COMMANDER SHEPARD: Другого ответа не ждала. Разумеется ей не поверят. Разумеется они не видели иного мира. Но - сохранили от прошлого всё. Или почти всё. Доказать что-либо сейчас она не сможет. Прежде всего нужно понять этот Цикл. Дальнейшие слова выбивают дыхание и заставляют вздрогнуть всем телом. Силясь осознать глупость и абсурдность, постигшей Землю катастрофы, Джейн не сразу замечает укол. Да нет, не так - запоздало. Невольно сжала с силой матрац, не от боли, но глухого бессилия противостоять. Она может трижды сломать руку доктора, но не имеет права нападать. Пока нет причин. Шепард надеется - и не найдётся. — В это сложно поверить, но я говорю правду, — растирает укус шприца. Онемение с ладоней уходит куда быстрее, чем Джейн надеялась. — Мне также сложно поверить в ваши слова. Замолчала. — Человечество уничтожило себя? — как, когда-то, дреллы. — Можете ложится спать, капитан. Вам рано. Проклятие. Всё, за что они отдали всё жизни - это сучья глупость нового поколения. Обидно до слёз. Капитан действительно чувствует непередаваемую, острую горечь и... Наверное это то самое. Страх, ужас. Осознание напрасности жертвы.
ANAKIN SKYWALKER & OBI-WAN KENOBI
Что такое падаван и с чем его едят? Не знаете? Вот и едва ставший рыцарем Оби-Ван Кеноби не знал. Да что там! Понятия не имел, что делать с внезапно привалившем от погибшего мастера наследством. И пока славный рыцарь мотался по библиотеке, хранилищам и прочим мастерам в поисках ответа, малыш Энакин наводил свои порядки на подведомственной территории. Новоиспеченный падаван относился к своему новому мастеру насторожено, не зная, как на него реагировать. Но отлично понимаяЮ что в Храм его взяли не за заслуги и взорванную станцию, не за таланты великие и красоту неземную (так часто отбирают рабов), а просто потому что Квай-Гон обещал - но умер. И этот, Оби-Ван, то есть, конечно, учитель Кеноби, такой отстраненный и странный. Неземной какой-то. Не как погибший джедай или оставшаяся на Набу Падме - этому страшно рассказать, что тут всегда холодно и очень хочется увидеть маму. А еще, тут все слишком непонятно и странно. И он как зверушка на торге у хатта - все пялятся и пальцем тыкают. И чего пристали? А утешений немного - много воды (пей сколько хочешь!), много сломанной техники (они правда все это выкидывают?!), а еще одеяла. Когда учитель Кеноби очнулся, комната падавана напоминала склад. А сам мальчишка только смотрел настороженно, исподлобья. Да, в этот раз мастер Джинн не щенка приволок. Этот и не подождет, и не скажет. Только придумает, накрутит, обидится - и с невозмутимым лицом будет говорить "Все хорошо, мастер!" Только то мастер слишком уж похоже на "хозяин". Учись, рыцарь. Это твой падаван. И проблемы его воспитания и адаптации тоже твои.
HARNESSING THE VOID
