crossfeeling

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Island of the Damned


Island of the Damned

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Island of the Damned
Остров Повелья, Италия, 2014 г.
[Sam Winchester, Dean Winchester, Crowley]
http://sa.uploads.ru/9tDsm.jpg

Поиски Клинка Каина приводят Винчестеров и Кроули на проклятый остров в Италии, где укрывает свою коллекцию редких артефактов некая могущественная ведьма. Клинок может находиться здесь, в недрах заброшенной психиатрической лечебницы, но добраться до него будет непросто: ведь после захода солнца остров превращается в смертельную ловушку, и не каждому, кто здесь оказался, суждено увидеть новый рассвет.

Как всё это выглядит

http://sg.uploads.ru/t/xL0Ps.jpg
http://s2.uploads.ru/t/nGSNl.jpg
http://sa.uploads.ru/t/aej1t.jpg
http://sh.uploads.ru/t/ZApCG.jpg
http://s1.uploads.ru/t/NrPXz.jpg
http://sg.uploads.ru/t/dMNg8.jpg
http://s1.uploads.ru/t/Ta3dH.jpg
http://s5.uploads.ru/t/qEGvu.jpg
http://s2.uploads.ru/t/vV3UN.jpg
http://se.uploads.ru/t/bSCA8.jpg
http://s8.uploads.ru/t/XIJLh.jpg

Историческая справка

Остров впервые упоминается в хрониках в 421 году. Ещё с римских времён он использовался, как место ссылки для больных чумой, в связи с чем на нём было захоронено около 160000 человек; души многих умерших якобы превратились в призраков, которыми сейчас переполнен остров. В 1645 году венецианским правительством на острове был построен восьмигранный форт для защиты входа в лагуну, сохранившийся до настоящего времени. В 1793 году на острове был создан карантинный изолятор для моряков, приплывающих в Венецию, просуществовавший до 1814 года. В начале XX века остров вновь некоторое время использовался, как карантин. В 1922 году на острове была открыта психиатрическая больница, существовавшая до 1968 года. В то время ходили слухи о неких ужасающих экспериментах, которым якобы подвергались пациенты больницы; согласно легенде, однажды они устроили бунт, в результате которого многие погибли, а главный врач то ли был убит, то ли покончил с собой, сбросившись с колокольни. После закрытия больницы остров был окончательно заброшен. В наше время он пользуется большой популярностью у ищущих острых ощущений туристов и исследователей паранормальных явлений, называющих его едва ли не самым проклятым местом на земле. Местные жители предпочитают обходить его стороной и никогда не остаются там после захода солнца.

Отредактировано Crowley (Вс, 10 Дек 2017 14:33:37)

