Пожалуй, Нар-Шаддаа все еще одно из немногих мест в галактике, где подобные разговоры если и вызывают реакцию, то крайне... Как бы сказать? Вялую. Ну, во-первых, контингент как бы намекает, а, во-вторых, на луне контрабандистов хватает других тем для обсуждений, нежели кто кому там бьет под световой двигатель. Не говоря уже о том, что война это всегда деньги для тех, кто не гнушается брать их из любых рук. Даже если из мертвых. А крупье, тем временем, в очередной раз бросает шестигранный кубик, остановившийся на цифре "четыре", что означало еще одной изменение. И нет, пока что ДиДжей играет вполне себе честно, довольствуясь переменными успехами также, как и провалами, чтобы не вызывать подозрений раньше времени. Во-первых, связываться с пайками, которым принадлежит заведение, не то, чтобы улыбалось, а, во-вторых, есть свой определенный, почти профессиональный азарт в том, чтобы обвести вокруг пальца все современные системы защиты от хакерских атак и взломов за игровым столом... читать далее

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » see your future


see your future

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

see your future
Aayla Secura & Kit Fisto // гости из прошлого
Anakin Skywalker & Obi-Wan Kenobi // знакомые незнакомцы будущего

https://78.media.tumblr.com/0502df946aaf8eb465dbe8f7321bea45/tumblr_mgqigmK0hz1rzrnw5o2_250.gif

https://78.media.tumblr.com/bceb6d1646470d7b56570f50f12ede4e/tumblr_mgqigmK0hz1rzrnw5o3_250.gif

https://78.media.tumblr.com/8120670c63c027b8852ca0141fed9c91/tumblr_mgqigmK0hz1rzrnw5o10_250.gif


https://78.media.tumblr.com/3a574af810d440b7e949a83506b1ae7c/tumblr_of175b18QJ1vvf9pfo1_540.gif

https://78.media.tumblr.com/d26ac78627a69c8e67a69a160cf66137/tumblr_nxrw2imHIG1rtpbuxo4_400.gif

https://78.media.tumblr.com/a0292784d375fa6148141576f6fe3be6/tumblr_nxrw2imHIG1rtpbuxo2_400.gif

https://78.media.tumblr.com/61ed91d123a5eb72018dc311d94ed2ad/tumblr_nxrw2imHIG1rtpbuxo8_r1_400.gif

«

Система Корусант, 34.7 ПБЯ
Во всей Галактике остался лишь один джедай - это вам скажет всякий! Все остальные были убиты, и имя последнего из них произносится с трепетом, надеждой и почти остывшей верой. Джедаи - существа мифические, им чужды все слабости обычных разумных людей. Они вроде ангелов или драконов света - сияющие, непогрешимые, поверженные лишь только ударом в спину. А так никто не может убить джедая! Люк Скайуокер тому доказательством.
Так должно быть, и обыватели уверены в том на все сто процентов. А как же иначе? Только Силе плевать на планы и ожидания обычных людей и экзотов. И кому какое дело, что когда-то, в конце Войн Клонов пропали двое магистров и полный корабль клонов? В конце концов, спустя несколько дней был похищен канцлер! А заочно вписанный в колонку "потери" крейсер генерала Эйлы Секуры даже не стали старательно разыскивать. Мертвы - хорошо, нет? Так все джедаи изменники!
А "Стремительный" просто летел домой. На Корусант, отвозя на базу усталых клонов, возвращая домой, в Храм, двух джедаев. Только вот гипер-прыжок прошел чуть-чуть не так. Может быть, из-за плохого состояния корабля, может быть, пилоты что-то напутали, но, скорее всего, на все воля Силы.
И теперь все не так.
Система все та же, но ее окружение? Откуда эти блокпосты, что за дурацкая эмблема? Это явно не КНС. И не Республика.
Но джедаи своих не бросают. И есть всегда возможность узнать, что произошло! Орден Джедаев незыблем. Только Храм молчит. Молчит и Сила. А нестандартно мыслящие генералы перебирают все позывные на твердом упрямстве, в пустой надежде.
Кажется, у них проблемы.
Просто все изменилось.
Просто прошло 53 года.

»

Отредактировано Anakin Skywalker (Вс, 10 Дек 2017 02:21:00)

+6

2

Аайла проверяет системы и состояние корабля. Сейчас, когда они оторвались от притяжения этой безумной неучтенной черной дыры, на это есть время. Там, внизу, на нижней палубе техник из клонов - Кей, Ключ, один висок выбрит выше другого, волосы безумного зеленого цвета, грубый шрам наискосок через голову плохо прикрыт веселой зелено-желтой татуировкой - это был осколок, думали, не спасти, но он упрямый - занят тем же самым, только у него - стандартный протокол проверки, у нее - обратный. Так быстрее - и больше шансов вовремя обнаружить проблему.
- В третьем секторе отсека падает давление, есть вероятность разгерметизации, - Кей в наушнике говорит спокойно - стандартная схема, ничего критичного.
- Вижу, - отзывается Аайла, переключая экран. Вот тут, тут и тут - да, похоже, зацепило, может в бою, может, когда от притяжения отрывались... Пока не критично, но... Хорошо что там просто склад, переборки хорошие, крепкие. До Корусанта дотянет, не развалится. - Ремонт потом, блокируй сектор.
- Принято.
Гипердрайв - вот с чем плохо. Вот совсем плохо. Ох. По всей схеме красные огоньки - нет сигнала, нет сигнала, слабый сигнал... Чудом последний прыжок выдержал, спасибо, что не развалился к сарлакковой матери. Попытка запустить на малых оборотах включает сообщение о критической неисправности - нет, лучше даже не рисковать. Аайла хмурится и кусает губы. Ох, и влетит же ей за растрату... Всего три месяца назад гипердрайв обновляли, опять слушать лекции о том, как важно беречь имущество Республики в те тяжелые часы, когда...
Ладно. Не важно. Главное до доков дотянуть, не так далеко уже, можно на планетарных. Там уже можно будет самой наружу вылезти, посмотреть, может, все не совсем уж плохо. Ну... ну хотя бы не совсем-совсем уж. Может, получится ремонтом обойтись. Может, обойдется без замены...
Мысли крутились, соскакивали, прыгали, как таунтауны через торосы. Блай должен уже вернуться с нижней палубы, с отчетом по личному составу - что он там так долго? Неужели потери такие...
Да легко. Если учесть, как они отрывались, как их мотало - сколько там было притяжение? не меньше сотни стандартных, точно, а на отрыве и подумать нельзя... - сейчас небось лазарет переполнен, а бакта на исходе была еще тогда.
Хорошо, что двигатели в норме... ну, почти в норме, и топливо на исходе, но ничего, дотянут, если на средней, должны же дотянуть, ну... а орбите можно будет дозаправку попросить.
Аайла тянется переключить экран - и едва не вскрикивает, закусывая губу и вцепляясь в подлокотники. Спину будто протыкает раскаленная спица. "Надо будет вызвать меддроида", - мельком думает она, но сейчас не до того. Внизу он нужнее. Потом, все потом.
- Кит, как у тебя? - отдышавшись, спрашивает она сквозь спинку кресла.
Если получится вызвать кого-то, если кто-то окажется рядом, с полными баками, а может, еще и с запасом бакты  - может быть, и дотягивать не придется. На сцепке повисеть часов 12, за это время может и гипердрайв починить выйдет... Если, конечно, остались целые скафандры... если...

Отредактировано Aayla Secura (Пт, 27 Окт 2017 12:38:58)

+3

3

материальный мир устроен
из наркотических веществ
иначе как вы объясните
происходящую херню
©

http://oprsn.ru/wp-content/uploads/2016/11/across-the-galaxy.gif

...как же порой хорошо не понимать, что с тобой происходит. Горизонт событий, гравитационный радиус, гравитационная син… сингулярность, теория струн…
Все это звучало как разве что годные метафоры.
Красиво. Непонятно - но как красиво.
Наверное, тому, кто в этом ну хоть что-то бы понимал, было б страшно. Он бы знал о последствиях, предполагал бы, что произойдет с кораблем и командой, если оторваться от черной дыры не удастся (она же затягивает, верно? что-то там про вечное движение к горизонту…), и так далее, и тому подобное.
Многие знания - многие печали, вот уж не поспоришь.
Аайла, в отличие от него, понимала - и ему хватило чужого осознания и чужого страха. Красивые непонятные слова, которые всплывали в голове при упоминании понятия “черная дыра”, грозили обернуться совсем не словами. Бесконечная бездна распахнула пасть, дохнула пустотой и холодом - нет, отсутствием тепла - совсем близко, совсем близко, еще немного, и…
Вечно лететь к недостижимой точке. Вечно висеть в пустоте между ничем и ничем. Это не нужно было понимать  до конца - достаточно почувствовать и будто физически ощутить, насколько в во всех известных тебе языках не хватает слов. Ты никогда об этом не расскажешь - не сможешь. Этому нет имени. И не должно быть.
“Стремительный” (кто-то сделал двенадцать ошибок в слове “Медлительный”) отчаянно рванулся, из последних сил преодолевая неумолимое притяжение вечного ничего, но...
Слишком.
Слишком близко.
Слишком крепко.

- Двигатели на максимум, - кажется, они с Аайлой сказали это одновременно, даже не оборачиваясь друг к другу. Кораблик, и без того потрепанный, будто бы отозвался едва слышным коротким вздохом. Ничего, хорошая*, потерпи. Как-то не хочется тонуть в этом болоте. 
Все силы - в один рывок. Один-единственный. Второго не будет.
Кит не спрашивал - знал, что Аайла тоже понимает, что делать.
Держись. У нас получится.
..нет хаоса.
/вдох/
..есть ясность мыслей.
/выдох/
..нет неведенья.
/вдох/
..есть великая Сила.

И корабль тряхнуло с такой силой, будто бы кто-то огромный раздосадованно швырнул его навстречу звездам, уже - да! - сливающимся в острые сияющие линии.
И бесконечная пустота осталась за спиной.
Все остальное - поврежденный корабль, увечья, потери - было уже настоящим. Все это было не пустотой. И потому было уже проще.
Наверное.

* * *
Нет связи. Нет связи. Проверьте канал и попробуйте снова. Нет связи…
Да провались же ты.
Все чисто, никто не глушит, никаких помех - и… И ничего. Нет, все-таки желание сломать коммуникатор об коленку было не очень-то правильным. Хотя какая разница, толку от него все равно было немного.
Если б не отвечал кто-то один или, хорошо, двое, трое - было бы ясно. Но полная тишина по всем каналам? Будто бы все одновременно выключили коммуникаторы и… И что? Допустим, так - но зачем? Почему молчит Храм? На войне все возможно, но не единым же разом…
Слишком тихо.
Тихо так, что страшно прислушаться.
Тихо так, как в больничной палате, где кто-то лежит при смерти, а ты прислушиваешься - дышит, не дышит?
И боишься услышать, поверить, понять - не дышит.
Нет, не может такого быть.
Возможно, это всего лишь временный сбой. Сейчас. Сейчас кто-нибудь ответит. Любой знакомый - или незнакомый - живой голос. Пожалуйста. Спите вы там, что ли? Еще немного, судя по всему, и придется передавать November Charlie** по всем доступным каналам и на ближайшие маяки. Может, тогда хоть кто-то проснется.

