Тебе кажется, что удача, наконец, повернулась к тебе. Что, наконец, счастливые моменты воспроизводятся в действие, а не замирают на заднем плане. Тебе кажется. Но, между тем, есть какое-то внутреннее недоверие ко всему происходящему; неужели судьба стала к тебе благосклонна? Не сказать, что ты рассчитывал на её снисходительность в последнее время. Ты думал, что пропал навсегда и исчез с её радаров, растворившись в гнетущей тьме. Ведь за все те поступки, что протянулись кровавыми пятнами через всю твою линию прожитой жизни, ты мог получить по заслугам, лишаясь всего, что любишь. Не хочется утверждать, что ты этого заслуживаешь, но иногда карму не так-то легко очистить. Иногда на это уходят недели _ месяцы _ годы, которых может и не быть вовсе. А, разрушающее изнутри, чувство отвратительной тревоги за самого себя, не отступает. До последнего остаёшься верен себе, словно бы, больше, чем своей семье. Пора бы уже скинуть это 'я', что превыше всего, в пропасть и уступить более благородным начинаниям, что пытался зародить в тебе сын однажды. И чем ты ему отплатил? Изо всех сил постарался обернуть во тьму. Любовь обходится дорого всем, но ты даже не знал, насколько может быть опасна эта болезнь, от которой нет лекарства. Ты молился миллионам богов, ты открещивался от своих грехов под святые песнопения, ты пытался сделать из себя праведника [ на деле являясь безнадёжным грешником ]. Это то, что делает с людьми привязанность. Это то, на что способна любовь — все ужасные вещи, на которые может закрыть глаза человек, лишь бы достигнуть желаемого. Твои изначально благие намерения скатились в тёмную бездну, из которой тебя под силу было вытащить только Адриану. Именно ему. Не Эмили, не Натали, не Нууру. Только твой сын, которому ты предавал недостаточно значения. Которого ты ставил недостаточно высоко, считая свои планы истинно _ единственно верными. И уверяя себя, что делаешь как можно лучше для вас обоих. Отчасти ты был прав, ведь каждому ребёнку нужна мать, но не такими жертвами. Ты сделал своего сына сиротой, при живом-то отце. Заставил чувствовать себя нелюбимым _ нежеланным ребёнком [ он никогда в этом не признавался откровенно, но ты уверен в этом, почему-то ]... ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
устав администрация роли f.a.q фандом недели нужные хочу видеть точки отсчёта фандомов списки на удаление новости

crossfeeling

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Демон средней прожарки


Демон средней прожарки

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Демон средней прожарки
Джон Константин и Чейз Коллинз

https://static.tumblr.com/10bd60babe7c37804f81bad8d50dfc63/pqicpjp/Cn6otenhd/tumblr_static_tumblr_static_9sj01pmy4tss4s40kksk8g8k4_640.png

«

ЛОНДОН, ЛАЙМХАУС
вечер, конец августа

Твари из Ада не дремлют и вообще с трудом соблюдают режим - это было бы слишком правильно, а значит для демона - не православно. Но сегодня одной такой твари не повезло - у Джона тоже бессоница. Все было бы очень банально, если бы в опасности в этот раз не оказался некий тип по имени Чейз, и все не запуталось бы. В общем, кто там для кого и насколько опасен из этих троих?

»

0

2

Освободиться. Ему нужно было освободиться.

Он думал об этом по ночам, часами лежа в темноте без сна и буквально слыша, как растут в белках кроваво-красные деревья от недосыпа.Он думал об этом днем, пользуясь тем, что для коллег и начальства он был одинаково невидимкой и мог свободно просидеть полдня кряду, просто уставившись безжизненно внутрь своей проблемы, даже не делая вид, что жмет клавиши на клавиатуре. Он думал об этом даже тогда, когда покупал нехитрую дешевую еду на неделю и брел домой по пустынным улицах, где его тоже не замечали даже ошивающиеся по всему району чавы, только если тем совсем не было скучно. А может быть, даже чавы чувствовали, принимали своими бритыми черепами сигнал зла, аурой летавшей вокруг него. Чувствовали, что он сам себе не принадлежит. Что задержав его, они сорвут совершенно чужие и чуждые этому миру планы. Хотя, нет, конечно же никакой чав о таком не думает, просто чувство самосохранения держит его на расстоянии, не важно почему.

Но сегодня он засыпает быстро, закутанный в теплый кокон мыслей, словно мотылек. Завтра чужой план обернется его планом. Все изменится. И он сам изменится тоже. Он больше никогда не будет никчемным ни в чьих руках - ни людей, ни богов, ни непонятных сил. Завтра...

Кроваво-красные деревья поглотила тьма. Без кошмаров, без страха, без всего.

***

Он мог бы доехать на такси до места, но передумал в самый последний момент, заставив таксиста тормознуть где-то между чайнатауном и условным центром Лаймхауса. Все равно, если бы Джон не вышел из машины сейчас, таксист сам бы выкинул его метров через пятьсот-шестьсот, примерно после десятой попытки упросить его потушить сигарету. Теперь же, на свежем воздухе, можно было от души затянуться, и никто не сбивал медитацию монотонным ворчанием и матюгами на диалекте языка, которого он не знает. А помедитировать, шагая по разбитому тротуару, было над чем.

Стоило только подтвердить слухи о фальшивости собственной кончины, как тут же по его душеньку слетелись сонмы всякой странной херни, от которой приходилось уворачиваться, очень быстро ориентируясь в потоке информации. Как будто весь гребанный магический Лондон замер на дохрена сколько месяцев, дожидаясь, когда же Джон Константин наконец-то вернется домой и поучаствует во всем запланированном дерьме. Этакая рок-звезда, к которой после долгого перерыва бегут на поклон все концертные площадки в надежде, что у них-то концерт-возвращение пройдет одним из первых.

По большей части, Джону просто было не интересно: то ли Штаты плохо на него влияют, то ли тюрьма, даже комфортная (лично для него), делает его еще более неуживчивым, чем обычно, и способствует паршивому настроению. Все было либо лизоблюдством, либо какой-то несерьезной мелочью на уровне детских пакостей, либо просто от него требовалось появится и быть ради чьих-то непонятных целей. Да, он умеет перетягивать внимание на себя, но сейчас это явно не то, что нужно. Не то, что нужно было его паранойе, не забывающей выискивать за скучными предложениями невидимые глазу схемы. Жалкие, хлипкие и такие же унылые, как лето в этом году.

Наконец, устав перебирать то, что проплывало мимо (совсем не как рыба), он даже смеху ради настрочил объявление в интернете с предложением своих услуг. Никаких схем, только забавные безумцы с никогда не леченной шизофренией и несчастные, чья жизнь соприкоснулась с неприятными гостями с той стороны, но которым никто не верит. Невероятно благодарная публика. Одна старушка, чей несанкционированный властями погреб оказался одержим, попыталась расплатиться с ним микроволновкой. Или тостером. Или еще чем-то, но ввиду травматичности, это предложение выпало из памяти. В общем, прекрасно отвлекало от всей этой заварухи, которая пыталась втащить его в себя. Ему нужен был перерыв. Маленький такой рабочий перерывчик.

Но кое-что привлекло его внимание в общем потоке. Не сразу, но в тот момент, когда субчик всплыл в очередной раз в отклике на то самое объявление. Некий Джордж Драммонд. Не маг, Джон не помнил такого. Либо маг настолько ничтожный, что просто не был достаточно знаменит, чтобы отпечататься именем. Но он был очень настойчив в переписке через сайт. Даже слишком настойчив. Он не просил защитить его от какой-то потусторонней дряни, но настаивал на том, что Константину просто необходимо ознакомиться с неким артефактом, который он не может доверить никому другому, и что ему стоило больших усилий выйти на Джона, и прочая чушь. Достаточная чушь, чтобы наконец-то быть интересной.

На улицах Лаймхауса ожидаемо почти не было людей - местные предпочитали проводить вечер выходного дня где-нибудь, где не казалось, что ты в самом центре клоаки. Только деловитые китайцы то и дело пробегали мимо, очень спеша. К началу жилых улиц на окраине района исчезли и они, зато воспрянул привычный смрад Темзы летом. Можно не верить в интуицию, но определенно опытный человек всегда чует приближающуюся жопу или как минимум то, что что-то нечисто. Именно это Джон и почувствовал, как только подошел к нужному дому, который оказался не только не домом, а какой-то жалкой лачугой на участке перед набережной. Лачуга выбивалась из почти нестройного, но все-таки более-менее размерно-единообразного ряда домов не только собой, но и тем, что большую часть участка за ней занимал не то гараж, не то ангар для лодки - не то чтобы странно, особенно для набережной.

Джон постучал три раза, как было велено в сообщении - дверь открылась почти сразу.

- Джордж Драммонд? Джон. Оставим гостеприимство и сразу к делу.

***

«Не то чтобы странно, блядь, для набережной! Я просто, блядь, проверю, все лучше, чем рутина! Да просто пиздец!»

В голове не крутилось ни одной цензурной мысли, пока Джону приходилось крутиться по не то гаражу, не то ангару для лодки, прикрываясь магическим щитом от гребанного демона высшего порядка. Это было бы даже забавно, если бы не было так тупо. Он бы даже сейчас вспомнил имя антрацитово-черной твари с безглазой и вообще безлицевой головой и тяжелыми расстроеными копытами на задних ногах, если бы поток нецензурщины прервался бы хоть ненадолго. Впрочем, это все равно бесполезно - вряд ли уебок будет настолько мил, что милостиво позволит ему нарисовать пентаграмму, а потом вежливо съебется, когда его попросят.

Демон просто полыхал здровьем и силой, демонстрируя отличную диету, а еще был абсолютно не шуганным. И не желал идти даже на мысленный контакт (рожи-то у него со всем причитающимся не было) - высокомерный ублюдок! То и дело на плечи капала зловонная черная слизь - весь ангар-гараж был покрыт ей изнутри, как будто кто-то деготь с эктоплазмой смешал. Что, кстати, было неплохой идеей...

- Долго будем играть в молчанку с гляделками, дорогуша? Пропустишь время ужина!

***

«Просто, нахрен, ни слова!»

Паленым пахло так, что хотелось блевать, а потом втянуть в себя свой нос и выблевать и его тоже. Ангар полыхал почти белым пламенем, словно в него угодил метеорит из хуевых блокбастеров, радостно разбрасывая искры на песок набережной, заставляя оплавляться песчинки, и на лачугу, которая едва-едва начала заниматься, но никто не спешил из нее выбегать. Либо все уже свалили, кто мог, либо...

- Драммонд! - подавив тошноту затяжкой новой мятой сигареты, Джон распахнул дверь лачуги резко и даже удивился, обнаружив Драммонда, забившегося в угол и обнимающего свои колени. Он был сломлен, но явно не был одержим. Почему он должен разбираться еще и с этим дерьмом? - Послушай, ты...

Он вздернул Драммонда на ноги, встряхнув пару раз, чтобы привести в чувства.

- Это очень хуевый способ избавить от проблемы, знаешь ли. У тебя три секунды, чтобы сформировать в своей башке вменяемое объяснение происходящему.

Ответить Драммонд не успел - из лачуги их буквально вынесло через открытую дверь новым взрывом.

+3

3

Магические ублюдки! Напыщенные выскочки, считающие себя исключительными лишь потому, что им когда-то посчастливилось узнать о заклинаниях чуть больше, чем нихуя. В чём-то Чейз даже выигрывал, изучив то самое колдовское хуя практически, путём проб и ошибок, и срать, что поражений случалось чуть больше, чем побед. Но каждая изученная им способность теперь была смертельной. Если бы только не понимание, что его возможности не ограничивались той опробованной наощупь частью Силы, и он может больше. Намного больше. Если бы ему только хоть кто-нибудь  рассказал сверх его нихуя.

Но он вновь и вновь долбился о закрытые двери, которые частенько захлопывали прямо перед носом, сопровождаемые весьма занимательными комментариями о мамкином молоке, коротких штанишках и чем бы ему лучше попробовать заниматься с такими губками на таком личике. Ладно, стоило признать, что устраивать нашествие всех лондонских пауков в паб, по слухам битком набитому магами, так себе умная идея. Но  ведь это же  колдунские титаны, прям сверхъестественный коммандос. Что им какая-то жалкая сотня пауков? Ну... Плюс-минус пара тысяч.

Четыре месяца в Лондоне, в этом проклятом задыхающемся в смоге городе, и два имени, оба из которых привели в то же самое благословенное нихуя. Одного из них, похоже, никогда и не существовало в Англии, а единственный человек, который действительно мог сказать, существовал ли огромный негр с именем Папа Миднайт, скинул магические коньки где-то.. В Америке! Та-дамм! И приз “неудачник года” вручается Чейзу Коллинзу! В очередной, мать его, грёбанный раз!  Это конечно стоило приехать в Лондон и узнать, что нужный тебе британец упокоился точно в том месте, где ты только что был!

Драммонд оказался последней соломинкой, за которую ухватился Чейз. Жалкая соломинка, но когда из смачно всасывающего тебя болота осталась торчать только макушка, используешь любой шанс. Даже если он выглядит, говорит и пахнет как Джордж Драммонд. Однако от частящего, заикающегося ничтожества с отвратительным английским акцентом - ну а каким ещё в Лондоне?! - тянуло магией. Слабо, едва уловимо, но сверхчувствительный, как и любой приличный наркоман Чейз, точно ощущал присутствие Силы. И хоть ему было её сложно разобрать, в тех тусклых вспышках он встретил несколько очень знакомых искр. Своей собственной Силы! Никогда раньше он не ощущал ничего подобного, только у Сынов Ипсвича. И у себя. Хотя технически он всё ещё оставался в компании этих самодовольных болванов, таки же надменных, как и европейское сообщество колдунов. Похоже, спесь вкачивалась в кровь вместе с магическими способностями.

Невозможно отказаться и не проверить. Это как конченному героинщику в пик ломки рассказать о подворотне, где бесплатно раздают диацетилморфин.Хотя Чейз понимал, что Драммонд этот какой-то мутный, и рассказ его мутный, и вообще вся эта Темза, вдоль которой он ехал, мутная. И чем дальше, тем сильнее запашок просто неприятностей превращался в зловоние серьёзной переделки. Но Чейз уже не мог повернуть назад.

Дорога кончилась, пришлось оставить машину и идти пешком, прилично поплутав в нагромождении одинаковых, унылых построек барачного типа - даже не верилось, что здесь ещё живут. Словно кто-то не хотел, чтобы его нашли. Он ещё раз сверился с навигатором, свернул за угол, упёршись в тупик, хотя навигатор упорно показывал, что дорога свободна. Определённо, кто-то не хотел, чтобы его нашли. Чейз сунул смартфон в карман и, прикрыв глаза, глубоко вздохнул, расслабляясь и позволяя Силе, наконец, завладеть сознанием. Пока ещё жёстко контролируя дозу, несмотря на желание отдаться ей полностью.

“Тихо, Чейз, спокойно. Чуть-чуть. Ты сможешь справиться. Ты должен справиться!”

Он резко раскрыл ставшими совершенно чёрными глаза и поморщился. Всё равно слишком много, снова переборщил и хапнул больше, чем в состоянии выдержать это чёртово тело! А ярость ещё и подстёгивала, отключая разум и самоконтроль. Но зато больше не было тупика. Чейз прошёл прямо сквозь то, что лишь казалось стеной и оказался на набережной, тут же утонув почти по щиколотку в грязном, рыхлом песке.

- Ох, твою… - поморщился он, зажимая нос .

Запах сшибал с ног. Какая же тварь здесь пряталась, что могла настолько надёжно прятать своё убежище? По-крайней мере Драммонд не соврал. Здесь действительно была настоящая магия. Вот только что-то подсказывало Чейзу, что ему не слишком понравится с ней встречаться. А значит определённо стоило проверить, что там. Продравшись сквозь тупик, он оказался позади дома, о котором говорил Джордж - кстати, а почему тот его не встретил?! Ладно, дойдёт сам, не нежный.

А может и нежный.

Чейз остановился как вкопанный, когда понял, мимо чего шёл, загребая песок ботинками. И медленно повернул голову, убедиться, что не ошибся.

- Бля… - выдохнул он, нервно моргнув. Не помогло, Сила ещё текла по венам, смешиваясь с кровью предков и давала возможность видеть. Но лучше бы он ослеп. - Бля! - сглотнул, отвернулся и стремительно пошёл в сторону покосившегося, полуразваленного дома, который по-настоящему выглядел куда-как прочнее, чем казался.

Это не его проблемы. Он не станет выяснять, кому именно принадлежали все те конечности, небрежно наваленные в несколько куч. Зато теперь понятно, почему здесь пахнет, как в скотобойне. Сколько реально тел лежало под закрытым с трёх сторон навесом - даже приблизительно сказать сложно. Чейз насчитал около десятка разного размера рук, прежде чем его отчётливо начало тошнить. Он просто найдёт этого скользкого упыря и задаст ему пару вопросов. В жопу трупы! Не его проблемы. Его проблемы - контроль Силы. Которая с каждым шагом к дому начинала словно сходить с ума. Только один раз он чувствовал такое. Когда Калеб швырнул в него заряд, слитый из собственной Силы и отца. Тогда удар прошёл сквозь тело, сквозь каждую клетку чудовищной болью. Корёжило всё: слабую человеческую оболочку, разум и магию. Слишком сильную магию, помноженную на четыре, и Чейз понял, что не справится, не сможет выдержать, даже если он и останется в живых, то это точно сведёт его с ума. К дьяволу  сверхмогущество! Он сбежал и ещё несколько дней скулил как побитый щенок, размазывая по лицу сопли вперемешку с гордостью. О, тот урок он выучил навсегда! И зарычал от ярости, на мгновение решив, что Калеб нашёл его, собираясь добить.

Сила злобно выплеснулась, вырвавшись из-под контроля, застилая глаза и разум. Чейз с трудом остановился возле дверей, собирая себя в подобие порядка. Не мог там быть Дэнверс, не те оттенки. Он не понимал сам, как разбирает, но Сила сынов Ипсвича ощущалась будто с примесью, грязной, а эта как очищенный дистиллят. Эталон. Наркоман со стажем всегда сможет отличить качество дури даже на взгляд. А здесь был совсем не взгляд. Чейза словно окунули в бочку с порошком, и он обнюхался, обожрался и обкололся разом, словив билет прямиком на Альфа Центавра. Он стоял, купаясь в Силе, наслаждаясь ей, каждой частичкой проходящей сквозь него энергии, а руки сами выхватывали из пространства заряд, собирали его, сворачивали в магическую бомбу.

И куда он мать её собирался потратить?!

Мир содрогнулся, бросив тело вперёд, и взорвался болезненно-ослепительной вспышкой. Чейз на несколько минут ослеп и поэтому сначала только ощутил, как что-то пролетает мимо него. А когда отплевался от песка и разогнал в голове муть, выплясывающую безумный канкан, то ещё и услышал. Отборный мат с чудовищным британским акцентом.

- Ёбаный в рот, - прошептал он, подняв голову и уставившись на то, что выползло из лачуги.

Это. Был. Не. КАЛЕБ! Подавив первое желание завизжать, как всё женское общежитие разом, увидевшее мышь, он начал поспешно собирать носящиеся с воплями  туда-сюда по набережной хорошие мысли. И плохие. И вообще любые, потому что надо было что-то делать, кто-то должен был что-то сделать, и мать вашу, надо было что-то делать! Чейз всё-таки заорал, позволяя Силе сорваться с рук и со всей дури шарахнул по твари - это что, что это,  мать его,  ТАКОЕ?! - зарядом, получая свою долгожданную дозу магической наркоты. И наконец-то отпустила ломка, разум, зажравший кайф, отправился в Альфа Центавру, а Чейз начал думать. Лихорадочно оценивать обстановку, выяснять экспозицию и расстановку сил. Пока силы расставлялись как-то хуёво. На одной стороне - неведомая жуть, с трудом откинутая назад такой мощью, которой он мог бы вынести пару демонстраций и революцию. На второй - потрёпанный жизнью и взрывом мужик, который пока справлялся примерно как никак. И то чувство, что ещё не отмерло на жопе у Чейза, рекомендовало присоединиться сейчас к мужику, потому что та сторона не выглядела хоть сколько-то способной к переговорам.

И ещё Драммонд. Копошащийся в песке Драммонд, явно прекрасно знающий, что за нахрен сейчас происходил. Ладно, в жопу Драммонда! Есть проблемы существеннее. Конечно, был вариант сбежать и пропустить всё веселье, но… Пропустить всё веселье, когда Сила оглушающе ревела в насквозь закайфовавших мозгах? Да ни за что! Чейз подскочил к мужику и, схватив за шкирку, вздёрнул на ноги.

- Бля! - Перестарался. Спокойно, Коллинз, всё будет, поставь мужика на место. - Слыш, ты! - закричал он, перекрикивая вой в своей голове и тряся жертву за воротник. - Я надеюсь, ты знаешь, что с этой хуёвиной делать, потому что сейчас она вернётся и будет ещё злее, чем была!

+3

4

В голове тянулась одна бесконечная высокая нота, протянулась от уха до уха и пилила мозг. Или то, что от него осталось после удара о - слава чему-нибудь - не засыпанную гравием площадку перед входом в лачугу. Драммонд знатно смягчил удар, но явно потерял сознание, как и планировал еще в момент, когда Джон пытался вытрясти из него хоть что-то, чтобы понять, какого хера происходит. Кроме очевидного, конечно же - черная слизь, которой было так щедро намазано в логове демона, прекрасно горела. А когда загоралась и нагревалась до определенной температуры - еще и прекрасным образом взрывалась.

Джон осознал, что все это время глаза были закрыты, и попытался их открыть - может быть, тогда его перестанет штормить и мутить, как после бутылки паленого вискаря. Но очень наивно было так думать - свет резанул по глазам, но не так сильно, как плывущая и дрожащая картинка. Вместе со зрением как будто вернулось обоняние - снова жуткий смрад от паленой слизи, смешанный с запахом земли под его носом. Это полная задница. Ему нужно было срочно подняться, проверить, жив ли Драммонд или откинулся еще в полете, а дальше начать решать проблемы по мере их поступления.

«Давай, Джон, это же так просто: берешь одну руку, упираешься ладонью - вот так - переносишь на нее вес и поднимаешься, потом на локоть... Блядь!»

Конечности плохо слушались, зато Джон увидел, что они пропахали по дворику немало вместе с Драмондом. Мутило от запаха и головокружения. Предсказуемо, в первую попытку он шлепнулся обратно. И предсказуемо, рев взбесновавшегося демона, использовавшего взрыв, чтобы эффектно появиться, как ебучий герой боевиков восьимидесятых на арене, разнеся в щепки то, что стояло за унылой лачугой Драммонда, нихрена не помогал смотивировать и скоординировать тело быстрее. У него могло быть время, а могла оставаться лишь пара секунд. Он прикоснулся ладонью к земле, нашептывая несложную защитку вокруг них с Драммондом. Не особо сильно поможет, если их решать сожрать заживо, но лишним не будет. Заклинание проясняло мысль, и даже изображение перестало пытаться быть тридэ без очков, соединившись в одну картинку.

Их все еще не жрали заживо, зато шума было дохера, и теперь Джон мог видеть и вставшего на задние ноги очен злого демона, в которого врезается... нечто, очень сильно похожее на заклинание.

«Что за хуйня?»

И это относилось примерно ко всему. Для начала, черная тварь покрылась прожилками в цвет огню, которым горела черная слизь. Вторым пунктом хуйни было то, что случившееся ее только разозлило. А третьим - запущенное неизвестно кем заклинание - разозлило вдвойне, настолько, что тварь даже отрастила пасть где-то на горле, чтобы возмущенно реветь в продолжавшем взвиваться вверх пламени.

- Не рыпайся, Драммонд.

«Иначе я еще на тебя и наблюю от этого мельтешения...»

Очередная попытка встать увенчалась успехом, и его даже не сильно мотыляло, только, кажется, он упустил кое-что еще - источник другого магического заряда, который теперь держал его за шкирку, как паршивого пёселя. И сила парнишки вместе с цветом его глаз как бы намекали.

- Так нехуй было ее злить! Ты вообще что еще за оно? - резонный вопрос, хоть наверное, и не тому, кого подозреваешь в вождении демона. Ну, или очень неумелом вождении демона, если уж пацанёнок спрашивает, что делать с этой фигней. - Ложись!

Джону пришлось приложить немалое усилие, чтобы потянуть это внезапное оно вниз, к Драммонду. Минус этого долбаного заклинания - радиус, а так как он создавал его лежа, пришлось покорячиться, зато метко пущенный в их щебечущую комапнию демоном зяряд почти белого пламени разбился о голубоватый барьер.

- Двигайся, нахрен! - сразу же после Джон пихнул пацана, чтобы поднимал задницу и бежал.

Барьер выдержит всего одно попадание, максимум два - положиться на него не было смысла, только на свои же ноги. Он только и годится, чтобы прикрыть Драммонда еще разок.

- Нужно изгнать эту штуку. Нужно время! - вот уж он не знал, что проще в такой ситуации - попробовать нарисовать пентаграмму, которая может не сработать на такой откормленной твари, или попытаться найти ее уязвимость, или попытаться вспомнить, КТО это вообще. - Что ты видел?

Неизвестный явно пришел, не как порядочный человек с парадного крыльца, он мог заметить что-то за на заднем дворе рядом с ангаром. Что угодно могло бы быть подсказкой.

«Тройные копыта, слепота, черная слизь, один слабый хозяин или подчиненный. ну же!»

Один плюс - тварь была не особо быстрой, пусть и передвигалась на четырех ногах - она словно вязла в песке, и ее движения были ленивыми и какими-то не очень направленными. Демон словно уже начал терять к ним интерес после первого же неудачного промаха... Или просто начал очень сильно интересоваться окружающим миром.

