какими на него смотрит что Сиф, что половина асинь Асгарда (нет, в ее глазах тоже есть и нежность, и тепло, но вот восторга и пелены как-то нет и не было), она никогда не забывает о том, что он ее муж. Не кичится этим, не стыдится, это просто факт и данность, которая является частью Сигюн. И именно из-за нее она прекрасно знает, манеры и повадки трикстера, а так же то, как именно он может целовать.

-Ты... - выдыхает она и шипит, душа в себе огромное желания оттаскать светящегося от счастья Локи за ухо. - Ну вот зачем это, скажи? Я понимаю, что делать нечего, но в самом деле... - ей страшно хочется возвести руки к небу, но она не хочет привлекать к себе внимание. И к Локи тоже, даром, что в его обличье на него и так все будут смотреть. Лишь бы просто Всеотец не стал, а то неловко и некрасиво выйдет. Асиня вздыхает и спешит следом, прекрасно зная, что Локи никогда не сидится на месте. - Развеселилась она... конечно развеселилась, она глазами души своей видит, как Один будет на тебя кричать. Опять, - в ее голосу слышится легкий укор, но настроение уже меняется. Несмотря на предчувствие беды, ей, все же, становится лучше - с Локи всегда легче в таких ситуация, даже тогда, когда он невыносим и ведет себя как вздорный мальчишка. Особенно тогда. - А вдруг она решит, что он милый и уедет с ним?

Разумеется Сигюн дразнится, она даже не до конца думает о том, что говорит. Сейчас, когда она знает, кто перед ней, в ней просыпается любопытство - асиня с интересом рассматривает новый облик трикстера, прежде чем берет его за руку и смотрит на узкую, красивую ладонь. Это забавно, как иначе и одновременно с тем по-старому он выглядит.

Отредактировано Sigyn (Пн, 11 Дек 2017 13:40:23)

+1

9

- Узнала, узнала, узнала! - веселится это чокнутое создание, хлопая в ладоши и смеясь. Даже подпрыгивает на месте от избытка эмоций. Кажется, наравне с обаянием, в ней уйма детской непосредственности, которой в Лодуре обычно не заметишь. - Ха-ха, я тебя умоляю, дорогая! - дергает оголенным плечиком, подмигивает. Оглядывается на спутников, машет им рукой - то ли прощаясь, то ли наоборот - зазывая идти дальше. После чего берет под руку свою собеседницу, ничуть не смущаясь тем, что пальцы переплетаются.
- Не будь занудой, - в голосе ни капли сожаления о содеянном, даже раздражения нет. И откуда только подобная безмятежность? - Отец постоянно недоволен, но ведь мне нужно где-то испытывать свои изобретения, верно? Отлично ведь вышло, вы бы себя видели, - еще и хихикает. - А что касается Сиф: ее бесят такие сборища не меньше тебя. И если в ее голове появится кто-то, способный затмить Тора, то это явно будет не вон тот хлюпик, - презрительно кривится, дергает головой, чтобы указать назад. - Ты бы видела, как она на него смотрит! - всплеснув руками в явном восторге. - Ты на меня, между прочим,
никогда так не смотрела!
- и как только чистый восторг за доли секунд сменяется обиженно надутыми губками, косым вопросительным взглядом и острым локтем под ребра лекарю? Удар явно шутливый - без размаха и даже руки не отняла при этом.
- Почему? - а вот здесь уже к нарочито демонстрируемой обиде добавляется внезапный детский интерес. С такими интонациями обычно задают вопросы "почему небо голубое, почему вода мокрая, почему у папы всего один глаз".
- И между прочим, - даже интонаций не сменила, перескочив скоростным поездом уже на другую тему, - это сложно. Безумное количество деталей, поведение, походка, жесты, голос, повадки, взгляды. Ты бы знала, сколько Амора мучилась, - хихикает, но тут же хмурится. И даже как-то сбавляет темп речи, вроде смутившись.
- Подвязки, кстати, настоящие. Иллюзия не доработана до конца, - рассматривает свои руки с таким внезапным интересом, будто впервые их увидел.
На самом деле, ему непривычно. Наманикюренные пальчики, острые ноготки, плавность движений - это все дает очень странное ощущение. Как-будто одновременно и ты, и не ты. Будто тело твое, а разум - чужой. Или что какая-то часть тебя откололась и начала самостоятельную жизнь.
Магия иных образов - довольно простая, частенько используемая волшебниками по всем девяти мирам, - едва ли кем-то еще была изучена и доработана до таких высот. Никто не стал бы тратить время, придумывая биографию стражнику, под личиной которого разгуливал по Муспельхейму. Или мальчишке-оборванцу, собирающему яблоки в Мидгарде. Никто не вживался настолько, не бил себя на части, раскалывая целое снова и снова. Ведь каждая роль - это маленькая жизнь. Ее нужно проживать, коли хочешь хорошо исполнить роль. И Локи проживал, оттачивая искусство перевоплощения раз за разом.
Только вот не говорил никому, что это выливается в неконтролируемые воплощения. Что иногда, когда приснится страшный сон, он просыпается и видит в зеркале себя - мальчишку. А однажды проснулся, подошел умыться, и заметил состояние рук. Сонный разум не сразу распознал иллюзорность, навеянную кошмаром, а потому вскрикнул от страха, напугав чайку на подоконнике.
- А кстати, почему вообще сюда пошла? Тебе же не нравятся подобные сборища? - о, а вот и принц-параноик. Просыпается частенько, засыпает с большим трудом. Голос пока вкрадчивый, как и вопросы, и даже - внезапно - сочувственный. - Зачем себя мучить? - улыбается на удивление открыто, прищур только внимательный. - Или я помешал? - тонкие брови насмешливо взлетают вверх.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zQR9.jpg[/AVA]