Но Аайле об этом всем знать было не нужно. По крайней мере, не прямо сейчас. Не хватало, чтоб еще и она думала об этой проклятой бесконечной тишине.
- Пока тихо, - отозвался Кит, - как уснули все. Подозреваю сбой связи, да и коммуникатор у нас - примерно как весь кораблик. На каком честном слове работает - лично мне не до конца ясно. Но я не теряю надежды разбудить какую-нибудь ленивую за… ленивое существо. Разумное не обещаю, конечно, но выбирать нам не приходится. Я уже и на Черную Женщину согласен, честное слово…
“Нет связи,” - издевательски мигало на экране коммуникатора.
Нет связи.

https://static.tumblr.com/16bca7c4a3ec2309def878ff1ed377b7/amkjlne/GSOos9qe1/tumblr_static_tumblr_static_1sfxw2624zq8kswgw0gso8gg8_640.gif

* корабль на флоте, конечно, всегда "она".
** сигнал бедствия на флоте, аналог SOS. Не знаю, как оно называется в ДДГ, но как-то же называется, наверное.

+4

4

Бывало и хуже.

Блай помнил, когда их корабль разбился возле какой-то мелкой планетки под контролем Конфедерации. Тогда клон и не помнил, сколько провел под обломками, кажется, двое суток, слушая стоны умирающих под завалами братьев. А потом пришли сепы, чтобы добить тех, кто выжил. Блай смутно помнил, как выжил тогда в той мясорубке.

Бывало и хуже.

Блай помнил, как однажды их взяли в кольцо ведроголовые и не было никаких шансов выбраться оттуда. Связи тоже не было, как и припасов, оружия, еды - все кончалось, уменьшая шансы их армии выжить. Бывало и хуже, но джедаи, которые сражались бок о бок с клонами, всегда приходили на помощь. Наверное, только дежади относились к ним как не к расходному материлу.

Бывало и жухе.

Блай давно потерял счет своим погибшим братьям. Самое худшее на должности командующего было то, что тебе приходилось принимать очень сложные решения, которые могли бы стоить жизни сотен, а то и тысяч твоих братьев. И тебе же приходилось хоронить их в безымянных могилах, а кого-то вообще оставлять на поле боя. И это было самое худшее в войне.

Бывало и хуже, поэтому, когда их корабль выбросило чуть ли не в зев черной дыры, Блай не испугался. Клон помнил о том, что должен сохранять хладнокровие. Их знатно тряхнуло. Приборы заверещали, предупреждая о повреждениях. На такой тяге у них не было шансов выбраться живыми. Кажется, где-то на нижних палубах прогремели взрывы. Блаю не надо было говорить или приказывать спуститься вниз - он сам побежал туда, где находился их отряд. Нижний сектор был задымлен. Чудом уцелевшие приборы говорили о разгерметизации некоторых секторов, в том числе и частично жилого сектора.

Бывало и хуже, но у них снова были потери.

Блай взял себя в руки и постарался помочь отряду, распределив уцелевшие запасы лекарств, бинтов и бакты между тяжело раненными. Клоны бывали и в худших ситуациях, поэтому могли оказать помощь другим, особенно тем, кто был тяжело ранен. Корабль все еще трусило. Техники старались выжать из их двигателей максимум, но даже Блай понимал, что при такой нагрузке их корабль мог развалиться на куски еще до того, как их поглотит черная дыра. Но они все пытались вырваться - клоны, джедаи.

Блай уже спешил наверх, чтобы проверить, что там происходило, ибо радиопередатчик сгорел и искрил, как фейерверки по праздникам на Корусанте. Именно тогда на него во всех смыслах этого слова упала стена. Острый кусок дюрастали пробил броню и насквозь прошил бок. Во всем этом дурдоме Девисс быстро пришел на помощь командиру, кажется, даже предлагал перевязку. Но Блай по себе чувствовал, что рана не слишком глубокая, а лекарства пригодятся другим. Но из рук капитана забрал предложенные остатки баткты и поспешил наверх.

- Ситуация не очень хорошая, но бывало и хуже, - сдержанно доложил Блай, появившись на мостике.

В какой-то момент на клона навалилась самая настоящая усталость, словно он побывал в трехдневном бою, не имея передышки. Он даже прислонился к стене, чтобы перевести дух, а потом сделал несколько шагов вперед, положив перед Эйлой добытые запасы бакты.

- Внизу есть потери, генерал.

+5

5

Аайла кивнула в ответ на слова Кита, забыв, что он не сможет ее увидеть за спинкой пилотского кресла. Да уж, выбирать тут не приходится. Хоть бы кто-нибудь откликнулся. Хоть кто-нибудь, не важно, кто...
Ей показалось, что вокруг сгустилась тишина - нехорошая, недобрая, давящая. Будто вышел в открытый космос без скафандра, и вокруг тебя - ничего, ничего и никого.
Непонятно. Страшно. Со связью должно бы быть все нормально, она же проверяла, она же...
- Ладно, - откликнулась она, лишь бы прервать это тяжелое, тягучее, вытягивающее нервы молчание. - Сейчас проверю, что у нас с запасным корабельным коммуникатором. Я им не пользовалась ни разу, но может быть хоть он не поврежден?
Ну может быть. Ну все-таки. Ну хоть что-нибудь на этом корабле же должно работать нормально?!
О том, что проблемы могут быть не из-за барахлящей связи, она старалась не думать. Даже если предположить самое дикое, предположить, что внезапная атака снесла Корусант с орбиты - но ведь джедаи же есть не только там. Совсем не только там. Вряд ли Кит раз за разом звонит по одному и тому же номеру...
Нет, не лезть в это. Это дело Кита. Он разберется и спросит, если она чем-то сможет помочь. Ее дело - проверить, чтоб они смогли дотянуть до дома. Этим и надо заняться. И вспомнить, где был корабельный коммуникатор...

Пробежал сквозняк от открытой двери, тяжелые шаги - Аайла скосила глаза назад, не рискуя поворачиваться. Электронное управление креслом сбоило, а чтоб физически развернуть кресло - нужно лишний раз напрягать спину. Там, между позвонками, ближе к тазовым костям, тянуло все сильнее, отзываясь какой-то странной болью на любое движение - и она все больше убеждалась, что дела нехороши. Надо будет все-таки проверить, что там - но потом. Все потом.
Блай. Доспех в саже, на боку красное - кровь? Его, чужая? Шаги такие тяжелые... скорее всего рана, да. Вряд ли серьезная, но предобморок - плохой знак. И всяко - бестолку тратить кровь не стоит, восполнять кровопотерю здесь нечем.
Аайла коротко кивнула, ставя проверку на паузу и все-таки разворачивая кресло. От пары минут вряд ли что-то изменится, а пропустить за разговором что-то важное - было бы гораздо серьезнее.
Не морщиться, нет. Не отвлекать никого от дела. Сейчас есть задачи куда важнее ее спины.
Кончики ее лекку посерели от боли, но этого Аайла не замечала.
- Коммандер, много ли погибших? Достаточно ли бакты для раненых? - она не глядя сгребла пакеты со столешницы и протянула Блаю. - Генерал Фисто и я в порядке, отправьте дроида отнести это вниз, тем, кому нужнее. И перевяжите свою рану, у Вас доспех пробит. Не нужно лишнего геройства. Нам сейчас нужны все, кто может держаться на ногах. Разместите раненых, потом пройдите по всем помещениям, где двери не заблочены, и проверьте показатели вручную. Заодно проверьте, что у нас с потерями оборудования и припасов. У меня нет полного доверия системам. Мы с Кеем проверяем, но... - Аайла покачала головой. - Разрешаю привлекать к этому всех, кого сочтете нужным и кому разрешит ходить меддроид.
Она очень старалась не коситься в сторону коммуникатора, над которым колдовал Кит. Что коситься зря. Скажет, когда будет какой-то результат... похоже, все еще ничего.
Ох, как же плохо.
Но вот об этом Блаю знать совершенно точно не надо. По крайней мере прямо сейчас. По крайней мере пока нет хоть какой-то информации.

Отредактировано Aayla Secura (Ср, 15 Ноя 2017 15:01:44)

+4

6

http://25.media.tumblr.com/ac7d10bd1acac98c7271a7f9b21dc244/tumblr_mu9c9jtYyJ1sksxpmo1_r1_250.gif
/я беззастенчиво цитирую Дану Сидерос и ее вай-фай-рэп, извините, нисдиржалса/

было сто друзей и следа не найдешь
тех ста
вот пишу тебе на бумаге
пишу в пустоту
на заглавных мизинец тянется к шифту
и ручка падает
потому тут только строчные


Кит молча кивнул - да, надо проверить. Что-то упрямо подсказывало ему - дело не в коммуникаторе. Запасной не поможет.
Нет, ерунда. Глупость.
Конечно, поможет. Перебои со связью. Это всего лишь перебои со связью.
При исправном коммуникаторе.
Продолжай обманывать себя и дальше.

Раз-два-три-четыре. Тишина. Мертвая - проклятые метафоры - тишина. Будто бы все и правда… Да уж скажи как есть  - “будто бы все и правда мертвы”. “Молчит как мертвый”, “вы там умерли все, что ли”... так говорят, когда имеют в виду совсем другое. Совсем не такое… сильное.
Раз-два-три-четыре.
Ти-ши-на.
Бес-по-лез-но.

Так не бывает. Этому нет рационального объяснения - да что там, даже над-рационального нет. Никакого нет. Так бывает в кошмарном сне - когда ты не понимаешь, что происходит, когда декорации меняются со скоростью звука, когда нет никого слабее тебя. Но любой кошмар заканчивается. Всегда заканчивается.
Но, кажется, не сейчас.

[неправда что мы исчезли совсем
я дышу я есть до сих пор
я набор бесполезных знаков
зато красивый набор]


Звуки и голоса доносились будто сквозь толщу воды. Кит слышал обрывки фраз, кажущихся никак не связанными. Одну за одной, одну за одной...

бывало и хуже
есть потери

Это, кажется, Блай. КК-пять ноль пять два. С той стороны плеснуло еле сдерживаемой болью - ранен, но держится. Понятное дело. Раненых много. Погибших - еще больше?

лишнего геройства
проверьте показатели вручную
нет полного доверия системам

Аайла. И тоже - боль, и тоже - сдерживается. Пока - нельзя. Конечно - пока нельзя. Как тут не понять.

Раз-два-три.

Сила молчит. Ты же пытаешься слушать, правда? Ты же давно пытаешься достучаться - иначе? Что слышишь?
Ничего?

раньше это письмо нашло бы тебя
за секунду максимум две
а до этого за полдня я отправил ящик проверь
а ещё пораньше за месяц или сколько идут поезда
а до этого шло бы год
вот теперь совсем как тогда


Самый громкий звук на свете - тишина. Если по-настоящему вслушиваться в тишину - можно в ней утонуть.
Раз-два-три-четыре. Бессмысленный, бесконечный перебор - ни-ко-го, ни-ко-го.
Давай же. Работай. Давай.
Коммуникатор пискнул, экран пошел полосами - и…
Да неужели.
Чистый, четкий сигнал без перебоя.
Вызов.
Вызов.
Давай же. Неужели заработало? Да тысячи лет не прошло.

