JACKIE QUILT: Последнее что она помнила, топор несущийся на большой скорости прямиком к ней в лицо, а затем абсолютная темнота. Она умерла? Что произошло? Боли она не почувствовала, а уши вдруг неожиданно заложило. Состояние было странное, будто бы она подвешена где-то в воздухе, но в то же время падает куда-то вниз. Почему? Что происходит? Раздражение само собой начало образовываться и распространятся по телу, потому что ну слишком много странных событий произошло за последнее время. Неужели это такая странная атака со стороны так называемой кармы за все, что убийца сделала с другими людьми? Чушь. Все это чушь. Ей просто не повезло или повезло оказаться наиболее выделяющейся из общей, серой массы. И сколько ей интересно ещё так быть? Ответ пришёл сам собой, когда вся тьма неожиданно расступилась, а перед глазами появился…пол. С невероятным успехом и с таким же замешательством, наша героиня жарко поцеловалась с металлической поверхностью. Боль, большое количество звуков, голоса и выстрелы. Все это слилось в какофонию, которую беловолосая совсем не могла понять. Где она, что это за место и какого черта она приземлилась именно лицом вниз?
JESSAMINE KALDWIN & CORVO ATTANO
Эмили "дома", в том месте, которое в последнее время служило Корво домом. Она в безопасности, хотя и напугана, и ей часто снятся кошмары. А усталый бывший Лорд-Защитник ложится отдыхать, пытаясь не думать о словах той слепой старой женщины...
SEE YOUR FUTURE
Во всей Галактике остался лишь один джедай - это вам скажет всякий! Все остальные были убиты, и имя последнего из них произносится с трепетом, надеждой и почти остывшей верой. Джедаи - существа мифические, им чужды все слабости обычных разумных людей. Они вроде ангелов или драконов света - сияющие, непогрешимые, поверженные лишь только ударом в спину. А так никто не может убить джедая! Люк Скайуокер тому доказательством. Так должно быть, и обыватели уверены в том на все сто процентов. А как же иначе? Только Силе плевать на планы и ожидания обычных людей и экзотов. И кому какое дело, что когда-то, в конце Войн Клонов пропали двое магистров и полный корабль клонов? В конце концов, спустя несколько дней был похищен канцлер! А заочно вписанный в колонку "потери" крейсер генерала Эйлы Секуры даже не стали старательно разыскивать. Мертвы - хорошо, нет? Так все джедаи изменники! А "Стремительный" просто летел домой. На Корусант, отвозя на базу усталых клонов, возвращая домой, в Храм, двух джедаев. Только вот гипер-прыжок прошел чуть-чуть не так. Может быть, из-за плохого состояния корабля, может быть, пилоты что-то напутали, но, скорее всего, на все воля Силы. И теперь все не так. Система все та же, но ее окружение? Откуда эти блокпосты, что за дурацкая эмблема? Это явно не КНС. И не Республика. Но джедаи своих не бросают. И есть всегда возможность узнать, что произошло! Орден Джедаев незыблем. Только Храм молчит. Молчит и Сила. А нестандартно мыслящие генералы перебирают все позывные на твердом упрямстве, в пустой надежде. Кажется, у них проблемы. Просто все изменилось. Просто прошло 53 года.
ХОТИМ ИХ ВИДЕТЬ:
MOON BUTTERFLY
[star vs. the forces of evil]
Королева Баттерфляй - мать Стар Баттерфляй и предыдущая хранительница королевской волшебной палочки. Мун всегда сдержана и серьёзна, любое её слово - закон. Жители королевства любят и ценят её как истинного правителя. Однако, Король Ривер и Стар, считают её слишком холодной и строгой. Тем не менее, под обликом сильной и воинственной королевы скрывается добрая и любящая Баттерфляй. Этому сердцу Мьюни есть причины быть сокрытым под толстой коркой льда.
REVAN
[star wars]
Реван был известен наличием харизмы и жажды знаний, и до своего падения считался очень одаренным джедаем. Он отлично умел убежать, он был хорошим военным тактиком, что и помогло ему выиграть Мандалоские войны. Реван умен и решителен, позволяя мыслить себе шире, а не рамками Ордена. О его подвигах ходили легенды. Но это сыграло с ним злую шутку - пав во тьму, он стал более безжалостным и презирал слабость и нерешительность, не щадя своих противников, в его бытность Дартом Реваном. Также, у него вполне неплохое чувство юмора, которое, впрочем, на темной стороне также почернело.
VALERIAN
[valerian and the city of a thousand planets]
Валериан ― агент пространственно-временной службы, который в своему молодом возрасте уже добился до звания майора. Целеустремленный, сильный и исполнительный в выполнении работы, но с точки зрения Лорелин ― ветреный и безответственный в сфере межличностных отношений. Кстати, о последних. Отношения Валериана с Лорелин постоянно колеблются между дружбой и постоянными взаимными подколками и обоюдным притяжением, которое в будущем может превратиться в сильное и глубокое чувство. А может и не превратиться, но во всяком случае, эти двое друг за друга ― горой.
HELMUT ZEMO
[marvel]
Я бы мог винить тебя в том, что произошла Гражданка. Я бы мог винить тебя в расколе Мстителей, в гибели людей, в том, что ты активировал у моего друга эту чертову программу Зимнего солдата...Вот только тогда, в Сибири, ты сказал правду. Дело не в тебе, Земо. Дело в нас. Ты лишь продал нам оружие, а мы сами купили к нему патроны и выстрелили. Ты вытащил наружу наших демонов.
XUL
[diablo]
Зул является одним из Жрецов Ратмы, которых непосвящённые чаще всего называют просто некромантами. Как и его собратья, он следует учению Ратмы, древнего нефалема и первого некроманта в Санктуарии. Используя могущественную магию смерти, Зул способен насылать ослабляющие проклятия на живых и воскрешать умерших, дабы те служили его воле. Некромантами из культа Ратмы движет лишь одна цель — соблюдение баланса между порядком и хаосом, жизнью и смертью, светом и тьмой.