Отредактировано Loki Laufeyson (Вт, 12 Дек 2017 01:16:34)

+1

10

Нельзя сказать, что ее супруг неласков или невнимателен. Сигюн знает, что она есть в его мыслях, хоть, очень часто, и где-то на периферии сознания. Она понимает, что могла бы претендовать на большее, что это могла бы стать центром чьей-то вселенной, но ей это не нужно - так у нее было бы слишком мало себя и слишком много кого-то еще. Поэтому, наверное, ее не обижают поступки Лоеи так, как должны были бы. Поэтому она улыбается ему, отвечает на нежность, сжимает пальцами его ладонь. Только вот сейчас все непривычно - обычно Локи, если тянет ее куда-то, бескомпромиссно сковывает своими длинными пальцами ее запястье (Сиф и Амору такое страшно злит, Сигюн же давно привыкла в отношениях с мужем и к не такому посягательтству на ее личность и свободу), сейчас же их пальце переплетены, но ладонь вроде и привычная, а вроде бы и нет. Хотя от чего нет? Узкая, тонкая, нежная, слишком девичья с этими длинными острыми ноготками.

-С тем, как себя ведет Тор, скоро и такой ван сможет преуспеть в получении ее внимания. Найдет себе кого-то на него непохожего и будет рада,- в ее голосе слышится неодобрение. Иногда, когда рядом есть только Локи, она позволяет себе говорить то, что думает: выражает свое недовольство относительно главного лекаря, ворчит о бесполезности каких-то указов Одина, ругается из-за чего-то еще. Совсем редко Сигюн что-то говорит о Торе, потому что у всех это какая-то больная тема - один все допрыгнуть не может, не понимая, что уже стоит на ничуть не менее высокой горе, просто другой, а вторая никого на свете белом видеть не желает и от того страдает, даром, что обычно молча. -На кого Сиф смотрит так, как я на тебя не смотрю? На Тора или на хлюпика? В последнем она не то что мужчину не видит - просто достойного существо, дорогой, - Сигюн уже дразнится и умничает, смотрит искоса, а на губах улыбка. Ее мысли больше заняты тем, что оценивают Локи-не Локи, но асиня замечает его обиду. Еще бы, если он пихается! Сигюн смеется и отвечает: Я слушаю ночами твое бормотание о каких-то магических теоремах, поверь мне, это высшее проявление любви. Сиф бы просто придушила подушкой.

Она улавливает какие-то странные нотки в голосе Локи и смотрит на него внимательными глазами. Этот взгляд часто можно видеть на ее лице, когда асиня пытается понять своего супруга. В нем, в этом взгляде, смесь легкой грусти, сочувствия и нежности. Локи в самом деле умный, в самом деле не плохой, как говорят со злобой некоторые, но для того, чтобы добраться до его сути, надо мучиться и разворачивать его. И проблема даже не в том, чтобы все развернуть, а в том, что это "шаг вперед, два назад", на каждый снятый слой накидывается еще два, образовывая какой-то нескончаемый круг.

-Все сложно, но у тебя очень славно получилось, - она гладит его пальцами по ладони, рассматривает с ног до головы, а потом нарочито грустно-грустно вздыхает. - Если ты знал, что я здесь буду, мог бы быть хотя бы чуточку менее красивым. То есть красивой, - ее глаза останавливаются на груди Локи, сейчас отнюдь не плоской, и Сигюн качает головой. Никто ее не жалеет, но это уже не новость. - Муж - и тот красивее, - она улыбается и, даже если где-то немного задета, не показывает этого, поворачивая лицо в сторону остальных.