+4

2

Лучи заходящего солнца проскальзывали сквозь пышные зелёные кроны деревьев, отражались в ещё остававшихся на листьях дождевых каплях. Близкий шум моря убаюкивал, и можно было подумать, что этот остров похож на те, другие, что так щедро рассыпаны по всей Венецианской лагуне. Вот только отчего же не слышно здесь ни пения птиц, ни крика чаек? Отчего же кажется, что здесь нет ничего живого… или вернее будет сказать, что ничему живому здесь нет места? Действительно, можно подумать, что этот остров похож на своих соседей – но там, за деревьями, прячется не белоснежная вилла, на которой летом непременно поселится какой-нибудь любитель тишины и уединения. Там таится обитель проклятых и забытых, и в её серых стенах, под её выгоревшей на солнце красной кровлей, нет ничего, кроме призраков страшного прошлого.
А впрочем, так ли это? Ведь здесь должно было быть что-то ещё – что-то, ради чего пришли сюда двое охотников и один не-совсем-демон. Клинок Каина – то самое, единственное оружие, которое могло раз и навсегда уничтожить Абаддон, представлявшую угрозу для всего живого. Все они понимали, как важно его найти, и все осознавали, что ради успеха стоило рисковать. С тех пор, как Кроули обыскал дно Марианской впадины и убедился, что Клинка там нет, он не переставал искать его следы. Разумеется, среди них попадались и ложные, но этот, ведущий к известной своей любовью к редким артефактам итальянской ведьме, выглядел достаточно надёжным для того, чтобы его стоило проверить.
Возможно, Кроули справился бы с этим сам – как справлялся до сих пор со всеми поисками, – но этот остров… Красноглазый уже бывал здесь прежде и вполне был согласен с тем, что это одно из самых ужасных мест на земле. Стоило ли удивляться, что ведьма припрятала свои богатства именно здесь? Пожалуй, нет. Местные духи служили достаточно надёжной защитой от простых смертных, а со всеми остальными должна была справиться магия. И, если магию Кроули готов был взять на себя, то призраков он охотно предоставил бы Винчестерам – потому, в конце концов, он и позвал их с собой. В этом проклятом месте трудно выжить в одиночку – особенно, если хочешь отыскать самое его сердце.
– Вон там сжигали тела умерших от чумы. – Кроули указал на ту часть острова, что была меньше основной и соединялась с ней узким мостом, возле которого все они сейчас и стояли. – Сто шестьдесят тысяч, по меньшей мере. Говорят, почва там на три четверти состоит из пепла. – Помедлив, он прибавил: – Да… Но многие не ушли. Остались. Их там десятки, а то и сотни – озлобленных древних духов. – Красноглазый снова замолчал и замер, точно изваяние, всматриваясь в начинавшуюся прямо за мостом высокую траву. В той части острова не было даже тропинок – мало кто решался ступить на землю из человеческого праха, а тех, кто всё-таки решался, немедленно захлёстывала волна ледяного ужаса. И Кроули прекрасно понимал, почему: его чувства, более острые, чем человеческие, позволяли ему слышать исходящие из земли глухие стоны и неразборчивый шёпот, который другим казался лишь шелестом травы. – Надеюсь, нам не придётся туда идти. – Резко развернувшись, он направился к ещё вполне различимой аллее, ведущей к главному корпусу заброшенной больницы.
– Ну, а тут у нас полный набор: психушка, эксперименты над больными, бунт сумасшедших и то ли убийство, то ли самоубийство главного врача, – тоном профессионального гида сообщил Кроули. – Вон, с той колокольни он выбросился, – указал красноглазый на уже видневшуюся сквозь кроны деревьев башню с остроконечной черепичной крышей. Колокол всё ещё был там, поблёскивал вогнутыми боками в лучах заходящего солнца. – Ну, или его выбросили – неважно. Важно то, что там, внутри, тоже полно призраков, и они действительно опасны: я успел уже натерпеться, когда был здесь лет двадцать назад. К тому же, внутри всё на ладан дышит, поэтому вы уж там поосторожнее, ладно? – Он кинул в сторону Винчестеров быстрый взгляд и смущённо кашлянул: всё-таки, было чертовски странно осознавать, что ему и правда не всё равно, что с ними может случиться… больше не всё равно. Вроде, и от крови человеческой он уже отказался, а ничего и не изменилось. Выходит, это теперь… навсегда? Ну, легче от этого его жизнь точно не станет: только подумать – теперь ему ещё и за них переживать!
– Я лучше первым пойду, – вздохнув, прибавил Кроули и щёлкнул кнопкой гигантских размеров фонаря, больше смахивающего на небольшой прожектор. Пустой дверной проём, ощерившийся острыми каменными зубами, невольно заставлял усомниться в том, можно ли вообще решиться войти внутрь, будучи в здравом уме. Несмотря на то, что снаружи ещё даже не наступили сумерки, казалось, что под этими полуразрушенными сводами царит вечная непроглядная ночь: переступишь порог – и она поглотит тебя навсегда, сделает одной из тех бесплотных теней, что бродят по длинным узким коридорам и не могут обрести покой; сами стены здесь сочились тоской и безысходностью, давили своей тяжестью и мешали свободно дышать.

