Здесь, в хрустальной люстре, дремлют радуги, утра, и полдни - словно молодые реки, неустанно текущие вспять сквозь Время. Луч фонарика разбудил их, и они ожили и затрепетали, и радуги взметнулись среди теней и окрасили их в яркие цвета-в цвет земляники, и винограда, и свежеразрезанного лимона, и в цвет послегрозового неба, когда ветер только-только разогнал тучи и проглянула синева. А чердачная пыль горела и курилась, как ладан, это горело Время - и оставалось лишь вглядеться в огонь. Только тронь вон те граненые подвески да эти дверные ручки, потяни кисти шнуров, подними вихрь пыли, пока не запорошит тебе глаза пеплом и золой давно погасшего огня - и вот, если сумеешь играть на этом старинном инструменте, если обласкаешь каждую частицу этого теплого и сложного механизма, тогда, - о, тогда!..[c]

Объявления

>23.03.17 Объявляется всеобщая перекличка. Не упусти момент вовремя отметиться!
>06.03.17 Женская халява на весь месяц! Не пропустите!
>20.02.17 Объявляем неделю мужчин! Участвуйте в лотерее и любите друг друга!
>13.02.17 Дарите лучи любви и вдохновения, участвуйте в конкурсах, отправляйте ваши тайные и не очень валентинки!
>06.02.17 Не пропустите новый выпуск новостей, следите за списками и будьте котиками!
>30.01.17 Всем прекрасной недели и лучей вдохновения!
>02.01.17 С Новым Годом вас, дорогие!
>26.12.16 Не пропусти выпуск новостей, а так же участвуй в новогодних конкурсах!
>23.12.16 Смена дизайна! Зарядись новогодним настроением, и не забудь принести его другим)




АдминистрацияУставF.A.Q.РолиНужные
Хочу видеть
Под покровом ночи, сорвавшим ненужные маски, он наконец стал собой. Борджиа. Просто Борджиа. Не архиепископ, не сыном Папы Римского, не будущим главой семьи, но Борджиа. Сыном Ванноццы, братом Лукреции. Мужчиной, чьи чувства не отсекались постулатами или запретами.[c] Cesare Borgia

crossfeeling

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Ante bellum


Ante bellum

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Ante bellum*
2004 год, институт Чарльза Ксавье
[The Red Hood & The White Queen]

Есть сведения, что некто отдал Г.И.Д.Р.Е новую директиву. Создать отряд охотников мутантами, дабы исследования продолжались. После событий на озере Алкали, все отделались лишь легким испугом, но база не была уничтожена. В глубинах вод был похоронен модуль самой старейшей системы Охотников на Мутантов (СТРАЖ). Некто поднял его со дна, и начал тайное производство стражей в казалось бы мертвом бункере. Слухи слухами, но узнать наверняка определенно стоит.

*

Ante bellum - до войны.