Все заняты своими делами - часть ванов очарована красавицей Аморой, еще парочка усиленно доводит Сиф, чья улыбка все больше и больше начинает напоминать ее боевой оскал. Пару мгновений асиня смотрит на подругу, гадая, когда же она в самом деле решит, что если Ванахейм лишится пары послов - никто и не заметит? Они же все на одно лицо, любит повторять что она, что Локи (и в этом они поразительно единодушны, что не перестает забавлять саму Сигюн), так кто ж спохватится? Она качает головой и смотрит на мужа, который сейчас вовсе не ее муж, а дорогая подруга Аморы. С губ срывается смешок, даже несмотря на то, что асиня готова поклясться, что уже чувствует недовольство Одина, хоть он еще явно не знает об очередной проделке сына.

-Не нравятся, я их ненавижу. Это не на пирах с тобой сидеть, где на меня смотрят первые минут десять, оценивая мой наряд, а потом только на тебя, а меня больше не замечают, - говорит она рассеянно, наблюдая за тем, как Амора уговаривает ванов окунуться в озеро, придумывая какие-то шутливые задания вроде "я кину туда свою туфельку и поцелую того, кто мне ее вернет". Судя по виду Сиф та тоже не прочь что-то бросить в озеро, правда это что-то очень даже живое и говорливое. - Царица велела нам с Сиф пойти. Мне, потому что я твоя жена, Сиф, потому что твоя мать не оставляет надежд о скорой свадьбе Тора, - иногда она почти понимает, что чувствуют ее подруги, когда выражают свое недовольство Локи. Отношения Сиф с Тором Сигюн тоже совершенно не радуют, но повлиять она на них не пытается, прекрасно понимая, что это совершенно бесполезное дело. Если они сами ни на что не решатся и ни к чему не придут, за них это никто не сделает. - А что? - вдруг она понимает, что тон мужа слишком ласковый. Обычно, она раньше слышит эти нотки в его голосе, но сейчас он чужой, женский, и она не сразу замечает, что что-то не так.

Отредактировано Sigyn (Вт, 12 Дек 2017 16:33:25)

+1

11

Он хохочет, слушая лекаря и представляя себе, как было бы это "придушила подушкой". Даже мини пьеску разыгрывает, беря самого себя за горло и корча рожицы "задушенного" в ответ на слова. Потом, подуспокоившись, дергает плечом.
- Сиф сама виновата. Поставила себя боевым товарищем, а не девушкой, вот и получает. Тору же нужно в лоб все говорить. Или просто, - тут эта ведьма начинает хихикать почти до истерики, - или нужно, - даже говорит, запинаясь от с трудом сдерживаемых смешков, - Или нужно прийти в нормальном, - руки оглаживают тонкую талию, намекая на фасон, - платье...Что ты так смотришь, идея то откуда, думаешь, родилась? Тор оценил! - последнее сопровождается едва ли не взрывом хохота, даже ваны оглядываются на них с недоумением.
А она старается, даже ладошками прикрыла рот, но все равно вся трясется от приступа веселья. Аж на глазах слезы выступили. Только немного отдышавшись, смогла продолжить рассказ, попутно утягивая Сигюн дальше по тропинке.
- Извини за теоремы. Буду уходить спать в кабинет, - Трикс очень старается быть серьезной, но раскрасневшаяся, с выбившимися от смеха прядками, - затея не удается.
На ее слова о красоте хмурится, заносит тонкую руку, словно хочет в шутку ударить по голове, генерирующей такие идиотские мысли. Вместо этого передумывает: оглядывается, находит взглядом ближайшую скамейку и тянет туда лекаря. Усаживает, проходясь ладонями по плечам, разминая их, слегка царапая шею в процессе ногтями.
- Мне же нужно было как-то затмить Амору, правильно? - шутливый мурлыкающий шепот над ухом. - Между прочим, безумно сложная задача! - руки проходятся по волосам, с легкостью переплетая их во что-то затейливое. - Да и понятия о красоте у вас странные, миледи, - хихикает, чмокнув в щеку и продолжая экзекуции.
- Что? - ответ вопросом на вопрос - это опасный звоночек для тех, кто знает трикстера. И голос такой спокойный-спокойный, ласковый-ласковый.
- Ваны, конечно, прекрасный народ, - по голосу слышно, что он так не считает и считать не будет. - Но в дружбе с Фрейей я усвоил одну простую истину: никогда не расслабляйся рядом с ними. И если осьминога на пиру показалось мало, то в озере ведь тоже много всякого разного водится, - пальцы миледи нежны, а вот голос отдает морозом Ётунхейма.
Тем временем неуловимо изменившееся платье чуть больше облегает фигуру: всего лишь требовалось слегка подправить крой и изменить цвет на более насыщенный синий. Волосы, до этого собранные, спадают по плечам волнистыми локонами, а на голове собраны в хитросплетение косичек, поддерживающих основной каскад прически.
- Между прочим, Сиф тоже можно вот так преобразить. Только с ее замашками даже диадемы не помогут, - вздыхает колдунья, поджимая губы и втыкая в прядки сорванную розу. Немножко магии, - один из фокусов Аморы, - и бутон сияет капельками воды, привлекая внимание своим насыщенным алым цветом.
- Мама, кстати, могла бы и не стараться. Тору не интересно. А посылать тебя без меня очень глупо! - фыркает, улыбаясь подошедшей группе и обнимая Сигюн за плечи.
Один из ванов начинает проявлять внимание, задавая вопросы: откуда прекрасная леди, кто она и прочие глупости. Локи слушает все это, улыбаясь. И после чего выдает, что из Муспельхейма, что давно мечтала побывать в Ванахейме, а тут такая возможность...
По мере того, как она говорит, голос приобретает все более глубокие бархатистые оттенки, а тонкая рука оказывается на груди вана. Локи улыбается и улыбается, продолжая мурлыкать и вводя в смущение бедного парня. А заодно и Амору доводя до веселой истерики: чаровница уселась на лавочку, рядом с лекарем, задала какой-то вопрос и с такой сосредоточенностью слушает ответ, что видно хорошо ее знающим: еще немного - расхохочется в голос, напугает всех местных пташек ведьмовским гоготом.
Потому что знает прекрасно: вот такой трикстер - что-то задумавший бесенок. Или за что-то мстящий. Или и то, и другое одновременно.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2zQR9.jpg[/AVA]

