Здесь, в хрустальной люстре, дремлют радуги, утра, и полдни - словно молодые реки, неустанно текущие вспять сквозь Время. Луч фонарика разбудил их, и они ожили и затрепетали, и радуги взметнулись среди теней и окрасили их в яркие цвета-в цвет земляники, и винограда, и свежеразрезанного лимона, и в цвет послегрозового неба, когда ветер только-только разогнал тучи и проглянула синева. А чердачная пыль горела и курилась, как ладан, это горело Время - и оставалось лишь вглядеться в огонь. Только тронь вон те граненые подвески да эти дверные ручки, потяни кисти шнуров, подними вихрь пыли, пока не запорошит тебе глаза пеплом и золой давно погасшего огня - и вот, если сумеешь играть на этом старинном инструменте, если обласкаешь каждую частицу этого теплого и сложного механизма, тогда, - о, тогда!..[c]

Объявления

>23.03.17 Объявляется всеобщая перекличка. Не упусти момент вовремя отметиться!
>06.03.17 Женская халява на весь месяц! Не пропустите!
>20.02.17 Объявляем неделю мужчин! Участвуйте в лотерее и любите друг друга!
>13.02.17 Дарите лучи любви и вдохновения, участвуйте в конкурсах, отправляйте ваши тайные и не очень валентинки!
>06.02.17 Не пропустите новый выпуск новостей, следите за списками и будьте котиками!
>30.01.17 Всем прекрасной недели и лучей вдохновения!
>02.01.17 С Новым Годом вас, дорогие!
>26.12.16 Не пропусти выпуск новостей, а так же участвуй в новогодних конкурсах!
>23.12.16 Смена дизайна! Зарядись новогодним настроением, и не забудь принести его другим)




АдминистрацияУставF.A.Q.РолиНужные
Хочу видеть
Под покровом ночи, сорвавшим ненужные маски, он наконец стал собой. Борджиа. Просто Борджиа. Не архиепископ, не сыном Папы Римского, не будущим главой семьи, но Борджиа. Сыном Ванноццы, братом Лукреции. Мужчиной, чьи чувства не отсекались постулатами или запретами.[c] Cesare Borgia

crossfeeling

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » through the trees


through the trees

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

through the trees
солнечные дни сменяются мрачными неделями моросящего дождя. в серебряном свете луны, что пробивается сквозь темные тучи тихой ночи, город гравити фолз не дремлет, впутывая в свои мистические сети все больше новых чужаков, обязательно вырезав после в душах их новые шрамы сомнений. но хижина тайн до сих про остается пристанищем яркого света надежды, где путник обязательно сыщет защиту ото всех ненастных бед.
[jacob portman | mabel pines | dipper pines]
http://funkyimg.com/i/2oZVW.png http://funkyimg.com/i/2oZVV.png http://funkyimg.com/i/2oZVX.png

Through the trees
I will find you
I will heal the ruins left inside you.

Гравити Фолз рад приветствовать тебя, Джейкоб Портман. Не стоит задерживаться надолго в здешних лесах меж вековых высокоствольных сосен — они хранят в себе кровожадную опасность, от которой не спастись неведающим истинной ценности этого оплата дьявольской чертовщины. Спасение — оно существует, пресекая чудище за кроткий последний миг до финального удара. И оно придет в его лице, спасая и вырывая тебя из когтей костлявой смерти. Но готов ли ты задержаться в этом полном пугающих сверхъестественных аномалий городке больше, чем на день?

