crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Cogita et visa


Cogita et visa

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Cogita et visa
Emma Frost & Oswald Cobblepot // The Queen & The Penguin

http://s6.uploads.ru/OPq6F.gif

http://se.uploads.ru/EMCgT.gif

http://s5.uploads.ru/YQKw4.gif

«

ГОТЭМ СИТИ, ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР, ОТЕЛЬ «GOTHAM ROYAL», НОМЕР ЭММЫ ФРОСТ
После смерти Томаса и Марты Уэйн, мисс Фрост решает прощупать Уэйн Энтерпрайз на предмет совместного предприятия. Раз уж погибли главные противники сего проекта, отчего бы не попробовать? Правда, Белая Королева совершенно позабыла поинтересоваться мнением семей, управляющих Готэмом наравне с Уэйнами. Фальконе и Марони, меж тем, совсем не рады появлению конкурентки и отряжают на её убийство человека, в преданности которого не сомневаются. Пингвину, ведущему собственную игру и успешно сидящему на двух стульях, предстоит не только непростое дело, но и парочка весьма интересных открытий, связанных с жертвой.

»

+1

2

…Напряжённо выпрямившись и нервно покусывая костяшку указательного пальца, Освальд невидящим взглядом смотрел сквозь лобовое стекло автомобиля на залитую светом фонарей улицу. На противоположной стороне расположился самый шикарный отель в городе, так что даже в столь поздний час мимо сновали люди и то и дело притормаживали дорогие машины и вездесущие такси, постоянно нарушавшие правила парковки. И всё же ни суета, ни шум не могли отвлечь Пингвина от мрачных размышлений.
Пару дней назад, заехав поздним вечером в резиденцию Фалкона с очередным отчётом о деятельности противника, двойной агент получил новое распоряжение. Пока старина Кармайн распинался о своих пожеланиях, Освальд с трудом пытался удержать на лице подобострастную улыбочку, а сам тем временем боролся с чувством сильного дежавю. Было нелегко поверить, но всего несколько часов назад дон Марони потребовал от своего фаворита то же самое!
Чем готэмской мафии не угодила Эмма Фрост, Освальд не знал. Попытки аккуратно расспросить самих заказчиков ни к чему не привели: главы семей чуть ли не одним и тем же текстом болтали о личных счётах и быстро выходили из себя, желая от исполнителя меньше слов и больше дела. Скрепя сердце, Освальду пришлось заняться организацией убийства, но ничто не мешало ему попутно накопать побольше фактов о жертве. Как оказалось, мисс Фрост была довольно известной личностью в национальном масштабе, но действовала преимущественно в Нью-Йорке. Увы, информацию о том, что связывало её с Готэмом, Освальд раздобыть не сумел. Однако Пингвин не продвинулся бы так высоко в иерархии организованной преступности, не будь у него контактов умелых информаторов.
Умелых, но, к сожалению, не слишком пунктуальных. Мисс Фрост могла вернуться в отель в любой момент, и вместо долгожданного отдыха в горячей ванне её ждали два вооружённых до зубов громилы. И если один из них был типичным киллером, то от второго холодок вдоль спины пробегал даже у Пингвина, насмотревшегося на своём веку на психопатов всех мастей. Освальду очень хотелось выяснить, чем же Эмма раньше занималась в Готэме, раньше того, как сумасшедший убийца утащит кисти её рук в свою жуткую коллекцию. Рисковать расположением донов и переносить операцию Пингвин не рискнул, поэтому теперь просто сидел и злился на нерасторопного шпиона.
Впрочем, когда рядом с автомобилем резко затормозил мотоцикл, и рука в перчатке постучала по стеклу, Освальд мгновенно оживился. Гейб опустил стекло, и информатор, не снимая шлема, протянул водителю плотный конверт из тёмной бумаги. Пингвин, нетерпеливо отпихнув в сторону руку Гейба, выдернул его из цепких пальцев мотоциклиста и тут же принялся рвать податливую бумагу. Помощник вложил в руку шпиона похожий конверт с вознаграждением, и тот исчез так же быстро, как появился.
Судорожно перелистывая одну бумажку за другой, Освальд сосредоточенно вчитывался в качественные ксерокопии листов с логотипом Уэйн Энтерпрайз. Протоколы переговоров и совещаний были очень подробными и, конечно же, объёмными, но гангстеру не требовалось читать всё целиком, чтобы ухватить суть. После смерти четы Уэйнов управление корпорацией полностью перешло в руки преступников, которые вовсе не спешили начинать сотрудничество с залётной птичкой из Нью-Йорка. И если от Уэйнов Эмма всего-то получила отказ от общего проекта, то мафиози решили поступить более жёстко. Ресурсы, которыми обладала мисс Фрост, заставляли донов бояться и нервничать, и Освальду это нравилось. Пришло время повысить ставки и подумать о тройной игре. Криво ухмыльнувшись, он выудил из кармана мобильник и вызвал одного из громил, сидящих в засаде. Бандит отвечать не торопился. Не ответил и второй.
– А вот и она, – сообщил Гейб, который в тайне от босса потратил на разглядывание привлекательной блондинки довольно много времени и теперь мог легко узнать её в толпе. Сейчас это умение ему не понадобилось: Эмма выходила из машины в полном одиночестве.
Грязно выругавшись, Освальд отшвырнул бесполезный телефон на заднее сиденье, извлёк из бардачка пистолет и выбрался из автомобиля. От мощного хлопка дверью у Гейба на несколько мгновений заложило уши, и он с мрачным беспокойством помотал головой, провожая босса взглядом.
Освальд шёл, небрежно сунув руку с оружием под пальто, и был готов пристрелить каждого, кто попытается отнять драгоценное время. Такого потенциального союзника, как Эмма, нельзя было потерять. Вполне вероятно, когда-нибудь её придётся убить, но сейчас перспектива взаимовыгодного сотрудничества была слишком соблазнительной.

