ADRIEN AGRESTE: Этот день не задался с самого начала его существования — если быть точнее, то с того самого момента, когда над Эйфелевой Башней показались первые лучи слишком яркого солнца. Адриану Агресту — кто бы мог подумать — будто сама черная кошка дорога ему перебежала, сколь бы комична в его случае эта ситуация не было изначально. И если бы Адриан сегодня смог хотя бы выспаться, как и для всякого другого хорошего начала удачного дня, то он бы смог полюбить это утро чуточку больше, чем никак от слова совсем.
JOHN SMITH & ROSE TYLER
Страна Восходящего солнца. Розе не приходилось бывать в Японии ранее, да и восточные языки всегда нагоняли на неё тоску своей сложностью. Джон никогда ранее не осуществлял перелёты дольше пары часов, а сейчас приходилось чем-то занимать себя целых тринадцать! Это же сколько времени человечество тратит на пересечение таких небольших расстояний? Но они отправляются в японскую Осаку не развлечений ради, и не отдыхать, а по делам Торчвуда. Уже продолжительное время специалисты института фиксируют возмущения в том районе, и кому как не лучшим оперативникам разобраться с проблемой?
WE NEED A HERO
Старые боги умерли, но отправились ли вслед за ними и их слова? Даже сильнейшие этого мира лишь игрушки в руках позабытых мертвецов со страниц истории. Можно ли изменить фатум? Возможность видеть будущее — тяжкое бремя, тёмное и опасное, как воды Авалона в безлунную ночь. Но хватит ли им сил переписать то, что ещё не написано? Тёмное пророчество уже раскинуло свои сети, повязывая единой нитью ведьму, мага и короля былого и грядущего. Устоят ли они перед разрушительной силой запретного знания или оставят после себя лишь обломки от этого мира? Покажет лишь время.
ХОТИМ ИХ ВИДЕТЬ:
MORDRED
[merlin bbc]
Ты — моя самая страшная потеря, моя самая долгая боль, самая глубокая и кровавая рана, которая не зарастала, но гноилась и болела, тянула, мучила. Без тебя мой мир словно ополовинили, Мордред. Я помнила тебя ещё мальчиком. И тем страшнее оказалось для меня пережить твою гибель. Ты был мне как сын, как родной с той самой первой нашей встречи. Что бы ты ни делал и где бы ни был, дитя, моё сердце всегда было с тобой.
TALI’ZORAH NAR RAYYA
[mass effect]
Впервые мы встречаемся на Цитадели: аудиозапись, за которую тебя чуть не убили, нужна нам в качестве доказательства вины Сарена. Ты становишься ключом к началу официального расследования и становления Шепард как Спектра Совета, после чего присоединяешься к нам. Тебе нравится Нормандия, особенно инженерный отсек, поэтому большую часть времени ты проводишь там, когда Шепард не берет тебя на задания, и впечатляешь инженеров-людей своими знаниями.
TRISTAN WREN
[star wars]
Старший сын герцогини Урсы Врен и ее мужа. Тристан, как и весь его клан, были частью дома Висзла, известными по своей деятельности "Дозора Смерти" во время клонической войны. Видимо, как и его младшая сестра Сабин, Тристан также учился в Имперской Академии. И все было бы хорошо, да только Сабин что-то там нечто странное разработала для Империи, что повлекло за собой порабощение Мандалора Империей. Сабин покинула родной дом, изгнанная своей семьей и вынужденная оставить Кроунест. Тристан же остался. И вступил в ряды коммандос Гара Саксона, чтобы обеспечить своей семье и матери хоть какую-то независимость.
ALICE ANGEL
[bendy and the ink machine]
Когда-то ты была прекрасной внешне, а главное - внутренне. Твой разум сиял непорочностью, как и нимб, а сердце горело в груди от радости жизни, любви к людям и к тому, что ты делаешь. Твои аккуратные рожки странно контрастировали с ангельским нимбом, но твой дизайн придумал Джоуи, не я. Он планировал создать для меня экранную пару, но я воспротивился этому, дав тебе свободу выбора, и ты показала, что если тебе досталась моя любовь к людям, то доброта досталась Борису. Ты начала завидовать мне, одному из своих создателей - но откуда было тебе знать об этом? Я не афишировал свою роль в вашем создании, предоставив все лавры Дрю.
BRUCE BANNER
[marvel]
Все же знают эту трагическую историю, да? Жил-был гениальный учёный, который залипал по биохимии, ядерной физике и гамма-излучениям. И попытался он создать Сыворотку Суперсолдата, но кое-что пошло не так, самую малость: радиация превратила его в огромного зелёного парня. Пришлось гениальному учёному, доктору Беннеру, учиться жить с таким дивным альтер-эго и как-то сдерживать эту гору мышц и ярости. Можно сказать, что док этому даже научился. Ну почти. Но жестокая реальность оказалась чуть-чуть хуже идеальной утопии и изгнать эту злобную штуковину ему не удалось.