+1

2

Бежать. Бежать как можно дальше. Едва успевая дышать, силы на исходе. В горле застрял ком.
Не стоило выходить из петли... знал же, что за ним снова погонятся полицейские.
Мамочка с папочкой очень хотят найти своего сыночка.
Чтобы, мать вашу, снова запихнуть в психушку, из которой он сбежал два года назад, удача повернулась лицом тогда. И он добрался до новой петли мисс Сапсан и своих друзей.
Но Джейкоб не может существовать одним днем. От этого у парня начинается психоз, который время от времени обостряется.
Он не может сидеть на одном месте, сесть на задницу ровно, даже зная, что для него же лучше - оставаться в укрытии. Енох понимал его ощущения - практически сто двадцать лет, в конце концов,  и две петли - дают богатый опыт в плане "день сурка - опасность для психики". Абрахам вон тоже не выдержал.
О'Коннор знает, что Джейкоб вернется. В отличие от Эйба.
Но все равно называет дураком, впрочем, беззлобно, без издевок.
...Но Джейк слишком далеко отъехал от петли. Его поманили новости о появлении невидимого чудовища в Сан-Франциско. Юный Портман был уверен, что это пустота. Было бы глупо верить и надеяться, что все эти создания тогда в Дьявольском Акре - единственные оставшиеся. В конце концов, по рассказам и фотографиям Бентама - у Каула было по меньшей мере две сотни последователей, а то и больше. Часть пустот, конечно, обратились в тварей. Часть убил дедушка. Но все же этих существ еще достаточно бродило по миру, снедаемых диким голодом. Голодом не только до плоти,  но и до душ...
Пустоту Джейкоб действительно обнаружил. Отвадил от семейки людей, явно не синдригасти. Но пустоты жрут всех подряд, даже овец, так что...
Но тут Джейкоба заприметила полиция. Его начали ловить по всему городу, и ему пришлось сесть на рейсовый автобус,  чтобы смыться куда-нибудь в глушь. А до петли, если что, доберется попозже.
Однако "хвост" из полицейских сбрасываться со следа нервного подростка явно не хотел. Сначала Портман решил,  это просто его извечная паранойя, но все же сошел с автобуса незадолго до остановки Гравити Фолз. Он брел по окраине леса, когда услышал лай собак, затем голоса людей и отзвуки раций.
- Тьфу ты, черт бы вас побрал! - прошипел он себе под нос, жалея, что отпустил пустоту и приказал ей отправиться в Дьявольский Акр, вместо того, чтобы оставить рядом с собой. Сейчас она могла бы ему пригодиться...
Он прятался и передвигался как можно тише и осторожен,  но его все-таки засекли и погнались за ним. Надо отдать ему должное, бегал он действительно быстро. Несся меж деревьев на всех парах.
В какой-то момент полиция отстала, потеряв его след, но одна из чертовых собак умудрилась вырвать поводок из руки хозяина, и Джейк услышал ее бешеный лай недалеко от себя.
Джейкоб любил животных. Но иногда он искренне ненавидел собак, вот таких безумных в злости. Ненавидел и боялся.
Сумерки сгущались, и он уже устал бегать по лесу, чуть ли не роняя штаны. Но тут кое-что прервало его бег - он споткнулся обо что-то, возможно - торчавший корень. И покатилась кувырком с холма. В конце этих покатушек парень ощутил острую, безумную боль в правом боку. Едва нащупав рукой пораненное место, он ощутил горячую влагу крови и неровный край рваной дыры в футболке. Под ним лежала палка, на  которую он напоролся. От усталости после долгого бега и от брли сознание стремительно покидало его, но он сумел отшвыпнуть вяло палку и кое-как повернуться на спину.
Перед глазами темнело, а тело охватывали по очереди волны жара и озноба. Не было больше сил совершенно, даже чтобы лержать глаза открытыми. Он боролся с собой и ними, наивно и бессмысленно моргая и пытаясь оставаться в сознании, тяжело дыша.
Похоже, либо его все же настигнет полиция, и он сдохнет в машине скорой помощи... Либо его найдут и сожрут дикие животные. А то и просто нелепо истечет кровью.
Наконец, на этой мысли, сознание полностью покинуло его.