В ходе обновления своих знаний о событиях, что имели место быть в минувшие 30 лет отсутствия Гранд-адмирала Империи, Траун так же не изменяет своей отличительной привычке - изучать предметы искусства. Спустя некоторое время Траун обнаруживает ряд изображений, свидетельствующих о существовании расы под названием Карон. Согласно немногочисленным историческим сведениям, данная раса особенно преуспела в биоинженерии и могла обладать рядом крайне полезных технологий. Однако внимание Трауна привлекли изображения некое артефакта, камня, чьи свойства заинтриговали Гранд-адмирала. Под предлогом поисков биоинженерных технологий, который могут послужить Первому Ордену, Траун организовывает небольшую экспедицию. Разумеется, Верховный Лидер Сноук не может допустить, чтобы Чисс расхаживал без должного надзора и приставляет Дарт Нокс в качестве сопровождения.
АКТИВИСТЫ
BABYNATASHA STARKSAM WINCHESTERANTHONY STARKTHOR ODINSON
ХОТИМ ИХ ВИДЕТЬ:
GALEN ERSO
[star wars]
Гален Эрсо с детства считался гением. Благодаря собственному упорству и помощи родителей смог получить образование и вырваться из бедной фермерской семьи в мир науки, открывший для него огромные перспективы. Вскоре его заметили и пригласили в Программу будущего Республики, где он познакомился и скоро подружился с Орсоном Кренником, а позже, во время одной из экспедиций, встретил свою будущую жену Лиру.
CIEL PHANTOMHIVE
[black butler]
Здравствуй, Цепной Пес Её Величества. Тот, кто был королем в разыгрывавшихся на территории столицы шахматных партиях, управлявшим людьми, как пешками, жертвовавшим своим личным счастьем и теми, кто дорог сердцу твоему, ради достижения цели и успешного завершения очередного задания Виктории. Здравствуй, мальчик, что слишком резко стал взрослым. Мальчик, выдававший долго время себя за близнеца. Мальчик, видевший, как других детей убивают ради призыва демона.
URDNOT WREX
[mass effect]
Рекс. Друг с большими кулаками. Друг несколько несдержанный, так что в своё время Шепард не рассчитала последствия, взяв его с собой для поисков Фиска. Фиск умер. Так бывает В общем - Рекс один из самых влиятельных, на данный момент, лидеров кроганов. Вместе с Шепард прошёл мясорубку Вейрмайра, принял необходимость уничтожить базу Сарена, наступив на горло собственной надежде победить генофаг.
VALERIAN
[valerian and the city of a thousand planets]
Валериан ― агент пространственно-временной службы, который в своему молодом возрасте уже добился до звания майора. Целеустремленный, сильный и исполнительный в выполнении работы, но с точки зрения Лорелин ― ветреный и безответственный в сфере межличностных отношений. Кстати, о последних. Отношения Валериана с Лорелин постоянно колеблются между дружбой и постоянными взаимными подколками и обоюдным притяжением, которое в будущем может превратиться в сильное и глубокое чувство. А может и не превратиться, но во всяком случае, эти двое друг за друга ― горой.
BRUCE BANNER
[marvel]
Все же знают эту трагическую историю, да? Жил-был гениальный учёный, который залипал по биохимии, ядерной физике и гамма-излучениям. И попытался он создать Сыворотку Суперсолдата, но кое-что пошло не так, самую малость: радиация превратила его в огромного зелёного парня. Пришлось гениальному учёному, доктору Беннеру, учиться жить с таким дивным альтер-эго и как-то сдерживать эту гору мышц и ярости. Можно сказать, что док этому даже научился. Ну почти. Но жестокая реальность оказалась чуть-чуть хуже идеальной утопии и изгнать эту злобную штуковину ему не удалось.