Проявившаяся голограмма была нечеткой и слабой. Странно - такой чистый сигнал и такая…
Да плевать.

- Ну наконец-то, - Кит хотел улыбнуться, но вышло криво. - Энакин! Ты меня слышишь? Ну и дрянь со связью, просто слов нет. Нужна помощь. Срочно. Как слышно?

Вот и конец кошмару. Ты просыпаешься утром - и ничего этого не было. Всему есть рациональное объяснение.
И даже этой бесконечной мерт-вой тишине.
Даже.

Отредактировано Kit Fisto (Сб, 2 Дек 2017 23:22:46)

+4

7

В кои-то веки Энакин решил послушаться доброго совета мастера. Поспать, пока того нет. Загулял, альдераанский круглый кусочек теста! И вот что ему так трудно было дойти до склада на территории дворца Императора, взять собственное барахло и просто, тихо и мирно, оттуда уйти? Никого не потревожив и ничего не сломав?
Как пить дать, в очередную передрягу вляпался. Энакин просто затылком чуял – но да ладно. Не маленький мальчик, который не может остаться без присмотра на двое суток. А вроде как сильный и независимый магистр, джедай и еще куча титулов. Начиная с «генерал», проходя «столп света» и заканчивая тихим и скромным «террорист в изгнании»♦.
Так что вмешиваться Энакин не будет. Не будет, я сказал! Посидит, подождет, если нет, сам виноват. А у Скайуокера вот, жена объявилась. Зверушек сенатских подобрала, вывозить нужно. Куда-нибудь, где они в первые же четверо суток не сумеют убиться, покалечиться или нажить себе кровных врагов. Хотя с покалечиться, это Энакин, конечно, поторопился. Так что, мастер сам справится.
И Энакин не рванет его разыскивать и вытаскивать бедовую задн… принцессу из ситхских катакомб джедайского Храма. Нельзя было говорить Кеноби о ловушках и намекать о тайнах посмертной резиденции Палпатина, ох, не стоило. И кто вообще решил, что сорвиголова и любопытство через край в этом тандеме «мастер-падаван» всегда Энакин? Шило в причинном месте явно у незабвенного Оби-Вана, который еще так не любит имя Бен. Что прикрывался им двадцать лет.
Лентяйка рядом потянулась. Энакин недовольно покосился на белку и в очередной раз пообещал себе спать. А не переживать и не проверять по связи как там эта свежевоскрешенная кара всей его жизни. Жив и ладно. Энакин поспит.
Еще пару часов, а если этот негодяй не объявится в ближайшие сорок две минуты, то включается режим Дарта Вейдера. И Скайуокер отыщет мастера. Только для того, чтобы самому его прибить. Как ребенок! Сарлака ему в печень. Вечно голодного.
Опаздывает уже на два часа семь минут.
А Лентяйка нагло разлеглась на груди. И стащила очередной паек. Интересно, это белки все так питаются, Лентяйка извращенка или просто подсела на химическую гадость? Ну, хоть кто-то спит и ест вдоволь.
Четвертые сутки почти без сна проходили в занимательных рассуждениях. И, кажется, от недосыпа уже начинаются глюки. Ибо кому к хаттам нужно звонить на подобную рухлядь? Энакин несколько секунд тупо смотрел на надрывающийся комлинк. Такие уже, вроде бы, и не используют, только бывший ситхский джедай чинит ради развлечения в полчетвертого утра. Повертел в руках. Пожал плечами. Включил.
Выслушал.
Глубоко задумался, а это у Кита всегда были такие обширные мешки под глазами, устало-тревожный взгляд и клон в желтом за плечом? Вроде нет. Но инсценировка не плохая. Только генерал же Эйла у этого? Точно. Вот и она. Даже странно, синяки есть, а растиражированной кофточки нет. Плохо работаете, господа последователи Первого Порядка.
Энакин серьезно кивнул. Криво усмехнулся.
- Нет, - глухо высказался и отключился. Ибо, что за издевательство?! Опять. Опять! Опять налетели эти гости из далекого прошлого. Джедаи. Которые, простите, явно не должны взывать о помощи к нему. Это просто неправильно, в конце концов! У Энакина уже есть джедайский друг разумного. Скоро еще и ученица будет. Но это?!
Невозможно не постареть за полвека. Невозможно, как бы не выглядела Падме – она сама не помнит, по сути, ничего с момента, как отключилась в родильной палате. Ее Император мог заморозить или эти поборники справедливости. Или даже Сноук воскресил. А этот придурок в гламурном халате теплых чувств не вызывает по определению. Как и доверия, что что-то может сделать из доброты душевной.
А раз так, то это или очередной бредовый план, или кто-то пытается тупо пошутить. Болваны.
Комлинк снова начал надрываться. Энакин попытался скормить его всеядной белке. Лентяйка, на удивление, не взяла. А ломать жалко.
- Что?! – рявкнул Энакин, не выдерживая и включая грешную часть истории предметов связи. Там, кажется, еще письма были. И дощечки, деревянные.
Сила Великая, за грехи я и так уже электрическим стулом по шлему огреб!

Отредактировано Anakin Skywalker (Вт, 7 Ноя 2017 21:11:43)

+3

8

Блай кивнул, забрал у нее из рук последнюю бакту и, пошатнувшись, пошел обратно, даже не ответив на вопрос. Аайла с тревогой посмотрела ему вслед - похоже, ее коммандеру было как-то совсем нехорошо. Странно, рана на первый взгляд не казалась такой уж серьезной... может быть, кровопотеря?.. Оставалось надеяться, что меддроид еще не перегрелся от избытка раненых, а внизу найдется кому подхватить еще одного пациента. Хотя бы ради бакты, которую он несет.

И уж в любом случае, от нее самой тут пользы не могло быть. Аайла тихонько вздохнула. Именно в такие моменты она жалела, что врачебное дело знает только по расширенному курсу первой полевой помощи, каждая статья которого заканчивается словами "и ждите квалифицированной помощи" или "и вызовите меддроида". Но каждый хорош на своем месте, что уж тут.

Но в тот момент, когда она, настроенная так философски, уже собиралась с духом, чтоб вернуться обратно к диагностике - комм ожил. Не просто ожил - а ответил, точнее, ответил по нему лохматый и злой, как десяток вамп, Энакин. Разбудили они его, что ли?..

- Получилось! - едва слышно выдохнула она, подкатываясь ближе, чтоб на миг, незаметно, сжать своими замерзшими пальцами такие же ледяные пальцы Кита. Сейчас, сейчас она вернется обратно. Еще минутку.

Вот сейчас, сейчас, только уйдет это глупое ощущение ошибки и потери, эта льдышка у самого низа сердца, этот иррациональный и бессмысленный страх, будто ты остался один, в своем скафандре, и ракетный ранец не работает, а вокруг - пустота и тишина, и только звезды светят, такие далекие, что могло бы их и не быть, это не имеет никакого значения...

Ведь им ответили, все-таки ответили. Не важно, почему не отвечают остальные, пока - не важно. Со всем этим разберемся позже. Главное, что связь есть, главное, что Эни наконец им ответил - а значит, все будет нормально. И ведь пересекались же совсем недавно, от силы пару недель назад - а как будто вечность прошла. Сигнал держится, сигнал уверенный и чистый, голограмма рябит - но не важно, это уже не важно.

- Ну наконец-то, - перевела она дыхание. - Мы едва дозвонились.

+2

9

Читатель вправе удивляться, отчего Платон Герасимович
не задумывался над природой чудесного ящика? Да почему же
не задумывался, очень задумывался. По зрелом же размышлении
пришел к мысли, что от дум его все равно ничего не изменится (с)

И все-таки что-то странное было в этом всем. Что-то подсказывало, что кошмар не закончился - только начинается. Так тоже бывает во сне, когда ты думаешь, что проснулся, но просыпаешься в новом сне, и все начинается заново.
Эти сбои связи, этот неожиданный обрыв после короткого “нет” от Энакина - что нет? чего нет? - будто бы коммуникатор отключили с другой стороны. Но как такое возможно? Зачем?

Непонятно. Не поддается ни-ка-кой логике. Даже самой странной, самой вывернутой. Любое предположение разбивается, как волна о камни, и не остается ничего. Как ни ломай голову - кажется, это то, что нельзя объяснить, хоть так и не бывает.

В этом-то и беда.
С тем, что невозможно объяснить - ну хоть как-то! - невозможно что-то сделать.
В мире есть мало вещей, которые невозможно объяснить. Должен быть ответ. Если уж углубляться в философию, ответ есть на все вопросы мира, надо только знать, где его искать…

Если б у него было время…
Если б была возможность подумать, сопоставить, разобраться.
Да когда она была в последний раз? Еще до войны?
Слишком много неизвестных, слишком много странностей, слишком много “если”.

Что-то произошло.
Что могло произойти за такое короткое время?
Или…
Или не так.
Чем может обернуться столкновение с вечным ничем?

Если б кто-то задал ему такой вопрос в более подходящее время, он бы сказал: “Ну вас и запросы, выдала база данных и зависла”. Но сейчас другой базы данных у него не было. И никто его не спрашивал ни о чем.

Нет, это все-таки точно старость. Мысли медленные, как придонные рыбы, тяжелые и ленивые. Мозг чертовски ленится обрабатывать информацию.

Да и было бы что обрабатывать. Полное отсутствие информации, что ли?
А вот это как раз и следовало исправить. Раз уж с починкой корабля прямо сейчас все равно ничего нельзя сделать  - кроме того, что делается и так.

Энакин, насколько это можно было разобрать по сбоящей голограмме, был не очень-то доволен жизнью, но даже такой источник информации лучше никакого. В конце концов, а кому сейчас легко, генерал, а кому сейчас легко...

- Энакин, - сказал Кит, всей душой надеясь, что связь снова не оборвется (или ее не отключат с другой стороны - ну, как ты это объяснишь  - ну давай, выдай что-нибудь о хреновой связи - ты же прекрасно знаешь, что это не ответ, настоящий ответ не здесь - а где - ищи - ищи - старайся - плохо стараешься), - если тебя вдруг не затруднит, доложи обстановку. Какого х…

Он покосился на Эйлу и исправился:

- По какой причине вся, я не побоюсь этого слова, Великая Армия Республики молчит по всем каналам, будто бы ее и не было никогда? Связь накрылась по всей галактике, и вся надежда на почтовых мышеястребов?

“Или мы сдали последние рубежи, и только ты со своим пятьсот первым остался, как последний ежик мертвых лесов*?” - хотел было сказать он.
Но не сказал.
Сам не понимая, почему.

* Ну должен же в ДДГ быть какой-то аналог.

