Отгородившись от политики и не вплетаясь в неё практически совсем, Том вовсе не жалел. Несмотря на то, что его мотивация и амбиции росли в геометрической прогрессии, сам факт необходимости учиться, само-совершенствоваться и странствовать мага не смущал. Его вообще мало что смущало, когда речь заходила о силе, бессмертии и знаниях, которые помогут внести порядок в мире и доказать (самому себе) собственное превосходство. Не жалко было даже времени, потому что Риддл логично полагал: у него впереди, так или иначе, вечность, потому он мог посвятить какую-то её часть тому, чтобы обрести все знания мира. Прежде чем сам мир станет его. Рациональность выглядела так. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » нет повести печальнее на свете.


нет повести печальнее на свете.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

нет повести печальнее на свете.
адриан и маринетт // ромео и джульетта

http://s7.uploads.ru/XrIwG.jpg

«

франция, париж, коллеж франсуа дюпон.
правда - слишком глубокая рана.
без взаимности тяжело. без взаимности весь свет уже не мил, весь свет кажется обернувшимся тьмой.
но ещё можно как-то пережить времена, когда ты не уверен - а взаимны ли чувства?..
и уже сложнее переживать период, когда уверен точно, что чувств и нет.
и ты свои тоже должен похоронить где-то подальше...

»

+1

2

http://78.media.tumblr.com/86536703e6fe4cc7087bbd555a697ec7/tumblr_o34sf1aNCs1rclxolo8_r1_250.gif http://78.media.tumblr.com/63c4fbc6c9ac9f63d01e5514bc02e076/tumblr_o5zqwhhSF01s1fugzo6_250.gif
ромео и одинокая девчонка. похоже, что они подходили друг другу,
пока ромео не сказал одинокой девчонке: "мне пора идти, моя любовь".

Этот день не задался с самого начала его существования — если быть точнее, то с того самого момента, когда над Эйфелевой Башней показались первые лучи слишком яркого солнца. Адриану Агресту — кто бы мог подумать — будто сама черная кошка дорога ему перебежала, сколь бы комична в его случае эта ситуация не было изначально. И если бы Адриан сегодня смог хотя бы выспаться, как и для всякого другого хорошего начала удачного дня, то он бы смог полюбить это утро чуточку больше, чем никак от слова совсем.

Плаггу стоило бы поменьше чавкать вонючим камамбером по ночам, если он хочет меньше получать подушкой по своему мелкому летающему тельцу от своего подуставшего за шумный вечер избранника. Отец до сих пор не знает о маленьком бестактном жителе их особняка — кажется, оно и к лучшему, — иначе бы квами пришлось бы несколько раз на день претерпевать сачок от нагоняющей его на фирменных каблуках Натали [ по своей собственной воле Габриэль наверняка лично ничего и никого ловить бы не стал ].

Но если бы только несчастный Плагг доводил его до крайней стадии бессонницы. Новые знакомства и статусы выбравшейся на свет птички с оборванными крыльями о жесткие прутья золотой клетки — которые постепенно заживают с каждым свободным глотком новой жизни с побочным эффектом в виде толп кричащих тоненькими голосками его преданных поклонниц и неутомимого контроля со стороны Гориллы — задурили парню голову своей нереальной идеальностью. Но идеальнее всех был символ грации, непокорности и красоты — Леди Баг тревожит голову Адриана, Леди Баг стучится навязчивой мыслью Адриану, Леди Баг становится первой любовью Адриана. Влюбиться в первый день своей ветреной свободы в свою же напарницу — почему бы и да?

Будучи Адрианом Агрестом — иногда он ненавидит такого себя чуточку больше, нежели Кота Нуара, за чей хвост цепляется дрожащая рука падающего в пучины такой серой обыденности паренька, не желающего отрекаться от собственной возможности на малые часы настоящей жизни, которую он заслужил по праву — он прячется в себе, а эмоции запирает на ледяной замок присущей Агрестам скованности и строгости собственного поведения. Он аккуратно поправляет магическое кольцо на безымянном пальце правой руки и упорно всматривается в тонированное стекло автомобиля: Адриан находит в мелькающих ярких пейзажах за окном свое очарование и монотонное бормотание Санкер об изменении в личном графике_расписании дел мальчика по первому велению Габриэля ему нисколько в этом лицезрействе не мешает.
—... ты все понял, Адриан? Китайский язык с репетитором переносится на два тридцать. Мы заедем за тобой сразу после всех твоих пар, и опаздывать я тебе категорически не советую.
— Да, Натали, — Адриан устало вздыхает и опирается локтем о дверную ручку. Подобная монотонность настолько приелась, что он бы с радостью вот прямо сейчас вышел из своей зоны комфорта и спас очередную жертву акумы от тяжких грешков на свою душу где-нибудь на берегу реки Сены.

И не один. На пару со своей Леди, с которой он не виделся этак несколько дней уж наверняка. Кажется, Бражник предусмотрительно сбавил свои обороты в громогласных планах по порабощению мира, и злые бабочки прекратили летать по городу, впиваясь своим ядом в сердца обиженных жизнью людей. Пора бы им с Баг уже обменяться реальными номерами телефонов и пойти на свидание друг с другом за просто так в своих низменных супергеройских масках. Лично Адриан был бы совершенно не против такой любовной авантюры вкупе с адреналином в крови, от которой за три километра несет пряной корицей.

Может, это тот самый единственный шанс узнать друг друга чуточки получше? Без запрещенного квами великим и незыблемым раскрытием личностей друг перед другом.

   <...>

Стоило пропустить всего лишь один учебный день, как целая куча события тяжелыми энциклопедическими книгами валятся на твою голову неотвратимостью последствий. Пора вновь завести разговор с отцом о том, чтобы слегка поубавить обороты его процветающей карьеры модели — через вынужденную ругань и ссоры Адриан желает доказать, что учеба в его приоритетах занимает на одну позицию выше, чем его будущее, которое неизвестно только ленивому в этом городке.

А на паре литературы он того и вовсе узнает впервые за жизнь о том, что его класс ставит спектакль по громогласному Шекспиру. Агрест недовольно кидает сонный взгляд на Нино по-соседству, который виновато пожимает плечами с привычным сорри, чувак, я думал, что они шутят. Почему-то Адриан думал, что если уж ему и пришлось пропустить вчерашнее перераспределение ролей, то это и к лучшему — он с удовольствием послушает уставшим мозгом игру своих одноклассников, подхватит легкий смех на каком-нибудь неловком моменте, но сам принимать во всем этом участия он, конечно же, не будет.

Однако.

— Все запомнили? Джульетта — я, — приправленный едким гламуром голос Хлои Буржуа раздается по всей аудитории, а новостью о том, что его подруга детства смогла прибрать к рукам главные роли — нисколь его не удивили. — Адриан, я смогла вчера выбить тебе роль моего Ромео, — Агрест вздрагивает от звонкого звука девичьей ладошки по парте, сминающей хрупкие листочки текстов на мелодичном французском языке. — Правда это здорово, что мы будем играть вместе самую трагичную любовную пару на свете?

— Просто супер, — решает в лишний раз согласиться Адриан, выпрямляясь на стуле и пробежавшись ничего не понимающим взглядом текст своей речи. Зная прескверный характер Буржуа, лучше в таком отрицательном для Адриана состоянии ей не перечить. Он замечает краем взгляда довольную подругу, сверкающую будто самими лучами солнца своей желтизной на фоне пробивающихся в окном аудитории лучей. Что ж, зная истинную Хлою изнутри, если ей это так необходимо, Агрест готов сослужить ей службу по воле долга искренней дружбы. В конце-концов, она не виновата, что столь же одинока, как и он сам.

Мадам Бюстье хлопает в ладоши, привлекая внимание своих детей на себя. Для каждого из них этот знак — сигнал к действию.

— Над раной шутит тот, кто не был ранен, — Адриан без энтузиазма вчитывается в черным по белому слова, когда Хлоя горделиво поправляет свои кудри и имитирует по ступенькам выход на шикарный мраморный балкон своей героини. За спиной безумно отвлекает перешептывание друзей друг с другом, а звонкий голосок Альи, комментирующей буквально действие за действием, будто втирается в подкорку мозга, что и приносит свои результаты, о которых невыспавшийся Агрест даже не догадывается до поры до времени. — Но что за свет мелькает в том окне? Там золотой восток; Маринетт - солнце! Завистницу-луну убей, о солнце; она от зависти бледна, больна, что ты, ее служанка, стала краше.

+1

3

https://78.media.tumblr.com/29b8c934e36b0a679a1f47467df95580/tumblr_ofxjeytTvf1r3hdhfo5_r1_400.gif  https://78.media.tumblr.com/5394faa93796a672a9519d276fef8c89/tumblr_ofxjeytTvf1r3hdhfo2_r2_400.gif
я боюсь не удержать
ваши руки удержать
слишком сложно
н е  м о л ч и т е

в этой рыхлой тишине я погибну


ты открываешь глаза и всегда встречаешься взглядом с ним, ведь его плакат висит совсем близко, настолько, что ты можешь дотянуться. но почему же так сложно дотянуться до самого настоящего _ всамделишного _ существующего адриана агреста, что заполонил твоё сердце _ что всколыхнул спокойное доселе море твоей души _ что приложил руку к самому настоящему бунту всего твоего тела. ты не знаешь куда бежать, ты не знаешь в какую сторону тебе устремиться, лишь встретиться _ не встретиться с ним взглядом. ты боишься, ты стесняешься, ты проваливаешься каждый раз словно сквозь землю. застываешь, молчишь, глупо улыбаешься, потому что не можешь иначе. могла бы — заговорила, высказала бы всё, что мёртвым грузом лежит на душе в томительном ожидании. но его лицо, его улыбка, его слова — идеальны. он слишком идеальный, что бы существовать. ты не можешь дотронуться до него, потому что он словно драгоценная статуя в лувре. на него можно только смотреть, со стороны наблюдать за развитием его жизни. глупо ревновать его к каждой встречной _ поперечной, особенно к хлое буржуа [ вот уж глупость! ], но ведь даже она ближе к нему.

позволяет себе дотронуться до него.
позволяет себе разговаривать свободно с ним.
позволяет себе вешаться ему на шею в любое время.

против ли он? против ли? против ли?
а вдруг не против?

роняешь сумку с вещами на пол, не замечая вскрика неожиданности со стороны мамы; не замечая того, что папа в очередной раз отвлекается от выпечки. — нет! этого не может быть. просто не может. — машинально поднимаешь всё с пола, собираешь и ни на кого не обращаешь внимания. берёшь упакованный на столе завтра [ ведь ты всегда опаздываешь ] и быстро покидаешь дом _ пекарню. набираешь номер альи дрожащими от волнения пальцами, ведь всё складывается в идеальный паззл, который ты никак не хочешь признать. и даже, если это окажется так, всё равно не сможешь этого признать. это невозможно! немыслимо.

— он встречается с хлоей. да, точно. встречается. — с другого конца доносится смех, а потом и очень серьёзный голос. ты знаешь, что ничего хорошего ждать не стоит. твои выводы глупы и нелогичны. алья, скорее всего, сейчас начнёт говорить лишь о том, что "бла-бла-бла, маринетт, ради всего святого, бла-бла-бла, хлоя не может быть с ним. сама подумай!"
— хотела сказать, что такое не может быть. но... они ведь будут играть ромео и джульетту! подумай сама! всё это неспроста, у хлои созрел какой-то хитроумный план. ведь эта история трагичной любви! и там есть поцелуй! — ты вдыхаешь воздух настолько резко, что начинаешь кашлять.
— НЕЕЕТ. НЕТ, нет. этому не быть. — отчаянно заявляешь ты, хоть и прекрасно осознаёшь, что ничего не сможешь с этим поделать даже в тот момент, когда столкнёшься с этой проблемой лицом к лицу. прощаешься с альей и отключаешь телефон, потому что сейчас настроение было окончательно испорчено. впрочем, оно со вчерашнего дня никуда не годилось, но теперь всё растоптано. все твои мечты и надежды.

вчерашний день стал началом конца. во-первых, вчера в школе не было твоей лучезарной любви. во-вторых, вчера раздавали роли. но ты подумала, что не будешь даже пробовать, ведь ромео всё равно не отдадут твоему возлюбленному. но ты не думала, что роль могут отдать заочно. и ты не подумала, конечно же, о власти хлои буржуа в этой школе. опять. всё было разрушено с её ехидным _ противным голоском, нарушавшим тишину, когда в очередной раз прозвучал вопрос о том кто же исполнит роль ромео? не подумайте, что желающих не было, просто хлоя заткнула всех и вся. как и всегда, впрочем, потому что с её вариантом не согласились сразу же.
впрочем, кто ещё может быть ромео? столь идеальным, столь прекрасным. тут ты была согласна с блондинкой, им может быть и им стал — адриан агрест. только вот на твою беду, ты не стала его джульеттой. и вообще никем не стала, потому что пропустила всю раздачу ролей мимо ушей. ты была слишком занята тем, что не смогла вызваться и посоперничать с раздражающей _ надоедливой хлоей. когда же её исключат из школы? ах да, никогда. нельзя думать о таком, ведь ... я герой? да, я бы должна была уступить в любом случае, ведь это доброе дело.

а теперь тебе придётся на протяжении долгого времени наблюдать за их репетициями, да ещё и наставлять их. ведь ты — помощник режиссёра, вечно везёт тебе на что-то подобное. ещё и костюмы для них делать, что, конечно же, так же не особо радовало. да, развитие; да, хорошая подоплёка для вдохновения. но... не так! всё должно быть иначе. ты приходишь на занятия, занимаешь парту с альей. подруга сегодня столь же мрачна, как и ты. не единого взгляда в сторону агреста, потому что неприятно на душе; не хочется даже думать о том, что случится столь скоро. объятия буржуа ждут его. можно сказать спасибо лишь за то, что сегодня обычная читка, никаких действий. никакой постановки мизансцены. да и... до сцены вообще далеко ещё.

блокнот открыт, ты акцентируешь всё своё внимание на рисунках. на будущих костюмах. кто-то что-то читает, но ты не обращаешь внимания, пока голос адриана не заставляет тебя отвлечься. ты не можешь не реагировать на него, как бы не старалась. ты не можешь просто отвлечённо делать что-то, когда его голос согревает всех вокруг. и даже делает твоё существование чуть более приятным _ простым. но его строки адресованы не тебе, так почему же так тепло...

прикрываешь глаза на мгновение, пока на всю аудиторию не раздаётся, хоть и усталым тоном, но твоё собственное имя. щёки заливаются ярким румянцем. неужели... он думал о тебе, пока читал это? что? как такое возможно? весь класс хихикает, смех усиливается. а ты молчишь, пялишься в одну точку, думая о глупом ощущении счастья, разливающегося по всему нутру. чтения прерывает сама хлоя, потому что принцессе не понравилось такое обращение.