+1

2

Дом, милый дом. Эта причудливая фраза всегда забавляла Джейсона своей ненужностью. Пустой смысл, не более. Хотя-бы по одной простой причине – у Питера нет дома. Да и как он считал сам, никогда не было. Не было ничего, кроме ненависти, лжи, бездонной пустоты. Прошло немало времени, пора было попросту забыть всё, оставить прошлое в прошлом, но, где-то внутри ноет черная злость, горько растекаясь по стенкам разума. Это как стакан дешевого виски из-под полов. Эффект убийственный, но мерзкое послевкусие еще долго играет на языке. Иногда, хочется вырвать все воспоминания из головы, и сжечь. Стоя над пепелищем угасающих искр, дождаться, когда ветер унесет прочь никому ненужный прах, а потом… всё. Нет воспоминаний, нет боли? Кажется, так просто, если бы не было так сложно. В минуты спокойствия приходит осознание, что некоторые осколки прошлого всё-таки не хочется утратить.
Неуклюже усаживаясь на мрачную горгулью, молчаливо всматривающуюся на суетливые автомобили внизу, Тодд закурил. Неспокойные клубы синего дыма таяли от легких порывов ветра. Уже далеко за полночь, и до рассвета остается каких-то пару часов. Сегодня в небо Готэма молчаливо вздыхало прохладой, а по черному измятому бархату подобно кораблям скользили мрачные дирижабли. Тусклое свечение прожекторов, едва слышный утробный рокот двигателей, неизменно неумолкающие голоса полицейских сирен, едва различаемые тени в переулках. Всё тот-же неприветливый Готэм. Некоторые вещи не меняются. Джейсон искренне ненавидел это проклятое место, но, вопреки истинной сущности города, понимал, что именно здесь он чувствует себя более нужным, мало-мальски существенным. Каждый десятый, сотый разы Питер возвращался обратно. И каждый раз Готэм встречал его сонмом воспоминаний, звучащих в голове мужчины неистовым смехом безумца.
Докуривая одну сигарету, Джейсон брался за новую и с неким чувством удовлетворения извлекал из внутреннего кармана кожаной куртки флягу. Эта ночь была особенной. Сегодня небо Готэма не оплакивало своё проклятое дитя, а лишь устало вздыхало, уступая пустоту симфонии звуков и голосов. Тодд молча смотрел вниз, наблюдая, как редкие огни полуночных такси снуют между дремлющих в полутьме домов. Сгорбившиеся фонарные столбы, освещая тусклым свечением холодную гладь асфальта, безмолвно наблюдали за тенями. Скоро рассвет, поймал себя на мысли Джейсон, подкуривая следующую сигарету. Стоило возвращаться в убежище и хорошо выспаться. Впереди новый день, и Питер задумывался о том, чтобы стереть с лица земли одну новоявленную банду, коих в городе пруд пруди. Но, об этом он будет размышлять позже, когда серые облака в вышине станут светлее, а улицы начнут наполняться горожанами. 
Лениво вытягиваясь в полный рост, Джейсон сделал глоток из фляги. Подбирая с бетонного пола шлем, линчеватель спрыгнул с горгульи на крышу и неторопливо зашагал к противоположному краю здания. Здесь становилось слишком спокойно, что всегда вызывало у мужчины смешанные чувства. Первое правило Красного Колпака - если его Величество Готэм почти за всю ночь не показал свой оскал, жди беды.   
Глубоко вдохнув ночной свежести, Питер накинул шлем на голову и, оттолкнувшись от края высотного здания, прыгнул вниз. Даже не называясь Робином, Питер не мог отвыкнуть от того ощущения полной свободы, когда тело парит над крышами города. Мгновение, и тросомёт выпускает гарпун в соседнее здание. И чувство начинает играть новыми красками, оттягивая осознание реальности того, что человек не способен летать. А кто сказал, что Джейсон человек? Он – тень мрачного мегаполиса, его тайный каратель.
Как быстро можно пересечь более восьми кварталов, имея в своём арсенале стальной трос с гарпуном и годный запас навыков использования этой неимоверно полезной вещицы? Достаточно быстро. Почему именно такой способ, а не старый добрый Триумф, рассекающий чрево асфальта? Ответ простой, почему филин считается более искусным охотником, нежели лис? С высоты можно увидеть куда больше, нежели из седла стального коня. И Джейсон увидел…
Даже если Джейсон не задумывался об охоте, верные пистолеты и ножи всегда были при нём. В тот самый момент, когда Тодд прокладывал свой привычный курс, осматривая молчаливые переулки, в поле зрения попалась группа людей… Вооруженных людей.
- Вот тебе и выходной… - Половина четвертого утра, четверо экипированных мужчин вооруженных штурмовыми винтовками, заталкивающих в фургон худощавого паренька одетого как пациент… ничуть не подозрительно. Медлить было нельзя. И зная на практике, в таких ситуациях лучшее решение – сперва стрелять, а потому уже задавать вопросы. Ловко обогнув шпиль на одной из соседних крыш, Джейсон резко втянул трос обратно и, уступая место тросомёта ножам, всем весом пригвоздил одного из бойцов к земле. Люди в респираторах были хорошо организованы и тут-же отреагировали встречным огнем. Чтобы не подставиться под пулю, Тодд использовал тело сбитого им бойца в качестве щита. Против крупнокалиберного оружия даже плотная материя бронежилета не помогла. Солдаты изрешетили своего в считанные секунды. Кем-бы не оказались эти люди, у них была цель, а потеря бойца, судя по всему, не входила в важные пункты. Откатившись кувырком за фургон, Питер перешел на пистолеты… Клинки против винтовок – совершенно разные весовые категории. Резко рванув вперед, оббегая автомобиль с другой стороны, Джейсон сделал два выстрела по колесам… если даже надумают сбежать, далеко не уедут. В тяжелой униформе незнакомцы значительно уступали по скорости и точности, а что еще может быть лучше медлительного противника? Пытаться прострелить жилет – нелепость, но, выстрелить в упор защитной маски – именно то, что нужно.
Теперь их трое. Пока один из бойцов насильно пытается запихнуть человека с мешком на голове внутрь фургона, его напарники продолжают вести огонь. Еще до того, как бойцы пытаются перегруппироваться, Джейсон, не теряя ни секунды, оказывается рядом. Стремительный ударом в грудь незнакомца уличный мститель разделяет тандем обороны и в недобрую беседу вступают пистолеты. Стальной ствол в считанные мгновения упирается в окуляр защитного шлема. Палец машинально тянет курок и… Тонированное плотное стекло с хрустом разлетается вдребезги, окрашивая черную маску багрянцем. Всё происходит слишком быстро и сам Тодд понимает, что просто так всё не закончится. Едва слышный звон предохранительных колец отдается гулким эхом в ушах, этот звук Питер узнает из миллиона… Отбросив винтовку прочь, рослый боец попросту набрасывается на Джейсона пытаясь прижать линчевателя к земле, пока оставшийся в живых солдат делает попытки совладать с фургоном.
- Слезь с меня, тупая ты сука!!! – Удары рукоятью не помогают, и осыпав противника грязной бранью Тодд не находит лучшего выхода, как выпустить в голову напавшего всю обойму… Три. Мозг уже инстинктивно ведет обратный отсчет… Верзила увешанный гранатами весит не меньше ста килограмм… сбросить с себя мертвое тело самоубийцы, чертовски сложно. Два. Мысленно Питер прокручивает сценарий, как его бренную тушу разорвет на части и больше ни придется задумываться о чем либо, но, черта с два! Хочется жить, хотя-бы для того, чтобы вытащить того парня из фургона, и вытрясти оставшееся дерьмо из оставшегося в живых незнакомца! Один… Можно успеть, должен успеть. Хватает доли секунды, чтобы кубарем откатиться от эпицентра взрыва и использовать тросомёт… Но даже с такой реакцией взрывная волна ударяет в спину, отшвыривая Джейсона на несколько метров в сторону. В ушах всё звенит, но благо, плотная ткань кевлара даёт возможность телу не превратиться в бифштекс… Ничего Джей, ничего, твоя бедовая голова выдерживала и не такие пощечины. А теперь вставай. Часто разговаривая с собой, невольно начинаешь задумываться, а не сходишь ли ты с ума? Умереть от рук безумца, воскреснуть спустя пару лет, вновь умереть и снова воскреснуть посередине нигде. Вспоминая этот нехитрый алгоритм, понимаешь, что внутренние беседы с самим собой меньшее, о чем стоит задумываться всерьез. Чертов эффект бабочки.
Ударом ладони самого себя по стальному лбу быстро выровняли состояние в нужное русло. Действенный способ заставить мозг отключить внимание от внутренних факторов. Отряхиваясь от сажи и пыли, Питер на мгновение замирает… Кровь бьет в виски, а скулы сжимаются так, что трещат кости… Хрипло кряхтя мотором, упираясь в столб, лежал фургон опрокинувшийся на бок. Красный Колпак не был проповедником, и понятие морали для него не более чем пустой звук. Тогда почему внутри всё горит, и кажется, душа сейчас вывернется наизнанку, почему так больно? Что-то толкает в спину, заставляя скорее броситься к разбитому авто. Выживи, про себя повторял уличный виджиланте, запрыгивая на стальное чрево машины, пытаясь изо всех сил открыть деформированную дверь. Выживи, снова и снова рассудок пульсирует будто бомба, которая вот-вот взорвется. Выживи… Когда дверь издает истошный скрип, поддавшись грубой физической силе, Джейсон мгновение ока оказывается внутри. Стягивая мерзкий мешок с головы юноши, Тодд что-то тихо шепчет, сквозь забрало багрового шлема слышится сбитое дыхание. На мгновение замирая, Питер прощупывает пульс молодого человека. Тонкие как нити вены едва пульсируют, но, он жив… а это главное. Потребовалось некоторое время, чтобы как можно аккуратнее вынести мальчишку из фургона. Хрупкое тело, сплошь покрытое синяками и следами медицинских игл, было слишком слабым. Не стоило быть гением, чтобы понять, насколько близок предел для этого парня.
- Эй эй, малец, мне нужно чтобы ты открыл глаза. Давай-же… - Осторожно укладывая мальчишку на деревянную скамью, Питер в мыслях корил себя за то, что упустил сегодняшнюю ночь. Если-бы он отправился в дозор сегодня, если бы оказался в этом районе раньше, всё могло произойти иначе. Юноша устало потянул воздух ртом и с трудом открыл глаза, устремляясь пустым взглядом в небо. Даже будучи слабым, парнишка замирает глядя на стальное забрало маски человека, сидящего рядом с ним.
- Успокойся, всё хорошо, я хороший парень. Видишь этот знак? – Указывая большими пальцами на символ летучей мыши на груди, Джейсон старается объясниться, понимая, что молодой человек всё еще в состоянии шока.
- я ловлю плохих парней, и сажаю их за решетку… - Питер врал, так нужно было, ведь он не мог просто так вот раскланяться и сказать, что на самом деле происходит с преступниками, повстречавшимися с Красным Колпаком:
- Вот так, тише. Дыши. Молодчина. Отдохни, я сейчас позову на помощь своего товарища и он вызовет скорую… - Спешно отходя от лавки, Тодд направился обратно к фургону, из которого были слышны звуки движения.
- Да ладно? – Через открытое окно автомобиля, наружу пытался выбраться раненный боец. Ему повезло куда меньше, нежели мальчику, хотя, это еще стоило проверить. Питер замер в ожидании, глядя на неуклюжие попытки солдата, после чего вскинув тросомёт, выпустил стальной трос по направлению незнакомца. Стоная словно раненый зверь, неизвестный противник был пойман острым жалом гарпуна и вырван из стального плена авто… Красный Колпак что было силы рванул канат на себя, роняя экипированное тело на бетонную твердь, после чего один из ножей уличного охотника по самую рукоять вонзился в бедро солдата.
- Какой нужно быть мразью, чтобы довести ребенка до такого состояния? – Тяжелые удары посыпались градом, даже скрыв своё тело под плотной материей брони, противник чувствовал невообразимую боль. Питер знал, как причинить человеческому телу максимум боли.
- Никуда не уходи. Мы еще с тобой поболтаем… - Переводя дух, Джейсон отошел на пару шагов от тяжело дышащего мужчины. Сейчас главное – помочь парню, а ломать кости – потом. Уличный виджиланте не из тех, кто пользуется телефонам. Только зачем мобильник, когда в арсенале имеются более практичные гаджеты? Настраивая особую частоту в маске, Тодд послал сигнал, и ответ не заставил себя долго ждать…
- Дик, долго объяснять. Нужно чтобы ты вызвал неотложку на Мэри-Роуз пятнадцать, скорее. Здесь ребенок нуждается в срочной госпитализации. Завтра в полночь, будь на старой верфи в южной части Готэма, я всё тебе расскажу. – Прерывая трансляцию сигнала, Джейсон перевел взгляд туда, где на скамье еще несколько секунд лежал парень. Бледное тело, расставив ладони в стороны, зависло в воздухе… Глаза мальчика были совершенно черными, бездонными, как мгла, а тело испускало синеватую дымку…
- Я кажется… говорил тебе… отдыхать… - Питер не понимал что происходит. Буквально пару минут назад, мальчишка выглядел так, словно над ним нависла длань Жнеца. Не успев опомниться, Тодд не заметил, как избитый им солдат дотянулся к пистолету и спустил курок. Земля будто ушла из-под ног, что-то происходило вокруг. Незримый купол тяжелым гнетом лег на плечи, ладони и ступни будто сковало цепью, тело перестало слушаться. Единственное, что Джейсон мог, это наблюдать, как пуля выпущенная из его-же пистолета прошила хрупкое тело насквозь, отобрав жизнь ребёнка. Пришлось приложить немалые усилия, чтобы обернуться к противнику, увидеть как тот переводит ствол пистолета на новую цель… Смерть нередко играла злую шутку с линчевателем, а сейчас мрачноокая Дева превзошла себя. Всё было как в кино, воздух казался настолько тяжелым, что его можно было пощупать. Питер был готов принять смерть, снова, а что еще оставалось делать, когда реальность вокруг превращается в психотропное желе? Совершенно ничего, кроме как взглянуть в глаза своего убийцы… Время остановилось. Ладонь незнакомца неестественно изгибается, приставляя дуло пистолета к горлу. Что?
Когда реальность вырывает Питера из оков пустоты, рядом не окажется никого, кто сможет объяснить, что-же всё таки произошло.
Холодная горечь отчаяния не дает покоя даже тогда, как вернувшись в убежище, Джейсон попросту заливает воспоминания прошедшей ночи отвратным алкоголем. А в голове крутится всего один вопрос – что произошло? Перед глазами всё еще стоит образ темноволосого мальчишки с бездонно пустыми глазами…
В полночь следующего дня.
- Дик, поверь, это не я… Да, это прозвучит глупо, но те трое, они были что-то вроде солдат. Я раньше никогда не видел такой организованности. И их вооружение. Это были не простые армейские винтовки, а штурмовое оружие спецподразделений разряда С.В.А.Т.
- Почему я должен тебе верить?
- Хорошо, да, ты прав, у тебя нет причин верить мне Грейсон. Еще полгода назад я хотел смерти всей вашей крылатой братии, но всё изменилось. Ты ведь сам это говорил, разве не так? Послушай…
- Нет! Это ты послушай. Те трое, среди которых был ребенок, убиты из твоего пистолета. И одна из причин, по которой с тобой сейчас разговариваю я, а не Брюс – я хочу знать правду. Мне с трудом верится в то, что всё это подстроено кем-то.
- Дик… - разговор с Найтвингом не сулил ничего доброго, но Джейсон сам решил прийти и рассказать о том, что произошло прошлой ночью:
- если бы я боялся за свою шкуру, то уже сидел-бы в самолете. Всё что я сказал – правда. Ты помнишь, я говорил тебе, что с того самого момента как воскрес первый раз, не вижу снов? Сегодня  я не мог уснуть до-полудня, пока виски не отключило меня полностью. Я видел сон, Дик. Чертов сон. Фрагменты какого-то странного места. Но что забавное, я никогда о нем не слышал, а тем более не был там. Я знаю это, хотя фрагменты из видения настолько были реальны! А теперь представь, что мой сон, это карта… я думал об этом целый вечер. Перелопатив путеводители, я узнал, что картинки из сновидений ведут меня в Уэстчестер…
- то есть… ты видишь во сне странное место, и…
- После того как один из ублюдков застрелил мальчика… Я не сразу понял это. Но ребенок как-то повлиял на меня. Не знаю что это было, но что я точно знаю, ответы на свои вопросы я найду в Уэстчестере. Ты веришь мне?
Конечно, Дик не верил мне. Несмотря на это, он верил в меня, хранил надежду, что я когда-нибудь снова стану одним из них. Смешно. Но теперь, когда моя голова буквально переполнена фрагментами воспоминаний, о которых я практически ничего не знаю, но ощущаю их будто собственные, я просто обязан найти ответы. Теперь, все дороги ведут в округ Уэстчестер, город Нью-Йорк… Институт имени Чарльза Ксавье, для одаренных подростков… 
Спустя несколько часов изнурительного полета, нескольких пересадок такси, Тодд неуверенно шагал по вымощенной аккуратным камнем тропинке, ведущей к шикарному особняку. Рука осторожно потянулась к глади роскошной резной двери. Почему-то это место заставляло Питера чувствовать себя неспокойно.
- Ты сошел с ума, ты сошел с ума, ту сошел с ума… - тихо нашептывая себе под нос, Джейсон внезапно встретился взглядом с появившейся на пороге темнокожей женщиной:
- Эм, здрасте… Вы меня не знаете… ну да, конечно не знаете… В общем, мне необходимо увидеть Эмму Фрост. – Кто-такая Эмма Фрост, Питер так-же не имел понятия, но внутренний голос привел его в этот особняк именно из-за неё. Афроамериканка с коротко стриженными белоснежными волосами холодно окинула взглядом молодого человека с ног до головы, после чего пригласительным жестом дала понять, что можно зайти внутрь.
- Не не, я здесь подожду, погода чудная, подышу свежим воздухом…
- Хорошо. Я передам мисс Фрост, что Вы желаете её видеть.
Господи, что я здесь делаю? Эмма Фрост? Кто она вообще такая? Нет Джейсон, ты точно сходишь с ума…