В комнате все было заблевано слизью, вероятно, демон видел только кормежку и Драммонда и не выходил в свет. Джон бы тоже был расстроен, если бы у него не было повода примерить свой новенький смокинг, выйти в высшее общество и терпеть толстяка Драммонда. Неудивительно, что настроение у твари так себе. И теперь ее очень интересовал соседний ангар, от которого ветер приносил едва уловимый химический запах. Химический запах. Лаймхаус. Кэнэри Уорф рядом. Китайцы...

«Твою мать, это просто смешно!»

Отредактировано John Constantine (Пн, 6 Ноя 2017 01:17:30)

+3

5

- Вообще-то оно уже было злое, когда я пришёл! - рявкнул в ответ Коллинз, отвлекаясь и теряя равновесие, потому что его что-то уронило. Он грохнулся на это что-то, придавливая к земле. -  Я - Чейз! Может, мы потом познакомимся?!

“О, ну просто фонтан! Что ты несёшь, придурок!”

Чейз ещё не слишком привык, что теперь по документам его звали Колином, и в стрессовых ситуациях путался. Как сейчас. Но сложно было не запутаться. Когда по тебе шарашат заклинаниями и вокруг будто третья мировая началась. А когда начинается третья мировая и кто-то велит бежать, то надо поднимать задницу и бежать! Быстро и далеко. Он рванул по набережной в сторону от ебучего апокалипсиса, прячась за кучей строительного мусора с досками и первёрнутыми железными бочками. Прекрасное место, чтобы окопаться и пересчитать всё ценное своё. Подвинулся, гостеприимно давая место новому знакомому. И ещё одному старому.

- Драммонд мерзкий ты ублюдок! - заорал Чейз, заметив того, по чьей вине тут в помойке рыл окопы. - Он заманил меня сюда! Знал, знал что она здесь сидит, и хотел, чтобы я пришёл! Знаешь,что я там видел? Да дохуя я там видел, чего я там только не видел! И в топе того, что я видел, ангар с кучами наваленных человеческих запчастей! И судя по запаху, разбирали их давно и дохера сколько раз!  Урод! Радуйся, что сейчас есть вопрос поважнее! Потому что потом я точно тебя прибью!

Прибить Драммонда мешал только путающийся под ногами мужик - да кто он нахер такой?! - и действительно более серьёзные проблемы, например, такие как жопоголовая тварюга, оставшаяся у лачуги. Он выглянул из-за укрытия, смотря, куда та делась.

- Эй мужик, - Чейз вцепился в бежевого тренча нового знакомого, дёргая за него. - Куда она пошла? Что она собралась делать? Зачем она туда идёт? Бля-я-я…

Чейз застыл с отвисшей челюстью. Похоже, сегодня он увидел магии чуть больше, чем мозг мог разово воспринять без вреда для психического здоровья. И если бы его психическое здоровье уже не было бы подорвано магическим передозом, то наверное его бы уже вязали в симпатичную гусеничку с игривым бантиком на спине. И дальше только белая комната с мягкими стенами.

Штука, вырвавшись из ангара, пока они разбирались с личностями друг друга, доковыляла до соседней лачуги и просто вынесла дверь с частью стены, всполошив людей внутри. Людей с оружием. Которые теперь хаотично метались, круша всё вокруг и стреляя. Выстрелы глухо долбили по и без того заложенным ушам: “бух, бух, бух, бухбухбух” сливаясь в одну сплошную очередь. Чейз флегматично наблюдал, как тварь, игнорируя пули как факт, подцепила конечностью одного из стрелявших, подтащила к себе и, придавив к полу другой, оторвала ногу. Медленно, под оглушающие вопли, перекрывшие даже грохот канонады, ломая кости, выкручивая из сустава, раздирая плоть и ткань. Оно не стало есть жертву, откидывая бывшую часть ещё живого человека в сторону. И принялась за вторую. Ногу. Чейз судорожно сглотнул. Вопли превратились в визг, бесконечный, непрекращающий визг. Выстрел, и он заткнулся, погрузив набережную в тишину. На несколько секунд стихло всё, даже волны беззвучно разбивались о каменный берег набережной. 

Можно было сваливать. НУЖНО было сваливать, оставив мужика разбираться с этим. Но стоило ли искать настоящую магию, чтобы сбежать, трусливо поджав хвост, потому что она оказалась не столь волшебной, как у маленьких разноцветных пони?  Один раз он уже бежал. А здесь за пять минут узнал о мире колдунов больше, чем за всю свою жизнь. Ну уж нет, он останется и попробует сделать хоть что-то. А сбежать успеется всегда.

-  Оно как будто жрёт боль, - Коллинз чёрно посмотрел на всклокоченного британца. - Специально их мучает.  Я попробую его остановить,- качнул он головой, глубоко вздыхая и обращаясь к Силе. Обдолбанно улыбнулся, когда она послушно отозвалась и впрыснула в кровь очередную дозу. Разве можно слушать разум, думать о последствиях и разрушении тела, когда тебе буквально говорят - колдуй, давай, сейчас можно. Только раз. Один единственный разик, а потом, конечно, он будет хорошим и осторожным мальчиком. - Только давай, быстрее, я не уверен, что у меня получится.
 
Чейз развернул руки ладонями вверх, создавая из Силы энергетический удар, сворачивая и усиливая его. В прошлый раз он штуковину не слишком впечатлил, что ж, у него в арсенале есть парочка забавных фокусов. Шумно выдохнул, набираясь решимости, и двинулся в сторону обедающей твари. Чуть затормозил, проходя через что-то, напоминающий магический барьер, даже на мгновение запнулся, выдирая себя из силовых линий, сплетённых в сложный узор. С ума сойти!

Приход ударил резко, сильно и восхитительно-остро, принося знакомое ощущение всесилия и блаженства. Слишком много Силы, он словно догонялся, вводя в вену всё больше и больше расплавленных на ложке белых кристаллов яда. Чейз решительно и быстро пошёл в сторону лачуги, где почему-то уже не стреляли и почти не кричали. С дурацким смешком подумал о том, что отходняк накроет по самые уши. И швырнул в тварь зарядом Силы. Со спины, даже не собираясь предупреждать или быть сколько-то честным. Честные такие сражения проигрывают.

Тварь обиженно взревела и небрежно отбросила в сторону окровавленные остатки чего-то, что уже даже не напоминало человека. Но они всё равно продолжали выть и дёргаться от боли, оставаясь в сознании! Как можно было не сдохнуть от болевого шока?!

“Не думай, Коллинз. Просто отвлеки её”.

Чужая Сила врезалась в грудь со скоростью Евростара, опрокидывая навзничь. Слишком быстрая и мощная, чтобы успеть среагировать. Чейза потащило вперёд, он пытался тормозить, цепляясь руками за почву - гениальная идея! - но продолжал скользить по рыхлой поверхности, загребая песок блейзером, пока не влетел в полуразрушенную лачугу, грохаясь на живот прямо перед тварью.

О-хре-неть! Погулял по пляжику. Спросил про магию!

Он с трудом поднялся на ноги, помогая себе руками и поскальзываясь на чёрной слизи, вперемешку с ошмётками человеческого мяса, и огляделся. Что ж, теперь понятно, почему всё затихло. И чем так увлечённо была занята штука. Не смог сдержать короткого, истерического смешка, оценив юмор Мироздания. Под подошвами захрустело разбитое стекло, кто-то глухо застонал, кто-то недожёванный и недопорванный. Кого-то явно задело шальными пулями, что отскакивали от твари и от стен. Кого-то… сложно понять, что с ними случилось, а Чейз не хотел это понимать. Ему было достаточно того, что он видел. Теперь он хотел это забыть.

С резким хлопком отвалилась часть металлического стола и обрушилась на пол, ломая трубки колб и пробирок, заливая всё вокруг едким химическим запахом. Наркотики! Отличненько. Наркоман в подпольной нарколаборатории. Смешно. Обхохочешься! 

И тихо.

Так тихо.

Как в могиле.

Чейз медленно повернул голову и посмотрел в лицо Ада. Даже с поправкой на то, что у этого не было лица.

- Идиот… - прошептал, делая шаг назад.

Что-то зацепил ботинком, не глядя, отодвинул в сторону. Не надо, не хотел он знать, что там хрустнуло под подошвой.  И ещё один шаг. Ещё два. Тварь не двигалась. Вообще. Как статуя, высеченная из грязного камня. Но Чейз чувствовал её взгляд, тяжёлый, пристальный, злобный. И заинтересованный. Его словно разбирали на атомы и собирали обратно в различных комбинациях, прикидывая всевозможные варианты Чейза Коллинза.

Он потянул на себя Силу, разогревая воздух вокруг. Может, получится эту штуку сжечь? Если не получилось ударить? Огненный шар в ладонях чувствовался раскалённым маленьким солнцем, обжигая даже своего владельца, но он всё продолжал и продолжал его наполнять, пока не стало больно держать. С со всей Силой кидая его в тварь, Чейз всей своей чёрной душонкой надеялся, что мужик там не овсянку ест с пятичасовым чаем, иначе половине Лондона придёт пиздец.

+3

6

- Да я не то чтобы собирался, солнышко.

Джон криво ухмыльнулся и побежал следом за новым знакомым, который, может статься, не долго будет знакомым и вообще живым. Не очень, в общем, Константин любил знакомиться при таких обстоятельствах, даже с симпатичными смазливыми мальчиками, очаровательными в своем гневе. Из невероятно эмоциональной речи паренька он выудил главное - демон не жрал конечности. Дополнительный штришок в картину. С ними такое бывает и очень индивидуально, как некоторые люди прям - кто-то после себя большой огрызок от яблока оставляет, кто-то вот не ест конечности. Косточки мелкие, наверное, в горле застревают.

Что он все еще здесь делает? Технически, это даже не его проблема. Драммонд хотел скормить его демону, он сделал все, чтобы спастись, и ему это удалось. Он победитель, Драммонд лох, разозливший господина, которому сам продался и теперь должен ему мзду за строптивый ужин. Мзду демон забрал в виде отчаянно отбивающейся лаборатории мета. Не велика потеря. Да вообще все, что тот сможет найти в Лаймхаусе, кроме, пожалуй, одного борделя - нечто только внешне претендующее на бытие разумным и достойным человеком. Биомусор, сам решивший стать биомусором. Адская кара пришла к ним чуть раньше, чем наступила смерть, не самая великая несправедливость.

Джон прислонился к бочке и комфортно устроился задницей в песке набережной, доставая сигареты из внутреннего кармана вместе с зажигалкой.

- Вот сука... - часть сигарет в пачке сломалась при падении, и пришлось поискать среди обломков хоть одну выжившую.

Наконец, он выудил одну, опаляя кончик пламенем зажигалки. О да, затяжка - это определенно точно то, что ему нужно после вероятного небольшого сотрясения мозга. Даже как-то отвратительные вещи со слухом стали враз не такими мерзкими и очень даже терпимыми. Чертов Драммонд тоже был тут как тут и нарушал Джонову идиллию своей отвратительной одышкой и в общем и целом полуобморочным состоянием. Большая, жирная бесполезная личинка, опарыш, не стоящий ничего ни как маг, ни как человек. Но это внезапно очень живучая личинка. Константин надеялся, что тот останется лежать под хрупким куполом перед домом, а не побежит с ними на набережную - демону все равно на него было побоку, но недоколдуна погнал за ним и странным парнем - Чейзом - стадный инстинкт, и теперь он сопел рядом.

Джон же предпочел игнорировать его немые взгляды и внимательно рассматривал офигевавшего паренька, ворвавшегося в его рутинный сюжет с очередным гостем из Ада. Паренек - потому что никак по-другому и не поворачивался язык назвать. Буквально, прямо из-за парты. Да, кажется старше, чем многие сверстники, но в принципе Константин бы не удивился, если бы еще вчера тот делал домашку по математике и жаловался на то, что у него ничего не происходит в жизни и даже радиоактивного паука под рукой нет, чтобы исправить ситуацию.

Кстати, задница отличная.

Он щелкнул зажигалкой, раз-другой, отвлекаясь на привычный звук, чтобы проще было игнорировать то, что происходило буквально под носом и проще думать, но внезапная истерика этого Чейза все равно прервала мысль, как и то, что тот опять начал пытаться его мутузить.

- А сам как думаешь? - вместе с ответом Джон выдохнул целый клуб дыма прямо в лицо нового знакомого. - Драммонд кормил его готовеньким, теперь ему хочется поохотиться. Кстати, Драммонд, может ты будешь так любезен, что хотя бы скажешь имя нашей приглашенной в мир живых звезды?

- Я... Я не знаю... Я не думал, что кто-то придет на зов... Я...

- Заебись. Всем бы так работать.

- Они все должны были заплатить!.. За все мучения... Ненавижу. Ненавижу это все...

- Ой, блядь, началось нытье, снова здорово! Сделай одолжение и... Стоп. "Ненавижу". Ну конечно!

Мозаика начала складываться, как только у него появилась канва. Так всегда бывает с паззлами, сначала начинаешь складывать рамочку с очевидными плоскими сторонами, их проще найти в общей горке, а затем можно и мясо наращивать. Демона Драммонд не знал, но дал ему много мяса сейчас, чтобы сузить поиски как минимум до одного раздела демонологии - его обитателей притягивает ненависть местных, а там уже бери в оборот и можешь стрясти с них то специфическое, что нужно для питания. Единственное, чего не было у его почти собранного паззла - так это лица. По озвученным деталям, в том числе Чейзом, как-то все никак не подбиралось имя.

Звуки стрельбы ходили по воде и вдоль берега Темзы - к моменту, как демон закончит, там будет очень много алиби для того. что здесь произошло. Взрывы, лаборатория мета, кто-то прикрутит наверняка что-то про экспериментальные наркотики и заигрывания с модификацией оружия. Потом кто нибудь на ВВС подсуетится, и к этому еще добавятся и не поделившие что-то с конкурентами террористы. Все будет зависеть от того, о чем будет выгоднее говорить в момент репортажа и на что давить, закрывая бреши.

Стоило Чейзу произнести что-то про боль, как в голове тут же щелкнул взведенный курок. У него есть имя, и это даже может сработать. У него есть имя, и странный пацан в качестве приманки. Совсем странный, и измененный цвет глаз - последнее, что, если честно, волновало Джона в нем. В его поведении было что-то неуловимо знакомое и тревожащее в их ситуации. Что-то из того прошлого, когда приходилось жрать наркоту даже тогда, когда ты категорически против пожирания наркоты, потому что это сбивает твой магический фокус. Оставалось надеяться, что если парниша и обдолбан, то достаточно опытен, чтобы контролировать себя и как минимум не оказаться сожранным в первую же минуту.

Он кивнул Чейзу, поднимаясь с песка, и пока тот двинулся в сторону наслаждающейся деянием лап своих твари, Джон меланхолично побрел к линии воды, но остановился примерно посреди грязновато-серого "пляжа". Не менее меланхолично он поднял какой-то длинный обломок, оставшийся от имущества Драммонда, определяя центр. Итак, начиная с малого круга и защиты, а главное - аккуратно и не черпать носками ботинок песок. По-хорошему, неплохо бы это делать краской. По-хорошему, нет никакой гарантии, что при попадании в печать все не пойдет по пизде из-за разметавшихся символов и не случится бреши. По-хорошему... надо тоже прекращать ныть.

"Наведем-ка мы на все это дело в конце немного магического фиксатора пространства!"

Совсем не для того заклинанание, но импровизация - это его конек. Времени прорабатывать кучу защит просто-напросто не было - Джон просто придерживался своего же стандартного шаблона, завершив печать за пять кругов. Единственная персонализация, которую он мог себе сейчас позволить и разгуляться - это трижды вплетенное в печать имя демона - Андрас.Кое-кто из его многочисленных знакомых уже сталкивался с этой назойливой херней. Андрас обладал бессмысленной настойчивойстью риелтора и был примерно так же бесполезен. Приходилось гонять его ссаными тряпками, когда он пытался прийти на зов. Видимо, кто-то настолько непопулярен, что готов на все.даже вопреки адским правилам. Жалкий ублюдок. Опасный и жаждующий внимания жалкий ублюдок. Высокомерный к тому же.

Последние штрихи свивались в одно заклятье, как змеи по весне, превращая печать в подобие твердой площадки и однвоременно маскируя ее под под пляж, каким он был до этого. Осталось добыть демона. До этого у Джона отлично получалось игнорировать почти все, что происходило на отдалении: пока был шум, можно было судить о том, что паренек пока еще жив и играет в тварью в танцульки. выигрывая время, но теперь Константин насторожился - стало слишком тихо.

- Блядь, слишком рано!

Мысленно отметив расположение своих трудов, он рванул к замеревшему и рассматривающему что-то демону.

- У вас что там уже, свидание? - громким звуком и топотом он надеялся привлечь к себе внимание, но у Чейза был более действенный метод.

Огненное заклинание со всей дури шарахнуло по твари, инерция заставила ее просесть в коленях, но, кажется, это и все - прожилки на шкуре только раскалились на мгновение добела, снова поглощая жар и энергию. Да, вероятно, к огню Андрасу не привыкать... Песок вокруг демона о такого жара превратился в стеклянные сосульки, и, кажется, он заметил кое-что интересное, прежде чем метнуть еще одно огненное заклинание - вот теперь-то на него обратили внимание. Даже сложно сказать, почему. Тварь выглядела такой расстроенной, как будто ее оторвали от чего-то интересного...

Он в любом случае потом подумает на предмет доли шутки в своей шутке про свидание, а пока надо было дать деру. Кажется, Андрас был не только медлительным на все свои четыре ноги и грузное тело, но и мозгами особо не блистал, потому что никакого подвоха в бегущем Константине и куске пляжа он не почувствовал, несясь прямо, как стрела, оставляя за собой след из уже известной черной слизи и крови. Притормозил он только тогда, когда шарахнулся в невидимую стенку другой стороны магического круга.

Что-то было не так. Запястья выкрутило, словно застарелым ревматизмом, и Джон невольно издал стон.

- Твою мать! Чейз!

"Давай, живи, мелкий засранец, ты будешь сейчас очень кстати!"

- Чейз! Не работает, Драммонд его слишком раскормил! Его нужно ослабить, кругу не хватает сил!

Демон как будто застрял между, это даже выглядело как глюк, как зависание в компьютере. Он упорно не хотел проваливаться обратно домой, но и своими дергаными, размывающимися движениями не мог порушить печать истинного имени. Поэтому он разрушал мозг, пользуясь связью Джона с незавершенным обрядом. И это было блядски больно. Джон сощурил один глаз от очередного "отката", затягивая себе в помощь малый экзорцизм монотонным голосом.

Из головы не шел эпизод, как демон отдергивал не защищенную копытом лапу от стекляшек. Странно, он ведь поглощал огонь, которые, вероятно, делал его шкуру только прочнее в довесок к тому, что он еще и надрался сейчас своей любимой энергии. Он не помнил, чтобы у стекла вообще в отношении кого-то были подобные свойства. Или же дело не в стекле, а конкретно в этом стекле, которое появилось после того, как Чейз шмальнул огненным заклинанием так, что у Джона даже волосы на загривке встали дыбом.

- Он уязвим для всего, что рождено в огне!

Всего пара ранений, и демон уже не сможет сопротивляться затягивающей его воронке. Если у Чейза не получится, придется как-нибудь извернуться самостоятельно.

+3

7

- Что за?..

Почему не работала его магия? Почему эта тварь словно впитывала её всей своей шкурой и издеваясь, просила ещё? Новый огненный заряд влетел в бок разъярённой штуковины, отвлекая её от Чейза. Круто, мужик и это умеет? По-тря-са-ю-ще. Сходил на пляж.

Спросил про магию!

Чейз бросился следом - идиот, да, - и остановился как вкопанный, ослеплённый яркой вспышкой заклинания, в которое врезалась жуть. Защитный барьер? Или что это? Тварь билась об стену, а мужик… Мужик как-то хреново выглядел.

“Кто. Ты?..”

- Что?

Оглянулся, не сразу понимая, откуда шёл голос. А потом понял. С ним заговорила та штука, прикасаясь прямо к Силе. Он чувствовал. Чувствовал, что его ощупывают, трогают и изучают. Пролезают в разум, шарят по закоулкам памяти, вытаскивая всё сокровенное и хорошо спрятанное. Отец. Опекуны. Калеб. Мишель. Он дёрнулся, как от боли, с усилием вышвыривая пришельца из своих воспоминаний.

“Иди нахуй!”

"Чейз… Чейз.  Чейз. чейзчейзчейз…”

Голос в голове обволакивал, тянул к себе, нашёптывал, не давал вырваться и сбивал. Отвлекал. Будто мягкие, мамины объятия, дарил тепло и ласковую заботу. Его хотелось слушать. Радовать. Подчиняться. 

“Иди ко мне, Чейз. Присоединись. И я дам тебе силу, о которой ты и не мечтал. И никаких последствий, ты же этого хочешь. Попробуй. Возьми её. Просто служи мне. Такой сильный. Смелый. Вдвоём мы сможем всё. Я дам тебе всё…”

Соблазн.

Разве можно сопротивляться, когда по телу прокатывается Сила, окутывая каждый участок тела, согревая и наполняя привычной уже эйфорией, но только в несколько раз  сильнее. Чистейшая, первозданная магия. Товар высшего качества.

Чейз глубоко дышал, разведя руки и впитывал подарок твари - никогда раньше он не получал столько власти и могущества. То, о чём мечтал. То, что пытался отобрать у Калеба. И даже больше. Невероятная Сила, дающая невероятные возможности. И всё, что надо было сделать, это выбрать демона, принять его, заключить контракт и помочь вырваться из ловушки. Как когда-то Драммонд помог вырваться из Ада. Демон. Понимание обожгло вспышкой - демон. А значит, за дар требовалось платить. Верно служить своему господину, удовлетворяя все его желания. На коленях. Словно послушный слуга. Безмозглая кукла.

Раб!

В груди заклокотала ярость, поднимая Силу и увеличивая её ещё больше, уже даже не на пределе, давно за гранью физических возможностей тела Чейза, и если бы не демоническая защита, он бы уже сдох от её передоза, корчился бы в безмозглых конвульсиях, распадаясь и полностью сойдя с ума. Нет! Чейз Коллинз служит только себе! Не подчиняется никому! Не расплачивается своей свободой ни с кем!

Его тряхнуло, когда Сила сорвалась с рук - потрёпанный мужик что-то кричал, и что-то бормотал, и ещё кричал, что-то про стекло, а Чейз собирал заряд, скручивая магию с ненавистью, яростью, страхом и всем, что чувствовал сейчас, дикой смесью выворачивающих наизнанку эмоций.

“Стекло? Будет тебе стекло!”

Он выдрал расплавившийся пласт песка, ударил, раскалывая в воздухе стекло на острые куски и вдарил сверкающим крошевом по твари. Берег содрогнулся от оглушительного рёва раненого демона, смешанного с визгом и рычанием. Чужая Сила обрушилась словно молот, выбивая воздух из лёгких и швыряя на землю. И ещё удар. Ещё! Чейз задыхался, пытаясь отразить крушащую рёбра магию, но против такого противника он был слишком медлителен и слаб. А Сила почему-то отзывалась на демоническую, будто принадлежала ей. Как будто эта адская тварь и в самом деле была её… хозяином? И подчинялась, сбивала с ног, схлёстываясь с чужой энергией, и помогая ей втащить его в центр круга, сдирая песчинками кожу под задравшимся блейзером.

Да что ж здесь творилось, то?!

Чейз с трудом втянул в себя колючий воздух и потянул на себя Силу, разворачивая телепортационное заклинание, но не успел, пригвождённый когтистой лапой за шею. Чёрные острые крюки впились в кожу, рассекая её и сжались, душа. Он слышал, как затрещала его трахея, раздавливаемая о шейные позвонки. Сука Калеб. Не сдох. Не самая лучшая предсмертная мысль, но других не завезли. А нет! Ёбанный мудила в плаще, лучше б ты сдох!

Твою блядскую мать! Какого хера этот мужик там так долго возится?!

Лапа дёрнулась и остановилась, прекращая давить, сократилась и снова разжалась, как будто… Как будто не могла закончить начатое! Как будто не могла убить! Хотела, но что-то мешало ей дожать до конца. Чейз смотрел прямо в раскрытую пасть, с которой на него капала липкая, чёрная слюна, морщась от мерзкого запаха, как вдруг по его лицу прошёлся горячий, вязкий язык, оставляя за собой зловонный след.

-  Бля-я-я…

-  Па-а-атнем, - раззявив пасть, проскрипела тварь, с трудом выговаривая человеческие слова. - Пр-мой пото-омок. Как интерес-с-сно. Так вот что получило-о-ось. А ник-то и не знает. Тебе понадобится помощь, слышишь, Че-е-е-ейз. Когда всё случится, тебе нужна будет помощь. Иди ко мне. Я помогу. Тебе-е-е…

Чейз заорал, когда зубастая пасть без глаз и всего, что могло напоминать хоть какое-то лицо, начала приближаться с высунутым языком, словно хотела то ли сожрать, то ли ещё что-то намного хуже, чем сожрать. Он забился в ослабевшей хватке демона, пытаясь выползти из под туши.

- Сука! Блядь! Какого хуя ты там возишься, мудак! - закричал он, отталкивая тварь, обрезая пальцы о клыки и отдёргивая их от облизывающего языка. Блядская тварь его... Ох ты ж жопа мира! - Убей её!! Убери её от меня! Да сделай ты уже хоть что-нибудь!