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Задумывая черные дела...


Задумывая черные дела...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Задумывая черные дела...
Зебоим и Нуитари

http://s6.uploads.ru/0a4Yu.png

http://s8.uploads.ru/53BrM.jpg

http://s8.uploads.ru/4XV7q.png

«

Эфирные Границы, вне времени -> Сигил, Город Дверей, вне времени -> Земля, 2017 год, Россия, где-то под Санкт-Петербургом, конец сентября
Пока мигранты Кринна обживались на старушке Земле, вспоминая, осознавая, теряя и находя, это загадочное место заинтересовало еще парочку представителей криннского пантеона. Одна хотела развеяться, навестить маму и узнать, нет ли здесь сына или способа найти его душу, помимо других многоэтажных планов, другому не оставили выбора, заманив неизведанным, неизвестным. Что может быть интереснее, не так ли?
Путь был непрост, но боги совершенно не представляли, что ждет их впереди...

»

Отредактировано Zeboim (Вт, 14 Ноя 2017 23:14:16)

+2

2

Это была ночь, когда Черная Луна появилась над Землей. Ночь, когда моря и океаны поднялись на дыбы. Ночь, когда…
Впрочем, все по порядку.

Эфирная Граница. Черная Луна Кринна.

Вначале было слово. И слово это было… «скучно!», сказанное Хозяйкой Морей и мастерицей раздоров. И слово это услышал Творец Черной Магии. И понял он тогда, что придется что-то делать. Потому как когда Зебоим, дочь Пятиглавой Такхизис и огненного Саргоннаса скучала, все худшие черты, полученные от родителей, обострялись стократно, и не было никому покоя, ни в морях, ни на суше, ни на Эфирной Границе…
Великий Творец Магии вздохнул, разрушая тонкую паутинку плетения нового заклинания, и начал думать, чем бы таким развлечь сестру. Потому как Зебоим могла мастерски достать кого угодно, даже своего брата-близнеца.
Морская Хозяйка, Драконья Черепаха, она была воплощенным хаосом, чистым, разрушительным цунами, который в дикой ярости бросается на прибрежный городок, смывая его в глубины океана, а потом веселыми барашками игривых волн гоняет плавник и вздувшиеся тела, подкидывая их в сети рыбаков на другом берегу мира.
Такова была Зебоим, и это восхищало… С расстояния. А когда это цунами уже грозит разразится в мастерской, сметая с ткацких станков все наработки новых заклинаний на ближайшие десять лет, Нуитари начинал нервничать. Ему не досталось хаоса, изменчивости, импульсивности родителей – это все ушло сестре. Ему достался спокойный расчет, методичное изучение, долгосрочное планирование. И он был таковым – вдумчивым творцом, для которого что пять минут, что пятьдесят лет равны и незначительны, потому что впереди вечность.
Но сестра ждать не желала и пяти минут.
Очередная волна гнева и нетерпения, с жалобным звоном лопаются струны магической паутины, отрываясь от рамы. Порыв морского бриза сносит недоплетенное заклинание прочь, и где-то далеко-далеко на Кринне слышится взрыв.
- Ладно! – рявкнул Нуитари, выставляя сестрицу из своей вотчины, - Я что-нибудь придумаю!
И далеко не сразу после того, как Хозяйка Морей удалилась, у Нуитари перестал подергиваться глаз. Единственное существо, способное вывести Творца Черной Магии из равновесия. Сестра-близнец, отражение в беспокойной морской водице…
И Нуитари стал думать. И для начала не над тем, чтобы развлечь сестру, нет. А над тем, зачем все это было.
Он слишком хорошо знал Зебоим, слишком хорошо представлял, что не случайно именно недоплетенное заклинание порталов она сорвала со станка, не случайно пришла именно сейчас, когда притихла Такхизис, и, цитируя же Зебоим: «Чемош подозрительно черепушкой блестит!».
Собрать воедино все намеки, полуфразы, действия и даже жесты Зебоим, собрать все, что было слышно на ассамблеях божеств, разметить факты в правильном порядке…