— как глупо! как вздорно! адриан, о чём ты вообще думаешь? — на твоём лице появляется тень улыбки. он думал обо мне, когда читал это. неужели он любит меня? алья тоже не так мрачна теперь. но всему классу смешно. почему им настолько смешно? что смешного в том, что у адриана _ у мистера-идеала есть какие-то чувства ко мне? это не смешно... не смешно.

+1

4

http://78.media.tumblr.com/25e5a740a6102e742d072e3950df4724/tumblr_nwa1annP6R1srxi9mo4_250.gif http://78.media.tumblr.com/97bc4f1ee75b589dbbf20e82274866f1/tumblr_nwy69xZgmX1skcw00o8_250.gif
это были те несколько слов, которые услышал я и подумал : "мне стоит вмешаться".
но до того, как я смог это сделать, одинокая девчонка снова влюбилась.

У Хлои голос пронзительный. У Хлои голос почти схож с жужжанием назойливой осы, которая с тихим шуршанием тонких крылышек летает около чувствительного ушка да так и приноровит громко ужалить — со скандалом, с криком и выяснением отношений без битья посуды, но с громким отголоском эха по всей аудитории их вроде как уютного класса. Адриан в потерянном непонимании отрывает взгляд от мельтешащего в глазах текста [ черное по белому, шоколадное кофе по ванильному молоку ] на свою подругу, когда по высоким стенам проносится гул шепота и не шибком уж тихого смеха.

— А что, собственно, не так? — Агрест в искреннем непонимании вопросительно поднимает брови кверху, мигом забывая о сопутствующей его весь усталости, которая сыграла, как оказывается, с ним не очень-таки забавную шутку. Переводя полный невинности взгляд то со своих друзей, то обратно на подругу детства, Адриан упорно не замечает покрасневшее от злости милое напудренное личико Буржуа, у которой, для всех остальных, скоро побежит пар паровозом из ушей и носа.

Адриана Агреста как-то слишком внезапно заключают в зеркальную камеру, о которую тот упорно продолжает долбится маленькой светлокрылой бабочкой, пытаясь найти понимание. Парень пытается найти поддержку в мадам Бюстье, которая тихо стоит в сторонке, радуясь такому излишне экспрессивному активному поведению собственных детей. Но даже на ее губах мелькает тень кроткой усмешки, о которую Адриан в очередной спотыкается. Медийное лицо попадает в такой просак с жалкой попыткой отыграть предназначенную ему одному главную роль в важной театральной постановке этого года — ну не смешно ли?

Спасительный звонок с последнего урока — как способ жить, не облажаться в очередной раз и не почувствовать на своих плечах большую тяжесть тотального фиаско. Плагг, упорно копошащийся в наплечной сумке, определенно его засмеет сегодня вечером за то, в чем он и знать не знал своей вины. Вины ли, обидел ли он кого? Агрест ставил все свои деньги в кожаном кошельке на крохотные остатки веры на барабане колеса фортуны, что он не сделал никому ничего плохого. И он надеется до последнего, что стрелка судьбы не укажет ему на сектор банкрот.

   <...>

— Нино, может, ты мне объяснишь внятно? Что с ними такое? — Адриан беспомощно жмется плечом к плечу к своему другу, когда мимопроходящий Иван салютует ему одобрение, еле сдерживая смех с плотно поджатых губ, а идущая с ним под ручку Милен подмигивает, шепча себе под нос "так держать". — Мне начинает казаться, что я зря подписался подо все это.

Его доброта доведет однажды до французского эшафота перед собором Нотр-Дам Де Пари.

— Серьезно? Ты не в курсе? — Нино по-доброму смеется над своим приятелем, а Адриан невинным котенком мотает отрицательно голову из сторону в сторону. Его начинает все это, откровенно говоря, бесить не по-детски. Бесить до дрожжи в пальцах, сжимающихся в кулак; бесить до покусанной нижней губы, но он держится умело — он не желает срывать свое раздражение на людях, которые за такой малый промежуток времени стали ему второй семьей [ в некоторых моментах даже лучше его собственной_родной ]. — Дружище, кое-кто только что случайно признался в любви старосте класса. И этого кое-кого зовут Адриан Агрест, — Лейф небрежно тыкает парня в пылающую налитым первоцветным жаром щеку, после чего в сию же секунду прикладывает кисть руки в трагичном жесте ко лбу и громко выдыхает, пародируя голос друга. — "Там золотой восток; Маринетт - солнце!" и что-то там еще. Только не говори мне, что ты этого всего не помнишь!

— Нет, — Адриана будто ошпаривает звездным кипятком. Все это походит на банальный синдром выгорания, от которого хочется котом лакать валерьянку, что несет не дурман травы и спирта, а духом опасности супергеройской стези. Иногда ему кажется, что быть супергероем веки вечные — не такая уж и дерьмовая сама по себе затея, да вот только как же отец будет без него. — Это правда? Ты ведь не прикалываешься надо мной? — Агрест пытается всевозможными мыслимыми и немыслимыми способами отвергнуть от себя факт совершенной им же собой — такой глупой и несуразной, над которой он бы двести раз подумал, будь Адриан в адекватном на сегодняшний день состоянии, а не полуживым трупом, который живет лишь из-за острых лучиков солнца прямо в глаза — ошибки, от которых пострадали уже, как минимум, двое. — Черт. Ты мне как-то говорил, что у тебя есть на виду знакомый домик на дереве. Дай мне его координаты: я пережду там эту бурю под названием "посмейся над оговорочкой Адриана", а ты пока занеси Натали мой новый адрес для срочных и заказных писем.

Потому что Адриан Агрест не хочет прославить в классе влюбленным идиотом номер один.
Потому что Адриан Агрест не хочет проблем ни себе, ни ей.
Потому что Адриан Агрест не любит Маринетт Дюпэн-Чэн и не хочет видеть ее страданий.

Почему его вообще это волнует?

— Ой, да не парься ты так. Забудется же, вот ув...

— Нет, не забудется. Я обязан извиниться хотя бы перед ней. Мало ли, что Маринетт может подумать про меня,она отличная подруга, которую я потерять буду просто не в силах. — Вот сейчас пойду, — Адриан уверенно вбирает полную грудь воздуха, упирается в закрытые двери аудитории взглядом заледенелой травы и делает решительный шаг навстречу своей судьбе. Судьбе ли на самом деле? — И я ей все... — уверенный шаг со стороны Агреста прерывает звонкая трель мобильного телефона, вызов который, будто по-автомату [ от послушного сыночка-робота ожидать другого и не стоит ], Адриан принимает, вслушиваясь в учтивый голос Санкер, который предупреждал его о том, что тот опаздывает уже на три минуты и они рискуют отбиться от графика. — У нас было... собрание, да. Сейчас буду, Натали.

В который раз он проклинает то, что он — золотой отпрыск своего бриллиантового родителя. Да гори оно все в Аду.

— Ладно, это все подождет до завтра. Надеюсь, что Маринетт завтра будет в коллеже. Ну, или хотя бы буду я. До встречи, Нино, — грустно улыбнувшись, Адриан легко машет рукой своему приятелю, верно направляясь к лестнице выхода со школы.

— Хах, пока. Проспись там хорошенько. Или за тебя это сегодня сделаю я! Считай, это угроза.

Адриан Агрест смеется настолько, насколько ему позволяет его несколько подавленное состояние и вовремя останавливается, когда дверь в аудиторию резко распахивается с громким треском дерева об стену, а из нее вылетает взлохмаченная Хлоя в компании своей верной подружки Сабрины. Которая выглядела, скорее, как ее персональная свита — даже у Адриана с его то не хилым таким состоянием не имелось в окружении парней и девчонок, которые ходили бы с раззинутыми ртами за ним просто потому, что тот частенько мелькает на телевизионных экранах и модных журналах своей неотъемлемой яркой персоной.

Адриану Агресту такая дружба и в подметки не годится. Она ему ни к чему.

Буржуа смотрит на него с легким налетом раздражения. Она тяжело_скованно дышит, поправляет на себе излюбленный едкий на глаз пиджак, а кожа лица покрылась краснотой. Кажется, больше аллергической злостью, чем смущением белой пастушки. Потому что это не в ее стиле.

— Адриан, глубоко прошу тебя: постарайся меня больше так не разочаровывать. Сабрина, моя сумка у тебя? Идем, чего ты встала на месте, как истукан?! — Хлоя несильно пихает кулаком Ренкомпри в поясницу и практически бежит от проклятого для всех них сегодня класса. В которой вместе с Альей сидит понурая Маринетт. И с которой извиняющимся взглядом встречается Адриан, проходя мимо. Потому что вечный должок перед Габриэлем Агрестом зовет его занятие по китайскому.

Потому что момент был упущен.

Отредактировано Adrien Agreste (Вс, 3 Дек 2017 10:22:28)

+1

5

http://s6.uploads.ru/xC9vU.gif  http://s8.uploads.ru/CMsJB.gif
все ломают всё, всё ломает всех
тысячи страниц, но теперь понятно, что совсем не тех
на руинах, на пожарах, брошенный без сил;
ты спроси у себя одно — тяжело ли без любви?


          ты так часто глубокими вечерами рисовала свои печально_прекрасные мечты акварелью, ты так усердно сочиняла себе собственную сказку со счастливым концом, что в реальной жизни ты не ожидала отыскать её. да и сказка тебе кажется возможна лишь с одним человеком, но ты так часто слышала от него слово друг по отношению к себе, что и не надеялась надеялась на взаимность. и даже сейчас, в отличие от всего остального класса (за исключением мисс хлои буржуа) — ты не верила в то, что это было произнесено намеренно. он читал без особого энтузиазма поначалу. быть может, решил пошутить над тобой? что бы никто в классе не скучал. может он и не думал о том, что кто-т может воспринять это серьёзно. особенно — ты. ведь ты друг, просто отличный друг. смотрел ли он на тебя когда-нибудь, как на девушку? или же у него всегда была эта непроницаемая вуаль, сквозь которую он видит только дружеские порывы. ведь (хоть ты и всячески стараешься это отрицать) твоя влюблённость просматривается настолько хорошо, что попытки скрыть её будут выглядеть ещё глупее. алья не раз повторяла тебе об этом, но ты лишь аккуратно машешь на это ручкой.

           какая глупость! я защищаю целый город, неужели не могу справиться с сокрытием чувств? — всегда думая ты, не объявляя этого вслух, конечно же. если только удавалось остаться наедине с собой, тогда ты вполне могла провести с собой же увлекательную беседу. или с тикки. но сейчас тебе слишком страшно, что бы испустить хотя бы вздох из груди. напряжение росло по всему твоему организму, запирая тебя в клетку из собственных эмоциональных порывов, которые знатно тормозят твоё общее восприятие мира. всё будто бы замерло в ожидании чего-то волнительного, хоть это уже и свершилось по мнению многих. но твоё сердце колотится в таком истошном бешенстве, что кажется вот-вот выпрыгнет наружу и отправиться вслед за скрывшимся адрианом агрестом. как он может просто взять и уйти после такого? словно его это ни капли не заботит.

            сердце даёт слабину. оно бьётся всё медленнее и медленнее, но не от напускного спокойствия, а скорее от накатывающей в самые глубины грусти. все обсуждают событие, которое стало уж слишком значительным для всех, когда должно было стать особенным чем-то именно для тебя. так почему же все радуются, когда внутри тебя всё трещит по швам? почему же все верят в эти слова, когда они могут оказаться лишь... ничем? тебе хочется поверить именно в радужную сторону этого всего, но отчего-то всё внутри аж дрожит и хочется просто сбежать. так же, как это уже сделала твоя любовь. он всегда уходит в моменты, когда тебе хочется быть ближе к нему. иногда тебе кажется, что он избегает тебя. а теперь это и подавно правда! — почему он убежал? — шепчешь ты так, что бы услышала только твоя лучшая подруга. тебе не нужно ещё больше стёба со стороны, его и так хватает неизмеримо.

            но его слышит главная звезда класса, бессменная заноза в твоей заднице и просто невыносимая блондинка, у которой словно чувство такта напрочь отсутствует. ты ловишь её гневный взгляд. она поднимается из-за парты, оставляя свою подружку где-то позади (но та всё же не отстаёт, видимо хочет посмотреть на шоу). алья уже готовится встать и нанести ответный удар до начала драки, но ты останавливаешь её, вытягивая руку в её сторону. тебе хочется послушать что скажет хлоя (несмотря на то, что ты примерно представляешь даже), но всё же она знает агреста много дольше, чем ты. она должна знать его истинную сущность много лучше, чем ты. хоть ты и не была совсем уверена в том, что она искренне пыталась узнать его когда-то. иногда кажется, что они общаются только по забавному стечению обстоятельств, а какой-то серьёзной дружбой тут и не пахнет. и всё же... тебе сейчас можно было бы обойтись любым объяснением, лишь бы не со стороны тех, кто уверен, что его чувства искренни. ведь это слишком больно — хотя бы позволять себе мысль о том, что он может любить тебя. роскошь, которую ты себе никак не могла позволить.

            — и что ты надумала себе? ха! не надейся, что адриан в самом деле мог думать о тебе. он считает тебя всего-то назойливой мухой, которая липнет к нему с такой частотой, что он уже не знает куда податься. — вторая попытка альи встать и накричать на неё, но ты по-прежнему её останавливаешь. тебе сейчас не хотелось бы поймать акуму, но ты не могла остановить свой безумствующий интерес. эта девушка ревновала, но всё же говорила очевидные вещи. ты действительно бегала за ним долгое время, словно верный пёсик. иногда говорила какие-то несвязные _ несуразные вещи, из-за которых ты страдала, а он просто уходил в недоумении. ты иногда ведёшь себя странно, ты можешь признать это, кладя руку на сердце, но твои чувства не подделка. — ты думаешь, что такой мальчик может влюбиться в такую простушку, как ты? — её смех разносится по всей аудитории так оглушающе, так противно. она уже почувствовала своё превосходство над временной противницей, которую так легко оказалось убрать с дороги.