+1

3

Одно дело, когда земля полнится слухами, и совсем другое, когда ими же полнятся чужие разумы. Заварушка на озере не сходила с первых полос всех без исключения газет и в течении последнего времени была предметом обсуждение слишком многих ток-шоу. Эмме все чаще приходилось отключаться от шума, который, казалось, был призван высверлить все прочие мысли рядовых американцев, и тем самым свести с ума телепатов и псиоников. Спасалась женина еще и в институте Ксавье, где в относительной тишине и не менее относительном спокойствии можно было спокойно поработать с данными, кои удавалось добыть у спецслужб. Мисс Фрост не брезговала встать за спиной Большого Брата, пока он наблюдает за всем миром и бросить взгляд через его широкой плечо и с молчаливого одобрения преподавательского состава, раз в неделю приезжала в особняк Уэстчестере и пыталась понять, отчего все и вся решили вспомнить о базе, которая значилась заброшенной, а после и вовсе уничтоженной? Первое, как и последнее в свете недавних событий было слишком сомнительно, учитывая не только шумиху в прессе, но также тревожные сны, что преследовали Джин. Огромные роботы, крики умирающих (она настаивала, что это были именно мутанты) и развалины института – всего этого более чем достаточно, чтобы насторожить и менее предрасположенных к паранойе, нежели белокурое создание с задумчивым взглядом.
Пухлые папки, к слову, наличием чего-то действительно полезного почти не радовали, несмотря на прямоугольную красную печать и два слова, которые могли обещать разрешение пары-тройки вопросов. Ну почему, почему всё должно добываться с боем? Разве нельзя хоть раз просто ответить на её просьбу коротким, лаконичным и покорным: «Разумеется мы сделаем то, что Вам нужно»? Порой, все надоедало настолько, что хотелось воздеть недовольный взор к равнодушным небесам и адресовать им эти два вопроса. Однако, жаловаться телепатка не привыкла, тем более лазурному небосводу, который уж точно не почтит ответом. Кроме того, она в общем-то не нуждалась в разрешение вышеозначенной дилеммы. Потому что прекрасно знала, что трудности делают из обезьяны человека, а из человека – homo superior. И продолжала работать, сопоставлять и отмечать все, что казалось существенным. Впрочем, возможно и не стоило настолько глубоко погружаться в бумаги, ведь женщина заработалась настолько, что пропустила надвигавшееся штормовое предупреждение.
— Ты могла бы совершенно случайно рассказать постороннему о том, что случается в особняке каждый последний четверг месяца? — без прелюдий и предисловий вопрошает выросшая прямо посреди гостиной Ороро. Достаточно тихо, чтобы не привлекать внимания сновавших тут и там студентов, которые непременно оставили бы все свои дела, не говоря о занятиях, дабы лицезреть словесную потасовку (а может и не только оную, тут уж как повезет) своего штатного преподавателя и частой гостьи института Ксавье для одаренных подростков. Но в то же время достаточно небрежно, чтобы отвлечь Белую Королеву от изучаемых документов, касавшихся недавних событий, имевших место быть на озере Алкали. Они пусть и под грифом секретно, но скрывать информацию от талантливых псиоников долго не получается, сколь бы крепкими и сложными не были замки.
Фрост поднимает глаза, давая Монро возможность прочесть на лице телепатки очевидную истину: назови её треплом кто-нибудь другой, быть бы ему пятилетней девочкой до конца его дней. Но поскольку пикировка ожидается с лучшей ученицей профессора, отношения с которой нельзя назвать дружескими, Шторм эта судьба не грозит. Она по-прежнему была одной из тех, кому Эмма предпочитала из раза в раз доказывать, что умеет играть честно, несмотря на попытки женщины подловить последнюю на жульничестве.
— Надеюсь, это не просьба, — только и роняет Белая Королева. Разумеется, она никому, никогда и ни при каких обстоятельствах не собиралась раскрывать тот факт, что охранные системы особняка отключаются для корректировки и настройки в каждый последний четверг месяца, иначе желающих воспользоваться таким случаем, придется разгонять силами полиции и национальной гвардии. — Полагаю, это оскорбительно для меня предположение было чем-то спровоцировано, — произносит Фрост, ожидая, когда Ороро пожелает поделить подробностями и прояснить ситуацию.
— Кем-то, — уточняет Монро. — Незнакомцем на крыльце. Который спрашивает тебя.
— Он красив? — усмехаясь, интересуется женщина. Шторм молчит и всем своим видом показывает, что не настроена на шуточки. Но когда телепатку интересовали подобные мелочи? Она закидывает ногу на ногу и невозмутимо продолжает импровизированный допрос: — С угрозами? Или с щедрыми дарами и предложениями? Нет? Тогда он точно ищет какую-то другую Эмму Фрост, — ответствует Белая Королева. Все, с кем ей приходилось сталкиваться или иметь дело, подпадали хотя бы под один из пунктов этой короткой характеристики.
— Здесь дети, знаешь ли, — холодно напоминает Ороро, активируя режим «суровая мадам преподаватель». Белокурое создание с задумчивым взглядом иронично вскидывает бровь.
«Серьезно, дорогуша? В школе полным-полно учеников? Да что в конце концов не так с этим миром?»
— А у меня нет на сегодня никаких планов, — вообще никаких, если не считать головной боли от практически бесполезных документов. — А даже имейся они, пожалуй, их пришлось бы отложить, дабы взглянуть, как питомцы Чарльза разберут на части того несчастного, что решил покуситься на их благополучие, — резонно замечает телепатка. Она поднимается с кресла и флегматично шествует к окну, уверенным движением отодвигая занавеску и внимательным взглядом всматриваясь в ожидавшего у дверей особняка мужчину. На опознание, точнее на понимает, что этого конкретного человека она в жизни не видела, хватает минуты.
— Я его не знаю, —признается наконец мисс Фрост. — И, если честно, исправлять это мне совсем не хочется, — незнакомцы на пороге института, в котором искать её отваживались очень немногие (разумеется, те, кто мог бы об этом знать, стуком в дверь себя не утруждали, предпочитая сразу проламывать крышу и зазывать на очередной спасение мира), не сулило ничего хорошего. Потому, пусть уходит подобру-поздорову. — Будь добра скажи ему, что не нашла меня.
— Сама ему это и скажи, — то, как Монро пытается отвечать той же монетой, даже забавляет. На этом поле Эмма играет куда уверенно, что и доказывает в очередной раз.
— Я-то скажу, — уверяет Белая Королева, останавливая Шторм на пороге просторной гостиной, где и проходила беседа двух светских сумасшедших. Замысел оставить телепатку в гордом одиночестве и умыть руки стремительно претерпевал изменения. — Но у меня будет твой облик. Будет лучше, если ты подождешь окончания беседы здесь. Хотя, если в то же время у тебя будет мое обличие… Ты никогда не хотела побыть мной? — с наигранной наивностью в голосе интересуется Эмма.
— Ты порой ведешь себя, прямо как подростки-студенты, — устало молвит Ороро.
— А вот это обидно, — театрально вздыхая, произносит Фрост. — Мои шалости и способы саморазрушения, знаешь ли, куда утонченнее, изящнее и изобретательнее. И если знакомство с этим мужчиной испортит эту репутацию, тебе будет очень стыдно, — с укоризной пеняет женщина, покидая гостиную вместе с усмехавшейся Монро. Преодолев несколько лестничных пролетов и по пути оставив Монро на растерзание юным мутантам, Белая Королева приближается к массивной двери, которую немедля отворяет, представая перед взором искавшего с ней встречи. В отличии от Шторм, блондинка не спешит предлагать ему войти, да и сама не спешит выходить. А еще даже не будучи телепатом, можно было с уверенностью сказать, что её мужчина тоже видит впервые в жизни.
— Чем Эмма Фрост может помочь Вам, мистер?.. — это та часть, где нужно представиться. А также коротко, по делу и без лишних сантиментов рассказать обо всем по порядку. От того, насколько хорошо у незнакомца это получится, зависит станет ли он живой мишенью для студентов или нет.

+1

4

Холодно. Обжигающий северный ветер пробирает до костей, даже когда дрожащее тело пытается укрыться в застенках старого коллектора. Обледеневшие стены массивного строения, украшенные тяжелыми разломами, казалось, вот-вот рухнут. Но, вопреки всему, они продолжали стоять, угрожающе вздыхая утробным воем стальных конструкций. Холодно. Глухой рокот мотора разносится глубоким эхом, улетая вглубь длинного тоннеля. Замерзшие ладони в перчатках прижимают винтовку к бронированному нагруднику, судорожно шевеля пальцами на рукояти. В кузове, проезжающего мимо Хаммера, слышен жалобный детский плач. Скоро он умолкнет, навсегда. Поскорее-бы. Слишком холодно. Дрожь не прекращается. Холодно…
Я вижу это странное место каждый раз, как только закрываю глаза. Проваливаясь в бездну сознания, ладони пытаются ухватиться за что-нибудь. Срываясь в пропасть, я кричу, и голос мой рассыпается пеплом, а глаза застилает пелена. После тьмы, рассудок наполняется густыми воспоминаниями, обрывками фраз, очертаниями, силуэтами фигур. Холодно. На моём лице тяжелая маска-респиратор, а тело облачено в защитный костюм. Нет, это не моё тело. Я не чувствую его, я только могу наблюдать. Это не мои воспоминания. Это не я… Тяжелые шаги армейских ботинок разносятся приглушенным эхом до тех пор, пока сквозь снежную завесу не пробиваются огни фар. Моя ладонь указывает по направлению вглубь тоннеля и два джипа-фургона неторопливо удаляются вперед. Холодно. Я чувствую адский холод, и неистовую ярость. Я не желаю быть здесь. Одна лишь мысль пребывания в этом месте заставляет сердце сжиматься от сокрушающего ужаса. Едва бронированная техника миновала пост, я слышу за спиной удаляющиеся прочь голоса. Я хочу броситься вслед, но, это не моё тело. Это не я… горечь накатывает вязкой волной, обвивая горло, снова мгла и мёртвая тишина… размытый шум звучит отовсюду, и еще мгновение, неясные звуки становятся более различимыми. Голоса мужчин и женщин, не могу отчетливо расслышать, о чем они говорят. Я снова в чужом теле. Яркий свет люминесцентных ламп, едкий запах формалина и… скальпель в руке. На операционном столе лежит хрупкое бездыханное тело, вся грудная клетка усеяна десятками игл с электродами… Мой рассудок горит неистовым пламенем, но мужчины и женщины в белых халатах, измазанных кровью ведут себя так, словно здесь ничего не происходит… Я чувствую боль, но не свою, не хозяина тела, а мальчика… или того, что от него осталось. Теряя контроль над собой, я хочу закричать, желаю вырезать всех, кто находился в операционной. Мой рассудок знает, чем здесь занимаются. Это не больница, не какое-то медицинское учреждение, это – скотобойня… Я слышу мысли мужчин и женщин. Они полосуют мой мозг десятками острых лезвий. «Тварь», «Мутант», «Уродец», «Поскорее-бы пустить ему кровь», «Новое мясо для науки», «Фрик», «Я вырежу каждый орган», «Надеюсь, ему больно». Голоса сводят меня с ума и в одно мгновение, я чувствую, как мои ноги ударяются о твердую поверхность… Я чувствую. Чувствую всё. Это моё тело, но, где я?
- Джейсон… - этот голос, я уже слышал его раньше. Да, это голос того мальчишки… Я ведь не успел, не смогу успеть? Нет. Что-то остановило меня, я мог успеть, но, какая-то сила удерживала меня…
- это я удерживал тебя, Джейсон… - господи, он слышит мои мысли, как такое реально? Я уже не понимаю где реальность, а где видение…
- просто, доверься мне. Я покажу тебе… покажу всё… - я стою в полутьме огромного тоннеля ведущего куда-то вниз, а передо мной, босиком, в больничной рубашке тот самый ребенок. Я не понимаю.
- идем, ты всё поймешь… - теперь, никаких обрывков, никаких силуэтов. Это место безлюдно, но, почему у меня такое чувство, будто стены смотрят на меня, словно я слышу тихие голоса?
- это место не мёртвое, Джейсон. – мне не нужно задавать вопросов, ведь ответы едва слышным шепотом сами срываются с бледных уст мальчика. Я чувствую холод. И боль.
- ты забрал воспоминания одного из нас, того, кто пытается выбраться отсюда. Ты получил его чувства, его эмоции, его боль. Он всё еще здесь. Но, кто-то не выпускает его. Кто-то ищет нас, чтобы держать его взаперти… Помоги нам, Джейсон. – я слышу как голос ребенка тает в тишине, а он сам, словно растворяется во пустоте, мгла этого места его тянет на дно.
- это не мгла… это Он. Спаси его, и ты спасешь всех нас. Я покажу… - но едва обрывистый шепот скользит с губ мальчишки, его силуэт рассыпается, обращаясь в прах… Что он хотел показать, что я должен был увидеть? Внезапно, мои чувства обостряются, накаляясь до предела, я знаю это чувство… Кто-то стоит за моей спиной! Мне хватило-бы и секунды, чтобы приставить нож к чужому горлу, но…
- не надо, Джейсон. Просто обернись. – моё тело вновь перестает слушаться и я покорно оборачиваюсь на хрупкий детский голос. Мой взгляд устремляется на ребенка с темными волосами, его взгляд совершенно пуст… я понял, он мёртв… они все мертвы.
- верно. Но, я привел тебя сюда не для того, чтобы ты оплакивал нас. Я погиб здесь. Погиб по вине отца. Теперь, он желает использовать мою неуспокоенную душу, для своих целей… Джейсон. Ты не такой как мы, но, ты можешь помочь нам. Помочь мне остановить грядущий ужас. В твоих мыслях все наши воспоминания, они помогут найти это место, и найти женщину, такую-же, как мы. Расскажи ей, расскажи всё что видел здесь. И поторопись. Если ты не придешь, я, мы, все мы здесь станем началом конца…