Нуитари любил загадки, и Зебоим это знала. И знала, что дать загадку Нуитари – это гарантированно привлечь его внимание.
И Бог погрузился в размышления, созерцая далекий материальный мир. Что-то затевалось. Что-то. И он разберется, что именно.

***

Время – пыль для бессмертных, вечных Богов, а уж для тех, кто повелевает магией и вовсе, глина, которую можно мять, скатывать, обжигать или оставлять сырыми кусками. Нуитари разобрался – быстро или нет, невозможно было сказать на Эфирной Границе.
Он понял, к чему был намек на Чемоша в речах сестры и поговорил с этим подпевалой Пятиглавой. Понял он и другие ключи, оставленные ей.
«Действительно, тут слишком скучно», - думал Нуитари, а мысли его уже тянулись дальше, к иному миру. К миру, на который смотрела и Такхизис, к миру, куда Чемош выпустил одну душу по просьбе матери Близнецов, и где были другие.
Нуитари догадывался, зачем Зебоим туда рвется, зачем затеяла эту игру. Все еще надеется вернуть своего смертного сына, найти его там, где возрождались другие ушедшие.
Ему, Творцу Магии, не было никакого дела до ребенка Зебоим, но он увидел и свой интерес в этом мире, прикинул выгоды от его посещения и начал искать Путь.
Самым простым казалось дойти через все Круги, проходя мир за миром, пока не начнутся Окраинные Миры, пока среди сотни сорняков там не найдется именно тот, к которому сейчас из протянулась Бездна, а значит, и другие астральные царства.
Простой – да. Но долгий.
Быстрее было бы воспользоваться прямым путем, но…
Это «но» злило Нуитари неимоверно. Леди Боль, хозяйка Клетки, привечала в своем городе всех, кроме Богов. И это раздражало гордого Нуитари. Сигил, город Дверей, должен был оставаться совершенно нейтральным. Ничьим и общим одновременно. Леди Боль была хранительницей этого правила, оградив свой мир настолько надежно, что атаки в лоб проваливались раз за разом. Боги не хотели мириться с таким положением дел. Эти глупцы распространяли там свои культы, пытались воссоздавать церкви и храмы, алтари и подземелья…
И именно из-за их неразборчивости Нуитари было так сложно воспользоваться порталами! Нет, разумеется, и Творец Черной Магии бы с удовольствием стал хозяином Мира Всех Дверей, но… Но у этого мира уже была Хозяйка, и будучи аспектом магии, Нуитари смотрел несколько глубже, чем другие. Без Леди Боль не будет и Сигила. Они – одно целое, они связаны, едины. А значит завоевание этого мира бессмысленное занятие, которое только укрепляет границы!
Но Нуитари не был бы собой, если бы не придумал, как обойти запреты.
Он вызвал к себе двух Баатезу – обитателей Баатора, известных среди смертных некоторых миров как «Дьяволы», продавил своей волей их попытки обмануть и выкрутится и заставил заключить договор. Воины Порядка, понимая, с кем имеют дело, подчинились, и вскоре растворились среди Планов, а Нуитари оставалось только ждать, когда они вернутся и принесут ему те знания, которых жаждал Творец Магии.
Он смотрел на далекий, тонкий шпиль, и крутящееся на его вершине кольцо. Магическое зрение пробивало Туманы Планов, давая рассмотреть невероятный даже по меркам Великого Колеса Сигил.
И они вернулись. Недовольные тем, что Нуитари заставил их на время забыть о Войне Крови, сборе душ и своих делах, дьяволы, однако, выполнили свою часть сделки. И Нуитари отплатил им, наделив новыми способностями. А после, когда официально прозвучало, что сделка была завершена, выпил воспоминания и душу одного, чтобы воочию увидеть те две Двери, что ему предстоит открыть. Второго, напуганного гневом и могуществом Бога, он усыпил, дожидаясь Зебоим.
Уже почти все было готово.