+3

10

Похожи. Очень похожи, и магистр Фисто даже совершенно обыденно глотает ругательства рядом с мастером Секурой. И все же – Энакин жестко усмехается – это не может быть правдой. А значит, издевательство и попытка выманить. Зря они все же открылись Беничке-младшему. Или просто не забрали с собой недоделанного пафосного претендента на звание «почти главное страшилище Галактике». Надавали бы еще пару раз по лопоухим ушам – и не так уж они и кошмарны, чтобы, стесняясь, постоянно ходить в шлеме. Да и шрам весьма аккуратный, уж Энакин знает толк в шрамах и прочих уродствах.
Но пытаться провести – и чем? Этим? Что долбанные гении-историки Первого Ордена, Новой Республики или активистов от Сопротивления вообще думают о внутренних порядках Ордена джедаев?! Полагают, что магистры, рыцари и падаваны каждый Силой данный день собираются в кружок, курят общие грибы и знают друг друга до последней черточки?!
И самое главное, какой идиот решил, что Энакин полон любви и сострадания к своим бывшим и, по блаженным убеждениям Кеноби, будущим собратьям?
В голосе бывшего ужаса Империи звенит лед и оттененная насмешкой ирония. И пусть даже Энакин не может не откликнуться на столь искреннюю радость Эйлы, привычка искать и объяснять все головой и в крайне отрицательном свете побеждает:
- Какой Республики, а, «магистр?», - настырная белка упорно пытается залезть ему на голову, и чем ей так нравятся кудрявая шевелюра клонированного одаренного? Энакин не обращает внимания, ему важнее проучить самоубийц. Которые решили так с ним поиграть.
Право слово, не искать же их действительно и убивать? Жестокая шутка, но на взгляд Энакина она совсем не тянет на изнурительную казнь. И Энакин Скайоукер, пожалуй, честно отрапортует магистру, кратко и по делу, но даже с подробностями.
А что? Лорду Вейдеру не жалко!
- Масштабный межпланетный конфликт, в последствии именуемый «Войны Клонов», завершился пятьдесят три года назад. Преобразованием Республики в Империю Шива Палпатина, «Великой чисткой джедаев». Армия была распущена, клоны отправлены в отставку. Империя Палпатина развалилась примерно тридцать лет назад после смерти Императора и его верного цепного пса Дарта Вейдера, ранее известного как Энакин Скайуокер.
Энакин резко склоняет голову и отдает честь.
- У Новой Республики никакой «великой» армии не наблюдалось и не наблюдается до сих пор.
После говорит с каким-то усталым интересом:
- И? Эти знания стоили затрачиваемых усилий по созданию такой качественной инсценировки? Право слово, блаженные создания Силы, откройте учебник истории или Голонет. Заодно и о новой «гражданской войне» просветитесь.
Энакин откинулся к стене и все же снял забравшуюся-таки белку с головы. Почесал ей между ушек и спокойно поинтересовался:
- На что вы вообще рассчитываете, болезные?

Отредактировано Anakin Skywalker (Пт, 8 Дек 2017 22:50:57)

+3

11

Аайла кинула на Кита быстрый взгляд, слишком уж выдающий ее опасную близость к панике. Что могло случиться с Энакином? Он сошел с ума? Был ранен и теперь бредит?.. да не похоже, вроде бы. Что у них там такое могло произойти?.. отчего все средства связи сбоят?.. Нет, не сбоят, поправила себя Аайла. Просто их никто не берет. Не отвечает. Что-то случилось с людьми, не с коммуникаторами... что? Массовое отравление? Галлюциногенный газ? Что это за чепуха вообще?

- Энакин, - Аайла изо всех сил проглотила так и лезущие на язык вопросы вроде "что ты пил вчера" и "ты в курсе, что употребление глиттера во время военных действий смертельно опасно" и даже не заметила, как спрыгнула с официального именования на личное, - это очень, очень глупая шутка. Это совершенно не смешно, - нет, сейчас не время упрекать. Важнее сейчас переубедить и вернуть ему трезвость мысли, а это можно только логикой, и ничем, кроме логики. - Я даже не говорю о том, что ты сам противоречишь себе, путаешься в словах и говоришь как о мертвом о самом себе. Я даже не говорю о том, что Ки... магистр Фисто виделся с канцлером на общем совещании меньше недели тому назад. Но шесть... - она кинула взгляд на циферблат и автоматически поправилась, - нет, уже семь часов и сорок минут назад мы связывались с Храмом и нам подтвердили направление на Корусант. Какие пятьдесят лет?! - последние слова она чуть не выкрикнула, но осеклась, закусила губу, стиснула пальцы и заставила себя перевести дыхание. Но ее голос все равно прозвучал почти умоляюще, хоть и на пару тонов тише. - Энакин, пожалуйста, соберись. Или переключи нас на кого-нибудь... ну кто-нибудь рядом с тобой есть ведь трезвый, нет? У нас здесь раненые, не все из них... дотянут до Корусанта. Могут не дотянуть.

Что я знаю об их состоянии? Что я знаю о том, кто из них - всех, именованных, известных мне в лицо и по истории, от первых шагов по этим выжженным полям до самой последней этой, бестолковой и безрезультатной, миссии - никогда больше не встанет в строй? Что я знаю о том, кто из них сейчас там, в трюме, задыхается в агонии, кому братья закрывают глаза заскорузлыми от крови пальцами - просто оттого что у нас нет, не хватает медикаментов, бакты, перевязочных материалов, самого простого, самого банального?..

Сердце остро кольнуло, и она договорила совсем тихо, не то ему, не то самой себе - не Киту же, он-то и так все знал:

- У нас сдох гипер, остались только планетарные, мы будем лететь не меньше пары суток. За это время... - она сбилась, но заставила себя договорить - может, хоть это заставит адресата там, далеко, на том конце связи, отрезветь?.. - За это время все, кому не хватило бакты, будут уже мертвы.

В этот момент на панели взвыл сигнал внутренней связи, Аайла вздрогнула - что-то случилось, Кей нашел что-то новое, срочное, критичное! - резко развернулась, отталкиваясь ногами - Кит разберется, Кит договорит, Кит все решит, если что - спину прошила такая боль, что она не удержалась от стона, на миг проваливаясь в черноту и распластываясь по креслу - но тут же вынырнула, уцепилась пальцами за столешницу и подтянулась ближе, морщась и радуясь, что никто сейчас не видит ее лица.

Дотянулась, нажала кнопку связи:

- Да, Кей? что случилось? Да, слушаю, на связи...

Отредактировано Aayla Secura (Пт, 8 Дек 2017 23:54:24)

+4

12

И я не знаю, каков процент
сумасшедших на данный час,
но если верить глазам и ушам ,
больше в несколько раз. (с)

Голограмма дрожала, плыла и рябила, и оттого казалась совсем нереальной.
И то, о чем так уверенно говорил Энакин, оттого казалось еще большим бредом, чем было. Хотя куда уж больше… куда уж дальше…
И информации, мягко говоря, не прибавилось. Разве что к уже имеющемуся веселью добавилось то, что наше юное дарование, многоуважаемый генерал Скайуокер тронулся умом. Странно - вроде бы он давно доучился, а военные действия нагружали мозги и вполовину не так сильно, как обязательные к изучению дисциплины стандартной программы. Тот, кто не сошел с ума, зазубривая особенности обращения к представителям разнообразных рас Галактики, способен выдержать все, что угодно.
Что бы это могло быть? Глиттерстим? Нет, непохоже, глиттерстим вызвал бы эйфорию, а не мрачные пророчества про то, как мы все умрем в результате...

масштабного межпланетного конфликта

пятьдесят три года назад
империя Палпатина

Можно было бы подумать, что все это - бред, порождение усталого разума. Он уже думал об этом? Не раз? И что изменилось? Проснулся, да?
Все стало как раньше, да?
Ничего уже не будет - как раньше.

Киту казалось - он начинает повторяться. Казалось, что мысли ходили по кругу и возвращались к одному и тому же - к тому, что… А, собственно, что? Понятно, что ничего не понятно?
Жалко, что голову нельзя перезагрузить, как зависший датапад. Вот было бы славно. Вычистить лишнее, оставить нужное, закрыть к ситховой матери половину процессов, чтоб жить не мешали. Как же страшно жаль, что с мозгом разумного существа так сделать нельзя. Несовершенная все-таки система, что говорить. Вот тут-то мысль о вживлении в голову имплантов и не кажется такой уж дикой…
Совершенно некстати в памяти всплыл давным-давно виденный голосериал - в одной из серий как раз герои пролистывали воспоминания, записанные на чип, могли их стереть или просмотреть несколько раз*… Удобно, наверное, когда такая штука может быть в доступе у кого угодно. Вот сейчас бы не помешало - потом же Энакин ни за что не поверит, что нес такой бред. А так можно было б запись показать…

Эйла отвлеклась на надрывный писк внутреннего комма - что там опять? Все в порядке, падаем? Обидно бы было сейчас превратиться в космический мусор и даже не узнать, в чем дело было.
Где-то в глубине царапнула когтем все та самая невидимая кошка - кто знает, может, лучше и не узнать. Меньше знаешь - легче сольешься с Силой.

- Энакин.

Кит помнил, что при помутнении рассудка последнее, что перестает узнавать разумное существо - это собственное имя. Зацепится за имя - вспомнит что-то еще - начнет приходить в себя. Конечно, это работает, если все не зашло слишком далеко.

- Энакин, к учебникам истории мы вернемся попозже, ладно? Причины, последствия, конфликты и прочие империи - все потом. Если корабль канет в Силу вместе со всеми нами - это будет ужасно неприятно, и мне б не хотелось принимать участие в этом процессе. Если у тебя со связью получше, чем у нас - будь другом, свяжи нас с Храмом. Это такое большое здание в центре Корусанта, ты должен его помнить. Уж его-то твои масштабные конфликты, завершившиеся чем-то там, не затронули?

* конечно, Кит смотрел местный аналог “Черного зеркала”, вечно он смотрит либо кровавую дрянь про зомби, либо социальную сатиру.