- мистер?.. – Стоя на крыльце роскошного особняка, Джейсон едва не рухнул на вымощенную камнем лестницу. Вовремя схватившись за перила, Тодд с трудом протолкнул ком в горле. Трудно дышать, сердце бьет в груди подобно молоту о наковальню… Неистовая боль во всем теле, клокочущая ярость, и безумное желание пролить реки крови…
- ублюдки… вырежу всех до единого… - Наконец совладав с телом, Питер попытался нормализовать дыхание. Воспаленный разум подобно старому проектору прокручивал обрывки воспоминаний, пока Джейсон не понял, что к нему только-что обратились…
- дамочка, мне нужна Эмма Фрост, и нужна она сейчас. Если вы решили подобрать момент для игр в низкий поклон, вы выбрали очень хреновый день… - Боль постепенно утихала, но внутреннего зверя уже нельзя было усмирить. Красный Колпак видел воспоминания каждого погибшего ребенка и теперь знал, что кто-то должен умереть мучительной смертью за это.

Отредактировано Jason Todd (Пн, 19 Дек 2016 11:04:35)

+1

5

До определенной степени, поведение в стиле «мне все равно, насколько ты сильнее», женщине нравилось. Показывало у данного конкретного индивидуума наличие хребта. Ломать его или в дальнейшем помочь с укрепление, она решала уже в процессе дальнейшего сотрудничества, однако, уже сам фат вызывал нечто отдаленно похожее на уважение. Подобное поведение мог позволить себе либо глупец, либо безумец, либо кто-то умело претворявшимся первым и(ли) последним.
Фрост сощуривается, склоняя голову набок и замечает нечто еще более любопытное. Расфокусированный взгляд, потеря ориентации в пространстве, абсолютное непонимание, что собственно происходит и конечно же раздражительность. Все слишком очевидно. Эмма видела подобное состояние довольно часто и не спутала бы его симптомы ни с чем другим. Хотя бы потому что в большинстве случаев причиной была она сама. Однако, в данном случае, телепатка совершенно не при чем. Неужели у неё появился соперник? Кто еще в силах столь виртуозно играть с чужим разумом? Мало кто мог составить ей конкуренцию на этом поприще, хотя один мутант точно мог. Но он сейчас отсутствовал, да и вообще, будь Чарльз на её месте, он уже любезно предложил бы войти, рассказал бы что к чему в их расчудесном и немного сумасшедшем доме, после чего дал бы возможность высказаться. Сам особняк, как и его владелец располагали к доверию, ведь в отличие от множества подобных этому замков, где роскошь принято выставлять на показ, где чувствуешь себя словно в психушке, куда неожиданно прибыл цирк, казино и ночной клуб, где стены пропитаны отчаянием и одиночеством, в обители Ксавье всегда был слышен детских смех. Во все времена оный давал надежду на лучшее и дарил умиротворение. Всем. Почти всем. Эмма вот все еще готова полезть в бутылку, распрощаться с незнакомцем и никогда больше с ним не встречаться. В её жизни более чем достаточно полусумасшедших, которые способны на похожие выходки, и сейчас на них откровенно нет времени. Ей нужно вернуться к секретным материалам и найти истину, которая где-то там. У неё тысяча и тысяча причин ничего не выяснять и попросту захлопнуть дверь. Предварительно помучить, разумеется, и окончательно вывести из себя, репутацию ведь должно поддерживать. Кроме того, за все в этой жизни нужно платить, в том числе за её впустую потраченное время, которое, как известно, деньги. Помнится, как-то раз, взимая плату, она «замаскировала» супругу одного из своих особенно упрямых деловых партнеров, и оный в течении месяца видел неземной красоты юношу, которые были ему куда более симпатичны, нежели женщины вообще и та, что стала его женой в частности. Кара за сорванные переговоры. Благоверная, к слову, будучи дамой весьма ушлой и почуяв неладное, начала действовать образом самым решительным и едва не упекла мужу в психушку. Уладить дело удалось полюбовно, однако это влетело ему в копеечку. Зато научило уступчивости и гибкости.
К слову, может в это все дело? Может они с этим человеком знакомы и как-то раз ему пришлось пасть жертвой её очарования или способностей? Может, память её подводит? Может, кому-то удалось невозможное и воспоминания, касающиеся этого мужчины, оказались стерты из её разума, словно их и не было? В семидесятых, люди Траска активно играли с её ДНК, и с тех самых пор, как она вернулась в свое тело, оное не постарело ни на день. Вечные двадцать семь лет, только внешне, но не суть. Кто его знает, с чем они еще решились поиграть. И какие это могло иметь последствия.
«Только такого вот призрака из прошлого мне для полного счастья и не хватало», — думается Фрост. Выяснять, что привело сюда этого человека хотелось все меньше, как, впрочем, и желания выставить. Потому что теперь ей хотелось организовать для него несчастный случай с летальным исходом. Ничего личного. Наверное…
Излишне глубокое погружение в собственные мысли да тяжкие раздумья в очередной раз сыграли с ней злую шутку. Телепатка не заметила приближения двух очень шкодливых созданий, что непозволительно часто оказывались неподалеку от локального Апокалипсиса (не к слову Эн Сабах Нур будет помянут). Неразлучные Лед и Пламя, совершенно случайно совершавшие банальную пробежку.
— Мисс Фрост, — окликает Белую Королеву знакомый голос. — Мисс Фрост, — за спиной незнакомца запыхавшийся, улыбающийся во все тридцать два зуба, невинно хлопающий голубыми глазками Пиро. С ним его лучший друг – Бобби Дрэйк, на лице которого хорошо опознаваемое выражение – неугомонный Джон в очередной раз решил ввязаться во что-то щекочущее нервы, чего Айсмен пусть и не одобрял, но бросать приятеля все равно не хотел. Так он и стоял рядом с Аллердисом, всем своим видом показывая, что затея товарища ему не нравится. И от того, что возможные последствия устранять именно ему (Пиро себя не утруждал чем-то подобным), он тоже не в восторге. Юноша, тем временем, отдышался, приветливо помахал незнакомцу, замершему на лестнице, после чего вновь обратился к Эмме. — Мисс Фрост, почему перенесли тренировку в комнате опасностей? Что-то случилось? — спросил он с таким искренним беспокойством и любопытством, что принять их за чистую монету можно было только кому-то слепому, глухому и не блещущему умственными способностями. Королева улыбается, впрочем, в улыбке растягиваются лишь губы, в голубых глазах же во всем своем великолепии сияют льды, заставляя промерзать все вокруг до температуры абсолютного нуля.
— Техническое обслуживание случилось, Джон, — невозмутимо отвечает телепатка. Аллердис хлопает себя ладонью по лбу и восклицает:
— Точно! Вот же дурья моя башка. Как я мог забыть? Спасибо за напоминание, мисс Фрост, — успевает крикнуть молодой человек, прежде чем Бобби вцепляется в плечо товарища и бормоча извинения, уводит Пиро подальше. Несмотря на то, что последнего ждет отповедь, юноша выглядит вполне довольным собой и жизнью.
— Если у Вас нет проблем со слухом, полагаю, Вы уже поняли, что Эмма Фрост перед Вами, — произносит женщина. — Мне остается только догадываться, как Вы узнали о месте, где найти меня можно нечасто и уж тем более, зачем Вы меня искали, — произносит Белая Королева. — Впрочем, будучи телепатом, я вполне могу получить ответы на эти вопросы, если конечно, Вы не согласитесь их предоставить, — в тоне ни намека на угрозу, скорее уж вежливо-усталая просьба либо скрыться с глаз и докучать кому-нибудь другому, либо начать рассказывать, что она пропустила. Желательно, покороче и поконкретнее.