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » the best worst thing


the best worst thing

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

the best worst thing
доктор // трикстер

http://funkyimg.com/i/2z1Bm.png

http://funkyimg.com/i/2z1A2.jpg

http://funkyimg.com/i/2z1B5.png

http://funkyimg.com/i/2z1A3.png

«

Земля, США, штат Нью-Йорк, Нью-Йорк, больница Metro-General
осень 2017

Then I'll raise you like a phoenix...
Густая чернильно-чёрная вина вот уже несколько лет течёт вместе с кровью по венам Стивена Винсента Стрэнджа. Он не может простить себя за гибель младшего брата, Виктора. Крионика поддерживает тело Стрэнджа-младшего пока он пытается отыскать способ вернуть его к жизни, исправить ошибку, но всё безуспешно.
Каждый год он приходит к Вику в день его рождения.
Но что, если однажды Виктор не будет ждать его, как это было всегда? Что, если в ход событий вмешается капризный бог?

»

+2

2

Он приходил сюда каждый год. Ни разу не пропустил. Даже когда всё под откос катилось, он приходил. Потому что это было единственным, что он пока ещё мог сделать. Сутулился непривычно, взгляд в пол опускал, чувствовал как изнутри раздирает, но приходил. Упорно и неотступно.
Стивен был честен с собой и винил себя в смерти брата. Знал, что если бы тогда приехал на похороны отца, не прятался бы, не случилось бы и ссоры. Виктор был бы жив. И ему не стоять бы перед навек онемевшим Стрэнджем-младшим, взиравшим на него судиёй сквозь закрытые веки.
Крионика была последним словом науки, творившим чудеса. Если отбросить десятки условностей, можно было почти поверить, что Вик просто спит. И скоро проснётся. Когда Винсент придумает как его вернуть.
Но в этом году призрачная надежда угасла. В последний раз они виделись, когда он стоял на пороге новых свершений и должен был уезжать в Непал. Стивен стоял вот точно на том же месте, прятал сломанные дрожью руки в карманы, стыдливо скрывая их от мертвеца и говорил, говорил, говорил — он всегда доверял Виктору и изменить это не смогла даже смерть. Стрэндж чувствовал себя идиотом, открывая душу трупу, но ничего не мог с собой поделать. Даже у таких жёстких рационалистов как он есть свои странные привычки. Его состояла в том, что никак не мог уяснить, что вся его семья мертва и что самое главное — Виктор тоже мёртв. Принять гибель родителей было легче. С этим он сумел смириться. Но Вик... Винс просто отказывался переводить его в разряд прошлого и горе тому, кто посмеет в его присутствии заявить о том, что Стрэнджа-младшего больше нет!
Рассказывая ему тогда об аварии, о травмах, об отстранении от работы, о Кристине, Стив выражал надежду, что всё наладится. Болтал о парне, который после этого Камар-Таджа смог ходить, несмотря на перелом позвоночника. Всего год назад он уверен, что сможет что-то изменить и ещё придумает как исправить ошибку, которая привела Вика в лапы крионики.
А теперь календарь замкнул круг и его новый визит был совсем другим. Он шагнул из портала, разодетый как циркач. Больше он не мог ничего обещать, скрывая уродливые шрамы под блестящей кожей новых перчаток. Дрожь была даже не так заметна, а сам он к тремору просто привык. С такими руками он ничего не сможет сделать для брата. Не сможет исправить то, что совершил. И этого не изменила ни магия, ни непальский храм, который Стрэндж так отчаянно искал. Он превратился из Стивена-нейрохирурга, Стивена-калеки в Стивена-мага, но это не дало ровным счётом ничего. И повисшая меж ним и братом тишина была пронизана обидой. Его, Винсента, собственной обидой на самого себя, болью от собственной не способности ничего больше сделать. Даже если бы он и нашёл способ, а это не так, он бы не смог оперировать. Цепкие объятия смерти теперь вряд ли когда отпустят брата.