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » The Sound of Her Wings


The Sound of Her Wings

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

The Sound of Her Wings
Бездна, Чертоги Чемоша, когда-то в безвременье
[Takhisis, Fistandantilus]
http://i89.fastpic.ru/big/2017/0911/9c/aad0b23adcaeabc587877a611513599c.jpg
http://i89.fastpic.ru/big/2017/0911/1f/da11468af9c941bc82a3a393699d151f.jpg

Принимая огонь, соглашаясь на тьму,
Забывая про все, обучаясь всему,
Мы становимся старше, – богаче? беднее?! –
И бессмысленно к небу взывать: "Почему?!"
О. Ладыженский

Темная Повелительница, богиня Тьмы Такхизис в очередной раз строит коварные планы, желая выбраться из Бездны. Но Врата заперты и некому из живущих  открыть их ни изнутри, ни снаружи. Но среди неприкаянных душ в чертогах Чемоша есть одна, не принадлежащая изначально этому миру. Возможно, она сможет пройти в материальный мир, минуя Врата. А, возможно, и нет. Не попробуешь - не узнаешь.

Отредактировано Fistandantilus (Пн, 11 Сен 2017 07:49:11)

0

2

Где-то идёт война
Между добром и злом.
Всем не везёт, а нам,
Кажется, повезло.
Видно, в особый час
Кто-то составил план:
Взял и придумал нас,
И поместил в роман.

В Бездну - дальше! - в пропасти Бездны, во Всевечную тьму хаоса, чтобы никто не видел и не помнил даже этого сумасшедшего мага и его девчонку, и наисветлейшего братца собственной сиятельной персоной, всех их, всех - далеко, в забытье, навсегда, как когда-то её!
Гнев Властительницы, плещущий, трепещущий, раскатисто перекатывался под ровным низким небом. Сухая пыльная земля, хранящая следы, недвижный воздух с застывшим в нём ароматом розы, грозные зрящие Врата - все покорно сносило высочайшие капризы, чтобы продолжать весвечно наблюдать за все той же сухой землей, хранящей ароматы, недвижным, но встревоженным воздухом, потемневшими вопящими драконами....
Замкнуто. Неизменно.
Нерушимо. Нарушено.