+

Да, Пиро сбежал с Эриком и Мистик после заварушки на озере, но поскольку временной континуум и все события первых Людей Икс нимношк похерили, предлагаю не запариваться особо и продолжить начатое Фокс и Марвел Интертейнмент :D

+1

6

Вопросы, вопросы, вопросы. Бесконечный сонм вопросов безудержным вихрем сечет по стенкам рассудка, отзываясь болезненным эхом. Как же хотелось вернуть блаженную пустоту наполненную тишиной, отпустить одну боль, уступив место другой. Вырвать клок этих безрассудных мыслей, выбросив под ноги, и втоптать в грязь. Тело с трудом слушается, а разум всё еще вопит, как раненный зверь. Издыхающая тварь, истекая мерзкой жижей, цепляющаяся за мизерную возможность существования, такая жалкая, нелепая. Рассудок умоляет приложить к виску холодную гладь ствола, и нажать на курок…
В его глазах играет безумие, даже стоя здесь, под чистым небом, он тонет в крови. Утопая в ярких криках сумасшествия, захлебываясь горькой ненавистью. Дыхание вскоре стелется ровной гладью реки, унося чёрную как смоль злобу в глубину сознания. Его взгляд неспешно вздымается на голос, спокойный, равнодушный. Джейсон понимает, что его ладонь практически машинально легла на рукоять пистолета скрытого под курткой, но, благо мозг всё еще находит силы не отдаться безрассудству окончательно. Наконец, мутная пелена вязкого нечто, подобно старому пыльному занавесу упала на пол. Казалось, будто ветер, вольно разгуливающий среди цветущих колонн садов и грациозных скульптур, сделал одолжение, забрав прочь боль.
«Всё что я видел, было лишь малой толикой всего, что на само деле таилось в том проклятом месте. Теперь, больше всего на свете я желаю найти ответственного за это.» - Нервные окончания всё еще отдают неровными импульсами, словно подбивая каждую молекулу взорваться. Питер прекрасно понимал, чего хотел, чего ожидало сознание, чего желало тело. Невольно потянувшись за сигаретой в карман, Тодд вскользь бросил неловкий взгляд на двух мальчишек и девочку подростка, идущих со стороны парадных ворот. Что-то внутри содрогнулось, и пальцы отпустили желанную дозу никотина обратно в пачку. 
- Если не хотите до остатка своих дней пускать слюни, я бы не стал лезть ко мне в голову, мисс телепат. – Совершенно спокойно ответил Джейсон, потирая кончиками пальцев переносицу. Хотя, пересказывать эту историю, хотелось меньше всего. Сложнее, когда у тебя нет выбора.
- несколько дней назад, в Готэме произошло убийство ребёнка. Хотя я сам с трудом могу назвать это намеренным убийством… ребёнок не был человеком. Во всяком случае, обычным. – Всё-же, спустя несколько минут разговора, Джейсон закурил… Мужчина говорил монотонно вкрадчиво, словно выбирая каждое слово, будто заучив эту историю задолго до встречи с таинственной Белой Королевой. Он рассказал всё, с самого начала и до самого конца. Убийство мальчишки у стен госпиталя, люди в униформе, странности, сны, видения…
- его зовут Джейсон, кажется… – Аккурат, затушив докуренную сигарету о ладонь, Тодд сунул окурок в карман куртки.
- воспоминания тех детей теперь здесь – Пристально всматриваясь в глаза блондинки, Питер приложил указательный палец к своему виску:
- это одна из причин, по которой мне нужно попасть к разрушенной дамбе. – Взгляд этой женщины был холоден и пуст, ей приходилось воочию толковать со смертью. Джейсон видел это и видел отчетливо. Глаза. Они могут сказать о человеке гораздо больше, нежели слова из пыльных талмудов. О чём говорило таинство взгляда Эммы Фрост? Равнодушие к миру, к его существованию, призрение для всех и вся, кто не вхож за врата этого места. Она ненавидит людей, ненавидит всё, что с ними связано, но открыто никогда не покажет этого, не выдаст своей слабости, не поддастся безрассудству. Под скользкой шалью наигранности, едва слышно разгуливает избитое разочарованием сознание. Белая Королева стала напоминанием того, что мир не меняется. И в отличие от Красного Колпака, Эмма Фрост предпочтет равнодушно наблюдать, как система будет пожирать сама себя.   
Наконец отводя взгляд в сторону, Джейсон тихо вздохнул. За последние несколько дней мозг был занят только одной мыслью – найти Эмму Фрост, и теперь, когда ответы медленно полезли наружу, подобно мерзкой вони, из гниющей раны, Питер чувствовал, как острые шестерни безумия тихо щелкая, отсчитывают время. Предательское ощущение сломанной реальности не давало покоя. И слова ребёнка о том, что придёт начало конца… всё настолько смутно, неясность била по сознанию, рвала в клочья, заставляла содрогаться от удушья. Хотелось тот час бежать, скорее, но куда? Если бы он знал, если бы знал…

Отредактировано Jason Todd (Пн, 23 Янв 2017 23:52:59)

+1

7

Ни у кого не возникало сомнений относительно того, что собой представляла Эмма Грейс Фрост. Она была льдом, холодной и жестокой пустотой, а также самой красивой вещью, которую вам когда-либо приходилось видеть. Однако, доподлинно известно, что даже самой совершенной, самой прекрасной и ослепительной пустоты природа не терпит, стремясь заполнить вакуум. И Белая Королева, считавшая себя исключением, однажды вынуждена была подчиниться правилу.
Льды дали трещину после вступления в должность преподавателя. Как бы странно это не прозвучало, но Эмма всегда мечтала о том, чтобы делиться знаниями и помогать найти свое призвание каждому, кто в подобном руководстве нуждался. А еще ей не хотелось, чтобы юные мутанты проходили через то же, что пришлось выносить ей – все эти насквозь пропитанное лживым сочувствия и фальшивой обеспокоенностью вопросы, ответы на которые никого не интересовали, головные боли, обмороки, слезы, насмешки и раздражение окружавших. И в тот единственный раз, когда она попыталась исправить то, что считала несправедливым, все закончилось печально, сделав льды крепче и холоднее прежнего. Пустота же вновь зияла черной дырой, грозившей поглотить все и вся. Фрост сбежала, куда глаза глядели, остановиться и взять себя в руки смогла только спустя год. Тогда она поклялась никогда больше не брать на себя ответственность за кого-то кроме себя самой. И в то же время прекрасно понимала, что однажды эту клятву придется нарушить. Конечно, она все еще слишком молода, чтобы принимать неотвратимость судьбы и злого рока, но живет уже достаточно, чтобы начать верить в карму. И может сказать, что успела убедиться в одной простой истине: карма стерва, только если ты – тоже.
Обмен любезностями и угрозами, вызвавший у женщины лишь едва слышный усталый вздох и очередной подавленный порыв захлопнуть дверь, дабы вернуться к документам, наконец-то подошел к концу. Незнакомец от начала до конца, в деталях поведал ей историю, которая привела его в особняк в Уэстчестере вообще и к Белой Королеве в частности. По окончании монолога, мужчина взглянул ей в глаза. Эмма мгновенно поняла, что смотрит в бездну и что бездна начинает смотреть в неё. Кто бы что ни говорил о её выдержке, но обрабатывать информацию, касающуюся причин и следствий при таких обстоятельствах неимоверно сложно. Исходные данные собираются в единую картину в разы медленнее, чем обычно, мысли расползаются, а ухватить их и заставить выстроиться цепочкой удается далеко не сразу.
«Ты возвращаешься ко времени, когда для тебя все только-только началось», – думается женщине. Как жаль, что в этом мире ни черта не меняется. Возможно. взглянув в зеркало, она увидит лишь испуганную девочку тринадцати с половиной лет, в голубых глазах которой застыли испуг и непонимание происходящего. Как ей вообще в голову пришло, ей, одному из сильнейших телепатов на планете, хозяйке собственного и весьма успешного промышленного конгломерата, наконец, Белой Королеве клуба адского пламени, будто та робкая и застенчивая юная леди осталась в прошлом? Её удалось спрятать (стоило признать весьма успешно) за циничностью, жестокостью, стервозностью и прочими прелестями, как в прямом, так и в переносном смысле. Вот только ширма только что была разрушена до основания.
Эмма разворачивается навстречу спускающейся по лестнице Ороро и телепатически просит её убрать документы под грифом «Совершено секретно» подальше от чужих глаз, желательно сильно подальше, желательно в сейф, если таковой в особняке имеется. Также она извещает Монро о том, что решила срочно проветриться, подышать свежим воздухом и для этой цели она берет X-Jet. Шторм воинственно скрещивает руки на груди и грозит весьма и весьма нелетной погодой, если телепатка не соизволит объясниться, но белокурое создание лишь беззаботно отмахивается, бросая, что соскучилась по видам одного озера, откуда всем им недавно пришлось скоропостижно эвакуироваться. Созерцание безмятежной водной глади, говорят, очень полезно для мозговой активности. По крайней мере, хуже уж точно не будет, потому что хуже уже просто некуда. И нет, разумеется, она не будет рисковать понапрасну единственным в своем роде транспортным средством, способным летать со сверхзвуковой скоростью, это же детище профессора и Хэнка, Фрост даже помыслить не может о том, чтобы повергнуть их сердца такому испытанию. Всему есть предел, даже её чудовищности. Да, конечно, она свяжется с Монро как только доберется до места и будет информировать её обо всем, что может представлять для них интерес. Ороро не спеши давать свое согласие, и Белой Королеве приходится воспользоваться одним очень грязным приемом и громко подумать о том, что Чарльз бы ей доверился. Шторм напоминает, что у неё все еще есть возможность сбить самолет в воздухе и вежливо просит вернуться к вечеру. Что ж, можно считать, что они договорились.
— Могу Вас подбросить, — произносит телепатка, переступая порог и выходя на улицу. Путь до ангара обещает показаться очень долгим. — Дамба разрушена, так что придется садиться на берегу, больше негде. Бобби, — окликает юношу Фрост. — Мисс Монро просила помочь ей на уроке у младшей группы, — нужно было разбить неразлучную троицу, дабы те не решили последовать за ней. Все трое уже поняли, куда направляется Белая Королева (туда вела только одна дорога, которой и следовала Эмма), и вполне могли бы увязаться за ней. Но только не когда один из компании в плену бдительной Ороро. Айсмен покорно кивает и отправляется ассистировать на занятии.
— Сюда, — произносит женщина, увлекая за собой незнакомца. — Не расслышала Вашего имени, кстати, — поднимаясь по трапу, роняет она.