+2

3

Это было всё равно что заблудиться в волшебном лесу, когда, оглянувшись назад, вдруг замечаешь, что тропинка  и с ч е з а е т.
Отвратительный день. Отвратительный во всех смыслах этого слова. Темные кучевые тучи не самого доброго утра сгустились над мистическим Гравити Фолз, скрывая под своей толстой периной яркость золотого проснувшегося солнца, предупреждая жителям города скорое начало прохладного моросящего дождя. Или ливня — здесь уж как решит пошутить над ними какой-нибудь неведомый ранее демон, повелевающий погодой в этом самом проклятом параллельными мирами местечке. Дождь для Диппера Пайнса служил не самым приятным воспоминанием о событиях недельной давности, когда его сестра возомнила себя еще той укротительницей клыкастых оборотней, направившись в одиночный бой с загадочной убийцей местных туристов, рискуя самым настоящим образом нарваться на голодное чудище, когтистая лапа которого вот-вот настигла ее тонкой девичьей шейки, вырывая с громким рыком покрытую свежей кровью сонную артерию. Страшно подумать, что было бы минутами позже, если бы Диппер не ринулся вслед за ней и не принесший в который раз заместо нее в жертву себя. Именно дождь омыл его свежую рану своими холодными каплями плачущих облаков, которая спустя неделю практически зажила, оставляя на ее месте лишь небольшую временную царапинку — спасибо Биллу, постарался. Он не мог залечить Пайнса в один звонкий щелчок своих длинных пальцев, но малая толика силы исцеления все же была до сих пор при нем. В такие моменты Диппер Пайнс ощущает проявление кроткой слабости, с которой ничего не может поделать даже его крепкий светлый разум, которому мог позавидовать даже Стэнфорд в свои молодые годы. Билл словно околдовывает его своими чарами, плавно усыпляет бдительность перед тем, как нанести по нему и его семье свой решающий удар. Дипперу хочется верить в то, что даже такие диктаторы королевского происхождения способны измениться в лучшую сторону, отбрасывая в сторону всю свою напускную грубость и презрение, но сознание пытается сохранить привычную непоколебимость, а излюбленная параноидальность все так же не дает ему покоя. Поэтому Пайнс ненавидит первые осенние дожди — слишком много злых воспоминаний давит ему на грудь своим неподъемным каменным грузом. И они мешают ему жить.

Диппер эти первые осенние недели существует лишь неприметной тенью на деревянных стенах известной хижины в лесу. Еще вчера Мэйбл решается взять небольшой отпуск от своей стези хозяйки хижины чудес, напросившись у Пасифики погостить у нее до конца сентября. Она уверена, что вернется раньше, но чем черт не шутит? Диппер давно заметил нездоровую симпатию со стороны его сестры к этой ныне не очень богатой, но все той же высокомерной стерве, посему мысленно прощается с ней, как минимум, дней на четырнадцать, расписывая в блокноте ленивым почерком планы на ближайшие выходные. Билл все чаще стал проводить времени с дядей Фордом, беря в оборот совершение новой идеи — машины времени. Диппер с удовольствием помог бы старшему Пайнсу в его новых начинаниях, однако тот и близко к изобретению его не подпустил в виду малой подготовки. С самим же Сайфером Диппер виделся от силы пару часов в день, если не еще меньше. Становится даже как-то слишком и непривычно тихо без его раскатистого электрического голоса под боком. Про Стэна и вовсе можно было промолчать — от греха подальше лучше с ним вообще не встречаться, когда дело заходит про дела экономического характера, ибо загрузит его лишней работой однозначно, а Дипперу этого и вовсе не нужно. Совсем не нужно. Пайнсу было слишком одиноко даже в четырех родных стенах вместе со своими родственниками. Гидеон, на нормальное общение с которым Диппер рассчитывал сразу же по переезду в Гравити Фолз, стал и без того слишком нелюдимым, косящим на Пайнса двусмысленными взглядами. Кажется, тот что-то успел прошептать в их случайную последнюю встречу о том, чтобы Диппер не попадался ему на глаза, если не хочет лишиться свои мозгов, преподнесенных на блюдечке самой Пиронике, на что Пайнс лишь усмехнулся, осознавая зарождения новой петли их непримиримой вражды. Гидеону Глифулу по жизни суждено быть предателем — он им до конца своей жизни и останется. У Диппера Пайнса никогда не было шибком широкого круга друзей, которыми могла похвастаться даже его сестра. Да и зачем они — порой это слишком пустая трата времени.