Рожденная из Хаоса, она, как и её братья, стремилась к завораживающему порядку подчиненного тайным нитям движени жизни. Она внимательно, почти влюбленно наблюдала за плетением судеб смертных в созданном (и покинутом!) ею Мире. Создания эти боялись до смертельной бледности её и её детей и подопечных - богиню развлекал этот благоговейный страх, чуть скрашивающий неизбывно мерные дни её плана бытия.
Впрочем, она благоволила некоторым - достаточно сильным и безумным, кружащимся на пересечении Света, Тьмы и Равновесия, тем, чьи умы она могла заткать назойнивыми видениямь, чьи ночные слезы раскатывались потешными жемчужинами проигранных битв - с собой? с ней? с иллюзией? Не все, обнако. При всей импульсивности, Богиня опытна - она обычно не выбирала тех, кто не мог выдержать, тех, кто в бессилии падал бы, чуя холодную длань на своей коже.
Иногда и она ошибалась - и избранники, освещенные светом её созвездия, зарывались, творили, чудодействовали. Как черный маг, к примеру, где-то в своем воспелнном мозгу выплавивший идею, подумать только, свержения Её Тёмного Величества. Признаться, да, это было забавно - поначалу - она ждала его, желая заполучить этот изворотливый ум и мрачную душу в свой легион.
Она могла бы бесконечно число раз заставить его ощутить себя перерожденным миром, и каждой мошкой в этом мире, новым созвездием в пустоте - с его непомерными амбициями, развевающимися дальше бархатной мантии, лишь только того он и заслужил. Запертый Ею, сводимый с ума и неспособный сойти с него, он наблюдал бы, как шарик его Мира скользнул бы в объятия гладких сильных рук, как изменилась бы жизнь, пропитанная заждавшейся Тьмой, как...

Нет. Светоносный, старший, Палладайн всегда Был Умней - он укрыл мага своей полой, пропахшей беломраморной пылью и бликами витражей, и этот запах, доносившийся отовсюду и одновременно несуществующий, рушил и без того хрупкие самоубеждения Госпожи в свой правоте.
Ей нужен маг, ей нужна Жрица, ей нужен Кринн, прекрасный мир, который полюбит её, который будет её бояться, который станет игрой с бесконечным потенциалом - он нужен ей, изнывающей, ей недостаточно лишь видеть его, ей нужно им владеть!
В бесильной ярости Пятиглавая свернулась в кольцо. Под мощным телом огромного дракона потрескавшаяся почва нагревалась, потоки воздуха вились, дребезжа горизонтом, чтобы замереть в неподвижности, только лишь Она уйдет. Они всегда вели себя так - и предали обычное движение только лишь для мага, не знавшего, что ветру не положено дуть. Ветер - он ветер и есть; маг не задумывался никогда о воздухе Бездны, жегшем его больные легкие, и ветер вел себя так, как он предполагал.
Направильно, противно природе Бездны, меняя, меняя. Где этот маг сейчас? что разрушает, против каких законов мира идет? Такхизис не могла знать этого точно: на некогда верном ей волшебнике до сих пор оставались крохи сил Светоносного, скрывающие его от взора Властительницы. Она предполагала даже, что маг в ином плане бытия, параллельном Кринну, но не могла знать этого точно: плеяды Планов дробили Взор, потоки чужих сил, сил иных демиургов, сил иных миров искажали отражения, как вода, и все, что оставалось ей - лишь думать.

Головы драконицы, ноющие от напряжения, от осколочности, были окружены выпускаемым из ноздрей паром. Он клубился, заворачиваясь, создавая эфемерные фигуры, как тысячи лет назад творила она сама. Призраки-воспоминания, казалось, окружали её - как окружали когда-то мага, за судьбой которого она следила тщательно, ожидая. Ему тогда помогли. Другой, талантливый, развоплощенный уже, злой по сути своей, а не по призванию. Помнится, маг разделался с ним незадолго до встечи с ней, незадолго до того мрачного дня, когда Такхизис, ошибившись, проиграла все - опять, опять.

Он хотел бы отомстить, подумалось ей, он отдал бы всего себя, лишь бы убить своего ученика.

Она воззвала мысленно к хозяину прираков. В зловонном, мерзком царстве Чемоша ей показываться не хотелось - даже если бы и моглось. Старшая богиня своего цвета, она приказала отдать ей душу; он был упрям. Такхизис не была в настроении виться вокруг сознания повелителя сонма мух - и продолжала приказывать, пока мысленный голос не протек кровавым медом из-под звенящей стали, пока чары Искусительницы не сделали его тряским и послушным.
Такхизис ожидала. Она знала, что предложить ему, призрачному избраннику, и не желала тянуть еще более - в любой момент её планы опять могли разрушить, вмешавшись в них с Самыми Светлыми Намерениями.