+1

8

Еще никогда Питер не желал так удержать ускользающий сквозь пальцы день. Времени очень мало. Верно ведь? Откуда такая уверенность? Снова клок колких вопросов давит на рассудок, врезаясь ржавым жалом в самую глубь сознания, пронизывая насквозь. Нужно успеть. Беспокойные сигналы подобно едва различимому посланию отбивают свой неспокойный ритм, слова, десятки таких знакомых слов, и нет ни капли смысла. Видения, снова отголоски подсознания пытаются заявить о себе, о том, что где-то глубоко еще теплится жизнь. Десятки образов кружат безудержным вихрем, встают тенями перед глазами, чтобы спустя мгновение рассыпаться в прах. Холодный ветер настоящего тихим воем унесет на своих волнах пыль воспоминаний, чтобы оставить за собой кромешную мглу. Пустоту. Стрелки часов бьют по вискам тяжелыми ударами. Каждый удар словно выстрел. Ровный. Точный. Нужно успеть. Бежать, сейчас, немедля. Слишком мало времени. Стрелки часов в унисон с эхом сердца отбивают тяжелые дроби, и кажется, острые указатели вращаются быстрее. Нужно успеть. Нужно. Успеть.
Вырывая собственное дыхание из пелены тяжких мыслей, Тодд, пытается фокусировать своё внимание на чем-либо другом, неважно на чем, лишь бы ухватиться за тонкую грань реальности. Отступить прочь. На мгновение. Это удается лишь тогда, как голос Эммы Фрост тихим оттенком буквально отталкивает серую пелену. Разум всё еще будоражит, но, уже легче. Гораздо. Достаточно секунды, чтобы плотно закрыть веки, тихо вдыхая приятную прохладу, неторопливо очистить рассудок от таких ненужных в эту минуту мыслей. Питер насильно заставляет мозг работать, толкая тяжелые шестерни механизма. Глубоко внутри всё-еще бушует шторм, рвущий своими волнами стенающее сознание. Чёрный обелиск естества содрогается, тихим треском поддаваясь натиску эмоций. Щелчок. Тугая пружина натянута до предела и вот-вот стальной поршень ударит по капсуле наполненной порохом неистовой злобы. Властная ладонь отлаживает оружие в дальний угол. Еще не пришло время. Десять секунд… Мысли формируются в ровную цепь, звено каждой – действие. Девять. Буря эмоций утихает и снова над неприступным фортом сознания трепещет знамя. Восемь. Каждое чужое воспоминание станет пулей. Семь. Вслушиваться в чужой голос. Шесть. Запереть на замок беснующую ненависть. Пять. Ладонь машинально тянется вниз, поднять с дощатых преступней плотную сумку. Четыре. Следовать за женщиной, не упуская из виду чужие взгляды… Три. Переключить внимание на странного вида самолёт… летательный аппарат, по внешнему виду напоминающий штурмовик «Чёрный Дрозд»… Две секунды. Женщина что-то говорит. Она спрашивает имя. Когда цепь замыкается, Тодд, словно пробуждаясь ото сна тихо выдыхает, будто сбрасывая с плеч незримый полог уже долгое время тяжким бременем давящий на сознание. Одна секунда…
- Джейсон… - Имя срывается тихим звуком с пересохших губ, едва слышным звуком, достаточно различимым, чтобы Белая Королева не утруждала себя просьбой повториться. Когда тихо вздыхающие шипением торсионы подымут тяжелый трап, грозное тело стальной птицы, подчиняясь командам Эммы Фрост, медленно оторвётся от земли. Сквозь широкие окна, Питер с неким сожалением провожал взглядом аккуратные дома, мирно дремлющие в объятиях вековечных дубов. Что-то внутри подсказывало, что он сюда больше не вернётся, никогда.
Джейсон достал из внутреннего кармана мобильный телефон, и пока Белая Королева вводила координаты на панели управления, принялся набирать сообщение…
- мне нужна броня и боеприпасы, много…
- насколько много? Может, тебе понадобится помощь?
- очень много, взрывчатка, разрывные, осколочные. Всё, что есть. Я справлюсь, Рой… Мне нужно, чтобы ты оставался в Готэме, это важно. Когда я прибуду на место высадки, сброшу координаты для «Клинка»… - отправляя гаджет обратно во внутренний карман куртки, Джейсон тихо вздохнул, опрокидывая многострадальную голову на спинку кресла. И казалось, мужчина даже пытался задремать, что выходило, откровенно говоря, неудачно… Когда механический голос оповестил о месте прибытия, Питер машинально нажал клавишу на боковой стороне мобильного. Сигнал отправлен, а значит «Клинок» уже в пути. Тамаранскому штурмовику не нужен пилот, чтобы достичь цели или вести бой в воздухе, инопланетная технология наделила металлическую птицу искусственным интеллектом, опережающим земные в развитие не на один десяток лет…
Крылатая машина едва слышно опустилась на заснеженную пустошь у замерзшего озера. Неспокойная метель встретила незваных гостей тихим стоном. Чернеющие от времени и холода стволы деревьев неестественно склонили свои ветви к земле, что-то заставило древние леса приклониться. Казалось, в воздухе витало присутствие неведомой силы, чудовищной, леденящей кровь.
- мисс Фрост, нам нужно подождать… - отворачивая ворот кожаной куртки, Тодд уже жалел, что не прихватил с собой хотя-бы маску. Холодный ветер обжигающе касался своими мягкими ладонями кожи, заставляя содрогаться всё тело. Едва слышный писк сигнализатора дал знать, что боевая машина будет скоро. Прочитав сообщение от Харпера «двадцать минут, загрузил всё что мог и не мог. Ты мой должник» Джейсон выставил режим «радиомолчания».
- что это за место? – пока было время, Питер решил, что всё же пора ему узнать от Белой Королевы лично, почему именно она, и никто другой должна была привести за ответами к заброшенной дамбе.

Отредактировано Jason Todd (Пн, 30 Янв 2017 14:19:14)

+1

9

Звук произнесенного имени подобен щелчку кнута. Джейсон. Еще один. Словно того, что Люди Икс отправили в преисподнюю было недостаточно. В далекие шестидесятые, спустя некоторое время после того, как Эмма пополнила своей скромной персоной ряды Братства, она поинтересовалась у его основателя и предводителя, не стоит ли им рекрутировать сына Уильяма, который уже в те времена содержался на одной из военных баз, которой предстояло стать их целью. Тогда Магнето ответил, что Джейсон – забота Чарльза Ксавье. Этот довольно странный пакт о ненападении вызывал недоумение (а у кое-кого из подельников и вовсе иронию), но спорить или показывать своё истинное отношение к происходящему Фрост, разумеется, не стала. Время все расставило на свои места, и при случае телепатка напомнит Магнусу об этом эпизоде и не преминет позанудствовать на тему «яжеговорила». А пока можно насладиться собственной паранойей, что услужливо подбрасывает отнюдь не радужные картины возможного/происходящего. Или попытаться обуздать устремившиеся в очень опасном направлении мысли. Конечно, она может находиться в плену сотканных Страйкером младшим иллюзий и занята сейчас чем-нибудь очень и очень зловредным (впрочем, скорее всего все так плохо, Чарльз ведь любезно поделился информацией относительно поистине непередаваемых ощущений, которым его подверг бывший ученик и уверил, что Джейсон не допускает до жертв мыслей о подвохе, он вообще не позволяет им задумываться над происходящим, лишь продавливает собственную волю и заставляет оную исполнять). Вот только что для неё хуже, отнюдь не радужная реальность или морок Страйкера младшего, Белая Королева вот так с ходу не ответит.
Щелкнули тумблеры, пальцы порхали по приборной панели, пробуждая двигатели Икс-Джета от сна, и спустя мгновение самолет отрывается от земли и взмывает вверх. Откровенно говоря, женщина, машинальными движениями приводившая Икс-Джет в движение, не была уверена, что Ороро позволит этому случиться и ожидала заклинившие створки теннисного корта, который под собой скрывал ангар, или отсутствие топлива, или, чем Апокалипсис не шутит, ураган. Шторм отправляется телепатическое «Спасибо за доверие», а также краткое объяснения альтруистических порывов мистер Дрейка. Монро обещает не спускать со означенных студентов глаз. Фрост не удерживается от совета посадить все троих на цепь, желательно из адамантия. Куда Ороро предложит ей последовать с такими инициативами, мисс Фрост уже не слышит, благоразумно прерывая контакт. У неё итак немного времени дабы собраться с мыслями и залатать бреши в самообладании.
«Сосредоточься», — говорит она себе. Если она решит оплакать прошлое, это может дурно сказаться на будущем, а еще на макияже. И первое, и уж те более второе, неуместно. Вот так легко и непринужденно расчетливость в который раз берет своё. Эмма могла с уверенностью сказать, что гордится этим своим качеством, позволявшим особенно ловко и с пользой для себя провернуть какое-нибудь сомнительное с точки зрения закона и морали предприятие. В этом – вся её сущность, выраженная даже во вторичной мутации – способности трансформировать клетки тела в органический алмаз. Отгородившись от эмоций, Белая Королева могла мыслить ясно и рационально. Фрост насквозь пропитана расчетливостью, и последняя почти всегда берет верх над в общем-то мутанту ненужной человечностью. Ментальные блоки, чистка сознания – все это не даст слететь с катушек. Все-таки рефлексы у хищников срабатывают стократ быстрее, нежели у прочих животных, даже таких, казалось бы, развитых, как человек. Защитные механизмы включаются на полную мощность, скорее инстинктивно, нежели сознательно. Переключатель щелкнул, она могла поклясться, что слышала этот звук. Ненавидеть себя за то, что нашла его таким сладостным и желанным, можно будет чуть позже. А пока нужно посадить самолет, что не так-то легко учитывая разыгравшуюся на озере метель. Справившись с Икс-Джетом, женщина вновь связывается с Ороро, передавая ей координаты их местонахождения, а также просит подсобить с погодой, не отличавшейся приветливостью.
— Мисс Фрост, нам нужно подождать… — мужчина пытается справиться с воротом кожаной куртки и защититься от пробирающего до костей ледяного ветра. Телепатка кивает и в следующее мгновение покрывается алмазной броней. Не то, чтобы ей было холодно, с такой как у неё фамилией он попросту не возьмет. Видимо, она предчувствовала и второй вопрос, который задаст мужчина, видевший это место лишь в своих мыслях и никогда не бывавший здесь, и на который отвечать стоило без лишних сантиментов.
— Озеро Алкали, — слетает с алмазных губ. — Внутри дамбы располагалась секретная база полковника Уильяма Страйкера. Ему очень не нравились мутанты, — для женщины это слово всегда звучало комплиментом. Она была весьма довольна тем, что дала ей природа, комплексы же тех, кого оной было угодно обделить, интересовали мало, — в особенности тот, кому не повезло родиться его сыном. Это место, где полковник планировал гибель для каждого мутанта на земле. И ему почти удалось задуманное. Почти, — небрежный жест кистью в сторону затопленной дамбы, свидетельствующей о том, что в плане образовалась брешь. В которую хлынули тонны воды и погребли под собой все и вся. По крайней мере, на то было очень похоже до сего дня. — Его сына звали Джейсон, — зачем-то добавляет Белая Королева. — Как и его отец, он мертв. Озеро стало их могилой.