Похоже ужас запустил пусковой механизм так и не сработавшего заклинания, и Чейза буквально разнесло на атомы в пространстве, выдёрнуло из-под демона и собрало обратно в полуметре от начальной точки. Хотя Чейз предпочёл бы сейчас оказаться паре сотнях миль от этого пошедшего по пиздецу бардака. Но возле твари с его Силой творилось что-то совершенно непредсказуемое. Он грохнулся на песок, в очередной раз лишаясь воздуха, потому что словно влетел в стену, в ту же самую, в которой увяз демон. Но, по крайней мере уже хотя бы не под ним. Он встряхнул гудящей головой, в которой до сих пор звучал манящий голос и мешались обрывки завлекающих фраз, будто драгдилер уговаривал попробовать новый сорт наркотика, который и чище и вставляет круче. Только чуть дороже стоит. Но Чейз больше не верил распространителям дури. С трудом продрался через поставленный мужиком барьер - что ж это за херня то такая?! - и вывалился наружу.

- Че-е-ейз… - Тварь не сдавалась, продолжая уговаривать помочь ей. - Ты даже не представляешь, что произойдёт. Не пред-ставля-я-яешь.. заче-е-ем…

-  Свали, - буркнул Чейз, поднимаясь на ноги и вытаскивая из песка оставшиеся осколки стекла. - Свали в Ад!       

Он боялся, что Сила не пробьётся через поставленную защиту, что не сможет дотянуться и ударить достаточно мощно, чтобы попасть в демона. Но нет, острые пластинки сплавившегося песка послушно взмыли в воздух, подчиняясь воле Чейза и влетели в уже и без того израненное тело, хотя и с большим усилием, чем обычно. Что бы ни установил мужик, это блокировало не только того, с кем они боролись, но и самого Чейза.

- А вот теперь оно точно разозлилось, - с каким-то заторможенным восхищением он наблюдал за беснующимся демоном, который, судя по рваным вспышкам, пробивал защиту. - Если ты собрался что-то сделать, то сейчас самое время!

Отредактировано Chase Collins (Вт, 14 Ноя 2017 08:11:36)

+3

8

Ощущения такие, как будто бы ему два тренажера для запястья одновременно выкручивали руки в разные стороны, раскрученные до безумной скорости, и еще этими же руками при этом приходилось держать демона за его непробиваемые яйца, если те вообще у него были. Почти не ощутимый, если не реагировать на магию, барьер для Джона звучал как мерзкая высокая вибрация, и каждый удар Андраса о невидимую до этого самого удара круглуюу по форме печати стенку отдавался неприятным звуком разбивающегося стекла в электронной обработке. Его ухо уже даже почти адаптировалось и не отвлекалось от малого экзорцизма на это пиление...

Но звук изменился.

Что-то пошло ужасно, критически не так во всем этом. И Джон упустил этот момент. Он упустил этот момент еще в самом начале, когда на месте оказался совершенно незапланированный пацан, начавший вдруг кидаться странными заклинаниями без заклинаний - бендить, как какой-то хренов элементаль! - и сверкать черными глазками, как на адском гей-параде. Кого-то одного из них там точно быть было не должно, и учитывая кой-какой нюанс - определенно не Константина. Но вот они оба здесь, и все пошло ужасно не так.

Помимо звука барьера Джона окутало низкочастотное нечто, похожее на вокал блэк-металлических групп, только это даже были не слова какого-то языка, просто маразматическое бормотание старого плешивого козла из Преисподней. Обращались явно не к нему, что прекрасно подтверждал застывший на месте Чейз. Даже то, что у того не было видно радужек, не скрывало, что его взгляд сейчас был направлен куда-то вглубь себя. Вероятно, в диалог в глуби себя.

- Блядь, как же я ненавижу, когда вы так делаете, а! - Джон оборвал экзорцизм, пытаясь быстро добавить дополнительный защитный слой, чтобы заткнуть тварь и закончить уже этот балаган.

Сложно было сказать, смогло ли слабенькое заклинание отрезать внезапно прорезавшийся кое у кого голос, хотя бормотание козла стихло, но из своего оцепенения Чейз вышел раньше, с искаженным яростью лицом.

"Кому-то нашептали велеречивые нежные гадости? А чего ты хотел с таким личиком-то? Я б нашептал и похлеще."

Константин даже чуть присвистнул - паренек весьма быстро сориентировался, наконец, в его просьбе и выполнил ее, пролив первую кровь. Или что-то, что течет в демонах, отдаленно ее напоминающую. Суставы перестало крутить. Отлично. Он шагнул было ближе к барьеру, почти прикасаясь - теперь пора схлопнуть лавочку, да только снова вернулось пресловутое не так.

В непонятках он смотрел на то, как Чейза буквально втащило в воронку печати. Что за блядская херня вообще происходила? Парень все-таки демон? Быть не может, тогда они бы корчились сейчас на пару с другом Андрасом. хрустя хребтами и пытаясь вырваться. Чейз корчился только от того, что тварь ласково почти пришпилила его к твердым и сияющим символам печати.

Нужно было торопиться, но... Джон слушал то, что происходило, хоть до него и слабо долетало, теряясь в помехах, чт говорил демон. Слушал и, честно говоря, думал, имело ли смысл спасать паренька, или это как бы намек, что ну его нахуй, и схлопнуть их обоих.

"Ёбанная ты Вселенная, ты хочешь, чтобы я еще и будущее читать научился и понимать, кто там блядь у тебя важная фигура для повествования, а кто - нет?"

Джон Константин и статистика. По статистике, есть тридцать процентов вероятности, что он спасет красивого волшебного в прямом смысле мальчика, тридцать процентов того, что он спасет очередного антихриста, и послезавтра тот наебнёт мир, тридцать процентов, что, допустим, он получит себе на шею какого-нибудь нахрен непрошенного сайдкика и десять - что все это просто случайное совпадение, а Драммонд мудак.

Орал Чейз как нечто среднее между непрощенным сайдкиком и случайным совпадением.

"Да блядь, ну нахер это все!"

- Плоть твою отвергаю я, ибо нет плоти места в мире сем... - и лучше бы гребаному заклинанию сработать с первого раза!

Печать выплюнула из себя Чейза, как и должна была, повинуясь и отсеивая из себя любую плоть человеческого происхождения. Был, конечно, риск, что отсеется Чейз по частям, но кто не рискует... В любом случае, все прошло, как надо - и новый град огняного стекла. Лучшего приглашения просто не придумаешь.

- Как же ты уже заебал, приятель! Изыйди!

Песок под ногами завибрировал, и демон завыл дурниной, мерзким шипяще-высоким голосом - да, принудительное низвержение определенно причиняет достаточно боли, чтобы чувствовать себя удовлетворенным, - печать начала исчезать и схлопываться по спирали от дальних стенок, сжимая Андраса до черного комка, пока тот не исчез в самом центре. А после - и сама печать испарилась, оставляя их вдвоем посреди пустого пляжа, с Драммондом, прячущимся где-то, где его оставили, и наверняка пытающимся удрать, и с огромным количеством свежей и застарелой расчленёнки. Сроков этак на пятьдесят. День прошел чудесненько.

Подавив желание плюхнуться на песок, Джон снова достал пачку с сигаретами - не поломанная осталась всего одна. Да уж, что еще может пойти не так... Живительный дым пробрался в легкие, бесцеремонно продираясь через горло. Ни с чем не сравнимые ощущения после "Силк ката", все остальное - как пробовать ванильный секс, если по хардкору занимаешься БДСМ.

- У тебя есть пять минут, прежде чем Драммонд придет в себя и попытается съебать, - он защелкнул зажигалку, глядя на Чейза. - И пятнадцать минут, чтобы свалить отсюда до приезда полиции. Драммонду будет что им рассказать.

Отредактировано John Constantine (Ср, 15 Ноя 2017 05:24:50)

+2

9

Мужик сказал - мужик сделал. Деловой подход. Кем бы ни был этот британец, но разбираться с неведоманными штуковинами у него получалось куда лучше, чем у Чейза. Как бы это не било по самолюбию. По и без того отбитому самолюбию. Этого б мужика и в Ипсвич, придавить Дэнверса. Нет, его одержимость Калебом стала приобретать какие-то не слишком нормальные симптомы. Всё-таки переть напролом определённо плохая тактика, надо было подзатаиться и пролезть с заднего входа. Во всех смыслах с заднего. Бабу к дьяволу, как её там звали?..а,  кому это важно! Или попробовать погреть постель Риду, видел же, какие взгляды тот кидал на него в раздевалке, бассейне, на парах, да везде. И постоянно конфликтовал с их недовожаком. Но нет, хорошие мысли тоже заползали с заднего входа. И совершенно не вовремя.

Демон в голове выл на одной ноте, во всех красках расписывая, что он сделает с ним, Чейзом, когда они встретятся в следующий раз и.. о да, у выползыша Ада была отличная фантазия. Парочку интересных техник даже стоило взять на вооружение. Разнообразить спальные игры. Выселяющее заклинание до боли выело глаза - чёртово видение через Силу! - и, наконец-то депортировало нелегального мигранта обратно в места проживания. Не слишком хорошие, судя по тому, как последний сопротивлялся. Чейз даже помахал на прощание. На всплакнуть уже не осталось задора.

Всё кончилось. Тварь исчезла, забрав с собой демоническую магию, и Чейз больше не чувствовал её. Но больше пока не требовалось. Он итак хватил настолько сверх разрешённого себе, что теперь даже страшно представить, как сегодняшняя прогулка отразится на теле. А ему было плевать. Кто думает о последствиях, когда после схлынувшей волны прихода, сознание начинает мягко затапливать экстаз? Всё, что хотелось сейчас Чейзу, это лечь на тёплый, согретый магией песок и полетать вокруг своей Альфы Центавры. Он закрыл глаза,  отдаваясь Силе, сливаясь с ней,  лучше узнавая, принимая новые знания, позволяя ей проникнуть в каждый атом разрушающегося тела, отобрать ещё больше здоровья, но одновременно с этим и вылечить, унять боль и смыть усталость. Не такая уж и большая цена за то, что она давала взамен.

“Не доставай, мужик. Не до тебя”.

Интересно, кто-то из тех четырёх придурков чувствовал это хотя бы раз? Их тщетные попытки игнорировать зов Силы, сопротивляться ей и получать жалкие крохи того, что на самом деле возможно испытать. Глупцы! Зачем такое могущество, если им не пользоваться?

Настойчивый мужик. Чейз открыл глаза и попытался собрать плавающие в сладком дурмане мозги. Что он от него хотел? Почему бы просто не свалить вслед за той тварью?

-  Ага, - отозвался Чейз.

Оглянулся и пошёл… в сторону от Драммонда, к воде. Лицо сковывала засыхающая слизь и та чёрная мерзкая дрянь, которой демон закапал, облизывая. Мерзость! И его новый  блейзер с воротником-стойкой и погонами, из последней коллекции, купленный в Париже на неделе моды. Потрясающе! Он раздражённо скинул испорченный пиджак, осмотрел, понимая, что отстирать его будет невозможно, только выкидывать. Сволочь блядская! Присел на корточки и как смог зачерпнул воды, пытаясь хоть немного  отмыться от демонических физиологических жидкостей которым точно не было места на его лице.

Но… Драммонд, да. Очевидно, что жалкий лживый слизень мало что мог рассказать о магии, в отличие, кстати, от мужика, с которым определённо стоило познакомиться поближе. Чейз поднялся на ноги - выделенные пять минут судя по всему закончились, раз он видел как толстая, трясущаяся туша пыталась уползти с места происшествия.

-  Ну уж нет!

Силу не надо даже призывать, настолько много её  в теле не смотря на то, что демон уже пропал. Он стремительно нагнал Джорджа, подхватывая за шиворот, и притащил обратно, небрежно скидывая куда-то под ноги мужику.

“Спросить, уже, что ли как зовут? А то как-то неприлично”,

Он даже не пытался согнать с лица брезгливое выражение от зрелища барахтающегося и заунывно блеющего что-то толстяка.  Жалкое существо! Нужно думать, когда заключаешь непонятно что непонятно с кем. И теперь Драммонд должен был заплатить за то, что сделал. Уж кому как ни Чейзу знать о том, насколько высока иногда бывает цена за свои желания.

-  Сидеть! - резко бросил, опускаясь на одно колено. Маленький, почти прозрачный паучок с длинными лапками выбрался из песка и деловито забежал на подставленную ладонь. - Привет, малыш, - прошептал Чейз, ласково поглаживая своё собственное создание Силой и вдыхая в него капельку порчи. - Ты же присмотришь за нашим другом? Не дашь ему сбежать? - Паучок послушно перебрался на Драммонда, вползая в открытый от страха и отвращения рот. Ядовитый укус исказил губы гримасой боли, и Драммонд обмяк на песке, тупо глядя в небо распахнутыми водянисто-серыми глазами. - Вот теперь Джорджи дождётся полиции. Правда, Джорджи?

Ответа закономерно не последовало, и Чейз довольно облизнул губы, качнув головой.  Почему-то из всех видов Силы легче всего ему давалось именно общение с пауками и порча. Ему даже практически не приходилось тратить энергию, словно именно это заклинание было частью него самого. Личным. Чейз не знал, умел ли кто-то из сынов Ипсвича управлять пауками, но те чары, что насылал он, снять не мог уже никто. Его зверушка рассыпется, когда прибудет полиция и освободит Драммонда, оставив ему удовольствие разбираться с тем, что натворил его контракт. И не имело значения, что  убогий слизняк не убивал никого сам, но он заманивал жертв и отдавал на мучительную смерть демону. И сколько их погибло за все года службы дьявольским силам? Нет. Не жалко. Чейз вытащил из заднего кармана смартфон, посмотреть на время и чертыхнулся:

-  Ублюдок!

Хрупкое стекло экрана ссыпалось под ноги разбитой вдребезги крошкой. Совершенно новый, последней модели Самсунг, пусть и не купленный, а подаренный, но… Гадство! Это был хороший телефон! Но им действительно следовало убираться отсюда, пока не прибыли слуги закона, которым пришлось бы объяснять, что у них тут вообще свидание. Прогулки по пляжу, щебетание чаек, мутная вонючая водичка мирно плещет под ногами, держание за ручки, неловкие комплименты и стеснительные улыбки.  И вдруг как всё начало взрываться! И люди с оторванными ногами бегать.

Так себе объяснение.

-  Ты на машине, или тебя подбросить? - наверное, впервые он обратился к новому знакомому спокойно и нормально, как общаются все люди, которых не пытаются зализать до смерти демоны.

Отредактировано Chase Collins (Ср, 15 Ноя 2017 16:40:08)

+2

10

Можно сказать, что они оба переводили дух. Джон молча курил, разглядывая, как слабые волны подванивающей Темзы облизывают песок и бетон, Чейз... Чейз напоминал чертова Гэри Лестера, получившего дозу после трехдневной ломки. Или Стива. Или Хэджа. Или Срача. Иными словами, Джон видел в своей жизни так много наркоманов, сидящих на той или иной дряни, что просто физически не мог не узнать, если увидит одного. И что-то подсказывало Константину, что пары мет-лаборатории тут вообще не при чем. Вряд ли Чейз смог бы успеть чем-то закинуться, пока происходило вот это все. Вряд ли их очаровательный, отправленный домой гость мог своим смрадным дыханием внушать амебное блаженство, в котором пребывал пацан, глядя настолько мимо самого Джона и вообще обстановки, словно видел изнанку мира и изнанка эта была газовым платком, расшитым звездами или еще какое-нибудь такое дерьмо.

Героиновая эйфория и расслабленность в соседстве с немного неестественно работающими мимическими мышцами лица. От голоса - лишь эхо: можно только представлять, говорит ли человек с тобой или уже видит вместо тебя инопланетянина Роба с планеты Дубиос. Движения - как будто бы легкие и непринужденные, но вряд ли человеку кажется, что он идет по простой грешной земелюшке. Джон не мешал всей этой конструкции делать то. что она считает нужным и даже не торопил. Он-то всегда сможет убраться отсюда, даже когда время совсем прижмет. Не с приятными последствиями, но все же. Вместо этого он внимательно рассматривал теперь то, что свалилось ему на голову.

Можно было бы сказать, что дело только в том, что вокруг Чейза клубилось нечто странное, оставшееся явно не от демона - Джон не мог точно определить, что, но не мог не ощущать присутствие нехарактерной энергии. После использования магии такая обычно остается всегда, но яркая она всего пару секунд после завершения, а затем очень быстро рассеивается, оседает словно магическая пыль. Можно было бы сказать, что дело только в этом, но что уж там - ему было дочерта любопытны не только особенности распределения энергии вокруг Чейза, но и, так сказать, распределение органов и мышц вокруг скелета Чейза определенным, привлекающим непрофессиональные качества, образом.

Чейз. кажется, совсем не оценил по достоинству свое первое в жизни - в этом не было сомнений - столкновение с демонов. Увы, пацан, на все первые столкновения сексапильных суккубш не завезли - кому-то достаются Андрасы. С другой стороны, всегда могло быть хуже - у твари могло быть четыре отвисших титьки, тупой резак и монструозный елдак, который он всегда готов применить по назначению к близнему своему. Но если Чейз - очередной новичок, решивший вдруг приобщиться, помимо колдунства, к этому бизнесу, то ему явно придется забыть о брезливости и дорогих шмотках. И изучить что-нибудь кроме колдунства, хотя, ей-боги, то, что Константин видел, было довольно-таки впечатляюще. Для свежачка.

Кстати, еще немного о признаках наркомана. Чейз до этого подтвердил своим блеклам "ага", что слышал, о чем ему толковал Джон, но только теперь он резко сорвался что-то с этим делать. Дошло в полной мере. Драммонд, как чуть раньше сам Константин, словно ничего не весил в руках паренька, несмотря на всю тяжеловесность страха пухлого дурня. Вряд ли он сейчас хотел бы оказаться на месте Драммонда.

Джон вскинул бровь, внимательно наблюдая за тем, что Чейз делает. Тот, по идее, мог бы скрутить неудачливого демонского прислужника заклинанием, но вместо этого призвал паука. Немного темной магии никому не повредит после того, как только что скакал с демоном, конечно же. И вообще, не Константину судить. Тем более пацан явно на Драммонда был зол и обижен, а Джон... Джон не очень питает любовь к мужикам. которые пытаются скормить его персональному демону в качестве главного блюда. Паралич больше небольшого укуса - не самое страшное, что с Драммондом могли сделать. Самое страшное будет тогда, когда приедет полиция, и ему придется как-то объяснять конечности на своем дворе и вообще все произошедшее. Что бы они ни рассказал - вероятнее всего будет до конца жизни путешествовать по тюремным психушкам. А это, как известно, не то же самое, что прийти в первую попавшуюся.

На взгляд Константина это было справедливо.

Чертова сигарета кончилась. Блядь. Он бросил окурок в песок, притаптывая, развернулся и, заправив руки в карманы тренча, непринужденно побрел в сторону улицы, где догорал бывший дом Драммонда. Мимо Чейза, до кучи лишившегося гаджета.

"О, наш брезгливый мальчик совсем недоволен, хех"

Сложно сказать, что удивило Джона больше - что Чейз предложил им пока продолжить быть партнерами в преступлении или что вообще-то у того был приятный, ласкающий слух тембр голоса. Сложно сказать. какая из причин была решающей, чтобы согласиться.

- Не откажусь. У моего такси сегодня выходной.

Джон пожал плечами и двинулся следом за Чейзом, оставившим свою, судя по номерам, арендованную машину неподалеку от нужного места. Предусмотрительный сучонок, как ни смотри. Он улыбнулся собственным мыслям. Минус только в том, что за неимением задних дверей, ему пришлось приземлиться на соседнее с Чейзом сидение. Он ненавидел сидеть спереди в тачках, но еще более тупым было откидывать спинку, чтобы проползти назад. И так сойдет.

Завелись они в тишине. Куда бы им обоим не нужно было - сначала им все равно нужно выбраться из Лаймхауса. Джон дождался, пока они тронутся с места, и прошептал простенькое заклятье, дотрагиваясь до торпедо двумя пальцами.

- От любопытных камер.

Чертов Лондон буквально кишел камерами слежения. Раньше Константин думал, что вот уж они не докатятся до такой паранойи, они же не США и не Россия, однако именно в Лондоне теперь пукнуть было нельзя без того, чтобы этого не зафиксировало как минимум две камеры слежения, где бы ты ни находился. Это здорово раздражало и добавляло работы и прочей магии вне Хогвартса, а если не подсуетиться или забыть, то можно иметь очередной тупорылый диалог с бобби. После сегодняшних масштабов это было бы совсем не к месту, благо пока еще хотя бы копы не были в курсе, что он умер, но не до конца.

Наконец-то можно было, насколько позволяло сидение, развалиться и приоткрыть окно. Он выудил из пачки сломанную сигарету, кое-как "сшивая" ее, покрутив меж пальцев, прежде чем закурить.

- Может, к тебе махнем?

"Если родителей дома нет"

- А то ты как-то так себе выглядел после всей этой штуки со стеклом.

Отредактировано John Constantine (Вс, 19 Ноя 2017 13:17:17)

+2

11

Сложно думать, когда в голове стремительно-вязкая смесь Металлики и Шайнинга, какая-то запутанная мешанина из строчек об эйфории, яде и покорности и расплате. Или это включилась магнитола с записанным на флэшку сборником? У Чейза в машине целая подборка песен про наркотики, не то, чтобы он их сильно любил, просто показалось забавным.

Сложно думать, когда тело пронизывает расслабленность даже в тех местах, о которых он и не подозревал, одновременно с этим заполняя скрученной в тугую спираль напряжённостью, превращающей весь мир в чёткую, ясную линию. Это напряжение везде: Силы слишком много и она реагирует на каждый малейший выброс как сытая пиранья, с интересном, но всего лишь на перспективу. Если бы можно было утаскивать излишки на голодное дно ломки и поглощать по необходимости... Но нет, каждый раз требовалась новая доза.

Сложно думать, когда от магии новознакомого мужика нога грубо вдавила педаль газа, срывая машину с резким визгом и оставляя за собой чёрные следы покрышек на асфальте. Необычная магия, не слишком мощная и совсем не знакомая. Чейз вцепился в руль, поймал машину и сосредоточился на дороге, понимая, что в его состоянии отвлекаться от вождения смерти подобно. Поэтому на британца он посмотрел только на первом длинном светофоре с небольшой пробкой. Вот куда все едут? 

-  Меня почти что сожрал грёбаный демон, - медленно произнёс, разжимая побелевшие от напряжения пальцы. - Я весь грязный! И воняю! И на мне столько всякой дряни из той лаборатории, что я уже могу открыть свою. Естественно я выгляжу так себе! - вызверился Чейз, неконтролируемо выплёскивая вышедшую из-под контроля Силу. - Ёбанный в рот! - буркнул он, успокаиваясь и переставая коротить электронику в машине.

Как бы ни было мерзко с этим мириться, но Калеб оказался прав - увеличенная Сила не повышала способность контролировать её, а наоборот, лишь превращала носителя в подобие бомбы замедленного действия. Уже сейчас Чейз стал замечать,что иногда Сила скорее пользовалась им, чем он - ей. И страшно подумать, как бы это выглядело, если б он добавил к своей и без того двойной порции ещё одну. Или две. Пробовали ли их предки хоть раз слить все пять линий в одну? Ради эксперимента, просто посмотреть, что получится? Вряд ли. Слишком хотелось жить. Даже его отцу, уже не способному самому встать и дойти до туалета, чтобы отлить, всё равно до самого последнего вздоха, который забрал Чейз с родовой магией, хотелось жить. Да какое там, идти! К тому времени старший Поуп даже собственный член удержать в руках не мог.

Они все - живые мертвецы. А Калеб идиот, если не понимает этого! Силу невозможно контролировать, можно лишь делать вид, что у тебя запротоколировано и разложено по полочкам всё, а на деле - полный хаос, в котором они рождались уже наркоманами. И никто не знал, когда и где их застанет первая ломка. В тринадцать лет он практически не заметил, спутав первое проявление Силы с обычным подхваченным где-то вирусом. А вот Восхождение заявило о себе на полную, принеся с собой невыносимую, непередаваемую боль, сильнее которой он больше не ощущал никогда в жизни. Будто на полной скорости его сшиб грузовик и давил, прокатываясь взад и вперёд, перемалывая под колёсами тело. Каждую грёбаную косточку. Каждую клетку. Он кричал и корчился, как раздавленный туристическим ботинком червяк, едва соображая, где он и что. К Восхождению Чейз слишком давно не колдовал, поэтому желание закинуться дозой стало невыносимым. Неконтролируемым.

Калеб выплеснул её на него, а Чейзу некуда было девать разом возросшую энергию, а опекун всё рассказывал и рассказывал: о новой частной школе, университете, где уже подготовлено персональное место, о будущей профессии. Блядь, да он расписал всю жизнь Чейза аж до роскошного особняка, двух-трёх детей и кучи внуков. Невеста прилагалась. Тут же. Стоило ли говорить, что покачивающийся, с мутными совершенно не от лёгких коктейлей  глазами Чейз со своей будущей женой был несколько груб.

Слишком большая разница между ним и приёмными родителями, они настолько далеко находились друг от друга, что практически никогда не понимали. Чейз - статусная картинка, красивая и улыбающаяся, с которой престижно фотографироваться и попадать на обложки популярных журналов. Сшитые на заказ костюмы, отрепетированные лица и позы, награды и кубки - счастливая и благополучная семья Коллинзов. Им нужен был ребёнок, они его себе купили.  Чейз никогда не признавался и наверное, не признается, что жалеет о той ссоре из-за дурацкой невесты - дикость же! Жалеет, что не сдержался, не смог ухватить Силу за хвост и позволил ей ударить в машину родителей.

Они ему не мешали. А он их убил.

Несколько глубоких вдохов и он почти в норме. Завёл заглохшую на перекрёстке машину, показав средний палец особо нервным, сигналящим позади, и снова резко бросил фиолетовый Фольксваген Сирокко сквозь зелёный свет светофора. От Лаймхауса до Уайтчепела езды не более пятнадцати минут, даже с учетом пробок, но у Чейза был собственный, любимый маршрут, который практически полностью повторял путь убийств Потрошителя.