Отредактировано Takhisis (Чт, 14 Сен 2017 02:46:54)

+2

3

Вращающийся вихрь. Бесконечное движение по кругу, от которого кружится голова и мутится в глазах, стоит только взглянуть на мельтешение клубка черных клочьев. Каково же тому, кто заточен внутри этой Тьмы? Кто обречен на вечную муку в чертогах Чемоша. Муку, на которую обрекло его  собственное зло. Боль... Дух не должен ее чувствовать, телесные ощущения – удел бренной слабой плоти. Слабое утешение для того, кто бесконечно кричит от разрывающей призрачную душу  боли. Ко всему можно привыкнуть, и эта боль давно утратила пронзительную остроту новизны. Куда мучительнее  душу терзают злоба, желание отомстить, бессильная ненависть.  зависть и  бессмысленная надежда. Надежда – самая живучая тварь в мире. Надежда Темного дождется, когда все сдохнут и умрет последней. Надежда Темного поднимает голову и жадно прислушивается к зову Темной Повелительницы. Желание Всебесцветной Драконицы ясно и недвусмысленно.
Чемош даже рад избавиться от доставившего столько хлопот трижды умиравшего мага. В первый раз    со смертью физического тела Фистандантилуса, разметанного по равнинам Дергота  взрывом и собственной же магией,  его  душа смогла  задержаться на Кринне, между планами бытия на долгих три сотни лет, питаясь жизненной силой молодых магов, заманивая их к себе во время испытания и предлагая им сделку. Это была не жизнь, а существование, но все же Темный жил. Пока на его пути не встретился хилый мальчишка с непомерными амбициями и силой духа.  Мальчишка согласился на сделку и выжил. Впервые Фистандантилус встретил противника, равного себе.
Так или иначе, пусть бесплотным приживалой в чужом теле, но Темный выбрался в мир материальный. Мальчишка поначалу даже не догадывался о его существовании. То ли глава Конклава магов подчистил ему память, то ли он и сам все позабыл, но Темный успел освоиться в его теле и стал потихоньку подсказывать, нашептывать правильные слова, давать правильные советы. С его точки зрения, конечно. Но вместо благодарности Рейстлин Маджере возненавидел его и пожелал от него избавиться. И ведь избавился. Зря, ох, зря, Фистандантилус помог ему с Оком дракона в Сильванести. И дух Темного угодил прямо в гостеприимные объятия заждавшегося его Чемоша.
Но чуждая этому миру Тьма не покинула душу Темного,  ибо  некуда ей было деваться. Маги Кринна черпали силу из иного источника, боги Тьмы не нуждались в заемном зле, а боги Света не в силах оказались рассеять и уничтожить ее.  И с тех пор вихрь Тьмы теснее возлюбленной обвивал душу Темного стража, вечным смерчем вращался вокруг и сквозь нее,  раздирал в клочья,  сраставшиеся вновь и вновь.
О, с каким восторгом Темный ожидал поражения своего заклятого врага. С каким наслаждением вцепился бы в него вместе с окружающей его Тьмой, разделил бы ее на двоих, щедро одарил бы зарвавшегося щенка той самой силой, которой тот так жаждал обладать. Но мальчишка сотворил то,  на что у самого Фистандантилуса не хватило сил. Удержал Врата и собственную магию. Разочарованный вой истязаемой собственной злобой и собственным злом души Фистандантилуса тогда достиг самых отдаленных уголков чертогов бога мертвых.
Но Темный умеет ждать. Когда ничего больше не остается, приходится учиться терпению. Холодному,  расчетливому, наполненному ледяной злобой, остужающей боль и вымораживающей саму Тьму,  превратившуюся в вихрь ледяных кристаллов.
Тень почтительно склоняется перед Всебесцветной Драконицей. Даже вихрь Тьмы замирает на мгновение, позволяет рассмотреть между своих черных щупалец и  клочьев худое тело, закутанное в  лохмотья, запавшие,  наполненные страданием глаза, шершавую смугло-золотистую кожу, растянутый в ухмылке лягушачий тонкогубый рот и порченые неровные зубы. 
- Вы желали видеть меня, моя Темная Повелительница? Вы вспомнили о своем верном слуге. Воистину, великая честь. Вы мне не нужны, стало быть – я вам нужен.
Но смотрит тень вовсе не на Такхизис. Взгляд Темного прикован к кинжалу, лежащему на пыльной земле Бездны возле драконьей лапы. Кинжалу с клинком в виде языка пламени и искусно выгравированным вдоль лезвия именем. «Фистандантилус».