+3

3

Сэм резко вдохнул солоноватый воздух и проморгался, сразу судорожно оглядываясь по сторонам. Может в один прекрасный день он и привыкнет ко всем этим перелетам и перемещениям, но явно не сегодня и, как минимум, не ближайшие пару месяцев. Все еще непривычна быстрая смена обстановки, пейзажа и вообще всего вокруг. Да и в целом резкая смена чего либо не особо радовала.
Он медленно выдохнул, в миг успокоившись, и посильнее сжал в кулак ручки сумки с оружием. Охотник немного повернул голову и на автомате посмотрел на брата, как делал всегда, чуть кивнул ему и наконец уставился вперед, осматривая, куда притащил их демон.
Медленным изучающим взглядом шатен окидывал территорию, вертя головой, стараясь быть как можно более внимательным. Все заброшенные места очень похожи между собой, поэтому совсем что-то новое вряд ли можно увидеть. Однако архитектура, надо заметить, была очень красивой, хотя наверняка многие части давным давно обвалились и превратились в обычный строительный мусор. Где нет людей природа вступает в свои права, озеленяя крыши зданий и пробираясь через каменный стены строений. Это завораживало и поражало – все таки какой же силой на самом деле она обладает. Раз это место настолько заросло, людей здесь не уже очень давно. Странно, ведь здесь, при желании, можно устроить просто райский уголок на Земле. Видимо, на то свои причины, и что-то подсказывает, что они не особо приятные.

Винчестер медленно свел брови, все приглядываясь и внимательно прислушиваясь. Он задумчиво повернул голову, уловив в очередной раз шум бросающихся на берег волн, и чуть поднял брови, замерев.
– Вы слышите? – несколько даже неуверенно, а потом сам себе кивнув. – Точнее не слышите. Ничего, – было слишком тихо даже для заброшки. Шатен посмотрел на Дина, а потом затихнул и снова осмотрелся вокруг себя, задумавшись и выйдя из себя только тогда, когда Кроули начал рассказывать о месте, куда их притащил.
Сэм напряг плечи и внимательно уставился на демона, периодически следя за его рукой, переводя взгляд на указываемые объекты. Возможно охотник ошибался, но рядом стоящий не_человек, казалось, сам напрягся. Он несколько медлил, порой делал странные паузы, сам явно не в восторге от этой экскурсии. Раз уж самому королю Ада здесь не по себе, то это действительно одно из наиужаснейших мест, хотя здесь, при свете солнца и снаружи, в принципе, такого не скажешь.

Тон Кроули немного изменился, что Сэм даже тихо выдохнул, что-то пробубнив под нос и послушно плетясь, куда ведут, только успевая вертеть головой, будто не успел все осмотреть уже вдоль и поперек.
– Ужас, – под нос, поджимая губы и смотря то на брата, то на демона. – Призраки сами по себе недружелюбные ребята, а призраки.. эм, душевнобольных.. – он поморщился. – Не в обиду, но вот что ожидать от демона – знает любой. Серьезно. А вот от психов? Они же совершенно не понимают, что делают. Вот это действительно страшно, – охотник стих, задумавшись, а потом добавил. – Жалко таких.
Он посмотрел на Дина, пожал плечами и нахмурил брови, чтобы тот не думал, будто Сэм расклеился или еще что-то типа того.
– К тому же, внутри всё на ладан дышит, поэтому вы уж там поосторожнее, ладно? – Винчестер отвлекся от брата и посмотрел на Кроули, даже в некотором изумлении подняв брови. Это что сейчас было, ему не послышалось? Шатен усмехнулся и отсалютировал красноглазому сумкой, мол, показывая, что они во всеоружии. Затем поспешно опустил ее на землю, кивнул брату и открыл, снова задумчиво смотря внутрь. Кроули говорит, что призраков много, а отмахиваться железом быстрее, чем стрелять, поэтому целесообразнее пока не трогать огнестрел. Сэм ухватился за подобие каминной кочерги, хотя скорее всего это она и была, осмотрел ее и перехватил поудобнее, немного отстранившись уступив место Дину. Пока сойдет, а дальше походу разберутся.

Младший Винчестер проверил за поясом заранее приготовленный пистолет, правда бесполезный против призраков, дождался брата и снова потянулся взять сумку, содержимое которой наверняка еще не раз им пригодится.
– Хорошо, идем, – он кивнул Кроули, выдыхая и отгоняя от себя гнетущую атмосферу этого места.