             и ты уже готова согласиться с каждым её словом, но что-то не позволяет тебе так поступить. по-крайней мере, с чувством собственного достоинства. то ли это взгляд лучшей подруги, который уже буквально кричит о том, что пора кончать с этой стервой. то ли всеобщее напряжение в комнате, которое так хотелось разрушить резким ответом, расставившим бы все точки над "и". — ты может и права в чём-то. — алья ахнула, чуть ли не начав тебя перебивать. а хлоя уже приняла торжествующую позу. но рановато. — но, в отличие от тебя, я не вешаюсь на него даже в те моменты, когда он этого не хочет. не заставляю его участвовать в том, в чём он не хочет участвовать. твоё понятие дружбы ужасно.
мне жаль.
— ты складываешь учебники в свою сумку, поднимая взгляд на приоткрытые двери в аудиторию. и встречаешься взглядом с ним. молчаливым _ недолгим. он испаряется тут же, совершенно никак не обозначая свои новые позиции. ты не знала о чём и подумать. ты никак не могла придумать, какой вопрос бы могла задать ему.

             выбегаешь из аудитории, оставляя сумку, которую забирает алья и выбегаешь на улицу. вот только адриан уже садится в машину и уезжает прочь из коллежа. вот и свершился тот день, когда ты была унижена собственными чувствами. провожаешь взглядом привилегированную машину, одновременно спотыкаясь о каждый свой вздох. никак не можешь отдышаться, никак не можешь придти в себя. оседаешь на асфальт, вдыхая глубже и глубже воздух. рядом с тобой оказывается подруга, сжимающая в руках сумку. она молчит. алья не знает что сказать, и ты чувствуешь, что она страдает из-за этого. — правильно. лучше ничего не говорить. — выхватываешь сумку, напрягаешь каждый мускул на лице, что бы не разрыдаться и отправляешь домой. сейчас тебе хотелось только свежей выпечки и уйти подальше от всего этого.

             вот только вечером тебе приходит сообщение, которое заставляет всем событиям вновь раскрутиться в твоей голове. ну как у вас с адрианом? — пишет один из одногруппников, но ты откидываешь телефон в сторону, утыкаясь лицом в подушку. о, если бы ты только знала, что у вас с ним... и есть ли что-нибудь? и может ли что-нибудь быть? но ведь любую проблему можно решить _ с любым решением можно смириться _ всё можно преодолеть. тем более, если это не разделённая любовь. столько книг про это написано, столько песен спето, столько фильмов отснято. а конкретного ответа как что-то изменить — так и нет. но лучше поспать... просто спать.

----

             ты приходишь в коллеж с приподнятым настроением, наконец настроенная провести разговор с ним. с тем, кто вчера подарил тебе такую бурю эмоций, что акума могла бы быть тебе обеспечена. но что-то отвело такую возможность в сторону, оставив тебя в порядке. ведь кто бы помог тебе избавить от тьмы? если только кот, но и то непонятно как. у него нет возможности исцелять. — ты в порядкке, мари? — обеспокоенно проговаривает алья, улавливая взглядом улыбку на твоём лице. ты уже видишь адриана, но он, пока что, стоит не один. зато у тебя есть все возможности как можно скорее сократить расстояние между вами, есть все возможности заговорить первой и постараться сделать всё, что бы он не сбежал. тебе хочется узнать причину тех слов, вот и всего-то... неужели он не захочет ответить тебе на такой простой вопрос? как жаль, что никто не остановил тебя в этот момент. как жаль.

+1

6

http://78.media.tumblr.com/6bdf44ba585341e01d9a1bd627a8c0f3/tumblr_o8q5dfBCDA1so59i2o8_250.gif http://78.media.tumblr.com/7f9d32adf2bc0c0ebe4a145c1be5b7e9/tumblr_o16de04ThW1rclxolo8_250.gif
о, бедный ромео, совсем не при чем, о, бедный ромео. ромео, он был груб. парень, тебе нравится злиться.
но всем тем, чем наделен Ромео, ты можешь поспорить, он наделен этим заслуженно.

Правильно отец говорит, вбивая ему в голову привратные мудрости жизни: соберись, учись на себя и только на себя, работай на его одобрительную улыбку и не позволяй забивать себе голову подростковой придурью, от которой разум расходится по швам и сшивать который у него в тусклом одиночестве при свете сафитов на очередном показе мод попросту нет времени. Интересно, что бы посоветовала мама Адриана в этом прескверном для Агрестов случае: преподнести под нежным покровом утра на парту в их несменяемом месте встреч — в школьной аудитории, где же еще? — небольшой букетик цветов с немногословной красной в черную крапинку открыткой [ Адриан Агрест признает в этом сочетании благородство и легкий шарм, и Леди Баг в этом абсолютно не при чем! ну, может быть, совсем чуть-чуть ], на которой посеребренными буквами размашистым, но аккуратным почерком было бы выведено кроткое прости и смайликом на конце; или же передать через ее улыбчивую мать в их местной пекарне игрушку маленького медвежонка, с улыбкой сообщая о возможной потере их дочерью ее любимца, только между ними — иногда Адриану кажется, что Мари его понимает с полуслова, что осознавать доселе непривычно, но приятно безумно — зная, что это все — всего лишь жест дружеской воли, добрый подарок от парня, который действительно виноват? Кажется, Адриан Агрест действительно принимает все близко к сердцу — ему еще привыкать и привыкать к социализации в коллективе сверстников, которые относятся к жизни гораздо проще, чем он сам. И если бы Кот Нуар был материален и сейчас стоял бы со своим незадачливым клоном рядом плечом к плечу, он бы однозначно толкал когтями несчастного Агреста в сторону выхода из дома и говорил о непонятном ему самому любовном_почти одержимом шиппинге, поддерживая заливистый смех собственного класса.

Но даже полное осознание того, что Адриан Агрест может быть таким и сам — бродить по крышам домов Парижа скрытым под черной маской супергероя независимым котом, такого вот свободного от мнения и колких слов общественности, на которые он бы и рад плевать хотел, — не помогают ему расслабиться ни через час, ни через два и даже ни вечером. Он пытается аккуратно выводить чернилами по белому холсту из обычной тетрадной бумаги иероглифы-слова, концентрируя все свои мысли о том, что пора бы направить свой разум в нужное русло и наконец-таки запомнить, где по правилам китайском грамматики нужно употреблять ар, а где — лианг. Особенно когда люди говорят о дуэтах — о парах, которые не могут друг без друга существовать ни одного лишнего дня, как человек-самоубийца, брыкающийся в тугой петле не может прожить и пары минут без воздуха. Адриан Агрест также успевает прикинуть пару возможных вариантов в своих мозгах: может, все дело в том, что он давно себя не выгуливал в качестве Кота Нуара и не взмывал ловкими прыжками в ночное небо, где светит круглый диск луны прямо на фоне светящейся мириадами огней Эйфелевой Башни? Потому что долгое пребывание в настоящем одиночестве — без его Леди, без ее ретивого тона голоса и легкого фруктового аромата ее волос — неприятно мажет по горлу той же веревкой, только на уровне ментальном, невидимом, сокрытом с глаз людей-работяг, но таком родном и живом для квами, которые могут учуять настроение своих хранителей, кажись, даже на фоне удушливых цветов где-то в районе Прованса.

Иногда ему хочется винить во всех смертных грехах всех, кроме самого себя. Адриан Агрест опустился до того, что мог вменять Бражника в непривычной для него неторопливости, словно тот выжидает чего-то. И как-то все равно даже на то, что ему хочется осторожно поделится Плаггу о своем сумасшествии — ему все чаще кажется, что он слышит голос того самого Бражника буквально у себя за стеной.

Но это ли сейчас так важно на самом деле?

Его уверенность испаряется буквально ближе к вечеру, когда он устало падает на кровать лицом вниз и практически автоматом проверяет свой смартфон на наличие новостей, СМС и напоминалок на день грядущий, который ставит Адриан каждое утро из-за слишком плотного графика своей излишне бурной молодости. И не зря. На завтра назначена фотосессия для рекламы парфюмерии L'Oreal в партнерстве с брендом отца, о которой он и думать забыл с пару дней тому назад. Только Агрест хотел бы с удовольствием отключить телефон и аккурат разместить его около лампы на тумбочке — позабыть о нем до утра была вполне себе такой неплохой перспективкой на грядущее, особенно когда хочется усмирить этот гул в голове и задремать из-за критического разряда внутренней батарейки — на его телефон приходит сообщение от Кима. "Хэй, можешь не благодарить за твою новую заставку на комп (;" с прикрепленным файлом, который именно Адриану и именно от этого человека сейчас не внушал никакого доверия. У котов — пускай даже котов в переносном значении этого слова, потому что котом в людской шкурке не рождаются — интуиция чуткая-чуткая, на опасности и того нюх навострен. В этот раз она не обманула его.

Потому что только Ле Тьен Ким может умудрится после первого удара по голове случайно зарядить кулаком по виску, размахивая неосторожно руками от напряженного волнения, которое ему почти что чуждо. Только Ле Тьен Ким может кинуть понурому Адриану Агресту еще одну причину для тяжелых вздохов — фотографию якобы целующихся Адриана и Маринетт. С таким же переменным успехом он мог бы устроить массовую рассылку всему классу и отправить свое фотошопное творение Хлое Буржуа — отчего-то, судя по ее поведению, она бы устроила более шумную взбучку своему недо-товарищу по аудитории, чем это мог бы сделать самолично Агрест, который уже порядком устал от этого шума вокруг себя и Дюпэн-Чэн. Адриана Агреста это начинает злить. Он смотрит несколько раздраженно на список своих контактов и вглядывается особенно внимательно в номер Мари. Он хочет нажать на значок с зеленой трубкой, невзначай завязать разговор и спросить, не присылали ли ей чего лишнего ее друзья [ которых у нее, как у старосты классы, разительно больше, чем у него самого ], а там уж тихонько извиниться и бросить ей скромную просьбы не принимать все достаточно близко к себе и своей персоне — рано или поздно это должно все же закончиться, а шумок среди одногруппников значительно поубавиться, но Адриану хотелось завершить это здесь и желательно прямо сейчас, без контакта глаза в глаза. Но все катится в тартары, когда он принимает свою неуверенность, загребая ее в свои крепкие объятия.

Желающий слишком многого Адриан Агрест отключается слишком быстро и рано, пропуская ужин с отцом. Сейчас не время думать о том, поймет он этот шаг со стороны своего сына или же нет. Адриан Агрест просто хочет, чтобы этот дрянной день закончился как можно быстрее — завтра станет дышать куда свободнее, нежели сейчас, особенно утром, когда такие, как он, не могут спросонья осознать происходящее вокруг себя.

   <...>

— Ты думаешь, что это было смешно? — он говорит ему что-то о нелепой случайности, об обычной дружеской шутке, которую не стоит воспринимать всерьез, но которая вдруг ни с того ни с сего вдруг должна подтолкнуть несчастного Адриана в признании во всеуслышание своих чувств. — У тебя были всегда тупые шутки, но то, что ты мне прислал вчера — это предел, Ким, — Агрест злился. Агрест был весь на нервах, он почти не держал себя в руках. Он даже был не против, чтобы в него в этот момент вселился акума, чтобы утопить эту злость в агрессии к этому миру, но головы без пяти минут супергерой не теряет. — Я еще раз повторяю: мне_не_нравится_Маринетт! Я не хочу ее ни целовать, ни обнимать, ни провожать за ручку до дома. Я ее не люблю! Сколько я могу повторять одно и то же? — он выпаливает это, почти не думая над содержанием своих слов. Яростно, даже слегка эгоистично. На самом деле, капая глубже, то Адриану Маринетт нравилась — и он бы был ей не против покупать фисташковое мороженое в парке, не говоря уже о проводах в ночное время суток до самых дверей пекарни. Но только по дружбе, только из исключительной благодарности к ее доброте и заботе. — Ты тоже хорош, Нино, — он в обиде зыркает на своего друга и только потом оборачивается за спину, едва заслышав всхлип и восклицание одного знакомого девичьего голоска.

Маринетт стояла прямо позади него, а Алья, походу дела, не мешкаясь, захотела защитить честь своей подруги. При взгляде в эти голубые глаза, Адриан запоздало понимает, что заявил все это по глупости своей, сосем не нарочно. Но сейчас ему оправдываться об этом совсем не хотелось. Сейчас он был явно не в том расположении духа. Черный кот встал сегодня с кровати с левой ноги, обрушивая волну неудач на самого себя — на короля бед и страданий.

Агрест поднимает по ступеням в коллеж и невозмутимо направляется в сторону класса, будто сейчас ничего совсем не произошло. Надо как-нибудь пережить этот день до полудня, когда ему будет отцовским наказом позволено уйти с последней пары уроков и уехать на фотосессию. Подальше отсюда и от этой витающей вокруг него тяжелой атмосферы. Отчего-то начинает проскальзывать мысль, что пойти против системы и просить отца оставить свое тело в школе — явно дурная затея. Действительно ли это было так?

+2

7


           ты задыхаешься. под толщей льда задыхаешься. и не выбраться тебя отсюда, покуда кто-нибудь не отыщет твоё бренное тело, рухнувшее в ледяную воду. а кулаки всё медленнее _ всё тяжелее ударяют по корке льда над твоей головой, но не делают ни единой трещины. слишком силён холод, исходящий от той любви, что одарила тебя весенним теплом когда-то _ мёрзлостью зимних просторов теперь. и не скрыться от этой отвратительной зимы, что морозит тебя изнутри, не оставляет ни единой попытки выжить. и ежесекундно окунает тебя снова _ и снова в смрадное чувство одиночества. чувство того, что от тебя отреклись. что ты не нужна тому, кто дарил тебе каждое дыхание и был способен отнять его каждый божий раз. и сейчас он отлично справляется, хватает твою шею, смотрит с презрительной нежностью и давит всё сильнее. сильнее. сильнее. а ты смотришь на него с немым повиновением, потому что не в силах сказать что-то против. только не ему. он волен делать с тобой всё, что ты пожелаешь. ты слишком давно в его власти, что бы желать сбежать от неё. это стало привычкой _ слепой необходимостью, без которой жизнь казалась совсем не той.

            и ты бы спокойно жила, спокойно выдыхала, просто видя его каждый день по другую сторону баррикад. если бы он не подарил тебе эту хрупкую надежду, которая беспощадно трескалась в его холодных _ невыносимо тёплых руках. таких заботливых руках, таких незнакомых _ знакомых руках. тех, что не подарят тебе желанного прикосновения, но и не отнимут его безжалостно. он просто будет стоять напротив, а вас будет разделять бездонная пропасть. и, кажется, ты уже готова сделать шаг вперёд, потому что так больше надежды, что ты сможешь оказаться с ним, чем просто вот так глупо стоять на месте. но ты смотришь на него так пристально, а он тебя даже не замечает. словно ты в одной вселенной, а он совершенно в другой. и только один из вас способен заметить другого. и выбор самой вселенной всегда падал на тебя. но тебе это казалось даром богов, — так сильно любить. без любви жизнь казалась бы не настолько красочной, как теперь тебе кажется. теперь в неё влились и оттенки душевной боли, и оттенки улыбок при одном его виде, и сны, в которых вы гуляете, словно между вами нет никаких преград.