+1

4

The world is not enough
But it is such a perfect place to start...my love
And if you're strong enough
Together we can take the world apart...my love

Его словно бы все еще нет. Его словно бы и никогда не было. От него веет холодом и разложением – странно, немного неприятно, ровно настолько, чтобы раздражать одним лишь своим свойством и возможностью пахнуть. Он – гость, слуга, дух, чужой, непринятый, озлобленный, ощерившийся – стоит, улыбается, дерзит, как будто так и надо.
«Вы не нужны мне».  Она вскидывается гневно, глаза сужаются. Он – смеет?! Она его Госпожа, незваная, непривечаемая, нежеланная – но ненужная? Её ноздри трепещут, раздраженно втягивая спертый, плесневелый воздух. Он холоден – непривычно холоден, полон хрусткого тихого звона расцветающего льда. Раздражение в ней возрастает. Бездна – её Бездна! Последнее место, где власть её безгранична и безупречна – опять изменялась, подстраиваясь под очередного мага, как будто… Как будто так и надо.
- Фистандантилус, - имя сладко, чуждо из этих губах, прокатывается хрустальной сферой шарлатанов, разрывается на звонкие осколки, - Фис-тан-дан-ти-лус, - снова, разделяя, очищая и изучая каждый звук. Пять пар глаз настырно прорываются через темные завихрения. В опаловой их глубине сверкает скристализованное желание мести, злоба, зло, и где-то между ними – глупая надежда.
Надежда, что она изучила противника (противников! Обоих! Всех!) достаточно, чтобы не совершить той же ошибки. Надежда, что союзник (союзник ли – безмолвный раб изящного кинжала, зажатого меж гибельных когтей драконьей лапы) окажется недостаточно изворотливым, чтобы суметь уйти от – возмездия? Правосудия? Справедливости? Как можно назвать то, что она желает отправить учителя, павшего от руки своего ученика, почти повторить судьбу? Неважно, впрочем. Он мог сдерживать честолюбивого мальчишку, даже будучи бесплотным, и справится теперь. Она прижимает головы ближе, прикрывает глаза на крайних. Как будто так и надо.
- Я вызвала тебя, - произносит наконец она, вся подобравшаяся и до подозрительности холодная, - чтобы ты служил своей Госпоже, - ровно, холодно, хрустально, бескомпромисно.

Она не слушает его слов, слушает жесты и дыхание. Человеческие тела не лгут, не приучены лгать, и мало кто умеет приучать их. Госпожа знает это, ей доводилось это проверять, чуткими пальцами пробегаясь по трепещущему пульсу жертв и любовников, определять, кто в итоге станет кем. Она знает, как выглядят чувства и эмоции в дрожи и вздохах. Её давно не интересует большее.
- Что ты сделаешь ради, - на блестящей плоскости пяты отражаются светлые женские руки, - ради жизни в Мире? – она смотрит, смотрит, смотрит неотрывно, изламывая губы в жесткой противоречивой полуулыбке, гладит кинжал по узорам ковки. Дорогая слоистая сталь. Никель. Еще что-то – неуловимо меняет запах, создает плетение хитрей рисунка.
Этот нож ей когда-то поднесли. Давно, давно – он видел еще Крин, видел еще молодых драконов – она презрительно глянула тогда на склонившегося и им же полоснула по протянутым рукам. Один кинжал, какая малость – тогда ей оскорбительно было это – сейчас же он удобно лежит в ладони, нисколько не оттягивая кисть, и просится в дело. Как будто так надо.
Она глядит пристально, змеино, то поджимая, то расслабляя губы, все еще ожидая – а пальцы уверенно, аккуратно сжимают лезвие криса. Сегодня он не ранит её – ранит не её? Опалесцирует глазами и ожидает, как столетия ожидала до этого, чуя, как магия, враждующая с чужеродной тьмой, ластится и уплотняется. Так и надо.