+3

4

Плюсы: им не пришлось пересекать просторы океана на самолёте. Минусы: эта затея один сплошной минус, но другого выбора судьба им не предоставила. Потоптавшись на месте, Дин постарался осмотреть окружающую их дьявольскую троицу местность. Ясное дело, что пейзажи знакомы ему не были от слова совсем. Чужая территория, отрезанная от остальных континентов километровой толщей воды. В пору бы пожаловаться да поскулить о невозможности ретироваться отсюда в более безопасное место, но Дин знал на что подписывается. Глупо было ожидать, что чёртов Клинок им подадут на блюдечке с голубой каёмочкой. К тому же его обладательницей была не какая-нибудь старая кошелка, алчная до редких диковинок. Это старая кошелка, алчная до редких диковинок, в отличии от простых смертных, разбиралась чем руны отличаются от пентаклей, умела это дело изобразить, да еще и заставить функционировать, приложив к сложным рисуночкам пару жутких вещичек. Получалось едва ли не оружие массового поражения! Впрочем, такую картину нарисовало воображение в голове охотника, на деле Кроули не вдавался в подробности о личности этой ведьмы. У них просто не было на это времени. Поиски Клинка стали некоего рода соревнованиями, от которых зависит едва ли не судьба этого бренного мира. Абаддон все время наступала им на пятки. Куда ни сунься - подоспевают её прихвостни.
– Вы слышите? - бросив короткий взгляд в сторону вопрошающего, Дин сосредоточенно вслушался в окружение, хмуро бегая взглядом по местности. Но он ничего не услышал, и не заметил, как ни старался. Шелест волн - да. Легкий шелест листвы - да. Но не более того. – Точнее не слышите. Ничего, - недовольно дернув уголками губ, Винчестер глубоко вздохнул, не то от облегчения, не то от разочарования. Но в словах Сэма был определенный смысл. Исключая стихию, они не слышат ничего. И от этой до боли знакомой атмосферы у Дина пробегает холодок по спине. Такое же ощущение он испытывал, когда находился в гробу, под метровым слоем земли, спасённый тогда ангелом из Ада. Воистину мёртвая тишина поглотила это место, не позволяя проскользнуть даже малейшему шороху, который могла бы издать хоть какая-нибудь крылатая или жужжащая тварь.
- Угу. Мы ничего не слышим. Но уверен, что туташние аборигены уже подслушивают нас. Классика жанра: незнакомцы ступают на неизвестные земли, а из тени на них таращатся местные сталкеры - бесшумные и недружелюбные. - Винчестер криво усмехнулся, и поймал на себе взгляд младшего. В каждой шутке есть доля правды. С трудом верится, что ведьма просто зарыла здесь Клинок, не подсадив какой-нибудь иномирной охраны. Впрочем, наверное и под ноги посматривать не будет лишним. Ведьмы - самые отвратительные чудовища. Ибо прежде всего - от своей человечности они отказываются по доброй воле, а не истязаемые палачами и подвешенные на крюках. А во вторых - знают тысячу и один способ самых изощрённых убийств и проклятий, которые нельзя обратить, если процесс запущен. Попади человек в радиус действия ведьмовского мешочка и бедолаге уже смело можно заказывать гроб. Бесчестные, эгоистичные стервы - они не знают пощады или жалости. Чёрт, а ведь владелица дурного артефакта может присесть им на хвост, если узнает об этой маленькой затее. Становится всё веселее.