Диппер Пайнс привык к одиночеству. Одиночеству, которая стала крепкой петлей на его шее, неприятно натиравшей тонкую нежную кожу.

Пока дождь не начался, то можно в привычной манере прогуляться по сосновому лесу, вдыхая в легкие свежесть надвигающегося погодного ненастья. Набросить на плечо сумку, бросить туда синюю гелиевую ручку и четвертый дневник, заполненного лишь на малую четверть от общего количества страниц, а затем аккуратно выйти по коридорам к выходу, спускаясь по ступенькам ближе к своему очередному приключению. Его ухода в хижине никто не заметит, поэтому он вправе двинуться в путь без предварительного предупреждения хотя бы кого-нибудь в этом доме, поправив перед этим на своих рукавах синюю толстовку. Что его ждет сегодня? Может, встреча с огромными цветастыми бабочками, поедающих своих недругов пищащих пауков, или же маленькие мантикоры, потирающихся ластительно к ногам, подобно мурчащим котятам? Сумасшедший лес, хранящий в себе сотни еще неразгаданных загадок. Диппер слабо улыбается своим мыслям — это дело ему никогда не надоест. На надоедят и гномы, несколько из которых сейчас буквально пробежали под его ногами с одной части дороги в другую, скрываясь в посеревших от туч кустах. Интересно, как выглядит вечно зеленый в его воспоминаниях Гравити Фолз заснеженной холодной зимой, когда пушистый снег застилается своею пеленой всю местность вокруг?

Привычная тишина леса, изредка прерываемая карканьем двух ворон, была нарушена громкими голосами людей, раздражающем лаем бойцовских собак и шелестом травы. Диппер останавливается, прижимаясь плечом к первой попавшей сосне, стараясь не только разузнать о разделяющих их метрах, но и о том, кто мог сейчас находится в принципе в его лесу. Охотники? Нет, охота в лесах Гравити Фолз была запрещена, если существа не угрожали своей сверхъестественной опасностью местному населению — любое исчезновение одного волшебного вида может повлечь и исчезновение другого. Тогда кто же это мог быть, учитывая тот факт, что под такой погодкой в сосняке массово не разгуляешься? Судя по едва слышным, но все же знакомым голосам — это были шериф Блабс и его драгоценный заместитель Дурланд. Пайнс чуть вздрагивает, когда рядом с ним раздается шуршание травы и тяжелые задыхающиеся вдохи_выдохи — рядом с ним пробежал, судя по всему, человек, и, к счастью для самого же себя, Диппер остается незамеченным за сильным стволом старого дерева. Мало ли, вдруг это какой-либо сбежавший преступник, и сейчас за ним гонится полиция? "Что, черт возьми, сейчас здесь творится?!" Диппер так простоял еще минуты три, пока лай собак и голоса не стихли — чего-чего, а на этих двоих ему натыкаться не хотелось, в виду их излишней любопытностью. Сделав один шаг, затем два, Пайнс ускорился, направившись в ту сторону, куда побежал незнакомец: учитывая нрав Блабса и Дурланда, те могли гоняться и за абсолютно невиновным существом, ставшего всего лишь жертвой вынужденных обстоятельств.