+1

5

- Так меня звали последние пару тысяч лет, - соглашается тень.  Это имя выгравировано на кинжале. Так же, как были раньше выгравированы сотни имен предыдущих воплощений Темного в том, ином мире.
Пушистый иней дорожками разбегается в стороны от тени, кристаллики льда нежно звенят на бесплодной серой почве. Здесь холодно и душно одновременно.  Здешний застывший мертвый воздух не пахнет ничем, но тени и ни к чему дышать. Тень мертва уже многие сотни лет. А может, всего годы или десятки лет. Возможно, прошли лишь часы или дни… Время давно потеряло  свое значение, в чертогах Чемоша нет ни дня, ни ночи.
Золото отражается в гагатовой бездне драконьих зрачков, множится как в зеркальном лабиринте. Десять одинаковых силуэтов, десять черных ледяных вихрей в блестящей антрацитовой  глубине. Всебесцветная Драконица прикрывает глаза, и отражения гаснут одно за другим.
Силуэт пятиглавой драконицы плывет жарким маревом, дрожит и вот кинжал не под драконьей лапой, а в руках женщины. Женщины, являвшейся Темному в снах, похожих на горячечный бред.
Тьма льнет к кинжалу, тянется к нему  тонкими отростками, обрывками клочьев. Тьма раскрывается кошмарным зонтом, куполом черной ядовитой  медузы, вытягивает щупальца и замирает, не коснувшись лезвия.  Впервые за долгий срок своего  - заточения? наказания? ожидания? - тень не испытывает боли.  Выпрямляется и  глубоко вздыхает. Не потому что нуждается в воздухе, а по привычке. Они стоят друг напротив друга, прекрасная грозная богиня и  тень собственного былого могущества в истлевших лохмотьях. Красота и уродство, власть и бессилие, хитрость и… хитрость.
На что он согласен? На все? На многое? Темная Повелительница щедра, как всегда. Но Фистандантилусу ли не знать, чем оборачиваются    выгодные сделки с Такхизис. Он давно уже не бросается опрометчивыми словами и клятвами. Усмешка  ломает призрачные обветренные губы, обнажает почерневшие острые зубы. Тень склоняется еще ниже, прячет радостные золотые искры,  вспыхнувшие в подернувшихся пеплом глазах. Вот это разговор. Сделки – его страсть, его жизнь, его магия. Ты мне – я тебе. Око за око. Зуб за зуб. Сколько дашь, столько и вернется. Добром за добро, злом за зло. Равноценный обмен. Воздалось по заслугам. Баш на баш. Жилку на вилку. Что можно отобрать у того, кто лишился всего?
- Я всегда к вашим услугам. Позвольте, я переформулирую вопрос. Что вы, моя Госпожа, хотите, чтобы я сделал для вас в обмен на новую жизнь в Мире?

+2

6

Это будет почти реально,
Это будет совсем как наяву.
Ты почувствуешь, как исчезает страх,
Подчиняясь внезапному волшебству
Ты не сможешь сдвинуться с места,
Разорвать разноцветную сеть проводов
Караваны неясных видений
Будут плыть по туманным озерам зрачков.