Ему пришлось потрудиться, выискивая в интернете информацию о жертвах  Джека. Реальных убийствах, а не тех причёсанных кинематографом лирических историях. Но оказалось, что большая часть всех архивов того времени была утеряна или похищена, поэтому остались лишь разрозненные факты и названия улиц, которые практически все были переименованы за последнее столетие. Однако он сверился со старыми картами и нашел дом на Коммершиал-стрит, стоящий буквально в нескольких шагах от места убийства печально знаменитой Мэри Джейн Келли. Миллерс-корт, правда, давно уже переименовали, Дорсет-стрит и вовсе оказалась погребена под огромной уродливой новой коробкой с неплохими квартирами, но след от кровавого насилия, пропитанного болью, уничтожить намного сложнее, чем сравнять с землёй трущобы.

Да, в общем на это и напирал владелец лофта на третьем - и последнем - этаже довольно страшного старого дома,  явно оставшегося после какой-то мануфактуры. Но близость к легенде и ужасу тех времён явно помогали ему в бизнесе, даже не смотря на то, что Уайтчепел уже давно стал одним из весьма благополучных районов Лондона. Если закрыть глаза на практически полное отсутствие коренных британцев среди местных жителей и толпы туристов на главных улицах. Но Чейзу там нравилось.

-  На. - Он стремительно потянулся на очередном светофоре к бардачку, вытаскивая оттуда  почти полную пачку. Не то что ему нравилось и требовалось курить, с его-то уже существующей зависимостью, но иногда это облегчало знакомство и общение с курящими людьми, потому как нет ничего более простого, как сблизиться, это попросить у кого-то огонёк. И, обхватив губами тонкий, выпендрёжно-гламурный коричневый корпус сигариллы с деревянным мундштуком, потянуться к предложенному пламени зажигалки, кидая короткий взгляд исподлобья. С геями прокатывало без осечек, натуралы даже и не замечали. Искусство пользоваться своими достоинствами Чейз освоил практически в совершенство. -  Они, кажется, с шоколадом. Зато целые.

Сложно думать, когда мозг увязает в кайфе как в тёплом, влажном болоте, засасываясь в пучину эйфории, и может выполнять лишь одну задачу - довезти тело в полном здравии до места проживания. Но думать нужно, потому что предложение мужика… подозрительное?  Или странное? Насколько безопасно везти к себе домой человека, имени которого даже не знаешь,с другой стороны, чтобы перепихнуться имя знать не обязательно. Он ведь именно это предложил, или Чейзу показалось, что его только что открыто склеили? То есть, как часто взрослые, слегка потрёпанные жизнью мужики напрашиваются в гости к таким юным мальчикам, как он? Не то, чтобы его не кадрили взрослые мужики, ещё и постарше лезли в штаны, но… Мужик, конечно, не Аполлон, но очень даже.

Интересный.

Думай, Чейз, думай. Силой они не сравнятся, он помнил, как поднял мужика - да спроси ты уже его имя, придурок! - одной рукой. С другой стороны, наверное, стоило опасаться кого-то, кто только что отправил целого демона в Ад.

Имя, Чейз. Не отвлекайся.

Нахрена ему имя? Что это изменит?

-  У меня есть виски, - наконец ответил он на вопрос, уже паркуясь возле своего дома. Фасадом тот выходил на оживлённую и облагороженную туристическую Коммершиал-стрит, но торец, где жил он, загибался в несколько порушенный и унылый проулок с вездесущими граффити на стенах. Зато на первом этаже Сабвей. А в соседнем здании куриная бургерная под названием “Атипичная птица”. Птица. Атипичная. С дешёвыми бранчами и вкусным картофелем-фри. Чуть дальше ресторан пакистанской кухни, мексиканской, въетнамской, На любой вкус и цвет. - Если ты пьёшь. Если не пьёшь, есть кола. И чай. В пакетиках.

Чейз отстегнулся и вышел из машины, дожидаясь, когда с другой стороны появится… Имя. Не забыть спросить про имя. Закрыл машину и повёл нового знакомого за собой в подъезд. Да, он прекрасно понимал, как это выглядело в глазах окружающих, если бы кто-то прошёл мимо. И всё-таки очень глупо. С другой стороны, он не мог вот так просто отпустить мужика, после всего, что случилось, когда тот сам не прочь обсудить произошедшее. И, кажется, не только обсудить. Если этот интерес в глазах действительно то, что Чейз принял за сексуальный. Но даже если и не сексуальный, то у него очень много вопросов.

Очень.

На этаже, кроме его лофта располагалось ещё две похожие квартиры, в одном жил какой-то бизнесмен, Чейз попробовал с ним подружиться, но тот желания дальше “Привет-пока” не проявил, и в самую дальнюю постоянно кто-то вселялся-выезжал, он даже не следил. Но ему нравился большой грузовой гремящий лифт с решёткой, просторный холл и его нарочито небрежное жилище, которое только подчёркивало тщательно продуманный стиль промышленного дизайна.

Чейз задержался перед дверью, вытянул руку вверх и улыбнулся когда по его пальцам щекотно скользнули тонкие волосатые лапки.

-  Здравствуй, Принцесса, - шепнул он, осторожно гладя большого, чёрного птицееда по мохнатому брюшку. - У нас всё в порядке?

Зачарованный маленький охранник отозвался разрешающим импульсом, и Чейз провернул ключ в замке, отодвигая стальную дверь в сторону и прорывая защитные заклинания. Он совершенно в них не разбирался, как и во всём, что делал от магии, рисовал их по наитию, взяв за основу банальные схемы в интернете. Но в процессе он вплетал в них частичку собственной Силы, настолько, насколько казалось правильным ему самому. Работало это или нет, хрен знает, поэтому он купил себе самочку-паука, больше полагаясь на неё, чем на своё стихийное художество.

-  Там холодильник и бар, - махнул он рукой вправо, скидывая кучей у вешалки грязные ботинки и испорченный пиджак. - Не стесняйся. А я, если сейчас не приму душ, сожгу пару кварталов - недовольно закончил он и скрылся в ванной. - А, да, - Чейз высунул голову из-за двери, - будешь себя плохо вести, она тебя покусает. До мучительной смерти.

Глупо оставлять незнакомого мужика одного в квартире, но одним глупо больше, другим меньше, плевать. Он только запер дверь, чтобы не решать проблемы голым и в мыле, быстро помылся, остервенело стирая мочалкой слизь демона, которая ещё хранила едва ощутимые следы магии. Наскоро вытерся, натянул на голое тело тонкие домашние чёрные штаны и вышел, на ходу вытирая волосы. Принцесса молчала, а значит всё должно быть в порядке.

-  Если хочешь принять душ, там осталась горячая вода, - поискал он взглядом своего гостя, привычно смешивая “Голубую лагуну”: мало водки, много спрайт, сироп, и сделал большой глоток, расслабленно опираясь задом на кухонную стойку. - Ты, вообще, кто такой?

Имя, Чейз. Имя. Надо было спросить РАНЬШЕ!

+2

12

Если не быть пиздливым, как предпочитает это делать большинство людей, то есть шанс, что собственные слова не будут заслонять тебе обзор на мир вокруг и на ситуацию, в которой ты находишься. Любой мошенник это знает, даже тот, который, казалось бы, пиздит без остановки. Но это все слова для зрителей, на автомате, а работает на самом деле взгляд. Короткая поездка из Лаймхауса до Уайтчепела, большую часть времени которой Джон просто молчал, покуривая восстановленную сигарету с мерзким привкусом дешевого заклинания, дала ему возможность больше понаблюдать за новым знакомым. Занятная это была картина.

Еще недавно пребывающий в эйфории непонятного происхождения Чейз сделался нервным и дерганым, будто внутри кто-то планомерно бултыхал рукой, и теперь разошедшаяся вода остервенело плескала по стенкам, разбрызгиваясь под действием инерции, хотя в ней уже давно никто рукой не бултыхал. Джон не то чтобы против эмоционально-нестабильных людей, да и и что уж там - в постели это был явно охрененный выбор, - да вот только он даже не заметил бы этого, если бы каждый эмоциональный всплеск Чейза не отзывался в его теле предостерегающим покалыванием не то интуиции, не то чего-то еще. Не говоря уже о реакции приборов в тачке. Что-то стихийно-опасное вспыхивало, что не особо подвластно ни то что Константину, но и самому Чейзу. От парня тянуло неприятностями в прямом смысле этого слова и как-то совершенно не оставляло сомнений, что их встреча была неслучайной. Все происходящее как будто вновь против воли затягивало его в воронку, и он снова не знает, что на ее конце, в глазу бури.

Он чувствует такое время от времени, но обычно слишком поздно. Два круга воронки, и единственный способ выбраться - пройти до конца и всплыть. Как говно или как спасательная капсула. А он добровольно в эту воронку прыгнул, поведясь на любопытство и выбрав проводником собственный член. Кстати, еще о наблюдениях в машине - если до них у Джона еще были сомнения, то после трюка с сигариллами - вообще без шансов ошибиться. От угощения Джон отказался, храня верность родимому "Силк Кату", пусть и корявенько "сшитому", но искусственно-шоколадный дым от неоправданно дорогого продукта положил в свою копилку и коротко улыбнулся, предлагая огоньку. Мог ли Чейз быть выкормышем кого-нибудь из Тейт и пришел по душу Константина с очередной идиотской просьбой? Вряд ли, тогда он бы явно меньше ругался и быстрее бы перешел к делу без всяких церемоний. И уж точно не согласился бы куда-либо приглашать его, тем более домой. Да и не похоже было, что Чейз узнал его как кого-то, знакомого хотя бы с чужих слов.

Слишком много вопросов. Пацан был тайной в уродливо-красивой коробочке с шипами, непосредственность декора которой сочеталась с агрессией и креативностью.

"Действительно, кого же нам это напоминает? Не льсти себе, Шерлок."

Они были бы похожи с Чейзом, если бы Джон выпал из гнезда, и его бы воспитали хипстеры или кто-нибудь в этом роде. Но их противоположность и все еще не рассеявшееся напряжение приятно давило на мозг и пах предвкушением избавления от него. Чейз одновременно был и расслабленным и взвинченным - Джон не мог сказать, какой наркотик действовал бы так же. Как будто тот одновременно закинулся и героином, и коксом, и каждый из них действовал независимо друг от друга, но вкупе со странными тревожными покалываниями это постепенно ввергало его в странно-возбужденное состояние, заставляющее колени пружинить, когда он вываливался из машины и поднимался вслед за Чейзом в модный и пафосный нынче лофт, где даже имеется выпивка, как было сказано чуть ранее. Маленький, но тоже плюс.

Но его мыслям не судьба была удрейфовать в более расслабленный режим, потому что на пороге их снова ждали - кто бы мог подумать - пауки. Один паук. Именной. Не просто питомец. Охранник. Как там, на второй раз совпадение, на третий - закономерность? Чушь, одного повторения вполне достаточно в мире магии, чтобы это не было просто совпадением. Пауки, значит... Любимая атрибутика черных магов в кино, на деле - редко встречающийся дар. Птицеед точно не был создан искусственно и явно не испытывал приязни к своему человеку исключительно по причине зачарованности, тем более паучок на пляже определенно точно был случайным. Константин читал про такое, но никогда не встречал магов, кто обладал бы подобной способностью. Все интереснее и интереснее... Впрочем, магические жители Америки - а, судя по акценту, Чейз точно приехал из Штатов - это еще тот микс и лепрозорий.

Подтвердилось это тем, что от нарисованных с обратной стороны защитных символов у Джона аж сердце защемило, настолько это было грустное зрелище. Серьезно, третья картинка из гугл.картинок и кастрированный тетраграмматон? От печатей веяло все той же странной энергией и они даже работали, но это как сравнивать обычный нормальный стол и нечто, собранное из сотен кусков, со связанными из кучи элементов, пошатывающимися ногами. Это, конечно, все еще стол, но даже вазу как-то безопаснее поставить на стул рядом. Чейз пользовался элементальной магией, но не мог без этого странного нечто даже создать печать.

"Поздравляем, вы выиграли самый опасный вид дилетанства! Хотите забрать ваш приз или продолжите играть?"

Джон ухмыльнулся своим мыслям и как всегда продолжил бросать кубик. Больше ничего магического в квартире Чейза на первый взгляд все равно не было, кроме магически бьющего по глазам контраста с берлогой самого Джона: чистота и лепота, не считая разворошенной земли в кукольном домике. Не трудно было догадаться, кому он принадлежит. Ну просто очаровательно.

- Кто бы сомневался, - в ответ на предостережение Джон только глянул на паучиху, - что Ее Высочество всегда на страже, - да-да, он прекрасно слышал, что Чейз прошептал своей зверюшке. - Максимум, что я ограблю - твои алкогольные запасы, - кому-то душ после демона, а кому-то...

Кстати, если бы Джону было примерно столько же, сколько Чейзу, одним вискарем тот бы точно не отделался. Приоритеты с возрастом меняются, мудачество остается. Оставшись в молчаливой компании Принцессы, Джон оставил на вешалке тренч, уже начавший, как обычно, поглощать пятна черной слизи, снял ботинки и отправился на поиски обещанного бара и китченетки, расположившейся в ничем не отгороженной части гостинной. Блядские модные тенденции, чтоб их...

Под кухонной мойкой привычно обнаружилось мусорной ведро, куда тут же отправился опаленный взрывом и порванный галстук, в кране - еле теплая вода, чтобы умыться до самой шеи и привести в порядок волосы. Пара порезов на щеке, стесанный локоть, от всего остального будут разве что синяки. Легко отделался, одним словом. Благодаря плащу, рубашка осталась до смешного белой на фоне чуть запылившихся от песка штанов. Хер с ним. Джон расстегнул еще пару пуговиц на рубашке и наконец-то плеснул себе старины джека из бара. У него даже еще осталось несколько минут, чтобы еще раз изучить внимательно квартиру в ожидании того, как вода в душе затихнет.

Странное состояние, что было в машине, никуда не ушло, подогреваемое интригой. Потому он застыл на пару секунд в очередном глотке, когда Чейз выбрался из ванной, практически без ничего, деловито и плавно двигаясь в знакомом пространстве.

Джон ухмыльнулся, убирая стакан от губ и отвечая на вопрос, который пацан все ж таки решился задать:

- Джон Константин. Ну, а так как ты уже представился, то сразу следующий вопрос - зачем ты пришел к Драммонду? Не похоже, чтобы у него водились симпатичные... друзья, - все с той же ухмылкой Джон красноречиво прошелся взглядом по фигуре Чейза.

+2

13

Он моргнул и уставился на притащенного новознакомца. Джон. Константин. Джон, мать его, Константин! Тот самый Константин, который должен покойненько себе лежать  в американской могилке, вполне бодро бегает по пляжам и выдает демонам билет в один конец. Которого Чейз искал уже больше трёх месяцев и случайно наткнулся возле человеческих конечностей, разбросанных вдоль Темзы . Если кончено случайности вообще существовали. То есть вот он стоит прямо перед ним, совсем не покойничек, такой, ухмыляющийся и нахальный, с пригласительным намёком осматривающий его в ответ. 

Чейз сначала немного истерично усмехнулся, а потом расхохотался. Он смеялся, не в силах остановиться, как ни пытался, держался рукой за мраморную столешницу и захлёбывался смехом - три чёртовых месяца, десятки обитых порогов, куча сомнительных комплиментов, один непристойнее другого, прямые оскорбления, и всё, что он слышал: “Нет! Вали-ка отсюда, детка!”. И что Джон Константин - мёртв! А теперь  простая, нелепая случайность и грёбанный “лучший маг Лондона,  а может и всего мира” стоит перед ним с предложением перепихнуться. Может ещё не вслух, но красноречивый взгляд, скользнувший по телу, многообещающе намекал на перенос знакомства в более горизонтальную плоскость. Это не просто насмешка судьбы, это говённое издевательство!  Впрочем, другого он и не видел от жизни, начиная с момента, когда узнал, что родители и не его родители вовсе и заканчивая осознанием того, что за выданный ему в триннадцать лет дар придётся ох как дорого заплатить.

Лёгкое движение щекотно коснулось спины, шелковисто царапнуло по крестцу и поползло выше, отвлекая и успокаивая. Чейз встряхнул головой, стёр с уголков глаз выступившие капельки влаги и глубоко вздохнул - это всё ещё казалось смешным. Медленно поднимающаяся ласка добралась до лопатки, чуть соскользнула и ощутимо вцепилась в кожу. Знакомо. Расслабляюще. Пара секунд - и две чёрные лапки показались над плечом Чейза, опускаясь и закрепляясь на более удобной платформе, чтобы подтянуть округлое  брюшко и занять привычную позицию возле шеи, внимательно рассматривая гостя всеми восемью глазами. Чейз чувствовал исходящую от Принцессы ауру настороженности и недоверия.

И капельку настоящей женской ревности. Похоже он снова переборщил с Силой, когда зачаровывал птицееда. 

Он подставил раскрытую ладонь, снимая паука с плеча и вытянул её, поднося практически к самому лицу мужика. У которого появилось очень интересное имя. Хоть оно и принадлежало к самым распространённым. 

-  Джон - это Принцесса. Принцесса - это Джон. Джон наш гость, постарайся не убить его, он приглашён.

“И не мешай нам”, - добавил мысленно. Принцесса нервно двинула хелицерами и перебралась с опущенной руки на стол, где недовольно спряталась в купленной для неё куске пустотелой коряги. Она, но не её вибрирующая тревога. Созданная в первую очередь для охраны, она не доверяла незнакомцам, от которых пахло магией. Чейз тоже не доверял, поэтому не спешил раскрываться перед Константином, не торопился с ответом на вопрос, пока лишь изучая свою сегодняшнюю пляжную находку. Из тех немногих, кого он приводил в этот лофт, Константин был первым магом, и Чейз ощущал его Силу. Отличную от своей, совершенно другой природы, более тусклую, невыраженную, но очевидно существующую. И внезапно поделившуюся на два, когда тот разделся. Очень интересный плащ, уже совершенно чистый, висел на вешалке и фонил так, что у Охотников на привидений уже вся аппаратура повыходила бы из строя. К этому плащу следовало приглядеться.

Потом.

Хозяин тренча сейчас привлекал куда сильнее. Чейз откровенно прошёлся взглядом с головы до ног и обратно, уже более точнее оценивая стоявшего перед ним мужчину, подмечая те детали, которые ускользнули ранее или были скрыты под плащом. Отличная задница, зачем то спрятанная в свободные брюки - эту бы задницу да в обтягивающие джинсы, цены бы ей не было. Выразительная линия бицепса, широкие плечи и такие завораживающие пуговицы на рубашке. То ли слишком сильно расстёгнутые, то ли наоборот. Раздражающие своей недосказанностью. Завлекающие. Возбуждающие...

-  Джон Константин, - задумчиво протянул Чейз, продолжая рассматривать пуговицы. - Надеюсь, трахаешься ты лучше, чем умираешь. - Он всё-таки отлип от белых дисков и перешёл на то, что находилось выше. Тому, что находилось выше не хватало бритвы и хорошего лосьона, но чёрт с ним, и так сойдёт. - Я искал тебя, не у Драммонда, нет,  вот там я тебя уже не искал. В клубах и пабах, спрашивал у людей, которые должны были знать тебя, даже гуглил в интернете. И все мне сказали, что ты покойничек и покоишься где-то в Америке. Смешно, да, - усмехнулся он, - прилететь из Америки и узнать, что ты туда уехал помереть. А ты и не мёртвый, как оказывается.

Впрочем, уж кому, но точно не Чейзу осуждать причины умереть. Он сам по документам числился пропавшим без вести и многочисленные родственнички Коллинзов вовсю пытались ускорить торжественные похороны пустого гроба, дабы добраться, наконец, до состояния почившего семейства. Весьма потрёпанного и опустошённого состоянию - Чейз стянул с родительских счетов и сейфов всё, что сумел и успел. Включая драгоценности матери, которые сейчас лежали в банковской ячейке, и он уже предвкушал, какой поднимется шум, когда наследнички обнаружат, что все они пропали. Продать, конечно, будет сложно, практически все описаны и зарегистрированы, но если разобрать и сбывать камни по одному - можно пережить чёрный день.

-  Я пытался отыскать хоть одного мага, который бы согласился мне помочь и рассказать о вашем мире. Настоящего мага, а не этих чудо-прорицателей, которые за десятку готовы вызвать с того света даже призрак Иисуса. Драммонд обещал познакомить меня с человеком, который поговорит со мной. Я не слишком ему поверил, но от него несло магией, не так, как будто колдовал он сам, а так, словно он был там, где колдовали. И я решил проверить. Посмотреть, куда он меня так настойчиво приглашал. А так как он меня не встретил, я слегка заблудился в наведённых чарах и пока снимал - опоздал на начало представления. Ну а остальное ты знаешь. Судя по всему, обед должен был состояться не со мной, а мной.

Что ещё он мог открыть при первой встрече? Чейз обдумывал, решал и взвешивал. Вязкий туман мешал, путал мысли, и его кидало от полной откровенности до тотальной скрытности, к тому же сбивало зарождающееся возбуждение - его накачанное Силой тело уже оценило предполагаемого партнёра и признало более чем годным. Но всё же, вот человек, которого он с таким упорством искал, стоит перед ним, а Чейзу по-прежнему нужна помощь. Иначе это всё закончится катастрофически не только для него самого, но и для окружающих. Не то, чтобы он ставил этих самых окружающих выше своих собственных интересов, но масштабность влечения, что захватывало его с каждым днём всё сильнее - пугало. Чейз уже давно перестал контролировать себя и Силу. А ведь это только начало. Конец - непредсказуем и страшен даже при полном понимании, что ждёт в будущем.

Чейз допил коктейль и вытряхнул в рот кубик льда, с хрустом разгрызая замороженную воду и смывая с языка горько-приторный вкус водки со спрайтом. 

-  У меня проблема, Джон,  - осторожно начал он, взвешивая каждое слово. - Очень серьёзная.

Чейз легко тронул дремавшую внутри него энергию, разрешая ей завладеть им и вырваться на волю, по глазам прокатилась огненная вспышка, и он потянулся Силой к чёртовым, бесящим пуговицам, растаскивая полы рубашки в сторону и не слишком заботясь о её сохранности. В жопу! Подарит другую. Выдранные с корнем пуговицы посыпались на пол, а с треском пошедшая по швам ткань сбилась у локтей, зацепившись о закатанные рукава.

“Блядь!”

Слишком сильно! Снова! Его вынужденные голодовки неизбежно заканчивались диким жором, в котором он совершенно терял способность к концентрации. Задрать магией юбку, Чейз? Нет, это уже не для него, сейчас он скорее бы порвал её в хлам. А что дальше? Будет стаскивать вместе с кожей? Потому что Сила вновь забурлила в нём, словно и не колдовал сегодня, и подталкивала: “Ещё… Ну же, Чейз, ещё-ё-ё...” Эйфория, на сей раз мягкая, нежно обволокла сознание, принося с собой очередной приход. Лёгкий, но не менее приятный.  Усиливающий спровоцированный обстановкой возбуждение. Каждое чёртово применение Силы как доза. Невыносимо притягательная. Но в отличие от настоящей наркоты - ей невозможно насытиться. Никак.

-  Вот с этим, - тихо произнёс, практически вплотную приближаясь к Джону. Очень выразительные бицепсы! Он обвёл их линию от локтей до плеч, задержавшись над ключицами. Ладно, шея тоже очень даже ничего. И щетина на взгляд кажется мягкой. Хрен с ней, переживёт. Кажется он снова начал подбуксовывать.  - И мне нужна помощь. Одна ведьмочка, которую я встретил в Париже, сказала, что никто не сможет мне помочь, кроме тебя. Но ты был мёртв. А теперь жив. Видишь как здорово? -  Тёплая и гладкая кожа шеи под подушечками пальцев, до тех пор, пока их не начали покалывать волоски. Щетина на ощупь всё-таки мягкая. - Правда, сейчас меня больше волнует другая проблема, но с ней ты тоже можешь помочь. Если ты, конечно, зашёл не только виски попить.

+1

14

Смех был неожиданной реакцией. Обычно, незнакомые люди, знающие его по слухам, становятся настороженными, оказываются друзьями его врагов, боятся или смотрят на него, как на сумасшедшего, памятуя былые заголовки и, что уж там, действительное имевшие место быть несколько выпавших из жизни лет, когда Джон был ёбнут на всю голову и ходил под себя в объятьях смирительной рубашки. Еще был печально маленький процент тех, кто готов был назвать его своим другом сходу или повиснуть на шее с предложениями непристойного характера. На этом фоне хохочущий до слез Чейз был удивлением непонятного окраса.

Он подавил желание снова закурить в ожидании, пока пацан отсмеется всласть, переживет истерику - или что там у него - и пояснит за происходящее. Есть вероятность, что это очередное влияние того, чем Чейз мажется, что бы это ни было, и его просто в очередной раз триггернуло новой волной прихода, но сказать однозначно было сложно. Потому Джону оставалось только консервировать в памяти каждое движение и давать каждой бархатистой ноте смеха Чейза падать в пах, а эху от него - щекотать нервы, окончательно погружая их обоих в атмосферу близости, которую люди обычно привыкают ощущать вечером после работы, возвращаясь к своей пассии домой, или после свидания в хорошем ресторане, а может быть после романтической прогулки по парку, которая призвана создать именно ее. Но ему никогда не было нужно для этого ни вечера, ни свиданий, ни романтики, ни даже выпивки. Секс - это лишь еще один естественный способ взаимодействия. Особенно когда твоя душенька засветилась в таком количестве нелицеприятных делишек и компаний, что за ней в Аду уже очередь выстроилась.