***
Тем временем, убийцы, подосланные Пингвином, изо всех сил пытались скрасить скуку ожидания. Рыжеволосый и плотный бандит по кличке Апельсин (так его называли исключительно за глаза, в противном случае можно было в два счёта обзавестись сломанным носом) вдохновлённо шарился по шкафам и тумбочкам, а его высокий мускулистый компаньон без особого интереса читал оставленный на столе технический журнал.
– Глянь-ка! – Апельсин одарил напарника пошлой улыбкой и потряс в воздухе неким кружевным элементом нижнего белья, принадлежавшим Эмме. –  Может, не сразу ей шею свернём?
Нейл, которого в жертве интересовали исключительно кисти рук, закатил глаза.
– Делай, что хочешь, только не долго.
Убийства по контракту никакого удовольствия ему не приносили, поэтому маньяк предпочитал делать работу быстро. И всё же от красивого трофея на память отказаться не мог.
– Не ограничивай меня! – тут же взъелся Апельсин. – Не все такие быстрые в койке.
Нейл хотел было опустить язвительный комментарий в адрес компаньона, но его отвлёк громкий звонок стоящего на тумбочке телефона. Это был сигнал: подкупленный персонал отеля оповещал убийц о приближении мисс Фрост.
Апельсин, злобно ухмыльнувшись, переместился к двери, чтобы сразу напасть. Его напарник отложил журнал в сторону и прислонился к краю стола, держа наготове ствол. Несмотря на меланхоличный вид сомневаться не приходилось – пустить пулю в лоб жертве он готов в любое мгновение.

Отредактировано Oswald Cobblepot (Чт, 4 Янв 2018 15:46:07)