***
Внешние Планы. Сигил.

Они прошли в чужих шкурах, завладев телами тех самых Баатезу. Открыли дверь на Кринне и скользнули на улицы Клетки. Зловоние ударило по чутким носам похищенных тел – это был район Улья, самый нижний и грязный район Сигила, его трущобы, гетто.
Нуитари раздражало и это. Необходимость в чужом теле быстро пересекать загаженные улицы. Необходимость уворачиваться от прохожих, то ли не разглядевших Баатезу, то ли напротив, разглядевших. Необходимость осматриваться в поисках яблочного огрызка, а после выуживать его из кучи мусора. Необходимость торопиться, потому что Нуитари чувствовал – они с сестрой не невидимы. Ее глаза – глаза, сокрытые маской, обрамленной лезвиями ножей, наблюдали за двумя нарушителями. Но Леди Боль пока не появлялась и не вмешивалась.
Проулок, еще один и еще.
И вот нужный тупик, нужная арка.
Чешуйчатая, грубая лапа Баатезу, которым сейчас был Нуитари, раздавила гниющий огрызок. Брызнуло что-то, что уже не назовешь соком, и прямо в воздухе замерцала воронка портала.
И Боги шагнули в новый мир.

+4

3

И Боги явились этому миру! Рассыпались прахом баатезу, ставшие временным пристанищем для божественных сущностей, стоило только шагнуть из портала. Стало легко-легко, как бывает, когда скидываешь ненужный неудобный тяжелый и тесный костюм. Как же неуютно быть и ощущать все эти кости, плоть и кровь, а ведь демоны совершеннее людей, но иной мир дикт... ха, посмел бы он диктовать иные правила ей! Но все-таки действовать среди смертных удобнее, снизойдя до этих убогих.
Смиряя нрав, Зебоим стала воплощаться: две руки, две ноги, тело, волосы до самых пят цвета морской пены. Открыла переменчивые серо-зеленые с голубыми искорками глаза.
- Трепещите, - снисходительно разрешила Зебоим кучке застывших человечков, в возрасте от "еще молоко на губах не просохло" до "ура, наконец-то можно выпить и помять девку на сеновале". Только аборигены почему-то не трепетали, а в основном пялились куда-то ниже уровня гла... ах, да, одежда. Забыла. Глупые условности. Бирюзовое, как волны платье, ожерелье из ракушек, обувью можно и пренебречь.
Один из смертных что-то вякнул и бурно захлопал в ладоши, вскакивая и проливая на себя какой-то напиток в большой бумажной ... кружке? Кружке из бумаги?! Ух, братишка точно не одобрит такого обращения с бесценной бумагой.
- Нуитари, - обратилась божественная Зебоим к близнецу, - что эти юноши и девы вопият?
Странно, смертные выглядели счастливыми, восхищенными, но должного благоговения и ужаса, на треть с расчетом, а чтобы с этих великих стрясти, не наблюдалось. 
- Они что, не понимают, кто мы? - нахмурилась статная женщина, не столько разгневанная, столько удивленная. Уж не узнать богов, да таких как они с братом, ладно еще Нуитари опозновали только очень опытные любители звезд и носители черных мантий, но ее! Ее, Морскую Владычицу?!
С этим миром явно что-то было не так.
Впрочем, восторженно подпрыгивающие, право слово, дикари, увидевшие свою ненаглядную  Мишакаль, да и только, догадались преподнести угощение, вручая   одну из крамольных кружек с темным напитком, похожим на пиво. Интересно. Пока смертный что-то лопотал, Зебоим пригубила. Небо защекотали пузырьки, на языке остался привкус сладости и горло обожгло.
- .... вот как же вы этот крутецкий фокус провернули! Чудища выглядели так реалистично! Бум и падают, рассыпаются! Вау! Потом это световое шоу и материализация! Чисто доктор Стрендж! - ворвался в ощущения голос человека. Ага, значит Нуитари поколдовал немного. Зебоим оглянулась через плечо, подмигнула. Хороший братик, полезный братик. - И... эээ... Затанна...
Смертный густо покраснел и смешно дернул языком, все еще впечатленный божественным склерозом.
- Вроде того, милый юноша, - Зебоим не была бы собой, если бы не прицепилась к глупому человечку, похоже, ничего не понявшего и с кем-то их спутавшему, глупому, глупому и, скорее всего, в недалеком будущем мертвому - ревность близнеца чувствовалась только так. А нечего сразу утыкаться носом в какие-то книжки и отвлекаться на парочку человеков, когда рядом она, вся такая морская... - Ты же не дашь мне заскучать?
- К-конешно! - пообещал кавалер, и вот тут-то богине стоило задуматься, ибо смертные, когда загораются, могут наворотить, ууу, но нет...
- Любишь алкотвистер?

***

Осознавать себя Зебоим начала много позже за столиком в местном аналоге таверны. "Макдональдс", - всплыло в памяти.
Под носом источала приятный аромат чашка кофе. Посередине стола сиротливо стоял пакетик с картошкой фри. А напротив мокрым и полудохлым вороном зевал Нуитари, вертя в руках черную сферу... не сферу... Луну.
- А это кто? - тыкнула пальчиком Зебоим в третьего... или третью, тело не поддавалась опознанию, с чувством храпя, уронив физиономию на руки и пробуждаться не желало.
Кое-какие фрагменты, логически объясняющие, как они здесь оказались после появления среди смертных, да еще и в других прикидах?! "Прикидах" - смешное слово... но не отвлекаться, итак что-то думать тяжко, так вот, как они здесь оказались и что было-то?
- Ты и надо мной поколдовал?! - осенило богиню, понявшую наконец-то откуда в ее голове странные слова, образы и знания. -Эй! Не спи!
Зебоим ничего не оставалось, кроме как начать обстрел Нуитари попавшей под руку картошкой.
- Что вчера было-то!

[AVA]http://www.dragonlance.ru/uploads/base/base_gods/6_2b.jpg[/AVA]