+1

12

Faith Marie - Antidote

Локи дурачится, и, если честно, Сигюн это нравится. На ее лице расцветает улыбка, с которой она ничего не может и не хочет делать - ей хочется почаще видеть его беспечным, пускай сейчас его образ непривычен настолько, что ей приходится напоминать себе, что перед ней стоит никто иной как ее собственный супруг. Это сложно и странно, но она удивительно быстро и легко это принимает. Принятие, в принципе, является едва ли не основополагающей чертой Сигюн, иначе бы она не свыкалась с чем-то так легко и просто для себя и окружающих с многими вещами в этой жизни.

-Ты экспере... нет, постой, нет, - она сама смеется и отмахивается от предложения Локи спать в кабинете. Перед ее глазами удивленное лицо Тора и ликующее Локи. Она знает их обоих достаточно хорошо, чтобы без проблем представлять себе их обоих и саму сцену, правда, с какими-то упущениями, куда же без них? Сигюн никакая не ясновидящая. - Часть меня хочет поинтересоваться, а другая говорит, что ответ будет более страшным и волнующим, чем я могу себе представить, поэтому, нет, я не хочу знать. Я буду спать спокойнее без этого рассказа.

Пальцы Локи ловкие, у Сигюн по спине пробегают мурашки, когда он касается ее шеи, усаживая на скамейку, а как только ее супруг начинает возиться с ее волосами, она прикрывает глаза от удовольствия. Обычно асиня не любит, когда кто-то трогает ее шевелюру, но есть и исключения, среди которых младший сын Один. Его прикосновения приятны, они легкие и немного щекочут, и настроение Сигюн приподнимается, она посмеивается и послушно поворачивает голову так, как он велит, не желая создавать ему неудобств. С закрытыми глазами легко забыть, что за ее спиной не мужчина, а женщина, но она не забывает, прекрасно зная, какую милую картину они из себя, наверное, представляют.

-Затмил, затмил, - улыбается Сигюн, слушая дальше его обманчиво ласковый голос. Она слишком хорошо знает своего супруга, чтобы не понимать, что где-то здесь ловушка, а она ходит совсем-совсем близко с ней. Ванов Локи не любит и нелюбовь эта явно обоюдная, потому что асиня не помнит ни одного выходца из Ванахейма, который бы не смотрел на ее супруга волком. - Пожалуйста, прекрати сердиться. Если ты боишься за честь Аморы, то не переживай, она и сама легко отправит их на дно озеро за ракушками, - ну не по ее же честь им идти, кому она нужна? И не по честь Сиф, хотя асиня она видная, и Сигюн бы с удовольствием посмотрела, как ее дорога подруга отправляет кого-то в воду. Разумеется, вслух она это никогда не скажет, но... и она грешна, и у нее те еще мысли в голове. - Сиф не надо преображать, она и так хороша, а твой брат застрял в детстве. А у тебя, если что, подростковый период, - дразнится она, чувствуя себя, наконец, более или менее в своей тарелке. -А почему глупо? Я, в отличие от некоторых, себя вести умею.