+1

3

На столике своего гостиничного номера, Белая Королева обнаруживает билет в оперу, а также записку, где представители Уэйн Энтерпрайзис в изысканнейших выражениях просили прощения за проволочки в принятии решения, а также выражали надежду, что удовольствие, которое она получит от наслаждения искусством, что оценить дано отнюдь не каждому, непременно скрасит её ожидание. У обычного человека от таких формулировок мозги давно бы уже расплавились, но Эмма, к счастью для себя и к несчастью для слишком многих, к виду homo sapiens не принадлежала. А телепаты, коим она являлась, выдерживают еще и не такие проверки на прочность.
Женщина, досадливо покачивает белокурой головой и вызывает машину. Она рассчитывала посвятить этот вечер делам, а не удовольствию. Впрочем, если уж представился шанс, не стоит им пренебрегать. Все же ей было лестно, что о её предпочтениях, о которых она упомянула как-то раз, помнили. Хотя, возможно никто ничего не запоминал, возможно эти милые люди тоже любили одно из тех мест, где отрада, даримая прекрасной музыкой и великолепным исполнением одной из бессмертных арий, сменяется удовольствием заключения очередного выгодного союза. Такой женщине, как она, это давалось с невероятной легкостью: всего-то и нужно было, находясь в обществе дам в роскошных вечерних платьях и мужчин в элегантных смокингах, расхваливать вокальные данные оперных звезд, либо смущенно-стыдливо делиться тем фактом (строго конфиденциально и по большому секрету), что она едва не засыпала на лучших операх мира. Словом, у неё есть все основания предполагать, что дар представителей Уэйн Энтерпрайзис отравлен. Кто знает, кто окажется в соседней ложе для важных персон…
Платье, в котором телепатка явилась на премьеру, скорее всего соберет больше отзывов и восхищений, нежели самом событии, собравшее полный зал поклонников и почитателей бельканто. Из машины, любезно предоставленной в полное её распоряжение на этот вечер, явилась красивая молодая женщина, словно сошедшая с обложки глянцевого журнала. Волосы убраны в высокую прическу, на шее сверкает платиновое колье, украшенное бриллиантами, в ушах – изящные серьги, левую руку обхватывает платиновый же браслет. Белое платье в пол, сидевшее как влитое, было лишено бретелей, зато имелся эффектный вырез во всю спину и, казалось, держится всё это великолепие, презрев законы гравитации. Клатч, шелковая накидка и туфли на тонких, высоченных шпильках. Последние также не спешили подчинять законам физики. Пожалуй, этим вечером она и правда сумела привлечь к себе достаточное внимание. А значит ей будет ничуть не легче, чем актерам на сцене. Но разве не этого она искала?
Сполна насладившись оперой (а также вниманием к собственной, отнюдь не скромной персоне), мисс Фрост легким ментальным усилием будит водителя, который не выдержал уготованного ему испытания и заснул, не надеясь, что опера когда-нибудь может закончиться. Спускаясь по ступенькам роскошного зала, телепатка основательно и методично проясняла разум мужчины, избавляя от всего того, что присуще каждому только что вернувшемуся из царства Морфея. Ей совершенно не хотелось становиться участником автокатастрофы, да и ту машину, что ей даровали было бы жалко обращать грудой металлолома. К счастью, доехали они без приключений. Белая Королева даже начала подозревать, что подобное поразительное везение очень скоро закончится. Подозрения укрепились, когда в отеле, довольно многолюдном, оказалось подозрительно тихо. Никакой суматохи в фойе, никаких сновавших туда-сюда мальчиков на побегушках, готовых за лишнюю десятку исполнить любые капризы небожителей, ничего такого, что она привыкла видеть каждый вечер, возвращаясь с переговоров. Видно, стоило все же опасаться данайцев, дары приносящих. Женщина поднимается на свой этаж на лифте, и подходя к номеру, слышит, как внутри раздается телефонный звонок. И раздается оный лишь единожды. Эмма прищуривается. И как можно более аккуратно и незаметно обследует пространство вокруг, генерируя волны, позволяющие считывать и манипулировать чужими сознаниями. Мгновением спустя, её обжигает волна похоти и предвкушения удовольствия, доставляемое чужой агонией. Фрост разочарованно вздыхает и хмурится. Как дети, право слово. Дверь её люкса открывается. Порог, однако, переступает не создание из плоти и крови, но алмазная статуя. Пронзительный, немигающий взгляд голубых глаз мог бы запросто просверлить в двух мужчинах дыру. Те, судя по всему, рефлекторно, нежели осознанно, несколько раз выстреливают. Пули предсказуемо не причиняют ей никакого вреда, мелодичный перезвон бриллиантов сопровождает неумолимо двигающуюся в их сторону женщину, явно собиравшуюся сделать с незваными гостями нечто им неприятное. Один из них получил алмазным коленом в солнечное сплетение, после чего весьма искренне взвыл, когда его рука оказалась сломана. От боли наемник отключается, револьвер выскальзывает из его пальцев и падает на ковер. Эмма заимствует оружие, дабы пристрелить напарничка и хладнокровно пускает ему пулю в лоб. И готовится пустить еще одну, когда дверь вновь распахивается и впускает в номер мужчину, опоздавшего к началу весьма любопытного действа, явно шедшего не по плану.
—Я полагаю, Вы и есть заказчик, — лишенным эмоций голосом, произносит Белая Королева. — Последние слова? — она взводит курок и пристально смотрит на вошедшего. — Уверяю, мне по силам позаботиться о том, чтобы их выгравировали на Вашем могильном камне.

