MORGANA PENDRAGON: Магия — дурное ремесло, чёрное. Оно клеймит, прижигает душу и припечатывает судьбу, в Камелоте у таких нет выбора и всего два пути. То ли костёр, то ли война, неизбежно приводящая к первому, только со временем. Никто из них, проклятых, первого не выбирал. Отчаянно жить хочет всякий, даже такие как ведьмы и колдуны. И Моргана не была исключением хотя бы в этот раз. Разве что широтой души выделялась. Многого захотела, далеко зашла. Великая судьба настигла её. Великая — да, но страшная. Учиться приходилось быстро, а времени ей отведено было слишком мало.
L LAWLIET & LIGHT YAGAMI
Я снова смотрю на Лайта. Зачем он пришёл сюда? Зачем пришёл ко мне? За то время, что мы провели прикованными друг к другу, я уже должен был ему осточертеть. Я знаю, как не терпелось ему оказаться на свободе. Не могу его судить – ни одному человеку в здравом уме не захочется быть этакой собачкой на привязи. Пусть и я был привязан к нему практически на тех же условиях.
LET'S BLOW THIS POPSICLE STAND
Если одна игра нечаянно забрела в гости к другой — произойти может практически все что угодно. Особенно если у одной игры отличное чувство юмора, а вторая слегка не в себе. Цепочка следов тянется по снегу — куда-то они ведут?..
ХОТИМ ИХ ВИДЕТЬ:
RAMSAY BOLTON
[a song of ice and fire]
От Сансы: Рамси, я уже не знаю по каким сусекам тебя скрести. Мы с песиками тебя заждались, негоже заставлять супругу ждать!
Удивительно, как в людях могут переплетаться абсолютно противоположные качества. Рамси умный и честолюбивый, но вместе с тем до остервенения жестокий и коварный. Считает себя достойным сыном своего отца и старается всячески показать это, опираясь на заведенные традиции. Невероятно сильно гордился собой, когда отец признал его своим законным сыном и позволил носить фамилию Болтон. Ценит преданность ему и дому Болтонов, жестоко мстит, если задеть его честь, посягнуть на репутацию. Издевается ради забавы и считает это вполне адекватным (ведь, герб дома Болтонов - человек с содранной кожей). Не скупится на изощренные методы, что делает его крайне непредсказуемым противником.
NINTH DOCTOR
[doctor who]
Девятый Доктор - это дитя войны, последний выживший из галлифрейцев после войны Времени. Этот Доктор предпочитает не действовать самостоятельно, а вдохновлять и поощрять своих спутников. В этом своем воплощении Доктор смелее и непосредственнее, чем когда-либо. Девятый может откровенно смеяться в лицо опасности. Несмотря на свое раздражающее отношение к людям, которых он часто называл 'глупыми обезьянами', Девятый Доктор был с ними очень тактичен. Он полагался на своих людей-спутников значительно больше, чем в любом своем предыдущем воплощении. Девятый Доктор говорит с явным северным акцентом.
WENDY CORDUROY
[gravity falls]
Вэнди Кордрой всегда была сильна крепким духом и могла похвастаться невероятным сильным характером, неприсущим тихим девушкам из странного Гравити Фолз. В этом маленьком городке, Вэнди — одна из тех немногих, кого можно по праву назвать выжившей разумом и не свихнувшейся от нескончаемых волшебных бредней сердца мистического мира. Вэнди Кордрой — яркое рыжее солнце, осветившее однажды путь к спасению вместе с остальными избранниками злосчастной судьбы, предназначение коих спасение мира от прихвостней великого мира кошмарных сновидений. Так задумано свыше, так сложились яркие звезды на кровавом небосводе.
STEFAN SALVATORE
[the vampire diaries]
Этому парню не слишком повезло с биографией. Младший сын Джузеппе и Лили Сальваторе, гораздо более любим отцом, чем его старший брат. Завидный жених в свое время, которому повезло не попасть на фронт войны между Севером и Югом. И все бы хорошо, но однажды в жизни Стефана появилась женщина, которая украла его сердце - Кэтрин Пирс. И одновременно, она же украла сердце его старшего брата, что стало первой причиной раздора между ними. Кэтрин была не так проста, она оказалась вампиром. Стефан испугался правды, после чего Кэтрин внушала ему не бояться. Но, в конце концов, Основатели, что вели охоту на таких, как Пирс, раскрыли ее и отправили в церковь вместе с остальными вампирами.
PSYLOCKE
[marvel]
Оно того не стоило, верно, дорогуша? Уж не знаю, зачем ты столько времени потратила на осознание того, что стоит держаться подальше от желавших использовать твои способности исключительно ради сохранности их драгоценной шкуры, но лучше поздно, чем никогда. Расскажешь как-нибудь, что именно предшествовало этому решению? Ты, конечно, достаточно сильна, чтобы не позволить мне прочесть мысли о событиях, что для столь многих быльем поросли (и я прекрасно тебя понимаю, информация о твоем прошлом весьма и весьма ценна, что для меня делает её еще более желанной), ну а я достаточно любопытна, чтобы не оставлять попыток разговорить тебя.

crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » The Sound of Her Wings


The Sound of Her Wings

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

The Sound of Her Wings
Бездна, Чертоги Чемоша, когда-то в безвременье
[Takhisis, Fistandantilus]
http://i89.fastpic.ru/big/2017/0911/9c/aad0b23adcaeabc587877a611513599c.jpg
http://i89.fastpic.ru/big/2017/0911/1f/da11468af9c941bc82a3a393699d151f.jpg

Принимая огонь, соглашаясь на тьму,
Забывая про все, обучаясь всему,
Мы становимся старше, – богаче? беднее?! –
И бессмысленно к небу взывать: "Почему?!"
О. Ладыженский

Темная Повелительница, богиня Тьмы Такхизис в очередной раз строит коварные планы, желая выбраться из Бездны. Но Врата заперты и некому из живущих  открыть их ни изнутри, ни снаружи. Но среди неприкаянных душ в чертогах Чемоша есть одна, не принадлежащая изначально этому миру. Возможно, она сможет пройти в материальный мир, минуя Врата. А, возможно, и нет. Не попробуешь - не узнаешь.

Отредактировано Fistandantilus (Пн, 11 Сен 2017 07:49:11)

0

2

Где-то идёт война
Между добром и злом.
Всем не везёт, а нам,
Кажется, повезло.
Видно, в особый час
Кто-то составил план:
Взял и придумал нас,
И поместил в роман.

В Бездну - дальше! - в пропасти Бездны, во Всевечную тьму хаоса, чтобы никто не видел и не помнил даже этого сумасшедшего мага и его девчонку, и наисветлейшего братца собственной сиятельной персоной, всех их, всех - далеко, в забытье, навсегда, как когда-то её!
Гнев Властительницы, плещущий, трепещущий, раскатисто перекатывался под ровным низким небом. Сухая пыльная земля, хранящая следы, недвижный воздух с застывшим в нём ароматом розы, грозные зрящие Врата - все покорно сносило высочайшие капризы, чтобы продолжать весвечно наблюдать за все той же сухой землей, хранящей ароматы, недвижным, но встревоженным воздухом, потемневшими вопящими драконами....
Замкнуто. Неизменно.
Нерушимо. Нарушено.