Ухмыляется. Весь матовый, пепельный, истершийся какой-то, а зубы влажно блестят, отражают всевозможную тьму во всем её сиянии. Кажется, вот-вот он начнет мелко, по-змеиному, выбрасывать язык и пробовать звенящий воздух, потому как зрения лишится совсем.
Он склоняет голову, избегая смотреть ей в глаза, но и Такхизис не спешит скрещивать взгляды. Он силён – не сильней Её, да, но в какой-то мере все же опасен. Ей достаточно слышать его, ей досадно, что он уже не жив и не производит достаточно шума. Его пепельность, чуждость, озлобленность скользит даже в этой малости, оставшейся после долгих тысячелетий в смертном облике, а голос звучит уверенно, самодовольно, почти нагло.

Кинжал в ладони ощущается почему-то стеклянным, когда иная тьма начинает кружить вокруг, учуяв – себя? Свою темницу? Ключ от неё? Не столь важно. Сейчас это – собственность Госпожи, и расставаться с ним – по крайней мере, так просто – она не собирается.
Шаг чуть в сторону. Тонкая материя хламиды – вся неопределенная, и непонятно даже, что неопределенней – само одеяние или его материал – чуть колыхается, оглаживая гладкое алебастровое тело. Она должна казаться укутанной в мрачную тень подземных гротов, тех, что напитывают собой уголь и морионы, но ничто не может сокрыть тёмную суть Госпожи. Слегка отблескивающая ткань скользит по плавным изгибам сильного тела, облекая их чернильными потоками.
Еще шаг.

- Я многого хочу, Фистандантилус, - потеплевший было голос на имени его срывается во что-то музыкально-нервное. Тан-дан, тревожно звучит в барабанах, фис-лус – шипит промахнувшийся смычок. Госпоже не нравится его имя. Госпожа не прекращает произносить его, отгораживаясь от прочих обращений, - и наши желания даже несколько совпадают.
На полмгновения она замирает в полушаге у него за спиной, полуприкрывает глаза, коротко выталкивает полуулыбку, замешивает полуправду.
- Ты помнишь ведь мальчишку Маджере, Фистандантилус? Того, кто победил тебя и посмел посягнуть на место твоей госпожи? – вкрадчиво, опять хрустально, отдаленно – совсем рядом. Чуть за плечом.

Она идет по сужающейся спирали, и за ней стелется Тьма – истинная, исконная, верная, потому как собственноручно созданная и из которой была создана Она сама. Такхизис знает, что даже самого себя можно предать. Такхизис знает, что её тьма всегда останется с ней – даже в самые предрасполагающие к дезертирству времена, потому как разделить их невозможно.
Пахнет стеклом и дурманом. Крис в ладони холодно трепещет, желая чего-то, чувствуя что-то, предчувствуя… Снова что-то. Он не ищет живого.

- Ты был с ним так долго. Ты был в нем так долго. Ты был им, а он был тобой, - издевательски медленно продолжает она, - ты, несомненно, лучше других его знаешь, - она подтверждает свои слова округлым взмахом короткого клинка, серебристым росчерком в почти страстных переплетениях тьмы, - Ты, конечно же, сможешь его… Найти, - словно бы незаинтересованно, словно бы ведя светскую беседу.
Она останавливается наконец перед ним, ближе, чем вытянутая рука, и скользит взглядом по спутанным грязным волосам. Она высокая, величественная, и он, склонивший голову, легко прячет свое лицо. Её грудь резче обыкновенного приподнимается в раздраженном вздохе. Догадается ли сам взглянуть в ответ – или придется приказывать?

- Я желаю видеть мага Маджере, маг Фистандантилус, - негромко, повелительно, а слова истекают силой – Силой – и слетают с темных губ мелким звездным крошевом, а тревожные барабаны и слетающие скрипки шипят и колотятся, - и ты приведешь его ко мне.

Отредактировано Takhisis (Вт, 7 Ноя 2017 23:39:38)

+1


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » The Sound of Her Wings