Когда к ним подходят, Сигюн улыбается вполне искренне, смеется и подыгрывает, заразившись всеобщим весельем, но все равно жмется к Локи, чувствуя себя комфортно с его холеной женской рукой у себя на плечах. Амора подсаживается ей, едва сдерживает свой ведьмовский смех, говорит о чем-то с предельно серьезным лицом, в то время как Локи продолжает свою игру. Сигюн упускает момент, когда рука исчезает с ее плеча, а ван, заглядывая в глаза Локи, сжимает его ладонь в своей и просит подарить ему прогулку. Брови асини предсказуемо приподнимаются вверх, когда ван проявляет завидную настойчивость и тянет Локи к себе.

Это то ли смешно, то ли страшно, но пока Сигюн не может определиться.

Отредактировано Sigyn (Сб, 16 Дек 2017 00:22:29)

+1

13

- Ох, ну я даже не знаю... А пойдемте прогуляемся вдоль берега! - если сначала трикстер строит из себя наивную дурочку, не осознающую, чего от него хотят здесь и сейчас, то под конец предложения уже сам проявляет завидную настойчивость. Едва ли не утягивает за собой слегка опешившего от такой наглости вана, явно что-то задумав. Покорный трикстер? Анекдот ведь.
- Локи действительно за тебя беспокоится, - негромко произносит Амора, пока Сиф разбирается с оставшимися гостями. Разбирается на свой лад, начав рассказывать что-то забавное из походов с Тором: да с таким энтузиазмом, над которым Лодур обычно подшучивал и ерничал. Но слушал при этом, да еще и внимательно слушал, хотя усиленно делал вид, будто ему неинтересно.
- Ты бы видела его лицо, когда учился ходить на каблуках, - ведьма хихикает тихонько, кусает губы, чтобы не расхохотаться в голос. Слегка касается руки лекаря, чтобы продемонстрировать воочию.
Мученический вид, командный тон чаровницы, ее плавная походка "от бедра" - словно плывет по воздуху. И рядом спотыкающийся умирающий лебедь. Только вот лебеди так не матерятся на сплаве наречий иных миров. Впрочем, уже следующая картинка-воспоминание показывает танцующего на высоченной платформе под аккомпанемент хлопков колдуньи трикстера.
- Быстро учится. А вот с чулками за ним пришлось побегать, - Фрейя откровенно веселится, делясь этим. Пользуется замешательством гостей, отвлеченных воительницей - та, кажется, увлеклась происходящим и даже не замечает откровенного флирта в свою сторону. Зато гости замечают ее очень острый меч. Очень большой острый меч.
Локи тем временем активно изображал из себя недотрогу, играя в обожаемую многими женщинами игру "ой, уйди, нет, останься, да надоел, вернись, кудапшелскотина?!". Ван, кажется, был совершенно сбит с толку, но смело продолжал прогулку, надеясь на лучшие времена и благосклонность девы под ближайшим кустом. Однако, кусты все шли и шли, а благосклонности как не было, так и нет.
- На самом деле, не понимаю, зачем Один запретил. Это ведь его только раззадоривает, - чаровница рядом на скамейке передергивает точеными плечами, задумчиво делясь с Сигюн мыслями о происходящем. - Тем более работает над овеществлением иллюзий, то есть фактически вкладывает часть себя в каждое заклинание... при таком подходе ему, конечно, нужно тренироваться!
А царь зачем-то запрещает. Подумаешь, пошутят пару раз над этими идиотами,
- она говорит тихо, напевно, ее голос слышно только сидящей рядом Сигюн. Леди Сиф полностью перекрывает в нескольких шагах мелодичность Аморы своими командными нотками в повествовании.
И тут раздается вскрик и одновременно с ним хохот, который ни с чем невозможно перепутать. Амора хмыкает про себя, словно ожидала нечто подобного. Неторопливо встает, делая знак всполошившейся Сиф. И также неторопливо, даже несколько лениво, идет к берегу вдоль кустов, где все еще не прекращается хохот.
Мимо них пролетает раскрасневшийся ван, его товарищи удивленно провожают стремительно удаляющуюся фигуру взглядом. Миледи Лодур же смеется, едва не сгибаясь пополам от приступа злого веселья и одновременно поправляя прическу.
Послы извиняются и удаляются за своим товарищем.
Ведьма же ухмыляется им вслед, шевеля кончиками пальцев и губами одновременно. Судя по сосредоточенному взгляду - явно читает заклинание.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2zQR9.jpg[/AVA]

Отредактировано Loki Laufeyson (Вс, 24 Дек 2017 01:32:03)