  – Вон там сжигали тела умерших от чумы, - естественно, куда же без любимой черты характера всего дьявольского рода - болтливости. Впрочем, маленькая лекция Кроули будет им даже на руку. Хоть всё существо Дина сейчас протестовало, не способное доверять дымчатым созданиям преисподней - а Кроули он особенно не доверял - всё же и на этот раз ему придётся сцепить зубы и действовать сообща с красноглазым. Как это уже было однажды, всё из тех же намерений - найти Клинок. Демона Винчестер слушал молча, хмуро, но внимательно, подавляя желание прицепиться к какому-нибудь слову, дабы съязвить и лишний раз дать волю своему остроумному юмору. Команда. Они команда. Господи, как ужасно это звучит! Еще пара-другая таких рейдов, и ведь действительно командой станут!
  – Ужас, - в очередной раз доводы Сэма были крайне убедительными. Хоть Дин и любил часто подначивать младшего, но в такие моменты в нём просыпалась гордость за брата. О которой, он конечно же, не станет говорить. Сантименты никогда не были его стилем.
Но похоже вошли в стиль их красноглазого спутника. После столь заботливого призыва, Дин вцепился в Кроули колючим, преисполненным непонимания взглядом.
  - Только не заливай, что в тебе внезапно пробудился материнский инстинкт, приятель. - возможно, Дину нашлось бы что добавить к этой колкости, но внимание переманил жест брата. Дин не расставался с оружием никогда. Кто-то может счесть его параноиком, но охотой Дин занимался буквально с детства. У него было предостаточно времени и возможностей, чтобы насмотреться на разного рода тварей, которых скрывала под своим покровом тьма. Так же, Дин был наслышан и об охотниках, которые были слишком беспечны, и переоценивали свои силы. Стать одним из таких дураков он не горел желанием. И в данный момент времени совершенно не сомневался в правдивости слов Кроули, о местных касперах и их настрое. Саму суть этого места подчеркивала кричащая, гробовая тишина - эта земля принадлежит мертвецам, и живых здесь наверняка не жалуют. Покопавшись в снаряжении, Дин выудил из сумки обрез и заряды с солью. Патроны отправились в карманы куртки, а само оружие за подкладку верхней одежды. Последовав примеру брата, Дин так же прихватил с собой железной лом. Ибо патроны, как известно, не бесконечны.
  – Я лучше первым пойду.
  - Лучшая твоя идея, за последние пару часов. - покосившись на здание, которое предстояло изучить, Дин недовольно поджал губы, бегая взглядом по стенам постройки. Страшно ли ему? Конечно страшно! Сотни бесплотных покойников шастают там внутри. И как правильно заметил младший - их действия предсказать невозможно. Дин перевел взгляд на последовавшего за демоном брата. Это не простая охота - велик риск стать одним из неприкаянных, обречённым тусить на этом проклятом островке целую вечность. Может не стоило брать Сэмми с собой? Ведь его совсем недавно едва удалось отбить у Смерти, а теперь снова придётся подвергнуть жизнь младшего риску? Но в то же время, полагаться на поддержку Кроули было бы глупостью, а противостоять в одиночку полчищу злобных призраков равносильно смерти. Без Сэма ему не справиться.
Немо выругавшись, Винчестер последовал за своими спутниками, свободно удерживая лом в руке.