+3

4

«Нееет, похмелье – это совсем, совсем не весело», - мрачно подумалось Творцу Черной Магии всея Кринна, когда он совал голову под кран. Холодная вода слегка утихомиривала боль в голове, а после пары совсем не куртуазных и не величественных глотков из-под того же крана Нуитари даже почувствовал, что относительно может вдыхать, не задыхаясь от того амбре, что устойчивой завесой упрямо держался во рту.
«Нужно сотворить новое проклятье», - Бог покачнулся, но удержался за тот же самый многострадальный кран, - «Похмельное».
Божественное величие и сияние сменилось совершенно смертным недосыпанием и обтеканием. Оставляя на кафельном полу дорожку из капель, срывающихся с того вороньего гнезда, в кое превратились длинные, черные волосы, Нуитари добрел до стола, за которым изволила отсыпаться его сестра-близнец и еще какое-то тело.
Вот второе тело привело Бога, успевшего за свою короткую отлучку о нем забыть напрочь, в изумление, но в памяти услужливо всплыло «спящих не кантовать», и Нуитари переключился на это забавное словцо: «кантовать».
Зебоим шевельнулась, заставив своего близнеца, все еще рассматривающего новое слово со всех сторон, чуть занервничать, и подняться, чтобы приобрести кофе. Кошелек Нуитари нашел у себя в кармане, и Бога даже не вогнали в прострацию бумажки, там обитающие. Он уже понял, что деньги в этом мире – мусор.
Вернувшись за стол с кофе, Нуитари поставил стаканчик перед все еще божественно пускающей слюни себе на рукав Зебоим, вытащил из кармана маленький, черный шар, который не был… Луной в прямом смысле этого слова, но был ключом, и задумался, катая этот ключ в пальцах.
А задумавшись, едва не задремал.
- А это кто? – голос сестры звучал хрипло, заспано. Нуитари, не ожидавший неожиданного звука, вздрогнул, чуть не выронил ключ. Тряхнул головой, фокусируя взгляд на третьем теле. Подумал. Подумал еще. Мысли тянулись так медленно, так мучительно…
- Ты и надо мной поколдовал?! Эй, не спи!
Великий Творец вздрогнул, получив в лоб остывшей, совсем не вкусной картошкой.
- Мгм?!
- Что вчера было-то?! – возмущению Зебоим не было предела, а Нуитари только и мог, что втыкать… (««втыкать», какой интересный оборот речи… К «кантовать». «Втыкать и кантовать»… Ох») на оригинальную прическу сестры.
Нуитари деловито убрал ключ обратно в карман джинсов (и куда только подевалась мантия?!), прихлебнул кофе. Взгляд Бога стал деловитым, сосредоточенным. Он приходил в себя. Разлепил ссохшиеся губы, прокашлялся и изрек:
- Что-то, - на этом глубокая мысль погружаться дальше отказалась, а очередная картошка, прилетевшая в плечо, довела Нуитари до ответного «выстрела».
- Подожди, - голос звучал не менее хрипло, чем у сестры, - Дай сообразить… Вчера… Мы прошли через Дверь в Сигиле и появились...

…Они появились в этом сером, простеньком мирке в телах Баатезу, которые тут же рассыпались мелким, черным прахом, больше не в силах выносить сияние Божественности внутри.
Они создали себе вместилища, тела, воплотившись в этой реальности в материальных оболочках, достойных части их Божественных сил, создав Аватары.
Впечатленные смертные о чем-то галдели, и Нуитари раздражало, что он не мог понимать их язык. Древнее слово силы, простенькое заклинание на разум свой и сестры, и… понятнее не стало. Смертные вроде бы говорили понятные слова, но вместе они не складывались в понятные предложения.
Нуитари расширил свое сознание, вторгаясь в мысли всех присутствующих тут людей и, стараясь не задеть слишком многое (еще и с этим хламом разбираться!) нашел то, что ему было нужно.
Толстенная книга «Толковый словарь живого великорусского языка» появилась в руках Бога Черной Магии, и он тут же уткнулся в строки, пытаясь понять, что там эти люди вообще сказали.
Но найти и одного слова Нуитари не успел. Получил выпивку и заметил, как сестрица охмуряет очередное тело. И Нуитари это совершенно, абсолютно не понравилось. Его! Божественная! Сестра! Близнец! И с грязными смертными! Фу!
Бог захлопнул книгу, и, машинально отхлебнув из стакана, собрался уже было… Именно «было», потому как выпивка, неожиданно крепкая и странного вкуса, ударила в нос, прошлась по горлу. Нуитари отвлекся на стакан, рассматривая черные глубины налитого…

- Кажется, я проклял твоего кавалера, - неуверенно припомнил Нуитари, - Да. Точно. И ты обиделась, хотя он и до моего проклятия был той еще свиньей…
Очередная картошка шлепнулась Нуитари в лоб и бесславно скатилась на колени.
- Потом… - похмельный бог поморщился и снова подлечился кофе, - Кажется, мы пили. И еще пили. И нам объясняли… Да. Касательно современной моды. А мне показалось, что проще будет…

