Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » still waters run deep


still waters run deep

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

still waters run deep
маг // мисс я-сама-всё-лучше-знаю

http://funkyimg.com/i/2zkau.png     http://funkyimg.com/i/2zkaL.png     http://funkyimg.com/i/2zkaz.jpg     http://funkyimg.com/i/2zkaK.jpg

«

Земля, штат Нью-Йорк, Нью-Йорк
январь, 2018

Максимофф не вполне владеет собой и своей магией. Ровно настолько «не вполне», что когда она теряет контроль, половина Нью-Йорка вздрагивает и отголоски её силы чувствуются повсюду, пролегая нитью следа, по которой Стивен Стрэндж и находит источник новой потенциальной угрозы для всего человечества. И он хотел бы помочь Ванде подчинить колдовство, но не похоже, что мисс я-сама-всё-лучше-знаю готова эту помощь принять.

»

+1

2

Brand X Music — Metropolis


Алый.
Алый – ее цвет. Цвет позднего заката. Крови. Цвет магии. Ее сны – терзающие, жуткие сны – окрашены в алый. Она тонет в них: сначала постепенно, погружаясь все глубже и глубже в сладкую негу, затем безмятежность проходит, уступая волнению. Резкий обрыв и крик в темноте. Протяжный. Страшный. Она не может проснуться, не может вырваться из тесных, сжимающих ее хрупкое тело сновидений. Затем – удар под ребра. Дыхание обрывается, и кислород не поступает в легкие. Она задыхается в своем видении. Каждую ночь. Каждую, черную как смоль, ночь.  Она ловит ртом воздух,  карабкается, пытается выбраться наружу, но старания тщетны. Снова и снова, обрушается на нее волна крови и… силы. Она не может дышать. Не может вырваться. Крик ворона… Предвестник беды. Скоро, совсем скоро.

…Мир падет. На этот раз не будет тех, кого не коснется Война. Каждое живое существо почувствует на себе зловонное дыхание Смерти. Защитники Земли будут бессильны – они падут под ударом сильнейшего из ныне живущих. Крик застрянет в их горле перед тем, как они взглянут в глаза своей погибели. Ни одна война не будет больше важной. Ни одна стычка, упрек, обида… все утратит первоначальный смысл. Утратит любой смысл. Вселенную охватит пламя, и искра этого пламени сверкнет на Земле.  Могущество, власть, сила… Только это будет важным. Кто овладеет Камнями Бесконечности, станет властелином Мира. Мира… скорее – пепелища. Ведь то, останется после нельзя будет назвать миром. Резкий запах гари, ядовитый трупный запах, стоны уцелевших и их мольбы о смерти смешаются воедино. И правда, лучше умереть, чем жить на обгорелом кладбище. Человечество поглотит боль. Миры взвоют о пощаде. Тирания на вселенском уровне, что может быть хуже?.. Видение. Знание. Чувство неизбежности.

Ванда знает, что может быть хуже. Знать и ничего не сделать. Бессилие – хуже смерти. Смерть освобождает.

Солнце потихоньку опускалось к горизонту, окрашиваясь в зловещий багрянец, потянуло сыростью. Ванда проснулась от тупой боли в ноге. Голень ныла второй день, принося хозяйке явные неудобства. Поднявшись с твердой поверхности, служащей кроватью ведьме, та почувствовала влагу на губах. Проведя по ним пальцами, она обнаружила кровь. Снова… Девушка вытерла кровь тыльной стороной ладони, испачкав при этом рукав не самой свежей кофты. Где я?  Оглядевшись, мутантка начала замечать последствия своих деяний. Покореженные столбы, погнутые светофоры, тянущиеся вниз, дорога заваленная машинами (правильнее – металлоломом), выбитые окна и груды осколков. Мельком осмотрев себя, Ванда понимает, что не ранена. Болит лишь нога. И голова. Крики стихли еще несколько часов назад, исчезли алые волны энергии. Максимофф с трудом поднимается на ноги и… ничего не чувствует. Морально – пустота. Ее не волнуют лежащие люди, чьи тела явно покинула жизнь. Ее не терзают муки совести за погром. Она не боится последствий. Ванда знает, что она натворила и знает причину. Точнее, причины, благодаря которым выброс такой энергии мог случиться. Ее видения, ее эмоции… давно ли она стала ведуньей и пророком? Да черт его знает. Ванда бредет по опустевшей улице, что больше походит на декорации к фильму про постапокалипсис. Странно, нет полиции, группы захвата, супергероев, никого нет… О последнем девушка думает в ироничном ключе. Она давно не верит в силу геройства. Все эти сказки с моралью о дружбе, любви и взаимопомощи. Спасти мир и прикрыть спины друг друга. Никто не прикрывал мою спину. Никто. Никто. Никто. Из раза в раз Ванда верила людям ( и не только людям)  рядом с собой. Она верила в то, что ее защитят. Что она будет в безопасности. Что все будет хорошо. Из раза в раз, а потом… умерли родители. Умер Пьетро. Умерла Ванда. В тюрьме посреди Атлантического океана нет жизни. Есть бренное существования наедине со своими демонами и страхами. Вот только страха больше нет и на его место снова встала ненависть, презрение и ярость, контролировать которую становится с каждым днем все тяжелее и тяжелее. Ко всему  этому прибавились ментальные видения о конце света. «И придет Судный день…» Бороться с ним нет смысла, да Ванда и не хотела. Нередко апофеозом этой борьбы становится мученическая смерть. Надежда – пресловутый символ гибели миров. Сила ведьмы, словно дикая кошка – ласковая и податливая, пока ее не дернут за хвост. И последние события показали, хвост этой кошки уже оторвали. Магия не поддается никакому контролю. Она везде и всюду. Тот, кто пользуется ею рано или поздно начинает платить за этот бесценный дар. Ванда платит жизнями людей и не в первый раз. Мутантка прислоняется щекой (о, чудо!) к целому стеклу какой-то витрины и прикрывает глаза. Ей не страшно. Если человек теряет в этой жизни все, то ему не за что бояться. Нога по-прежнему предательски ноет, а в голове стоит гул. 

Все пройдет, не нужно плакать.
Укрой себя, укрой.

Облокотившись на витрину спиной, Ванда строит свои ментальные замки, укрывая все живое, что в ней осталось от чужих глаз и мыслей. С каждым мгновением стены становятся толще и прочнее. Достучаться до ведьмы больше нельзя. Она и сама себя больше не слышит.

Отредактировано Wanda Maximoff (Вт, 14 Ноя 2017 22:31:37)

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » still waters run deep