+4

13

- Да куда он денется, стоит памятником самому себе, - автоматически отзывается  Энакин и хмурится. Что-то не так. Что-то совершенно не так. Паника Эйлы ощущается даже через помехи. И тогда Скайуокер вздрагивает, заканчивая мысль уже совершенно отстранено. – Кто же будет сносить дворец Императора, там до сих пор слишком много ловушек.
Неужели?
А псевдо-мастер Фисто говорит тихим, успокаивающим тоном, что Энакин на мгновение сомневается, кто тут действительно сошел с ума и кто над кем издевается? Но потом приходит какое-то смутное ощущение произошедшей катастрофы.
Отметим честно, Энакин не знал досконально ни Эйлу Секуру, ни Кита Фисто. И если с Оби-Ваном или Падме было просто, бывший ситх просто не мог их перепутать ни с кем, как бы они не притворялись, то эти джедаи…
Однако есть одно большое «но». Пусть неидеально, но когда-то давно, во времена глубокой юности и Войн Клонов Энакин успел узнать Эйлу достаточно близко. Кита гораздо хуже, но все же. Особенно, когда вдвоем.
Это было слишком отчетливо, как картинка из прошлого, когда генерал Секура видела цель и не видела препятствий, она вызывала лишь восхищение и мысли, кто ее невозможно сломить. Но он иногда видел, как она терялась. Честно говоря, в те моменты он понимал ее лучше всех, ибо сам в такие моменты ощущал что-то вроде подступающей паники, маскирующейся под растерянность. И тогда он пытался переспорить, едва ли не до крика, что-то сделать, просто все исправить.
Мастер же Фисто всегда был больше… не дипломатом, нет. Он был тем, кто мыслит нестандартно, много шутит, но в принципе, именно тот, кто сохраняет спокойствие до конца. И тот, кто находил аргументы, способные вразумить недальновидных болванов и заставить их поверить и сделать все именно так, как нужно Киту.
Такую совместную реакцию не подделаешь.
- … - Энакин выдал короткую и лаконичную, но крайне выразительную речь на матерном хаттском. Сила Великая, он все же верит! В эту дурную, совершенно сумасшедшую мысль, что признанные более полувека назад пропавшими безвести и погибшими магистры внезапно выпали ему на голову.
Вот только их не хватает! И сколько еще джедаев найдется на голову несчастного Энакина? Право слово, уже хочется снова устроить повторение Великой Чистки джедаев.
Но надо проверить. Окончательно, и очень просто. Что они говорят, вывалились, два дня от Корусанта на планетарной тяге? Трудно, но возможно. С Люком работало и не на таком расстоянии, но сын все же совершенно не умел закрываться. И связан с ним куда прочнее почти любого джедая.
Но Энакин резко выдыхает, закрывает глаза и тянется. К едва ли не забытым образам в Силе. И матерится еще раз, еще более грубо и выразительнее.
Он может быть кем угодно, но улавливает отчаянную панику Эйлы и какое-то ледяное, почти хрустальное спокойствие Кита. Ой, мамочки, что будет, когда лед треснет!
- Вашу ж… Это действительно вы, - с нервно дергающимся глазом сообщает Энакин голограмме и подхватывает латанный-перелатанный комлинк. – Подождите, секунду.
На самом деле, это сделать проще. Но Энакину нужны эти несколько секунд вне голо-поля, чтобы понять, что вообще можно делать на самом деле. Что нужно делать.
И даже неважно, действительно ли магистры давно сожженного Ордена вывалились из прошлого или это очередная шутка Сноука или Силы. Своих бросать нельзя. Даже если они когда-то давно перестали быть своими, а ты сейчас не знаешь, кто сам есть такой. И где твое место.
Энакин подключает старье к системе корабля. Перехватывает, усиливает сигнал и выводит его на главный экран звездолета. Связь прекрасная, помех нет практически совсем. Можно даже передать файлы. Можно.
Только очень жестоко.
Впрочем, лорду Вейдеру ли бояться жестокости или клейма чудовища?
- Сейчас заканчивается шестьдесят девятый год по старому календарю. Или 1034, если считать от Руусанской реформации, -
очень медленно говорит Энакин. Можно выяснять и требовать ответа, но сам он. Не хочет. Ничего из этого.
Какая гадость дернула его починить комм и ответить на звонок?!
- Мне жаль. – так же спокойно, почти заторможено говорит Энакин. И ищет в голонете старые выпуски новостей, скачивает. – Но иначе вы не поверите.
И отправляет. Первый, совсем старый, где бодрая твилечкка рассказывает о реорганизации Республики в Империю, о предательстве джедаев. О героических клонах, которые предотвратили измену джедаев, только там не уточнялось, что выстрелами в спину. И показывают в подробностях – горящий храм, более долгий обзор с заседания Сената.
После – репортаж о похоронах Падме, и Энакин до сих пор не может на это смотреть. Отворачивается, хотя и помнит каждое слово и сцену. Красиво. Жутко. Больно.
А еще – официальное заключение, в котором говорится, что проимперского сенатора от сектора Чоммель убили джедаи.
Третий репортаж, взрыв Альдераана. И жизнерадостный женский голос зачитывает список преступлений Королевской Семьи Органо, которые совершили подлое нападение на защищенный военный объект государственной значимости на Скарифе. Укрывательство преступников. Спонсирование терорризма.
Четвертый, взрыв первой Звезды Смерти. И перечисление дальше жертв.
Их еще много. Но Энакин дальше не шлет. Слишком долго. Слишком больно.
- Мое тело, Эйла, это тело клона. А про призраков Силы ты должна же знать? Меня впихнули в данный кусок мяса без моего согласия.
Вопрос важнее. Как вы здесь – сейчас – оказались? И что теперь, блин, делать. Вся система Корусант в данный момент принадлежит самозванным «наследникам Империи».

+4

14

- Генерал, похоже, еще одна пробоина, смотрите, - Кей отправил ей на экран доступ к своему экрану - здесь, кажется, все штатно, все нормально, в рамках обычного... только в одном месте, на одном из графиков, чуть-чуть, едва заметно отклоняется от ровной прямой показатель давления - и настолько же, почти в рамках поправки на ошибку, отклоняется от ровной линии график температуры. Кей, будто слыша ее мысли, сделал несколько кликов - и развертка во времени дала картину куда более значимую - и гораздо более очевидную.

- Кей, ты потрясающий, отлично, - Аайла заставляет себя улыбнуться - хорошо, что по голосовой связи не видно, насколько у нее побледнели губы. Это пока чувствует только она сама. Похоже, спину она таки повредила серьезно, раз так падает давление. Ох, как плохо-то... Ладно. Ничего. Разберемся. Сейчас важнее давление внутри корабля, а не внутри нее. - Кривая нарастает не так быстро, чтобы...

- Там рядом лазарет.

Ох, так вот в чем дело. Вот отчего он связался с ней, а не отдал стандартное распоряжение о блокировке отсека до дальнейших приказов. Ох, Аайла, как же ты сейчас туго соображаешь, как же плохо, а. Именно сейчас тебе бы думать хорошо и в полную силу, ну, насколько ты вообще это умеешь - а ты тупишь, как...последняя банта.

Аайла на миг закрыла глаза, сделала глубокий вдох, будто пытаясь зачерпнуть из Силы - спокойствия? сил? здоровья? способности соображать, может?.. - и всмотрелась в схему корабля, изо всех сил стараясь сосредоточиться на здесь и сейчас.

Ремонтных дроидов не хватало, как не хватало всего на этом корабле - они вот буквально только что распределили их по максимуму, как маленький ломтик масла, размазанный по тарелке... Но если заблокировать отсек, заблокировать стандартным образом - всегда есть, по крайней мере минимальный, риск разгерметизации. И тогда в лазарете выживших не останется.
А перетаскивать их некуда, большая часть корабля непригодна совсем... да и выдержат ли они переноску?

- Так, - Аайла закусила губу, выдергивая на соседний экран - и себе и Кею - схему ремонтных работ. - Сектору 8С все равно пи... -
она виновато покосилась в сторону Кита и поправилась: - ничего не поможет, перекинем пока оттуда. Блокируй оба отсека. Потом перепроверишь, если все нормально, вернешь ремонтников обратно.

- А садиться-то как будем? - буркнул Кей, тем не менее выполняя приказ.

Аайла пожала плечами, забыв, что он ее не видит сейчас. В секторе 8С были тормозные противофазные двигатели - и Аайла была склонна полагать, что пытаться сейчас их чинить, как это говорится, что мертвому припарка. Кей настаивал на том, что нужно хотя бы попробовать их спасти - но сейчас выбор был чуть более чем очевиден.

- Ничего, - улыбнулась она. - Будем полагаться на Силу...и на мои таланты пилота.

Кей хмыкнул, но отключился - "до дальнейших распоряжений". Аайла перевела дух. Не последняя проблема, ох, не последняя - но, кажется, хотя бы с ней справились. Наверное. В первом приближении.

...И тут она вспомнила разговор, который оставила за спиной - и обернулась как раз чтобы там, на развертке - четкой, такой четкой, такой большой и четкой, совсем не такой как раньше - увидеть, как на куски, на осколки, на звездную пыль разлетается целая планета. И какой-то неестественно, фальшиво-радостный голос, рассказывающий о преступлениях - планеты? да нет, правящей семьи. Против Империи.

И у нее оборвалось сердце.

преступления
караются
смертью
только
звездная
пыль
только
пу-сто-та

Больше всего на свете ей хотелось преодолеть эти полтора метра, оказаться рядом с Китом, взять его за руку - ледяную, широкую, сильную, надежную, - и хотя бы на миг, зажмурившись, уткнуться ему в грудь - и представить себе, что это все - кошмар. Длинный, длинный страшный сон, где из жизни выпадают десятилетия, где молчат все друзья, где единственный ответивший говорит о том, что никак, никак не укладывается в голове...

Укладывается. В том-то и беда.
И в тот миг, когда оно укладывается и состыковывается, мир становится простым и прозрачным, как стена из стеклянных кирпичей.
Шевельни один - посыплются все.
Посыплются и укроют тебя своими осколками.
Располосуют, разрежут, вскроют нежную кожу, окрасятся в кровавый - и улягутся месивом, в котором не будет ни прозрачности, ни жизни, ни гармонии.

И ей стало никак. Просто - пусто и никак. Как в ледяной хотской пещере, где тишина и мрак, где не живут даже кровожадные вампы, где давно истлели последние кости тех, кто забрел сюда с поверхности, где тонко звенит на ветру почти отколовшаяся сосулька - да никак не упадет.

Ты должна быть сильной. Не тебе одной здесь плохо.

Она дотянулась - привычным, обычным движением через Силу - до Кита. Обняла, окутывая теплом, отдавая его - столько, сколько у самой не было здесь и сейчас. Ему хуже. Он никогда не сознается в этом, но ему - гораздо, гораздо хуже. И заговорила, отстраненно удивляясь тому, как глухо и сорванно звучит ее голос. Кажется, Энакин о чем-то спросил. Может быть даже то, что она скажет, будет не совсем уж не в тему. Может, никто не заметит, что она не слышала сказанного?..

- Черная дыра. Мы... едва оторвались от нее. Я думала, мы... но мы... похоже мы пересекли горизонт событий... на миг, может быть, на долю мгновения... - она медленно покачала головой, не отрывая взгляда от фигуры Энакина - слишком юного, да, слишком-юного, он был таким до войны, до всего - и все-таки - глядящего слишком, непривычно, горько и жестко - и договорила совсем негромко, удивленно и потерянно: - Но ведь это... невозможно?.. если мы попали туда - мы не должны были?.. как же... так?..

+5

15

стихи в этот раз внезапно мои. написаны совсем по другому поводу, ну и ладно.

бледный конь несется сквозь крик и вой,
высекая искры из мостовой –
и смеется всадник,

и копье насквозь пробивает грудь.
на сыром ветру, на чужом пиру
умирать досадно.


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/01/28b122a6c217ee7497e1227e0254bb78.gif

Когда в лицо плеснуло холодом, а потом огнем, и ветром, и мертвой пылью взорвавшейся планеты, Киту показалось - мир кончился. Он смотрел, смотрел и с удивлением понимал, что не чувствует ни боли, ни горя, ни отчаяния, ни даже ненависти. Картинки на экране были без сомнений настоящими - хотя ему очень хотелось думать, что все это было глупым розыгрышем, очень, очень глупым, невыносимо просто…
Ведь так проще было бы думать, верно?
Любое существо, разумное или не очень, всегда ищет самый простой путь, самое простое решение, объяснение, что угодно.
Но ведь не клеится, да? Ведь рассыпается, да? Как ни объясняй, как ни пытайся искать другой, разумный ответ - его нет, и ты это знаешь получше других. Есть вещи, которые можно объяснить только чудом - или проклятием. И неизвестно, что хуже.
..когда-то давно, еще в детстве он прочел в какой-то старой книге, уже и названия не вспомнить, и ничего не вспомнить, - “и живые позавидуют мертвым”. Тогда он было хотел спросить мастера, что это значит, но подумал - и так ясно, что тот ответит. А потом отвлекся и забыл, и зачем-то вспомнил сейчас, и, кажется, понял.
Интересное ощущение, что еще сказать.