+1

14

Ван и Локи удаляются, а Сигюн смотрит им вслед со смесью опасения, сочувствия и любопытства в глазах. Ревности нет, она по натуре своей не ревнива, да и реши она вдруг позволить этому чувству терзать себя, вряд ли бы это случилось из-за посла из Ванахейма. Поэтому она только качает головой и переводит взгляд на Амору, защебетавшую ей на ухо словно маленькая певчая птичка. Первое, что она ей говорит, заставляет Сигюн рассмеяться, недоверчиво и непонимающе хмыкнуть - беспокоиться за нее? Да что с ней может случиться, да и обидеть ее очень сложно, толстокожая, как говорили ей с детства окружающие. Так что чего о ней беспокоиться? Она не Сиф, чтобы искать приключения на свою голову, не Амора, чтобы ее кто-то попытался украсть... глупости какие!

-Делать ему больше нечего, как обо мне беспокоиться, - развеселившаяся Сигюн, которой это кажется смешным абсурдом, похлопывает Амору по ладони и придвигается к ней поближе, чтобы лучше ее слышать. Она поглядывает на Сиф, который активно жестикулирует и улыбается поведения подруги. Глаза пытаются отыскать Локи среди людей, но Амора ловко притягивает все внимание к себе, делясь своими воспоминаниями. Локи на каблуках, пытающийся вышагивать словно пава - зрелище поистине забавное, и Сигюн ничего не может с собой поделать: смеется как маленькая девочка, но тут же пытается взять себя в руки и зажимает ладонью рот, давясь смехом. Половину слов, которые выплевывает в воспоминании ее супруг она знает, а оставшуюся половину собирается узнать у него позже, потому что ей интересно. Следующая сцена уже не смешная, поэтому Сигюн успокаивается, невольно гордясь за успехи супруга.

-Да потому что Локи в виде Локи и так слишком много, а если он будет таиться за каждым знакомым и незнакомым лицом, все сойдут с ума и попробуют его убить, - характер своего супруга она знает более чем хорошо, также как и ее привычки и манеру поведения. Даже тогда, когда он ведет себя безукоризненно, чтобы не расстраивать царицу, находятся те, кто слышит в его голосе насмешку и смертельно на это обижается, а уж если ему позволят ходить кем попало... Рагнарек придет куда раньше, чем думали все и отнюдь не в той форме, в которой его привыкли ожидать. - Ты будто его не знаешь. Он-то пошутит, только вот станет потом успокаивать ванов? А они ведь совсем не против будут какую-то войну развязать на радость Тору.

Когда слышится вскрик, Синюн вскидывает голову, обеспокоенно смотрит в сторону, откуда донесся звук и поспешно встает, следуя за Аморой, которая неторопливо идет вперед. Через пару мгновений мимо проносится красный до корней волос ван, который в своем стремлении поскорее отсюда убраться задевает нерасторопную Сигюн плечом. Асиня оступается, смотрит ему удивленно в спину, прижимая ладонь к занывшей руке, а затем переводит взгляд на развеселого Локи, который сейчас совсем недобро выглядит.

-Что у вас произо... ну вот что ты делаешь? Зачем? Локи! - безуспешно пытается она одернуть его, но все бесполезно. Зеленые искры вспыхивают меж тонких пальцев, а затем раздается какой-то хлопок впереди, Сигюн чувствует едва-едва уловимый запах чего-то горелого и, продолжая потирать руку, оборачивается, готова увидеть все что угодно, начиная от чудовища из детских сказок, возникшего из ниоткуда в саду, до горящей избы на курьих ножках.