Так же резко, как начал, Чейз перестал смеяться, продолжая, впрочем, улыбаться. Не чтобы весело - в его улыбке после смеха было что-то желчное.и жесткое. Джон не сразу заметил паука, вползшего на плечо пацана, того самого, который встречал их на входе. Не самое плохое домашнее животное, в конце концов. Особенно на фоне долбоёбов, которые держат у себя в качестве зверушки для игр какого-нибудь мелкого беса, умысел которого невозможно зачаровать, в отличие от примитивных ганглий членистоногого. Паукообразная сигнализация смотрела определенно прямо на него, хоть и невозможно было понять, куда устремлены глаза. Это чувствовалось. Чуть позже, может быть утром, он наверняка поддастся любопытству и попробует пощупать, что за чары наложены на птицееда, а пока он мог только соблюдать предложенные условия игры.

Чейз снял с плеча паучиху, осуществляя ритуал опознания, и Джон слегка наклонился на один уровень с ней, неспешно поднимая ладонь в приветствии, чтобы не испугать живность резкими действиями:

- Привет, Принцесса, - сложно было проигнорировать почти незаметное усиление защиты - настороженность - после чего маленький сторож поспешил скрыться из виду. - Я ей не понравился. Умная девочка, - Джон усмехнулся, допил виски и плеснул себе еще.

Джек грел внутренности и не давал интересу остыть. Желания принято кипятить на медленном огне, даже если потом планируешь запалить из них фламбе.

Паучихе он не понравился, а вот хозяин ответной инспекцией остался доволен явно, что не могло не радовать, учитывая, что Джон уже настроился на отличный остаток дня. после решения всех оставшихся формальностей. Если бы не предосторожность, он бы оставил это до завтра, а к утру бы забыл, но, как и слона, огромного демона высшего порядка в комнате игнорировать было опасно. Особенно когда он спустя такое количество лет внезапно таким нелепым образом попадается ему на глаза и знакомит его при этом с таким любопытным экземпляром, как Чейз.

Тот снова рассматривал его и - ему почудилось? - или голос Чейза неуловимо изменился в интонациях? Стал более тягучим и обволакивающим, более уместным, если бы тот сейчас пытался бы очаровать его в ближайшем баре. Или это все-таки его самодовольство не может угомониться? А к черту, пусть гуляет, зря он, что ли, его выращивал?

- В отличие от второго, по поводу первого точно никто не жаловался, - улыбка растянула уголок губ, но тут же вернулась к расслабленной.

Он мог бы рассказать массу историй о том, как его неумение умирать очень расстраивает людей и нелюдей - одинаково врагов и друзей, но, кажется, на сегодня с Чейза хватит охуительных историй о смерти.

- Поэтому я не спешу поделиться с миром безрадостной вестью. Я, считай, как Бонд, то есть классический британец - умер в отпуск. Надо было разрулить некоторое дерьмо.

Ну да, теперь причина смеха не вызывала сомнений - кривые дорожки судьбы Чейза неплохо так поднаебали и накрутили ему лишних километров пробега и килотонну "невероятно приятного светского общения" в низших кругах магического и околомагического Лондона. Пацан просто должен лоснится сейчас после того количества сальных взглядов, слов, предложений и сделок, которые он успел собрать по пути. Вряд ли у холеного мальчика было что-то наподобие Джоновой ливерпульской мерзотной закалки и панковского амбре, отгонявшего почти все, кроме безденежья - даже бактерии.

В истории с Драммондом пиздежа Джон не почувствовал: Чейз оказался точно такой же жертвой, как и он сам, но Драммонд лучше пользовался гуглом и знал о нем явно больше, если сумел найти и пообещать демону настоящего вкусного мага, настолько востребованного внизу. Как только Джон попался на его корявенькую удочку, темная лошадка Чейз, о чьих магических способностях Драммонд просто не знал, стал ему не интересен. Возможно, за душу Джона Константина демон даже пообещал унести свою жопу в родные кулуары и оставить на память ценный приз.

Блядь, а значит пацан - действительно совпадение, и воронка продолжает затягивать.

- Как же ты искал, парень, что на тебя никто не покусился? У тебя, вероятно, просто талант избегать извращенцев, разыскивающих себе симпатичных подмастерьев, - Джон усмехнулся. - Настоящие медиумы - редкость, и почти все без исключения фрики. Лучше тебе не знать, как это неприятно, когда медиум призывает твою вполне себе в живом теле душонку.

Неприятно - это еще не то слово. Месть жиробаса наверняка была сладка. Мерзее только, когда тебя против воли выпинывает в астральное пространство из тела, особенно если это происходит там, где с ним может что-то случится. Опять же - вряд ли Чейзу сейчас стоит это знать.

Волна неизвестной силы снова мягко, словно прибой, ударила во внутренности, и Джону показалось, что вместе с последними словами Чейза воздух вокруг них невидимо запылал, как будто тот возбудился от собственного рассказа. Кусочек льда на зубах хрустнул, как маленькая косточка. В его рту неожиданно пересохло, но остатки второго стакана виски он в себя не опрокинул, загипнотизированный сначала метаморфозой глаз, а потом - собственным оцепенением от того, как невидимые неуклюжие, но сильные горилльи пальцы дергали его рубашку вперед, обрывая пуговицы и заставляя крепко упираться в пол кухни ногами. И все это - не отводя глаза от глаз.

Сердце неровно забилось в агонии выбора, за чем следовать. Все органы чувств вопили об опасности, вспенивая кровь и призывая на помощь естественного спасителя жизни - страх. Почти такой же он испытывал еще час назад, стоя перед голодным демоном в ангаре, похожем на филиал Преисподней, показушно выёбываясь в своей манере и лихорадочно соображая, как спустить ублюдка в бездну. У того был похожий взгляд, и это все, что было нужно Джону, чтобы был этот страх, а его дурацкий мозг вопил уже о своем, о своей дозе - об адреналине, о кураже, который он испытает во время и после, когда выберется из этого дерьма. А третьим поводырем было вожделение. потому что были первые два пункта, которые обещали как минимум нетривиальное развлечение, насколько может быть нетривиальным развлечение, отдавшись которому, рискуешь оказаться по кусочкам. Он уверенно хлестнул хлыстом второго и третьего, дав пинка заскулившему первому. Он определенно точно пожалеет об этом. Опять.

Но не похуй ли теперь-то?

Голос просел, став хриплым и вкрадчивым, с его лучшим пикап-акцентом для хороших клубов и баров - лучшее, что он мог подогнать, лучшее, что могло изгнать окончательного первого поводыря:

- А ты точно уверен, что это проблема?

Прикосновения Чейза искрили на коже, как статика, и это ощущение безумное, непривычное, неестественное. В последних словах пацана о какой-то ведьме он разве что улавливал интонации, а не смысл. Все потом. Провалиться ему самому в бездну сейчас, если он прервется на расспросы вновь.

Они фактически одного роста, и поймать чужие губы, требовательно целуя, не составляет труда. Поцелуй сейчас казался таким же естественным, как дышать и прислушиваться к звукам, которые издает Чейз. Как и первое, лишь на долю секунды, сопротивление, прежде чем язык касается языка, прося и спрашивая без слов.

Он ничего не мог поделать со своей настойчивостью, включающейся, как по расписанию, когда выпадал шанс интрижки, наподобие этой. Наличие второго члена в команде как будто развязывало руки и снимало барьер. Пальцы обеих рук сжались на чужой заднице несколько раз, прежде чем Джон прижал Чейза к столешнице, на которую тот только недавно облокачивался непринужденно, светя торсом и кубиками. В поцелуе, от которого уже кружится голова от нехватки воздуха, кожа соприкоснулась с кожей, а стояк вжался в стояк - ощущение буквально из прошлой жизни до липовой смерти. Воспоминания мурашками и холодком стекли по позвоночнику, вырывая из Джона стон в чужие губы.

- Тебе лучше очень быстро определиться с локацией, солнышко, иначе твоя женщина придет во сне ночью к нам обоим, - ответить сразу он не дал, вовлекая Чейза в новый поцелуй.

+1

15

- Ей никто не нравится. - Чейз ласково коснулся Силой спрятавшуюся внутри коряги Принцессу.

Ему не слишком хотелось повторения того раза, когда внезапно запрыгнувшая на обнажённую - и очень роскошную - грудь той девчонки из бара, чёрная паучиха вызвала такое оживление в постели, что его буквально вынесло из неё на пол, благо там не слишком высоко. Понятно, что ни о каком продолжении вечера речи уже не шло и со стояком пришлось справляться собственными силами под укоризненно-сердитым взглядом четырёх пар глаз. Точнее - двух кучек по четыре. Тогда он впервые понял, что самочка птицееда внезапно оказалась на редкость ревнивым охранником. И что он снова накосячил с заклинанием. И что очень глупо, оказывается, себя чувствуешь, когда сидишь со здоровым пауком на ладони и убеждаешь его, что люди должны спариваться с людьми, а членистоногие с такими же. Членистоногими. Может оно и не в этом было дело, но поговорить - поговорил. И даже купил своей Принцессе симпатичного породистого Принца, флегматично наблюдая, как покупку изучили, потрогали передними лапками и безжалостно зажевали после стремительного расчленения. То ли его девочка оказалась не в духе, то ли жених пришёлся не ко двору, то ли ещё что, но деньги на самцов Чейз переводить перестал.

Удивительно, но к мужчинам она ревновала чуть меньше, чем к женщинам. Странная паучья логика.

- Покусились бы, - пожал плечами Чейз. - Если б знали. Я не светил своими способностями перед каждым встречным. Это, как бы запрещено. Называется - Обет. Нам нельзя говорить, что мы умеем колдовать, к тому же я искал конкретного человека. Тебя. А у меня талант игнорировать любых извращенцев, если они мне не нравятся. Ни один фрик-медиум не сравнится с мерзостью акул с Уолл-Стрит, с которыми мне пришлось поплавать. Но это не значит, что мне понравилось общаться с ними.

Чейз не был сексуальным монстром или ещё каким гуру плотских утех, но проблем с сексом не испытывал, спасибо внешности, без сбоев притягивающую представителей обоего пола, и внутреннему обаянию невинного засранца, которое он прокачал, выпрашивая у окружающих всевозможные жизненные блага. Люди действительно считали его милым и это распахивало перед ним много дверей. Но только не лондонской магии. И магии в целом. Не ладилось у него с магией. Единственная любовница, которую он пока ещё не сумел соблазнить.Подаваясь назад под напором сильного тела, вжимающего в стол, впуская требовательный и, чего уж там, умелый язык в свой рот, он думал о том, что возможно у него с Силой и Джоном сможет получиться неплохой и продуктивный тройничок.

С мужчинами иначе, чем с парнями своего возраста и уж тем более не так, как к женщинами. Чейз не мог похвастаться богатым опытом гомосексуальных отношений, да он жил-то на свете ещё не так много, чтобы успеть перепробовать всё, и взрослых любовников пока имел не слишком много. Или они имели его, в зависимости от настроения. Но он обожал то мгновение, когда сердце восторженно замирало от предвкушения, пропускало несколько ударов, а инстинкты рвались дать отпор, подмять под себя, но понимали, что встретили достойного противника и подчинялись. Если противник и вправду попадался достойным. Джон казался достойным. Не физически, нет, никаких перекачанных мускулов или рельефных кубиков, на которых можно тереть железные  шпалы в стружку; обычный, довольно средних габаритов и кажется, даже на пару сантиметров пониже. Хоть и шире в плечах. Тех самых плечах, которые до боли стискивал пальцами Чейз, жадно отвечая на поцелуй, перехватывая инициативу, вторгаясь уже своим языком в рот Джона и превращая обычную невинную прелюдию в чертовски развратное и пошлое действо. Нет, девственные трепетные голубые орхидейки срывать здесь точно сегодня никто не будет.
От Константина исходило какое-то странно притягательное ощущение уверенности и спокойствия, что всё будет хорошо, что он со всем справится и разберётся. Почему, сложно сказать, возможно - магия, но Чейзу нравилось это ощущение, он слишком давно начал терять веру в свои возможности и победу над Силой. Наверное слишком рано делать впередибегущие выводы, но именно сейчас хотелось отдаться этому чувству и расслабиться до потёкших из ушей мозгов.

Отвечать он и не хотел, занимая себя более приятным вещами, изучая предложение всем собой, языком, губами, руками, огладив грудь, подтянутый живот и нескромно пробежал пальцами по натянувшему ткань брюк возбуждённому члену, издав непонятный и хриплый смешок. Неплохо. Очень даже. Покалывание чужой щетины словно крошечные кусочки острого перца в дорогом горьком шоколаде: непривычно, пикантно и слегка раздражающе.

Ни на столе, ни на диване заниматься сексом было категорически неудобно, Чейз уже пробовал, поэтому он упёрся ладонями в плечи Джона и начал подталкивать того по направлению к спальне, не отрываясь от его губ.

-  Упс, - рассмеялся он в поцелуй, когда врезался Константином в деревянную колонну посреди лофта. Старый уличный телефонный автомат звякнул и свалившаяся трубка повисла на спиральном шнуре. - Извиняюсь.

Зачем-то изрядно пострадавшая за этот день рубашка всё ещё болталась на руках Джона, и Чейз закончил её бренный путь, дорвав и бросив где-то по пути к спальне. Второй столб удалось виртуозно обогнуть, и там же он начал стаскивать и штаны, поэтому до дверей второй комнаты самый лучший маг в мире добрался в одних трусах.

- Устроит тебя эта локация? 

У Чейза не было кровати в прямом смысле этого слова, посреди небольшой комнаты на возвышении просто лежал толстый пружинный матрас. На такой удобно ронять человека, с которым собираешься заняться сексом, а в полках под ним не менее удобно хранить всякие интересные штуки, облегчающие и разноображивающие этот самый секс. Чейз ненадолго отпустил Джона, чтобы вытащить смазку и презервативы, кинуть их на кровать возле подушки, и вернулся обратно, усаживаясь на него верхом. В плане раскладок он был убеждённым универсалом, совершенно одинаково предпочитая хоть сверху, хоть снизу, хоть сбоку кверху головой. Какая разница, если приятно? Но те пара случаев секса со взрослыми мужчинами показали, что последние предпочитают видеть его исключительно в пассивной роли. Константин пока своих предпочтений не обозначил, поэтому он слегка притормозил своё наступление, мягко и спокойно целуя, передавая управление ему.

Впрочем, быть может совсем немного ему хотелось брать, а не давать. Отдать контроль и почувствовать себя защищённым. Как в детстве, до того, как он узнал о Силе.

+1

16

Магия - это не что-то, существующее отдельно. Магия всегда была и есть - это не суперспособность, это всего лишь частицы особой энергии, разнообразные, но похожие, которые окружают людей плотнее или слабее. У кого-то есть чуть больше таланта к тому, чтобы использовать эту силу, опираясь на оккультные знания, у кого-то его меньше, но хоть какое кривенькое заклятье, имея инструкцию, почти любой человек да осуществит. У кого-то есть талант буквально носом чуять скопления такой энергии в местах силы, на лей-линиях, там, где уже проводились какие-либо манипуляции с этой энергией. Иногда можно было использовать ее же для того. чтобы узнать, что здесь делалось раньше, присутствовали ли какие-то сущности. Нормальным состоянием Джона было знать, что она есть, но не ощущать каждую минуту, как будто разбитое яйцо стекает по позвоночнику с явным намерением зажариться на твоей заднице.

Может быть пацан и был прав, и у него проблемы. На пляже между ними было большое расстояние и открытая местность. Потом он чуть подуспокоился. Теперь же от него "фонило" так, что Джон чувствовал каждый жест Чейза, словно тот передвигался в раскаленном воздухе, разрезая его гипнотическими движениями, как акула разрезает своим телом мелкие воды. От этого движения среды волоски на загривке поднимались дыбом, а настороженность по инерции впивалась в мозг, колола шилом, требуя действия-действия-действия. Обезумевший всадник вскочил на свою любимую кобылу, намереваясь как можно быстрее загнать ее до пены у рта.

Что бы это ни было, это вряд ли можно было назвать магией, как ее знали в этом мире.

- Ты что, из какой-то секты? - где-то в этом моменте н бы уже оборвал все разговоры до завтра окончательно, но не поинтересоваться за старомодное "обет" не смог.

Пахнуло дешевыми ужастиками из США. Обеты, кланы с якобы бесконечно дальним родством, а на самом деле заключившие сделку с мелким демоном два поколения назад, нелепые заклинания, которые иногда совершенно нелепым образом работали, когда Джон их проверял от нечего делать наравне с другим псевдооккультным бредом из массовой культуры, которые попадался под руку. Для полноты картины не доставало еще того, чтобы язык, с готовностью отвечавший на поцелуй, цокал бы типичной рэднековской речью или характерной назальностью болот Луизианы. Но нет, даже тихо постанывал в поцелуе Чейз очень... городским американским английским. Даже дорогим. Более высокобюджетный ужастик из США, определенно. Можете тогда проинформировать, когда появится якобы психологизм, спасибо.

Он довольно усмехнулся, когда действие резко получило ответное взаимодействие. Даже как-то от души отлегло - если честно, он опасался, что фиалке приспичило поиграть в томный ядовитый цветок, но нет, новичком Чейз явно не был, оценивая прикосновениями все то же самое, что сам Константин некоторое время назад уже прощупал на глазок. Джон даже благородно уступил, с улыбкой отвечая на поцелуи и позволяя изучать себя - частично потому, что это было честно, частично - потому что ему было не западло, а частично - потому что от каждого прикосновения где-то глубоко внутри прокатывалась электрическая дрожь. Словно что-то било его током изнутри, а не снаружи, и пыталось одновременно выбраться, болезненно оседая в паху, заставляя колени слабеть, а кожу - становится еще более чувствительной. Это совершенно определенно ненормально, этой реакции не должно было быть, но реагенты все равно смешались. Кислота, щелочь, яд? Он не знает, что это за сила, и откуда она у Чейза, но теперь каждой части его тела очень хочется ее попробовать, невзирая на последствия.

Джон чувствует это нечто и ладонями, оглаживая прекрасно сложенное тело и сильную спину Чейза, чуть массируя копчик пальцем и игриво забираясь под пояс штанов во впадинку меж ягодиц. Оно движется под кожей пацана вместе с мышцами, как гель - тугое и раскаленное. Один жар - естественный человеческий жар, тела, а второй - как будто фантомное ощущение, долетающие из другого измерения, которое ты почему-то ощущаешь вместе с основным.

Двойственность восприятия рассеял звякнувший телефон, резко фокусируя взгляд Джона на глазах Чейза, сейчас состоящих из одних только зрачков. Тот вообще видит сейчас как-либо адекватно что-то?..

- Не стоит, тормоза тебе всё равно уже вряд ли сегодня позвонят, - он ухмыльнулся в ответ на мягкий смех, подхватывая дальнейшую координацию и их перемещений в пространстве.

Оставаясь попутно без одежды, конечно же. Совсем без нее. Он уже давно попрощался со всем комплектом сразу. На всякий случай.

Ответом он себя утруждать не стал - и без того все очевидно, и их тела сами притягивались к спальному месту в виде целого аэродрома для маневров. Дорогой матрас бесцеремонно полез обниматься своим комфортом, стоило только спине коснуться его, отвлекая от созерцания того, как натянулись мышцы, чуть перекручиваясь когда Чейз повернулся, чтобы добыть сопутствующие товары, так сказать. "Фон" пацана делал его ватным и каким-то чрезмерно ленивым, вдобавок немного заложило уши - потому он не успел дернуться, оказавшись оседланным.

Прекрасный повод вспомнить, что вообще-то от возбуждения уже все щемит, а это тебе не с девками в туалете бара на скорую руку перепихнуться, и этапов тут чуть-больше, чем было бы удобно. Он прошелся ладонью по животу Чейза, снова ощущая под кожей вместе с мышцами движущуюся лаву, прежде чем взбрыкнуть бедрами и поменяться местами. Его не смущал никакой расклад, но какие-то остатки здравого смысла, функционирующие даже во время секса, подсказывали ему, что это не особо хорошая идея - отдаваться на волю неизвестно чего. Даже при всей авантюрности, это было бы чрезмерно тупым. Да и после того, как его уже сегодня, считай, один раз поимели, продолжать марафон не хотелось. И это уже не говоря о естественном позыве стряхнуть оцепенение и влияние чужой энергии, включиться в процесс. И в процесс он включился жадно.

Почти единым движением он избавил Чейза от домашних штанов, накрывая собой и припадая влажными губами к жилке на шее, живой и бьющейся - чисто по-человечески сейчас, без всякой двойственности, смягчая агрессивные покалывания возбуждения теплом внизу живота. Нос щекотал почти выветрившийся запах парфюма, и Джон вдыхал его шумно вместе с собственным запахом Чейза. Ему никогда не нравился женский парфюм - за редким исключением, - но почти всегда нравился мужской, будоражащий, включающий слишком много дополнительных ощущений, помимо интимных. Адреналиновая зависимость следовала за ним даже в мелочах.

Чейз наверняка не будет пассивным даже сейчас, пока он еще ни к чему не приступил, и потому он не стеснялся оставлять в поцелуях, сбегающих от шеи к груди и ниже, чуть больше укусов чем поцелуев. Это совсем не обязательная часть, но он не смог отказать себе в удовольствии "пройтись по территории", прежде чем на пробу сдавить головку чужого члена кольцом пальцев, отодвигая плоть и стараясь вырвать стон. Еще немного плюсов партнеров-мужчин - понятный интерфейс. Он прошелся несколько раз плотно всей ладонью по стволу, накрывая головку большим пальцем - многообещающе и гарантированно приятно - и только затем отвлекся от своего занятия, чтобы избавиться от последней оставшейся в живых одежды и раздобыть смазку, которую ему любезно достали ранее.

Ладно, это уже было некоторое время назад. Хотя вряд ли люди успели эволюционировать настолько быстро, а мужики особенно.

- Тебе придется немного расслабиться, солнышко, - а для всего остального он есть у себя сам, чтобы подхватить поудобнее под колено ногу Чейза и, отведя ее в сторону, прикоснуться прохладным от любриканта пальцем ко входу. Вопросительно. И вот они плавно перешли к области минусов, то есть долгих прелюдий и той части интерфейса, которой нужно быть озвученной.

Ему показалось, или в незатухающем "фоне" он начал еще и слышать невнятные голоса?

+1

17

Всё-таки у Константина был жуткий акцент. Даже у большинства британцев, с которыми общался Чейз, не проваливались практически все согласные буквы и не пробуксовывали гласные. Из-за этого приходилось напрягаться и вслушиваться в слова, которые тот произносил, отвлекаться от раздевания, целования, трогания  и додумывать смысл на ходу к спальне. Конечно, существовал прекрасный способ Джона заткнуть, но когда тот высовывал язык изо рта Чейза, то начинал снова говорить. Стоило ему рассказать, к чему приводит излишняя болтливость. Надо было мочить Калеба молча с порога, и не разглагольствовать…

Дьявол!

-  Нет, я из Америки, - ответил Чейз, оставляя на губах Джона влажный след.  - Но в Америке много сект. Я тебе расскажу об этом подробно. Но потом.

Не то чтобы Чейз был против поболтать в постели между поцелуями и прочими насквозь порочными и непристойными действиями, но только не о Сынах Ипсвича и Обете. Потому что воспоминания о них и своём провале зарождали в глубине души тихую, рокочущую ярость, что медленно поднималась из глубины, затапливая глаза чернотой. Сила и злость - не лучшие спутники секса, когда ты и без того с трудом контролируешь каждое своё движение. Поэтому - лучше отвлечься на что-то приятное. Много и много приятное.

-  О, мои тормоза бросили любые попытки со мной связаться с момента, как мне исполнилось лет шестнадцать, - всё-таки не сдержался и хмыкнул Чейз. - Может даже чуть пораньше.

Здравый смысл тоже вряд ли мог позвонить, как и благоразумие и всё прочее, что должно без устали трезвонить, когда взрослый - интересно, а сколько Константину вообще лет? - мужик заваливает на кровать и… А! В задницу! Всё, и здравый смысл, и Константина. Туда же. Забавно, но магия, которая делала его сверхсильным и позволяла скакать с крыш небоскрёбов без особого вреда для здоровья, (кроме скоропостижной и мучительной смерти в расцвете лет), облегчала и такое, казалось бы, совершенно далёкое от колдовства мероприятие, как анальный секс. Его телу действительно сложно было навредить. Удобно, когда занимаешься чем-то не слишком предусмотренным природой. Летаешь. Останавливаешь машины на полном ходу. Занимаешься сексом со взрослым мужиком. Очень горячим взрослым мужиком.

От рывка и мгновенного чувства падения Сила всё-таки вырвалась из-под контроля, инстинктивно подхватывая его и бережно опуская на кровать. В том, что всё сегодня пошло не по плану, сомневаться не приходилось. Он уже не просто слегка превысил собственные установленные пределы,а под завязку накачался настолько, что ещё чуть-чуть и должен бахнуть передоз. Чейз пытался её сдерживать, но получалось плохо, и Сила разливалась по телу смешиваясь с возбуждением, текла по каждой жилке и коротко билась в каждой клетке несовершенного организма. Он буквально чувствовал их: миллиарды клеток, которые пульсировали в такт его желанию и могуществу, разрываясь от сумасшедшего перенапряжения, разлетались в атомы и собирались вновь, поддерживая жизнь.

Пока.

Он слишком, слишком слаб, чтобы владеть этим без последствий.

И ещё что-то странное. До этого момента никогда не испытанное. Что-то вплеталось в ощущения, отвлекало, хотело, чтобы он увидел его. Познакомился. Узнал. Чейз приподнял голову и посмотрел на Джона вновь ставшими абсолютно чёрными глазами.

- Вау, - выдохнул он, проведя ладонью по плечу Константина. - Ни хрена себе!

Его Сила смешивалась с магией Джона, и будь он проклят, если понимал, как это  вообще могло произойти, но завихряющиеся клубы прозрачной, видимой для него энергии сплетались с лёгкой, мерцающей дымкой, окутывающей тело мага. Это было невероятно, но он кажется впервые в своей жизни собирался трахнуться на двух уровнях обитания сразу.