            типичная. девичья. влюблённость. каждый слышал о ней, а каждая девчонка даже испытывала её на себе. а те, которые говорят, что ни разу таких чувств не испытывали — нагло врут самим себе и всем остальным. потому что это невозможно. невозможно удержать себя от этого интригующего чувства. чувства, которое ты доныне не испытывала. ведь мы живём, что бы испытать всю палитру эмоций хотя бы раз за жизнь. хотя бы. и что, как не любовь, дарит нам полную палитру отчаяния и счастья вкупе?

            и ты иногда позволяла вскользь упомянуть это дурманящее чувство при маме. кажется, она не была удивлена ни на грамм. неужели это настолько заметно? неужели она нашла какие-то старые записки, которые ты клялась сжечь, но так и не смогла? неужели зашла в твою комнату, где всё увешано его фотографиями? это выглядит так, словно ты сходишь с ума по нему. даже одержима им, потому что скупаешь журналы с его фотографиями и краткими интервью. скачиваешь множество фотографий из интернета, развешивая их по своей комнате. и смотришь на них каждый день, безмолвно даря ему своё восхищение. он слишком прекрасен, что бы быть твоим, неправда ли? тебе не нужна эта гнусная ложь, которая частенько звучит со стороны твоих одноклассников.

            "ты ему нравишься, мари", — говорят они с полной уверенностью, даже не подозревая, что ты чувствуешь рядом с ним этот прилив дружбы с его стороны. он дарит тебе свои улыбки — нежные такие, мягкие, что хочется тут же умереть, лишь бы это был последний момент, который ты запомнишь. он смотрит на тебя снисходительно, ты чувствуешь это. его взгляд совсем не тот, какой ты даришь ему. он совсем не похож на влюбленного человека, каким ты каждому кажешься со стороны теперь. но теперь тебе хочется, что бы кто-то смотрел на тебя так же. или нет, к сожалению, на кого-то ты совершенно не согласна. этого мало каждому, кто влюблён. тем, кто влюблён хочется быть в выигрышном положении именно в своей любви, и никак иначе. хоть и нет надежды на то, что так будет.

             но всегда есть это глупое и даже наивное желание. очень странно, учитывая, что при этом ты не питаешь никаких надежд. даже наоборот — прекрасно понимаешь, что это слишком невозможно. но желание от этого только усиливается. хочется заполучить этого человека много больше, чем то было ранее. хочется провести с ним остаток жизни, да так, что бы он полюбил тебя даже чуточку сильнее, чем ты любишь его. но разве такое возможно? вообразить тебе это получается легко. о, эти множественные сцены, когда он встречает тебя в небольшой кофейне спустя несколько лет после окончания учёбы. подсаживается к тебе, удивлённо всматриваясь в твоё уже изменившееся лицо, но всё же твои черты будут просматриваться. и ты стала много краше, чем сейчас. женственные формы, красиво уложенные волосы (без этих глупых хвостиков), макияж, удачно подчёркивающий твои глубокие глаза цвета василька. и он понимает, насколько ошибался. и всё можно исправить?

            и всё же это лишь мечты, которые так и останутся не воплощёнными мечтами. он никогда не посмотрит на тебя, как на девушку своей мечты. ведь уже давно стало понятно, что у него совершенно другие идеалы, которые тебе никак не разгадать. если только решишься когда-то подойти к нему, спросить напрямую, но разве тебе оно нужно? разве это вообще правильно будет? как он на такое отреагирует? решит, что ты совсем отчаялась, наверное. ведь только отчаяние толкает девушек на такие поступки, как попытки сделать хоть какой первый шаг, который может привести к чему-то. но не к тому, что ты сама захочешь.

          именно поэтому ты не делаешь ровным счётом ничего. даже в те моменты, когда все вокруг призывают тебя к действиям. именно поэтому ты не трогаешь его, учитывая произошедшие события. ты не хочешь начинать разговор первая, потому что совершенно не понимаешь, как можешь начать его и о чём вам говорить. ты может и нравишься ему, но не в том плане, в котором он нравится тебе. это можно прочувствовать явно, но только вам двоим. и, кажется, хлое. все остальные кричат на всю школу, что созрела новая пара и расцвела новая школьная любовь. даже учителя как-то странно улыбаются, смотря на тебя. но ничего из этого не может помочь почувствовать себя желанной, потому что ты не ловишь таких же взглядов с его стороны.

         зато ловишь его отчаянный крик о том, как сильно ты ему не нравишься. именно так это воспринимается, потому что то, с какой он яростью вырывает каждое слово — обжигает. и обжигает настолько глубоко, что ты касаешься своей шеи. сжимаешь её на какое-то мгновение, зная, что это не скрасит твои ощущения.

        — всё так и должно было быть. — проговариваешь ты без тени каких-либо эмоций на лице, но резко срываешься с места и вбегаешь в коллеж. тебе хочется кричать на него, несмотря на все твои нежные чувства и порывы, но тебе было до глубин души обидно. и даже какая-то злость начала расцветать внутри тебя. ты побежала вслед за ним, сократив расстояние между вами за считанные минуты. резко вцепляешься ему в плечо, заставляя остановиться. молчишь, потому что не знаешь с чего конкретно начать. и вдруг, самопроизвольно, наружу выбирается единственное слово, которое только могло придти на ум малость одуревшей девушке. — объяснись. прошу. — ты говоришь прерывисто, с напускным спокойствием. но голос всё же предательски дрожит. да и рука, что всё ещё покоится на его плече, сжимает всё сильнее, но ты готова поспорить, что это из-за дрожи, которую ты никак не можешь унять.

Отредактировано Marinette Dupain-Cheng (Ср, 7 Фев 2018 16:10:53)

+2

8

http://78.media.tumblr.com/1dcc3bd862b951d3d33d9f35d47ca14b/tumblr_nftbrfExxo1ql6ak3o7_r2_250.gif http://78.media.tumblr.com/19948fc9872c8e349fc0bc8a902a2a3f/tumblr_nftbrfExxo1ql6ak3o3_r1_250.gif
чтобы быть миловидным, он покрыл себя шрамами и выучил урок: никогда не судить любовников за миловидные маски.
история может быть отвергнута с презрением. ромео, ему нравится сердиться, он был всеобщим другом.

Принять остервенелую реальность сложно.
Особенно когда ты — сын известного на всю шумную Францию модельера, который умудряется учить того самого Адриана_глупого_Агреста своей ледяной непокорностью [ он понимает, что Габриэль раньше был намного лучше, но поделать ничего с этим не может — у Адриана мысль о чуде возвращения теплой, живой улыбки матери в их дом постепенно покрывается черным, сгорая спичкой в разуме и сердце дотла ] держать голову ровно. Даже когда приходиться сердиться; даже когда приходиться вымещать свою злобу на остальных — и лучше бы в привычной манере оцарапать когтями свою собственную душу и зажевать свое горячее сердце зубами, но непривыкшему к насмешкам за несуществующие любовные шуры-муры Агресту остается сжимать пальцы в кулаки и хмуро брести по светлым коридорам коллежа.

Потому что слишком непривычно. Потому что сталкивается с этим впервые в жизни и мгновенно теряется, утопая в этой неровной пучине подростковых проблем, на которые стоило бы махнуть рукой. Все это пустяки, за которые его явно не упекут в тюрьму.
Потому что некому рассказать о своих проблемах, когда из мальчика каждый взрослый наровит воспитать послушную бездушную куклу. Действительно, у Адриана Агреста нет проблем. Их попросту не  с у щ е с т в у е т.

Глупо обижаться на то, чего не существует в помине. Особенно на раздутую в кругах одноклассников великую любовь, о которой писал только злосчастный Шекспир. Из которой, кажется, собираются создать новый товар и школьный бренд. Адриана оскорбляет даже не сколь само задетое животрепещущее я — больше во всей этой раздутой трагичной картине эпохи ренессанса обидно за Маринетт. Которая действительно была ни в чем не виновата, но которой по всем канонам плачевных концовок досталось таки больше всех. От него самого. Агресту хочется развернуться, вымолить у нее прощения и получить милую улыбку в ответ, потому что друзья не могут улыбаться неискренне и лживо. Но что-то в Адриане Агресте ломается окончательно и от этого чего-то тяжелеет в груди и болят от перенапряжения виски. Может, стоит прогулять сегодня уроки и отправиться бороздить Париж уж забытым за чуть более неделю Котом Нуаром? Выместить свой праведный гнев катаклизмом на каком-нибудь неприметном фонарном столбе кажется более, чем просто заманчивым предложением. Главное, не нарваться на свою напарницу, которая погрозит ему пальчиком и скажет, что хорошие котики такими делами посреди белого дня не занимаются.

Но давать заднюю только ради этого кажется опрометчиво тупым шагом. Несмотря на то, что превращаться в супергероя забавы ради Агрест никогда не брезговал. А когда плеча Адриана касается тонкая и хрупкая девичья рука, а нос унюхивает сладковатый запах ванили, корицы и шоколада [ все же пекарный бизнес прямо в собственном доме дает о себе знать ], он послушно останавливается. Но головы опустить не посмеет. Не сейчас уж точно.

— Мне нечего объяснять, Маринетт. Ты все прекрасно слышала и сама, — Агрест одной рукой аккуратно обхватывает пальцы на его плече и оборачивается, смотря на свою вынужденную_вымученную собеседницу немигающим взглядом. — Пора прекратить этот спектакль. Ни ты, ни я — этих насмешек не заслуживает никто из нас,особенно ты. — Мы не любим друг друга и пора бы давно это уяснить уже всем. Считай, я просто пытаюсь исправить свою вчерашнюю ошибку. Думаю, разговор на этом можно закончить, — он выпускает ее руку резко — со стороны может казаться даже пренебрежительно — и вновь направляется в сторону их аудитории, не говоря больше ни слова.

А ведь еще вчера он планировал сделать все иначе. И хотя бы перед ней извиниться.
Но за что? За то, что не пропустил эту неудачную пародию на травлю мимо ушей; за то, что пытается взять ситуацию в свои руки и повернуть реку в ее привычною русло; за то, что пытается пресечь все на корню он один?

Адриан Агрест пытается ломать замки и цепи на собственной души, но силенок не хватает — слишком дрожат руки, которые у него в крови кошмарными снами, где он возвышается над целым миром с чужими талисманами в руках. Чем глубже ноги увязывают в этой склизкой, черной жиже, которая подбирается к нему все ближе и ближе, тем больше ему завязывают запястья стальными лесками, от которых нещадно саднит кожа в порезах и шрамах. Наверное, на этом моменте пора красиво упасть под трагичную музыку спиной вниз_взором в небо с Эйфелевой Башни прямиком навстречу своему отвратительному финалу?

Нет — возможно — определенно да.

Сближенье ваше сумраком объято. Сквозь толщу туч не кажет солнце глаз. Пойдем обсудим сообща утраты, и обвиним иль оправдаем вас. Но не было судьбы грустней на свете, чем выпала Ромео и его Джульетте.

   <...>

В классе весь день [ по меркам слишком занятого Адриана Агреста, у которого он бывает меньше своих сверстников в этих стенах на час и даже два ] царило гробовое молчание, прерываемое шепотливым хохотом Хлои и Сабрины, у которых, кажется, это утро было обмазано липким, но таким вкусным цветочным медом. Отчасти Адриан даже завидует ей, без всякого былого интереса вслушиваясь в речи мадам Бюстье на уроке французского языка. Все это настолько слишком уматывает его, что у фотографов определенно возникнут сегодня вопросы по поводу его не самого здорового внешнего вида. А ведь еще как-то с пару дней тому назад коллеж "Франсуа Дюпон" — было для него практически небольшим курортом, зеленеющим садом посреди пропахшего бензином мегаполиса.

Его вдохновение медленно катится к зубастому черту в каменные тартары, но для Адриана это царящее-мозговыносящее всеобщее напряжение еще терпимо. Пока терпимо. Все когда-нибудь обязательно утихомириться, все когда-нибудь обязательно наладиться — повторяй заученной мантрой себе под нос заклинание из книжек о волшебниках-подростках, и все непременно сбудется. Наверное.

— Мадам Бюстье, можно мне идти? — учтиво поднимает он руку, прежде чем бегло схватить наплечную сумку и удалиться под одобрительный кивок своего куратора. Его не останавливают ни ладонь Нино на плече с тихим и почти осторожным друг на губах, ни желание хоть раз посмотреть на парту позади себя, ни короткий вдох Кима, который что-то хочет сказать ему с дальних парт, но под самый конец умудрился струсить и дать словесного деру. Адриану Агресту милее бежать по лужам, потому что до приезда машины еще было около десяти минут времени, которые в этой аудитории тянулись бы целую вечность. Не важно, как он объяснит свое поведение Натали; не важно, что придется заезжать обратно в особняк за новой одеждой, потому что эта, как ни крути, а все же промокла насквозь под дождем.

Подростковые причуды в голове на то и есть подростковые — они существуют только на снисходительном покачивании голов повидавших жизни взрослых. Что ни говори, а день сегодня еще отвратительней, чем он был вчера — демо-версия продукта закончилась, поздравляем с вашим выигрышем бесплатной полной версии.

+1

9

http://78.media.tumblr.com/43ada87ea9c4250ddc26b67fdd4baee5/tumblr_ondlzfLUWN1r3hdhfo2_r2_400.gif  https://78.media.tumblr.com/45b1c9f2d39799bd86378b0ae14d71a9/tumblr_ondlzfLUWN1r3hdhfo4_r3_400.gif
твои руки теплы, значит выстрел будет метким и будут четкие круги на воде;
и тонкой веткой я останусь смотреть, как они летят стремительно вниз

        мысли свои успокоить не можешь, потому что их слишком много и они тебе самой не до конца понятны. нервы свои успокоить не можешь, потому что они напряжены до максимальной точки. и, кажется, что ты постепенно подходишь к своей собственной точке невозврата. та самая жирная точка, которая окончательно нарисует конец одной истории и, ты надеешься, — начало совершенно иной истории. ведь не может всё завершиться так прозаично, ведь так? такое может быть только в романах. но ведь неспроста люди написали именно такие истории? истории печальной любви, истории печального конца без любви. вдруг они сами прошли этот путь великомучеников? удалось ли им постичь покой _ счастье на этой бренной земле? или же они обрели его только где-то там?