Вик... — великий мастер Нью-Йоркского Санктума Санкторума, спаситель Земли, победитель Дорамму и избранный глазом Агамотто маг в какой раз начинал свою речь и осекался, не зная что сказать.
Вик, я не смогу тебя вернуть? Вик, я не смогу исправить то, что совершил? Вик, я калека и урод? Вик, я не знаю что делать? Конечно, Стрэндж, это меняет дело, это само собой всё вообще меняет и нет уже никакой вины!
Было бы всё ещё так просто... И всё же Винсент искал слова, надеясь, что они всё-таки существуют. Те самые, которые следует сказать Виктору. Извинения мёртвому ни к чему. А оправдываться Стивен не умел никогда.
Слова нашлись. Не сразу, не скоро и возможно не слишком правильные, зато искренние. Устоявшуюся тишину нарушило тихое: — Вик, я страшно скучаю. Старший из братьев смотрела на младшего с отсутствующим выражением лица, переводя взгляд с него на собственные руки. — Ты... ты ушёл, а я не знаю что делать, Вик. Ты всегда знал меня лучше всех, а сейчас я даже спросить тебя не могу. Пока Виктор был жив Стрэндж никогда не был таким откровенным, а теперь, когда груз переполнил чашу, вытесняя из неё всё прочее, просто не знал как быть.
Всегда страшно смотреть в глаза неизбежности, но именно это он сейчас и делал, а потому чувствовал себя совершенно отвратительно. Пальцы не слушались и никакое чудо не могло этого отменить. Он совершил ужасную ошибку и теперь ему нести её до конца жизни. Какой ещё медик поверит в его бредни про воскрешение из мёртвых? Такого даже заклинания не было, а он искал. Когда понял, что нейрохирургия тут бессильна, обратился к колдовству. Перерыл всю библиотеку, с жадностью глотая книги, но так и не нашёл. Ничего. Пусто. И он бы, конечно, рискнул, вернул бы брата с помощью камня времени, устроил бы этому миру капитальную перемотку, чтобы плёнка откатилась к счастливым дням, но слишком хорошо знал какие у этого будут последствия. Слишком опасно, чтобы вообще пытаться. Он давал клятву спасать жизни, а не отнимать. Такая же аномалия вызвала бы гибель всего мира и совершенно нет гарантий, что такой ценой магия возвратила бы ему Вика.
Зачем ты вышел тогда? Зачем, Виктор? — все эти годы он задавал брату один и тот же дурацкий вопрос. — Я... я наговорил тебе столько... Ты был самым дорогим для меня человеком, а я наговорил себе перед смертью много ужасных вещей...
Стрэндж признавал, что был не прав. Теперь признавал. Знал, что обвинения были справедливыми и он повёл себя глупо. Что должен был приехать, что так нельзя. Но кому теперь какое было до этого дело? Его никто даже не слышал.
А затем он наконец поднял голову, найдя в себе силы столкнуться со слепым взглядом брата, преследовавшим Стивена из-под закрытых век и... Не увидел Виктора на прежнем месте. Тот испарился, словно его никогда там и не было. Воздуха в лёгких Винсента не стало сразу же, его точно выбило, а дыхание перехватило. Это было попросту невозможно! Он видел его минуту назад, может чуть больше, но Вик был на месте! Он ведь не мог просто взять и... исчезнуть! Трупы не пропадают. Уж точно не так. Ничто не изменилось. Никого, кроме него, в помещении не было. Так что произошло?
Ответ нашёлся сам собой. Стивен ещё не привык к своему новому статусу, не всё ещё в его мире решала магия. Верховный чародей Земли о ней даже сперва не подумал, но теперь... Это определённо колдовство! Только кто? Кто осмелился похитить его брата из Metro-General? Кто вообще знал, что у него был брат?