+1

5

«…что ожидать от демона, знает любой. Серьёзно».
Кроули едва удержался от того, чтобы не переспросить то ли изумлённо, то ли язвительно: «Серьёзно?» Конечно, Сэм Винчестер вряд ли представлял, что творилось с ним с той памятной ночи в церкви – но и не замечать, что что-то с ним всё-таки творилось, тоже не мог. Неужели при этом он продолжает считать, что это в порядке вещей, и вообще… ожидаемо? Что же он тогда взглянул на него так изумлённо, словно проявление заботы со стороны демона его поразило? Значит, не так уж всё просто с демонами, верно?
«Или демоном меня уже просто никто не считает», – мысленно подвёл итог своим невесёлым размышлениям Кроули, который за последние несколько месяцев почти перестал понимать самого себя и едва ли мог утверждать, что знает, чего от себя ожидать. Вот, к примеру, если сейчас на них выскочит призрак, он бросится спасать свою драгоценную шкурку или кинется закрывать грудью Винчестеров, как в тот раз, когда прикрывал их перед Абаддон? Первое казалось более логичным, но логика умерла в страшных муках в ту ночь, когда оказалось, что сделать демона человеком всё-таки возможно.
Но, если Сэм пока только удивлялся, в целом ведя себя вполне мирно, то Дин проявлял свой враждебный настрой почти открыто. Кроули физически ощущал, как тому хочется съязвить в ответ на каждое его слово, но в сложившихся обстоятельствах он был твёрдо намерен не давать ему такого повода. Потому он и промолчал, когда Дин помянул «материнский инстинкт», не став ни подтверждать, ни опровергать его слов. В конце концов, если они ему не верят – а они, конечно, не верят, – переубедить их смогут не слова, а только действия. И, пусть слышать такое и чувствовать почти открытую враждебность было чертовски неприятно, он лучше спишет это на действие проклятой Метки, справляться с которым было совсем не легко, да ещё на угнетающую атмосферу этого забытого Богом места и в высшей степени неприятную перспективу встречи с озлобленными призраками и отвратительными фокусами старой ведьмы. Словом, ничего личного, просто жизнь у них такая… такая.
Кроули мог бы поспорить с тем, что идея его настолько уж хороша: по крайней мере, для него самого в ней не было ничего хорошего, кроме какого-то нелепого и казавшегося прежде бессмысленным душевного комфорта от осознания того, что он делает что-то правильное. Но какая-то часть его, ещё сохранившая способность рассуждать здраво, понимала, что поворачиваться спиной к охотникам, которые ещё недавно не просто хотели, но и пытались его убить – практически чистое самоубийство. Но он ведь и так знал, что, как только они найдут Клинок, Винчестеры попытаются сделать это снова, верно? Достаточно было поймать угрюмый взгляд Дина, чтобы убедиться в этом лишний раз. Пока они только заняты поисками, есть надежда на то, что расчёт возобладает над жаждой мести, а вот потом… что ж, потом придётся спасать себя самому.
Внутри было темно, тихо и пусто. Широкий луч света выхватывал из мрака то облезлые стены, то куски штукатурки на полу, то разбросанные повсюду обломки досок. Всё вокруг сочилось какой-то скрытой угрозой, и сказать, когда же она перестанет быть только скрытой, было почти невозможно: Кроули постоянно чувствовал присутствие чего-то враждебно-сверхъестественного, а потому при всём желании не смог бы предупредить своих спутников о том, что к ним «что-то приближается».
Когда в проёме справа показалась обвалившаяся лестница, ощерившаяся обломками ступеней и перил, Кроули в нерешительности остановился, прислушиваясь к собственным ощущениям. Присутствие чего-то «чужого» стало как будто бы острее, и он медленно повернулся вокруг себя, пристально всматриваясь в начинавшуюся за границей света темноту. Наконец, луч его фонаря упёрся в Сэма, и Кроули замер.
У Сэма было две тени.
В памяти сразу всплыла история об одном из недавних происшествий, когда в этих проклятых стенах сгинул какой-то отчаянный турист: его так и не нашли, но друг, которому тот звонил перед тем, как пропасть, утверждал, что бедолага в ужасе рассказал ему о том, что заметил у себя две тени. А потом… потом – всё. Человек пропал, а число призраков, надо полагать, снова возросло.
И почему им так «повезло» наткнуться на эту непонятную напасть прямо вот так сразу? Кроули не знал, призраки тому виной или чары ведьмы: сказать наверняка он мог только то, что дело было вовсе не в нескольких источниках света, заставивших появиться вторую тень. Она просто… была.
– Сэм, я… – осторожно начал Кроули. – Я… не хочу сеять панику, но… у тебя две тени. И это плохо. – Помедлив, он пристально взглянул на охотника, словно надеялся просветить его своим сверхъестественным рентгеном и понять, в чём дело. – Ты ничего не чувствуешь? Может, холод внутри? Я боюсь, как бы к тебе кто-нибудь не… прицепился.

+1

6

Отношения с демонами у Сэма всегда были особыми, начиная с самого младенчества, когда он сам чуть не стал этим самым демоном. Из-за своей дурацкой справедливости и моральности он всё ещё верил, что можно договориться с кем угодно, и этот кто-угодно будет достаточно честен, чтобы не предать. И пусть каждый раз этот кто-угодно предавал, в очередной раз приводя к мысли, что доверять можно только брату. Пока не предавал и сам брат. А затем и Сэм. Круговорот предательств в природе и идиотская надежда, что всё это было в последний раз. И Кроули не сплёл за их спинами новый предательский план, который как обычно выйдет им боком.

С другой стороны, как ни странно, но именно Кроули технически не обманывал их ни разу. Они прекрасно знали о его стремлении встать во главе Ада и глупо было надеяться, что тот вдруг ни с чего бросит свои попытки и уйдёт в монастырь. Замаливать грехи. Иррационально, но бывший демон перекрёстка Сэму нравился, не смотря ни на что. С другой стороны ему и Руби нравилась, даже слишком… В случае с некоторыми дьявольскими силами младший Винчестер был категорически необъективен. И сейчас ему показалось, что своими словами он обидел Кроули, отчего чувствовал себя несколько неловко.

Сэм очень не любил обижать людей и… существ.   

-  Дин, - привычно тормознул он брата. - Полегче. Пока он единственный, кто может нам помочь, да, я тоже не в восторге от этого, как и ты, но найти кинжал - важнее. 