…Веселье в стане анимешников било ключом! Еще бы, двое таких интересных (особенно после всех употребленных градусов) личностей, ну как тут не развлечься!
Пьяное до потери реальности тело неопределимого в силу внешней тощести, стрижки с волосами на глаза и мешковатой одежы полу то ли совсем утеряло последние грани реальности, заменив их синусоидами сюрреализма, то ли перепутало Нуитари с его сестрицей, то ли просто с девкой, то ли решило, что на безрыбье и рак рыба, и бледный вьюноша, штудирующий словарь сгодится, но лапы потянуло. Нуитари идеи не понял, однако преподнесенный в дар Богу полный стакан занял вторую руку Творца Черной Магии, а разум уже как-то уплывал, и пихаться головой показалось Богу недостойныйм. Смертное тело, вдохновляясь тем, что оное не сгоняют, решило закрепить успех, и полезло целоваться. Передачу дыхания Нуитари воспринял своеобразно, и вместе с дыханием выпил у существа все воспоминания, мысли, знания об этом мире.
Существо (все-таки девушка, судя по воспоминаниям) согнулось в углу под одной из лавочек, на которых расположилась веселая компания, и там принялось пускать слюни. На это, в связи с изрядным подпитием, внимания никто не обратил.
Нуитари, прихлебнув еще выпивки (нет, что-то было в этом напитке такое, что хотелось сделать его официальным подношением божеству для своих жрецов!) понял, что сестрицу тоже нужно облагодетельствовать. А то как же, Нуитари теперь знает, что такое «Блейзер», а Зебоим томится во тьме невежества.
Обычно прижимистый до знаний настолько, что любой дракон от зависти сдохнет, Нуитари-выпивший хотел радовать окружающих, а особенно сестру.
Он поднялся, чтобы дойти до Зебоим, и мир содрогнулся, качнулся.
- Н…ну, не балуй! – пригрозил миру Бог, но мир его не послушался, продолжая волноваться и качаться, как палуба корабля. И тогда до Нуитари дошло! Это все происки Зебоим! Ее шуточки!
Качаясь и стараясь не упасть, Нуитари добрел до своей вероломной сестрицы, что весь мир превратила в корабль, но высказать ей претензию не успел – ему сунули сигарету. Нуитари посомневался некоторое время, но потом все-таки принял очередное подношение, затянулся и раскашлялся.
Мир коварно задрожал, как медуза под камнем, а потом вообще начал сворачиваться в воронку. Но Зебоим была рядом. Только вместо того, чтобы высказать ей все, что Нуитари думает о коварном порабощении мира морем, он обнаружил, что уже вместе с сигаретным дымом делится с ней чужими воспоминаниями…

- Да, намагичил, - сознался Нуитари. Третье тело за столом многозначительно всхрапнуло, дернуло ногой под стулом. Бог Черной Магии посмотрел на смертного, скривился – не брезгливо, а просто голова от храпа болела.
- Резюмируя: вчера был недоперепил, - Нуитари снова недовольно поморщился, потом пихнул смертного в бок. Человеческое создание недовольно зачавкало, заворочалось, но все-таки подняло голову и разлепило зеньки и, зевая, почесало щетинистую щеку.
- Ух… Хыыы… Погуляли… - проморгавшись, заявил этот уникум.
Нуитари смутно припоминал, что этого конкретного смертного сестрица захватила с собой потому… потому…
Бог напряг похмельные извилины и сработало.
Потому что тот спел ей песню об океане, да такую красивую, что Зебоим впечатлилась. И решила, что этот человек останется живым и невредимым, пока поет.
Человек, хлюпнув носом, осмотрел стол, и с возгласом, «о, кофейцо!» цапнул стакан Нуитари, выхлебывая все за один присест. Бог недоуменно вздернул бровь, но похищенная память подсказывала, что «делиться нужно». Почему и с кем – не уточнялось.
Бард же, промочив горло, выдохнул, сражая наповал своим запахом перегара всю округу.
- Вот что… Пошли, - заявил он.
- Куда? – не понял Нуитари.
- Ко мне. Вы же на вписон согласились.
«Вписон», как подсказывали чужие воспоминания, это «в гости на несколько дней».
Нуитари переглянулся с Зебоим, пытаясь понять, помнит она еще что-то или нет.
- У меня помыться можно, - с коварством демона заявил смертный, который даже не подозревал, что сейчас заманивает двух не самых добрых Богов к себе, - И поспать нормально.
Нуитари задумчиво покрутил в пальцах черную прядь волос, свалявшуюся до состояния мочала и озонирующую помещение пивно-портвейным духом, и кивнул.