        слишком часто думаешь о печальном конце для своего нежного возраста, казалось бы, но как ты можешь иначе? ведь ситуация складывается таким образом, что иные мысли не лезут в голову. а что, если он — твоя истинная любовь? твоё — начало и конец? что, если это твоя судьба, которая попросту не сложилась. вдруг какая-то частичка паззла выпала из твоих рук, а ты даже не обратила на это должного внимания? может, ты сама разрушила всё. своими. собственными. руками.

        нельзя убиваться из-за него. тебе хочется заставить саму себя отказаться от этой затеи, но сейчас противоборствуют две частички души. и ведь так тяжело находиться рядом с ним, ощущая это откровенное напряжение. и слышать в голове своей только те самые слова, что он произнёс буквально пару минут назад. бежать за ним было ниже твоего достоинства, ты осознавала это, но не могла остановить себя. это не казалось достаточным поводом, что бы просто гордо направиться в класс. и делать вид, словно ничего и не случилось. но ведь на лице будет звучать ясная обида с нотками приглушённой злости; а напускное безразличие будет выглядеть слишком смехотворно. теперь ты была уверена, что абсолютно каждый в классе понимает, что ты до беспамятства влюблена. и они прекрасно знают в кого. тебе уже не отвертеться. так почему бы не идти в ва-банк? да, именно эта мысль заставила тебя ринуться с места и бежать-бежать-бежать.

        именно эта мысль заставляла тебя стоять рядом с ним, не задумываться даже о побеге ( и вжимать всё сильнее-сильнее-сильнее тонкие пальцы в его плечо ) и надеяться на ясный ответ. неразумно. он только что дал достаточно ясный ответ. но тебе хотелось, что бы он сказал тебе это прямо в лицо. или не хочешь? ведь в момент, когда он дотрагивается до твоей руки — нежно _ мягко _ почти невесомо ( как тебе кажется ), ты уже находишься далеко отсюда. кажется, совершенно на другой орбите. неужели тебе всё же не стоило губить надежду на корню когда-то? неужели ей всё же можно дать дыхание жизни? или же...

        всё во мгновение ока разбивается. на тысячи осколков разлетается, да так, что не собрать. каждое его слово — пуля, и каждая из них — специально для тебя. кажется, серебристый корпус смазан медленнодействующим ядом. и он стреляет в руку, в ногу; так, что бы не насмерть, а в длительных мучениях. что бы яд успел распространяться по телу, пока ты ещё можешь дышать. но это снова становится всё труднее.
        лучше добей. — хочется закричать, но ты молчишь. взволнованный вид, который ты никак не можешь снять со своего лица и, кажется, не пытаешься. его слова ужасающи, его слова приносят невыносимую боль. и он сам не представляет какую, видимо, раз говорит их с какой-то лёгкостью. без каких-либо сомнений. какой он чёрствый _ холодный, но ты всегда представляла его тёплым _ добросердечным. так почему же всё складывается так? почему же из его слов складываются такие предложения? это противоречит всему, что ты о нём знала. или ты его совсем не знала. может, проблем как раз в этом.
       
         он почти выбрасывает твою руку в сторону, напоследок. и она послушно ведётся в ту сторону, куда он её направил. потому что сил сдерживать её нет. и сил на ответ — тоже нет. — это ты не любишь меня. — лишь шепчешь ты в пустоту, наклонив голову и уставившись в пол. едкий смех со стороны совершенно тебя не заботит, как и противный голосок, который ты узнаешь из тысячи. да, ты ожидала этой скверной реакции. слышишь и то, как лучшая подруга с надрывом кричит на двух дурочек, которые уже старательно придумывают название для этой смешной истории.

         — надо же, наша джульетта осталась без ромео! удивительно. — хлоя проходит совсем близко к тебе, но ты даже не смотришь на неё. тебе наплевать. лучше просто забыть об этом, иначе можно наслать на себя проблем, с которыми не справится никто в париже. проблемы с бражником тебе нужны в последнюю очередь. в такие моменты бы думать о чём-то другом, но у тебя есть определённый долг перед этим городом. и ты не можешь так просто подвергать всех опасности из-за своей тупой печали.
          последующие часы длятся слишком долго. пока все что-то решают, записывают в своих тетрадях, следят за действиями преподавателя; ты что-то черкаешь в своей тетрадке. сначала вырисовываются отчётливые черты парня, который сидит прямо перед тобой, но ты перечёркиваешь это с такой злостью, что сама удивляешься. унимаешь дрожь, когда замечаешь обеспокоенный взгляд альи. улыбаешься ей, стараясь успокоить то ли себя, то ли подругу. но не получается ничего из этого. даже не замечаешь, когда адриан покидает класс, потому что тебе всё равно. ты смогла перестроить себя. сама ты молча следуешь домой, стараешься улыбаться и делать вид, что ничего не случилось. но мама считывает тебя быстрее, чем ты успеваешь пройти в свою комнату. — не сегодня. — она касается твоего запястья всего на мгновение.

         —————

        и свет, пробивающийся сквозь занавески каждое утро, напомнит тебе о том, что ты всё ещё жива. что всё ещё дышишь, хоть и даётся это с трудом. вчера ты не ответила на вызов кота, посчитав, что там нет ничего важного, если ещё не говорят в новостях. наверное, хотел поговорить, но тебе это сейчас нужно в последнюю очередь. тебе хочется, что бы тебя никто не трогал... но этому желанию не суждено было сбыться. после всех утренних приготовлений, после завтрака на скорую руку, следует отвратительная новость, которая снова заставляет тебя думать лишь о долге. в париже новый злодей ( и, о удивление, это не ты! ) и тебе нужно расправиться с ним; не вызываешь кота, потому что сейчас тебе не хочется беседовать с ним. он наверняка заметит этот твой странный взгляд.

        перевоплощаешься в ледибаг, рвёшься по крышам навстречу новой опасности. чувствуешь себя лучше, чем с утра; может тебе стоило примерить этот образ раньше. потому что сейчас ты совершенно другой человек, для тебя не имеют значения всякие там белокурые модели. лишь целый город, который ты должна спасти от любой напасти. при том — в одиночку. но встречу с врагом ещё только предстоит найти, хоть ты и знаешь наверняка, что он ищет тебя. но он хочет застать врасплох тебя, когда ты хочешь совершенно противоположное.

        весь город обрастает красивыми _ бледно-розовыми цветами, тебе это даже кажется каким-то магическим, пока ты не разглядываешь под одним из кустов человека, чьё тело было окровавлено. — что это... — ты ловишь пальцами лепесток цветка и сразу же отбрасываешь его от резкой боли. лепесток... укусил тебя? тебе нужна помощь. быстро набираешь коту, стараясь при этом быстрее двигаться к высокой точке вашего города — эйфелевой башне. оттуда можно посмотреть на масштабы катастрофы, может обнаружить злодея. — кот, мне нужна твоя помощь. это ужасно. город превратился в цветочную клумбу, пожирающую всё на своём пути. в прямом смысле.

Отредактировано Marinette Dupain-Cheng (Пт, 9 Фев 2018 00:30:49)

+3

10

https://78.media.tumblr.com/0dd726e05d441c80404e553183eefc64/tumblr_nxfn4wWCbC1seqfxjo3_r1_250.gif https://78.media.tumblr.com/32dd11f5d149516d3b3b9e4a6cbb74c7/tumblr_nxfn4wWCbC1seqfxjo6_r1_250.gif
но под конец, даже ромео понял, что он не смог бы ни на кого рассчитывать
ради всех его чар, в чужих объятиях одинокая девчонка в безопасности;

От него отрекаются все.
Словно сама жизнь показывает Адриану Агресту свой наманикюренный средний пальчик, сопровождая его ловкий взмах по воздуху своей надменной, такой прозаичной улыбкой на призрачных_тонких губах. Ему выстраивают непрочный карточный замок, который Адриан рушит легким мановением руки по верхушке из масти червей — кисть словно сдавливают чужие пальцы, от которых Агрест пытается отбиться, но выходит эта борьба прескверно глупой и безуспешной. Социум сильнее него и его жалких попыток выстроить свой домик цвета хаки снова. Общество вырывает несчастной птичке из золотой клетки перья, которые годами заботливо взращивали под светом искусственных домашних ламп на потолке особняка и ласковым словом родителей. До определенного момента, когда понятие родители в жизни Адриана Агреста имело хоть какое-то целостное и осмысленное значение, совпадающее слово в слово с концепцией семьи в Ларуссе.

От него отрекаются все, даже его милая_прекрасная_слишком невозможная Ледибаг, чьи губы, готов поспорить Адриан Агрест, по вкусу напоминают сладость спелой японской вишни. Весь следующий за дождливым днем вечер Кот Нуар прогуливается по крышам домов, вдыхает ароматы отсыревших асфальтов и пытается радоваться жизни, в которой нет ни шумных одноклассников, ни приставаний Хлои Буржуа около коллежа и поцелуев на прощание в холодную щеку, ни впившихся васильковыми глазами прямо в его душу Маринетт Дюпэн-Чэн, которой лучше бы стоило сидеть на своем месте и ему не мешать. Это бесконечная любовная драма действует ему на нервы — Адриану ничего не остается, как пригласить Кота Нуара на свидание с вечностью свободы французских улиц. Он упорно пытается дозвониться до своей напарницы — решает ограничиться четырьмя звонками, но доводит их счет до шести, чтобы убедиться в том, что ей сейчас совсем не до него, как минимум. Ледибаг всегда отличалась от него вычурным подходом к ответственности — та ни за что на свете за просто так не станет скрывать свое истинное я под маской цвета божьей коровки [ вестницы удачи, но никак не разлук ], на что Коту — именно Коту, а не Адриану! — хотелось в театральном жесте вздохнуть и вопросить куда-то в безоблачное небо Парижа: "Моя леди, ну зачем ты такая сложная?".

Сейчас же Нуар прекрасней некуда понимает, что встреча с Леди ради того, чтобы в романтической прогулке стремглав помчаться в сторону Лувра на перегонки с ветром — это должно слишком повезти, особенно когда он медленно перебирает ногами по черной полосе цветастой зебры в белую полосочку, пока в горле болезненно першит — все же зря он выбежал из коллежа под ледяной ливень весны без плотной ткани зонта над своей головой. Поэтому бедному_страдающему от нехватки общения и спасения мира_Коту Нуару приходится мириться со своим одиночеством и давиться этой тишиной, облокачиваясь ладонью о трубу какого-то дешевого ресторана и хмуро вглядываясь в неестественно большой диск луны на ночном [ проклятом Бражником ] небосклоне. Суперлуние — лучшее время по всем астрономическим прогнозам, чтобы свернуть своей нынешней жизни шею.
Не так ли, Адриан Агрест?

   <...>

Первый выходной день после воистину дерьмовой недели кажется Адриану свежим глотком воздуха где-то в удушливой комнате, пропахшего насквозь медицинскими просроченными лекарствами. Агреста травит-травит-травит эта ядовитая реальность, но он живет назло всем — наперекор даже самому себе, который в состоянии только все разрушить к чертям кошачьим, как и гласит пророчество на каждого нового носителя талисмана Кота Нуара — негласного царя бед и катастроф в жизнях каждого из вас. Пускай в их вольном дуэте героев-защитников причинителем зла для целого города он совсем не являлся, но, признай, его каждый враг и недруг, что потенциал у него был, причем еще какой.

— А я уж было подумал, что где-то очередной цветочный салон открыли, — хмыкает в шутке Нуар, принимая спустя считанные секунды вызов Ледибаг, которая наконец-таки решила объявиться спустя столько лет и зим. Интересно, а сам Бражник в курсе, что для их вечной парочки спасителей, он был таким из себя неплохим свахой? — Разит просто жуть. Скоро буду на месте, моя Леди.

Париж сверкает ядрено-розовыми цветами и едва теплыми отливами света нежности влюбленных парочек на французских каникулах. Было бы слишком все до сахара на языке прекрасным и милым, если бы Кот Нуар в полете по крышам не ощущал витающий запах крови.

— Ну и дела, напарница, — Кот почти грациозно приземляется на ноги около своей храброй воительницы, бегло пробежавшись взглядом по телам совсем молодых людей, из груди которых вырывались корни цветных побегов, а рот буквально заполнен, по большей части, именно лепестками желтых хризантем и розоватых мальв — символов отказа и истерзанности своей любовью на языке флористов. — Только не говори, что они все... — мертвы? — того. Работаем по нашей старой схеме? — "отвлекай, но предоставь лавры победы своей Леди" — тактика выработанная, проверенная временем, менять ее, кажется, лучше не стоит, но все может быть, в частности с выходом на новый уровень их общего врага.

— Какая жалость. Не меня ли ищете? — Кот Нуар оборачивается назад и смотрит на розоватый тонкий_женский силуэт на куполе Базилики Сакре-Кер. Ее сердечный принт на вызывающем злодейском платье, вполне гармонирует с двумя волшебными ножами [ вселяющих в сердца юных семена убийственных цветов ], если так присмотреться хорошенько. — Отверженная бедняжка Эман пытается всего лишь помочь. Бедняжка Эман пытается всего лишь упокоить бедные души изгнанников любви, — она наигранно прижимает запястье ко лбу и плаксиво выдыхает, возвращая слишком безумный взгляд на своих противников. — Не желаете ли присоединиться к этому массовому веселью?

Безумно, — Кот Нуар дает деру с ровного места, когда Эман делает плавный прыжок вниз, словно довольная жизнью рыба с пляжного песка в волны соленого моря. Он запоздало замечает розовые цветы, возникшие буквально из неоткуда, которые нападают на супергероя неудачников за свою хозяйку, вовремя преградившей удар противника жезлом своими ножами. Монстры скалятся, зубы цветков сверкают в солнечных лучах, агрессируют, пока пытается Нуар выбить из них всю придурь вместе с лепестками, стараясь не заходить в борьбе на тела жертв вынужденных обстоятельств и не замечая на своем идеальном костюмчике зеленую кровь с запахом растительного молока. Теперь он знает одно: более увидеть и испить вино из одуванчиков в живом, а не книжном воплощении, он не захочет никогда.

Давай, Ледибаг, не подведи меня. Только не ты.

+2

11

https://78.media.tumblr.com/5b65593597fd10de2ccf801c9f545fda/tumblr_p4gkoj0nbx1qfgef2o10_400.gif  https://78.media.tumblr.com/e110b587a17251d0dcf85be92427b661/tumblr_p4gkoj0nbx1qfgef2o7_400.gif
не для того шумит океан, бьются в гранит волны-волки
чтобы надев на себя обман — мы превратили судьбу в осколки.