+1

4

Пока Освальд безуспешно пытался нагнать мисс Фрост, он надеялся, что наёмники решат прикончить жертву более изощрённым образом, чем банальные пули. Это дало бы шанс вовремя остановить расправу. Вывалившись, наконец, из лифта, который будто бы назло тащился слишком медленно, Освальд успел заметить, как фигура в белом исчезает в дверном проёме. Последовавшие за этим звуки выстрелов мгновенно разрушили его надежды. Вот ведь идиоты! Перспективные планы провалились, не начав воплощаться в жизнь, и за это Пингвин намеревался прикончить обоих. Готовый быстро оценить обстановку и прицелиться, он резко пнул приоткрытую дверь и шагнул в номер. И так и остался стоять на пороге, переживая лёгкий шок от открывшейся перед глазами картины.
Убийцы с поставленной задачей не справились, это было очевидно. Гангстер лежал ничком, его напарник-маньяк раскинулся на спине, позволяя полюбоваться аккуратным отверстием между глаз. Над ними возвышалась высокая дама, больше похожая на странную сверкающую статую, чем на живого человека. Освальд пару раз моргнул, опасаясь, что жизнь в состоянии перманентного стресса довела его до галлюцинаций, но статуя никуда не делась. Больше того, она держала его на мушке! Освальд с трудом узнал в чертах её лица Эмму, которую прежде видел только на фотографиях. Что это с ней? Какая-то высокотехнологичная броня? Скорее всего, раз уж пули не причинили ей никакого вреда. Стоило догадаться, что эта женщина имеет пару тузов в рукаве, раз перемещается повсюду без телохранителей…
Освальд частенько оказывался в опасных ситуациях, но так и не смог привыкнуть к леденящему чувству страха, которое неизбежно появляется, когда в тебя целится человек, чьи реакции сложно предугадать. Его собственное оружие, вероятно, бесполезно, а вот пули из револьвера мисс Фрост своей смертоносной функциональности явно не потеряли. Расклад выходил не очень радужный, и оставалось рассчитывать только на собственную сообразительность. И на удачу. Пингвин осторожно опустил руку, в которой сжимал пистолет, и положил ствол на столик у двери. Разумеется, в знак самых добрых намерений.
Эмма приняла его за заказчика, что было, конечно, весьма неожиданно. Может, в Нью-Йорке заказчики и правда идут проверить работу наёмников сразу по окончанию оной, но в Готэме они предпочитают максимально отдаляться от грязных дел и проводить вечера в ресторанах и пафосных клубах, а не на месте преступления.
– Нет, мисс Фрост, я не заказчик. – Освальд держал руки на виду и вежливо улыбался. – Вообще-то, я собирался предотвратить нападение, но, вижу, в этом вопросе вам помощь не нужна.
Под маской миролюбивого спокойствия скрывались нервический полёт мысли, учащённое сердцебиение и слегка подрагивающие пальцы, и всё же Пингвин был уверен: если Эмма придержит коней и даст ему возможность продолжить, он, скорее всего, сумеет её уболтать.
– Думаю, вы и сами догадываетесь, что это, – он кивнул в сторону тел. – Отказ. Вам уже отказывали в сотрудничестве в прошлом, но теперь компанией Уэйнов управляют другие люди. Их отказ не такой вежливый.
Криво улыбнувшись, Освальд сделал осторожный шаг вперёд и сцепил руки перед собой в замок, чтобы скрыть дрожь. Его взгляд оставался холодным и настороженным.
– Вам не нужно согласие преступников, которые просиживают штаны в креслах совета директоров, чтобы получить власть в Готэме. Дела здесь ведутся по-другому. И я могу рассказать, как.