-  О-хре-неть…

Чужая сила проникала под кожу покалывающими иголочками, опутывала и ласкала, добавляла ещё порцию наркотика, который сливался с его в дикий и притягательный коктейль с совершенно новым вкусом, который хотелось задержать в себе, впитать до самой последней капли, распробовать каждый полутон. Совершенно не похоже на то, как отдавал Силу отец,  в тот раз словно стакан с чистой, ледяной водой, закончившийся слишком быстро, а это - как купание в горном ручье, она обволакивала, струилась вдоль тела, и казалось, была бесконечной. У этой Силы совершенно иная природа, и Чейз  каким-то образом это понимал. Он не мог забрать её, не мог соединить со своей, но всё равно она  давала ему ощущение кайфа, как и его собственная. И без последствий! Чейз был слишком давним наркоманом со стажем, чтобы не понять с первого мгновения - он может подсесть на это. И следовало прямо сейчас закрыться, оттолкнуть и бежать как можно дальше, но как и все наркоманы - не мог отказаться от соблазна.

-  Это ты расслабься, Джон. - Вместо покупки билетов на самолёт в другой конец света, он всего лишь обхватил Константина за пояс и начал тянуть на себя, призывно приподнимая бёдра. Осторожность и здравомыслие? Позвоните попозже, абонент выключен и не абонент. -  Мне сложно сделать больно. Просто трахни меня! Солнышко.

Джон всего лишь человек, даже не машина, притянуть его к себе не слишком сложно, конечно, по-классике, Чейз должен смирно лежать и томно вздыхать, закусывая губы, пока папочка удовлетворяет свои желания позасовывать пальцы в разной приличности места. Вот только у него уже нет ни возможности, ни терпения для долгой прелюдии с цветами, шампанским и брачными танцами вокруг его трепетной задницы. Да и их секс мало напоминает классику. Если только порно-пародию фильмов ужасов. Поэтому к чёрту прелюдии! Крепко держа Константина, на всякий случай, если вдруг тот решить передумать и свалить в самый неподходящий момент, он максимально расслабился и, помогая себе рукой, направил член Джона туда, где тот и должен был находиться, вместо пальцев и прочей ванильной фигни.

-  Бля-я-я…. - выдохнул он.

Кажется, переоценка собственных сил - это его личное проклятие. Не то, чтобы Константин был переоснащён, не кинг-сайз, конечно, но обладал вполне себе нормальными размерами. Достаточными, чтобы пересчитать все звёздочки на потолке. Поэтому пришлось всё-таки снять трубку и ответить на звонок благоразумия. Он слегка притормозил, обхватывая одной ногой мага за бёдра и контролируя каждое его движение. Ну, хоть что-то в своей жизни контролируя.

Медленно, чрезмерно - мать его! - медленно, но иначе даже Сила не спасла бы от нежелательных последствий. Казалось каждое грёбанное нервное окончание рвануло вниз, чтобы прочувствовать все сантиметры члена Джона до последнего миллиметра, поэтому не-вы-но-си-мо медленно. Он тяжело дышал от напряжения, закрыв глаза и стиснув зубы, пока их тела не соприкоснулись в паху.

-  Всё в порядке, малыш, - невнятно произнёс, не открывая глаз. Не Джону, нет. Даже не глядя наверх, он ощущал тревожные всплески охранной энергии, исходящие от Принцессы. Судя по направлению - сидит где-то на верхней ступеньке над кроватью и пристально наблюдает за происходящим. Сколько раз он обещал себе, что будет запирать паучиху, но снова забыл. Похоже, это будет самый странный секс в его и без того наполненной странностью жизни. - Он меня не убивает, - не смог сдержать улыбки Чейз. - Он со мной размножается.

Основы гейского секса для пауков. Добро пожаловать в жизнь Чейза Коллинза, Джон Константин.

+1

18

О да, в Америке определенно до хрена сект. Американцы как будто жить не могли без собственной истины, а невообразимая свобода слова позволяла создавать сотни, тысячи их, не прикладывая к этому практически никаких усилий. В этой стране даже официальная религия походила на какое-то сектантское течение, что уж говорить обо всем остальном. В США по фану зародилась мировая секта саентологии, и оттуда же Джон может припомнить печально известный Культ Хладного Пламени. Он не сильно удивится, если Чейз расскажет ему что-то новенькое, с чем он еще не сталкивался, тем более что здесь и сейчас происходила явно какая-то чертовщина, которая отказывалась пока поддаваться разумного объяснению на основе имеющихся у Джона знаний. Или же просто стояк, на манер шпингалета, запирает дверь к этим знаниям. В общем, вместо того, чтобы рыться в теории, сейчас явно стоило изучить данное явление на практике, так сказать, изнутри.

Они почти одного роста, но хоть Чейз и в отличной форме - уж получше самого Константина, - как можно судить по ощущениям под ладонями, пока Джон в новом положении позволяет себе рассмотреть получше и запомнить рельеф, на нем все еще отчетливо видны незрелые округлости и припухлости. Сбегут окончательно они после двадцати пяти, а пока их призвание - делать Чейза сочным и привлекательным для всяких потаскунов в возрасте вроде как раз Джона.

То, что бродило под всем этим, дикое и пока непонятое Константином, однако, было голоднее их обоих, вместе взятых. Оно пульсировало и выжидало чего-то от двух кусков мяса, с которым ему приходилось мириться, и Джон понимал, что не сможет, вероятно, отделаться от ощущения присутствия сущности, пусть и неразумной. Легкий эксгибиционизм, которым может наслаждаться каждый. Его собственный член пульсировал возбуждением в тон этому неспокойствию внутри Чейза.

Их взгляды снова встретились. Чернота белков завораживала своей неправильностью и чуждостью - опасностью - мешая читать эмоции, но у Чейза они внезапно стали такими яркими, что не прочитать было невозможно. Невольно Джон глянул на свое плечо, не зная, что надеялся там обнаружить, но пацан явно видел там что-то и пытался потрогать. Он нахмурился, но не стал задавать вопросов, лишь обнимая чужую ладонь своей и мягко возвращая ее на место. И без того потрескивающая, атмосфера накалялась сильнее с каждым новым озадачивающим вопросом. Разговор их ждет явно не из коротких, так что нужно активно сбросить лишние мысли и лишнее напряжение и с новыми силами попытаться вникнуть в проблему паренька. Пока он сделает им обоим одолжение, если просто проникнет.

Тем более, у него же тут был мистер уверенный в себе, судя по всему. Он мог бы не поддаваться на провокацию и поиграть в старшего. Но не Джону было учить кого-либо безопасности в сексе. Не Джону было судить о болевом пороге неизвестного мальчишки, с которым творилась какая-то непонятная хрень. И не ему же было отказывать себе в удовольствии от ощущения чуть изогнувшегося под ним тела. Еще слишком гибкий для мужчины и уже слишком совершенный и развратный для мальчика и юноши - эта мысль как будто бы снова застряла, убивая на корню скепсис вместе с ответственностью.

Он только хмыкнул в ответ на очевидное передразнивание себя же, и, легко пожав плечами, сделал то, чего от него так настойчиво требовали словами и каждым движением. Почти очаровательно самонадеянно - как же тут отказать? Движение внутрь давалось не без труда, но останавливаться полностью он не стал - не смог. Во внутренностях возбуждение достигло апогея от плотного трения, вырывая низкий стон на грани слышимости, которое скоро обрушится лавиной из желания двигаться и обновлять это ощущение вновь и вновь и вновь, пока из головы не высосет все мысли, образуя вакуум, а из тела - все соки.

Манипуляции пацана могли его только замедлить, но уж никак не остановить. Он мог только помогать себе редкими поцелуями, и в конце концов, чья это вина? Жадность еще никого не доводила до добра. Хотя, черт возьми, это было охуенно лестно. Прямо до молний в паху. Он даже не сразу услышал, что говорит Чейз, а когда расслышал, снова почему-то словил краткий приход эксгибиционистской радости.

- Поэтому она будет очень недовольна, если после размножения меня не убьешь и не съешь ты, детк. Не разочаруй ее, - Джон лучезарно и шально улыбнулся.

У него нет проблем с чужими правилами игры, пока они не ущемляют его собственные. С птицеедкой он еще потолкует позже, пока ее хозяин будет спать. Занятная это будет беседа, кажется.

Он подался бедрами назад, на пробу толкаясь снова вперед и почти не встречая сопротивления - только отклик и ответное желание действовать. Оставалось только поудобнее ухватиться за бедро, чтобы хоть как-то двигаться, мелко и почти дразняще - обжигаясь возбуждением и пробуя друг друга.

Можно просто напиться, трахнуть кого-то и забыть, если располагает ситуация. Для этого есть туалеты и прочие публичные места, есть внезапный порыв и полная незаинтересованность с обеих сторон в придании жизни глубины в данный момент времени. Случалось ли такое с Джоном? Частенько. Незначительные соития, чтобы хоть как-то продвигаться по жизни дальше, маленькие, едва заметные крючки, чтобы вязание собиралось во что-то, похожее на уродливый, кособокий шарф. Но это не единственное, что могло случиться. Еще могли случаться более осмысленные моменты, похожие на этот. Да, их встреча - это пинок от реальности, один из многих, которые настигают Константина так или иначе, но в этом был хоть какой-то смысл и какой-то расчет на завтрашний день.

Если он переживет эту ночь, потому что от удовольствия и одновременно неудовлетворения мозги пытались расплавиться и стечь прямиком на кубики Чейза. Так не пойдет, как бы ему не нравилось оглаживать гладкую коду на бедрах и заднице. Так не пойдет, и это было даже написано на лице пацана. Он чуть приостановился, плавно двинув бедрами, входя до конца и целуя уже припухшие губы.

- Ты прекрасен невероятно, luv, но кажется нам обоим сейчас нужно кое-что другое.

О, Принцесса явно не одобрит его телодвижений. Зато кое-чья задница одобрит. Риск возможного прыжка на задницу разгневанной паучихи, пожалуй, стоил того. По крайней мере, так Константин решил для себя, заставляя Чейза перевернуться и поудобнее расположиться на неизменных и таких удобных четырех. Легкая дрожь и волнение лавы под чужой кожей после нового слияния недвусмысленно намекали, что он сделал правильный выбор. Как минимум, теперь единственное нужно место в кое-чьей заднице не будет обделено полным и безоговорочным вниманием. Да и резко и быстро двигаться так было гораздо удобнее, проводя пальцами вдоль отчетливо проступающего позвоночника - правильная осанка, правильный изгиб, оглаживая напряженный живот - казалось, звук стонов Чейза рождался где-то там, лаская слух и чуть приглушая характерный звук шлепков кожа о кожу.

"Мать твою паучью, если ты надумаешь участвовать, я не знаю, что я сделаю..."

Потому что вместо обычных ощущений, Джон чувствовал, как мягко и ненавязчиво от страных ощущений, помимо удовольствия, начинает сползать крыша, а колени не могли определиться, деревянные они или ватные. Внутри словно горела трансформаторная будка, а то, что он почувствовал еще в начале, это жужжащее ощущение, как от электрического тока внутри, теперь пыталось порвать его внутренности, и он как-то был не уверен, что оно не способно этого сделать буквально. Они не просто трахались, но их волны словно связались в странный, неестественный резонанс, и мост под ними, как в той исторической байке, грозил рухнуть с неизвестными - возможно, летальными - последствиями.

Блядь, просто дайте ему еще!  Иногда он наступал в лужи адреналина, но сейчас провалился в наполненный до верхов колодец.

+1

19

У Джона была такая самодовольная и торжествующая ухмылка, что хотелось его стукнуть, дабы вернуть на место. Но вот загвоздка - он настолько плотно и прочно занял место в заднице Чейза, что стоило признать - вполне мог гордиться собой. Сложно не гордиться, когда в таком возрасте ты ещё способен возбудить интерес. И не только интерес. Конечно, у Джона было полное право ухмыляться. Да и вообще, за те пару часов знакомства с “лучшим магом в мире” Чейз понял, что тот довольно нахальный и самоуверенный тип.

И интересуется мальчиками. Забавно.   

-  Джон, - выдохнул Чейз, когда тот оторвался от его губ. Кожу вокруг них горячо саднило от щетины и поцелуев, и он несколько раз обвёл их языком, пытаясь смягчить неприятные ощущения. - А сколько тебе лет?

Внезапно. Можно было, конечно, ещё спросить удостоверение личности, свидетельство о рождении и проездной на метро для полного комплекта. А о чем ещё говорить, когда крепкий член толчками вытрахивал мозг из дурной головы, которая думать, видимо, не начнёт никогда. Наверное, следовало спросить о возрасте до того, как позволил случайно встреченному мужику завалить тебя в кровать. Окей, ладно, не случайно, не совсем мужику и скорее уж завалил сам, но это детали. И зачем  ему вообще сейчас понадобился возраст Константина, как будто узнав, что тому сорок, а не тридцать пять, выкинет любовника в окно и убежит вниз по улице?

Но, вот, приспичило. Очень. 

Он всегда с трудом думал, когда разум заполняла Сила и выдавливала все вменяемые мысли, кроме одной - “больше, больше Силы!” В последнее время присоединилось ещё и "больше секса". Когда кайф от колдовства стал приносить с собой кроме удовлетворения ещё и возбуждение Чейз не заметил, но в какой-то момент в нём словно пробудилась программа по затрахиванию всего вокруг, толкая осеменить как можно больше всего живого. Не то, чтобы это было неприятно, но иногда мешало. Мешало адекватно оценить обстановку, мешало сказать “нет”, когда что-то не нравилось, мешало остановиться. Хотя в случае с Константином останавливаться  особо и не хотелось. Наоборот, если бы тот остановился, Чейз бы его точно прибил.

Ну или попытался бы.

Он не стал протестовать, когда Джон потянул его на себя и поменял позу, разворачивая к себе спиной, хотя в сексе предпочитал не закрывать глаз и смотреть на партнёра. Любого пола. На тело, на то, как меняется выражение лица, как работают мышцы тела при движении. Ему нравилась неприметная, небрежная и нарочито грубая красота Константина, к которой требовалось приглядеться, чтобы рассмотреть всю её привлекательность. А на что смотреть, когда уткнут носом в кровать? Чейз, не сдерживая стона, проехался грудью по постели, накрытой пледом - огромный яркий британский флаг, как символично! - прогибаясь в пояснице и вздрагивая от очередного проникновения, в таком положении ощущаемого слишком глубоко. Джон не особо церемонился.

Теперь он не видел Константина и уже ничто не могло отвлечь его от ощущений, которые обострялись от каждого резкого толчка и заставляли сосредоточиться только на них. На них, собственных несдерживаемых стонах и Силе. Своей и Джона. Чейз чувствовал, как они схлёстывались в пульсирующем единении и проникали внутрь: Джон - физически, а его магия - духовно. Ничего подобного не было раньше, ни с кем и никогда. Абсолютно чужая Сила впервые наполняла его тело, сливалась и договаривалась с собственной, будто они были живым организмом, создающими нечто новое на другом уровне реальности, и это приводило одновременно в ужас и в восторг, потому что совершенно невозможно предсказать конец этого слияния. Но удовольствие перекрывало все хоть сколько то разумные и не слишком мысли. 

Плотная красно-синяя ткань нестерпимо громко затрещала под сжавшимися пальцами, и плед разошёлся, похоже, сразу в двух местах, оканчивая своё бренное существование. Чейз поднялся на колени, оставляя в покое покрывало, и вжался спиной в грудь Константина, обхватывая себя его же руками. Но так оказалось слишком неудобно, из-за позы движения стали ограниченными, член коротко проскальзывал, почти не задевая нервных окончаний и особо не ощущаясь, поэтому он опустился обратно, с коротким смешком прощаясь с пледом. Секс не секс, если что-нибудь не порвать. Когда-то давно, когда Чейз ещё жил в Америке, был маленьким и не особо понимал, что с ним происходило, у него случился довольно бестолковый и нервозный подростковый акт с очень симпатичной девчонкой из школы, в результате которого от перевозбуждения он разодрал простыню и слегка задел матрас. И чёрт бы с ними с дырами, но дурацкость ситуации - и клубящаяся в теле Сила - рассмешили настолько, что он начал тупо ржать не в силах остановиться. Красивая девочка, темнота комнаты и во весь голос смеющийся Чейз, не способный выполнять свои функции. За что и получил по лицу, оставшись и без девочки, и без секса. Ну.. С каждым случается какая-то фигня. С Чейзом, вот постоянно.

Перед глазами мелькнула чёрная тень, обдавая едва не потерявшейся в водовороте ощущений смесью охранной осторожности, интереса к новой магии и… возбуждения? Нет, всё-таки определённо он что-то сделал с этим пауком не то. Но радовало, что Принцесса не собиралась ни вмешиваться, ни присоединяться, только перебралась на кровать и затаилась где-то в подушках, пристально наблюдая за своим хозяином и его гостем. Чейз сквозь зубы выдохнул и вцепился в плед - да и хрен с ним! - как можно сильнее подставляясь и напряжённо поглощая всем собой каждое движение и звук Константина. Он практически не двигался, распластавшись по кровати и мысленно - а может и не очень - молил, чтобы тот не останавливался, только мать его не останавливался ни на секунду!

К счастью для собственного здоровья, Джон и не собирался останавливаться,  продолжая держать темп и постепенно ускоряясь, поднимая из глубин животных инстинктов самое древнее и самое охренительно приятное в жизни чувство. Невыносимое чувство, от которого хотелось одновременно сдохнуть и чтобы оно продолжалось бесконечно, но его надвигающуюся, словно цунами, остроту уже практически невозможно было терпеть. А вместе с ним заканчивали плести свои невидимые узоры две Силы, соединяясь во что-то невероятное, прекрасное и желанное, формируя нечто. Нечто, пожирающее с головой, окутывающее, оплетающее и дарующее новую, чистейшую эйфорию. Чейз вскинулся и закричал, позволяя этому захватить себя без остатка и сорваться, вызрывной волной пронестись по всей комнате, ударить по зеркалу напротив кровати, разнося его в крошки, покачнуть шкаф, срывая открытую дверь с петель, раскидать по всему полу подушки и с гулким звуком раствориться в пространстве, оставляя после себя звенящую, абсолютную тишину. 

Кажется, Чейз только что обнаружил ещё одну проблему со своей Силой. Она не слишком адекватно реагировала на секс с носителями магии.

Волшебно. Именно этого для полного счастья ему и не хватало.
(9)

Отредактировано Chase Collins (Пн, 12 Мар 2018 00:08:32)

+1

20

- Ты уверен, что это не я должен был поинтересоваться? - на его памяти, это взрослых дядек сажали за секс с несовершеннолетними, а не наоборот. - Тридцать восемь.

Ему было совершенно не жалко поделиться этой совершенно бесполезной информацией. Тем более все равно теперь документы другие делать - хоть сколько пиши. И это он еще не задумывался над вопросом, что будет, когда его внешний вид начнет слишком нереально соответствовать фото в паспорте, по идее сделанному десять лет назад, будто он так и остался в том самом дне, в который фотографировался. К тому же, не самое странное, о чем его спрашивали в постели, и совершенно не пугающее

В новом положении было куда проще. В основном - расставаться с башней. Даже если бы не странные, невыносимо яркие ощущения, которые генерировало нечто внутри Чейза, эффект все равно не пропал бы полностью. Пацан раскинулся под ним восхитительно-податливо, с готовностью принимая в себя и не сдерживая низких стонов, щекотавших мозг и желудок. Его самозабвенное блаженство и открытость - как кайф наркомана, но почему-то затягивали в себя и Джона вместе со всей этой адской мясорубкой возбуждения и удовольствия, перемалывающего внутренности.

Ему казалось, что он старается держаться в ритме, но неизбежно все равно ускорялся - что-то будило в нем это желание двигать бедрами сильнее, сильнее врезаться в такое доступное тело, не сдерживать себя, поддаться какой-нибудь темной мыслишке - из тех, что всегда плавают на дне и ждут своего шанса. Из тех, что хотят до боли, что бы это ни было в данный момент времени. Джон обычно держит это при себе, но что-то в пареньке игриво и дразняще приоткрывало эту дверь и готовилось сломать замок, в то время как он просто не успевал добежать и остановить. Ему пришлось припасть грудью к спине Чейза, входя чуть медленнее, но глубоко, чуть изгибаясь вместе с ним, чтобы унять эти странные мысли, не дать им прорваться. Прорвался в итоге только британский флаг под пальцами Чейза. Ну вот, теперь этот союз с младшим американским братом Королева точно не благословит... Хотя, какого черта, именно какие-то такие картинки превосходства ЮК над ЮСА Лиззи в своих снах и видит.

Пацан будто почувствовал что-то тоже, что-то нехорошее, вскидываясь на дыбы, как конь, полностью меняя угол и вырывая вздох, заставляя держаться за себя. Джон послушно вцепился в Чейза, проходясь горящими ладонями по напряженному животу, обнимая налившийся и пульсирующий ствол чужого члена. В месте, куда он уткнулся носом, особенно сильно пахло парфюмом, и просто невозможно было удержаться и не оставить там засос - между плечом и шеей, окончательно отвлекаясь, снижая из-за новой позы ставший опасным темп. Заново. Нужно было начать заново, пока еще есть силы, потому что стоило чуть притормозить - и усталость сразу напомнила о себе. И не только она...

Явно пора было выходить на финиш. Они вернулись обратно, и дальше уже сложно было продолжать церемониться. Все, чего хотелось - это уже вытрахать до конца друг из друга мозги и отправиться в целительный, опустошенный от лишнего сон. Мозг Константина даже не отреагировал на паучиху, просто лениво отмечая, что падать в подушки после не стоит. Все, на что его хватало - это поддерживать бешеный ритм собственных бедер и... банально не теряться в пространстве, которое начало кокетливо и неспешно разъезжаться, а точнее двоиться. Одна двойственность - правая - ко всему прочему еще и начала будто перевешивать другую. И хоть это явно сочеталось с приближением оргазма, он точно не являлся нормальной причиной. Херово...

...Настолько херово, что, кажется, он чуть не выключился сейчас от оргазма. Взрывного. В прямом смысле слова "взрывной", потому что в комнате как будто мастера по спецэффектам подложили свои маленькие бомбочки и взорвали их. Волна неизвестной энергии прошила насквозь, оглушая и буквально заставляя кончить на болезненном пике вместе с Чейзом, оставляя после себя разрушения. Зрение помутилось, но он успел увидеть, как Принцесса порскнула куда-то прочь с кровати, не щадя всех восьми мохнатых лап. Мелкая вуайеристка, так ей и надо.

Ох, что-то ему совсем нехорошо. От того, что хорошо ему слишком. И, кажется, все-таки от небольшого сотрясения мозга после того взрыва. Джона замутило, и пришлось упасть вперед, придавливая Чейза обратно и тяжело опираясь уже самому на все четыре конечности. Про мусорку сил спросить не было, и пришлось довериться своему зрению, чтобы избавиться от резинки. Он не был уверен, что попал и что вообще это была именно мусорка.

В неестественной тишине их дыхание казалось таким громким, что могло бы и мертвого разбудить. Или просто у него еще и резко голова заболела вопреки оргазму? Яркому, болезненному, охуенному оргазму, который бы еще осознать. Он тяжело припал на бок рядом с Чейзом, пытаясь собрать одного из двух.

- Есть смысл спрашивать, какого хрена это сейчас было?

Выброшенная энергия, казалось, оседала на плечи пеплом. Еще никогда Константин не встречал такой чужеродной и такой ощутимой магии.

Отредактировано John Constantine (Сб, 24 Мар 2018 12:03:23)

+1

21

-  Прости, - невнятно ответил Чейз, всё ещё качаясь на ватных облаках эйфории.

Невероятно! Секс с Джоном оказался не-ве-ро-ят-ным. Казалось, что маг своим членом достал до самых мозгов и нахрен вытолкал их черепа, настолько пусто и блаженно сейчас было в голове. Обычно такое состояние его накрывало после сильного колдовства, когда Сила нажиралась и успокаивалась, переставая беспрестанно звучать на одной ноте: “Ещё, ещё, ещёещёещё…”, как заевшая старая пластинка, которая никак не могла соскочить с одной раздражающе растянутой фразы. Это всё вернётся, Сила никогда не успокаивалась и не отпускала надолго, но сейчас можно просто забить на неё и насладиться этим безмагическим вакуумом.  Он будто одновременно словил самый мощный приход в своей жизни, бэд трип, гуд трип и сабспейс до кучи.

-  Я забрал у тебя слишком магии, - попытался он объяснить через пару минут, когда отдышался и частично пришёл в себя. Тело ещё ощущалось пластилиновым, а воздух вокруг сгущённым до состояния желе, но он уже хоть и с трудом, но смог подняться и сесть на кровати, осматривая устроенный им же беспорядок. - Обычно люди при этом умирают, а их Сила остаётся во мне. Но твоя… - Чейз задумчиво разглядывал разбитое в дымину зеркало, мысленно прикидывая стоимость нового. - Я не смог сдержать то, что получилось. Слишком сильно. И неожиданно. И круто, - добавил он, сползая всё-таки с кровати. 

Ни следа от чужой магии, полное ничего, как бы он ни прислушивался к себе. Она пронеслась сквозь его тело, объединилась с Силой, увеличив её мощь вдвое, но не осталась, а вырвалась наружу, ударив по пространству. Чейз даже не знал, что возможно такое. С другой стороны, а что он вообще знал?  Быть может существовал какой-то способ забирать Силу не убивая? Но ведь мощь Сынов Ипсвича складывалась, а в случае с Джоном оно складывалось если только на ноль: действие происходило, но результат оставался тем же. И никакой рвущей на части боли - только чистое, незамутнённое наслаждение.

-  Могу рассказать поподробнее, если тебе не нужно домой, - усмехнулся, но улыбка вышла кривая и слишком натянутая. - И не волнуйся, тебя не посадят за секс со мной. Я совершеннолетний. По вашим законам, - добавил он.