+1

10

Сквозь белоснежную пелену видны серые призраки разрушенного монолита, некогда служившего щитом. Уродливые металлические конструкции каркаса застыли в ужасающих позах, и казалось, что в этих железных фигурах теплится жизнь, сокрытая где-то глубоко, страшащаяся явить себя. Джейсон ощущал у самых висков леденящее кровь дыхание смерти. Присутствие костяной владычицы витало в воздухе, подобно неспокойному фантому, всё еще блуждающему средь мёртвых лесов. Сквозь вой неприветливого ветра слышны голоса, тихие, гулкие, утопающие в пустоте, тающие во мраке. Смерть всё еще здесь. Под каждым разбитым камнем, клоком вырванных кореньев, мгле мрачных бетонных стен.
Уже не обращая внимая на жалящий холод, Питер сделал несколько неосторожных шагов вперёд и тут же остановился. Почувствовав едва ощутимый треск под стопами, Тодд перевёл взгляд на острые зубья зимних кристаллов, которые своей формой напоминали пасть. Ореол озера был намного дальше, а значит, тонкая мембрана льда образовалась непроизвольно. Крушение дамбы привело к тому, что озеро увеличило свои пределы, ширясь в километры. Благо Тодд и Эмма Фрост прибыли сюда по воздуху.
- мутанты… - незвучно повторил слова женщины Питер, притупив взгляд на бесформенном куске металла, лежащем в нескольких шагах от самолёта. Разрушенная техника? Нужно было осмотреться, и пока они ожидали, Джейсон, выравниваясь в полный рост, двинулся к груде изуродованного железа. Осторожно обхаживая массивное стальное тело, взваленное на бок, Питер узнал в изорванном железном гиганте армейский вертолёт. Такие машины использовали для перевозки тяжелых грузов. Мощный повелитель воздушного пространства уже долгое время гнил в заснеженных краях, безмолвно склонив обломленные винты над белоснежным ковром.
Возвращаясь к Эмме Фрост, Джейсон услышал уже знакомый сигнал коммуникатора. Пять минут, еще пять минут, мысленно ответил себе Тодд, подходя ближе к стальной птице. Еще до того как отойти, Джейсон заметил как изменилась внешность спутницы. Её кожа. Теперь она была похожа на хрустальную статую. Мисс Фрост смогла удивить линчевателя, покрыв кожу кристальной мембраной. Снежная Королева воплоти, подумал про себя Питер, невольно усмехаясь. Вблизи послышался тихий гул реактивных двигателей и уже спустя мгновение, искажая своим массивным телом пространство, появился «Клинок». Используя режим мимикрии, штурмовой челнок плавно совершил посадку, являя себя во всей своей смертоносной красе.
- очень долго… - в голос произнёс Джейсон, спешно забираясь по трапу внутрь корабля.
- двадцать минут, сорок секунд. Незначительная задержка вызвана погодными условиями. Что-нибудь еще, Джейсон? – равнодушный девичий голос отчетливо доносился из коммуникатора. Искусственный интеллект был почти идеален, но, ему всё еще не хватало присущих человеку эмоций.
- просканируй периметр… - но на запрос Питера, механизм лишь лаконично констатировал «периметр пуст». Тогда откуда это колкое чувство, словно кто-то пристально наблюдает. Неведомое ощущение присутствия появилось незадолго до прилёта «Клинка». Колпак разберётся с этим, найдёт причину беспокойства, но не сейчас.
Рой не врал. Здесь было всё необходимое, для того чтобы развязать войну в малом селении. Экспериментальное оружие, разработки которым не довелось вернуться из засекреченных подвалов НАСА, благополучно утерянных где-то по пути к военизированным структурам, снаряжение из разных уголков планеты, нелегальное, возможно даже по бумагам официально уничтоженное. Всё это и многое другое Харпер укомплектовал в тщательном порядке, не позабыв приготовить броню Аркхэма…
- там где технология бессильна… - осторожно ступая перед собой, Питер проверил предохранитель Tavor-а. Оказавшись в двух шагах от Белой Королевы, мужчина устремил внимание тепловых визоров в сторону разрушенной дороги, по которой, кажется не так давно проехал тяжело груженый транспорт:
- следует довериться предчувствиям… - искаженный механический голос, доносящийся из-за забрала футуристического вида маски, разносился тихим шумом, мгновенно рассыпаясь под гнётом холодной мглы. Теперь Питер узнавал образы из обрывков памяти, эти массивные каменные конструкции, которые должны были рухнуть, всё еще стояли, и в чём Джейсон был уверен, таили в себе скрытую угрозу.
- леди Фрост, всё, что мне было нужно – узнать местонахождение этого места, теперь, Вас здесь ничего не держит… - Надеялся ли Тодд на то, что Эмма Фрост отступит? Нет. Был ли уверен в том, что Белая Королева сможет убить человека, не раздумывая? Да. В её глазах играла не просто ненависть, а чистейшее призрение, клокочущее контрастными оттенками гнева. Еще тогда, в Уэстчестере, на пороге особняка, Питер был уверен, что женщина вывернет его рассудок наизнанку и заточит навсегда в бренном теле лишь пустым напоминанием. Возможно, в другой ситуации так и случилось бы, но не в этот раз.
- если Вы останетесь, я попрошу лишь об одном… - на мгновение умолкнув, Тодд вновь услышал тихий детский плачь, едва слышными отголосками звучащий в голове. Ствол штурмовой винтовки плавно вздымался над землей, устремляясь в сторону следов на дороге:
- укажите куда стрелять…
Я не знаю, что происходит. Не понимаю. Такое ощущение, будто всё внутри меня горит адским пламенем, а каждая моя попытка взять контроль над собой, лишь заставляет этот огонь разгораться всё больше. Теперь, когда в моей голове чёртов сонм чужих воспоминаний, моё чёртово сознание жаждет лишь одного – убить их всех, всё равно кем являются люди ответственные за смерти детей. Нет, я не желаю войны. Я просто выжгу это место дотла...

[AVA]http://se.uploads.ru/t/6j0Vv.jpg[/AVA]

Отредактировано Jason Todd (Ср, 15 Фев 2017 19:50:58)

+1

11

Она уже видела эти холодные контуры будущего, теперь уже настоящего, со времени крушения дамбы, внимательный взгляд голубых глаз пристально следил за меняющимся пейзажем, который постепенно, но неумолимо обретал очертания вот этих вот погребенных под толщей льда и снега руин. Пусть стемнеть еще не успело, но диск солнца, равнодушно смотревший с небес на попытки двух существ выяснить что здесь собственно происходит, почему-то казался остывшим. Сменись здесь и сейчас время года, на озере Алкали зима осталась бы владычицей – невозмутимой, холодной и бесстрастной. Как и она сама. Вот и чертов ответ. Стайкер, кажется, усвоил уроки, которые так и не смог выучить, Траск и не погнушался использовать трюк, удавшийся Белой Королеве в семидесятых. Да, она и как и эта база, когда-то была разрушена, но далеко не уничтожена. Алмазная форма, в которой большую часть времени Фрост пребывала во время своего заточения, делала её почти неразрушимой. Почти. Выяснили это, как водится, опытным путем. Три недели её сначала пытались вынудить сбросить броню, а в следующие семь недель искали способ хотя бы царапину оставить. Все это время женщина испытывала терпение недофранкенштейнов, оставаясь при всем при этом совершенно невозмутимой, что, к слову, ученых мужей выводило из себя гораздо больше, нежели невозможность вскрыть её, словно консервную банку. Эмма понимала, что подобные поединки выигрываются тем, кто сохраняет самообладание, при всем при этом просчитывая собственные шаги на два-три хода вперед, силой же здесь не решить ничего. Можно обладать разрушительной мощью, но позволить гневу направлять её значит умереть очень глупой смертью. Зато скорее всего быстрой. Наверняка таковой же посчитали её «гибель». Фрост точно не знала, кому именно пришла в голову гениальная мысль просканировать бриллиантовую структуру и найти в ней уязвимое место, но почти не сомневалась, что интеллектом пожелал блеснуть именно сотрудничавший в то время с Боливардом Уильям Старйкер. Несколько часов спустя лабораторию огласил серебристый звон, знаменовавший, что цель наконец-то достигнута и алмазная статуя разбита на тысячи осколков. Белая Королева успела перенести свое сознание в другое тело, совсем еще юную девушку, которой тоже не повезло попасть в руки Траск Индастриз. Побег из злодейской цитадели получился весьма эффектным, чуть позже удалось даже вернуться в собственное тело. Блестящий план, который судя по всему послужил вдохновением для следующего поколения мутантоненавистников. Пора потребовать авторских отчислений за такой наглый плагиат. С процентами. Очень большими процентами.
Лед трещит под чужими шагами, в иней обращаются буквы, сложившиеся в слово «мутанты», колкими снежинками с неба осыпался чуть слышный гул реактивных двигателей. Судя по тому, что спутник её прескопокойно направился в сторону стального чудовища, прибыли не по душу двух странных существ, которые вот-вот рискуют оказаться не в том месте и не в то время, а всего лишь его снаряжение. И оружие. Много оружия. Наверняка беспилотник (или чем по факту являлось это чудо враждебной техники) недоумевал, зачем его нагрузили таким количеством  экипировки и амуниции и велели доставить оные сюда, в местность, которая по результатам сканирования  казалась необитаемой. Что ж, практика показывает – если все слишком упорно твердят, будто здесь не на что смотреть, стоит взглянуть на все как можно более внимательно. Можно не сомневаться, что отыщется много чего интересного.
— Там где технология бессильна…следует довериться предчувствиям… — пусть вокодеры и искажают голос мужчины, делая его механическим, бездушным, вот только обещание разрушить злодейскую цитадель до основания, Эмма прекрасно слышит.  Потому и не бросает нечто вроде «Откуда мне знать, что Вам можно доверить такую ответственную миссию?» (что было бы весьма в стиле Белой Королевы), когда Джейсон говорит, что свою работу она выполнила, теперь её здесь больше ничего не держит, и она может отправляться на все четыре стороны. Женщина предпочитает смолчать, учитывая, что в общем-то их обоих здесь ничего не держит. Стоит ли играть в благородство, если они обречены в него не играть, но быть теми, кем им так претит быть? — Если Вы останетесь, я попрошу лишь об одном… укажите куда стрелять…
— В тех, кто будет стрелять в Вас, — роняет Белая Королева, отправляясь вслед за мужчиной. Ей это кажется очевидным. Впрочем, даже это возможно не понадобится. Во-первых, как только ей вновь будут доступны телепатические способности, она может просто выжечь мозги всем, кто отважится взять её на мушку. А во-вторых, опыт показывает, что достаточно разгромить что-нибудь жизненно важное для функционирования объекта, после чего смотреть за эффектом домино на безопасном расстоянии. Не так давно Джин Грей справилась с этой задачей на отлично, даже Эмма оказалась впечатлена и не удержалась от похвалы. Возможно, мисс Фрост даже осенило бы и третьим пунктом, вот только не сложилось. До сих пор под ногами двоих спутников потрескивал лед, но последние два шага явно были сделаны по другой поверхности. Она точно также была покрыта тонким ледяным покровом, но под ним было нечто иное. Увы, в том, насколько верны были догадки Белой Королевы, пришлось убедиться самым неприятным способом. Металлические створки под их ногами разъезжаются, а Джейсон и Эмма падают вниз. Полет длился недолго, и закончился не так печально, как мог бы. Телепатка сбрасывает алмазную броню и телепатически сканирует периметр.
— Здесь никого нет. Я не чувствую ничьих мыслей по близости, — произносит Фрост, поднимаясь с бетонного пола. Видимо, им не повезло активировать один из защитных механизмов, работающих в автоматическом режиме. Но времени у них не так много. Довольно скоро сработавшую ловушку захотят проверить…