Яркие плоские картинки на экране дышали жаром и смертью.
Кит не отводил взгляда. Почему-то очень важным казалось увидеть все. Запомнить все. Даже если это неправда.
Это  п р а в д а.
А врать самому себе - последнее дело, да, мастер?

если жизнь и смерть отвечают «нет»,
для чего глядеть уходящим вслед?
велика потеря.

никуда не денешься от судьбы.
кто меня любил, кто меня забыл,
кто хотя бы верил?


Однажды - в другой жизни, потому что эта и другая жизнь теперь оказались разделены - дрогнули и посыпались камни с отвесного склона. Прямо у него под ногами. Тогда он шел осторожно, как можно осторожнее, но это не помогло, и он в какой-то момент так четко и так резко ощутил потерю опоры под ногами, что чуть было не растерялся. Потом, конечно, сообразил и удержался, и не свалился в пропасть вниз головой - вот была бы нелепая смерть - но это ощущение пустоты там, где только что была надежная опора, он запомнил хорошо, и сейчас понимал - вот это оно и есть. Камни посыпались, и никакая Сила не удержит, не остановит это падение.
Пустота.
Пусть - так…
Кажется, эта пропасть не имеет дна, и падение будет вечным. “Я еще лечу!” -  как говорил герой одной старой байки...
Смешно…

..строгий ангел сед, бледный конь крылат,
молча хмурят брови чума и глад -
мол, не стой в проходе.

как тебе я стану смотреть в глаза,
если свет и тьма голосуют «за» -
и конвой отходит?


Но когда пропасть уже разинула ледяную пасть, и душа почти оборвалась вниз, в бездну-без-дна, он ощутил знакомое, такое знакомое тепло - и бесконечное черное отчаяние отступило, как отступает от берега пенная волна. Он вдохнул, и выдохнул, и ему стало - нет, не легко, легко не будет еще долго - нет, это называлось иначе, он не мог сейчас сказать - как именно. Неважно. Все это было - неважно.
“И я тебя, - мысленно отозвался он в ответ на несказанное, - и я с тобой.”

Развернутый экран погас, и перед ними снова засветилась голографическая фигурка Энакина. Теперь с полученной информацией нужно было что-то делать, и отвечать на вопросы, и задавать свои, и… Что он там говорил про Дарта Вейдера, бывшего Энакина Скайуокера, и в какой связи это имя упоминалось в только что прокрученных записях, ммм? Как интересно, орел ты наш Энакин, как интересно…
Что там говорилось о героических клонах, которые что-то там предотвратили?
Что там…
Потом. Все потом. Сейчас ты нам нужен, Энакин, кем бы ты ни был.

Мир, под которым не дышала смертным холодом черная пропасть, был уже проще. Да, проще - вот оно, верное слово. Понятнее.
Нет, не очень-то понятнее. Много вопросов, мало ответов.
И пусть.

я с тобой
могло быть и хуже

Вот и Энакин ждал от них ответа. Мда. Кит в который раз пожалел о том, что все знать попросту физически невозможно. Если б он знал все, он, возможно, нашел бы объяснение всем этим фокусам с черной дырой - но он не знал. И поэтому мог только руками развести.

- Я-то тем более не знаю, как это работает, - пожал плечами Кит. - Для меня все эти ваши горизонты событий - непонятно, но здорово. Боюсь, ни у кого из нас нет этому рационального объяснения. Да и нужно ли оно нам - сейчас? Вот вопрос “что теперь делать” - гораздо интереснее. Мы с Аай... генералом Секурой и ее ручными оленями - виноват, Звездным корпусом! - похоже, можем только ждать, когда наш несчастный кораблик развалится прямо в безвоздушном пространстве и тем самым решит все проблемы одним махом. Печальный исход, что и говорить. Я так понимаю, на корусантские доки и рассчитывать нечего?

Твой ход, Энакин, кем бы ты ни был.
Твой ход.

Отредактировано Kit Fisto (Вс, 7 Янв 2018 05:06:44)

+3

16

Дома и машины прижались плотнее друг к другу, друг к другу,
Предчувствуют вьюгу, но им так не хочется здесь околеть.
И я, чтоб не замерзнуть, - по кругу, по кругу, по кругу,
Наполовину голодный, замерзший, умерший на треть...

Трудно осознавать, правда, Энакин?
Трудно. И не потому что смотреть на этих разумных, видеть их шок (вот и зачем настроил подобную четкость? – видимо, за тем же, за чем и на звонок ответил). Нет.
Ты знаешь, Энакин.
Ты тянулся к ним, проверял. И не подумал закрыться, в вечно стылой своей жестокости. И получай. Получай от сильных одаренных, от девушки, которой когда-то восхищался, а потом забыл. От магистра мертвого (и ничто не оживит) Ордена, почти не знакомого.
Слушай.
И чувствуй.
Всего лишь отголоски шквала и девятого вала, который бушует где-то на окраине системы. Или где они там, эти потерянные во времени? Усмехайся.
И снова смотри.
Понимай.
И не плачь.
Они пропали раньше, ты их не предал? Предал. Куда сильнее, чем Оби-Вана или Мейса Винду. Они ведь даже не знали. И они – особенно Эйла – кажутся такими далекими, позабытыми.
И резко, почти до диссонанса, юными.
А казались-то?.. Впрочем, Энакин лет с двадцати трех искренне считал, что в детстве и юности был дебилом. Искренне полагая, что и в двадцать три, и в двадцать пять, и в тридцать семь, он самый старый на свете. Умудренный опытом, предательством и осознавший истину.
Осознавший?
Умудренный?
Предательством… смотри на тех, кого предал. На то, как они не понимают. И понимай – предательство может быть разным. Резким и мягким, неожиданным и ожидаемым, размеренным и нечаянным.
Ты хотел им… доказать? Просветить, или просто убедится, что вот они, такие – настоящие?
Убедился. И в очередной раз предал джедаев в этот раз, конкретных. И пусть твой взгляд на редкость невозмутим, спокоен.
Внутри все покрывается холодом, а сердце сжимается от боли и вины.
Ты забыл, что оно у тебя вообще может быть.

Разучены танцы, но песни - никто никогда не услышит.
Усталые мысли разбросаны, их не собрать, не согреть.
И я, чтоб не поддаться, все выше, и выше, и выше -
Стремянкою в небо, к утру обреченный сгореть.

И смотришь на спокойное – почти как у тебя – лицо Кита Фисто. И слушай потерянный голос Эйлы Секуры. Ничто не дрогнет.
А ты всего лишь подумаешь, «я скучал. По дому, по вам. Так скучал, что предпочел забыть, не вспоминать и злиться. Ведь у меня же»…
Есть Падме. Мастер, привычно ворчливый и много мозолей вы друг другу отдавили. Люк, потерянный и заслуживший знатную трепку. Лея, которой нужна помощь в ее смешном и игрушечном опять Альянсе, который уже давно не союз.
И потерянный внук, что не может примириться с самой собой.
А они, Кит Фисто и Эйла Секура, мертвецы и призраки, напоминают о другом.
О жертвах, которых не должно было быть. О душах, что смотрят и вряд ли понимают – как? О тех, кто показывает тебе, чему ты помог свершиться.
О том, что думал – нет тебе дома, с девяти лет не было.
А сейчас, жестоко и беспощадно, просто, пойми – был. Только ты его сжег, запутав, убедив себя, что он в пустой и безликой квартире на элитных этажах Корусанта, что нескромно именовались апартаментами сенатора Амидалы. И даже Набу лишь образ, слишком красивый и скучный.
А дом был в истертых коридорах Храма. И в ехидных улыбках падаванов и рыцарей. В их безумных, отвратительных и бесящих до красных (кто бы знал, что в итоге в  прямом смысле?) глаз надеждах?
Смотри. Улыбайся.
Принимай, что чудовищем быть проще.
А человеком быть снова как-то мерзко.
Склони голову. Серьезно кивни. И скажи:
- Кажется, я понимаю. Есть тут один… претендент на высокую власть, что сотворил ненужное. И другой юный идиот, что повторил подвиг в раздутом варианте.
А потом резко переведи взгляд на мастера Фисто, лишь горько скривив губы в ответ на оговорку. Серьезно, до сих пор?
Они до сих пор не верят.
А ты бы поверил?
- Черная дыра? Все чаще и чаще. И избежать нельзя, всегда почти в момент смерти – почти, но спасти еще можно, - тихо, скорее для себя, сказал Энакин. И прокрутил в голове слова магистра, которого просто не могло быть.
- Убей. Их всех, - спокойно, даже равнодушно сказал Скайуокер. – Эйла не будет, а они остановятся вряд ли. Один приказ, и ваши подопечные «олени» вас забодают в спины.
Ну или хотя бы заприте, надо было бы сказать так. Но Энакин не говорит. Не думает о таком простом варианте. Он смотрит, изучающе.
Не чувствует себя юным или старым, он как будто застыл. И как будто отстраненно понимает – отключи связь, сделай вид, что ничего не было, и нет этого ежа в груди, нет (а ты уже заранее их видишь) печально-виноватых глаз мастера и его попыток исправить невозможное.
Но что-то мешает. Не вина и не стыд.
Это почти долг, только проще и наверное, лучше.
Это возвращение домой, под усталые мерные сени Храма. Или в обшарпанную, везде отполированную песком рабскую лачугу.
А дома не всегда просто и хорошо. И ты бываешь виноват, и на тебя злятся.
Вот только, кем бы ты ни был, Энакин. А все равно – связан.
И все равно никогда не умел их бросать. Убивать, да, пожалуйста. Кричать и спасать тоже когда-то выходило.
Но забывать и равнодушно пройти мимо? Ты себя уже не обманешь.
Ты слишком мертвый для того.
- Каковы повреждения корабля? Привезти гипердрайв, запчасти – сумеет пережить один гипер-прыжок, не слишком длинный?
Все слишком просто.
Все слишком сложно.
Все просто никак.
Смотри в глаза своим страхам – ты уже научился.
Теперь настала очередь призраков и их неверия, причиной которому всего лишь несколько кадров официальной хроники.
А Дарт Вейдер когда-то шагал по красным дорожкам далеких планет и не думал.
Не завидуй ему так отчаянно.
Мелодия непонимания...
Тяжелые мысли - тяжелый снег...
Не требую ни любви, ни внимания,
Но все же, но все же, но все же - я тоже человек.

(Медведю - медвежье...)

Отредактировано Anakin Skywalker (Вс, 7 Янв 2018 06:40:31)

+1

17

Свет как-то странно моргает перед глазами, картинка становится то расплывающейся в чернильное пятно по воде - то четкой, будто вырезанной ножом по доске, проведи пальцем - порежешься, еще и заноз нахватаешь. это предобморок. херово. Внутренний диагност как всегда предельно конкретен - и так же предельно резок, спасибо ему, чо уж тут. А то б никогда не догадалась.

Звуки доносятся как через толстую перьевую подушку, и осознаются так же - с запозданием, с задержкой, с оттяжкой, как по щеке наотмашь бьет ладонь. И наоборот - предельно, абсолютно прозрачны, шквальным ветром налетают и сбивают с ног чужие эмоции. И даже получается разделить, расщепить их на потоки - обычно это самое сложное, обычно у нее это не получается, нет, не получается...