Сэм всегда был более дружелюбным, чем старший брат, по которому машина отцовского монстро- и братоспитания проехалась в полную силу, поэтому Дин сначала убивал, а затем только пытался подружиться. Быть может это и правильно, чаще всего оказывалось, что дружить большая часть того, с чем они встречались, могло только с зарядом соли или выстрелом дробовика в затылок. Вот только последнее время они только и делали, что договаривались с кем только можно. И нельзя. Максималистские чёрно-белые представления отца о мире всё больше размывались и приобретали множество оттенков всех цветов радуги, к которым приходилось адаптироваться. Сэму было проще, а вот Дин до сих пор делил мир на категоричное добро и зло, и любой сговор с не той стороной причинял ему массу этических проблем. Но его брат умел контролировать себя и свои эмоции, чтобы случайно не пришибить Кроули, пока тот не поможет им закончить с меткой.

-  У нас ведь есть план? - несколько запоздало поинтересовался Сэм. - Мне не нравится, что  у нас нет плана. Кто-нибудь представляет, что нам делать дальше? 

Нет, у Дина всегда имелся план на любой случай и представлял собой единую схему действий: забежал, убил всех, выбежал. Детали между обычно импровизировались на ходу, либо оставлялись на Сэма. Но здесь большей частью информации владел Кроули и непохоже было, чтобы он точно представлял, куда идти и что делать. Сэму это не нравилось. Он бы предпочёл остаться в гостинице хотя бы на день, вооружившись картами и интернетом и разработать маршрут передвижения по острову. Но кто его стал слушать? Для Дина он всё ещё оставался ботаником-занудой, который тратит слишком много времени на книжки без картинок.   

-  Миленько. - Сэм обвёл фонарика вокруг себя, практически скопировав жест Кроули до этого.  Яркий луч света подсвечивал во время движения валяющийся под ногами мусор, облезлые стены, вездесущие граффити, какие-то мешки и ветви деревьев, пока не остановился на лице демона. Он опустил фонарь, чтобы не светить тому в глаза. - Вверх, вниз или вперёд? Погодите-ка… - Его внимание привлёк большой лист бумаги, висевший на стене в металлической раме. Он осторожно вытащил из неё остатки стекла, когда-то прикрывающий содержимое, и, подцепив лист ножом, извлёк его из крепления. - Это схема эвакуации при пожаре, может пригодится.

Здание внутри представляло собой типичную больницу с длинными широкими коридорами и большими окнами, но места переходов из одного крыла в другой, полуподвальные помещения и лестницы походили на довольно запутанные лабиринты. И ещё надписи на итальянском… Сэм перевернул схему несколько раз, изучая со всех сторон и прикидывая, куда можно пойти в первую очередь, поэтому он почти пропустил вопрос Кроули. Оторвался от карты, помедлил, обдумывая его, а затем пристально посмотрел на демона.

-  Две тени? Ты уверен? - Он посветил фонариком вокруг себя, внимательно рассматривая стены и свою тень. - Иногда свет даёт такой эффект, я ничего не чувствую. Дин, ты что-нибудь видишь?

Не то, чтобы он не доверял Кроули (не настолько, чтобы не послушать его сейчас), но до этого они не встречались ещё с сущностями, которые отбрасывали тень. Он всё-таки сосредоточился на себе и попытался проанализировать своё состояние: усталость от перелёта, небольшой голод, холод, но обычный, не потусторонний и ещё немного болела мозоль, натёртая на щиколотке ботинком. Но он был хорошим охотником, чтобы проигнорировать сигнал опасности, пусть даже если он и на пустом месте. Осторожный охотник - живой охотник.

Хотя он бы не удивился, если бы оказалось,что к нему действительно что-то прицепилось зловещее. Чтобы Сэм и не поймал какую-нибудь гадость, не успев даже сделать пару десятков шагов по острову? Похоже это его карма - цеплять всякую гадость: демонов, призраков, Люцифера. В любом случае следовало проверить - призраки не прицеплялись просто так, у них всегда была какая-то цель, какой бы нелогичной она не казалась живым, если уж это выбрало Сэма, значит не просто так. И если оно заселилось, то его следовало выдворить побыстрее, пока оно не начало творить дел.

+2


Вы здесь » crossfeeling » PAPER TOWNS » Island of the Damned