Отредактировано Stephen Strange (Пн, 4 Дек 2017 09:55:33)

+2

3

- Трогательно. - в помещении раздаются одинокие монотонные хлопки. - Безумно трогательно для смертного. Я бы даже сказал, что завидую, если бы разговаривал не с хранителем камня времени, а с простым смертным, - хлопки смолкают, но в голосе звучит откровенная издевка. И никого не видно.
- Мне всегда было интересно, Стивен, почему бы не сказать, что думаешь, сразу? Почему нужно откладывать это на момент, когда уже ничего изменить нельзя? - неяркое золотистое свечение снимаемой с себя и с кровати иллюзии.
Скучающий вид бога обмана способен довести до белого каления даже святую в своем терпении Фригг. Локи умеет принимать такие позы, чтобы своим молчанием, одним видом выражать полнейшее презрение к происходящему. Он сидит в кресле, расположенном в углу палаты. Локтем упирается в подлокотник, подбородок уложил на ладонь, а сам испытующе смотрит на доктора. Тот, кто общался с Локи веками, мог бы прочесть в глазах трикстера не только скуку, но и ожидание.
- Привет, - лениво приподнимает вторую руку с колен, помахав ладонью. - Как меня зовут, ты, думаю, знаешь. И прежде, чем ты закончишь в уме составлять самое страшное заклинание, замечу, что атаковать ты будешь иллюзию. Такую же, какую навещаешь вот уже третий раз. Признаться, маг Земли, я разочарован. В своей слабости ты не замечаешь очевидного, - кривит губы, вставая и даже не пытаясь защищаться от возможной атаки.
А что будет с простейшей иллюзией? Максимум, отвернется. Ее даже на астральном плане не атакуешь: это не проекция души, не составляющая человека. Это фокус.
Он даже сил особо не вкладывал, то есть и не шарахнешь в ответку, и не дотянешься. С тем же успехом Лофт мог бы беседовать с доком, находясь в Муспельхейме при этом.
- Твоя невнимательность, конечно, делает честь моему мастерству, но чтобы так стабильно?.. А что будет, если за твоим камнем придут? - вздергивает брови, отчитывая, как ребенка. Разумеется, доведет до вспышки. Бить по больным местам - не только любимое развлечение Пересмешника, но и выбранная стратегия. Ему нужно понять, что умеет Стрендж, как ведет себя в непредвиденных ситуациях, на что способен, если отключить его моральную составляющую. Как заставить правильного супергероя Земли вести себя откровенно?
Верно. Отнять у него самое дорогое.
Как Локи узнал о Викторе? Есть такая вещь в мире, как любопытство и производственная необходимость. Вынужденные меры по охране тессеракта заставили его обратиться к истории и хранителям других камней. Чтобы подобраться к любому хранителю, нужна информация. Как узнать информацию у смертного? Правильно. Наблюдать за ним. Или считать во сне, устроив парочку незабываемых прогулок в сонное прошлое Стива. Честно говоря, Локи не нравится делать подобное: во снах и у людей, и у богов слишком много личного. Как-то раз в детстве попробовал такое на Торе, прокравшись к нему в комнату ночью. Зря попробовал. Сеанс то удался, брат даже не проснулся при этом. Только вот младший принц потом неделю ходил сам не свой, отчаянно пытаясь развидеть и почему-то краснея при упоминании валькирий.