отчаяние - и холодная-стальная ярость - и абсолютная нежность - и полная безнадежность - и упрямая воля выжить - и отстраненность на самой грани ненависти - и все это, собранное под ледяной панцирь спокойствия и даже дружелюбия. смотри - и люби, и восхищайся, и верь, и держи, держи крепко, держи изо всех сил.
вина - и боль - и тоска - и нежность - и отчаяние - и пустота - и безнадежность тоже, она, проклятая... как же ты постарел, как же тебе было больно, как же тебе больно и сейчас, маленький братец...
и смертная тоска, и смертная боль, и отчаяние, и упрямая вера, и раздраженная усталость, и непоколебимая воля выжить, и огромное, безмерное горе, - все это поднимается из трюма, как девятый вал во время шторма, и накрывает с головой - так, что слов и не осознать особо. а когда и осознается... ну уж нет. ну. уж. нет.

- Так, стоп, - Аайла приподнялась в кресле, и это простое движение заставило мир перед ее глазами померкнуть и потемнеть. Так, а вот это - уже что-то новенькое. Придется все-таки меддроида вызвать... - Эни, я понимаю, что... за это время произошло много... всякого. Но превентивно убивать людей из-за потенциальной угрозы - как-то...уж слишком, ты не находишь? - черт, как же неудобно с этой чернильной кляксой перед глазами, а. Даже не факт, что смотришь на собеседника, а не мимо него. Скорее всего - мимо, да. Но корректироваться - еще вернее ошибиться. - Давай ты прилетишь к нам, и мы все обсудим в...более спокойной обстановке, хорошо? Кого убить, кого оставить, кому какие приказы и все такое.

Пальцы скользнули на пульт, нашли кнопки управления - прикосновение к ним, родным, привычным, теплым от работы, подействовало почти успокаивающе.

- Открываю встречный канал, отправляю тебе данные по кораблю. Мы с Кеем... лейтенантом КС-21/18-5748 как раз заканчивали анализ состояния систем корабля... - она помолчала, думая и подбирая слова. - В общем, по моей оценке, один прыжок он выдержать должен. Но только с другим гипером. Если ты сочтешь иначе - полагаюсь на твою оценку, - Аайла помолчала немного, пытаясь собраться с мыслями. - И бакту, Эни, пожалуйста. Привези бакту. У нас с ней хреново, как...как со всем, впрочем.

Так, еще одно, необходимое. Не сбиться, не спутаться.

- Бортовому компьютеру - активировать голосовой ввод команд. Проложенный курс - изменить. Плавный разворот с возвратом на обратный курс. После достижения исходной точки - лечь в дрейф. Щиты - держать в готовности... - ах да, точно, бортовые вышли из строя еще во время последнего боя. - Поправка - носовые щиты держать в готовности включения. Энергию не тратить. Орудия привести в боевую готовность. Голосовой ввод команд завершен, - так, что же еще...да, вот. Вызов по внутренней связи: - Коммандер, передайте в медблок - могут понадобиться стрелки. Кого можно, поставьте на ноги как можно скорее.

Она не видит ничего перед собой, но вполне может представить себе сдержанное изумление, явственно проступающее на невыразительном лице Блая в тот самый момент, когда тот коротко кивает: "Так точно". Иногда она все-таки благословляет то, что ее коммандер никак не приучится задавать излишние вопросы. Пусть это и нехорошо, так думать.
Но вот теперь - точно все.

Отредактировано Aayla Secura (Вс, 7 Янв 2018 08:36:14)

+2

18

Под мышкой весло, под сиденьем упрямый зверек.
Тебя научили, как выжить в любом диалоге.
Ты выучен жить, как скиталец, и счастлив, как бог -
Но боги не плачут, и дальше не выгребут боги. ©


https://i.pinimg.com/originals/e8/08/4d/e8084d76567e7eff7691e5dd40ef1f24.gif

Кит молчал и слушал. Так слушают тревожное пред-штормовое море - когда наступит время большой волны? Когда придет яростная буря, когда сгустятся черные тучи, когда небо вспорют белые клинки молний? Сколько еще осталось?

Первое правило - не слушай слова. Слова - пепел, слова - пыль, слова - песок. Они могут быть любыми, они могут быть сказаны на любом языке, это не имеет значения. Слушай то, что между словами, что под ними.
А в том, что говорил Энакин, было так мало ценного, так мало того, за что можно было бы уцепиться и раскрутить весь клубок. Претендент на высокую власть - запомнить, выяснить… потом. Конечно, потом, конечно, не сейчас. Повторил подвиг - важное? Неважно? Отложить - этот вопрос средней важности, судя по всему. Позже, причем - совсем позже. Отметить как прочитанное и неважное.
В момент смерти.  Метафизическое - и потому неважное тоже. Пока первопричина не так важна - важны текущие обстоятельства. Отметить - пересмотреть записи. Назначить важность задачи - пока не представляется возможным. Мало данных. Как же мало.
Как же…

“Убей их всех,” - сказал Энакин, и на миг Киту показалось, что чужие чувства все-таки пробились через щит равнодушия, через мне-все-равно. Но он не стал вслушиваться - тратить на это время сейчас было никак нельзя. Отвлекаться нельзя. Голова должна быть холодной - как никогда. Все просто.
Принимать решения сейчас - нельзя. Сейчас можно только слушать и пытаться понять. Слова, слова… “они остановятся вряд ли”. Как это связано с тем, что он видел на тех записях? Кажется, прямо - предотвращение измены, да, он запомнил, формулировка была именно такой.
“Один приказ.” Кто-то тогда - пятьдесят лет назад, не думай, не вспоминай, не отвлекайся на это, да, пятьдесят, прими как данность, это всего лишь одно из условий задачи -  отдал приказ, и клоны предотвратили измену.
И Храм вспыхнул и горел долго, мучительно медленно.
Не думать. Убрать подальше. Не сейчас. Информация низкой степени важности.
“Приказ” и “не остановятся” - высокой степени важности.
Впрочем… пока угроза никак не проявляется. Пока.
Обратить внимание.

Аайла что-то говорила - быстро и сбивчиво, не как обычно. Он вспомнил тот самый всплеск чужой боли и подумал - наверное, стало хуже.
Сейчас бы… Некуда сейчас. Храма больше нет. Все, что есть - это они и… И Энакин.
Впрочем, если от него можно будет дождаться хоть какой-то помощи - уже хорошо.
Пока не время задавать вопросы. По крайней мере - задавать вопросы ему. Лишние вопросы могут все испортить.
Больше никого нет, ты же помнишь, да?
Когда уходишь по горло в глубокую топь - схватишься даже за нож, лишь бы выбраться, правда? Не очень-то честная позиция, но другой, как известно, нет.

Аайла отдала распоряжения по кораблю, и он только рассеянно кивнул, хотя от него никакого подтверждения и не требовалось. Боковым зрением он увидел, как она прикрывает глаза и сползает по креслу, и подумал - хорошо. Оторвать меддроида от своих драгоценных клонов она все равно не согласится (хотя пока она не отслеживает обстановку - подумать чуть позже, не забыть), а так хотя бы будет меньше дергаться. Возможно, от этого будет лучше. Возможно…
Позже, я сказал.

- Энакин, мы заранее тебе благодарны, - Кит перевел взгляд на голограмму. - Я бы на твоем месте сказал “пока не за что”, но тем не менее. Можешь прикинуть, сколько времени тебе понадобится? Хотя бы примерно.

+2

19

Отворачиваться поздно. Остается всего лишь решить, а сможешь ли закрыть глаза и не помочь?
Только уже знаешь, что все решил. Ты вообще быстрый в поступках, всегда так было, благословение и проклятие.
И лишь смотришь на них, знакомых незнакомцев из прошлого, иронично кривя губы. Конечно, они не понимают – ни опасности своих домашних питомцев, ни того, что Энакин серьезно.
- Дело ваше, - хотя и вариант самый эффективный. Но поди, объясни светлым и добрым, еще ничего не понимающим и наивным, что позади действительно нет никого. А клонов надо кормить, лечить, делом занимать и постоянно помнить, что псы-то бешенные и бойцовские. Хорошо, если только покусают.
Но это действительно не его дело.
В которое, знает Энакин свою подлую натуру, он непременно ввяжется. С радостным и мазохистским удовольствием, присвистывая и абсолютно не думая, а чем это грозит? Вот уж точно, седина в голову, бес в ребро и прочие радости существования противных стариков.
- Так безопаснее, - просто говорит Энакин. И тревожно смотрит на Эйлу. Той откровенно нужна помощь и, на удивление, даже не психиатра. Обычного доктора с крайне крепкими нервами, что сумеет привязать ответственную мастера-джедая к койке и заставить лечиться.
Интересно, если Энакин прилетит – не застанет ли он одни трупы, излишне хорошо сохранившиеся для полувекового простаивания. А может быть, это просто глюк связи? Не они сами, а просто вызов ушел не туда, из прошлого вот в это кривое будущее? Весело тогда будет всем.
Но не обманывайся зря, лорд Вейдер. Не ищи пустых оправданий.
Все равно же давно разучился это делать.
Просто дыши. Смотри и читай принятые данные.
Слушай Эйлу и высказанные и невысказанные просьбы. И не жалей, что не можешь утешить, ведь ты давно убедил себя, что разучился сочувствовать и быть милосердным. И оставайся при своем и вместе со своим самообманом.
- Все не так уж плохо, - спокойно резюмирует Энакин, просматривая характеристики и список повреждений. Конечно, «Стремительный» не выдержит столкновения и с одиноким истребителем, и с тройкой самых простеньких грузовых шаттлов. Но все же, не разваливается в воздуще, гравитация еще есть, как и стабильная работоспособность более 57 процентов жизнеобеспечения. Вполне достаточно.
Кажется, свеженькие бездыханные тела отменяются. Ну, если, конечно, не считать возможные жертвы среди уже раненных. Энакин скептически оглядел усталые лица. Если, если.
Самое большое «если», это, честно говоря, не наделать глупостей джедаям.
А он?
А ты?..
А ты думаешь, почему не все равно? Почему готов сорваться на помощь и ничего не попросить в ответ? Почему, почему, почему.
Кто узнает, не поверит. А один конкретный субъект задумчиво потрет бороду, скрывая снисходительную и довольную улыбку.
Ой, знаете что, мастер? Хорошо, что вы полезли в сарлачью задницу во дворце. За это, конечно, я вам верну ваши же нотации, но. Но сейчас только вашего понимающего взора не хватает. Что мне – что им, твоим обретенным и потерянным коллегам.

Возьми себя в руки. Или тебе снова их отрезать, чтобы перестал играть в пафосную истеричку?
Соображай.
Республиканская рухлядь, выбитые из колеи и раненные джедаи.
Сектор под контролем безмозглых радикалов с неустойчивой психикой и то торозными, то излишне быстрыми решениями.
Переполох, устроенный вчера на площади и беспомощные игрушечные сенаторы.
И Кеноби, который выдавал внуку чрезмерно много информации.
Не пройдут они мимо джедаев. Не пролетят.
Пусть и стягивают все силы к непосредственной бывшей столице.
И разговаривать не будут. В назидание.
Возьми себя в руки.
Думай.