Если бы он не заглянул в тернии холма, услышав в траве тяжелое дыхание, то Диппер и вовсе не нашел молодого парня, потерявшего сознания и истекающего горячей кровью. Впав в ступор на пару секунд, Пайнс тут же бегло спускается по горке к юноше, осев перед ним на одно колено, оглядывая его состояние. Хреново. Все было очень хреново и плохо. На баку красовалась небольшая, но все же значительная рана, которая уже заставила паренька закрыть глаза из-за значительного кровоизлияния. Если не поторопиться, то для него может закончится все весь печально и с летальным исходом. Оставить его здесь умирать одного — значит поступить не по совести. При Диппере не было ничего, что могло бы хоть как-нибудь оказать первую помощь, да и сам в ее оказании он был далеко не профессионалом. До хижины было рукой падать — парень как знал, в какую сторону лучше ему бежать — там же и находилось несколько аптечек на случай чрезвычайной ситуации. Поэтому решительно вздохнув и нахмурив брови, Диппер Пайнс кое-как, но взвалил на себя раненного, не боясь испачкать одежду в его крови. Не впервой уже. Осталось только таки преодолеть путь, пока он сам не повалился от человеческой тяжести на землю — все же телом он не пошел в крепкого Стэнли, увы и ах.

Привычная тишина лесной хижины уже нисколько не удивляет его. Действительно, его краткого отсутствия никто и вовсе не заметил, отчего можно избежать лишних вопросов в сторону. Кое-как взобравшись с бессознательным парнем на второй этаж, Диппер ногой открывает дверь в свою бывшую комнату, укладывая юношу на свою бывшую кровать в другой стороне комнаты — Мэйбл как знала, что такое произойдет, покинула хижину чудес, предоставляя свою комнату пострадавшему. В такие моменты хотелось провозгласить свою сестру пророком и выставлять ее саму же в качестве нового экспоната таинственного музея. Пайнс отдышался, размял плечи, которые до сих пор чуть ныли от такого груза, краем глаза замечая, что его вынужденный гость дышит, и что нельзя терять не минуты более. Покинув комнату рысьей прытью, он возвращается в нее через три минуты, но уже с полной аптечкой медикаментов и перевязочного материала. Первую помощь Пайнс несомненно окажет, но полная поправка будет уже зависеть от самого паренька с бледной от потери крови кожей. И Диппер искренне надеялся на то, что он выкарабкается. Его все же пришлось лишить куртки и темного свитера, обнажая окровавленный торс, бок которого и был крайне пострадавшим в данную секунду времени. Аккуратно протерев кожу от излишек крови, обработав от грязи леса его рану, Пайнс накладывает на живот тугую повязку, останавливая дальнейшее кровоизлияние. Закончив, он встает с края кровати, укрыв незнакомца теплым пледом — в комнате все же было прохладно. Сейчас волновал лишь только один вопрос: когда очнется парень и очнется ли он вообще? Диппер свято надеялся на первый вариант развития событий.

Вот тебе и приключение дня, Диппер Пайнс.