+1

15

- Посол, увы, оказался слишком разочарован, когда не получилось трахнуть в ближайших кустах асиню, вот у него и...подгорело, - каждое слово, сказанное со все более разъезжающейся улыбкой, - мурлычется рычанием разозленной дикой кошки. Так он обычно бьет противников: с великосветской улыбкой втаптывает в грязь парой предложений, а потом еще и танцует по чужой самооценке, с упоением впиваясь каблуками во все незащищенные места. А уж их трикстер видит. К сожалению, в отличие от большинства. Кому, как не мастеру лжи замечать лжецов первым?
Поймав вопросительный, но на удивление спокойный взгляд чародейки, ётун дергает плечами, возвращая себе прежний гордый царственный вид. Подходит ближе, бросая:
- Телепатией пробивать легче, когда состояние нестабильно. Возбуждение, гнев, ярость, похоть... - неопределенный жест рукой под усмешку Аморы.
- Ты же знаешь, что всеотец будет в ярости? - сощурившись, она задумчиво изучает трикстера, на что колдун лишь улыбается шире.
- Не будет. Он даже ничего не узнает. А эти перестанут лезть настолько откровенно. Поверь, они заслужили, - хмыкает, гордо вздергивая подбородок, явно довольный проделанной работой. Потом, вспомнив что-то (или заметив хихиканье Сиф на заднем плане), садится прямо на землю, начиная снимать с себя реальные детали туалета миледи.
И тут Амора начинает хохотать в голос, аж до слез, пока этот зеленый гаденыш мается с чулками. Так и не успокоившись, она спешно телепортирует, успев прихватить с собой подозрительно трясущуюся воительницу. Благо, той хватает ума и выдержки, чтобы не расхохотаться следом. Маг довольно злопамятен: что простит Фрейе, то другим выльется долгой местью.
- Ну, и что ты на меня так укоризненно смотришь? - вздохнув, тихо спрашивает, стоит им только остаться вдвоем. Смотрит при этом снизу вверх, сидя на земле и продолжая ковыряться с деталями туалета.
- Их намерения видны за версту, я лишь хотел показать, насколько это заметно. Пусть не считают себя чем-то особенным, в конце концов, им тут никто не рад, - Локи и раздражение. Даже в извинительной речи он выбирает слова так, чтобы ударить побольнее уже поверженных наземь противников. Не умеет проигрывать, упорный до ужаса. Иногда это выходит трикстеру боком.
Сидит, пыхтит, ворча одновременно: - И как вы... только...это носите?! - половина дела сделана, осталась вторая половина. - Как это носит Амора, я точно не представляю. А вот с тебя бы снял! - хищная улыбка снизу вверх и снова страдальческое выражение лица, пока воюет с застежками.
Многие считают его злым, однако кто же виноват, что так легко ведутся на шутки? Вот кто мешал, например, тому вану не ходить за поманившей его миледи? И ведь стараться особо не пришлось, уговаривать даже не было необходимости. А потом обижаются, глупые. Трикстер лишь пользуется тем, что само плывет к нему в руки, в чужих промахах он виноват ровно настолько же, насколько окружающие позволяют себе промахиваться.
Да и почему бы не поразвлечься, если положение позволяет? Возможностями нужно пользоваться.
Ура! Все детали женского туалета побеждены, а сам принц - взъерошенный, но довольный, все еще сидит на земле.

+1

16

Глядя на Локи - пышущего гневном и одновременно с тем довольного как кот - Сигюн хочется то ли плакать, то ли смеяться. Таким он напоминает ей неразумного мальчишку, который жизни не знает и не видел. Его бы правда отругать, но как можно, когда его глаза лучатся счастьем и весельем? Сигюн только и остается, что головой покачать и посмотреть в след удаляющимся ванам. Они явно не настроены дружелюбно, оскорблены и будут жаловаться на то, что их оскорбили (опять), что им не оказывают должного уважения (как будто это новость), что это в последний раз они такое прощают (а это и вовсе каждый раз говорят), что теперь договориться с ними будет сложно (никогда не было легко), а Один будет хмуриться все сильнее с каждым их требованием и выступлением. После этого он распрощается с ними, а потом будет ругаться и метать молнии. Достанется всем, даже Сигюн - ей за то, что она опять не уследила за мужем, потому что не могло дело обойтись без него. Спорить с царем будет бессмысленно, а Сигюн уже давно научилась не пугаться. Когда-то она цеплялась за рукав Локи, потому что где Всеотца в самом деле страшная штука, но потом научилась различать, когда его гнев действительно несет какую-то угрозу, а когда дело просто окончится на криках и, может быть, каком-то нестрашном наказании.

-Он правда будет злиться, - поддерживает Амору Сигюн, но ее воспитательная мера не дает никакого эффекта. Вот чаровница уже хохочет, у Сиф подозрительно дрожат губы, а Локи, просто так взявший и усевшийся на траву, начинает стягивать с себя предметы гардероба. С губ Сигюн срывается стон, а через минуту они с трикстером остаются одни. Асиня смотрит на него, напоминает себе, что ей надо на него сердиться, стоило бы отругать, но его вид не позволяет ей долго терпеть. Ее губы странно кривятся, потому что она старательно сдерживает улыбку, и когда Локи обращается к ней, начиная оправдываться, ей приходится прижать пальцы ко рту.

Она слушает его тираду, прижимая пальцы все крепче, чтобы не позволить улыбке появиться на ее лице, наблюдает за мучениями супруга. Ну да, куда интереснее и легче снимать все с кого-то, чем с себя. Регулярно воюя с такими застежками, Сигюн знает, насколько бывает сложно выбраться из какого-то платья, но сейчас не спешит помогать. Слишком уж весело наблюдать за таким Локи, одетым непонятно во что и напоминающим какого-то рассерженного воробья. Наконец, когда его хищная улыбка исчезает, зато меж бровей появляется страдальческая складка, Сигюн не выдерживает: со смехом приседает на колени около него, рассматривая с искренним интересом.