Энакин смотрит чуть рассеянно, не сразу понимая слова мастера Фисто. Лишь дергает плечом, печально понимая, что хоть кто-то понимает – но запрещает себе думать. Прости, Кит Фисто.
Не за прошлое. А что наткнулся – сейчас – первым – именно на меня. Предателя, сволочь, убийцу.
Который не хочет и не умеет деликатно и ощущать боль ту же, как вы.
И просто. Не может лгать, что все будет как прежде, как бы не был убежден в том сын. Хотя, сейчас, наверное, не так и уж. Люк Скайуокер.
Неудачливый убийца и создатель чудовища нового.
Как семейное проклятье.

Говори, сухо и спокойно. Тихо, отчетливо, быстро просматривая интересующие новости в голонете. Ничего не случилось. Просто встреча. Вот беда, тоже семейная.
Семья, лорд Вейдер? Энакин?
Иронично.
- Система Корусант сейчас под контролем военнизированной организации Первый Орден, он же Первый Порядок. Убивают бессмысленно, пафосно косят под Империю – получается хреново. Но тем не менее, именно это сейчас на руку.
Спокойно. А безумная в своей простоте и нелепости идея складывается мгновенно.
- Если вы вызовете подозрения, вас без разговоров расстреляют. Так что, врите, если кто объявится, что вы доставляете экспонаты в Государственный музей истории Корусанта. Конкретно, на выставку «Шив Палпатин. Путь к трону и величию». И да, это официальное название.

Выдохни. Большего сделать невозможно – пока.
И посмотри в глаза внезапно молодого магистра, которого, когда-то, думал, что никогда не догонишь. Спокойно и четко.
Паритет.

- Эйла, мне надо дождаться Кеноби. Он, кхм. В общем, после посещения Мортиса, тоже сильно омолодился, - пусть потом сам объясняет, как самоубился о бывшего ученика и почему воскрес. В конце концов! К нему вопросы будут тяжелее. – Дорогой мой бывший учитель, кажется, все же сунулся, куда его не просили. После того, ну.
Энакин честно считает. И думает, что лучше не говорить о планируемом грабеже, побеге и, в принципе, ожидаемой ссоре с Падме. Хотя, ее сенаторов ручных можно эвакуировать к нежданным гостям.
Спрашивать об этом нужно или нет? Интересно. Забыл как-то.
Разберемся по ходу, с внезапным азартом. Хорошо.
Все лучше, чем мирно проклинать запропавшего Оби-Вана.
- В стандартные сутки уложимся, думаю. Возможно, и раньше, - если господа демократы перестанут истерить за собственные шкурки. – Гипердрайв, бакта, понятно. Что еще нужно? Астромехи, еда, силовое поле?
Иначе придется брать на свой взгляд, а Энакин гораздо лучше помнит потребности линкоров типа «Палача», чем вот таких вот корабликов.
И, наверное, не зря он был в Сопротивлении.
Но Лея его убьет, верно. Обычно, кажется, отцы дарят дочерям кукол и платья, Энакин читал.
Впрочем, назвался демократом – терпи своеволие союзников.
А пока.

Дыши.
И постарайся не разрушить хрупкое равновесие на троих.

Отредактировано Anakin Skywalker (Вс, 7 Янв 2018 21:00:11)

+2

20

Аайла слушает разговор над своей головой - и одновременно тянется к Силе, пытаясь восстановить то движение, после которого зрение вдруг отключилось. Да, очень похоже на то, что в позвоночнике что-то повреждено. Но зрение сейчас ей нужно, даже нужнее подвижности и мобильности. Больше зрения ей нужна разве что ясная голова, но с этим, кажется, совсем нелады. Ну да ладно.

Да, это было - вот так, так и так. И после этого там, в спине, что-то съехало вбок. Если попробовать вернуть обратно... да, для этого нужно изогнуться, вот так, осторожно, очень осторожно... Аайла поворачивается вокруг своей оси, слепо вытягивая руки - и больно становится так, что она все-таки вскрикивает в голос. Вскрикивает - и тут же закусывает губу, виновато улыбаясь.

Да, вот так гораздо лучше. Мир становится если не четким, то хотя бы видимым. О, вот даже и голограмму Энакина видно. Хорошо. Так гораздо удобнее.

- Извините, - улыбается она еще более виновато. - Все уже в порядке, - не совсем в порядке, но главное что голову не так туманит. Остальное успеется. - Про наследников Империи... Первый Порядок, как ты сказал?.. я поняла уже, да. Пока нас не засекли. Курс изменила на обратный. Думаю, к Корусанту двигаться сейчас будет небезопасно в любом случае. Отойдем на какое-то расстояние, ляжем на дрейф - при учете состояния корабля вопросов это не вызовет. Лови нас по пеленгу, далеко мы все равно не улетим.

Вдох-выдох. Контролировать приходится даже простые процессы. Главное - не сдвинуть что-нибудь там, в спине. Аайла осторожно облокачивается на спинку кресла и немного переводит дух. Да, вот так - почти не больно, главное не дергаться снова.

- Еда... пока есть, пайков было с запасом, где-то еще на полторы недели расчетных, а с учетом боевых потерь... - она поморщилась, но договорила: - возможно, хватит на три... если у нас будет возможность разблокировать переход до склада. Склад цел, а в переходе, сектор... не важно, в общем, какой сектор - пробоина. Ремонтные дроиды нужны дозарезу. Запчасти у нас есть... частично, Кей хозяйственный, - на лице у нее мелькает слабая и неосознанная улыбка, - гипера у него не нашлось запасного, а так много чего есть. Щиты чинить прямо сейчас смысла нет, прямого боя мы не выдержим все равно, сам же видишь. Надо починить гипер и уйти отсюда...куда угодно, где будет безопасно, ты же нас отведешь, правда?

Аайла чувствует, что начинает заговариваться, будто боль только сильнее развязывает ей язык. Ничего. Ничего. Сутки - это совсем немного. Парни будут жить. Бакта. Главное - будет бакта. Значит, все, кто дотянет до конца этих суток, будут жить. В голове мелькает - надо позвонить в медблок, пусть действуют из расчета на... она обрывает себя. Нет, стоп, торопишься. Рано. Надо закончить тут.

Мысли мелькают в голове - короткие, рваные, нездоровые, сиюминутные. Думать-только-о-настоящем - только-о-сейчас, некогда - ни о прошлом, ни о будущем, действуем исходя из самого простого и понятного. На Корусант - нельзя, подмога будет через сутки, остальное пока - лишнее, лишнее, подумаю потом.

- Магистр Фисто, - улыбка у нее на губах совсем бледная, - и...не кажется ли Вам, что сейчас самое время одному честному контрабандисту... то есть торговцу Риллю Наату выйти на сцену?

Отредактировано Aayla Secura (Пн, 8 Янв 2018 04:19:13)

+2

21

Невозможно поверить, что было вчера,
Как мы пили вино, принимая причастие.
А сегодня уже на ногах без пятнадцати три утра,
Мы проверили снасти, давай, давай присядем на счастье! ©

Энакин говорил много - и одновременно мало. Так всегда бывает, когда пытаешься коротко рассказать о том, на что в нормальных условиях ушел бы день неспешных разговоров. Но времени нет, и потому он пытается вместить в короткие фразы и ценную информацию, и свои предложения, и снова информацию, и перепрыгивает с одного на другое, и недоговаривает, и…

Плеснуло чужой - почти как своей - короткой болью, и Кит в который раз пожалел о том, что понимает в лечении примерно как банта в апельсинах. А ведь мог бы… врач всегда нужнее кого угодно, какие бы времена не настали.
Как же жаль.
С собой-то проще. Намного проще… Потом, подумал он, сначала нам надо договориться. Хотя бы о чем-то, хотя бы как-то.

Он мысленно встряхнулся, возвращаясь к здесь-и-сейчас.

Первый Орден, Первый Орден… ну и название. Уж тогда бы “Первый и Единственный”, а так звучит, будто их как минимум десять. Неважно, неважно, потом можно будет разобраться, что и как, и почему так названо, и что из себя представляет...

Вот же неудобно, когда так. Вся информация - в кучу, зацепиться за важное - все сложнее.
“Шив Палпатин. Путь к трону и величию,” - повторил про себя Кит, чтоб получше запомнить формулировку, и чуть было не рассмеялся. С трудом удержался. Забавно… как же забавно звучит, хотя, казалось бы, что смешного. Он представил, как скажет это всерьез - Государственный музей истории Корусанта, Шив Палпатин и путь куда-то там. И подумал - зачем бы там нужен “Стремительный”, канцлер к кораблю такого класса (и такого состояния!) и близко бы не подошел. По доброй воле, конечно, и - как там? - в здравом уме и твердой памяти. Впрочем… кто знает, что осталось в памяти за эти пятьдесят лет. Людская память - короткая…

Что они помнят об Ордене, о войне? Чем все это - осталось в памяти?
Дядя - почему-то это всплыло в памяти так ясно и четко, будто бы было только вчера - говорил: “Всегда хотел послушать, что будут болтать на моей церемонии поминовения”. Кажется, сейчас вышло - именно это?
Вот смешно.

Эйла говорила сбивчиво, слишком быстро - но четко. Оставалось надеяться, что Энакин действительно сделает все, как сказано - впрочем, скорее всего, он догадался включить запись, а не надеяться на память - и появится здесь через стандартные сутки. И все будет если не хорошо, то хотя бы не так паршиво.
Все будет…
Все будет - особенно если перестать думать по кругу и начать что-то делать.

Он обернулся к Эйле, улыбнулся - и буквально кожей ощутил, как все становится другим. Этот, другой человек смотрел на мир совсем иначе и видел иное, и с него в считанные секунды слетел образ приличного разумного существа. 
Слетел - и рассыпался морскими брызгами.

Давно не виделись, мастер Рилль.
Вы столько раз выручали меня - выручите и теперь.
Запретите мне думать, мастер Рилль, глупые мысли - упущенная выгода.
Разве не так?
Все - так.

- Да ты что, красавица, почтенный мастер Наат давным-давно отошел от дел, бросил все корабли-шморабли, контраба… перевозку, уехал на Гли-Ансельм и пасет морских коров, какая-такая сцена, староват он уже для сцены, ему бы… А впрочем, - и Кит, то есть не Кит, а Рилль Наат покачал головой, и ему невыносимо не хватило звона подвесок и колокольчиков, - ради памяти великого Шива Палпатина, да упокоится он на веки вечные, чтоб был здоров, говорю я, так вот, ради его памяти старый больной Рилль всплывет на поверхность и доставит эту развалюху в лучшем виде, не извольте сомневаться!

- А ты, пацан, - обратился он к мерцающей голограмме Энакина, - не боись, твой музей от того, что я им привезу, скажет: “Ах, что ты привез, мастер Наат, ах, чтоб твоей жене было столько же лет, сколько этой развалине”, вот что они скажут и будут плясать от радости, потому как этим музейным мышам чем древнее, тем лучше. А ты пока таки позаботься о нас, а то ухнем вниз - и никаких экспонатов, а одна пыль. А разве от пыли есть какая польза? То-то же. Смекаешь?

+2


Вы здесь » crossfeeling » FAHRENHEIT 451 » see your future