ты касаешься кусачих, но внешне столь красивых, цветов, пытаясь добраться до жертв. тебе кажется, что этот злодей может привнести фатальности в ваше геройское бытие. а вам никак нельзя опозориться перед народом, ведь иначе к вам уже не будет никакого доверия. в вас перестанут нуждаться. но самое страшное заключалось в том, что может сейчас случиться так, что больше некому будет в вас нуждаться. ведь всё уже начало идти крахом, вы пропустили первый звоночек, из-за чего подоспели не то что бы вовремя. тебе страшно, тебя кусает страх и мучает совесть. все эти люди, кого тронул злодей, ждали вас наверняка. думали, что им ничего не может угрожать, покуда здесь есть герои. но ведь под этими масками скрываются простые люди. вам ведь так же сложно биться со своими внутренними демонами. сложно сказать за кота, но за себя ты могла сказать наверняка. ведь после таких событий единственное, что заставляет тебя стоять на ногах — ответственность, возложенная на твои плечи. ты не можешь просто отказаться от этого и сбежать куда подальше, а так хотелось бы... ну и тебе не хочется оставлять кота одного в такой серьёзной опасности, потому что тут в одиночку никому не справиться.

безумный злодей. с безумными целями. с безумными средствами. и откуда только берутся люди с такими сильными внутренними демонами? что они даже могут с лёгкостью заполонить весь город своей аурой. сейчас так и веяло одиночеством, отсутствием любви и обречённостью. впрочем, это ты можешь чувствовать и от себя самой. жертвы, которых она сразила только что, ещё можно распознать с первого взгляда. жертвы, которых она ранила самыми первыми едва можно различить. цветы словно поглощали их тела. а изнутри прорастали цветы с жёлтоватыми и розоватыми лепестками. ты была плохо знакома с языком цветов. но точно могла сказать, что они не означают ничего хорошего _ доброго.

ты с рвением вытаскивала очередную жертву из оков цветов, но тут отростки потянулись и к тебе самой. а пасть сейчас будет глупо _ неуместно. отпрыгиваешь на место, которое ещё не обложило до конца цветами. как забавно, что всё это выглядит так мило _ романтично _ приторно, но при близком рассмотрении становится понятно, что всё это лишь иллюзия, созданная забавы ради. просто любители эстетики, которые не хотят убийства ради убийства. но убийство с какой-то значимостью _ с какой-то прозаичностью — уже другое. ведь у всего этого действительно есть какая-то цель, которую ещё только предстоит выяснить у злодея, устроившего это массовое недоэстетику. ты уже привыкла к резким появлениям своего напарника, но именно сейчас до жути напугалась. да так, что едва смогла перевести дух сразу же. хорошо, если он этого не заметил. сейчас из-за твоих душевных терзаний ты слабее, ты понимаешь это, но всё же идёшь на всё это. не ради себя, но ради всех остальных, кто не может защитить себя сам.

— рада видеть тебя, кот. — если честно, ты сильно опасалась, что он уже мог попасть в сети злодея. ты боялась, что по дороге могло случиться что-то непоправимое. всё же на этот раз злодей был особенным, более сильным. усовершенствованным, как-будто. или настоящая натура акуманизированного сама по себе направлена во тьму, а акума лишь усугубила положение. оглядываешь тела, когда кот заводит о них речь и обрываешь его. — это сейчас не так важно. они оживут, когда мы сможем освободить жертву от акумы. — делаешь свой голос наигранно-уверенным, потому что сейчас, как никогда, нужно показаться уверенной в себе и своём плане [ которого нет ]. вас нагло прерывает женский голосок, звучащий слишком уж радостно для подобных обстоятельств. впрочем, это её маленькое торжество, к которому она приложила много [ но в то же время — мало, ведь в основном тут старался бражник ] усилий.

пытается всего лишь упокоить бедные души изгнанников любви,
ты ощущаешь неподвластный страх, разливающийся по венам отравляюще.
ты знаешь, что тебя вполне могут упокоить здесь, ведь от тебя отказались.
ты осознаёшь, что всё это не такая уж и плохая затея.
страдать от безответной любви сложнее, ты постоянно в попытках не наложить на себя руки. ты постоянно только в мыслях о том человеке, кто закрылся в твоей голове и не собирается выбираться оттуда ни при каких обстоятельствах. будь то наводнение, будь то пожар, будь то ураган — мысли об этом человеке постоянно будут рядом, убивая тебе быстрее, чем любое стихийное бедствие. таки, быть может, это всё милость, снизошедшая до отчаявшихся душ?
///
но сдаваться так просто — глупо. а безответная любовь — не конец света, хоть поначалу оно всё так и выглядит. словно это была твоя единственная надежда на счастливое окончание, но будут ещё другие. кто-то разобьёт тебе сердце снова, кому-то даже ты разобьёшь сердце снова. но сейчас это кажется таким далёким _ невозможным, но однажды...

заставляешь себя сдвинуться, вдруг осознавая, что оставила своего напарника одного в этой борьбе. внутренне коришь себя за внутренние отвлечения, пытаешься взглядом отыскать девушку в ядовито-розовом костюме с меленькими сердечками на нём. но даже не подозреваешь сразу, что она уже сзади. хватаешь йо-йо, зная, что надо действовать. но чувствуешь, как остриё проходит по ткани, чуть касаясь самой кожи, но ты вовремя успеваешь отпрыгнуть чуть вперёд, разворачиваясь ещё в полёте. а йо-йо используешь против врага сразу же, как приземляешься на ноги. сакре-кёр оказывается позади тебя, а значит и кот. но тебе нельзя отворачиваться от кота сейчас.

бедняжка эман, — а именно так зовут нашу недоделанную драматическую актрису, отправляет в твою сторону её верных кроваво-романтичных приспешников, шипящих на тебя и собирающихся атаковать в любую минуту. а минута эта наступит, когда скажет эман. какая прелесть. ты наготове, но не совсем понимаешь тактику злодейки. зачем ей атаковать при помощи чего-то? она же прямо перед тобой. было проще сразу с нами расправиться, забрать наши талисманы и продолжать сеять хаос. но она этого не делает, словно имеются дела поважнее, чем избавление от героев.

— бедняжка ледибаг тоже страдает от неразделённой любви. да и котик не обделён этим чувством. я чувствую едкий запах одиночества и отвержения в воздухе. — заявляет она без толики раздумий. ты можешь согласиться с тем, что ты сейчас в подавленном состоянии. но за котом ты бы ни в жизни этого не заметила. она медленно проворачивает кинжалы в руках, созданные ради посадки семян внутрь жертв. — если выживете здесь, то я буду ждать ваши бренные души упокоения ради. вы ведь этого оба хотите! — она улыбается, да мило кивает головой, словно какая-то мать тереза, решившая спасти всех на этой планете. страшно, когда кто-то так отчаянно верит в то, что делает.

и она просто взмывает вверх, сначала на крышу сакре-кёр, а затем куда-то - куда-то - куда-то дальше, чего ты уже не можешь разглядеть с земли. активировавшиеся растения начинают атаковать, но ты тут же обрубаешь их при помощи йо-йо и вовсю бежишь к коту. подхватываешь его, цепляя йо-йо за медную статую коня. вы оказываетесь на крыше и ты отпускаешь кота, смотря вдаль. пытаешься сразу же выяснить куда направилась эмен. — как бражнику выходит создавать таких безумных? — ты увидела силуэт вдалеке и сразу же рванула с места, не в силах более ждать.

Отредактировано Marinette Dupain-Cheng (Вс, 4 Мар 2018 02:16:06)

+3

12

http://pa1.narvii.com/6365/7eeada2bba30482433f26ef361ed4f53859a815e_00.gif https://i.pinimg.com/originals/05/4d/43/054d4370ffd59a7684f09dc19960d502.gif
когда поезд прибыл на станцию, чтобы отправится вновь, а ромео погиб под колесами
о, бедняга ромео, совсем не при чем, о, бедный ромео

Ледибаг — это его персональная реанимация для расколотых на мелкие стеклянные кусочки сердца и души.
Ледибаг — это стихия ветра на цветущих полях душистых цветов, что взмывает нежные лепестки вверх до самого солнца.
Ледибаг — это проскакивающий по стенкам яркий солнечный лучик, отраженный от экрана электронных часов, за которым несчастный котик готов гнаться хоть до самого потолка [ такой же чертовски притягательный, невзирая на его сущность мимолетного миража ]. Ради нее просто стоит хотя бы стараться не упасть в грязную лужу лицом и улыбаться, когда спина ощущает раз за разом удары тупых ножей этой до чертиков в глазах несправедливой ко всем жизни — от которых становится даже еще больнее, чем острие было бы заботливо подточено загадочным злодеем заблаговременно для более точного и быстрого выпада — только чтобы ее вера в Кота Нуара не иссякла никогда. А она у нее есть, легко читается по вишневым губам и васильковым глазам, в которых отражается буря и гроза во имя веры и доброй правды, что помогает даже ему — герою всего лишь второго плана — бороться за Париж и дальше. Остается в ответ посмотреть ему своими пылающими ядовитой котячьей зеленью глазами на нее и сказать я верю в тебя, а все остальное послать на время к черту — вечную жизнь по расписанию слишком послушного Адриана Агреста тоже. Кроме странного поведения отца, конечно же, обострившегося в последнее время как-то особенно сильно, когда он пристально смотрит на его руки с кольцом. За жизнь которого, пожалуй, Кот Нуар боится больше всего на свете, потому что без волшебных сил как-то во Франции сталось совершенно опасно жить. Но с этим он обязательно разберется потом, когда под фанфары триумфа удачи они вместе с его Леди одержат ослепительную победу над очередным скульптурным творением Бражника.

Который, несомненно, был весьма искусен и хорош в своей темной стезе под маской злодея.
Который, к превеликому счастью _ сожалению, приходится терпеть раз за разом оглушительные поражения.
Который, вроде как, привык видеть ожившие от темного проклятья своих акум в нежных руках защитницы Парижа. И если бы на ее месте был Кот Нуар, их бы разрывало от взрыва катаклизма на мелкие части. Ледибаг, как ни крути, этого совсем не оценит, а он уже порядком сам устал видеть на лице противницы насилия только дружескую улыбку, но и от нее отказываться морального права никак не имел. Потому что сейчас Адриан Агрест, окруженный злыми цветами нелюбви, в ловушку которых он может попасться на раз _ два, потому что так сложились карты и сердцу не прикажешь, кого любить до святой одержимости. Все чаще он старается переубедить себя в том, что это больной фанатизм — Кот Нуар всего лишь просто восхищен грациозной Ледибаг и пора бы смотреть на их тендем более здоровым, не ослепленным магическими лучами камней чудес взглядом, пускай он еще и держит себя в руках, чтобы рано или поздно не перейти порог слишком опасно _ слишком неправильно — так, что положит их вечному дуэту конец, прямо по всем существующим канонам коронованного неудачника. Но ведь так глупо отрицать очевидное, Адриан Агрест.

Почему тебя не трясет от страха за то, что тебя могут прикончить прямо здесь и сейчас?
Ты до сих пор уверен в том, что она тебе ответит рано или поздно на твой глупую влюбленность рядового подростка, которых у нее могут быть десятки _ сотни _ тысячи на весь опутанный цветочной пыльцой Париж? Как же это глупо и примитивно, но ты ведь действительно устал от всего этого будучи Адрианом, совсем не Котом Нуаром, который доволен даже прогулкам по крышам. Несмотря на то, что твое вынужденное свидание, которому ты безумно рад, лишь бы только отвлечься, проходит на Сакре-Кере — архитектура здесь витиеватая, церковная, из-за куполов в сражении совсем неудобная. Но Ледибаг и Коту Нуару все ни по чем — да пускай хоть двадцатка таких несчастных бедняжек от плаксивой любви на них нападут разом, они обязательно справятся. По-другому здесь и быть не может. Потому что Агрест наивно рассчитывает на то, что Леди абсолютно нет никаких проблем в сердечных делах. У такой невероятной _ ослепительной _ внеземной их попросту не может быть, а если вдруг и окажутся, то он позволит себе удивиться и учтиво с долей вызова спросить так в чем же дело, милая леди?.

— Не знаю как, но он определенно не дает нам заскучать, — он усмехается привычно, опускаясь на ноги уже в запредельной близости к их общему врагу этого ужасного во всех смыслах дня. — Благодарю, ma chérie, за оказание услуг по доставке котиков на крышу церкви, — кланяется, хочет пошутить о том, что серость будней давит и Бражник дает им лишний повод развеяться, но заблаговременно молчит, потому что не хочет ворошить свои собственные воспоминания. — Ледибаг? — Нуар пытается привлечь ее внимание, когда она, кажется, находится сейчас мыслями совсем не рядом с ним, а мысленно обвязывает опасной злодейке горло нитью своего йо-йо. И Кот беспокоится, пытается остановить ее от необдуманного шага — такое с Баг бывает нечасто, да что же с ней сегодня вообще происходит? — бежит позади нее, замешкавшись лишь на несколько секунд. — Погоди, стой! — своим острым зрением он видит поблескивающее оружие в свете вечернего заката и разум взбалмошного супергероя дает сигнал для откровенной паники. Потому что плевать ему на свой камень чудес, плевать на себя — оборваться геройская жизнь его напарницы может в любую минуту и этого допустить он попросту не мог.

А Эман словно бы и рада, что жертва идет в ее руки сама. И Кот Нуар до последнего надеется, что никудышная суперзлодейка круто облажается и сегодня — все зло ее закончится не когда часы пробьют двенадцать раз, а хотя бы тогда, когда окажется в очень затруднительном _ неловком для нее положении под похоронный марш Шопена. Но случается то, к чему Адриан был действительно не готов здесь и прямо сейчас. Случается то, что острые ножи, что обволакивает розовое свечение и на ручках которых распускаются бутоны роз, летят прямо в Ледибаг на краю крыши и проходят через грудь под ключицами и лопатки в плотном красно-черном костюме прямо на Агреста, который вовремя ловит их ладонями в паре миллиметрах от себя — спасибо ловкости рук без всякого на то мошенничества. Кот Нуар с опаской выдыхает и смотрит на лезвия, то на шатающуюся Ледибаг. То на распустившиеся лезвия, то снова на Ледибаг. Крови нет, но это совсем не утешает. Он откидывает это оружие похотливого дьявола в стороны, которое падает, кажется, того и вовсе куда-то вниз на вымытые дорожными шампунями улочки, а сам кидается к ослабевшей напарнице, которая вот-вот — и рухнет сейчас наземь вниз в беззащитности перед Эман, что и рада была бы умыкнуть талисман у своей хозяйки, пускай только та закроет глаза навеки от крепко удара об асфальты меж голодных цветов и таких же падших жертв от своей неразделенной любви.

Кот Нуар не позволит разбиться Ледибаг белой птицей от клюва черной вороны, да ни за что на свете.