Рожденная из Хаоса, она, как и её братья, стремилась к завораживающему порядку подчиненного тайным нитям движени жизни. Она внимательно, почти влюбленно наблюдала за плетением судеб смертных в созданном (и покинутом!) ею Мире. Создания эти боялись до смертельной бледности её и её детей и подопечных - богиню развлекал этот благоговейный страх, чуть скрашивающий неизбывно мерные дни её плана бытия.
Впрочем, она благоволила некоторым - достаточно сильным и безумным, кружащимся на пересечении Света, Тьмы и Равновесия, тем, чьи умы она могла заткать назойнивыми видениямь, чьи ночные слезы раскатывались потешными жемчужинами проигранных битв - с собой? с ней? с иллюзией? Не все, обнако. При всей импульсивности, Богиня опытна - она обычно не выбирала тех, кто не мог выдержать, тех, кто в бессилии падал бы, чуя холодную длань на своей коже.
Иногда и она ошибалась - и избранники, освещенные светом её созвездия, зарывались, творили, чудодействовали. Как черный маг, к примеру, где-то в своем воспелнном мозгу выплавивший идею, подумать только, свержения Её Тёмного Величества. Признаться, да, это было забавно - поначалу - она ждала его, желая заполучить этот изворотливый ум и мрачную душу в свой легион.
Она могла бы бесконечно число раз заставить его ощутить себя перерожденным миром, и каждой мошкой в этом мире, новым созвездием в пустоте - с его непомерными амбициями, развевающимися дальше бархатной мантии, лишь только того он и заслужил. Запертый Ею, сводимый с ума и неспособный сойти с него, он наблюдал бы, как шарик его Мира скользнул бы в объятия гладких сильных рук, как изменилась бы жизнь, пропитанная заждавшейся Тьмой, как...

Нет. Светоносный, старший, Палладайн всегда Был Умней - он укрыл мага своей полой, пропахшей беломраморной пылью и бликами витражей, и этот запах, доносившийся отовсюду и одновременно несуществующий, рушил и без того хрупкие самоубеждения Госпожи в свой правоте.
Ей нужен маг, ей нужна Жрица, ей нужен Кринн, прекрасный мир, который полюбит её, который будет её бояться, который станет игрой с бесконечным потенциалом - он нужен ей, изнывающей, ей недостаточно лишь видеть его, ей нужно им владеть!
В бесильной ярости Пятиглавая свернулась в кольцо. Под мощным телом огромного дракона потрескавшаяся почва нагревалась, потоки воздуха вились, дребезжа горизонтом, чтобы замереть в неподвижности, только лишь Она уйдет. Они всегда вели себя так - и предали обычное движение только лишь для мага, не знавшего, что ветру не положено дуть. Ветер - он ветер и есть; маг не задумывался никогда о воздухе Бездны, жегшем его больные легкие, и ветер вел себя так, как он предполагал.
Направильно, противно природе Бездны, меняя, меняя. Где этот маг сейчас? что разрушает, против каких законов мира идет? Такхизис не могла знать этого точно: на некогда верном ей волшебнике до сих пор оставались крохи сил Светоносного, скрывающие его от взора Властительницы. Она предполагала даже, что маг в ином плане бытия, параллельном Кринну, но не могла знать этого точно: плеяды Планов дробили Взор, потоки чужих сил, сил иных демиургов, сил иных миров искажали отражения, как вода, и все, что оставалось ей - лишь думать.

Головы драконицы, ноющие от напряжения, от осколочности, были окружены выпускаемым из ноздрей паром. Он клубился, заворачиваясь, создавая эфемерные фигуры, как тысячи лет назад творила она сама. Призраки-воспоминания, казалось, окружали её - как окружали когда-то мага, за судьбой которого она следила тщательно, ожидая. Ему тогда помогли. Другой, талантливый, развоплощенный уже, злой по сути своей, а не по призванию. Помнится, маг разделался с ним незадолго до встечи с ней, незадолго до того мрачного дня, когда Такхизис, ошибившись, проиграла все - опять, опять.

Он хотел бы отомстить, подумалось ей, он отдал бы всего себя, лишь бы убить своего ученика.

Она воззвала мысленно к хозяину прираков. В зловонном, мерзком царстве Чемоша ей показываться не хотелось - даже если бы и моглось. Старшая богиня своего цвета, она приказала отдать ей душу; он был упрям. Такхизис не была в настроении виться вокруг сознания повелителя сонма мух - и продолжала приказывать, пока мысленный голос не протек кровавым медом из-под звенящей стали, пока чары Искусительницы не сделали его тряским и послушным.
Такхизис ожидала. Она знала, что предложить ему, призрачному избраннику, и не желала тянуть еще более - в любой момент её планы опять могли разрушить, вмешавшись в них с Самыми Светлыми Намерениями.

Отредактировано Takhisis (Чт, 14 Сен 2017 02:46:54)

+2


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » The Sound of Her Wings