+1

4

...Еще там, в лесу, теряя сознание, Джейкоб мысленно попрощался со всеми и особенно с Енохом. Разумеется. "Прости. Кажется,  в этот раз я не вернусь. Как глупо вышло. Зато тебе не приходится видеть меня таким жалким в очередной раз".
Джейкоб знал, разумеется, что О'Коннор давно привык к его неуклюжести, которая давала кучу синяков [и Портман знал, что Енох считает их завораживающе космическими, хоть и посмеивается над тем, что Джейк вечно собирает углы, тумбочки, дверные косяки, спотыкается,  хотя уже пора бы быть внимательнее, дабы не превращать себя в бог знает что]. Знает, что Енох видел его и с более жуткими ранами и скорее всего, будь он здесь - в общем-то и прощаться бы не надо было. За это О'Коннор щелкнул бы его по лбу или по носу, а потом обработал бы такую нелепую рану, как от палки - в два счета.
Но его здесь не было. Поэтому Джейк из-за своей бестолковости лежит в лесу на мокрой земле под дождем, стремительно теряет кровь и сознание и мысленно несет какую-то унылую пургу.
...Однако когда его находит незнакомый парень - Джейкоб уже без сознания, он даже не чувствует, как его куда-то тащат. Его сознание временно слишком крепко спит.
Поэтому он видит сон. Сон, в котором Оливия будет всплескивать руками, мисс Сапсан - хмуриться и помогать Еноху обработать "боевую" рану, О'Коннор будет хмуриться тоже...
Джейк лишь на секунду приходит в себя, чтобы ощутить запах лекарств, собственной крови, чтобы почувствовать притупленную боль в боку. Чтобы подумать, сто ему все чудится. Но даже если и так...
Находит сил, чтоб на несколько секунд открыть глаза, но перед ними все слишком плывет, чтобы хоть что-то разглядеть.
- Енох?.. - слишком слабо, слишком тихо, наверное, одними губами.
Глаза снова закрываются.  Парень снова проваливается в темное забытье, на этот раз - действительно темное, бкз снов.
Хотя иногда в этом мраке все же проскальзывают смутные картинки из старых кошмаров,  еще из детства. Тени, монстры с щупальцами. Которых, впрочем, Джейк давно научился брать под контроль. Но сейчас неизменно снилось, как это ему не удается,  и пустоты сжирают всех близких, потом берутся за него самого... Иногда во сне проскальзывают и моменты из реально пережитых два года назад приключений. Все самые жуткие и тяжелые моменты.
Джейкоб бредит и борется с собой,  пытаясь вынырнуть из этого состояния,  но он еще слишком слаб. Еще несколько раз он в бессознательном состоянии называет едва слышно О'Коннора по имени. Прежде чем окончательно обессилеть из-за кошмаров и жара. И совсем засыпает, глубоко, на несколько часов - совершенно спокойно, почти не ворочаясь и тяжело дыша...
***
Когда он очнулся более или менее - вокруг совсем темно.
Но он явно не в лесу на земле. Джейк явно ощущает себя на кровати в комнате, которую пока совсем не может рассмотреть. Слишком темно, слишком.
"Меня подобрал егерь?" - пробегает короткая мысль. Ее тут же догоняет и обгоняет другая. "А вдруг - полиция?"
Тогда его, когда ему станет лишь чуть лучше,  упрячут в психушку.
Джейкоб совершенно не хочет в психушку. Лучше уж сдохнуть!..
Движемый диким страхом, Джейк с трудом двигается с места. Чтобы попросту с шумом рухнуть с кровати. И,  конечно же, ушибить и без того многострадальный сегодня бок. Боль из тупой становится острой, заставляя громко охнуть.
Рановато для побегов. Пока что он даже еще хоть немного двинуться с места толком не может больше. Остается лежать на полу и ждать, пялясь в потолок, придет ли к нему кто-то.
И надеяться, что это все же егерь, а не полиция.

+1

5

Говорят, что ночевать вне дома - неприятное занятие. Особенно тогда, когда утром тебе необходимо идти домой, однако сегодня это было все немного не так. Мейбл нравилось заглядывать к своим подружкам и наслаждаться перевернувшейся вмиг жизнью. Ей очень нравилось спать на новом месте, где она всегда свято веровала в то, что ей на новом месте приснится красивый жених. Несмотря на то, что она больше так яро не бросается в объятия крепких парней с криками о том, что ей нужен летний роман, она все равно мечтала о том, что однажды встретит того самого единственного и неповторимого. Все равно хотелось ласки и тепла, но не семейной или не дружеской, а именно любовной_нежной. Девочка была в самом расцвете сил и в самом прекрасном возрасте юных мечтаний и грез - конечно же она хочет встретить того самого принца на белом коне, на чье плечо она могла бы смело опереться в период горечи и страха. Даже если и вовсе не его, то хотя бы очередную свою ошибку, о которую она больно ударится собственным хрупким сердцем. В принципе, было все равно: хотелось именно мужского внимания. Так вот, каждый раз ночуя на новом месте, она мечтала увидеть его и только его, но принц все никак не приходил. Либо приходил, но Пайнс уже к утру забывала о том, что и кто ей снился.