Чейз никогда не продумывал свой план настолько далеко, так как не знал, что из себя представлял Константин и согласится ли вообще помогать. Но вот маг нашёлся, и теперь он не совсем был уверен в себе и в том, что делать дальше. Джон мог с чистой совестью встать, поблагодарить за секс и свалить. Это его полное право. Конечно, ему пришлось бы задержаться, так как в коротком тренче с голым задом даже в Уайтчепеле задержали бы за непристойное поведение, но, что-то подсказывало, что вряд ли это его бы остановило.

К счастью, Джон решил, будто ему нужно. Послушать Чейза. И уходить он никуда не собирался как минимум до утра. А значит до утра необходимо выложить всё, ну, за исключением пары не самых лучших моментов из биографии, и заинтересовать настолько, чтобы Константин остался ещё пару-тройку ночей. А лучше - больше.  Чейз достал из комода чистые трусы-боксёры с эйфелевыми башнями - купил себе сувенир в Париже - серые хлопковые домашние штаны и чёрно-белую футболку с принтом: “Секс без причины - признак мужчины”. Она попалась наугад, вытащил первую попавшуюся, но оказалась очень в тему. Вручил охапку белья Джону, а затем отыскал в клочках разорванного пледа свои чёрные штаны.

-  Мда, - кинул в он небольшую кучку обрывок флага. - Надо будет в следующий раз найти себе бункер. Девочка моя, - мгновенно изменившимся голосом произнёс, протягивая руку и позволяя паучихе забраться на ладонь, а оттуда по руке и на плечо. Мохнатое тельце слегка пошатывалось, пока Принцесса перебирала лапками, поднимаясь по телу хозяину, и Чейз недовольно отметил, что брюшко выглядит каким-то облысевшим. Похоже, взрыв магии так напугал паука, что он со страха сбросил часть ядовитых волосков. Главное, чтобы не в постель, а то чесаться потом замучаешься. - Не волнуйся, всё хорошо, - нежно успокоил Принцессу, погладив пальцем по спинке. - Мне надо поесть, я слишком много энергии потратил сегодня, тебе что-нибудь принести?

Константин попросил аспирин, странно, вроде головой он его не бил, но жалко что ли, человек в возрасте и тут такое... Смешно, но только сейчас до выпрямленных извилин дотащилась информация о возрасте. Тридцать восемь лет! Нет, это совершенно не напрягало, скорее даже придавало некоторой остроты, и нельзя было не отметить, что Джон потрясающе выглядел для своих лет. С бицепсами, крепким прессом и отличной задницей. Чейз разглядел как следует, перед тем как уйти на кухню. Быстро обыскал полки, нашёл тубус с растворимыми таблетками аспирина, кинул парочку в стакан с водой, разогрел пару готовых сэндвичей в микроволновке, достал упаковку пива, большой сникерс и полупустую пачку сигарет, похоже, оставил кто-то из бывших. Кое как уместил всё на подносе и, опасно лавируя между мебелью, вернулся обратно. 

- Держи, - Чейз протянул Джону стакан с аспирином и сигареты.  - Можешь спрашивать. - Он поставил поднос между ними, предлагая перекус, забрал свой сэндвич и торопливо заработал челюстями, утоляя зверский голод.

+1

22

В голове - ни одной мысли, пустота - а в ней звон. Слова Чейза падали в эту пустоту и звон, но их раздражающее смазывало зудение прямо в мозге, которое скоро перерастет в настоящую головную боль.

- У меня нет магии, солнышко, она сама по себе. Это то, что осталось после свидания с Драммондом.

Интересно, ублюдка уже забрали?

- Подожди, что ты там про умирание сказал?

Только сейчас Джон понял, что все это время его глаза были закрыты. А когда он их распахнул, за ушами как будто что-то переклинило.

- Ох, бля... Блядский взрыв...

И чертов Чейз, который, кажется, не собирался отваливаться в кроватку, сверкая соблазнительной пятой точкой, сползая с кровати. Ладно, хрен с ним, потому что, несмотря на протесты организма, кажется, после фразы про умирание спать ему хочется не особо.

- Не нужно, тем более мы вроде как скрепили договор как минимум на одну консультацию оккультного специалиста. Правда, я отказываюсь ее проводить без присутствия твоего... аспирина, - секс он уже получил, так что теперь можно и по-идиотски пошутить - уже никак не повлияет.

В такие моменты он абсолютно четко понимал, почему все считают его шутки идиотскими и считают, что он разыгрывает дурачка.

- Ты тоже не волнуйся - я не из законопослушных.

"Этот трах определенно высосал тебе весь мозг, Джон. Судя по всему, даже спинной и жопный"

Он лениво наблюдал за всеми мельтешениями Чейза, перевернувшись на спину и пытаясь ровно дышать. Между восемнадцатью и двадцатью одним годом... Выглядел паренек все-таки старше своих лет, и что-то подсказывало ему, что дело не в хорошей физической форме (вон, этих качков в Америке из футбольных команд - тело шкафа и мозг, невинный, как у детсадовца), а в том, что в нем живет. Тяжелое и вульгарное в своей неизящности и прямоте. Что-то определенно стоящее пристального внимания. В пустоте головы замелькали условные папки со всеми знаниями, что у него есть, и он дотрагивался до них, припоминая содержимое и сопоставляя с увиденным. Банальные вселения различных сущностей он отмел сразу.

Мысли прервала оказавшаяся на груди куча одежды. Джон собрал ее в небольшую кучку и положил рядом с собой, пока проигнорировав. Ну уж нет, не до первой сигареты! Поэтому все так же неодетым он наблюдал за  милованиями Чейза и испуганной паучихи. Эти штуки вряд ли любят громкий звук чего либо. тем более в таком количестве. Даже у Джона уши заложило, а вот у животинки теперь стресс. Впрочем, ничего не мешало ей сидеть на кухне, а не лезь в спальню. Или все-таки мешало?.. Нет, все, вопрос с пауком - утром. Он уже примерно знает, как устроит Принцессе мини-допросик.

- Виски еще. Аспирин это хорошо, но ему надо немного помочь...

Но с вернувшимся Чейзом вискаря не оказалось. Впрочем, пивас тоже годился. Им же предстоят болтливые посиделки... зато про сигареты тот не забыл, и это прямо было то, что нужно. Дым от зажженной сигареты устремился по привычной дорожке в легкие, завитками лаская на прощание отступающую при виде еды пустоту в мозге. Небольшая пепельница нашлась неподалеку, так что он был почти в мини-раю, к которому прилагался своеобразный ангелок как раз ему под стать.

- Ты знаешь. что с тобой? - Джон не был уверен, это вопрос или же утверждение

+1

23

-  Это не могло остаться после свидания с Драммондом, - покачал головой Чейз. - У того демона была совершенно иная магия, а это… что-то совсем другое.

Может, Джон сам не знал, что внутри него сидело что-то, вроде Силы, или Чейз просто плохо объяснял. А так как Джон убегать не собирался, только спать, поэтому все вопросы можно отложить на чуть позже, когда Чейз хоть что-нибудь съест.

-  Сложно сказать, знаю ли я.

Он слизнул горчичный соус с уголка губ и открыл банку пива. С громким шипением вскрылась капсула с жидким азотом, гарантируя “лавинный эффект” в бокале и густую, бархатистую пенку. Ни бокалов, ни виски Чейз не прихватил, поэтому пришлось делать глоток “Килкенни” прямо из железки, предварительно тщательно протерев край куском порванного пледа. Глупость, но в слишком нежном возрасте он прочёл у Кинга о том, как однажды какой-то мужик подцепил с подобной банки неизлечимую экзотическую дрянь и в муках умер. На самом деле это случилось, или король кошмаров банально всё придумал, Чейз не знал, но иррациональная привычка протирать всё, из чего он пил - сохранилась. Вдвойне глупо, учитывая, что ни от какой болезни ни один из Сынов Ипсвича умереть потенциально не мог. Их убивало лишь одно - Сила. 

Мохнатые лапки легко коснулись чувствительной кожи за ухом, заставляя дёрнуть плечом от разбежавшейся стайки мурашек. Похоже, Принцесса не собиралась покидать свой наблюдательный пост на его плече. Восьминогому охраннику не нравился Константин, но ей пришлось смириться с хозяйским гостем, поэтому она просто сидела, уставившись на мага всеми глазами и фонила недовольством во все стороны.

-  Наверное, стоит рассказать с самого начала, потому что это долгая история, - начал Чейз, распечатывая сникерс. - И я её не всю знаю, - он откусил кусок шоколадки и задумался, подбирая слова. - В 16-17 веке из Англии в Америку прибыла группа колонистов, среди которых было пять семей. Эти семьи бежали от преследования инквизиции, так как были колдунами и обладали Силой, способностью к магии. Настоящей магии. Но инквизиция последовала за ними, и не успели они как следует обосноваться, как одного из них обвинили в колдовстве и казнили. С этой казни началась история массового уничтожения ведьм в Америки. Но тот успел обрюхатить местную вдову, поэтому оставил наследника. Этот наследник был моим прадедом. А пять семей приняли Обет, который запрещал им рассказывать кому-либо о том, что они обладают магией. Один из моих предков попытался нарушить этот Обет и его изгнали из Ипсвича, из-за чего я сейчас нахожусь в той заднице, в которой нахожусь.

Он никому раньше не рассказывал этой истории, лишь крошечными обрывками той гадалке-ведьмочке в Париже, которая и назвала ему имя Константина. Вообще, её нельзя было рассказывать, как и показывать, ибо это считалось нарушением Обета: никто не должен знать о Силе. Но, как показывала всё та же история - информация вылезала всегда, и всегда посторонние люди узнавали и о Сынах Ипсвича, и о Силе, и том, что она брала взамен. Отец Калеба рассказал его матери, а сам Калеб - своей девке. Это и выбешивало сильнее всего:  грёбанное лицемерие от начала и до конца. Сыны Ипсвича делали ровно то, за то изгнали семью Чейза из города. Проклятые ублюдки!

Тонкая жесть банки смялась под пальцами, и Чейз попытался успокоиться, отвлекаясь на завозившегося на шее от его раздражения паука.

-  Поэтому большая часть информации мне неизвестна. Правда, я не уверен, что она известна им, - пожал он плечами, доедая первый шоколадный батончик и принимаясь за другой. Наверное, надо было прихватить ещё и пачку чипсов к пиву. Можно сбегать, заодно принесёт виски Джону. - В общем, Сила - это магические способности, которые позволяют мне делать то, что ты видел. Нечеловеческая мощь, способность прыгать с небоскрёбов без вреда для здоровья, телекинез, пирокенез, левитация, смена облика, хождение по снам, я могу тебе составить полный список всего, что я могу, если надо. Ну и наша семья всегда умела управлять пауками, собственно, во многом за это моего прадеда и казнили. И я умею создавать пауков и насылать через них порчу. Звучит всё очень круто, но как и у всего, у Силы есть цена. И это - жизнь. Буквально. Каждое применение Силы отбирает у меня здоровье, заставляя организм стремительно стареть, что приводит к очень ранней и мучительной смерти. И казалось бы - не колдуй, и нет проблем. Но… Сила - это наркотик, очень сильный наркотик, вызывающий мгновенное привыкание. Попробовал поколдовать хоть раз, и ты конченный наркоман, который не может слезть с неё до конца жизни. Она не отпускает и не даёт обойтись без неё. Чем дольше не пользуешься колдовством, тем сильнее желание колдовать, пока оно не начинает преобладать надо всем. И ты больше не контролируешь себя. Я магический наркоман, сидящий на колдовстве и умеющий делать очень жуткие вещи. Вот моя проблема Джон. И судя по вот этому, - Чейз обвёл рукой разрушенную комнату, - она с каждым днём увеличивается.

+1

24

- Я не имел ввиду демона luv, я имел ввиду процесс его отвлечения, защиты и заклинание, которое отправило его домой. У любого заклинания есть остаточные следы, лишняя энергия, которая не понадобилась, но пока и не рассосалась.

Возможно, Чейз почувствовал - или увидел? - именно их, эти обрывки того, что он взял у матушки-природы, чтобы спасти свою задницу сейчас в бесплодной надежде, что это не укусит его за эту самую задницу чуть позже. Оттяпав половинку целиком. И если весь этот Гендальф-стайл со швырянием файерболов - это так, всего лишь быстрый прогон через себя магических частиц с приданием им формы и направленности, может быть, вызовет насморк или еще что (не у Джона), то вот то, что он сделал вместо экзорцизма - определенно накапает в его копилку долгов.

Вторым вариантом было кое-что еще... Кое-что, о чем он и дальше предпочтет не распространяться вообще ни перед кем. В конце концов, должно же у человека быть что-то личное?

- Ну, ты уж как-нибудь постарайся. А то знаешь, непонятная задача порождает катастрофическое решение.

Докурив, он залпом залил в себя аспирин, почти сразу заливая его пивом из пшикнувшей банки. С нихрена не божьей помощью часа через пол он будет в порядке. Картинка уже двоилась непостоянно и только по краям. Чудесные последствия чудеснейшей задницы, в которой он побывал в смысле, без всякого сарказма, это большая плюшка при его образе жизни, что раны на нем заживают как на собаке. И еще будут заживать какое-то время, пока не начнут оставлять после себя едва заметные белесые шрамы, а затем все более глубокие, пока пара увечий не останется с ним до самой могилы...

Так, что-то его потащило в совершенно не ту сторону.

Чейз забавно дернулся, сбивая поток уныния с курса, и Джон все-таки принял более-менее вертикальное положение, усевшись рядом с подносом, скрестив ноги.

- Может быть, мне стоит ее подержать? Вдруг так я покажусь ей привлекательным? - он хмыкнул.

Это конечно же дохера хорошая идея, как же.

- Занятное уточнение - настоящей...

Пока, кроме этой самой настоящей магии, историческая справка была достаточно банальной. Мало ли таких семей было в деревнях старой доброй Англии. Они казались себе уникальными, потому что их было-то на одну деревню два человека, а других деревень большая часть этих людей за всю свою короткую жизнь так и не видела. И точно так же, многие колдуны, как только в Европе запахло жареным, бежали в Новый Свет, не освоенный пока им подобными. Оккультные знания местных обращались больше к другим аспектам в своих практиках, так что как минимум этим белым нечего было делить с индейцами.

Что ж, по крайней мере, теперь ему ясно, почему Чейз упоминал некий обет.

- Вы все время называете ее силой? Это немного нетипично.

Как только первые глотки утолили жажду. в ход пошел сэндвич. Они как раз перешли к самой сути проблемы. И Джон слушал, чуть нахмурившись и периодически делая глотки пива. Информации было много, аспектов было много, настолько, что сложно было сразу понять, откуда начать распутывать этот клубок, хоть и вполне было понятно, какая проблема волновала Чейза больше всего.

- Ну, не самое плохое, что может случиться во время секса, - Джон усмехнулся. - А вообще, это не магия, а просто-таки какое-то колдунство, солнышко. Я не встречал людей, - и это слово было произнесено не случайно, - кто колдовал бы на таких условиях. Разве что, принцип соблюден, и любая магия всегда имеет свою цену, хотя не всегда такую буквальную и в реальном времени. Но я слышал о магах, способных общаться с определенным видом животных - с пауками, змеями, кошками, крысами. Это очень редкий дар, так что, наверное, ты можешь даже этим гордиться, сомневаюсь, что это имеет отношение к твоей проблеме, - он выразительно глянул на Принцессу.

В каталогах сознания было пусто, кроме моментов с пауками - придется следовать по кроссылкам и находить неявные параллели. Серфить память по крайней мере было проще всего. чтобы отвлечься от возникших мыслей о Лестере при упоминании Чейзом наркомании. На пляже он не ошибся, просто не смог без дополнительных данных определить, от чего же именно пацан заторчал.

- Как я понимаю, ты хочешь перестать пользоваться тем, что ты называешь Силой? Тогда у меня плохие новости, все остальное ты делаешь, ну, так себе. Твоя защита, наверняка даже Принцессу посмешила, когда ты ее рисовал - она сама явно защищает тебя лучше, - он издал невеселый смешок. - Как давно ты используешь Силу? Остальные держатели Обета такие же, как и ты? Кстати, почему ты не с ними, в этом твоем Ипсвиче? Они наверняка знают больше о том, чем вы обладаете. Изгнание изгнанием, но логика и все такое - им выгоднее пояснить тебе за проблему, чем оставить шляться по миру, рвать пледы и взрывать зеркала.

Он чертовски сумбурен сегодня. Хотя не всем ли дозволено быть сумбурными, кто впервые ставит ногу на неизведанную землю? Что-то зашевелилось где-то глубоко внутри - можно было бы подумать, что это новая волна возбуждения, подстегнутая уходящей головной болью, но скорее всего это были амбиции.

+1

25

Джон определённо знал о магии настолько больше Чейза, что парой точных и конкретных вопросов спустил его и без того пострадавшую самооценку в колдунскую канализацию. О, наверное, круто сидеть на магической библиотеке и с младенчества узнать то, что тебе дано с рождения, а не так как он, на ощупь, пробираясь ползком по лабиринту Силы, пробуя наугад и получая страшные откаты от ошибок. Да, если бы Чейз всё это  имел, возможно жизнь пошла бы совсем по другому.

Но нет. Похоже их ветвь оказалась проклятее остальных четырёх.

-  Потому что они действительно бежали от конкретного преследования инквизиции, из всех семей - наши пять целенаправленно искались, для уничтожения. Потому что колдовали. Не надевали носки на разные ноги и не закапывали перья чёрных петухов на перекрёстке, а по-настоящему пользовались Силой. И до сих пользуются.

На самом деле, пока Чейз не отправился на другой материк в поисках решения свой проблемы, он и не думал, что есть другие маги, такие как они. Таких, правда, он и не встретил, но вот перед ним Джон и он маг. Настоящий, живой, колдующий и отправляющий демонов в Ад. Хотя, до сегодняшнего дня Чейз и про демонов то не знал.

- Так повелось изначально, и в древних книгах наших предков она тоже называется Сила. С большой буквы,  - усмехнулся он. - Никто не знает, откуда она взялах, ни в одной книге нет этой информации, но получили наши предки её в Англии. Не в Америке. Есть слухи про договор с Дьяволом, про жрецов вуду, это описано в Книге проклятий, которая тоже неизвестно откуда взялась, но там вся история наших семей. Правда, это не особо помогает ни контролировать её, ни хоть как-то отсрочить мучительную смерть. Погоди, я сейчас.

Слегка взбодрившийся едой и шоколадом Чейз резво вскочил на ноги и умчался на кухню, возвратившись буквально через пару минут, нагружённый ополовиненной бутылкой виски, несколькими большими пакетами с чипсами, бокалом под пиво и ещё упаковкой баночек колы. Разговор явно предполагал быть долгим, и Чейз, дитя двадцать первого века, скучал, если при этом ничего не жевал. Принцесса цепко держалась лапками за волосы и похоже собиралась тут умереть от старости. 

- Она… - Чейз вручил Джону виски и стакан. - Кажется, я слегка переборщил, когда зачаровывал её, и она ведёт себя странно. Для паука. Она то ли считает себя человеком, то ли меня - пауком. Но иногда её охрана похожа на ревность подружки. По-крайней мере ей не понравился ещё никто, с кем я трахался. А эти символы на двери... Блин, Джон, я нашёл их в интернете и нарисовал так, на всякий случай.

Он плюхнулся на кровать, сгружая всё добытое рядом с собой, положил подушки в изголовье, чтобы мягко было спине и вообще удобно и уютно устроился, как человек, собирающийся провести в подобной позе много времени.

-  Я… мне сложно чётко конкретезировать, что я хочу. В идеале - я хочу пользоваться Силой, не сходить при этом с ума, и не сдохнуть в муках. Совсем коротко - я не хочу сдохнуть. Но ещё год назад я даже не думал, что с ней вообще можно совладать. Сила даётся в тринадцать лет, она приходит со страшной болью, это момент невыносимых страданий, которые ломают всё тело,пока ты вопишь и корчишься, как раздавленный червяк. Потом всё заканчивается и ты умеешь колдовать. Ну, то есть надо конечно тренироваться, но вообще ты умеешь. Это не полная Сила, скорее демо-версия, чтобы попробовать. Вместе с ней приходит и то самое невыносимое желание ей воспользоваться, и в тринадцать отказаться от этого невозможно. Просто в какой-то момент понимаешь, что ты уже колдуешь и не можешь остановиться. А потом приходит понимание, что ты подсел. Прочно и конкретно. А в восемнадцать, ровно а ту минуту, когда ты родился, происходит то, что в книге называют Восхождение, - Чейз открыл чипсы и захрустел почти прозрачными ломтиками со вкусом сыра. - Будешь? - он протянул пакет Джону. - Твоё день рождение и она вмазывает по тебе по полной. Вместе с зависимостью, тягой, приходами, откатом и всем прочем. И тогда ты понимаешь, насколько конкретно вляпался, но уже ничего не можешь сделать. Мои родители… приёмные родители… Я… - Чейз думал уже намного дольше, размышляя стоило ли говорить Джону об этом. Да, перед Калебом он красовался и запугивал, но… кто на самом деле говорил тогда - он или Сила? - Мы поругались, я был напуган и мне было очень больно, я не понимал, что со мной происходит, и не смогу удержать её в себе. Когда родители садились в машину, я ударил Силой по ней. Они разбились. Эта штука может убивать людей. И я её не контролирую.

У него было много времени в одиночестве,чтобы обдумать всё то, что произошло в Ипсвиче, с опекунами, отцом. Он ведь был почти счастлив там, среди Сынов, с Калебом и ребятами. И он видел какими глазами смотрел на него Тайлер - Господи, пару раз он почти задымился! - и чувствовал себя нормальным. И неизвестно, как бы всё повернулось, попробуй он договориться, подружиться, или вообще пойти не напролом, а в обход. Но тогда его настолько переполняла ненависть и бурлящая, только что приобретённая двойная Сила, что соображал он не сказать, чтобы хорошо.

Да, мститель из него вышел хреновый, а вот дровосек - отличный. Дров наломал на пару лет вперёд.

-  Они изгнали нашу семью из Ипсвича за то, что те хотели нарушить Обет. Хотели пользоваться Силой открыто и заявить о себе. Поэтому я оказался не с ними. Мать умерла, когда я был совсем маленьким, а отец отдал меня на усыновление. Я рос, ничего не зная ни про Силу, ни про последствия, поэтому когда получил её, то начал пользоваться. И подсел. Раньше, чем понял, что происходит. После Восхождения и смерти опекунов я нашёл отца, который мне всё и рассказал. Он отдал мне Силу и… я попытался отомстить Сынам Ипсвича. Но у меня ничего не получилось, и мне пришлось умереть, чтобы скрыться. И вот теперь я здесь, - развёл руками Чейз.

Он допил пиво, открыл вторую банку, наливая эту уже в бокал и наблюдая, как пена красиво поднимается по тонкому стеклу. Ирландское пиво отличалось от американского и понравилось ему больше.

-  А им выгодно, чтобы я был мёртвым и не пытался их убить. Они не пытаются что-то изменить, их вполне устраивает то, что существует веками. Это и называет Обет - не рассказывай, не желай большего, не пытайся ничего изменить. Сиди в норке и не рыпайся. А я так не хочу. Я не хочу просидеть всю жизнь в болоте, боясь сделать лишнее движение. И остаться в Ипсвиче навсегда.

+1

26

Ну, как оказалось, не только в нем самом говорили теперь амбиции. Джона было сложно удивить болезненными историями. Вот только проблема в том, что когда они не удивляют, а кажутся сами собой разумеющимися - это становится еще более ужасным и холодит внутренности. Своей возможностью, своей реалистичностью. Он частенько вспоминает тот сон - что было бы, если бы его мать не умерла при родах. Они были бы счастливой семьей, до поры-до времени, может быть у него был бы брат-близнец... Сон тоже был счастливым, примерно до того момента, когда он неизбежно столкнулся бы с магической изнанкой мира. В одной из версий этого сна вся его семья сгорала в пожаре, устроенном им самим. Не нарочно, просто дети ведь не всегда понимают последствия, не способны их просчитать, особенно если это какое-то глупое колдовство из книжки. В другой версии, вместо того. чтобы приехать в Ньюкасл, Ньюкасл приезжал к нему на дом, и уже не Астра, а его брат или его мама оказывались заточены в Аду, а все причастные - порваны на части в мясорубке, устроенной Нергалом.

Чейз испытал то же самое наяву - стал причиной гибели самых близких ему людей. Как Джону это знакомо. Вот она, реальная цена магии. Она заставит тебя платить, так или иначе. Как бы некоторые высокомерные ублюдки не делали вид, что не хлебнули по полной, даже если в итоге получили власть, богатство, влияние, роскошные уёбищные дома, полные цыганского шика и денежной безвкусицы.

По тому, как Чейз рассказывал это - для него это было прошлым. Впрочем, учитывая то. что он рассказал - Джон бы сам загнал все эти чувства куда подальше. На них просто нет времени, когда твое будущее весьма ограничено во времени. Если оно вообще есть, это самое будущее.

Информации становилось все больше и больше, и пока Константину приходилось молчать, обрабатывая ее. Он пытался сначала раскладывать ее по полочкам, но неизбежно пришлось пока закинуть это все в один блендер. За вискарь он принялся почти машинально, не особо отвлекаясь от рассказа и своего мысленного занятия, дав Чейзу договорить до конца и не влезая со своими комментариями, пока все не превратилось в более-менее единое полотно, где все еще было много дыр. Не потому что Чейз - плохой рассказчик, а просто потому что он вряд ли может знать, что могло бы оказаться важным для Джона. Да Джон и сам пока не знал, что еще может оказаться важным. По сути. у них пока даже задачи не было. По сути, Чейзу нужна была помощь просто в чем-то, а вот в чем - он и сам не до конца понимал. Он просто хотел жить. О, как Константин его понимал! Так что, наверное, в итоге, пацан обратился по верному адресу: выживать - это то единственное, что Джон умеет делать на отлично. Умирать, впрочем, тоже.