+1

5

Бриллиантовая статуя приходит в движение: не опуская оружия, она перемещается на несколько шагов вправо, подальше от окон. Белая Королева не поверит ни единому слову (у неё нет причин доверять людям вообще и людям с таким холодным, оценивающим взглядом в частности), пока не убедится во всем самостоятельно. А сделать это можно лишь прочитав мысли мужчины. Что в свою очередь требует отсутствия алмазной брони. Необходимость в которой отпадет только если в неё прекратят стрелять или лишатся такой возможности.
― Весьма любезно с Вашей стороны, ― льется безразличный, лишенный эмоций голос. Алмазная броня тает и интонации сменяются на прохладно-учтивые: ― Если я узнаю, как именно ведутся дела в этом городе, это мне очень поможет, ― сэкономит месяцы, а возможно и годы, не говоря уже о снижении уровня свинца в организмах таких вот шестерок, посылаемых исполнять волю мафиозных кланов. Кроме того, нельзя было сказать, что предложение её не заинтересовало. Как и любой, кто предпочитает заключать взаимовыгодное сотрудничество мелким склокам, она готова была выслушать его. Всегда находились люди, как и она понимавшие бессмысленность силового решения проблем. И людей, готовых к диалогу, она старалась поощрять. Если те действительно хотели договориться, а не заговорить ей зубы. Насчет намерений этого конкретного человека, она уверена не была. Но очень хотела оные прояснить. Сейчас же. ― Вот только с чего бы Вам помогать мне? Неужели исключительно за красивые глаза? ― невинно интересуется Фрост. И аквамариновые глаза, и все остальное, оценить можно было даже несмотря на приглушенный свет и оставлявшее мизерное пространство для воображения белое платье. Более чем безыскусная, но одна из самых действенных попыток либо раздразнить незнакомца, либо заставить стушеваться, короче говоря, сломать стандартную схему переговоров, если таковая у него имелась. Надо сказать, что обычно она не действовала так грубо и прямолинейно. Обычно она обставлять дела таким образом, что будущие жертвы смотрели на неё с благоговением, к опасному краю они подходили с застывшей на губах полубезумной улыбкой и срывались вниз, успевая в изысканных выражениях поблагодарить Эмму за сотрудничество и за приятную компанию. Но, откровенно говоря, подобный отказ, как его назвал мужчина, разочаровывал своей примитивностью и огорчал безыскусностью. В подобных случаях, она не считала чем-то зазорным отвечать теми же методами и способами, которыми «разговаривали» с ней.
Осторожно, памятуя разбуженной покушением паранойе, она, не теряя концентрации и не спуская указательного пальца с курка, начинает генерировать волны, позволявшие ей считывать чужое сознание. Эмма умела быть деликатной, когда это нужно было. Она задала правильные вопросы и ждала на них ответы, готовая сравнить мысли со словами. Возможно, он даже не почувствует её вмешательства. Нужную информацию она собиралась вытащить, заведя разговор на нужную ей тему. Тогда ассоциации возникнут в разуме сами собой, и ничего подозрительного в этом не будет. Заодно стоило бы выяснить еще и то, сколь спокойно он отнесся к её трансформации. Видел ли он нечто подобное раньше? Оное, к слову, было могло быть как результатом врожденных дарований, проявившихся благодаря гену Икс, так и результатом экспериментов доморощенных докторов, которым не давала покоя слава Франкенштейна. И если кто-то штампует усовершенствованных людей, то они, вполне возможно, успели примелькаться. Это могло бы объяснить поведение незнакомца. Он, конечно, удивился, но быстро взял себя в руки. Либо нашел объяснение чуду в исполнении Белой Королевы, либо чудеса здесь случались нередко, либо предприимчивому гостю уж очень хотелось договориться и плевать он хотел на все остальное. Но обо всем по порядку. Сначала нужно было вытащить из него причины, по которым он горел желанием сотрудничать, если, конечно, это действительно значится в его планах. Бойтесь данайцев, дары приносящих. Интуиция подсказывает ей, что этот человек очень и очень опасен. Остается надеяться, что она не показала этого слишком явно.

+1


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Cogita et visa