+1

12

- это меня и беспокоит… - едва ощутив под собой твёрдую поверхность, тело машинально сгруппировалось, принимая оборонительную стойку. Безрезультатно искать за толстым слоем бетона и стали цель, далеко не самое приятное занятие. Джейсон тихо выругался, крепко сжимая ладонью рукоять штурмовой винтовки. Он должен был предвидеть подобное, должен был ожидать любого удара со спины. Но, в ту самую минуту, когда твердь под ногами превратилась в ловушку, мысли Тодда беспорядочно бились о стенки разума. Нутро неистово вопило, вторя судорожно отбивающему дроби сердцу. Нет, такого не может быть. Ни единой души. Никого? Тогда почему каждая молекула в теле ведёт себя так, словно вот-вот чья-то рука в тени спустит курок?
- мисс Фрост, эти дети, они ведь телепаты… верно? – но завершить собственную мысль Джейсон так и не смог, когда глухие удары механизмов привели гидравлические опоры в действие. Стальные двери, покрытые толстым слоем бетона, которые могли ранее блокировать шлюзы, открыли проход в тоннель… переключая визоры в режим ночного видения, Джейсон был готов к тому, что могло выйти с той стороны преграды. Каждый мускул напряжен до предела и казалось, в ту самую минуту, даже воздух вокруг стал тяжелее.
- что-то не так, что-то не так, что-то не так… - мысленно повторял мужчина, удерживая на прицеле проход, но тоннели арочной крепи протяженностью в несколько десятков метров были пусты… Вскользь бросив взгляд на Белую Королеву, Питер неуверенно шагнул вперёд. Что-то будто отталкивало его. И это что-то внутри, здесь, повсюду. Вокруг.
   Необъяснимое чувство страха играло неслышным дребезжанием по перетянутым струнам беспокойства. Это трудно было объяснить. Джейсон всё еще пытался столкнуть причину на недавнее потрясение, но это был самообман. Питер попросту желал отвлечь себя, отрешиться на мгновение от неспокойных мыслей, которые так мешают сфокусироваться. Он так делал всегда, и сейчас, стоило выжать из рассудка всю волю до последней капли. Неторопливо шагая под своды едва освещенного коридора, Тодд вслушивался в каждый шорох, каждый звук. Оттолкнуть мысли прочь. Шаг за шагом, фигура в тёмной броне и камуфляже продвигается вперёд. Заставить рассудок молчать. На мгновение. Считать шаги. Первый десяток шагов, странный глубокий шум слева, скорее отдающийся слабо ощутимым шлейфом. Знакомый звук, и снова приходится заглянуть в архивы памяти, чтобы откопать среди мусора нужное. Генераторы. Освещение. Еще десять шагов отозвались настораживающей тишиной.
- спокойно Тодд, мы уже это проходили – каждый шаг даётся всё труднее. Кто-то, отмеряя тяжёлым взглядом, наблюдает за ним. И за женщиной. Одного лишь мгновения хватило, чтобы Джейсон судорожно встрепенулся от неведомо скользнувшего в рассудке осознания. Хотел-бы Колпак узнать от мисс Фрост больше о Джейсоне Страйкере, о его прошлом, обо всех, кто как-либо связан с этим мрачным местом, только внутренне чувство убеждало - «не сейчас». Выдох, вдох. Удерживать рассудок равносильно, что сжимать в ладони раскаленные угли и улыбаться. «Не сейчас», снова звучит в голове мужчины. Это не его мысли…
   Доля секунды, когда палец уверенно ложится на курок, доли секунды хватает, чтобы зрение уловило через оптику силуэт, лишь доля секунды, чтобы судорожно одернуть палец обратно, едва не захлёбываясь от накатывающего к вискам жара. Сердце бешено бьёт под толщей брони, и в ту самую секунду, хочется закричать в никуда…
   Это ощущение. Оно как медленный яд растекается по моим венам. Я чувствую, как боль скользит под кожей, медленно растворяясь в крови. Подсознание как сломанный механизм, отдаёт хрипами, все мои попытки очистить разум от ненужных мыслей лишь ускоряют процесс и вот, уже противно знакомый привкус страха подступает к горлу тяжёлым комом. Продолжать отпираться, вытолкнуть это прочь. Вырвать к чёртовой матери. Мой взгляд устремлён на фигуру в конце коридора. Моё оружие направлено… на ребёнка…
   Девочка возрастом восьми лет, в тонкой ночной рубашке до колен стоит у стены, пристально всматриваясь в человека скрывающего лицо под бронированной маской. Это она наблюдала, почему-то Питер знает это.
- потому-что Он попросил меня помочь войти – и вновь ничего не понимая, Колпак лишь весьма неуверенно опускает своё оружие, не вымолвив и слова.
- ты уже чувствуешь прикосновение к своему разуму, мы не сможем долго удерживать Его… - удерживать, кого и кто просил помощи? Мысли вновь беспорядочным роем кружат в голове, снова вопросы: 
- успокойся, так, ты делаешь только хуже… - дитя зажмурила веки, обхватив белокурую головку хрупкими ладонями, её призрачный голос звучал подобно тихому звону колокольчика, осыпаясь тающим в пустоте эхом. Она была напугана. Откинув забрало маски вверх, Питер постарался улыбнуться, что далось очень с трудом.
- мы не знакомы, но, я кажется уже видел тебя в своих видениях. Ты подружка Джейсона, верно? – в ответ на слова мужчины, миниатюрное создание с огромными зелёным глазами едва кивнула головой:
- вот и отлично, я нашёл мисс… - когда Колпак обернулся через плечо чтобы указать на свою спутницу, то увидел, что женщина застыла, как кадр старой киноленты:
- Фрост…
- леди поможет тебе, но, Он не даст ей возможности слышать нас, чувствовать нас… даже сейчас, нам говорить с тобой слишком опасно. Идите вглубь, там вы найдете ответы. И опасайтесь змей… - снова это чувство, будто выныриваешь на поверхность, пробыв под водой достаточно долго. Жадно хватать воздух ртом, удержаться на ногах. Выдох. Вдох. Вдох…
Чувство страха рассеялось, словно его и не было. Тодд на мгновение умолк. Опасаться змей, что это могло значить?
- Мисс Фрост, здесь, кто-то не желает, чтобы вы пользовались своими способностями, есть преимущество, этот "кто-то" манипулировать вами не может. – если дети не могли говорить с Эммой Фрост, это не значило, что Питер не мог дать возможности прочесть женщине свои мысли:
- но вы можете использовать свой дар на мне…
 
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/K8fwY.jpg[/AVA]

Отредактировано Jason Todd (Вс, 19 Мар 2017 23:39:18)

0

13

Эмма недолюбливала магию, потому что та была непредсказуема. К слову, ровно по той же причине, отношения между Белой Королевой и Джин Грей на протяжении весьма долгого времени оставались именно такими, какими были. Однако, даже больше обстоятельств непредвиденных, телепатка совершенно не жаловала весьма скверное по её мнение явление – повторяемость, которую мисс Фрост считала ничем иным, как остановкой в развитии. Поскольку сама она принадлежала к следующему витку эволюции, и являя собой сам факт того, что природа не стоит на месте, к чувству, именуемому «дежа-вю» питала самую искреннюю неприязнь. Однако, означенное ощущение, как видно, не было извещено о том, что ему не следует беспокоить белокурое создание с задумчивым взглядом, и осмелилось явиться к ней во всем своем великолепии. Ибо вот уже второй раз, да притом на том же самом месте, её умудряется провести нечто, об истинных мотивах и масштабах которого, она не имеет ни малейшего представления. Ей не нравится эта неопределенность, но рассеять её мог бы лишь тот, кому хватило наглости организовать эту встречу. Однако, по собственному опыту, женщина знала, что кукловоды и серые кардиналы не любят светиться лишний раз и появляются на сцене только когда захотят того сами. Обычно для изложения своих требований и иногда поведав занимательную предысторию, которая спровоцировала собрание определенного круга лиц в определенном месте в определенное время. Но иногда причиной бывает банальное физическое устранение.
— Хотела бы я знать, — роняет женщина. У неё действительно нет ответов. Конечно, можно было бы сочинить какую-нибудь страшилку, но, как и в других подобных ситуациях, правда была гораздо страшнее, нежели любой вымысел. Потому что дети, которых держат здесь, могут быть кем угодно, само это место — чем угодно, а цели, преследуемые кем-то или чем-то избравшим своей резиденцией разрушенную дамбу на озере Алкалли — какими угодно. И без того достаточно зловеще, не правда ли? Впрочем, не более, чем приглашение проверить, насколько глубока кроличья нора, которое оба визитера решили принять. На этот раз оба следили за своими шагами куда более тщательно, продвигаясь неторопливо и размеренно, подмечая каждую деталь. К слову, одну из них Эмма увидеть не могла, как ни старалась. Когда мужчина остановился и начала с кем-то вести светскую беседу, Белую Королеву настигло еще одно чувство, которое она любила даже меньше, чем дежа-вю. Тот неловкий момент, когда весь мир хихикает у тебя за спиной. Будто всем во Вселенной известен великий космический прикол. Всем, кроме тебя. Что греха таить, Эмма обожала немые сцены и двусмысленные ситуации. Те, что можно припомнить унылыми осенними вечерами, которые принято проводить в компании лишь двух неизменных спутников оных – бокала красного вина и ностальгии. Но только если инициатором оных была она сама.
— Если не хотите до остатка своих дней пускать слюни, я бы не стал лезть ко мне в голову, мисс телепат, — произносит Эмма. Как-то раз она полушутя, полусерьезно попросила убить её, если с очередного задания она вернется с поврежденным мозгом. И что-то ей подсказывало – найдется немало тех, кто наверняка припомнит ей сказанное. Та же Ороро. Или Джин. Или еще кто-нибудь из Людей Икс. — У меня отличная память, как видите. Мне очень хотелось бы, чтобы так оставалось и впредь, — и пусть кожу холодит странного вида металлическая лента, словно бы обмотанная вокруг запястья в несколько рядов (которая и не браслет вовсе, а устройство, увеличивающее её телепатические способности, которое женщина предусмотрительно прихватила, когда они покидали Икс Джет), рисковать здесь и сейчас кажется не самым разумным ходом. Сильно смахивает на лотерею, где мозги проигравшего поджарятся до хрустящей корочки, а выигравшего ждет увлекательное путешествие по злодейской цитадели, откуда он или она могут не выбраться. Блуждать по бетонно-стальному монолиту до скончания веков так себе перспектива. Им нужен третий путь. — Вы сказали, что некто не может мной манипулировать. Но что если я попробую манипулировать им? — в конце концов, разве она не почетная обладательница черный пояса по доведению окружающих до белого каления? — Сможете узнать у Ваших друзей, где здесь место, которого они боятся больше всего? Направления мне будет более чем достаточно.
Оставалось надеяться, что те, с кем говорил Джейсон знают хотя бы стороны света...

+1


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » Ante bellum