+3

5

Напиток под названием "кофе" творил чудеса, куда эффектнее возвращая к жизни, чем любой светлый жрец. Вот уж чудо из чудес.
Поэтому Зебоим свой стаканчик быстро выпила, пока тело не покусилось на ее стаканчик. Пусть и... а зачем, она, кстати, его в живых оставила? Думать было тяжело, думать было плохо, но все-таки богиня вспомнила это: "Что нас ждет, море хранит молчанье". Она так впечатлилась, что передумала пакостить брату за свинью, поразившись до самых темных глубин своей божественной сути, потому что... песня была офигенна! Чтобы это самое "офигенно" не значило, хотя интуитивно казалось, что это самое правильное словечко, чтобы выразить свой восторг.
- Ммм, пошли, - вернулась в эту реальность и время Зебоим. - Бард, мы окажем тебе такую честь.
Подумав, она прихватила с собой остатки картошки и вдупляющего Нуитари. Ох, братец и его магия!
Смертный же приосанился и повел оценивших его вокальные данные новых друзей. Правда, по пути у него что-то весело распелось в штанах, и богиня не сразу сообразила, что это "телефон". Телефон - средство свя... Нуита...
От легкого братоубийства Зебоим отвлекло подсунутое под нос мороженное, в съедобном стаканчике, как подсказывала та мешанина знаний в голове.
- Ща поговорю и вернуся, - сказал бард, вручая темнолосому типу с шариком такую же... ммм, вкусняшку.
Мир был уныл, но в еде и веселье, аборигены толк знали.
- Я хочу это на Кринн, - лизнув угощение, сообщила богиня. Холодное, вкусное, очень холоодное...
От нечего делать, Зебоим огляделась, наблюдая за какими-то аборигенами, большими и малень... а, детишками, Ариакан тоже таким был маленьким когда-то. И очень любил кататься на панцире своей мамы, эти на панцирях черепах не катались, но бегали с игрушками... и воздушными шариками, имеющими за счет цвета, некое сходство с другими лунами Кринна. Хм...
Брат снова вертел в одной руке черную сферу, явно не зная куда девать.
- Я придумала, - возвестила лучшая половина близнецов, сдергивая с шеи веревочку, один конец которой повязала на руку брату хитрым морским узелком, а другой прицепила к шарику, отвесив Луне (не совсем Луне, но как звучит!) щелбан. И та воспарила на головой Нуитари, величаво покачиваясь.
- Совсем другое дело! - оценила свои труды Морская Ведьма, гордо вздернув подбородок. - Чтобы ты без меня делал?
Скорее всего сидел у себя, плел тенета магии, и ус бы не дул, хотя уса у него не было, и вообще... тьфу, опять какая-то местная сентенция, и покрывался бы плесенью от ску-ко-ти-щи.
Тут вернулся смертный, сморгнул, но забыл о странном, увидев невинную улыбку Зебоим, которой ну оочень хотелось попробовать и оценить на собственном опыте все прелести водопровода.
До  хаты оказалось не так далеко. Хотя сам вид коробки жилища не впечатлял, внутри оказалось кое-что интересное - покатушки на самодвигающейся крытой платформе. Такое забавное чувство, когда пол под ногами двигается. И никаких тебе глупых овражных гномов. Качки. Комфорт и цивилизация. Жаль, быстрее нельзя. И окрыленная Зебоим скакнула внутрь, не подозревая какая засада ее ждет при встрече с ... зеркалом.
Сначала, она подумала, что столкнулась кем-то. Но во вспышке озарения осознала, что это родной Аватар, только...
"Нет, я не буду вопить. Я темная богиня, я ужас моряков, я не буду вопить", - потрясенно подумала Зебоим, созерцая, созерцая... и вспомнила, как вчера сама согласилась познакомиться со здешней модой. Но что у нее на голове? Где ее роскошные... волос стало меньше. Часть прядей была отрезана, осталось только парочка длинных прядей, скрученных в тонкие косички, а часть волос ... выбрита, даже узорчик из волн наметили.
Зебоим икнула и вылупила глаза еще больше. Кстати о них. Никогда бы богиня не подумала, что будет походить на идиотку, сунувшуюся к новорожденному дракончику. Или варварку. И что губы можно красить бирюзовым.
"Какие-то здесь совсем чудовищные каноны красоты",  - потрясенно подумала Зебоим, дергая себя за цепи на поясе штанов. Цепей было много, еще парочку добавить и будет кольчужная юбка. И зачем дырки на коленях? И такое количество колец? Чтобы кулаками бить было удобнее? И майка... тонкая, с таким вырезом, что ... нет, Зебоим своего тела и не думала смущаться, но недоумевала, зачем тогда вообще нужен этот предмет одежды?
Обернулась к брату, снявшему ту верхнуюю куртку и тоже позалипала на его изменения. Черная помада богу черной магии?
- Пентаграмма зачотная, - выдохнула хриплым голосом впечатлившаяся божественная Черепаха. - Но в душ первая я!

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Задумывая черные дела...