Проснувшись сегодня, девушка ушла от подруги весьма рано, так как ей нужно было сходить в магазин, а потом нужно было еще и перекусить где-нибудь, наполнив пустой желудок какой-никакой едой. Дома явно никто не приготовил элементарно хотя бы поесть, да и братика хотелось побаловать чем-нибудь сладким и вкусным. Прошмыгнув по делам по улицам города, девушка направилась в сторону лесной хижины, где планировала принять горячий душ и приготовить какао с зефирками. Сегодня особых планов у Мейбл не было, разве что отдых, а Хижина Чудес и вовсе не работала, ибо выходной день. Да, официально не работала, хоть и дядюшка мог с легкостью открыть ее, да подзаработать, но тут уже не ее было дело. Зайдя в хижину, Пайнс громко крикнула:
- Диппер, я пришла и вкусняшки принесла! - урча себе под нос и вытерев свои ноги об коврик около двери, шатенка прошла на кухню и оставила там пакеты. Самое сложное - это их распаковать. Собирать куда легче, чем потом разбирать, но вроде как Диппер любил такое дело. Он вообще всегда любил делать то, что конкретно не нравилось девушке. Рыться в книгах, изучать что-то, разбирать и собирать. В общем, порой Пайнс задумывалась о том, что они не кровные брат с сестрой - они отличались кардинально. Нет, она знала, что многие близнецы такие, то есть двойняшки, но все равно это было поразительно странным. Единственное, чем они действительно были похожи, так это тем, что оба любили попадать в приключения. - Диппер, ну ты где? - не найдя сразу братика, девушка уже хотела было пойти к себе в комнату, как наткнулась на Диппера. - О, вот и ты! Я там вкусняшки принесла, - только сейчас обратив внимание на настроение своего брата, Мейбл нахмурилась. - Что-то случилось?

Узнав о том, что в ее комнате лежит тяжело раненный парень, Мейбл и не знала, как отреагировать ей на эту новость: расстроиться ей или же обрадоваться. Пайнс все же решила, что необходимо привести себя в порядок. Минус был в том, что он был в ее комнате, где лежали все ее вещи, поэтому пришлось буквально импровизировать. Поставив чайник, девушка нарезала хлеб и заварила бульон в чашке. Она не знала, как именно он ранен и голоден ли, но все же решила, что хотя бы этим его надо будет покормить. Мейбл уложила все это дело на поднос. Кроме еды, она также взяла чистый бинт и дезинфицирующее средство. Не сказать, что она была хороша в этом, но уже сталкивалась с подобным. Одно ее удивляло: почему он лежит в ее комнате, а не в местной больнице? Но да ладно, дело, опять же, было пока еще не ее. Зайдя в комнату, Мейбл что-то мурлыкала себе под нос. Подойдя уже к кровати, поставила поднос на тумбочку и увидела раскрытые глаза парня. - Проснулся? – улыбнувшись, Пайнс приоткрыла маленькую форточку, чтобы в комнату ворвался свежий воздух. - Если будет холодно – скажи, а сейчас я посмотрю, что у тебя там происходит. Показывай, где болит и где тебя заштопал мой братец, - присев на кровать рядом с незнакомым парнем, Мейбл даже не думала о том, что он может быть злодеем. Для нее он был человеком, которому нужна помощь. - Ой, совсем забыла, меня зовут Мейбл Пайнс. Я сестра того, кто тебя спас и принес сюда. Ты чего у нас в лесу делал? Тут такая территория, что очень опасно даже находиться здесь.

+2


Вы здесь » crossfeeling » GONE WITH THE WIND » through the trees