+2

13

https://78.media.tumblr.com/65e6636c8e0161bcb97398f4eb649617/tumblr_p69o8v9cOe1u3ta2io5_250.gif  https://78.media.tumblr.com/c95eb0a6a436e040127f7112a4dd26bc/tumblr_p69o8v9cOe1u3ta2io3_250.gif water so deep. how do we breathe?


сумасшедшие мысли всё глубже закрадываются в твою раненную душу. всё дальше своими цепкими коготками цепляют за живое, да с такой силой, что, кажется, вырвут всё с потрохами одним резким движением. но это происходит медленно _ мягко _ аккуратно. словно старательные руки врача пытаются вытащить тебя, но на деле лишь калечат. может и сейчас тебя всего-лишь покалечат? страшно лишь то, что на какие-то мгновения ты теряешь всякую бдительность и тебе становится всё равно. на себя всё равно, на всех падших всё равно, на своё предназначение [ таково ли? ] всё равно. просто усталость рушится на тебя, да с какой завидной скоростью и лихвой. в тебе и раньше процветало семя сомнения, но никогда раньше его ростки не были настолько ощутимы, что тебе хотелось рвать свою кожу руками, дабы пробраться внутрь и выдрать это всё с корнями. но лишь остаётся терпеть, да выдыхать посильнее затхлый воздух, да вдыхать несбывшиеся надежды тысяч падших.
тебе страшность проиграть / ты готова пасть в безмолвии
тебе страшно шевельнуться / ты рвёшься вперёд без оглядки
тебе безумно страшно / ты желаешь этого больше всего

ведь самый лёгкий _ короткий путь — проиграть. не терпеть больше ни единой выходки своей странной судьбы, не страдать больше из-за девичьих грёз, не думать вечерами напролёт исключительно об одном человеке. ведь каждая крохотная мысль делает больнее, ведь каждая фотография заставляет отматывать всё в прошедшие дни, ведь даже хлоя буржуа неустанно напоминает тебе об адриане агресте. да всё лепечет, что бы ты его забыла навсегда. ты — никто, дюпэн-чен. ты, в любом случае, не подходишь ему. где ты и где он? модель, сын успешного дизайнера, первый красавчик парижа. а ты... всего-лишь букашка, которая лезла туда, куда не надо. ты понимаешь, что она права. понимаешь, что никогда не подходила ему. но то, как он с тобой обошёлся; то, как отреагировал на всю эту ситуацию — низко. ведь дело заключалось не столько в отказе, сколько в его поведении. ты всего за несколько злосчастных секунд получила невидимую оплеуху от реальности, успела разочароваться в человеке, которого превозносила; но всё же продолжала его до глубин своей тупости любить. и почему нельзя просто вырвать это чувство прямо из груди и выбросить в ближайшую мусорку? почему нельзя просто перестать оправдывать человека, который так отвратительно поступил?

ты понимала всё. но не могла принять. быть может, основное дело заключалось в этом. быть может, в этом причина, по которой ты так рвёшься сейчас прямо к злодейке. не продумываешь свои шаги, не обсуждаешь план с напарником, нет. ты оставляешься всё на волю судьбы. если тебе суждено пасть прямо здесь и сейчас, значит так и должно быть. если тебе суждено в очередной раз одержать победу — значит тому и бывать. злодейка раскрывает своё оружие, приподнимая его всё выше; её лицо уже разливается в победной улыбке. мало того, что она дополнит коллекцию своих несчастных душ, так ещё и получит камень чудес для бражника, который уже наверняка смакует момент, наблюдая за всем через глаза эман. ты не хотела приносить такую победу в его жизнь, но и судьбе ты сопротивляться больше не могла. всё должно идти своим ходом, а жизнь всегда знает как лучше. так смысл стараться что-то изменить? поэтому ты и рвёшься так далеко, на встречу хозяйке. останавливаешься на самом краю крыши, очарованная видом снизу — отсюда всё смотрится каким-то произведением искусства, если не присматриваться. если не выискивать дотошно детали, что поразят мозг даже повидавшего многое на своём веку. поднимаешь взгляд, но слишком поздно. не успеваешь сфокусироваться, не успеваешь выхватить своё оружие, хоть и пытаешься.

ножи уже победно летят прямо в твоё сердце. да не один. видимо, для тебя она решила действительно расщедриться. но что будет с тикки, если ты попадёшь в такую ловушку? её сила ослабнет в несколько раз. сколько она сможет протянуть, оставаясь в слиянии с тобой? ты бы должна её отпустить. но прежде...

это оказывается больнее, чем ты думала. не сдерживаешь крик, что заставляет злодейку рассмеяться так оглушительно громко, словно она уже стоит рядом. пытаешься устоять на краю, но ноги едва ли держат. смазаны ли шипы этих прекрасных цветов каким-то ядом? наверняка, если все жертвы засыпают так быстро. [ ведь не умирают же, да? ] теперь тебе уже не так хочется занять те же места, что и люди, лежащие внизу. кто же тогда спасёт париж от этой напасти? ты пытаешься развернуться к коту нуару, ловишь его обеспокоенный [ нет, испуганный ] взгляд и понимаешь, что действительно очень сильно облажалась. — прости меня, котик. ты должен спасти весь париж, помнишь? — улыбаешься, протягивая руки к нему, но тело уже склоняется вниз. и ты не в силах больше противиться, давая полную свободу гравитации. летишь вниз слишком быстро [ вы осквернили такое место, даже странно ]. тебе хочется, что бы кот помог тикки улететь. спрятаться куда-то. спаси её, спаси её... ты чувствуешь себя безумно виноватой что перед тикки, что перед котом. тебе доверили такую обязанность, как сохранность парижа, а ты отнеслась к этому с халатностью. словно это в действительности не имеет абсолютно никакого значения. но это было всем. и ты должна была оберегать это наследие всеми силами, а не вот так просто сдаваться. как после этого ты можешь называть себя героиней? слишком много мыслей для последних минут. [ надеешься, что всех жертв спасут, включая тебя. если они найдут того, кто возьмёт к себе тикки и будет оберегать её с большей ответственностью ]. всё уже стало не важным, но тебе хочется сделать последнюю главенствующую вещь. — превращение назад. — шепчешь ты, чувствуя, как освобождаешься от ноши леди баг раз и навсегда. надеешься, что никто не схватит твою квами. надеешься, что у кота всё получится. надеешься, что подоспеют новые герои, которые помогут осуществить то, что оказалось тебе не под силу. всё, что остаётся у целого парижа, как и всегда — надежда. может кот примет тикки? у него получится освободить париж, ты знаешь.

+2

14

http://funkyimg.com/i/2GiKF.gif http://funkyimg.com/i/2GiKG.gif
умерла. такая роль. скорей учи слова, в каждой строчке спрятан смысл.
попробуй потом не сгори от огня и любви.

По венам струится адреналином клетки страха. Адриан Агрест возводит в кумиры Ледибаг; Адриан Агрест дышит благодаря существованию Ледибаг; Адриан Агрест чувствует себя на капельку свободнее от лучистой улыбки Ледибаг — и сейчас она падает вниз, шепча себе под нос будто саму тишайшую молитву Деве Марии за упокой. Казалось бы даже собственной души, потому что она впервые за их великое во всех смыслах этого слова предназначение погребает саму себя под прахом и снегами собственного проигрыша — она сдается слишком быстро, слишком не так и не по тому сценарию, как следовало бы поступить королеве удачи и чудес с очередной злодейкой, которую может быть _ несомненно _ вполне возможно _ нет можно было бы одолеть за пару щелчков пальцев, морганий пронзительного взгляда божьей коровки и излечивающего взмаха красно-черного йо-йо. И это удивляет Кота настолько, что тот аккурат совсем даже не представляет, что ему делать дальше в кромешном одиночестве этой треклятой супергеройской вылазки — однако без всякой сомнений летит вниз за излучающей светом дезтрансформации напарнице, ловя в полете уже совсем не Ледибаг под смех довольной набедокурившей им на головы малышки Эман [ которую Нуару впервые в жизни хочется кого-то совсем не спасти от влияния темной акумы, а наказать по полной программе, потому что никто не смеет делать так больно его Леди, даже он сам в здравом уме и памяти ]. И то, кого он наконец спустя столько времени видит под маской главной супергероини Парижа, ввергает его в настоящий шок. Ведь этого просто не может быть.

— Маринетт? — неверяще шепчет Кот Нуар в свободном падении, когда до земли остается несколько десятков метров. Неужто глаза его обманывают или же Эман подсунула ему не самый лучший мираж в отместку за неподчинении в добровольно-принудительной сдаче талисмана ей в окропленную кровью и цветами ладонь? Господи Всемилостивый _ Дьявол Неравнодушный, да ведь этого просто не может быть! Только не эта слишком милая и забавная девчонка с неуклюжестью в крови, только не она, которую он просто-напросто не мог полюбить ни за какие сахарные пирожные и эклеры мира [ что-то вечно теплится в груди при виде нее, да вот только образ Ледибаг для сердца Агреста был вечно превыше всего ]. Кот Нуар невольно жмурится, быстро мотает головой из стороны в стороны, будто бы пытаясь отогнать это наваждения подальше от себя прочь, да вот только картинка и сумма перемены мест слагаемых от этого никак не желает меняться. Маринетт Дюпен-Чен плюс волшебные сережки божьей коровки воплоти ровняется Ледибаг. Божественность ее образа разбивается на несколько тысяч мелких осколков под босыми ногами разом.

В голове мигом всплывает недавняя ссора с нелюбимой, но все же боевой подругой по школьному товариществу — Коту Нуару, чья хватка на тонкой талии заметно ослабевает, становится неловко вдвойне, но он все же пытается собраться с мыслями, потому что, черт возьми, долг был превыше всего [ и как-то постепенно начинает стираться из памяти то, что все его подвиги были зачастую совершены во имя любви, а не ради какой-то там судьбы всей Франции ]. А поэтому с вызовом сощурив котячьи зеленые глаза, он ловко переворачивается в воздухе, хватает крепче уже просто Маринетт, и приземляется на ноги около Сакре-Кер, прижимая ее ближе к своей груди. — Только не усни, как все они, ладно? Держись, — по-дежурному, будто и не было никогда всей этой чехарды с влюбленностью в образ под маской, спрашивает Кот Нуар у ослабевшей Дюпен-Чен, унося ее в более укромное место — в залы базилики за закрытыми дверьми, в которых было безлюдно пусто. Разочарование от правды чувствуется, разочарование от правды невыносимо — но он упорно пытается это умело скрывать, дабы не вызвать никаких лишних подозрений в свой адрес — в конце концов, Маринетт Дюпен-Чен не виновата в том, что сердце Агреста окончательно разбито, как и все его ожидания в целом. — Не снимай сережки. Я обещаю защитить тебя и их, только дай мне время, — только сколько и каким образом — увы, понятия не имел.

Теперь и Адриану Агресту плевать на все на свете — теперь в его важнейших приоритетах защита города, а не использование в благих целях удачного времени для показушничества, о котором, наконец, можно раз и навсегда позабыть. Способов у Кота Наура было немного — действовать мирными средствами ему не позволяла эта бурлящая черным дегтем сила разрухи, которая всегда говорила сама за себя. Он выходит из Сакре-Кера твердо, руки сжимаются в кулаки, когда он сталкивается нос к носу с Эман, чьи руки явно были охочи до чужих талисманов, но чья добродушная улыбочка цвета завядшей розы так и не сходила с лица, даже когда она чуть не погубила живого человека _ пускай и супергероиню, что так рьяно и безумно встала на ее пути из сладкого монпансье в форме сердечек. И руки супергероя в черном начинают непроизвольно сжиматься в кулак, когда злодейка несется на него с оглушающим криком, намереваясь вывести из игры и оставшегося Нуара тоже. — Катаклизм! — темная энергия сходит с когтистых пальцев Кота, когда тот в решительности касается ей груди и отталкивает вестницу несчастной любви на приличное расстояние настолько болезненно сильно, что та врезается в стену ближайшего дома и вылетает в стекло через витрины местного магазинчика сувениров. Впервые Коту Нуару приходится использовать смертельную силу на существе, у которого бьется в отчаянии сердце [ как и у него ]. Он падает от бессилия на колени и сжимает голову от ужаса происходящего — а вдруг он ее действительно убил?

Но когда он поднимает взгляд выше, то замечает, как темная акума вылетает со стороны сувенирной лавки обратно восвояси. Адриану Агресту остается верить, что своим ударом он успел случайно разрушить предмет, в которой засел верный летучий солдат Бражника. Забывая обо всем на свете, он на гнущихся от страха ногах несется в сторону некогда акуманизированной Эман и видит лишь приходящую в себя девушку с разбитым кулоном на ее шее, чья безупречно кофточка цвета клубничного лимонада приобретала кровавые оттенки в районе легких, пока за спиной цветы из тел спящих страдальцев любви начинали исчезать в легком цветочном бризе без силы святой покровительницы-мучительницы. Коту Нуару остается верить, что все его поймут и простят — все же сдерживающих оков в лице воинственной строгости Ледибаг для него попросту больше не существовало, а другого выхода, вроде как, и не было вовсе. И пока на улице фонили сирены подъезжающих к месту такого неоднозначного происшествия скорых, а кольцо не утратило энергию полностью, стоило бы исполнить свое обещание не Ледибаг, каким бы оно и не было сейчас абсурдным. Исцелить Париж все-таки ему не удалось. Кот Нуар врывается обратно в базилику Сакре-Кер, осторожно подхватывает Маринетт на руки, и, не говоря ни слова больше, понесся по улицам, а затем и по крышам домов в точном направлении к пекарни семьи Дюпен-Чен. Все же не стоит оставлять свою напарницу (пускай она даже и всего лишь твоя староста класса, с которой ты успел повздорить из-за этого пустякового недопонимания, смешанного со смешками твоих одноклассников) одну.