- Да, с ней определенно случилось то же самое. что и с охранным заклинанием. Утонченность явно не входит в список того, что умеет твоя Сила. Справедливости ради, вы хорошо смотритесь вместе, в интернетах бы оценили.

А что же, это же сейчас так модненько - быть красивым и вываливать в интернет кучу фоток с фишками. Не то чтобы Джон увлекался интернет-похождениями, но про некоторые вещи современное общество просто не дает тебе блаженно не знать, мать его.

- Знаешь, я не хочу быть очевидным, luv, но... Как по мне, это не магия как таковая, а проклятье. В смысле, в прямом смысле проклятье, и кто-то проклял твой род. Ваши роды. Этих ваших Сынов Ипсвича. Я знаю о много какой дичи и успел поведать некоторое дерьмо, но обычно подобными сверхспособностями люди не обладают сами по себе, как демоны или ангелы или...

Кто-то вроде Затанны. Существа из миров, сотканных из магии. Лишь выглядят как люди, но их внешность обманчива - они оккультны в самой своей сути. Магия, по сути, породила их напополам с плотью, это их природа и естественное состояние. Энергия лишь усиливает их, но есть и в них самих.

- ...или другие сущности не совсем земного происхождения. Магия не требует определенного возраста, чтобы ей воспользоваться, нужно лишь желание, готовность, воля и знания. Но ты говоришь, что рамки для вас установлены, две даты, которые определяют вас как членов этого рода вне зависимости от того, как далеко вы друг от друга. Вы не привязаны к месту, если ты говоришь, что ты не был в Ипсвиче в моменты пробуждения Силы, - господи, даже в Звездных Войнах так часто не звучит слово "Force", сколько в этом разговоре...

Джон запустил в пакет чипсов руку, доставая себе горсть и бросая на поднос.

- Потомственные колдуны воспитывают молодняк с детства, но с вами это происходит вне зависимости от вашего желания и осведомленности. Это странная привязка, в которой нет никакого практического смысла. Поэтому пока я процентов на восемьдесят уверен, что ничем хорошим тут не пахнет. И эта штука про забирание Силы... Ты говоришь, что забрал ее от отца, и что с ним дальше случилось? И что будет, если в семье не будет по каким-то причинам детей?

+1

27

Это словно приём у психоаналитика, к которому бесконечно ходила его приёмная мать, рассказывая о своих бесконечных проблемах. Проблемы при этом не заканчивались, но это никому и не было нужно: ни миссис Коллинз, которой нужен был кто-то для слива лишней информации, ни чудо-доктор, который за эти встречи получал стабильную и высокую заработную плату. А если довольны оба, то это не изнасилование.

-  Я люблю пауков, - немного смущённо признался Чейз. - Купил её в Париже, в каком-то паршивом зоомагазинчике, она болела и очень плохо выглядела, так что обошлась мне почти даром. Я её подлечил и заколдовал, но почти всё, что я делаю - наощупь и наобум, поэтому иногда у меня случаются осечки. Ну, почти всегда, - ухмыльнулся он, подставляя ладонь паучихе, на которую та с готовностью перебралась. - Всему я научился сам, без чьей либо помощи, и попробуй не сказать,что я хорош, - не без самодовольства добавил он. - Но… иногда случается вот такое. Не сердись, - ласково произнёс, погладив Принцессу по спинке. - Это Джон, он мне помогает.

Чейз протянул руку с пауком к Константину, повторяя процесс знакомства. В этот раз Принцесса намного дольше трогала передними лапками мага за подбородок и губы и лишь после этого отодвинулась уже более спокойной. И спрыгнула с пальцев хозяина, отправляясь на прогулку.

- Ну, вот как-то так, да, - вздохнул Чейз, хрустко откусывая от чипсины и запивая уже из третьей банки пива. Голод сменился приятным насыщением, и сейчас хотелось есть уже исключительно для удовольствия. - Птицееды прекрасны, их размеры позволяют увидеть всё совершенство паукообразных невооружённым взглядом. Многие пауки не менее красивы, но слишком малы, чтобы любоваться ими без микроскопа. Но мы о Силе. - Чейз вернул себя в русло беседы. - Мой отец мне мало что рассказал о природе Силы, особенно о том, откуда она взялась. Пять семей привезли её из Англии и дальше она продолжила жить в Америке. С этими же семействами. Это передаётся по наследству, отец говорил, что Силу получает первенец, старший сын, но я не могу вспомнить ни одного поколения, в котором было бы больше одного ребёнка. Это даже скорее не передача от отца сына, а от поколения к поколению, потому что обычно все дети рождаются примерно в одно время, и мы с Сынами очередное тому подтверждение: хоть я и был самым старшим, но разница между мной и Калебом меньше года. Я учились в одном классе со всеми Сынами. Что же происходит, если у кого-то нет детей? - Чейз долго молчал, допивая пиво и вспоминая, всё что говорил отец. - Такого никогда не было, у Сынов Ипсвича всегда рождаются наследники. Только раз один из них мог остаться без потомка - Джон Патнэм - потому что не имел ни жены, ни невесты, и обвинялся в колдовстве. Но он нашёл одну женщину и, изменив свою внешность на её погибшего мужа, ходил к ней, пока она не забеременела. Поэтому в Америке семья Патнэмов стала семьёй Поупов. Тот демон назвал меня Патнэмом. Почему? Я даже уже не Поуп, я Коллинз. Но он знал меня. По имени, по фамилии рода. Он предлагал присоединиться и… назвал меня прямым потомком. И сказал, что мне понадобится помощь, когда всё призойдёт. И тогда мне лучше быть с ним. О чем он, Джон?

Чейз перевёл взгляд от пустой красной жестянки, которую до этого гипнотизировал, на Константина, внимательно глядя ему в глаза. Словно пытался прочесть ответы на все свои вопросы на их голубой радужке. Но ответов у Джона не было ни одного. Точнее был, и Чейзу он не понравился. Да, он и раньше предполагал, что ничем хорошим там и не пахло, точнее он прекрасно знал, насколько плохо пахли последствия колдовства: сладковато-гнилостым тленом, сухой кожей и кислыми испражнениями, неспособного сдерживать физиологические порывы старческого тела. Старческого тела в сорок лет. Его отец буквально развалился у него на руках. То, что ждало каждого из них, что бы Калеб ни думал, и не делал, как бы ни пытался сдерживать себя и избежать этой участи: они все кончали именно так. Просто кто-то раньше, кто-то позже.

-  Если человек отдаёт Силу, то он умирает. А то, что он отдал присоединяется к уже имеющейся. То есть сейчас у меня как бы две Силы: моя и отца. В два раза больше могущества, в два раза больше зависимости, в два раза больше откат. Я не убивал его, отдать способности можно только добровольно, насильно невозможно отобрать. Только забрать. Но как ты понимаешь, мало кто это делает по очевидным причинам. Я хотел заставить Калеба отдать мне свою Силу, потому что единственное, о чём я тогда мог думать, это: больше, больше, больше! Я и сейчас об этом думаю, но уже не настолько ненормально. В итоге мы подрались, я понял, что ничего не получится, и сбежал. Искать другие пути решения.

+1

28

- В этом мире только и можно рассчитывать на себя и на то, что твои ошибки будут не смертельны для тебя или еще кого.

Кстати, пауки - одиночки и очень хорошо об этом знают. Так что, наверное. Чейз канонично был похож на своего питомца и сам явно питал к паучихе очень теплые чувства. Не то чтобы он был мастером чтения людей по двум предложениям, но кукольный домик. коряга, земля не давали предположить иного.

- О, ты хорош. Особенно в постели. Почти то же самое, что магия, - Джон ухмыльнулся в ответ, давая Принцессе себя потрогать.

Волоски на лапках щекотали, сперва пробуждая привычное человеку чувство при столкновении с различными насекомыми и прочими по идее не очень приятными представителями фауны, но Константин с легкостью преодолевал этот барьер. Даже несмотря на знание о смертельном укусе. Кажется, паучихе большего было и не надо, а может просто надоело на сегодня пасти своего незадачливого подопечного. Как вариант - она тоже отправилась перекусить, потому что хозяин ничем с ней не поделился. Все это было подозрительно похоже на знакомство с мамкой твоей девушки.

- Так первенец или сын? Первый ребенок не всегда мальчик. И все-таки это всегда были сыновья? Мужская линия?

Джон плеснул себе еще виски - помогало думать. А точнее убеждаться в своей теории. Кто-то подкинул наивным средневековым людям плюшку, которую им так хотелось, что даже побочка никого не смутила. Много побочки. Очень много условий, установленных... наверное, можно это уже называть проклятьем, за неимением, по крайней мере, доказательств чего-то другого. Это чертовски сложно. Обычно подобные вещи достаточно витееваты, но обеспечивают небольшое количество условий. А тут и два ключевых возраста и ограниченное количество плюшки на всех, и плата, много много платы за использование плюшки, и еще, судя по всему, куча условий, связанных с наследованием.

- Получается, если кто-то из вас решит обзавестись наследником, то все неизбежно при любых условиях последуют за ним?

Вроде бы как, кажется тупым, но черт, как это сложно! Магия должна тогда коррелировать, когда наступит этот момент, за счет сведения вероятности к очень узкому промежутку времени. И все еще не забываем о кучи других факторов. Никакому магу не под силу такое, да еще и поддерживать это все в течение веков. А значит, да, ответ на вопрос был слегка очевиден. Опять. Как много обманчиво-очевидного в этой истории...

- Честно сказать, понятия не имею, luv, но от этой истории буквально разит вмешательством демонов. как ты понимаешь. Ты не знал этого демона, но он знал тебя. Поверь, они не часто снисходят до кого-то смертного, мы для них короткие искорки без имен.

Так вот что это было на пляже. Демон решил пообщаться с Чейзом не в качестве игры с едой. Фраза про прямого потомка вообще нисколько не внушала оптимизма.

"И мы снова по уши в дерьме, Джон. Ради чего. ради того, чтобы достать один-единственный самородок?.. Черт, но какой самородок!"

Или просто вселенная таким образом обращала его внимание на то, что Ад снова что-то замышляет, и неплохо бы ему пошевелить задницей. Ну ладно, что уж там, в этот раз его купили сразу просто со всех сторон и всеми возможными способами. Так что он смотрел в прозрачные глаза Чейза, уже зная, что предложит свою помощь.

- Насчет передачи Силы много вопросов, на которые ты не знаешь ответов. Вроде, что будет, если кто-то один поглотит всех, кто сейчас обладает Силой и сколько в одного человека умещается и чем это грозит... Но это на данном этапе не важно, - всего лишь обозначает интерес. - Сейчас скорее уместно спросить - а чего ты хочешь конкретно от меня?

0

29

-  О да, - усмехнулся Чейз. - Ошибки отца стали чуть не смертельными для других. Когда я превратился в наркомана и чудовище. Меня всегда мучил вопрос: почему они так и не стали использовать Силу так, как хотели? Ведь изгнание наоборот, развязало им руки и без остальных Сынов они могли делать что угодно. Но в итоге мой отец в муках умер в грязной развалюхе. Почему? Он мог не отказываться от меня, а научить и вместе мы смогли мы многое. Но… Он потратил всё впустую. Вникуда. Как и его отец, и его. При этом они потеряли книги, знания, убежище. Для чего? Это изгнание шито такими белыми нитками, что оно смердит ложью и недоговорками, как выгребная яма.

Он проводил взглядом сползающую на пол по складкам пледа Принцессу и, не удержавшись, мягко погладил её Силой. Паучиха отреагировала поднятием передней лапы в сторону хозяина, неторопливо прошествовала до двери и скрылась в большой комнате. Будет теперь отлавливать мух и прочую рискнувшую забраться в лофт живность. А потом вернётся и устроится спать где-нибудь под подушками, прятаться в складках одеяла она больше не рисковала, после того как Чейз чуть не задавил её, не заметив. Теперь, проснувшись, он обычно обнаруживал восемь мохнатых лап у себя во рту или на голове, иногда на груди, если спал на спине. Наверное, стоило предупредить Джона, чтобы он не нервничал лишний раз. Конечно, можно было бы запереть Принцессу в контейнере для перевозки, но от этого тянуло душком предательства, так что придётся попробовать разместить обоих любовников в одной кровати.

-  Ты тоже, - вернул он комплимент. - Особенно для твоего возраста, отлично выглядишь. И главное - прямо как живой.

Напряжение и усталость дня сползали, как хитиновый покров с линяющего паука, оставляя мягкую и нежную расслабленность после секса и ударной дозы колдовства. Что бы Джон ему не вкатил, это определённое оказалось лучшим, что он чувствовал за последнее время. Наверное, стоило ему сказать об этом, может это важно?

-  А ещё, хоть и сказал, что у тебя нет магии, я что-то почувствовал. И это что-то соединилось с моей Силой. И успокоило её. Не думаю, что надолго, но я впервые с восемнадцатилетия не чувствую безудержную жажду колдовать. Как будто она нажралась и уснула. Не уверен, что это нормально так реагировать на секс, и уж точно такого не было ещё ни с кем, - Чейз потряс банкой, убеждаясь, что она пустая, и поставил её на поднос к остальным подружкам, исполнившим свой долг по сохранности пива, и теперь ожидающим логического конца в мусорном баке для жестяных отходов. - Первый сын. Первенец  - это первый сын. На то они и Сыны Ипсвича, а не Дочери. Я не припомню в рассказах отца вообще существование хоть одну девочки в наших родах. Только мальчики-одногодки. Которые всегда выживали, какими бы сложными не были времена. И… как видишь, это продолжилось даже после изгнания. Я всё ещё ровесник остальным Сынам. И они всё ещё меня считают пятым Сыном. Не знаю есть ли в этой информации хоть какая-то польза.

Он собрал в кучу все обёртки, положил их к банкам и убрал поднос за пределы кровати. Скинул многострадальный плед, поправил подушки в изголовье, налил себе в бокал колы, плеснул в него же виски и привалился спиной к груди Константина, коротко мазнув губами по его скуле. Да, они знакомы меньше двенадцати часов и ничего кроме одного уничтоженного демона и горячего траха их не связывало, но Чейз любил удобство и комфорт. И парочка сопливых нежностей и объятий после совокупления никому ещё не помешала. Ну, может только самцам пауков и богомолов. Интересно, а среди пауков бывают случаи гомосексуализма? Что-то такое он читал, про подслеповатых сексуально активных самцов, которым без разницы с кем спариваться, лишь бы спариться. А в случае с самцом даже безопаснее - голову точно не откусят.

-  Никогда не думал про наследников, если честно, но… получается, что да. Иначе не получалось бы так синхронно рождаться. И опять же, не знаю, насколько это важно, но кажется после восемнадцатилетия я начал испытывать большую потребность в сексе. И это не обычная подростковая озабоченность, как в Американском пироге, где герой кидается на всё, что шевелится, иногда я с трудом контролирую себя в желании потрахаться. Как будто что-то заставляет меня. Как и колдовать.

У Чейза не было проблем с выражением сексуальности или какими-либо табу, он довольно рано познакомился с физическим выражением своих чувств, так же рано познакомился с тем, что кроме близости между мальчиком и девочкой есть ещё и всевозможные варианты вроде мальчика с мальчиком, мальчика с женщиной и мальчика с мужчиной. Высокое американское общество изнутри было не таким высоким, как хотело себя показать. И скучающие жёны акул с Уолл-Стрит на приёмах, как и скучающие акулы, не всегда приносили с собой мораль и этические принципы. Главное, чтобы родители не узнали.

У Джона крепкая грудь и красивая линия плеча. Всё ещё красивая, не зря Чейз так залип на неё в самом начале. В его красоте ничего необычного, наоборот, кажется он слишком обычный, стандартный среднестатический мужик, взъерошенный, небритый с первыми (а может даже уже и вторыми) морщинами. Но в этой обычности таится естественность, выгодно отличающаяся от пластиковых, натестероненных почти асексуальных Кенов из тренажёрных залов. Константин был живым. Настоящим. И притягивал мужиковатым магнетизмом женщин, детей и котят. Чейз был уверен, что и Принцессе не выдержит и сдастся, надо просто чуть побольше времени. Она уже почти смирилась с присутствием мага в своей кровати.

-  Я думал об этом. Уверен, что рано или поздно думаю все: а что будет, если соединить силу пятерых в одну. И если раньше я был уверен, что слившись она обетёт могущество и как бы станет единой, огромной Силой. Поэтому я и пытался отобрать её у Калеба. Но сейчас я не уверен в этом. Быть может тело, которое не справляется и с одной дозой, от пяти -  развалится в пять раз быстрее. И в пять раз сильнее откат, в пять раз больше зависимости. Никто и никогда не пробовал это сделать, как ты понимаешь. Это требует четыре добровольные жертвы. Даже то, что сделал я - из ряда вон. мы не отдаём свою Силу другим. И кстати, интересный вопрос: если отдам свою двойную Силу я, она станет тройной или посчитается как за одну? Быть может в книгах и есть ответы на эти вопросы, но мне к ним доступ закрыт.

Чейз задумчиво обвёл костяшки большого пальца на руке Джона и провел от кисти до локтя, поднимая растущие на ней волоски. До встречи с магом ему казалось всё простым и очевидным, как и то, что он хотел получить от него. А в последний месяц так и вовсе он почти отчаялся и решил, что Джона ему никогда не найти, потому что тот мёртв. И уже обдумывал новые варианты того, что ему делать, когда судьба их столкнула в слепом случае. Хотя теперь он начал сомневаться, что всё произошедшее с ним за последний год - случайность. Будто кто-то вёл его из Америки в Англию, чтобы его путь окончился именно здесь - в постели с Константином.

Он тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли.

-  Я не знаю, - честно признался он. - Я бы соврал, если бы сказал, что не хочу весь мир и стакан колы в придачу. Но я уже слишком много видел того, чего не понимаю, чего раньше никогда не знал. Я не знаю,чего реально можешь сделать ты и можешь ли сделать вообще. Быть может я хочу невозможного. Поэтому я просто прошу помощи. Я не хочу умирать развалиной в сорок лет, не хочу сходить с ума без колдовства и зависеть от Силы. Расскажи мне о магии, покажи мне свой мир и как можно в нём выжить. Просто помоги мне, - закончил он, понимая, насколько беспомощно и жалко это звучит.

Но он устал и хотел хоть какой-то поддержки. Пусть даже если она будет исходить от человека, от которого ему советовали бежать, как можно быстрее. Других у него всё равно не было.

+1

30

- Люди часто делают глупые вещи, солнышко. Особенно в порывах отчаянья, злости, боли. Отходят. когда уже все сделано, но гордость или обстоятельства уже не дают им возможности поменять решение после короткой истерики  Может, твоим отцом двигало нечто подобное. К тому же, ты не знаешь, что испытывают взрослые после Восхождения, если долгое время не находятся среди своих.

Да уж, он явно не мастер утешений и явно не специалист по отцовско-сыновним отношениям. Все, что он знает - что у большинства людей все неразрешенные страхи, весь этот не вылеченный кариес отношений чаще всего уходит в могилу с отцом либо с сыном. и превращается в призрака, который потом сидит верхом на твоей душе и играет на нервах, злобненько хихикая и каждый раз вылезая всеми недостатками, которые в себе найдешь.

- На самом деле, неплохо было бы как-то покопаться в этой теме, в Патнэмах, то есть.. Может быть, если уж они изгнаны и скорее всего не соблюдали Обет, они оставили какие-то более явные следы после себя. Где-то. И... Эй, она что, дала тебе воздушную пятюню? Попрощалась? - Джон усмехнулся.

А тем временем, рассказ начал, как и паучиха Чейза, порождать тоненькие, едва заметные паутинки, за которые можно потянуть и с чего-то начать. Пока призрачные, но это лучше, чем ничего. Сказать по честному, он не то чтобы был мастером в распутывании древних проклятий - обычно такие штуки как-то сами собой разрешались или были связаны со старыми людьми и вещами, которые кончались сами. Но вот он, Чейз, слишком молодой, чтобы быть проклятым, а тем не менее. Он был проклят еще до своего рождения, вероятно, и проклят на неизвестное число поколений вперед. Как бы это ни было прискорбно для смертных - в Аду, по сути, времени нет. А значит какой-то рогатый ублюдок там, внизу, наслаждается своей сложной шуткой цже целую статичную вечность, которая и не думает заканчиваться.

Почему вообще его это так задевает?..

- Ха, сказал мне человек, который так сбежал после драки, что аж умер, - Джон фыркнул. Не трудно было сложить два и два. - Надеюсь, у тебя хотя бы временные документы не на очень тупое имя. Вечно с этим проблемы - как будто люди с удачными именами никогда не умирают...

Нет, серьезно, каждый раз целый гемор - сделать себе грёбаный приличный паспорт. Хотя, возможно. Константину следовало просто сменить своего дилера фальшивых документов.

- Определенно. есть. Так как Сила передается только по мужской линии, что-то очень не хочет, чтобы в этой линии была примесь ненужных - женских - генов. Проще отсечь, чем создавать новое условие для разных хромосом, к тому же, то, что идет по женской линии, может быть сложнее отследить. Девочки уходят из семьи и становятся частью другой, а мальчики наоборот - приводят в свою семью жен. Ну и просто в Аду патриархат, тоже хорошая причина, - он пожал плечами. - Может быть, родственные частицы рядом успокаивают эту твою силу... Я тоже не знаю, насколько это важно, но во мне имеется добрых литра два демонской крови, хотя, наверное, теперь после смешения всю остальную сложно назвать человеческой.

Из всего, чем он пока мог поделиться, это было самым очевидным. То ли после той истории с Королем Вампиров, то ли еще после чего слушок распространился и вошел в статус легенды, одной из немногих правдивых. Унизительную часть с переломом всего тела и языком Нергала во рту, слава Всевышнему, вырезали за незнанием.

- Но магия бесконечна, мы просто можем проводить ее через себя и преобразовывать с помощью мысли и знаний. Ее нельзя выпить всю. А вот у Силы, вероятно, есть предел...

Пока он задумался, Чейз уже успел мотнуться в кухню и снова оказаться рядом. Очень рядом, прижимаясь. Не то чтобы нежности на одну ночь после секса на одну ночь его удивляют, просто он не ожидал этого от паренька - слишком его мотыляло от незнания и страха до гордости и независимости. В итоге, сытый, он как раз застрял где-то рядом с нормальным состоянием нормального человека в нормальной ситуации. Джон приобнял его, чуть поглаживая крепкий бок и чуть сосредотачиваясь на тепле в местах соприкосновения их тел. Внизу живота что-то снова лениво заворочалось, разбуженное этим теплом, низким голосом Чейза и смесью их запахов, все еще оставшейся в комнате после первого раза. Рука скользнула чуть ниже, поглаживая большим пальцем выступающую косточку таза.

- Ну, если вы рождаетесь все в одно время, Сила должна кого-то одного хотя бы сподвигнуть запустить этот процесс и кого-нибудь... оплодотворить. Не ты, так кто-то другой из твоих собратьев. Боюсь, если это сделаешь не ты. то, вероятно, когда совсем подопрет, то тебя еще и заставят оплодотворить что-то, что точно сможет произвести на свет потомство.

Губами он скользнул по линии челюсти Чейза верх, до виска, позволяя пальцам прогуляться по сильному бедру под тонкими штанами, прежде чем огладить пах, проверяя заинтересованность и реакцию в принципе на свои действия.

- Стоит думать не о ваших ограничениях, luv, а скорее об ограничениях со стороны дающего. Часто у таких вещей есть защита от дурака. Потому что никто просто так не будет дарить смертным силу, сопоставимую с возможностями демонов - даже за плату. И никто не будет проворачивать что-то настолько сложное просто так, забавы ради. Что бы это ни было, у этого есть цель, и вы не должны никак мочь повлиять на нее или все сломать.

"Зато я могу..."

И это не хвастовство. Просто Джон - катастрофа, особенно для чьих-либо планов.

В руке уже стало более твердо, чем было и не составило никакого труда приспустить пояс штанов, обхватить ствол пальцами и неспешно, лениво играясь, двигать рукой, призывая весь остальной объем члена обратно. Лишь последняя тихая фраза заставила его чуть приостановиться в своих мануальных изысканиях.

Вот почему его так задевает, вот почему, под шубой из личной выгоды и корысти, он здесь. И вовсе не потому, что так прямо жаждет спасти мир от непонятно чего, а просто потому что есть пацан - одинокий, заплутавший и совершенно один против даже самого факта своего рождения. В этой семье, с этим проклятьем. Тот, кто понимает лучше всего - отказался принять. Тот, кто виноват - отказался от ответственности. Буквально.

"Ну, знакомая история, Джонни?"

Чейз усталый, уязвимый и двигался в никуда. В ужасное небытие отвратной смерти, до которой даже нет смысла жить. Пешка в игре сил, которые не считаются с людьми, для которых люди - лишь расходный материал, биомасса, планктон. И тем не менее, он пробует хоть как-то выбраться, невзирая на то, что. по чесноку, теперешние двадцатилетние еще не должны думать о таком. Сейчас он едва ли готовее ко всему этому дерьму, чем сам Джон был в какие-нибудь тринадцать-четырнадцать.

- Я попробую, - он поймал чужие губы своими, целуя пока поверхностно и неспешно, вновь возобновляя легкое движение кисти. - Обычно я говорю две вещи: магия всегда имеет цену и, что имея дела со мной, ты повышаешь вероятность своей смерти на семьдесят пять процентов. Но вот незадача, о первом ты знаешь, а смерть с вероятностью сто семьдесят пять никак не больше смерти с вероятностью в сто процентов.

Еще один поцелуй - лучший способ заменить фразу-окончание, которую не можешь придумать.

+1


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » Демон средней прожарки