Вообще-то, можно было прийти и по-нормальному поговорить. Попытаться объяснить, что именно ему нужно, почему ему это нужно, и что готов дать взамен. Стивен производил впечатление адекватного человека, выносящего собственные суждения о происходящем, поэтому с ним был шанс договориться. Вот только одно Локи смущало: маг Земли слишком уж добрым был. Выступал за равновесие, взаимодействовал с его братом и отзывался о нем самом далеко не лучшим образом. И как в таких условиях прикажете работать? Прикладывать кучу усилий, чтобы воззвать к разуму землянина, уговаривать его? Ага. Нашли идиота. Кто угодно, только не трикстер, для которого смертные до сих пор за редким исключением - сборище планеты болванов. Мягко говоря. Очень мягко говоря.
Поэтому асгардский колдун стал искать альтернативы, способные убить несколько целей разом. Во-первых, по возможности завоевать доверие хранителя храма. Во-вторых, чтобы Локи самому было интересно этим заниматься. В-третьих, чтобы осуществлялось достаточно быстро. В-четвертых, чтобы вообще было осуществимо...В общем, Лодур не ищет легких путей, а ищем заманчивые. И находит.
Воскрешение и некромантия в его сильные стороны никогда не входили. Это больше к доченьке, она любит баловаться данным разделом магии. Однако, задачу для Локи уже облегчили: было сохраненное тело, в котором даже обитала спящая душа. Ура-ура, половина ингредиентов есть! А если у тебя имеется под рукой библиотека Асгарда, если имеются знания и знакомства по всем девяти мирам, если есть не один и не два тайника с артефактами (чаще всего далеко не безобидными), собранными по разным уголкам вселенной, а еще сокровищница Одина в твоем же дворце...Да сам создатель миров велел заняться возвращением смертного к жизни! Причем к полной, нормальной жизни, со всеми сохраненными воспоминаниями. Будто парень уснул и проснулся: здоровый и полный сил.
Единственное, что могло вызвать проблему, это частые приходы дока. И вообще нахождение тела в больнице. Тело нужно было ему в кабинете, в Асгарде. Так что, простите, медсестры и доктор Стрендж, вам придется пообщаться какое-то время с творением бога обмана - чистейшей, очень детально проработанной овеществленной иллюзией. Иллюзию, кстати, приходилось подновлять: магия не может держаться долго вдали от создателя. Так что Локи вложил очень многое в этот фокус.
И парня он уже разбудил сам. И даже объяснил ему все. Немножко поработал с памятью, насколько возможно честно поведал о том, что происходит вообще в мире. Усыпил, психанув с чужой истерики и недоверия. Снова разбудил, чтобы снова вправить мозги. Посетовал на "тупое стадо, которое ничерта не понимает", но наконец добился своего. И даже не разнес при этом Нью-Йорк, честь и хвала терпению бога!
Осталось только донести до доктора светлую мысль, что все хорошо. Правда, прежде придется испытать чужие нервы на прочность. Виктору то уже ничего не грозит: в квартире дока попивает себе спокойно кофе и режет сотворенный Лофтом тортик (не без ехидства сотворенный, Стивен должен оценить). А вот больнице, кажется, грозит локальное разрушение от одного вспыльчивого мага.

Отредактировано Loki Laufeyson (Вс, 3 Дек 2017 00:57:06)

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » the best worst thing