Отредактировано Adrien Agreste (Чт, 17 Май 2018 17:33:43)

+2

15

there is love in your body but you can’t get it out
it gets stuck in your head, won’t come out of your mouth
sticks to your tongue and shows on your face

the sweetest of words have the bitterest taste
https://78.media.tumblr.com/45c090f6a55d09c21932371d69d5b60f/tumblr_or70hqHrNi1ua7ghpo6_250.gif  https://78.media.tumblr.com/30d61b677d5335c5e30ede2752c1de4c/tumblr_or70hqHrNi1ua7ghpo8_250.gif

внутри тебя погибает какая-то очень важная часть. ты чувствуешь это, невыносимо отдающейся по всем клеточкам тела, болью. ты не можешь её унять, тебе сложно даже пытаться унять её. то ли дело в физической ране, то ли дело во взрывающейся душевной ране. неужели эти цветы призваны сначала разорвать тебя изнутри _ сжечь всю твою душу? неужели нельзя было поступать более мягко по отношению к тем, кто и так потерян в жизни? ты чувствуешь ужасающую ненависть к этой девушке, что заставила тебя взрываться от боли. что заставила чувствовать металлический привкус во рту, что заставила немощными руками тянуться к открывающейся ране. как она может поступать так с теми, кто и без того страдает? хочет, что бы каждый прочувствовал ту боль, которую испытывает она? что ж, это жестоко. браво, эман. браво, моль. он исполняет роль злодея блестяще, с этим сложно спорить. уголки губ на мгновение приподнимаются, но даже улыбаться теперь сложно. надо же, насколько поразительна боль. накрываешь рану рукой прямо в воздухе, словно от этого должно стать терпимее. но не становится. слёзы наворачиваются на глазы, поразительно горячие, словно кипящая вода в твоих глазах. закрываешь глаза, потому что даже такое терпеть становится сложно.

не чувствуешь удар о землю. зато чувствуешь чьи-то руки, резко подхватившие тебя в паре метров от земли, но не сразу открываешь глаза. потому что теперь ты не ледибаг, которую так привык видеть кот [ а ты точно знаешь, что это кот ]. ведь он как-то говорил о своей влюблённости в леди именно тебе, как маринетт, даже не подразумевая, что разговаривает напрямую. от этого тебе становится неловко перед ним, перед самой собой. за то, что вообще скрывала свою истинную личность. постигнет ли его разочарование теперь? тебе страшно даже представить его удивление, ведь он не раз выручал тебя, даже не подозревая, что ты сама можешь себя выручить. но ты действительно в нём нуждалась тогда _ нуждаешься сейчас. ты лишь надеешься, что он понимает этого. открываешь глаза, смотришь на него.. и не нужно быть особым специалистом, что бы понимать степень его удивления сейчас. ты принимаешь это как данность, хоть тебе и хочется извиниться за многое именно сейчас. вдруг тебе не суждено вернуться в этот мир больше? но ты молчишь, не в силах подобрать правильных слов в такой момент. и ты ощущаешь усиленное напряжение в воздухе, чувствуешь даже нотки разочарования, которое он старается прикрыть. тебе на мгновение становится неловко за то, кто ты есть на самом деле. словно твоя истинная сущность — что-то неприкрыто неприличное. что тебе нельзя даже появляться в обществе без маски. настолько сильным становится давление от его взгляда. ты не знаешь что теперь тебе делать.

ты пытаешься различать место, в котором вы оказались. это оказывается несложным, потому что здесь пахнет ладаном, да и то единственное место, где может найти приют каждый. здесь никого не может быть в такой час _ в такой момент, поэтому вы не стесняетесь ворваться в это святое место. выбора сейчас не так много. он укладывает тебя на одну из скамеек, хотя ты бы предпочла оказаться на полу, хоть он и наверняка окажется прохладным. с лавочки ты несколько боишься упасть при одном неловком движении, ведь ты теперь неуклюжая дюпен-чен. та ещё предательница и отказавшаяся от собственных героических принципов. оставила своего напарника одного в этой битве. он говорит это снова, от чего тебе становится только хуже. он снова обещает тебя защитить. он постоянно подставляется из-за тебя. постоянно. но ты понимаешь, что при всём желании сейчас не сможешь это исправить. когда он собирается уходить, ты касаешься его запястья кое-как. — спасибо. и прости. — ты улыбаешься, чувствуешь, как рука слабеет и отпускает. смотришь на иконы святых образов библии и понимаешь, что начинаешь шептать молитвы. может быть, бог всё же способен вам помочь сегодня?

ты лишь надеешься, что кот выстоит и будет в порядке. каково бы не было его разочарование в тебе, как бы не было ему тяжело исключительно с силой разрушения. он постарается и у него непременно всё получится, в этом ты не смеешь даже сомневаться. но всё же продолжаешь молиться, надеясь, что это даст ещё преимущества. но ты слабеешь, хоть и боль стала слабее _ хоть и отвлеклась ты от всего, что случилось. но ты чувствуешь подступающую слабость и никак не можешь собраться, а надо. потому что нужно оставаться в сознании ради него, ради того, что бы увидеть, как всё непременно станет лучше. но как же это тяжело. челюсть сжимается, пока ты силишься не захлебнуться в накатывающих волнах, чей размер достиг же бесконечности по ощущениям. снова и снова тебя захватывает кратковременным сном _ кратковременными галлюцинациями. вот сейчас ты видишь, как ангел спускается к тебе с расписанного потолка. а сейчас видишь, как к тебе подходит адриан агрест — абсолютно напуганный _ абсолютно неверящий своим глазам, он обхватывает твою руку, что теперь бесчувственно мотается, и подносит к своим губам. и его шёпот снова выталкивает тебя — ты должна оставаться здесь. резко выдыхаешь, снова встречая взглядом привычные стены санкре-кер.

ты слышишь как открываются двери. кто-то пришёл за тобой? но ты, пытаясь приподняться, снова падаешь в забытье. где тебе видится кот нуар, который с разочарованием смотрит на тебя, сидя на ступеньках перед пьедесталом. — мне безумно жаль, что это оказалась ты. но ничего не поделаешь. жизнь — забавная штука. — слёзы от приступа обиды наворачиваются снова, но ты вновь открываешь глаза. тебе уже не так больно физически, но ты всё ещё чувствуешь невыносимую слабость. ты знаешь, что он несёт тебя по крышам парижа, который... исцелён? хотелось бы тебе узнать, но ворочать языком всё ещё не получается. но ты стараешься и не смотреть на кота, потому что всё ещё чувствуешь это гнетущее разочарование. ты знаешь, куда он тебя несёт наверняка. домой. тебе действительно нужен отдых, но как он смог исцелить весь париж? ты никак не можешь этого понять. и, быть может, парижу всё ещё нужна твоя сила. может ты всё ещё нужна парижу.

когда вы оказываетесь на балконе, ты сразу же предпринимаешь попытку освободить его, но не получается даже слезть с его руком. словно полумёртвая змея ты поизвивалась, но перестала, понимая всю бесполезность предприятия. вы проходите в твою комнату, в которой всё ещё осталась пара фотографий адриана — правда не на стенах, а на твоём столе. он укладывает тебя в постель, а ты с запиранием сердца ожидаешь что же он скажет. какова же его реакция на то, кто всё это время скрывался под маской. тебе сложно говорить, но ты так жаждешь этого разговора. — получилось? — естественно, сначала ты имеешь ввиду спасение парижа. полноценное, без всяких примесей, но ты не уверена в том, что действительно хочешь знать ответ. это не его вина, что ему досталось разрушение, а тебе — созидание. но просто понимание того, что он разрушил что-то _ кого-то тяжело воспринималось. но даже это было не так важно. — ты разочарован? — естественно, это уже в полной мере относилась к твоей личности.

+2

16

https://i.pinimg.com/originals/2d/89/f9/2d89f97e37130e0207d5d1f4342281d4.gif https://i.pinimg.com/originals/8b/b2/b8/8bb2b871f694eba7e34342e3d1c8cb0d.gif
птицы падали вниз камнем на дно, я видел их прощальный взмах крылом
как падали звезды не вспомнит никто, ты одинока и я одинок

наше солнце, увы, не взошло

Лишних слов для них сейчас не существует. Так глупо и нелепо _ неожиданно теряют смысл на существование именно сегодня, именно сейчас, когда прошлого, увы, воротить обратно невозможно. Только если выбелить свою память в дешевом отбеливатели до девственной чистоты вечных альпийских снегов — но ведь это нереально, такое бывает только по мановению волшебной палочки в Стране Чудес. Уж лучше бы он продолжал и дальше оставаться в неведении, уж лучше бы Маринетт не сдалась так легко в тягучие лапы злодейки, которую сейчас увозят на белых машинах в ближайшую городскую клинику на срочную операцию — Адриан Агрест верит в сказки и счастливый финал, но сегодня конечная страница с яркой иллюстрацией размокает под пролитым на него горячим кофе. Хочется взвыть и разнести от вселенской обиды за такую шутку судьбы все на своем пути — он даже не против нарваться на акуму прямо Котом Нуаром — да ведь только обещал самому себе, светлому образу в рассыпанных осколках своей Леди [ которая, действительно, никогда уже не будет его полноправно ] держать себя в руках ради мира во всем этом гребаном _ идиотском сейчас мире. Кажется, стоит быть лучше даже перед Дюпен-Чен, пускай она и не его мечта в ночном полнолунии на сиреневых лугах под сворой звезд.

Он ловко впархивает через балкон в ее комнату, аккуратно укладывая раненную ношу на постель. Кот зеленым цветом в глазах обыскивает спальню на предмет хоть какой-нибудь аптечки, да вот только не находит ровным счетом ничего. Не в стиле Нуара сетовать на то, что оказать элементарную первую медицинскую помощь довольно-таки затруднительно — ведь кто же знал, что хозяйка этой спальни теплых оттенков розового цвета однажды станет истекать кровью на своих же простынях от глубокой раны на груди, на которых, к счастью, не успели распуститься ядовитые цветы с колючими стебельками по тонким ребрам. На вопрос вроде как Ледибаг он с сожалением в отрицании мотает головой, будто извиняясь, а Кот Нуар действительно извиняется перед ней за то, что без нее он справиться не смог. Точнее совсем не так, как бы Маринетт могла себе надумать сквозь цветочную пыль с отчаянным запахом металла. — Прости. Париж не исцелен, но и Эман тоже больше не существует, — Адриан касается раны ладонью, пытаясь хоть как-то облегчить состояние своей напарницы и не дать кануть в забытие насовсем. — Мне пришлось использовать на ней Катаклизм. Я не хотел, правда, но другого выхода в этой ситуации я больше не видел, — мысленно он взывает к квами в сережках Ледибаг, да вот только та не спешила даже показываться на глаза — невообразимо глупо _ нелогично _ опасно, все же носительнице стоило бы хоть как-то и помочь. — И я очень надеюсь, что твоя квами тебе поможет хотя бы тогда, когда я уйду. У тебя серьезная рана, родителям придется узнать о ней в любом случае.

Каждый ее вопрос застает Агреста врасплох. Господи, да что же с ним творится — за ним такая суматошность в образе Кота Нуара не наблюдалась никогда. Разве что стоит все свалить на собственную разбитость от всей этой сумасшедшей недели и слабость в единении сущностей Плагга, который с удовольствием сейчас бы отведал своего любимого сыра [ даже сна этому черному летающему недоразумению не надо. будет умирать — попросит камамбера себе на маленькую могилку в колыбели вселенной принести ]. Остается только с неприкрытой горечью отвести взгляд в сторону, не решаясь посмотреть в ее блеклые васильки напротив, чтобы в очередной раз солгать. — Признаться честно, ожидал котик совершенно другого, но я приму тебя такой, какая ты есть, Ледибаг (нет). Давай закроем эту тему разговора, хорошо? — потому что об этом тяжко даже думать, не то, чтобы поворачивать язык в надежде связать пару слов в цельное _ не обидное ни для кого из них предложение, да вот выходит это слишком хреново. Как хреново выходит следить и за временем, потому момент для раненной Дюпен-Чен может быть тоже упущен — закроет глаза и никогда больше не проснется. Кот Нуар, кольцо которого в предупреждении начинает мигать в обратном отсчете минут и секунд, себе этого никогда не сможет простить. — Потерпи немного, Маринетт, скоро тебе станет легче.

Кот Нуар спешит покинуть комнату с зашкаливающим напряжением, в которой даже дышать становиться тяжко. Он не замечает собственную когтистую руку в чужой крови, когда, бегло несясь по лестнице вниз, нарывается на Сабин, аккуратно обтирающую чистую посуду кухонным _ вафельным полотенцем, тут же вскрикивающая с придыханием от неожиданного гостя в их семейной пекарне и случайно роняя от колотящего испуга тарелку на пол, разбивая ее вдребезги. Кот Нуар надеялся, что это к счастью, никак не к горю и слезам в дружной семье Дюпен-Чен. — Ваша дочь получила травму, попав в передрягу с очередной суперзлодейкой. Мы с Ледибаг кое-как вызволили ее из беды. Помогите ей, вызовите скорую, если потребуется, — после чего ловко выпрыгивает черной пантерой через открытое окно, прячется в темных глубинах улиц, ориентируясь в них точно так же, как Адриан Агрест знает семейный особняк на все пять пальцев. Вовремя его обволакивает свет вынужденной дезтрансформации, и уже точно просто Адриан опирается спиной в подворотне на кирпичную грязную стену, устало скатываясь по ней с апатичным взглядом в пустое никуда. Плагг, оказавшийся на плече Агреста, молчит, не говорит ни слова, будто пребывает в состояния шока и сам, за что Адриан ему безмерно благодарен. Ему сейчас нечего сказать в свое оправдание. И возвращаться домой нет желания тоже, а придется — отец будет безмерно переживать, сейчас стоит не сдаваться ради него и его редкой улыбки счастья на лице.

Однако не только Коту Нуару теперь известна сущность известной супергероини в красной маске в черную крапинку. Вполне возможно, охоту на Маринетт объявит и Бражник, который все прекрасно видел глазами акуманизированной злодейки и сам. Теперь его одноклассница _ никак не любимая Леди, на которую он не сможет посмотреть больше никогда, как раньше, была в крупной опасности, чего он допустить попросту не мог. Юное _ разбитое сердце Агреста стучитСТУЧИТСТУЧИТ в страхе от ответственности, которая легла так неожиданно на него тяжким, каменным грузом, что придется нести на своих плечах ему одному, без всяких напарниц и напарников, которого у него никогда, к слову, и не было. Коту Нуару придется принять в круглом одиночестве решение, от которого обязательно все покатится к черту с новой, удвоенной силой — потому что более его жизни никогда не стать такой, каковой она была прежде (красиво отдает теперь вкусом дегтя, а не приторно-сладким медом).

   <...>

Через несколько дней Маринетт Дюпен-Чен найдет на подоконнике маленького черного котенка с лучисто зелеными-глазами, которые с надеждой смотрят на нее и этот мир. В этот же день Адриан Агрест заберет документы из колледжа. Еще через два дня Кот Нуар в одиночестве вычислит местонахождение логова Бражника и совершит на него набег, решив покончить с ним раз и навсегда. Да вот только сюрпризы в вопросе истинного лица своего врага добьют супергероя Кота Нуара окончательно. Через неделю им с Ледибаг придется стоять по разную сторону баррикад — на этот раз действительно все кончено.

// t h e  e n d ?

+2


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » нет повести печальнее на свете.