-Как-то носим. А с меня ты такой обычно снимаешь магией, потому что у тебя не хватает терпения, - парирует она и, наклонившись, целует Локи в губы. Поцелуй короткий, эдакое безмолвное "спасибо" и "молодец". Когда она отстраняется, то начинает снимать с его волос заколки. - Я вынуждена признать - это было правда смешно. Не смей только раздуваться как павлин из тех садов, в которые ты меня когда-то водил! Это было забавно, да, но что конкретно ты с ним дальше сделал? Я видела, что ты накладывал чары? - Она дергает его за мочку уха, откладывает все заколки и убирает с его лба волосы. Ее взгляд падает на чулки и Сигюн не может сдержаться - чего стоит немного оттянуть резинку и отпустить, чтобы она щелкнула по ноге? Ей слишком весело, чтобы даже думать о мести, которая может поджидать ее за эту шалость в будущем! Может, Локи спустит ей это с рук, потому что так разыгрывается она тоже не каждый день.

Отредактировано Sigyn (Вс, 14 Янв 2018 16:13:48)

+1

17

- Аучшш! - шипит в ответ на шалость с чулками, перехватывает чужие ладони, чтобы еще чего не натворили. Не так больно, конечно, как получить молотом по ребрам, но от неожиданности не слишком приятные ощущения. А потому лучше пресекать любые поползновения самым простым и приятным способом: перевернуться, подминая под себя и нависая сверху с хищной улыбкой.
- Да, на тебе они смотрятся гора-а-а-аздо лучше, - тянет ехидно, почти что мурлыкая и одной свободной рукой как бы в подтверждение своих слов проводя по ноге асини. - Вот будем вместе так ходить по дворцу! - дразнится и дразнится, все улыбаясь. - Представь лица каких-нибудь приезжих. Как думаешь, они тоже оценят платье? А давай еще тебя в такое же нарядим? Я специально сделаю раза в два больше застежек, чтобы мучилась! - угрожающий тон и поцелуи в шею - не самое сочетаемое сочетание. Обычно при таком фоне угрозы как-то растворяются и теряют силу, особенно учитывая природный бархат его интонаций. Лофту даже не обязательно стараться, чтобы речь звучала мягко и вкрадчиво: то ли привычка с детства, то ли просто природная особенность бога обмана. Даже если налить ему зелье правды, сказать не сумеет точно, ибо не знает сам.
- Чары я наложил для ускорения. Господин посол сам хотел чего-то...погорячее... - едва ли не скулит от смеха, вспомнив произошедшее. Иногда Локи очень радовался тому, что достаточно многому успел научиться: иначе кто бы знал, к чему привела бы такая шутка. А ведь он стал бы шутить, даже если бы ничерта не умел. Просто ради восстановления справедливости на свой, трикстеровский лад.
- А отец злится больше для устрашения и назидания, нежели чтобы карать, - усмехается, как бы говоря, - ничего страшного, расслабься! Подумаешь, поорет. Как начнет, так и закончит. - В первый раз что ли, - быстрая улыбка. - К тому же, даже если бы меня там и близко не стояло, все равно бы все свалили на меня. Так какая разница? Лучше, чтобы стояло, правда? - легкий поцелуй в щеку. - Той же Аморе досталось бы куда больше, да и Сиф либо бы потом избила Тора в сердцах, либо ей пришлось бы оправдываться перед всеотцом за "невинную шутку", - с одной стороны, сейчас Локи хихикает, явно представляя все сказанное в деталях. Попутно успевает исполнить свою угрозу про "в три раза больше застежек", колдуя над платьем асини. Осталось понять: раздевает он или наоборот создает новое одеяние.
С другой стороны, - и в этом весь Лофт, - если прислушаться к словам внимательнее, то можно найти свою логику и свой резон. И даже заботу. Трикстер умеет мыслить наперед, предсказывая события на несколько шагов, даже продумывая несколько путей завершения. И отваживает от близких ему существ (Сиф тоже близкая, иначе кто же будет бить брата в его отсутствие?) любые проблемы, как может. Ему то явно ничего не сделают, поэтому проще уговорить всеотца в очередной раз самому, нежели наблюдать смурную Амору несколько дней подряд. Тем более, к чаровнице в плохом настроении лучше не подходить: миледи пострашнее любого Рагнарека.
А ему проще. Сам пошутил - сам и огребает. Идеальные отношения в семье, где нашли крайнего.
- У меня идея. Мы давно не были в покоях, - глаза чародея сверкнули, губы сложились в намекающую улыбку.
Не все же с ванами по кустам обжиматься.

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Кому спелых яблочек?